Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Алекто Сэлтэйл Гренталь Лиерго Джем Перл Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [19.02.1082] Не родственник ты мне боле


[19.02.1082] Не родственник ты мне боле

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

- Локация
Остебен, побережье Теллина
- Действующие лица
Шайлер ван Ален, Эйтан
- Описание
предыдущий эпизод: [18.02.1082] Темнота – друг молодёжи. Теснота, верёвка – тоже
Группа из четырёх алиферов добралась до берега преступного города. Слухи о сожжённом пиратском корабле ещё не дошли, но пламя виднелось в ночи. Эйтан забыл о команде корабля, которую он отправил к праотцам, чтобы сохранить секрет младшей сестры, но бегство по ветру открыло одну важную тайну перед Эслинн и её сыном. Шестикрылого алифера не скроешь.

0

2

Эйтан просчитался. Он надеялся, что его смекалистый отрок ничего не узнает о крыльях, и пёкся о секретности Сосудов, напрочь забыв, что путь они проделают на крыльях. На своих долбанных крыльях. Ален вспомнил об этом, когда Шайлер махнула перед его носом тройной парой крыльев и полетела рядом с ним. Он не отставал от сестры и больше приглядывал за ней, чем за Эслинн и её сыном, потому что Шайлер летела впервые. Эйтан не учил её летать, опасаясь слухов и что кто-то узнает о её шестикрылой тайне. Он всегда справлялся сам, переносил её, если была необходимость, но он понимал, что не дотащит сестру до берега. Он чертовски устал после приключения на корабле и с отбитыми рёбрами и почками надеялся, что сможет долететь хотя бы сам.
Берег Теллина служил им ориентиром. Эйтан хотел добраться до суши – любой – чтобы завалиться на колкий песок, растянуться на земле и дать спине отдых. Он отвлекал себя от усталости мыслями о тайне Шайлер, и иногда проверял, как смотрят на неё другие – Эслинн и Лейв. Они видели что-то новое и могли слышать о традициях алиферов, несмотря на то, что оба родились в Остебене и редко видели крылатых собратьев из Алира. Пассия изгнанника и преступника крови – звучит?
Хреново звучит.
Летел Эйтан и думку гадал, почему он так круто вляпался.
Приземление на берег вышло грубым, но долгожданным. Алифер сложил крылья, опустился коленями на песок и перевернулся на спину, когда Сосуд, подсветившись и погаснув, забрал его крылья. Солнце рассветом озаряло землю, подкрашивая её в буро-алый. Волны находили на берег, выбрасывая ракушки, мёртвую рыбу или медуз, которые не успели уплыть до отлива и отчаянно качались на волнах в ожидании прилива.
Хорошо лежим, - подумал Ален и посмотрел на горизонт. Где-то там на волнах качается и идёт ко дну горящий корабль. В Теллине никто не знает об этом, но скорей всего соратники пиратов получили послание о хорошей прибыли и новом живом товаре, но вместо него к берегу прибьёт обломки корабля и тела утопленников. Эйтан не сомневался, что кому-то повезёт выжить и воспользоваться шлюпкой или доплывёт на пустой виной бочке, сражаясь за жизнь до последнего, но он надеялся, что все погибли. Он старался не думать, что среди пиратской команды находились невинные пленники, женщины, дети, раненные. Из-за его опасений все они умерли в агонии, сгорев заживо. Создатель что-то напутал, когда позволил такому алиферу появиться на свет и жить. Это он нёс в мир хаос, а не его сестра, проклятая дополнительной парой крыльев.
- С возвращением на родину.
Эслинн и Лейва, которые в Теллине родились и выросли.
- Мы с Шайлер осмотримся, а вы спрячьтесь и подождите нас.
Эйтан поднялся на ноги. Тело протестовало против физической нагрузки после полёта, но ему нужно переговорить с сестрой без дополнительных ушей и глаз, которые видели слишком много за прошлую ночь. Им нужно перепроверить территорию и убедиться, что поблизости нет другой группы пиратов, контрабандистов, убийц и прочей теллинской шушеры, которая может доставить им проблемы. В идеале – найти место, где они могут пожрать, поспать и смыть всё налипшее дерьмо с тела, обработать раны и восстановиться. Он не хотел задерживаться в Теллине. У него и у Эслинн хватает старых знакомых.
- Ты почувствовала, как они отреагировали на тебя? – Ален задал вопрос, когда они с Шайлер отошли от Эслинн с Лейвом и они не могли услышать их разговор. – Кто-то с корабля тоже мог выжить, но вряд ли они видели, как мы улетаем, и что-то знают.

+1

3

Шестикрылое проклятие развернулось в небе дурным знаком, пробуя свои крылья. Казалось, что движутся они независимо от воли и желания, машут лихорадочно, напряженные донельзя, лишь бы не упасть. Других относительно себя не чувствовала, шугнулась в сторону, подальше от Эйтана, лишь бы не задеть, лишь бы самой не сбиться…
Лишь бы не упасть.
Долетела на честном слове и одном крыле. Глаза слезились, непривычные к ветру, спину чувствовать перестала на полпути, только дрожь в слабых, нетренированных крыльях да лёгкие спазмы мышц. Хорошо хоть от рождения мелкая да отощала от беготни в последнее время ещё больше – а значит, нагрузки на них пришлось чуть меньше, чем могло бы.
Крылья истаяли, словно и не было, как плюхнулась в песок, . Шайлер на дрожащих руках-ногах переползла подальше от Эслинн и Лейва почти неосознанно, потакая желанию закрыться, защититься, спрятаться. Выдохнуть – всё кончилось, это кончилось. Свернулась, сжалась в клубок, и как будто сразу стало полегче, попроще… если бы только Эйтану не взбрела в голову очередная гениальная идея.
«Маньяк», - подумала с досадой, поднимаясь: не закатывать же истерику? То есть можно, но это сожрёт дополнительные моральные силы, а их после перегрузки на корабле осталось не так много, как хотелось бы. Если под разведкой Эйтан понимал то, что она должна просмотреть окрестности на предмет чужих разумов, то ей понадобятся все оставшиеся силы. Поэтому истерику отставить.
- Как на чудовище, - она пожала плечами и ободряюще улыбнулась: всё в порядке же, ты жив, они живы, не о чём беспокоиться. – Не говори так. Если есть шанс, что случится что-то дурное, то оно случится, особенно сейчас. Я же приношу несчастья, - Шайлер тихонько хохотнула с отзвуком больного веселья. – Можно спрятать лица, разделиться, условиться о встрече позже, но это риск для них – вдруг их схватят и запытают и убьют, чтобы получить информацию, или просто убьют за пособничество в укрывательстве проклятого.
Чувствовала ли она ответственность? Пожалуй, больше, чем когда-либо. Эйтану не пришлось бы убивать, если бы она не была чудовищем. Если бы её не было.

+1

4

Чудовище. Превосходно.
А чего он ждал? Шестикрылые алиферы – экзотика. Их принято убивать в младенчестве, а не беречь как зеницу ока, убивать ради них других алиферов и невинных людей, чтобы никто не донёс о странностях в Алир и не вывел на след крылатого рассадника заразы опытных воинов. Ален боялся этого дня. Он никогда не сталкивался с противником, который превзойдёт его численностью и с радостью убьёт его с сестрой, чтобы смыть позор с крылатого народа. Убийцы от гильдии пришли за ними с похожей целью, и он не справился с ними, а убежал, как побитая хромая псина.
- Забавно, - мужчина усмехнулся, сплюнул солёную слюну с привкусом песка. – Я у них на глазах спалил корабль, а чудовище – ты.
Эйтан вкусил иронию.
- Я не собираюсь их бросать.
Убивать тоже.
Эслинн помогла им, она значила для него больше всех женщин, с которыми у него были короткие или долгосрочные интрижки на полгода-год. Он отрицал эту действительность, но Лейв их сын. Ален видел это без подтверждения Эслинн и не сомневался, что мальчишка, которого он встретил несколько лет назад в таверне, где Эслинн работала разносчицей, был его бастардом. Ален не хотел ответственности, но она свалилась на него грузом из трёх тел, которые он не мог сбросить по пути и возрадоваться, что они сгинули на пиратском судне и пошли ко дну с его страхами и скелетами из шкафа. Он многое сделал ради сохранения секрета Шайлер, но каким бы дерьмом он не прослыл за без малого сотню лет, он не пойдёт на их убийство и не оставит их в Теллине в кругу давних друзей и недругов, которые сдерут с них три шкуры. Он плевал на судьбу Эслинн и Лейв шестнадцать лет, восемь из которых знал, что у него есть сын, но закрывал на это глаза.
Что мешает снова закрыть?
- Ты не виновата, что на корабль напали.
В теории Шайлер причастна ко всему мракобесию, которое творилось в жизни Эйтана в последние месяцы, и оно захлестнуло Эслинн и Лейва, которым по вине Алена нельзя вернуться домой и продолжать проживать свои дерьмовые жизни. Алифер ухудшил их положение. Лейв ребёнком мечтал не о там отце, да? Наверное, как обычные дети, думал, что папка явится в один прекрасный день, заберёт его вместе с мамкой, признает, женится на шлюхе, и будут они жить долго и счастливо. Папка убивать мерзавцев, а мать этих мерзавцев обслуживать, пока он сам выгребает дерьмо из конюшен.
- Мы на окраине Теллина. Здесь небезопасно.
Вокруг никого. Волны накатывают на берег, приближая обломки корабля и мёртвые тела.
- Нам нужна таверна или дом, но не самые очевидные. Когда друзья наших пиратов прознают о кораблекрушении – не думаю, что они знают о нас, но лучше перестраховаться – то захотят осмотреть берег и все места поблизости, где можно пожрать и поспать.
Эйтан знал Теллин - прогнивший и мерзкий, но в нём жили обычные люди, которым не по карману переехать в приличный город и начать новую жизнь. Простая рыбацкая семья возьмёт с них за простой меньше, чем хозяин таверны или дрянного постоялого двора.
- Эслинн и Лейв знают, но я не думаю, что они пойдут докладывать о тебе.
Надеюсь на это.

+1

5

Спорить не хочется. Есть некоторая разница между ужасом из легенд, взращенным и утверждённым религией, и наёмником, для которого убийства – норма жизни. Эйтан может не замечать эту разницу сколько ему захочется, потому что привычка и существование бок о бок всю её жизнь, но для других это менее очевидно.
Да и демон с ним.
Шайлер рассеяно обнимает себя за локти, потому что ветер с моря холодный, потому что она слышит в его словах позицию, от которой он не отступит, потому что ей хочется защититься от этого всего и потому что защиты нет. Её замечательный брат иногда чистейшего сорта мудак из палаты мер и весов.
- Тогда научи их прятать свои мысли, - она улыбается, - или это будет накапливаться даже хуже, чем с той целительницей.
Это ревность говорит в ней, даёт намёки на угрозы, но не высказывает прямо, потому что ему это не понравится. А ей не нравятся его женщины – и что? Она молчит, потому что её мнение не будет принято во внимание. Шайлер не слишком хочет продолжать осваивать свой дар в том числе и поэтому: накопление отрицательных эмоций и плохой контроль дают ей индульгенцию на любую мерзость. Может быть, она и вправду монстр, просто ещё не расправивший крылья?
- Я виновата, что он сгорел. Могла потратить силы и потушить пожар, - Шайлер пожимает плечами. Она вспоминает мальчика с перерезанным горлом и не чувствует ничего, кроме вины.
- Ты так говоришь, - она вздыхает, - как будто для меня есть где-то безопасное место. Как будто оно вообще было.
Может, было. Тогда с чего бы им кочевать? Тогда с чего бы он велел ей сидеть как мышь? Нет ни сил, ни желания обдумывать это. Шайлер чувствует себя злой и уставшей; возможно, ей стоит просто сделать паузу и отдохнуть, попробовать разобраться в себе. Её серьёзность имеет мало общего с «взрослостью».
- Возможно, не стоит оставаться в городе. Взять припасы и спрятаться неподалёку. Не хотелось бы, чтобы чей-то дом сгорел, потому что там вдруг оказалась я, - подмечает с деланной беззаботностью.
Насколько вообще можно быть серьёзной, когда каждый раз хочется сказать и сделать совсем другое? Ну, а впрочем, чувство вины справляется с удержанием её порывов в узде. Просто не усугубить будет уже замечательно.
- Это их шанс на спокойную жизнь. Если, конечно, ты не сможешь им дать шанс лучше, - она усмехается, прежде чем подчеркнуть. – Это ваш шанс.

+1

6

Эйира…
- Она злилась на меня, а не на тебя.
На Шайлер из-за него, потому что не захотела разбираться в родственных связях и верить ему на слово, но она помогла им вопреки жгучему желанию магией разорвать его на части. Одну конкретную часть. Эйтан не вспоминал о целительнице, как они покинули её среди ночи, но сестра напомнила о женщине. Убийцы пришли к ней по следу или оставили её в покое? Он не хотел знать правду. Эйира потеряла часть себя, но она сильный маг. Справится без его помощи. Уже поздно корить себя за хреновый жест в её сторону. Она знала, на что шла, когда принимала у себя двух раненных алиферов.
- Чтобы я потратил силы напрасно? – Ален скептически посмотрел на сестру. – Спасибо, что этого не сделала.
В вопросе чужих жизней Алена интересовала магическая энергия и целесообразность её использования, а не десятки жизней, которые мучительно умирали на корабле. Он засунул свою совесть в комфортное для неё место – в задницу, и действовал по ситуации, не жалея о содеянном. Он защищал сестру, а не убивал – Эйтан проводил между двумя понятиями чёткую линию, но другие её не замечали.
Сложно заметить то, чего нет.
Безопасных мест не существует. Эйтан потратил годы, чтобы найти что-то подходящее, но заброшенные дома в отдалении от селений, куда алирские ищейки доберутся в крайнем случае, подходили больше всего. Ален выбирал, но всегда параноидально искал лазейки, которыми могут воспользоваться другие. Никто не узнал, что ребёнок, рождённый в день гибели брата императора и его невестки, выжил. Никто не знает, что это девочка. Никто не знает, что это проклятая шестикрылая девочка, которую прячет Ален. Шайлер может доказать родство с императором, но ей нельзя показывать крылья. Дядя не порадуется воссоединению с семейством.
Сестра осуждала его.
- Я убийца, Шайлер. В этом нет ничего нового, - Эйтан спокойно сносил колкие выпады сестры. Кошмары о прошлом кричали набатом, что он неправ, и напоминали, когда он впервые кого-то убил. Полвека прошло, а он  пытается переубедить себя, что в смерти отца не виноват и у него не было другого выхода. Шайлер – всё, что осталось у него от матери. Она хотела, чтобы девочка выжила, и он оберегал её. – А ты собираешься покрасоваться крыльями перед рыбаками? – алифер усмехнулся. – Сестра знаете толк в расточительности…
…жизни, но он не сказал этого вслух.
- Считаешь, что жизнь со мной – это лучший шанс? – Ален посмотрел на сестру. Подождал секунду-две, пока они оба вкусят все прелести жизни с ним. Алифер вернул взгляд на дорогу, присмотрелся к буеракам. – Признай, что ты хочешь от меня избавиться.
Эйтан размышлял, как оставить Лейва и Эслинн, чтобы они не тянулись за ними хвостами. Лейв дважды мог погибнуть, Эслинн примерила шкуру шлюхи, которой не заплатили – верхушка жизни с ним. Постоянная неопределённость никому не нравится. Ален её не любил, зачем кому-то другому любить её?
- Вон там, - он показал на небольшой дом. Рыболовные снасти висели на стене дома, прикрывая его подсохшей тиной и ракушками, вынесенными с моря. – Если нам повезёт, то он будет пустой.
Ален не надеялся на удачу, но в темноте присматривался к окнам и не видел света от огарка свечи.

+1

7

Кажется, при нём она никогда всерьёз не утрачивала контроль над собой из-за чужих эмоций. Неудивительно, что он не понял, что именно имелось ввиду, и Шайлер задумалась, стоит ли пояснять. Или понял, но посчитал, что источник эмоций и цель, на которую они обращены, играют какую-то роль? Нет. Важны сила и желание поддаться этому.
Она покривила губы: ага, спасибо. Правила, помогающие выживать, изменились – и теперь в их список вошли убийства. Ради «благой цели». Стоила ли она того, чтобы её платить? В этом всём виделся некий вызов, и Шайлер не то что бы имела выбор, ответить на него или нет.
Кажется, его замечание повеселило Шайлер. Она хохотнула, щурясь, и покачала головой. Их будут искать. Теперь, когда приметили в мутной воде блеск, будут искать тщательнее, чем когда-либо, и перероют всё и вся. Будет лучше, если никто вообще не увидит… не то что крылья – её саму.
- Мне нет нужды красоваться. За ними – за нами – всё равно придут. Убийцы нашли наш порог не по следу моих крыльев.
Он действительно не понимает или просто считает себя умнее и хитрее? Или устал и не готов к обсуждениям, которые мало-помалу сводятся к «обмену любезностями». Так отдохнул бы, великий стратег, ха.
Промолчала. Он, верно, и не ждал ответа на свой вопрос. И так в курсе, что не сахар. Она могла бы бросить ему в лицо очередную горсть обвинений или, помягче, сказать, что раз он ценит ту женщину, то ей, возможно, повезёт больше. Наверное, она бы сказала это, если бы Эйтан, задетый, верно, её молчанием, не бросил упрёк в её сторону.
Шайлер скривилась.
- Возвращаю должок юности, - процедила озлобленно. Не стоило ему наступать на больную мозоль. Усмехнулась, дотрагиваясь языком до клыка, и сдержала дальнейшие радужные описания возвращения должков.
Рыбаки, если тут жили действительно они, могли ещё спать или уже уйти в море (но, кажется, лодок они не видели). Или дом мог быть логовом контрабандистам или местом встречи, не привлекающим внимания, иначе с чего бы ему пустовать?
«Сети обычно чистят или нет?» - Шайлер запнулась на этой мысли и прислушалась к себе, пытаясь соизмерить и оценить собственные силы. Если в доме никого нет, то следовало выяснить, есть ли где-то поблизости. Но сил осталось маловато для таких подвигов. К счастью? Шайлер отвлеклась на неожиданно блеснувшую странную мысль. Свою собственную, конечно.
- А что будет, если отломать два крыла от Сосуда? Или каким-нибудь заклинанием отрезать лишнюю пару? – спросила с интересом и даже чем-то похожим на азарт, подавив желание незамедлительно призвать крылья и проверить, насколько они вообще реальны. Достаточно, чтобы ловить воздушные потоки… или они ловят потоки магические и таким образом функционируют в принципе? Ведь её кости и тело совсем не птичьи.

+1

8

Ален виновен в визите дружков из гильдии. Наёмники пришли по его следу. Эйтан не отрицал, но он не знал причины, по которой оказался в списке на устранение вместе с сестрой. Или он один? Фойрр знает. Эйтан пытался разобраться, но шанс больше узнать о заказчике он профукал, когда не захотел беседовать по душам со странным визитёром после второй драки в таверне. Спокойная жизнь даже не снилась. Алифер искал повод ускользнуть от неприятностей, но создавал новые, считая, что поступает правильно и избавляет их от настоящей тотальной проблемы в виде озабоченного пернатого родственника. Может, он подсознательно оставил пламенный сигнал, чтобы привлечь внимание дяди и избавиться от тяжёлой сестриной ноши?
Сестра задавала странные вопросы. Эйтан остановился, посмотрел на неё: «Ты серьёзно?».
- Если бы в академиях преподавали, как из шестикрылого алифера сделать нормального, я бы прошёл этот курс много лет назад, - грубо, зато правда. – Я не знаю, как можно изменить количество крыльев и как на тебе отразится изменение Сосуда. Любой вред, нанесённый Сосуду, тянет за собой лишение крыльев и обращение алифера в человека, но ты отличаешься от других. Я не уверен, что произойдёт что-то хорошее.
Она могла умереть. Или превратиться в демона и рассадник хаоса, которым их пугали в детстве сказками о шестикрылых алиферах.
- Всех шестикрылых убивают, ты забыла?
Откуда взяться знаниям о них и опытам, если их не проводили? Эйтан допускал, что кто-то мог вырастить шестикрылого алифера, утоляя личный интерес, но эти знания не передавались. Он понятия не имел, как избавиться от крыльев и сделать из Шайлер нормальную. Иногда он думал об уничтожении Сосуда и превращении Шайлер в человека, если это избавит его от проблем и позволит пожить нормально и без страхов. Кого он обманывает? Дядя не простит ему смерть брата, а Ален уже не научится жить обычной жизнью. Он не хотел пытаться. Его всё устраивало. Включая постоянное недовольство и ворчание от необходимости возиться с младшей сестрой.
Хижина оказалась пустой. Ален осмотрелся, пытаясь найти что-то, что сказало бы о владельце или намекало на характер использования хижины. Место схрона, сборов или чего-то, что в будущем окажется неприятным и болезненным сюрпризом для ослабших алиферов. Тепла и еды здесь не дождёшься, но крыша над головой и возможность спрятаться под носом – это лучшее, что могло с ними случиться. У них не хватит сил дойти до города или жилой части окраины после длительного перелёта и плена у пиратов.
- Останемся здесь до утра, а утром пойдём к городу.
Осмотревшись, Эйтан повернул обратно. Нужно забрать Эслинн с Лейвом. В последнее время им так везло, что алифер готовился встретиться с очередными неприятностями, когда они доберутся до остальных. Выживших пиратов, вынесенных на берег, других контрабандистов, которые по стечению хреновых обстоятельств оказались на пляже. Любой хреновый вариант воплоти, но ничего не произошло. Волны накатывали на пустынный берег. Четыре крылатых оказались в заднице мира.
- Мы нашли заброшенную рыбацкую хижину. Заночуем в ней. Утром двинемся в город.

+1

9

Она смутно предполагала, что нужна некромантия. Или сильная высшая магия, сродни её собственной, чтобы перекроить душу, перекроить тело, чтобы слепить из обломков старого новое и создать из искалеченного существа здоровое. Это должно было сработать, так она думала, однако Эйтан, скорее всего, не владел подобными заклинаниями (вероятно, их придётся создавать не один год, а гораздо, гораздо дольше – и есть ли вообще у них столько времени?) и не имел знакомых, практикующих в этой области. Она вспомнила отобранный, канувший с пиратами в пучину, амулет, который помогал скрывать крылья. Это было совсем не то, но раз они додумались до такого варианта, могло ли это означать, что были и другие способы? Где их искать только…
Если Сосуд был зеркальным отражением сущности, то её рассуждения были верными. Если нет, то… артефакты тоже можно было изменять. Преобразовывать, осквернять, освящать, разламывать и восстанавливать.
- Ты меня не убил, - сказала девушка и усмехнулась. – И вряд ли ты был первым и единственным за столько-то лет.
Псионика. Она могла вложить мысль, что это не она, что это не они, что крыльев вовсе нет, а перед ними не алиферы, а чумазые коротышки, так? Ей просто нужно… подумать, как именно направить свои силы, как сосредоточить их и распределить, чтобы создать достаточно мощный барьер, который смог бы отвести глаза. Почему она не думала об этом раньше?
Не было необходимости.
Маленькая глупенькая сестрёнка находилась под опекой старшего братца, который учил и который диктовал условия, ей практически не требовалось ничего сверхъестественного, чтобы как-то где-то суметь выжить-выкрутиться, лишь физические навыки и умения, вырабатываемые долгими тренировками. Что же, время наверстать упущенное.
Проблема заключалась в резерве – сколько она выдержит так морочить голову? А если потребуется использовать другие способности?
- Я думаю над тем, чтобы попытаться создать… что-то похожее на тот амулет, который ты мне когда-то давал, - медленно сказала Шайлер, кивнув на его слова, мол, как скажешь, останемся так останемся. – Только не уверена, что смогу постоянно поддерживать это заклинание. Практически каждая способность сильно истощает эмоционально, с магическим резервом чуть получше, но… тоже не слишком впечатляюще. Я не знаю, как мне научиться тратить меньше.
Наверное, дело могло отвлечь её от пространных рассуждений о том, что чужая жизнь может оказаться в опасности. Наверное, дело могло отвлечь её от чужих мыслей. Шайлер не смотрела на Эслинн и Лейва, но чутко слушала слова и мысли. Она определилась со своим к ним отношением, теперь их очередь?

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [19.02.1082] Не родственник ты мне боле