Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Элиор Лангре Гренталь Лиерго Игнис character4 name
game of a week

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [8.05.1082] Party time


[8.05.1082] Party time

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

- Локация
Северо-запад, графство Дорренгарай, близ Вильсбурга
- Действующие лица
Чеслав, ГМ (Шериан)
- Описание
смежные эпизоды - [9.05.1082] Welcome To The Jungle
Мертвецы под предводительством разумной нежити вновь наносят удар. С наступлением ночи зелёные огни - предвестники смерти - прорезают ночную мглу в окрестностях графства Дорренгарай. Нежить подбирается всё ближе к столице. Пытаясь сдержать распространение заразы и защитить столицу, инквизиция берёт дело в свои руки. Городская стража пытается сдержать нежить своими силами, чтобы дать возможность мирным жителям спастись.

+1

2

Они знали, что этот день настанет. Слухи распространяются быстро. Мертвецы перешли реку. Как и когда – никто не знает, но их становится больше. Они движутся, прогоняют людей из домов, уничтожают селения, превращая их в пустыни, где небрежно оставлены пустые поля. Скот разбредается по окрестностям. Остебен понёс убытков больше, чем мог себе представить. Человеческие жизни, которые ныне переродились, но всё так же после смерти стремятся к живым, зелёными огнями-предвестниками предупреждают о нападении. Зараза распространяется слишком быстро. В нападениях чувствуется рука мага, который ловко управляет стадом.
Эдгар шумно выдохнул. Капитан городской стражи смотрел на горизонт. Это третий обход за ночь. Они ждали угрозу, но не были готовы к тому, что нежить хлынет к ним раньше, чем они узнают о её приближении. Тихая холодная ночь обернулась для них битвой за жизни людей, которых они ещё могли спасти.
Получив отчёт от стражников, что немёртвых не видно, Эдгар в последний раз недоверчиво посмотрел на горизонт, но спокойная тихая ночь отвечала лишь шумом ветра и мириадами звёзд на чистом небе. Никого. Возможно, они успеют эвакуировать людей до того, как мертвецы дойдут до графства. Приказ короля не обсуждался – они должны покинуть это место раньше, чем его захватят мертвецы. Корона больше не хочет терять мирных жителей. Для них приготовлено место в Берселе и Андериле. Храмы откроют свои двери для беглецов, а пока что они должны продержаться до рассвета, пока все не покинут опасную территорию.
Зелёные огни одни за другими загорелись во тьме, когда капитан начал спускать с дозорной вышки.
– Чего они ждут? – стражник со стены с непониманием посмотрел на нежить, которая остановилась полукругом в отдалении от защитных стен.
Марра их знает, – Эдгар скривился, сплюнул себе под ноги, растёр мокрое пятно. – Все подходы перекрыты?
– Да.
Лучники.
– Не достанем с такого расстояния.
– А ты думаешь, они там всю ночь будут стоять?
Под взглядом капитана стражник осёкся, проблеял извинения и поспешил выполнить приказ.
Вывозить людей из графства в ночь – хреново, но оставаться в каменной коробке, которая не стала помехой для других нападений – означает добровольно устроить в стенах кровавую бойню и похоронить всех живьём, пополнив ряды нежити.
Каждого укушенного и поцарапанного убить, – Эдгар знал, что раненные будут. Без них не обходится ни одно сражение, но он не хотел, чтобы армия нежити пополнялась, когда их военные ресурсы сильно ограничен. Помочь ещё не успела подоспеть – если она вообще будет. Верхушка привыкла заботиться о собственных задницах, а несколько голодных ртов, которые можно списать со счетов – хороший расклад при угрозе голода в королевстве.
В мирное время состоянию стен уделяли мало внимания. Эдгар не помнил, чтобы за двадцать лет его службы кто-то пытался заделать трещины, но вопреки небрежному отношению, стена выглядела крепкой. Она бы выдержала наплыв нежити и, возможно, магические удары тоже – он не хотел знать на практике. Но никакая стена не защитит от прыткой нежити, умеющей лазать по стенам – они уже наслышаны об этом.
Лучники выстроились на стене. На дозорных башнях зажглись огни. Воины ждали атаки нежити, которая хлынет к стенам, и она хлынула. Град спущенных стрел прорезал свет – молния ударила в стену. Кто-то вскрикнул, отшатнувшись от стены и выронив лук, когда его сверху придавило тело соратника.
«Маг… Среди них есть маг..»

+1

3

Багровый – это для праздников.
Цвет повседневности – пепел.

   Инквизиторы воины и инквизиторы судьи заслуженно имели среди населения Остебена наиболее громкую, и часто недобрую славу. После некоторых случаев даже отшибленную на голову, и безумную в своём фанатизме причинять добро огнём и сталью, терзая плоть неугодных. Но Огненное Братство не ограничивалось подобными прямолинейными личностями. В его рядах были дальновидные стратеги, алхимики, требовательные исследователи природы, знатоки денежных средств, целители и лукавые маги псионики. Верхушка Инквизиции давно поняла, что воспитывать мастеров в духе нужных идеалов неимоверно выгодней, чем прибегать к услугам других магических организаций, и последний десяток лет без громких заявлений, но активно собирала под свои строгие крылья талантливую молодёжь, намереваясь в будущем вывести собственную независимость в абсолютизм.
   Вспучившаяся уродливой коркой гнилостная волна мертвецов, хлынувшая на Остебен, заставила апологетов Чистого Пламени на время отвлечься от поджаривания еретиков, и переключиться на беду, которая грозила опрокинуть страну в одну общую выгребную яму для нечистот. Бесславно дохнуть, захлёбываясь могильной землей вместе с ополоумевшими обывателями, наследники Фойрра были не намерены. Алхимические лаборатории Огненного Братства, заваленные работой, напоминали растревоженные муравейники, главенствующие умы не знали покоя сутками, полевые отряды инквизиторов вихрями носились по стране, исполняя волю преторов.
Цвет повседневности – пепел.
   Однотонные плащи, цвета осенних сумерек, с накинутыми на головы капюшонами, обезличивали шестерых инквизиторов. На каждом – лёгкая кольчуга до середины бедра, затянутые шнурами сапоги на толстой подошве, штаны, рубаха, перчатки - плотная не крашенная холстина, древесных оттенков тиснёная оленья кожа. Мазок гранатово тусклого – бляха на каждом сером плаще. На ней, не видимый в скверной ночи, стремился феникс в вечном полёте. У Чеслава, как у квестора отряда, две таких эмблемы, заезжающих острыми гранями друг на друга. Его звание временно, как и число окружающих братьев. Им выдана одно актовая, как выстрел, миссия, они выбраны из знатоков раскинувшихся по эту сторону графства лесов и болот за молодость и некоторую сумасшедшинку, необходимую для рискованного предприятия.

   Вынырнув из портала в самом центре каменной коробки, в которую уже начинал набиваться перепуганные сельчане, инквизиторы, с нагруженными лошадьми, не отвлекаясь по сторонам занялись лишь им одним ведомым делом. У них был невозмутимый вид котов, которые вечно себе на уме, и даже если подходят жрать к миске, возле которой вы жалко кскскаете и льстиво шуршите пакетиком, то с такой похуистично задумчивой усатой мордой, словно делают это через силу и в невыносимой тяготе бытия. Сгрузив пару сумок в удалённом углу, причём обращались они с ними так, словно там находился парадный королевский сервиз из горного хрусталя, они не постеснялись огородить своё имущество охранными чарами. После чего уехали. Как раз в ту сторону откуда пребывал тревожный поток беженцев гружёный немудрёным скарбом подхваченным на скорую руку.
   Миновав приличное расстояние инквизиторы разделились, и отправились каждый в обозначенную заранее точку. Дальнейшие их действия, скрываемые нависающей ночью, были одинаковы. Рассыпав среди жидко растущих деревьев невзрачные кристаллы хвостатой звездой, их увесистую долю они оставили тлеющей от простейшего огнива горкой, закидав её курящуюся макушку землёй и клоками грязного прошлогоднего бурьяна.
   Чеслав справился за тот скромный отрезок времени, на который  и рассчитывал. Бросив довольный взгляд на лениво сочащийся дымок он вскочил в седло, и был готов умчатся к замковой стене, но небо, нарушенное слева, остановило его. Золотым шнурком по графитовому своду, мятому небрежными облаками, взвился знак сигнала о помощи. Застыв в холодном просторе, как медовая капля, он медленно сполз к горизонту, теряя насыщенность. Потянув резко поводья Чес отправил своего недовольно фыркавшего гнедого на этот призыв. Смрадные ряды наступающих мертвецов были где то уже совсем близко – маг ощущал  их трупные миазмы и слышал отдалённый нескладный шорох, словно по сухой соломе ползла неуклюжая прожорливая сороконожка.
   Впереди возникли чернильные тени и комок пепельного плаща. Чес вытащил на ходу из за спины арбалет, и подъезжая выстрелил в упор, отбросив рогатую тварь на торчащую колом корягу. Второе чудище, с окровавленной клыкастой пастью, яростно зашипело, брызгая мутной слюной, но с всхлипом умолкло, лишившись головы.
Стоявший на земле инквизитор рухнул на колено, и выпустил немеющей рукой замаранный меч.
   - Во время ты, я уж думал – каюк мне, даже сигнальный огонь заслал без надежды, - облегчённо улыбаясь Чеславу сказал он. Капюшон, мешавшийся тенями с ночью сполз, открывая бледное возбуждённое лицо, и жёсткие завитки взмыленных медных волос, - Я всё оговоренное справил- засыпал, поджёг, да собирался на спину своей кобыле и ходу, а сдёрнули, оглянуться не успел.. Хотя нет что ж я  вру - успел пару раз.. хе хе…Подобрались совсем не слышно, залупы червивые, видать лапки мягкие..
   - Рот, Свен, замкни, - буркнул квестор, спрыгивая возле товарища на землю, - Хочешь что бы из тебя вода жизни веселее бежала? Молча терпи, пока до уютной койки в целебные руки тебя не доставим.
Вон чья то нога с копытом, а вон – изрубленный патлатый мертвец. Ещё двое тлели в замысловатых позах, за ними, тяжело поводя рёбрами под соловой шкурой, умирала лошадь со вспоротым животом.
Чеслав нагнулся, осматривая рыжего. Кривая рваная рана от колена до лодыжки – видать вцепились и проборонили зубами до кости. Кровящие дыры  на руке, щека иссечена словно терновыми прутьями и возле ключицы, под кольчугу – родник живой тёмной крови.
   Вздох сотен прогнивших глоток прокатился где то совсем близко. Перетянув на скорую руку пульсирующие раны, и залив, придерживая Свена за челюсть, ему в рот целящего эликсира, Чес кое как усадил пострадавшего инквизитора в седло, забрался сам – иии подавай Фойрр ноги.
   Закусивший удила гнедой с двойной ношей влетел во двор замка, где среди волнующегося люда четверо уже вернувшихся инквизиторов торчали столбами в своей форме цвета пыли как статуи некрополя.
Без приказа квестора они бросились снимать раненного, и на руках отнесли его к зачарованному углу. От дикой скачки Свен позеленел и уже молчал по своей охоте, только поводя закатывающимися зеленоватыми глазами, как рыба вытащенная на берег. Самый сноровистый из братьев сразу занялся съехавшими, насквозь промоченными повязками. Остальные принесли из своих запасов ещё зелий и мотки чистой ткани.
Чеслав хмуро наблюдал за вознёй вокруг раненного, раздумывая, не будет ли полезней и душе Свена, и их общему делу, прикончить рыжего, избавив его от мучений, а небольшую группу – от невольной помехи. Это хорошо если просто раны, а если зубы умертвий оставили полный цирк уродов, да ещё саженец розы на память? Прийди сейчас это в голову боязливо глазеющего люда, готового запаниковать с любого чиха, и пасмурным салдафонам городской стражи может ещё и отбивать товарища придётся.
Багровый- это для праздников.
  - Деанол остаётся возле Свена. Бдит, поит вином, сказки рассказывает, шугает любопытных гражданских,  да что угодно, лишь бы он не преставился, раньше времени. Мы должны его живьём и целым увезти от этой колыбели блядской матери, - негромко указал Чеслав, - Остальные со мной,  на стены, и греют руки до приказа. Я  забираю теплину рыжего, деаноловскую, вторым номером, прихватит Артен, - вопросы есть? Нет? Идём шустрее.
Вальдштайн резко развернулся, чуть не толкнув как назло приблизившегося человека.
  - Извините, сударь, - приметив нашивки городской стражи, инквизитор задержался, не желая упускать любую возможность помочь искалеченному сослуживцу, - Не подскажите случайно целителя в собравшемся здесь человеческом вареве?

Отредактировано Чеслав (2018-03-10 12:45:14)

+1

4

Стражники испуганно отпрянули от стены, единицы удержали лук в руках и не опустили его, опасаясь за собственный жизни. Пример лежал рядом и дымился. Обугленная кожа и вылезшие глаза не вдохновляли на ратные подвиги. После второго магического удара откололась часть стены. Булыжник с грохотом, создавая искусственный гром под магическим грозовым небом, упал вниз, придавил одну из тварей, которая не вовремя успела подобраться к стене и не сообразила уйти с траектории падения камня. Тварь взвизгнула и растянулась на земле, не подавая признаков жизни. Обошлось без жертв со стороны стражников. Показательный удар, чтобы они сдались без боя и приняли смерть добровольно или маг не рассчитал и промахнулся?
Один хер.
Что встали и пасти раззявили?! – Эдгар рявкнул на лучников. – На позиции! Отстреливайте гадов!
Гады продолжали пробираться к стене. Мертвецы, способные лишь драть на куски и лезть в открытые ворота и дыры, оставались в стороне в большем числе – чего-то ждали. Капитан подозревал, что где-то в зловонных рядах тварей найдётся тот, кто откроет им ворота, вот только как? Две быстрые твари тенями побежали по земле от зарослей. Виляя от стрел и не позволяя сделать из себя мишень. В одну попала стрела. Тварь взвизгнула, напоминая громадного придавленного паука, задёргала лапами и длинным раздвоенным языком, но осталась на месте. Этого промедления хватило, чтобы ещё несколько стрел попало в открывшееся пузо, а третья – в голову. Тварь упала на землю и больше не поднялась. Вторая и третья оказались более проворными. Одна успела запрыгнуть на стену и уже карабкалась вверх.
Масло! Выкатывайте бочки с маслом!
Может быть, это задержит их. А нет – полить тварей и сжечь.
Сбивайте её!
Со стены полетели стрелы и тяжёлые камни. Тварь виляла, но, атакуемая с двух сторон, всё же получила летящим в неё булыжником, не удержалась на стене и с рёвом полетела вниз. На стене осталась третья тварь, которая до этого пряталась за спиной своей соратницы. Как только открылся проход, она стремглав понеслась наверх и впилась в одного из стражников, бросавших в них камни. Стражник закричал. Один из лучников развернулся, пытаясь попасть в тварь, но никак не мог прицелиться в мельтешащую мишень, за которой скрывалось тело товарища – вдруг убьёт и его тоже?
Эдгар решил этот вопрос быстрее. Обрубил голову твари, а следом – укушенного товарища.
Я же сказал, – тяжело дыша и сжимая меч в руке, он посмотрел на ошалевшего лучника, – убивать всех укушенных, – мужчина убрал меч в ножны, отошёл от края стены. За спиной прозвучал свист спущенных стрел. Хорошо. С каждым разом их становилось всё больше. – Грэг, – окликнув лейтенанта, мужчина обратился к нему уже тише. – Возьми нескольких ребят, нужно утащить тела со стены.
– А куда их?
В жопу себе засунь, Фойрр возьми! Откуда я знаю? Куда-нибудь с глаз, чтобы не привлекали внимание и не путались под ногами. Похоронить всё равно не успеем, – мужчина бросил взгляд через плечо в сторону стены. Шум усиливался, твари подступали ближе, их число увеличивалось, но маг пока не показывался и не использовал магию. Может, экономил силы или не рассчитал с показательным выступлением. Пока что его молчание действовало им на руку, потому что среди них нет магов. – Что с мирными?
– Собрали их у южных ворот. Напуганы, но пока без паники.
Хорошо, – хоть где-то хорошо.
– Капитан. Там инквизиторы.
Инквизиторы, – мужчина сплюнул себе под ногу. – Ненавижу инквизиторов.
Но, может быть, среди них есть маги, которые смогут выдержал наплыв нежити и задать жару магу в ответ. Эдгар никогда их не любил за двойные стандарты. Поклоняться богу демонов, но убивать нежить и нечисть, представителей тёмных рас, а сами из себя такие чистенькие.
Смотри, чтобы никто не рыпнулся со стены, – отдав приказ, капитан оставил стену, а сам пошёл проверить, что происходит в крепости. Когда он спускался, наверх уже тянули бочки с маслом по его приказанию.
Перепуганный люд жался к стене, матери обнимали детей и крепко держались за свои скудные пожитки, взывая молитвами к Люциану в надежде пережить эту ночь. Эдгар давно забыл все молитвы и не пытался их вспомнить – против нежити они не помогут. Здесь нужен острый клинок и огонь. Много огня. Он увидел инквизиторскую форму, нахмурился, и направился к ним, на ходу столкнувшись с одним из инквизиторов.
Покусанный? Поцарапанный? – Эдгар попытался увидеть за плащами раненного. – Лекарь есть, – он специально положил руку на эфес меча так, чтобы инквизитор понял намёк. – Магов здесь нет. Лекарь занимается солдатами у стены, – мужчина показал большим пальцем себе за плечо. – Но тратить ресурсы на ходячий труп я не позволю.
Со стороны стены что-то громоподобно грохнуло. Послышались крики.
Какого хрена там произошло?! – Эдгар резко развернулся, увидел вьющийся дым над стеной и поднимающийся тёмный дым от огня. Два тела, объятые пламенем, бегали по стене в поисках спасения и орали во всю глотку. Никому не пришло в голову избавить их от мучения и пользы ради бросить за стену, чтобы поделиться пламенем с тварями, раз бочки с маслом они не смогли донести до цели.
– Снова этот маг. Он пальнул, когда мы не ждали. Прямо по Дарену, когда они бочки с маслом несли!
Выкатывайте новые!
– А если…
Выкатывай, мать твою!
Раз маг не хочет, чтобы у них получилось полить стены маслом, раз решил показать себя снова, то на это есть достаточно весомая причина – так думал Эдгар.
- У меня задача вытащить отсюда как можно больше живых людей, а не вашими задницами заниматься, - обратился он к инквизитору. – Стена там, люди там. Выход вон. Или катитесь с ними или помогайте.

+1

5

Сложись подобный тон разговора на пустой дороге, или в угарном чаду таверны, среди  визгливо хохочущих девок и пьяных рассуждений, Чеслав бы вспылил и охотно заехал в рожу салдафону, который не умеет ответить на вежливый вопрос чужого человека. Инквизиторы, особенно молодые, вообще имели нехорошую манеру зазнаваться перед чинами регулярной армии и городской стражи, почитая их кем то между уличными подметалами и бессловесными сторожевыми барбосами, которые охотно лают, но недалеко бегают – и заборы высоковаты и поводок короток.
   Но стиснутая животным страхом толпа селян, со стариками, детьми, курами в лукошках, жалобно блеющими козами, свёртками тряпья, увязанного в попыхах на скорую руку, и скопище безобразной, чуждой состраданию нежити подступающей к стенам, не позволяла увлечься личными распрями.
  - Ушибленный, - лаконично пояснил Чес, плечом закрывая раненного товарища от капитана.
В этот момент на стене что то ухнуло, закричали люди, клубами повалил дым с запахом горящей плоти.
   - Помогать заливать стену маслом, когда против нас не только тупые выблядки дохлых кошек с головоногами, но и  маг швыряющий огнём? – дёрнул бровью инквизитор, - Что бы он плевком подпалил её, и гражданские внутри этого каменного мешка задыхались в дыму, а лучникам на стенах стало видно не дальше собственного носа? Мертвякам  ни смотреть, не дышать не надо, так что им ты окажешь отличную услугу. Для этого вас прислали – угробить по больше людей? Удачи камрад.

   Перехватив удобней два небольших бочонка, из привезённых с лаборатории, Вальдштайн, и трое инквизиторов, с таким же набором в руках отправились на стену.
Не стесняясь горбатится, а не расхаживать зовущими клыки и когти мишенями, они рассредоточились по стене. Чес, гуманно пнув догорающего стражника вниз, к лапам нежити, сгрузил бочонки к одной из установленных для метания камней баллист.
   Ослабив ремни механизма так, что бы снаряд улетел по хорошей траектории вверх, и грохнулся не далеко от стены, инквизитор выбил дно у бочонка с грубо намалёванным фениксом, и закрепив его в ложе оглянулся на остальных. Двое из трёх инквизиторов так же были готовы, Артен, у самой дальней из баллист, ещё возился.
Чеслав достал арбалет и приготовил к нему несколько стрел. Оглянулся ещё раз – все готовы.
  - Три –два- один. Ан гард!, -раздался его голос над стеной. Натягиваемые рычагами баллисты заскрипели и рвано взвизгнули, выбрасывая бочонки в лицо неприветливого неба. Вращаясь в воздухе он грохнулись с высоты среди нежити, рассыпая крупно зернистую соль, цвета  красного перца. Инквизиторы, следившие куда падали снаряды, пускали туда арбалетные стрелы, подожжённые от факелов и жаровен. Соль вспыхивала не охотно, но разгоревшись клыкастым жёлтым пламенем  кидалась прыжками, как сотня юрких белок, от кристалла к кристаллу, ползла по земле, подъедая травинки былинки, обвивала кости мертвецов и вгрызалась в сухожилия. Аппетитно хрустела лохмотьями одежды, тлела в изменённой плоти, превращая её в уголь.
   Баллисты шваркали раз за разом, но бочонки быстро закончились. И когда всё рассыпанное было подожжено, Чеслав, напряжённо вглядывающийся в крутящихся среди огней мертвецов  снова скомандовал, медленней:
   - Три. Два. Один. Ан гард!
   Четыре феникса, отправленные магией, прозрачные в переливах золота осенних листьев, взвились со стены, и помчались низко у земли, выжигая искрящимися хвостами себе дорогу среди тлена и мёртвой плоти.
Слабея они добрались в гущу вражеских рядов, и отыскав рассыпанную инквизиторами огненную соль, воткнулись в её лениво дымящееся логово, разгораясь заново и рождая вспышку жёлтого пламени, сверкающего россыпями лучей.
    Вальдштайн забыл даже на время про коварного мага, наблюдая последовательностью действий своих людей  и реакции. С его точки, и дальше от башни, с ладоней Артена, бесшумно скользнуло по второму фениксу.
Не все из шестерых огненных птиц добрались успешно. Одна, пропахав дорожку среди мертвецов резвеялась, не долетев до солёного следа. Другая кружилась слишком долго на одном месте, - ведомые инстинктивном страхом огня умертвия успели отхлынуть в стороны, и вспышка с очагом пожарища теперь бесполезно глодала пустые низкорослые кусты.
   Второй феникс Чеслава ослаб, теряя шафрановые перья, прожигась через две   массивные туши, неповоротливыми горами выросших на его пути. Но успел пасть на тлеющую соляную горсть, и возродится вспышкой, обретая новые силы. Чес отправил его в тёмную боковую гущу, не захваченную огнём с баллист и россыпями огненной соли.
   Шорох с боку, - Вальдштайн подхватил отставленный арбалет, благо тот был взведён, и сбил безобразную тварь, взобравшуюся по каменной кладке. 
   Пригнувшись Чеслав добрался к остальным. Инквизиторы скучились на стене, укрытые одним из её зубцов.
  - Ратмир, Ханзим , метнитесь ещё за бочонками. Тащите всё что мы доставили,- приказал он.
Оба по военному кивнули и затопали вниз по лестницам.
  - Неплохо занялось да? – задорно обратился Вальдштайн к Антеру, выглянув на полыхающую землю, усыпанную солью, - Но сдаётся мне, масса не соответствует периметру, и даже с нашей героической вылазкой и весело полыхающими тушами в средних рядах мёртвого воинства, придётся нам отступать думая, в первую очередь о собственных головах.

_________________________
Два феникса- потеря 140 маны

Отредактировано Чеслав (2018-03-14 19:33:45)

+1

6

В «ушибленный» Эдгар поверил мало, если вообще поверил. Скорчил недовольную морду, но налегать не стал. К тому же, пришлось отвлечься на идиотов среди собственных подопечный. Не успел он разобраться с тем, что произошло на стене в его отсутствие, как инквизитор изволил поделиться своим важным мнением, которого, по мнению Эдгара, никто не спрашивал.
Ты сам что сделать успел? – он демонстративно глянул за плечо инквизитора. На его взгляд инквизиция нихрена не делала. Вообще. Не успели приехать на огонёк, как уже есть раненные, а что они сделали? Эдгар ничего не видел, свои тоже не доложили о каких-либо положительных изменениях в их пользу. Ему вверили слишком много человеческих жизней, чтобы тратить время на болтовню и попытки помериться талантами.
– Так что с маслом? – переспросил подопечный, неуверенный в рациональности решения. Вдруг начальник передумает?
Эдгар поднял руку.
Подождём, – он действительно изменил решение, но сослался не на отсутствие результата и возможный вред от действий, а на слишком большое скопление задниц на одной стене. – Пусть дальше инквизиция занимается.
– Но..
У тебя работы нет? – рыкнул Эдгар, посмотрев на мямлящего сослуживца. – Возьми нескольких ребят со стены, проверьте южный выход и дорогу. Чтобы нигде ни в каком кусте ни одна тварь не затесалась. Нам нужно вывезти людей в безопасное место. Здесь становится слишком жарко.
– Есть, – получив приказ, молодой парень, который меньше полугода назад поступил на службу, поспешил к остальным стражникам, чтобы вместе с ними отправиться за стену.
Эдгару казалось подозрительным наличие мага в ряде нежити. Кому понадобилось нападать на город? Они не имели ничего ценного, кроме человеческих ресурсов, еды, немного золота, если всех потрясти, но это не стоит отчаянной борьбы. Он не понимал, откуда взялся этот маг и чего он добивался, но в действиях замечал некоторую последовательность и логику. Противник не идиот и не тупоголовая нежить, которая рвётся рвать и жрать. Добраться бы до него, но вряд ли получится прорваться через орду нежити. Выбираться за стену – верхняя ступень самоубийства, а у них слишком мало людей. Все нужны здесь.
Группа стражников по приказу командира открыла южные ворота. Вокруг стояла темнота, нарушаемая светом факелов и луной, ярко светившей над их головами. Позади шумом битвы и заревом пламени алела стена под защитой инквизиторов. Но здесь, кажется, всё выглядело чисто. Молодой стражник, держа руку на мече, неуверенно двинулся в темноту. За ним последовали трое. Исполняя роль разведчиков, они отходили дальше от стены, проверяли всё, но так ничего не нашли.
– Чисто, – крикнул он своим, и в следующее мгновение крылатая тварь вонзилась ему клыками в горло. Стражник заорал.
Его крик услышали за стеной Эдгар и жители города. Перепугавшись, они забивались в угол, но паника ещё не вышла из-под контроля. Эдгар решительно двинулся к воротам, приказал закрыть их за собой, чтобы никакая тварь не юркнула внутрь, а сам вышел, готовясь к худшему. Один мёртвый стражник. Одна убитая тварь, но больше ничего.
Одна?
– Похоже на то. Наверное, отбилась от стада.
Или служила глазами, – предположил стражник, осматриваясь.
Ничего. Всё спокойно. Даже слишком спокойно, если не смотреть на пламя, бушующее с другой стороны стены. Отдав приказ, стражники подождали, пока ворота откроются. Несильно, как просил Эдгар, достаточно, чтобы каждый из них смог пройти внутрь хотя бы боком. Он был прав, когда подумал, что тварь не одна. Чувствовал, как кто-то наблюдает за ними из тени, но ошибся, когда решил вернуться за стену вместе с товарищами. Тварь оказалась быстрее, чем стражники, юркой и достаточно умной, чтобы броситься на дверь и, огибая воинов, пробраться внутрь.
Женщина, заметившая уродливую тварь, заорала, выронив лукошко с наседкой. Курица переполошилась, закудахтала и, рассыпая перья, побежала прочь. Тварь, почуяв запах свежей крови, ринулась к раненному, чтобы закончить начатое её товарищами. Эдгар бросился следом, надеясь успеть обезглавить нежить до того, как она успеет кого-то ранить или убить.
В это же время маг, который долгое время молчал и ничего не предпринимал, только отправлял нежить на убой, вновь решил ударить по стене, но на этот раз разбил баллисту. Юркая нежить, не давая времени на отдых, ринулась к стене, скрываясь за телами менее расторопной нежити, принимающей на себя первые удары огнём и болтами. Она начала карабкаться по стене, пытаясь добраться до инквизиторов и стражников, оставленных Эдгаром, чтобы прикрывать тыл. Двух тварей удачно отстрелили ещё на подходе, но там, где пало две, появилось четыре.
Ни баллиста, ни сами инквизиторы главной целью не являлись. Маг, который не стремился себя показывать, действовал согласно плану. Небо над полем сражения начало сгущаться и темнеть, но не от дыма, который поднимался от дымящихся смрадных тел нежити, а от туч, чтобы после хлынуть на землю дождём. Коротким, недолгим.

+1

7

Дугообразный всполох ослепительной молнии, обрушившийся на баллисту, смял её скрепы, раздробил прочные дубовые плечи, порвал жилы, ощетинил отполированное ложе занозами, от души  фыркнув на лица  и руки людей.  Не вовремя оглянувшийся страж взвыл от щепки глубоко впившийся  под скулой в небритую щёку, другой отхватил пару длинных, как спицы, древесных верешков, в мякоть живота, как раз между пластинами брони, скрючился улиткой и натужено охнув завалился внутрь двора.
Чес оказался ближе всех к гибнущей баллисте, и успел вскинуть руку, закрываясь – щепки осами впились в крепкую кожу перчатки, а одна на излёте сварливо чиркнула инквизитора по виску.
  - Что б тебе у мертвяков на свадьбе марципаном быть, - в сердцах пожелал невидимому супостату Вальдштайн, кинув взгляд на разбитую машину и обдирая налетевшие колючки.
   Квадратная бляшка линлэ, стремительно наливающаяся зловещей синью, вынудила квестора не рассиживаться в раздумиях как подбить глаз коллеге магу, среди метающихся за стеной в огне чудищь, или хотя бы высмотреть голову, из которой этот самый бесявый глаз на них зырит, а схватиться за арбалет. И как раз во-время - лохматая узкомордая паскуда, похожая на плешивую гиену, нагрянувшая как снег на голову, с визгом бросилась на инквизитора. Воткнувшийся под рёбра болт только шатнул её, Чес увернулся, вцепился в грязные пряди на загривке и с размаху ударил отродье мордой в горящую жаровню. Навалившись всем телом держал, пока шкура на бьющемся теле не занялась, дотянулся до кинжала за поясом, - черканул по натянутым шейным жилам твари и отпихнул от себя, сбрасывая на головы её сородичей.
   Антер в то же время отбивался от бледного, как слизень, длиннорукого мертвеца, цепкого и бесчувственного, как краб. Кто то из стражи помог его угомонить стрелой в лоб. Снизу явились остальные инквизиторы, таща оставшиеся три бочонка. Помятый забинтованный Свен, взбодрённый эликсиром, не в силах сидеть смирно в нагнетающей обстановке тоже приковылял, с трудом опираясь на плечо товарищей.
   Чеслав строго глянул на подчинённого. Выговаривать за самовольство не стал, отложил на более спокойное время. Магические силы рыжего могли ещё пригодиться, да и держаться было разумнее всем вместе -кто знает, что за кривые демоны шепчут в уши командиру стражи, не пристал бы репьём к раненому инквизитору.
  - Сбрасываем всё проклятым на черепушки, и поджигаем, - коротко скомандовал Чес, - Быстро! Скоро начнётся дождь, а он нам ни разу не помощник, надо попортить сучьего племени, сколько успеем.
   - Латники сунулись через южные ворота, - принялся рассказывать Деанол, пока инквизиторы выбивали у бочонков днища и торопливо поджигали рассеянную в толпу мертвяков огненную соль, - Но твари там уже шорхаются. Одна из них юркнула за ними в ворота, и перепугав людей, хотела вцепиться Свену в горло. Клянусь Фойрром, она мчалась, задрав хвост, прямо к нему, словно чуя запах крови! Может она даже знала откуда то, что Рыжий из них, нынче вечером, троих укатал, а Чес?
   - Мы еле успели выбить ей мозги, - добавил, не переставая стрелять и перезаряжать арбалет, рослый темноглазый Ратмир, - Если бы ей взбрело в голову ринуться в толпу, от людей бы полетели клочья по закоулкам, - последняя горсть соли, шурша как зерно, ссыпалась в запрокинутое гнилое лицо под стеной. Инквизитор пустил туда же точную стрелу с огоньком, -  Что делаем дальше, квестор?
   Чес запрокинул голову, оценивая плотность и размах набегающей тучи. Прикидывал в уме траты магии, уже понесённые его отрядом. Огненное полукольцо, устроенное инквизиторами, горело жарко, но под струями воды оно самоочевидно рассеется. Будет это зависеть сколько сил у клятого мага, на заворот облачного ведра. Измочит ли он каменный периметр стен, или расщедриться на удалённые очаги огня, пылающие на первых соляных россыпях, оставленных загодя.
   - Холера знает как они сообщаются. Может  шевелят трупными вибриссами, передавая мысли на расстояние? Тогда за каждым из нас когда нибудь явится мстительная личинка кладбищенской братии, - подмигнув соратникам ответил Чес, и продолжил, серьёзнее, - Остаёмся пока здесь. Наблюдаем как соль будет вести себя под ливнем, отстреливаем наглеющих тварей, болтами в молоко не разбрасываемся, головами не рискуем. Свен, особенно тебя касается, присядь, за ради Фойрра, не отсвечивай, как медный грош при луне, - Чеслав взялся за оружие. Остальные молча слушали, под струнные звуки тетивы и сухие щелчки взводимых арбалетов, -  Оцениваем урон, побочные мелочи, и наше задание окончено. Можно  будет убираться отсюда.
   Перед мысленным взором инквизитора качнулась стена бледных, испуганных лиц.  Живая стена беженцев, тёплая, недоумевающая. С усталыми ногами в обмотках, с мозолистыми руками прижимающими скарб и голодных, притихших детей, с понуренными головами, с ждущими, надеющимися взглядами украдкой.
Цвет повседневности – пепел.

Отредактировано Чеслав (2018-03-22 12:43:24)

+1

8

Слышь? Вы там ещё не все силы растратили? – Эдгар с неохотой поднялся на стену. После того, как нежить, угрожавшая жизни невинных жителей, была убита, ситуация в край накалилась. Перепуганные люди боялись высовывать нос из-за стены, а тишина за южными воротами казалась слишком подозрительной. Может, выбираться в толпу нежити, которую видно, безопаснее, чем идти по тому пути? Стражник не представлял, каким образом большое скопление нежити могло обогнуть стену и оказаться на другой стороне дороги. Они никого не видели или это маг постарался? Тогда почему тварей было всего две, а не дюжина? Десяток-другой могли бы воспользоваться неведением стражников, влезть за стену и устроить настоящую кровавую бойню, но этого почему-то не произошло. Или же маг пытается отвлечь их внимание на очевидный ход в лоб, а тем временем посылает своих миньонов в обход, чтобы встретить их на отходе? – Мы стену всё равно не удержим. Надо валить. Люди напуганы. Силком их не вытащишь без мага. Нужны щиты на случай.. мёртвого привета с той стороны.
Возможно, так у них будет хотя бы единственный шанс вытащить живых и спасти их.
Тучи сгустились над полем сражения. Первые холодные капли упали на стену, затем на пропаленную прошлогоднюю траву, которая неохотно занялась от горючих веществ. Эдгар почувствовал, как капля упала ему на щеку, смахнул её с кожи и удивлённо посмотрел на небо.
Дождь при ясном небе? Что за? – ответ без раскатов грома начал накрапывать из магической тучи и постепенно набирать обороты. Он попадал на пламя, на горящую нежить, которая верещала от пламени, умирая в своей странной магической агонии, попадал на порошок и обращала все старания инквизиторов в мокрую цветную кашу, которая неохотно поддавалась магическим огненным сполохам и с шипением прогибалась под водой. Дождь выглядел самым обычным, но туча быстро светлела. – Часть держит нежить здесь, а другие идут с людьми. Давайте. Времени нет.
На границе леса, показывая себя послушными тенями, выстроилась толпа нежити. Беззвучная, как мертвецы, которые без воли хозяина не способны ни на что. Только стоять и ждать команды в зоне недосягаемости. Маг, стоявший за всем, впервые показал себя. Он не выступил впереди нежити, но возвышался над ней на голову или полторы выше, активно жестикулировал, но движения выглядели неестественными. Рваная тёмная одежда, как обрывки из мрака, следовали за костяной рукой, обтянутой почерневшей кожей.
Это ещё что за хреновина? – Эдгар с непониманием всмотрелся в темноту.
Ничего хорошего из этого не будем. Он придерживался мнения, что уходить через южные ворота всё ещё лучший вариант, потому что другого у них нет. Стражник развернулся, отдал приказ своим лучникам стоять на стене и отстреливать любую тварь, которая подберётся слишком близко, но понапрасну не расходовать стрелы. Мечников и двух лучников он взял с собой, чтобы вместе с ними вернуться к испуганной толпе. У южных ворот уже накрывали тело убитой нежити, чтобы не пугать женщин и детей и не напоминать, откуда пришла эта тварь и что с другой стороны их могут ждать другие.
Берите с собой самое необходимое. Идём шеренгой, спокойно, не толпимся. Мы выведем вас за стену и отведём в безопасное место.
– В безопасное? Но там же эти твари! – переходя на истеричный визг, выкрикнул пекарь, прижимая к себе свои пожитки. Он был в ближайшем ряду к воротам, когда тварь пробралась внутрь, а теперь отошёл ближе к стене, прячась за спинами других перепуганных людей.
У тебя есть другие варианты?! – гаркнул стражник. Женщина с лукошком вздрогнула и снова кинулась ловить упорхнувшую от неё курицу. – Или валим или остаёмся здесь на корм нежити.

+1

9

У Вальдштайна был хороший почерк – ровный, убористый, в меру наклонный по листу. Но был один весомый недостаток текстов – сокращения. Часто вынужденный делать записи сидя в седле, на привале, на колене, на обрывках бумаги, впопыхах и при малом свете Чес обзавёлся обширным словарём собственных символов и штрихов, обозначающих расхожие слова и их комбинации, а иногда наоборот, редкие, специфичные термины. Он как раз торопливо строчил размашистым почерком авторские аббревиатуры, готовя заметки для будущего отчёта в лабораторию инквизиции о поведении огненной соли, когда на стену поднялся капитан стражи. Любезней он не стал, и выражение лица у него стало ещё угрюмее, на лбу  настойчиво закрепились морщины озабоченности.  Квестор оторвался от своих записей и молча слушал разглагольствования Эдгара, машинально крутя в пальцах грифель. Остальные инквизиторы следили за подступом к замку.
   Уходить. Уводить людей..Стены служили хорошей защитой, сбивать лезущих по ним гадов не в пример легче, чем отстреливаться от них на открытой дороге. Но если путь по другую сторону от волн нежити был ещё чист – то это годный, и, наверное, единственный шанс спасти как можно больше людей, еслине подпускать наступающих на пятки мертвецов терзать толпу беженцев, лишённых последней ограды.
"Какого же Люцианова дерьма вы не занялись этим раньше – когда уже стало понятно, что покойников по округе не пара вшивых десятков, а многочисленное и управляемое стадо, и что когда они окружат этот каменный мешок, вырезав защитников, то похоронят здесь всех без разбора?" – вспыхнула в голове Чеслава. Но что уже толку было в подобном упрёке?

   Первые тяжёлые капли упали на грифельные строки. Квестор захлопнул и убрал за пазуху листы для записей, оберегая от воды, потом натянул на голову пепельный капюшон и сдержанно ответил Эдгару :
  - Мы уходим со стены, и поможем выводить селян. При необходимости – прикроем щитами магии, но ненадолго. На геройство от нас не рассчитывайте, начнёт беспросветно припекать – я уведу своих людей в портал, они мне дороже всей вашей гороховой округи.
   Вальдштайн прикинул сколько ему ещё отпущено огня. Оказалось – немного. Два феникса  неплохо поклевали его запасы, а открыть портал  из группы инквизиторов никто не сможет кроме него. Поправив на запястье опаловый линлэ, резервный глоток магических сил, Чеслав приказал огненным спускаться и готовить лошадей, а сам ещё какое то время наблюдал со стены как пламя рассыпается умирающими искрами под набиравшим силу дождём.
"Надо озадачить алхимиков,-думал Чес, -"Пусть пораскинут мозгами, что можно придумать для горючести под ветром, снегом и стихийной дрянью. Даром они что ли они свои золотые гранты хавают успешней многих."

   Южные ворота, бронзовые, позеленевшие от времени, открылись, выпуская под ливнем на размокшую дорогу неуверенные ряды беженцев и поредевших стражей. Инквизиторы разделились – трое поворотили на одну сторону дороги, трое на другую. Горячий конь Чеслава перступал с ноги на ногу, не желая стоять смирно, и напряжённо косил вишнёвым глазом на спешащих мимо сгорбленных бедой и скарбом людей. Жёлтая грязь под множеством ног чавкала, словно в болоте ворочалось сонное доисторическое чудовище. Инквизиторы вглядывались в редеющий дождь, не выпуская из рук арбалеты. Свен, с трудом сидевший в седле, поднял предупреждающе руку, - квестор всмотрелся в сторону указанную рыжим инквизитором. Там, совершенно беззвучно, в начинающем чуть бледнеть предрассветном небе, казалось шевелилась над кустами какая то масса – то ли хищные крылья, то ли развивающиеся тряпки.

Отредактировано Чеслав (2018-04-04 20:44:37)

+1

10

Пока люди покидали стены крепости, в ночь убегая из родного дома, потому что нежить подступает к воротам и смертью рычит, предупреждая о неминуемой погибели и жестокой расправе, тёмное небо, затянутое магической тучей, прорезал луч света. Молния ударила в стену. Отсюда крики со стены звучали приглушённо, а тишина в темноте, нарушаемая паническими вздохами и стонами, звучала ужасающе. Люди боязно шли в темноту, видя в каждом кусте нежить и в каждом шорохе слыша рычание и хрипы немёртвых, которые тянут к ним закостенелые руки с загнивающей плотью. Ничего этого не было. Люди Эдгара рассредоточились, окружив мирных граждан, и готовились в любой момент встретиться с нежитью.
Мужчина средних лет, с мечом наголо, тихо читал молитву, обращаясь к Люциану, и просил у него милости и защиты, чтобы все они пережили эту ночь.
Эдгар молчал. Он не считал себя героем, потому что никогда им не был. Он дорожил своими людьми, но не мог предать жителей, которые доверили ему свои жизни. Нежить подступала к стене, пачкая лапы и ноги в месиво из грязи и порошка, который сжег их собратьев. На каждый испуганный и быстрый шаг людей приходился десяток хромающих или быстрых и взрывающих когтями ног и лап, которые устремлялись к стене, чтобы захватить ещё один человеческий оплот. Живым здесь не место. Пусть трусливо бегут, спасая свои шкуры.
Хлопки кожистых крыльев привлекли внимание стражников. Лучник из городских стражников резко развернулся и выстрелил в тварь, когда она показалась из-за деревьев и попыталась спикировать на людей. Горожане закричали, пригнулись, пряча руками головы или кутая в объятиях детей в надежде, что смогут спасти их. Болт пролетел мимо летающей твари и снял кусок коры со ствола дерева. Лучник ругнулся и поспешил перезарядить арбалет, пока другой его товарищ повторял попытку предшественника прицелиться и убить тварь. Крылатая нежить поднялась, хлопая крыльями, шипя и пытаясь не попасть под арбалетный болт. От второго выстрела она не ушла, хотя он оказался не таким удачным. Лучник попал в крыло. Тварь закричала, неуклюже забила крылом, пытаясь удержаться в воздухе, но рухнула на дорогу. Её существование докончил стражник, обезглавив одним быстрым движением.
Поторапливайтесь! – рявкнул Эдгар, хотя понимал, что никто из них не убежит, если быстроногие юркие твари, которые так быстро лезли на стены, окажутся по эту сторону крепости.
Лич, стоявший во главе стада немёртвых, не показывался. Дождь быстро закончился. На небе перестала бить молния, а за стеной потухло последнее пламя, погрузив окружающий мир в ночную синеву, оставив только огненно-рыжий островок, который спешно удирал от смерти. Эдгар надеялся, что они не прогадали, когда решили выбраться из крепости и воспользоваться короткой передышкой от сражения.
Твари уже карабкались по стенам, забираясь в опустевшую крепость и рыща в поисках живых. Земля неожиданно задрожала, но то, что почувствовали убегающие, – лишь слабые отголоски ужасной действительности, которая ждала бы их, реши они выйти на встречу с тварями за стеной. Земля пошла волнами, из образованных ран на её поверхности проступили толстые корни, как щупальца невидимого огромного чудовища. Они искали жертву, собирали тела павших воинов, которым не повезло пережить эту ночь, и утаскивали их под землю.
– Они приближаются! – крикнул стражник, замыкавший шеренгу.
Позади во мраке ночи виднелись две быстролапые твари. Словно ищейки, которым отдали приказ отыскать дичь и принести её хозяину, они стремились к своей цели.

+1

11

Городской страже приходилось держать свои эмоции в узде, иначе удержать селян от паники и бестолкового слепого бегства было бы невозможно. Страх, словно липкие миазмы, кладбищенская сладкая труха, споры смерти и тлена, висел в воздухе и ощущался всеми. Его невидимое марево чувствовали инквизиторы, городские воины, подавленные жители и животные. Собаки, сопровождавшие хозяев, трусливо поджимали хвосты и поскуливали, всё время задирая влажные носы к небу и принюхиваясь. Козы и лобастые овцы, шли натыкаясь друг за другом, как оцепенелые, и если их не подгоняли – застывали солевыми столпами посреди дороги. Лошади, поджимая уши, нервно всхрапывали. Мелкая пернатая живность сидела по лукошкам нахохлившись и попрятав головы под куцые крылья, создавая себе примитивную иллюзию защиты. Дети боялись хныкать, но многие молча глотали на ходу слёзы.

   Замыкавшая череду беженцев скрипучая повозка на четырёх здоровых колёсах, влекомая парой большерогих волов, набитая до отказа пожитками и многочисленным белобрысым семейством, наконец то миновала ворота. За ней выскочили остававшиеся на стенах лучники – и тяжёлые бронзовые створки были захлопнуты.
Дождь наконец то иссяк. До отступавших людей  из покинутой крепости доносились стрекотание, перестук, хруст, скрежет – умертвия наполняли осиротевший каменный мешок. Словно мухи в выгребную яму с киселём свежих помоев, устремлялись они внутрь, тупые и настойчивые.
Инквизиторы, замыкая колонну беженцев, помогали стражникам подгонять людей. Мертвецы набиваясь в захваченную цитадель, ещё не бросились в повальную погоню, словно что то разыскивая, или собираясь в единый клубок, стягивая силы в одну точку.

   Чеслав поминутно оглядывался на удаляющиеся ворота. В спешке они со стражниками могли только подпереть их несколькими случайными брёвнами, пытаясь отсрочить момент когда они окажутся на распашку. Надолго удержать взаперти нежить они не смогут, но какую то фору по времени люди уже выиграли.
   - Жаль нельзя подпечь этот гнилой суп сейчас со стены, - обратился к нему ехавший рядом Свен, - Когда они так удачно сгрудились, а, квестор?
Вальдштайн собирался ответить, но по земле пробежала дрожь, и его конь закружился на месте, дико заржав. Инквизитор с трудом удержал его. Остальные лошади тоже словно ошалели, да и не только они – по колонне прокатился истеричный лай псов, надрывное мычание волов и заходящееся птичье верещанье. Боронившие вдалеке почву колдовские корни, искавшие свою жатву, на расстоянии делились подземным трепетом, шатая под ногами дорогу и вызывая в рядах животных переполох.
Инквизиторы только только успели справиться со своими конями, как раздался тревожный возглас стражника.
   - Свен, скачите с Деанолом во главу колонны, подгоните их, но без театрального трагизма, и что б были готовы остановиться и скучиться по первому приказу -ясно? – крикнул Чес, и рыжий инквизитор, повинуясь, поскакал вдоль обозов.
   Проверив заряд арбалета маг выжидал, подпуская приближающихся тварей ближе. Уже просвистело несколько стрел, но шустрые отродья каждый раз прыжками уходили в сторону, Чес прицелился, - и тоже промазал. Выстрелил снова – в этот раз попал, уродливый хищник, взвизгнув, закрутился на дороге, нелепо вскидывая когтистые лапы - ещё один болт в голову, и проткнувшая грудину стрела добили его. Вторая гончая смерти оказалась удачливей, - миновав всех стрелков, она закрутилась под ногами у лошадей, - стражники выхватили мечи, и Чеславу, с другой стороны дороги никак было не разобрать что за чихорда там происходит.
Зато, оглянувшись на крепость, ему отчётливо бросилось в глаза что брёвна уже не подпирают ворота.

Отредактировано Чеслав (2018-04-17 18:37:02)

+1

12

Вторая тварь ощетинилась, зашипела на стражников, но не торопилась бездумно нападать на одного из них, словно понимала, что в первую атаку закусит сталью. Стражники окружили её, готовясь убить юркую тварь, пока она не подобралась к людям. Колона впереди ускорилась. Завыли волы, получив болезненные плети по бокам и спинам. Перепуганных лошадей с трудом усмиряли всадники, а псы, визжа, скуля и поджимая хвосты, бежали, пригибаясь, от твари, чувствуя исходящую от неё угрозу. Кто-то из детей на повозке разрыдался. Мать, вместо того, чтобы успокоить его, начала причитать и сама залилась слезами. Все ждали смерти и боялись, что твари растерзают их. Старики бурчали, считая, что им стоило остаться в домах, так бы погибли на родной земле, а не под забором, как бездомные. Хотя тела одинаково гниют, что за стенами, что под ними.
Тварь по-собачьи отряхнулась, забрызгивая непонятной субстанцией стражников, которые находились рядом с ней, и издохла, когда несколько клинков, не сговариваясь, пронзили её изуродованное тело.
– Что за хрень, – стражник попытался стереть с себя слизь, избегая прямого контакта с ней, а потом оглянулся на ворота.
Все их усилия пошли насмарку, позволив выиграть немного времени на бегство, но среди нерасторопной нежити находились быстролапые и юркие твари, которые могли догнать их в любой момент. Удивительным показалось то, что из ворот никто не показался. Словно всё, что случилось, было ради этого случая – дать двум ищейкам добраться до людей и умереть в ходе выполнения непонятной миссии. Приоткрытые ворота, расцарапанные когтями, с вмятинами и разбросанными под стенами щепками и обломками брёвен, но с зияющей пустотой внутри, пугали и выглядели жутко. Цитадель опустела, словно в ней не было нежити, и один огромный муравейник, который гудел, рычал и шипел, полностью стих.
Обе твари лежали на дороге, убитые и не представляющие угрозы. Под приказом капитана стражники осмотрели себя, проверяя на наличие царапин, но все выглядели вполне здоровыми и не раненными. Толпа людей, несмотря на мнимую безопасность и странное отсутствие преследования, торопилась и бежала со всех ног, слабо веруя в то, что они смогут пережить эту ночь.
– Как думаешь, почему они остановились? – этот странный факт не давал стражнику покоя. Люди тоже заметили странность – кто находился в конце цепочки и всё ещё мог озираться и пялиться на открытые ворота. Паника постепенно стихала, отсутствие преследования положительно сказывалась на общем состоянии толпы, но внутри продолжало скрести опасное предчувствие, что в любой момент враг ударит с новой силой. Они смогли уйти достаточно далеко от стен цитадели, когда все пешие начали выбиваться из сил за прошедшую ночь. Дети, вымотанные дорогой и переживаниями, сопели на руках родителей. Некоторые всё ещё мучились от кошмарных сновидений, но успокаивались, едва материнские руки теплом внушали им ощущение безопасности.
Слабая рябь рассвета, лёгким налётом алого зарева заиграла на горизонте, вселяя надежду на спасение.

+1

13

Потускневшие глаза убитой твари казалось всё ещё смотрели вслед беженцам.  Лёгкое, длинное, костистое тело, покрытое странной, похожей на иглы шерстью, пробитое стрелами в трёх местах, лежало, вытянувшись в последнем прыжке возле обочины. Слетевший с ладони инквизитора огонь охотно вцепился в конечности с толстыми, огрубелыми когтями. Пробежал лисьим хвостом по выступающей хребтине, и с недовольным шипением вгрызся в мокрый игольчатый воротник, опушавший загривок умертвия.
Чеслав не убирал руку пока пламя не оставило от назойливого преследователя лишь хрупкий пепельный абрис на мокрой истоптанной земле. Инквизитор видел что вторая тварь тоже повержена на другой стороне дороги, но толпившиеся там стражники помешали ему увидеть её гибель.
   Озабоченно, словно не веря мёртвой тишине, наступившей за беспомощно распахнутыми воротами, маг подъехал ко второй твари, такой же худой как щепка. Свернувшись неловким клубком, в утренних грязновато молочных сумерках, она была похожа на отощавшего бродячего пса, заснувшего посреди дороги.
   - Отойди к бесам! – недовольно прикрикнул инквизитор на молодого курносого латника, сунувшегося из любопытства к самой оскаленной морде адской гончей.
  - Я бы сам очень хотел это знать, - хмуро ответил Вальдштайн стражнику, - Может быть в крепости находилось что нибудь важное для них? Что нибудь, о чём мы и не догадывались, находясь внутри неё? Или ценной была земля, с которой они согнали людей.. Может у них там родственники захоронены, соскучились. А может дело не в крепости и не в клочках земли с огородами засаженными капустой да тыквами, а в желании посеять панику, наводнить столицу одуревшими от ужаса землепашцами и скотниками. Что бы они клянчили дармовые похлёбки, уменьшая запасы города, разносили по ночлежкам чесотку и бестолково орали о своих правах на защиту под окнами дворца? В любом случае они, видимо, добились чего желали, иначе вряд ли бы позволили нам так просто увести людей.
   Инквизитор задумался, скользя взглядом по свалявшейся косматой шкуре, прилипшей к костям." Обе неслись за нами высунув поганые языки от усердия. Ни одна не успела пустить зубы в ход, или не стала? Первую мы подбили на подходе, вторую закололи мечники.. И тем не менее основная вонючая кодла  прекратила погоню за трусливыми фермерскими задницами, и даже без визгов убралась куда то с глаз долой, к не иначе как к Безымянному за пазуху",- в руке мага заиграли длинные язычки пламени.
   - Попрощаемся с нашим зубастым бегуном и едем дальше, каждый по своим делам, - направленный огонь охватил  угловатое тело нежити.
   - Квестор! – один из инквизиторов подъехал к Чеславу. Тот, не убирая пламени, вопросительно вскинул на товарища глаза.
   - Я видел как эта гадина примчалась  близко к людям, - тихо заговорил Ратмир, - И потом её затрясло, замотало как дерево на ветру, мне плохо было видно из за голов, да ещё эти мышиные сумерки.. После этого она дала себя зарезать, как тупая овца мяснику. Даже не пыталась их цапнуть!
Вальдштайн кивком показал что понял. Закончив с трупом он приблизился к Эдгару, и обратился негромко, смотря в сторону удаляющихся телег:
   - Ночь на исходе, и кажется нас оставили в покое. Не откажите в прощальной любезности, капитан, попросите подойти людей, что были рядом с тварью, с вашей стороны. Хотелось бы расспросить об одной мелочи. Только за ради всего святого, не запугивайте что их отсюда же потащат на допрос с верёвкой на шее, - инквизитор насмешливо прищурил глаза и снова стал серьёзным, - Может быть они натолкнут нас на что то упущенное.

Отредактировано Чеслав (2018-05-19 20:51:11)

+1

14

Эдгар хмуро смотрел на цитадель. Он опасался, что в любой момент из-за стен покажутся новые твари или выглянет маг, который контролировал ночную вакханалию, но ничего не произошло. Битва и смерти казались кошмарным сном, который ужасающим маревом проник в сознание инквизиторов и жителей городка. Две убитые твари, отправленные в преследование, догорали на земле и больше не представляли угрозы. Всё кончено.
Стражники всё ещё держали оружие наготове и с недоверием осматривали территорию, сопровождая колонну. Люди устали. Некоторые валились от усталости и засыпали, пока телеги под тихий скрип и редкое недовольное бормотание или сонное кудахтанье домашней птицы катились по дороге в сторону столицы. Им обещали пристанище, но сколько таких городов и деревень, откуда люд бежит в страхе перед смертью? Где войска короля, которые выступают против нежити, чтобы вернуть себе свои земли и с боем отбить их у мертвецов? Казалось, что они проигрывали одно сражение за другим и не конца этому поражению.
Эдгар остановил своих подчинённых, поимённо окликнул каждого, кто находился у последней убитой твари.
– Никто не ранен. Нет ни порезов, ни царапин, – стражник сам удивлялся этому факту, и на фоне отсутствия преследования это казалось странным и нелогичным, но фактом.
– Мне показалось, что в какой-то момент тварь перестали контролировать, – предположил один из стражников. – Она будто подыхала сама, а мы уже накормили её сталью в предсмертной агонии, – он мог ошибаться, но пересказывал то, что увидел. Он был одним из тех, кто вонзил в тварь клинок и, как думал, спас всех от этой ядовитой и смертоносной напасти, но как оно на самом деле?
– Только клинки выпачкали, – хмыкнул другой стражник. – И форму, – он недовольно поскрёб пальцем в толстых перчатках форму на плече. Зеленоватое пятно осталось после слизи. Обычное явление после убитых тварей. У них нет крови, как таковой, а то, что остаётся – воняет гнилью и мертвечиной, да и на вид ничуть не лучше.
– В любом случае нам стоит поторапливаться и убираться. Кто знает, что за фойрровщина здесь произошла, – мужчина сплюнул на землю, растёр влажное пятно на земле.

+1

15

Чеслав слушал рассуждения выделенных капитаном стражников задумчиво поглаживая ладонью о ладонь. Пристальный взгляд углядел бы между ними бегающие змейками недобрые жгучие искры. От головы колоны подлетели ещё два инквизитора, Вальдштайн молча сделал быстрый жест рукой – они поняли его и пустив коней шагом оказались позади невольных убийц костлявой твари.
   Пошатывающаяся человеческая колонна удалялась, скрипя перегруженными телегами, дыша загнанными волами, сгибаясь натруженными спинами, роняя слёзы и скарб из слабеющих рук. По обочине тянулась неровная вереница тряпичных узлов, корзин, берестяных туесков, чугуннобоких казанов, - того, что люди похватали убегая из родных домов, а теперь были вынуждены бросить на потеху нищенок и любопытных барсуков да белок. Тонко мяукали в глубоком лукошке слепые котята, оставленные маленькой рыдающей хозяйкой.
   Задержавшейся группой, на фоне немых мрачных стен, перед лицом разгорающегося утра, маячили на дороге четверо инквизиторов, Эдгар, и трое стражников.
   - Бросайте оружие, - отчётливо произнёс Чеслав, - Верхние вещи, снимайте, до исподнего, латные рукавицы, обувь, - всё в кучу. Ничего с  вами не станется, не вьюга холода вокруг,  от насморка ещё никто не умирал,- перекрывая голосом возмущённый ропот продолжал инквизитор, - Скажи своё слово, сударь, - обратился он к капитану, - Ты их начальник, сбережёшь людям жизни, - Вальдштайн развёл ладони, на каждой горел плотным клубком белый огонь, - Иначе не отпустим никого из них в столицу, - тише добавил маг.
   Отыщись на воинах хоть одна подозрительная царапина, гадючий некрозный след, дурман в зрачках, тремор, спутанность речи, сочащийся гнилой слюной ожог,– он бы направил смертельный огонь без раздумий, молча, подло, надеясь спасти непричастные жизни. Но следа не было и всё человеческое в инквизиторе жаждало избежать бессмысленного убийства. Если зараза лишь мазнула по кольчугам и клинкам магический жар расправиться с ней, не даст завезти её дальше.
   Остальные огненные, дожидаясь команды, замерли безмолвными истуканами, окружая набычившихся стражников и капитана, у каждого инквизитора на одной из ладоней шевелился огненный сгусток.

Отредактировано Чеслав (2018-05-20 00:27:20)

+1

16

Стражники недовольно загалдели. Некоторые не сдерживались в выражениях и в наиболее точной и грязной формулировке говорили, где они вертели приказы инквизиторов. Никто не торопился раздеваться и исполнять чужой приказ. Не ранены? Нет. Чего тратить время и в позорном виде возвращаться в город, как побитые собаки? Только один стражник, самый младший из всех, начал молча снимать вещи, не желая проблем. Тут же он получил от своих подзатыльник за то, что отбивается от общей массы и идёт на поводу у фойрровских псов.
Эдгар пожевал губу. Он понимал, что одежда и броня в меньшей степени – не так существенны, как жизни его людей и сдерживание распространения заразы. Спасение жизней, вверенных им короной, включает не только избавление от орды нежити, но и устранение любого намёка на заражение. Одной царапины на теле хватит, чтобы заразить крепкого и здорового мужчину. Эдгар не хотел сюрпризов в своём отряде и считал, что убийство, пока не произошло обращение, – милосерднее, чем агония превращения. Твари повели себя странно и у этого должна быть какая-то причина. Возможно, что дело именно в этой жидкости, которой нежить покрыла одежду стражников. Капитану не нравилась идея складывать оружие, потому что оно в любое время может им снова понадобиться, а чем они защитят людей? Лукошком с яйцами?
Сложить оружие.
– Капитан?.. – самый голосистый из недовольных с непониманием посмотрел на начальника, но Эдгар не хотел отрицать, что в словах инквизиторов есть смысл. Это единственная возможность спасти им жизни и войти в столицу погрызенным составом.
Раздевайтесь. Живо!
Под недовольство капитана стражники сбрасывали вещи и железо в одну кучу, к ногам инквизитора. Последний из стражников посмотрел на Чеслава с вызовом и бросил всё к его ногам с немым «Да, подавись». Мужчины выстроились перед инквизиторами и с неохотой позволили себя осмотреть. Других следов жидкости на их теле или царапин, которые они могли получить во время сражения, не нашлось.
– Жители волнуются, – сообщил один из открывавших цепочку колоны.
Так успокой их! – не выдержал Эдгар и рявкнул на подчинённого. Он понимал, что жителям страшно и рассвет едва ли внушает им ощущение безопасности, когда городок остался позади, но любые быстрые твари всегда могут их догнать, а сколько у них шансов выстоять на открытой местности?
Стражник что-то виновато бросил и вернулся к колонне. Эдгар не слышал, что он говорил людям – он следил за своими подчинёнными, которые неловко толпились в исподнем, бросали неуклюжие шутки про рынок рабов и бордельских потаскух, пока их осматривали с педантичной придирчивостью.
Если мы закончили здесь, то пора двигаться, – Эдгар терпел достаточно долго, чтобы у инквизиторов было время осмотреть стражников и сжечь все зараженные вещи во избежание распространения заразы.

+1

17

Вальдштайн сидел в седле неподвижно, сдерживая привычной кистью вертлявого гнедого, грызущего удила. Он пропускал мимо ушей язвительные комментарии мужчин, но внимательно смотрел на своих людей – не нахмурится ли кто из них, не подаст ли знак к расправе.

Инквизиторы с каменными лицами проводили осмотр, словно барышники на лошадиной ярмарке, вертя и хлопая стражников хорошо защищёнными руками в перчатках оленьей кожи.
Чес дождался кивка от последнего соратника и тяжёлые огненные искры в его руке, готовые жечь тела и вскипать кровь, сменили шипучий клубок смерти на ровное оранжевое  гудение кузнечного горна.
   - Хорошо.
Полукругом жест рукой – инквизиторы выстроились за своим квестором.
   -Три, два, один, ан- гард!
Поток слаженного пламени окатил кучу стражевских вещей, прокаливая, жуя мягкую оторочку, потрескивая искрами, очищая до наготы мастерского остова.
   - Клинки и латные пластины можно забрать, - сказал Чес, обращаясь к Эдгару, - Но придётся подождать, или оплеснуть их водой, что бы не обжечься.
Груда почерневшего железа перед людьми, алея раскалившимися тонкими краями, выглядела жутковато и резко пахла солью и йодом.
   - До города совсем недалеко – мы отправляемся дальше своей дорогой, искренние благодарности за сотрудничество, я знаю, что оно далось вам без лёгкости, - Вальдштайн чуть ухмыльнулся, - Берегите людей, сударь, ведь помочь можно только живым. Вам сил и удачи, - инквизитор сдержанно кивнул на прощанье, и погнал застоявшегося коня.

Отъехав со своим отрядом от вереницы беженцов на расстояние доброго полёта стрелы, Чеслав спешился, и выбрав участок дороги по ровнее принялся за подготовку портала. Его люди затягивали ремешки на одежде, сумках, оружии – никому не хотелось потерять именной клинок, или набор дорогущих зелий из-за распустившегося не вовремя узла. Лошадей приходилось оставить  на произвол судьбы – забрать их не хватало магических запасов. Инквизиторы рассчитывали вернуться своим ходом, но оценив состоянии притихшего Свена, ставшего  белее своих повязок, вновь начавших кровоточить, и обеспокоенный активностью нежити Вальдштайн решил перемещаться немедленно. Инквизиторы рассёдлывали лошадей, забирая личные вещи.
   Квестор летящим почерком строчил формулы узким лезвием обсидианового ножа. Магическое жерло должно было доставить задержавшихся инквизиторов в Бардо- одну из самых крупных портовых резиденций огненных, расположенную в укромном месте Барсельского пролива. Место назначения было Чесу досконально знакомо, поэтому он пользовался простой прямоугольной системой координат, не опасаясь оказаться замурованным в скале или погребённом под толщей нежданного водяного русла.
   По близости Артен готовил второй портал, машинально поглаживая  в сосредоточенности усы  – он должен был забрать с собой одного, Чеслав – троих.
Знаки на земле налились густым  киноварным цветом и начали дымиться в воздух, формируя выпуклую туманную линзу. Дифракция пространства, созданная ею, быстро сплеталась в невидимых человеческому глазу эфирах, и скоро дала ровный красноватый оттенок сферической поверхности, показывая полную готовность к использованию.  Вальдштайн, следивший как отдаваемая им магия вскармливала портал, поднялся на ноги, покачнувшись, чувствуя тошновторный приступ слабости и погладил своего гнедого, рассёдланного кем то из соратников, по тёплому лбу.
  - Беги, дурашка, - оттолкнул расстроенного верхового непослушной рукой. Молочный опал на запястье инквизитора словно выгорел, от его магического ресурса остались крохи.
   Внимательно пробежав глазами формулы  второго портала квестор резко одобрил ход. Сухопарый Артен, заботливо поддерживая запинающегося рыжего, вошли в плоскость линзы, как в плотную, вставшую на дыбы  воду – резбежалась мелкая змеистая рябь и всё сгинуло.
   Чеслав молча подал новый знак. Трое инквизиторов, один за другим, послушно шагнули в сотворённое волшебное жерло. Вальдштайн ушёл последним, оглянувшись на чернеющую на пастеле утреннего неба покинутую людьми и мертвецами крепость и самые разные мысли о ближайшем будущем Остебена крутились в голове инквизитора. К сожалению, ни одна из них не была радужной.
Портал сомкнулся и его кровянистое марево рассеялось в воздухе.
_______________________________
Телепорт на четверых, с тратой накопителя - 240 маны.

Отредактировано Чеслав (2018-06-07 20:15:17)

+1

18

Благородные стражники в одном исподнем нервно сглотнули и отшатнулись, когда глава группы инквизиторов отдал приказ зажарить… мясо. Каждый из них вспомнил, что успел сказать инквизиторам за короткое и неприятное общение на стене и за её пределами. Не исключено, что Огненная инквизиция решит перестраховаться и поджарить всех, кто контактировал как-то с тварью и списать всё на предосторожность, но к их облегчению этого не произошло. Воины смотрели, как их вещи сгорают в пламени, как раскаляет докрасна оружие и доспехи. Эдгар смотрел в сторону опустевшего городка. Никто из тварей не показался, а обозы медленно скрывались в конце дороге, уходя под холм. Лениво и хрипло заорал петух, которого тут же заткнули, чтобы не переполошил народ и не посеял новую панику в и без того накрученных сознаниях.
Стражники заметно осмелели, когда инквизиторы отступили. Они пытались торопливо поднять оружие, сетуя на неподобающий вид. В исподнем, зато при латах и клинках, красотища! Эдгар не поддерживал их. Он смотрел в сторону, куда ушли инквизиторы. Капитан помнил, что среди них остался раненный мальчишка, которого оставили в живых. Действительно случайность или же твари покусали? Но на кой он такой сдался инквизиции, если зараза уже распространилась по телу?
Не его собачье дело – сам себе ответил капитан и начал подгонять стражников. Твари их не преследовали, а наступившее утро и выглянувшее солнце успокаивало и внушало надежду, что они пережили эту ночь и смогут добраться до города. Путь до столицы выдался длинным и тяжёлым, но все, кого спасли стражники и инквизиция, смогли добраться до Вильсбурга и попасть в заботливые и педантичные руки местных храмовых жрецов. Всех в очередной раз осмотрели, расспросили о том, что случилось, но не нашли ничего подозрительного. Столица постепенно наполнялась беженцами из деревень и городишек, которые наводняла неугомонная нежить. Люди умирали от ран или заражения, они голодали, лишившись крова, и оборванцами сновали туда-сюда, пытаясь выбить себе крышу над головой и кусок хлеба. Они чувствовали себя в безопасности под боком у короля, не подозревая, что настоящая опасность находится в стенах города, а не за его пределами.

эпизод завершен

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [8.05.1082] Party time