Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Хэльмаарэ Гренталь Лиерго Игнис character4 name
game of a week

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [07.04.1082] Почему его?!


[07.04.1082] Почему его?!

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

- локация
о. Силва, Сильмарилл, окрестности Ауреллона
- действующие лица
Руфио, Аяна
- описание
предыдущий эпизод - [06.04.1082] Это было у моря
Не суждено Аяне с Руфио благополучно добраться домой, с выполненным поручением Бурерождённого. Поездка, намеренно организованная Каэросом, чтобы сблизить двух влюблённых, привела к неожиданной ссоре, а отсутствие сплочённости привело к очередным неприятностям. Словно злой рок судьбы, на обратном пути эльфы столкнулись с работорговцами и, вопреки всем законам, утащили в рабство лейтенанта, а девушку оставили геройствовать во имя спасения любимого, разумеется!

+1

2

Лейтенант поднял эльфийку ни свет ни заря. На улице и намека не было на рассвет, зато Руфио уже был готов выдвигаться в обратный путь. Дружба с Бурерожденным - это прекрасно, как и короткий отдых, каким бы хорошим или плохим он не был. Но ее стоило забываться. Другие гвардейцы тоже не глупцы и подвох (по важному поручению Каэроса, с арфистка,  да в Ауреллон), наверняка, почуял еще вчера, раньше самого Регенлейфа. Зная своих сослуживцев, Руфио уже ожидал штуки и кривые усмешки в свой адрес. Если бы в этих шутках была доля правы, гордость эльфа не пострадала бы так сильно! Он собирался приехать пораньше,  пока большинство солдат еще сопят в постелях,  а значит не будут знать провел он эту ночь дома или за пределами Деворела.
Немногочисленные вещи были упакованы, эльф был облачён в униформу с ирбисом, мечи висели на поясе. Учитывая события прошлого вечера и его решение, глупо было ожидать, что дорога домой в компании Аяны будет приятной. Эльф торопился с тягостной поездкой, как ребенок с приемом горького отвара : быстро, залпом, пока хватает сил задержать дыхание.
На короткий миг он замер у постели Серокрылой. Незаметно улизнуть, пока девушка спит - в этом у него было больше опыта. Упрямство боролись с жалостью и умилением. Если бы вчера все закончилось мирно, он бы разбудил Аяну поцелуями. Признаться, ему хотелось сделать это и сейчас, но снова начинать то, что он вчера решил закончить... Даже  просто тронуть за девушку за плечо, показалось упрямому эльфу неуместно нежным жестом. И так уже проявил заботу, пока собирался на цыпочки. И как всегда излишние церемонии с другими к ничему хорошему не привели - топал бы громче сапогами, не стоял бы сейчас перед дилеммой.
- Подъем, арфистка! - произнес эльф командным голосом, будто Аяна была солдатом под его началом. Он сам терпеть не мог, когда из сна вырвал железный голос командира. Утро не могло быть добрым, если команда "подъем" застала врасплох. Проснешься раньше, не доспишь пятнадцать минут, зато руки потом целый день не трясутся.
Это была злая шутка и коварная месть за потрепанный ухо.
- Деворел уже соскучился по твоим песням. Вставай. Я буду ждать тебя в конюшнях.
Он поставил зелье изменения внешности у кровати Аяны и поморщился, как всегда, когда видел эту черную жижу, напоминавшую чернила.
Дольше задерживать в комнате Руфио не стал, чувствовал, что одного взгляда Аяны или ее слова достаточно, чтобы подорвать его уверенность. Она просто девчонка попавшая в беду, а он просто слуга своего лорда, заботящийся о том, чтобы два вражеских дома не объединили против них силы. А все остальное просто театр, представление для отвода глаз.
Даже мальчика конюха он разбудил более нежным окриком и приятным звоном серебряной монетки. Лейтенанту оставалось только усмехнуться, тому, как нерасторопный мальчишка, знакомый ему со вчерашнего дня, при виде денежки сразу проснулся и даже вспомнил, который из всех коней принадлежит воину Бурерожденных.
- Седлай кобылу, - распорядился Руф, прежде, чем мальчишка успел приблизиться к чалому.
Аврана он не доверял никому, даже в конюшнях Раумо.

Отредактировано Руфио (2018-03-02 11:29:07)

+1

3

Аяна не жалела о сказанном и не считала, что сказала лишнего из-за вина. Свой шаг навстречу она сделала ещё в таверне, будучи трезвой, просто лейтенант его расценил неправильно и принял за игру. Пришлось объяснять непонятливому парню, где он был неправ, и что именно подразумевала Серокрылая. Казалось бы, решилось всё, но… на душе было как-то пусто и горько. Умом эльфийка понимала, что такие отношения невозможны по многим фактам. У Каэроса с Анариэль и то больше шансов получить родительское благословение и под дождь из лепестков роз идти к алтарю, а что у неё могло быть с Руфио? Интрижка? Пока отец об этом ничего не знает и никак не может на это повлиять? Слишком больно и колко для простой интрижки.
Из-за разницы в мировоззрении они уже столкнулись с частью стены, которую построили между ними с рождения. Одного визита в дом Аргалада Аяне хватило, чтобы понимать, что семья достаточно состоятельная, но в глазах Сулмердира эти отношения невыгодны и ничтожны, а что до самой Аяны.. Она уже столкнулась с тем, что у них с Руфио разные взгляды на отношения. Вот скольких он эльфиек, ответив на их чувства, сразу же тащил в постель? Как тут поверишь в искренность его слов о взаимности, когда он повёл себя подобным образом?
Утро вышло ничуть не радостнее. Руфио, казалось, всем своим видом пытался показать, что отказ ночью перечеркнул все милости и искренности, которых никогда не было и всё сказанное аристократке показалось лишь словами ради оной единственной цели. Не особо приятной и лестной для неё. За резкое и грубое пробуждение, с перепугу не сразу сообразив, что вообще произошло, эльфийка, разозлившись, кинула в лейтенанта подушкой, но, увы, дверь за них захлопнулась раньше, чем снаряд долетел до цели.
Собравшись и приняв зелье, Аяна подождала, пока оно подействует, и спустилась вниз. Настроение с самого утра было безрадостным, но, наверное, злиться на лейтенанта было проще, чем унывать о невзаимности и расстраиваться о первом нелепом признании. Взобравшись в седло, едва конюх выполнил свою работу, Аяна подтолкнула кобылу под бока, к своему неудовольствию замечая, с какой неохотой та отходит от Аврана на желанное для эльфийка расстояние. Идя разбавить атмосферу и как-то отвлечься на сторонние разговоры или просто прокатиться верхом, чтобы развеяться, к ней не приходила.
Серокрылая ехала в полном молчании, думая, о том, что будет делать по возвращению в Деворел. Отыгрывать двух влюблённых на глазах у матери Каэроса и остальных будет сложно, а вот станут ли её терпеть после того, как представление закончится, она сильно сомневалась. Аяна могла остаться в Ауреллоне и… А что «и»? Она не имела должных навыков, чтобы выжить самостоятельно в незнакомом городе и не имела должных средств для начала вольного существования. Да и что это даст? Гвардейцы её дома даже до Ауреллона добрались, а долго ли она продержится без зелья изменения внешности?
Услышав, как сзади приближается лошадь, по вскидке Аяны – Авран, эльфийка припустила кобылу и отправилась в свободный галоп, чтобы оторваться от лейтенанта по уже знакомой дороге и заодно привести мысли в порядок и немного проветриться. Это продолжалось недолго и, взяв себя в руки, Аяна собралась уже наступить себе на горло, унять эмоции и поговорить с лейтенантом. Остановив кобылу, Аяна обернулась, но не увидела даже намёка на присутствие ирбиса.
- Руфио?.. [icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

Пятеро всадников направлялись в порт - там их ждал корабль, с трюмом, набитым дорогими тканями, солью, украшениями, бочками с вином и.. рабами. На Силве не жаловали работорговлю, но, тем не менее, все важные дела проворачивались людьми в обход всяких правил. Не пойман - не повешен. Они уже подсчитывали свою добычу и прикидывали, сколько смогут выручить за новый товар, когда увидели добротного жеребца, а на нём ездока. Знающий взгляд тут же прикинул, сколько можно выручить за ещё одну пару эльфийских ушей. Даже две пары, ведь рядом с эльфом была эльфийка на кобыле. Красота, ну как тут устоять?
Один из соратников указал главарю на вооружение эльфа, мол проблемный товар они себе подобрали, но на дороге, ведущей из Ауреллона, чего только не случалось, а и что им пятерым бояться мальчишки? Подумаешь, ирбис. А вот драгоценная птичка с пышными кудрями как почуяла неприятности и усвистела от своего кавалера. Досадно, но работорговцы от своего отступать не стали. Приблизились к эльфу, тесня его с дороги, обступили кругом.
- Сложи оружие, эльф, - командным тоном, с широкой самодовольной улыбкой на лице, главарь смотрел на ирбиса без страха и сожаления. - Прогуляешься с нами до корабля. Бывал в море?
Двое соратников подхватили слова главаря со смехом, отвлекая внимание эльфа, пока остальные развязывали верёвки и примерялись к будущему пленнику.

Отредактировано Аяна (2018-02-03 15:42:44)

+1

4

Серокрылая подоспела как раз к оседланным лошадям. Молчаливая, как будто это ее вчера за уши таскали, а не бедняжку Руфио. Эльф на разговорах не настаивал, спокойно ехал за леди.
"Спокойно" - неверное слово, потому что в душе бурлил мучительный водоворот, до встречи с наследницей Коренаэ бывший ему незнакомым. Но он терпел, злясь на себя за каждый тяжелый вздох или лестные мысли в адрес Аяны. Нет, она не милая, а злая гарпия, выкручивающая доверчивым эльфам уши!..
Хочет молчать всю дорогу - тем лучше, этого он и хотел.
Звон подков эхом разносилось по улицам спящего города, уставшего от вечерних гуляний и суеты. Небо над морем бледнело, предвещая отступление ночи и начало нового дня. В окнах домов мелькали редкие огоньки свечей и теплый свет очагов, нагонявшие на ранних путников тоску по уюту и усталость.
За городом Аяна погнала лошадь в галоп. Авран было поспешил за ними, но наездник его сдержал. За спиной Руфио услышал топот приближающихся всадников. Кому еще пришло в голову снарядиться в путь в такую рань? Они отступили к краю дороги, уступая спешившим путь. Ему-то торопиться было некуда. Аяна будет молчать,  нестись сломя голову, а он будет за ней бегать? Нет уж, и у простого воина есть гордость.
Конь обиженно заржал вслед белянке, скрывается за поворотом - вот и вся любовь, слушается поводья, а не собственное сердце. Руфио усмехнулся беде четвероногого друга. Родственная душа и похожая судьба.
- Сильно не привыкай, она вернется домой, и ты ее больше не увидишь.
Вместо того, чтобы проехать мимо, всадники замедлились и перегородили эльфу дорогу. Лейтенант нахмурился, осадил предводителя банды взглядом и потянулся к ножнам. Конь под ним навострили уши. Пятеро незнакомцев, обступили их со всех сторон, прежде, чем эльф успел понять, что это вовсе не ранние пташки, а новые неприятности.
И почему он? Руфио был готов отдать руку на отсечение, что никого не спровоцировал. Он даже рта не раскрыл! Даже дорогу уступил! И все равно приключения липнут к нему, как колючки репейника.
Объяснения не заставили себя долго ждать. В ответ на слова главаря Руф саркастически поднял брови. Ребятки хотят покатать его на кораблике. Заманчивое предложение. Разлука для разбитого сердца самое лучшее лекарство, и у него есть хорошая возможность больше никогда не увидеть Серокрылую. Но проще купить отворотное зелье.
Увидев веревку, лейтенант от души посмеялся вместе с головорезами. Мотнул головой, откидывается с лица выбившуюся из хвоста черную прядь. Они просто спятили. Здоровый на голову человек не пристанет к вооруженному, закованному в броню эльфу, даже если численные перевес не на его стороне... Или он так долго пробыл в обществе милой девушки, что сам стал похож на кисейную барышню?
- Видал, братишка? Они решили нас связать веревками. - повеселевший эльф похлопал чалого по шее.
Авран угрожающе пригнулся уши. Это люди считали, что эльф один, но их было двое. У одного были мечи, а у другого зубы и подкованные копыта. Пятеро противников - не мало, но уложить одного - двух он успеет. Интересно, кто это будет.
Конь встал на дыбы, отгоняя преградивших дорогу лошадей. Эльф выхватил меч и рубанул по одному из полоумных, без жалости, с намерением убить. Вновь оказавшись на четырех ногах, конь лягнул стоявших сзади. Коленям Руфио чувствовал, как чалый храбрец дрожит от злости и волнения. Огненный шар сорвался с зажатой в перчатку руки в сторону одного из работорговцев.

Отредактировано Руфио (2018-03-02 11:29:42)

+1

5

О проблемности будущего раба и золотой жилы работорговцев Ирхану – главарю, говорил один из его соратников ещё у него только мысль мелькнула, что надо двоих брать под ручки и тащить в трюм к остальным. Оружие эльф носил на поясе явно не для красоты, но и работорговцы давно уже промышляли на этом неблагородном и золотом поприще. Управляться с мечами они умели и загонять до изнеможения товар при желании и должных средствах – тоже. Не один мужчина сейчас, с разукрашенной мордой, лежал в трюме с остальными, плевался кровью и смотрел на мир в узкие щели заплывших глаз. Порченный товар шёл неохотно и требовал к себе должного внимания, но цена за него стоила того, чтобы сейчас корячиться и рисковать головой.
Одно господа плохие не учли, что мальчишка окажется магом.
Меч ирбиса взвился в воздух и ударил работорговца по груди. Лезвие рассекло тонкую кожу худого доспеха, едва ли смягчая смертельный удар, и пролило первую кровь. Мужчина вскрикнул, выпустил поводья из руки и повалился назад, падая на землю с высоты своего коня. Он мог бы ещё выжить, отползти в сторону и подняться на ноги, но перепуганная лошадь, потеряв наездника, забила копытами по воздуху и в конечном счёте попала по своему же хозяину. Насмерть.
Сложенная в руках верёвка загорелась в руках работорговца. Скульнув, когда непокорное пламя обожгло ему ладони с загрубевшей кожей, мужчина выронил горящую верёвку – та упала к копытам его лошади огненной дымящейся змеёй и больше не угрожала лейтенанту перспективой удавки на шее. Взволнованная лошадь отступила назад от пламени, испугавшись смертоносной стихи, забила копытом по земле и заржала, едва не выбросив из седла ездока.
Ирхан рыкнул от злости, но отступать был не намерен. Маги хороши для дальнего боя, но никак не для ближнего – на сотворение магии требуется время, на контроль – внимание. Сам он магией не обладал никогда и не стремился, но для такого случая всегда имел в запасе пару гнусных приёмов, к которым не чурался прибегнуть, когда не хотел в запале боя терять больше своих людей.
Подав знак своим товарищам, мужчина бросил в грудь эльфа небольшой шар, размером с напёрсток. От легчайшего колебания тот лопнул и развалился на части; повалил зловонный дым, ярким ядовито-зелёным облаком наполняя пространство вокруг. Мужчины закрывали носы, чтобы не вдохнуть первые пары сонного зелья, и ждали результата, готовясь атаковать мальчишку, и по-прежнему перекрывали ему дорогу – ни назад, ни вперёд. Одного-двух вдохов должно хватить, чтобы повалить его без чувств на какое-то время, а там уже им умения хватит связать воина по рукам и ногам, чтобы не брыкался.[icon]http://s9.uploads.ru/Qh0RY.png[/icon][status]хорош товар, жаль мало![/status][nick]Мордовороты[/nick]

+1

6

Среди гвардейцев, Регенлейф слыл отчаянным храбрецом, что не значило, что ему не знакомо слово "отступление". Как только лошади, преграждавшие им путь, расступились спасаясь от копыт чалого, лейтенант решил рвануть в галоп. Не опускаться же гордому эльфу до соревнования с людским отребьем в остроте меча и языка! Лучше закидать их с порядочного расстояния огнем.
Напоследок, показав предводителю головорезов средний палец, Руфио ударил коня в бока. Не так быстро! В рукаве людишек был припрятан еще козырь, с которым эльф не ожидал столкнуться у обычных пиратов (за которых Руфио принял шайку). Он даже не ощутил, как о нагрудник ударилась газовая бомба. Едкий зеленоватый дым застелил глаза ,и резкий смрад ударил в нос. Авран пронзительно заржал, в испуге закрутил на месте, не успев сделать и двух шагов прочь от негодяев. Ноги коня подогнулись и он вместе с хозяином устремился к земле. Нежно прижав под своей тушкой ногу эльфа - попробуйте теперь вытащите из-под скотинки свой товар - конь захрапел.
Его всадник еще боролся с удушьем и сонливость. Он даже не выпустил из руки меч и всеми силами пытался выбраться из-под верного скакуна. Это не дало ровным счетом никакого результата, а силы быстро покидали воина. Ехидный эльф прибегнул к последнему возможному ходу. Хватая ртом воздух, борясь с приступом кашля и головокружением, бравый лейтенант Бурерожденных поносил шайку выродков на чем свет стоит. Оскорбив крупный рогатый скот, обвинив работорговцев в нетрадиционных сексуальных пристрастиях, особенно уделив внимание в своем невнятном монологе матери Ирхана, мальчишка наконец уснул носом в дорожной пыли.

+1

7

Аяна на правах обиженной аристократки не торопилась возвращаться обратно, чтобы поравняться с эльфом. Она остановилась на обочине, ожидая, когда же эльф соизволит догнать её. Пару раз у неё мелькнула мысль, что гордый Руфио решил пойти в обход и вернуться в Деворел без ненужного ему сопровождения эльфийки, но сомнения начали закрадываться к ней, когда мимо прошёл обоз, а за ним проехало несколько всадников, в числе которых не было ни намёка на Регенлейфа. Остановив одного из всадников, она взволнованно спросила об эльфе, не видел ли его кто-то на дороге, но не услышала ничего даже в описаниях похожего на ирбиса, зато узнала, что дорога из города одна единственная и больше податься было некуда.
Приняв решение, Аяна развернула кобылу и направилась обратно, собираясь выяснить, что произошло. По пути обратно она услышала разговор двух стариков, подгонявших ленивую кобылу, что кому-то на большаке не повезло – одного убили, другой лежал без чувств, мол, напали разбойники и принесли в Ауреллон беду в такое чудесное утро.
Галопом эльфийка добралась до места. Когда она оказалась рядом, то заметила четверых мужчин. Один ругался, заматывая обожжённые руки, двое пытались спихнуть на обочину тело убитого, а потом, ругая друг друга, потащили из-за крупа лошади, которую Аяна сначала приняла за мёртвых, знакомого эльфа. Судя по тому, что его связали по рукам и ногам, а оптом забросили на седло, эльф был всё ещё жив, но вот кому он сдался?
Не торопясь  выдавать себя, Аяна прислушалась к разговору.
- Эльфийский выродок. Он убил Гроха.
- Нам же лучше. Поделим его долю – больше получим.
- Поторапливайтесь, увальни! Надо успеть до отправления корабля.
«Корабля?»
Аяна удивлённо посмотрела на группу мордоворотов. Они не походили на гарпий и вряд ли её отец нанял бы подобный сброд, чтобы переловить всех ирбисов или одного конкретного, чтобы досадить Бурерождённому. Им посчастливилось попасть под оценку работорговцев, которые собирались прибрать к рукам ещё одного эльфа и дорого его продать. На секунду Аяну кольнула обида – это она тут красивая эльфийская женщина, а они сграбастали Руфио?
«А мне теперь спасай»
И это она ещё тут без приключений не может. Спаситель сам вляпался в приключения, но вот как его из них доставать? При ней даже лука не было, чтобы с такого расстояния пристрелить всех работорговцев и освободить Регенлейфа. Не арфой же их по головам бить, в самом деле! Можно использовать магию, но в ближнем бою, не имея при себе оружия, она вряд ли бы выиграла. Аяна старалась здраво оценивать свои силы и вместо того, чтобы тут же кинуться освобождать эльфа из плена, решила проследить за торговцами.
Аврана пришлось оставить на дороге, надеясь, что в будущем им с Руфио удастся его найти.
Следовать за работорговцами, не привлекая к себе внимание и при этом не теряя след, было трудно. У Аяны не было опыта в подобных делах, но она всячески старалась не путаться ни волосами, ни платьем в зарослях, пока работорговцы использовали неприметные пути к порту. Не явятся же они с Руфио на коне, чтобы светить им на глазах у остальных. Разумеется, у них должен быть какое-то план, и именно его Аяна всячески старалась подслушать. Но где там с такого расстояния услышать хотя бы детали.
Бессознательный путь эльфа закончился в трюме на корабле, где таких, как он, хватало на десяток голов – не меньше, разной расы, возраста, пола, способностей и сословия.
В Ауреллоне солнце уже стояло высоко на небе, порт заполняли торговцы. Судно выглядело как самое обычное торговое. Мордовоты, едва передав живой товар под строгим взглядом приличного на вид капитана, тут же исчезли из поля зрения. Сколько на судне было охраны – эльфийка не знала, но подозревала, что проверяющим на причале щедро заплатили, чтобы груз досматривали без пристрастия.
В одиночку соваться на корабль Аяна не стала. Она могла показаться на глаза гарпиям, которые ещё не успели покинуть город, и приказать им пойти и вытащить из трюма ирбиса, но понимала, что приказ отца будет стоять выше её собственного, а никто из гарпий не захочет спасать Регенлейфа и лишь радостно помашет ручкой отплывающему кораблю с рабами, но в городе оставались предположительные друзья Бурерождённых, поэтому первым делом Аяна побежала к Меллекару, чтобы рассказать ему, что случилось и попросить помощи. [icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

Отредактировано Аяна (2018-02-09 21:14:34)

+1

8

[icon]https://i.pinimg.com/564x/5e/0d/38/5e0d3837ede1a3174bca9964f02824a1.jpg[/icon][status]In vino veritas, in aqua sanitas[/status][nick]Меллекар[/nick]

Меллекар просыпался еще задолго до открытия лавки - ноющие старые кости не давали как следует насладиться отдыхом и требовали движения. Не помогали ни чудотворные мази городских целителей, ни настойки сделанные по народным рецептам - все-таки лекарства от старости, жертвой которой рано или поздно становится каждый житель этого мира, изобрел алхимик еще не изобрели.
В юности, будучи простым матросом, карабкаясь по вантам в "воронеже гнездо" с первыми лучами солнца или спустя годы стоя в полночь у штурвала, как помощник капитана, он успокаивал себя, что на старые колена - то точно отоспится. Ирония судьбы.
Кавист завидовал эльфийское долголетию. Тот же Айфед, капитан стражи Ауреллона, его частый гость и давний приятель, в свои сто пятьдесят с лишним лет, даже не подозревал что кости могут ныть. Где там! Этот юнец, будучи в три раз старше старины Меллекара, каждое утро почевал его байками о бравый подвигах городской стражи, а то и забавными рассказами о дамочках, служивших в страже наравне с мужчинами.
Так и сегодняшнее утро началось с бокальчика красного и очередной веселой байки Айфеда. Меллекар покуривал трубку, посмеиваясь рассказу приятеля, и даже виду не подал, что его что-то волнует. Не за этим к нему клиенты ходят, чтобы он нагружать их своими проблемами, а за вином и весёлым разговором.
"Через пару десятков лет я точно ласты склею, а ты все так же будешь рассуждать о том, что баба в доспехах и с мечом - не баба, а медведица", -  с долей презрения подумал кавист, едва удержавшись, чтобы не фыркнуть эльфу в лицо. Человек невольно выпрямился, демонстрируя недюжинный рост, широченные плечи и мощную грудь. Он с удовольствием заметил, как эльф настороженно посмотрел на него, на мгновение забыв, о чем говорил. Ну, может, капитан и потопчет землю подольше, но в рукопашной Меллекар одолел бы его на раз - два.
Двери в подвальчик неожиданно для обоих мужчин распахнулась, впустив внутрь еще одного раннего посетителя. Точнее посетительницу.
- А, госпожа вернулась за новой бутылкой вина? - приветствовал кавист Аяну добродушно улыбкой, - Понравилось? А своего ирбиса ты где забыла?
Причина визита эльфийки удивила мужчину. Невероятная история. Похищение средь бела дня на большаке, торговцы живым товаром швартующиеся в порту у всех на виду? За свою жизнь Меллекару приходилось встречаться и с работорговцами. Бывший моряк презирал их всей душой, хотя сам не мог похвастаться безгрешным прошлым.
Кроме того он уже достаточно долго был знаком с Руфио, чтобы понять, что этот мальчишка скорее зубами перегрызет противнику глотку, чем позволит себя связать.
Удивило и то, что девушка со своей бедой пришла к нему, а не к стражникам. К счастью, карты сложились так, что защитник правопорядка как раз был у него с визитом... Но Айфеда история девушки нисколько не волновала, только вызвала раздражение.
- И так, как я уже говорил, - с важным видом произнес капитан, повернувшись к Меллекару, будто Аяна была никчемной мухой, прервавшей своим назойливым жужжанием их разговор, к которому он намеревался вернуться. - Дамы склонны преувеличивать и принимать желаемое за действительное. Например, этой девице проще придумать для себя историю о работорговцах и похищенном кавалере - на минуточку, гвардейце Бурерожденных - чем смириться с фактом, что парень вечерком получил, что хотел, и упорхнул.
Он обернулся к девушке с видом учителя, готового выпороть нерадивого ученика за ошибку, но прежде уничтожить его морально.
- На Сильмариле нет работорговцев! Я лично приложил к их устранению руку!

Отредактировано Руфио (2018-03-02 11:31:06)

+1

9

Единственная причина, по которой Аяна обратилась к Меллекару – это потому что он знал город и Руфио. В понимании эльфийки он лучше знал все лазейки и мог быстрее и охотнее помочь другу Бурерождённого. Она уж обрадовалась, когда увидела в компании мужчины эльфа-стражника, что удачно заглянула на огонёк и убила разом двух зайцев, но рано Серокрылая начала тешить себя надеждами. Выслушать выслушали, а то, что произошло дальше.. Аяне не зарделась, как отсчитанная наивная девочка, которую упрекнули в легкодоступности и кольнули тупоголовостью, хватающей исключительно на фантастические выдумки, чтобы не так гордость в груди клокотала. Гнев – вот, что поднялось у неё из груди, когда мужчина посмел выплюнуть ей эти слова.
Руша образ хрупкой и нежной арфистки, Аяна оказалась рядом с мужчиной достаточно прытко, даром, что на ней было платье, а длинные волосы за неимением должных навыков, чёрными волнами блестели у неё на плечах. Схватив его за грудь, она едва удержалась от желания съездить ему по наглой морде заклинанием – а руки так и чесались.
- Я думала, вы друзья, но оказалось, что я трачу своё время на старого разнеженного хмыря, который не видит лужи у себя под носом. Или видишь и покрываешь? Даже не знаю, что в этом случае хуже: содействие или бездействие, но пока ты здесь протираешь свои штаны вместе со стражником, в вашем городе если не торгуют рабами, то угоняют в рабство. Можешь поднять свою задницу и прогуляться со мной до корабля, если не струсил, а нет – можешь оставаться здесь, заливаться выпивкой и рассказывать о бабах, как привык. Обойдусь без вас.
Она и не думала, что от злости будут дрожать пальцы, что эмоции настолько хлынут через край, что она с радостью выплеснет их на первого, кто вставит неуместное слово. Возможно, своей грубостью она вместо двух союзников приобрела двух врагов, но больше не собиралась тратить своё драгоценное время.
Хорошо спрятано то, что находится под самым носом. Корабли, отбывающие по ночам, привлекли бы много внимания стражников, но днём, когда в порт постоянно прибывают новые и уходят старые – кто заметит? Ещё один корабль торговцев тканями отправится в море, а вместе с ним, ютясь на борту, живые товары для других стран и хозяев.
Отпустив мужчину, едва закончив свой монолог, Аяна окинула помещением взглядом. Глупо надеяться, что здесь найдётся лук со стрелами, которые она сможет временно взять, или хотя бы меч, не считая того, что был при стражнике. Она не представляла, как будет спасать Руфио, но теперь полагала, что никто из стражников не откликнется на её зов о помощи. Все поведут себя, как Меллекар – не поверят её словам, а она потратит драгоценное время. [icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

Отредактировано Аяна (2018-02-10 22:56:57)

+1

10

- Так, успокойся, девочка, - строго сказал Меллекар, когда эльфийка отпустила его. Силком он усадил нахальную девчонку на стул. Не удивительно, что она повелась с Руфусом: по вздорности характера это были два сапога пара. А ведь так сразу и не скажешь, что эта хрупкая девчушка может схватить мужика за грудки - причем того, который стоит в сторонке и молчит, а не соплеменника, который рассуждает о мнительности дам - поставить на место, да еще и старым обозвать. Но поведение Аяны дало свои результаты, и Меллекару стало стыдно и за то, что не вступился за эльфийку перед Айфедом. Где это видано, чтобы Меллекар, зная, что его знакомого ("друг" - это все же сильное слово) увозят против воли, сидел сложа руки?! Но лезть в одиночку на борт чужого корабля, где экипажа минимум пятнадцать голов... Девочка, какой бы наглой она не была, в бою так себе помощник, скорее уж жертва. Нет, для этого Меллекар и права был слишком стар и умен.[nick]Меллекар[/nick][status]In vino veritas, in aqua sanitas[/status][icon]https://i.pinimg.com/564x/5e/0d/38/5e0d3837ede1a3174bca9964f02824a1.jpg[/icon]
Кавист поспешил исправить ошибку:
- За проверку ничего тебе не станется, Айфед, тем более, что это твоя обязанность, -  сказал мужчина, на этот раз без удовольствия отметив, как лицо капитана скривилось при напоминании от посторонних об его обязанностях. Меллекар поспешил сгладить неприятное чувство эльфа, освежить вино в его чарке. Налил и Серокрылой со словами "выпей и успокойся", - Если она окажется права, то ты, как всегда, будешь героем, а если нет... Хуже тебе это точно не сделается.
Высокомерный эльф надулся, как павлин, которого упрашивают показать хвост.
- Собрать отряд займет время, - ответил капитан стражи быстро опрокинув вино в рот. Он тоже был не дурак лезть к головорезам на острие мечей без подмоги.  Узнав название корабля, который следовало искать в порту, он вышел из погребка.
- И мы сидеть сложа руки тоже не будем, - сообщил кавист без сомнения радостную для Аяны новость. По ее словам корабль собирался вот-вот отплыть, а рассчитывать на скорый визит стражи в порт глупо - это же стража. Чтож задержим моряков на том, что они любят больше всего и чего у Меллекара полный подвал.
- Дерек! - крикнул мужчина во мрак бездонного подвала, откуда эхом доносился скрип грузовой стрелы и стук дерева по камню. -  Куда ты собрался везти эту партию? Подожди, не поедем к "Наяде"... Кати наверх пустую бочку!
Заглянув под прилавок, мужчина положил на стол двое ножен. В каждой лавке, в каком бы мирном городке она не находилось, должно быть под рукой оружие. Саблю Меллекар оставил себе, кортик отдал девушки.
- Возьми. Желаю, чтобы он тебе не пригодился... А теперь иди за мной и слушай. Спрячешься в бочке. Когда тебя спустят в трюм и поймешь, что вокруг тихо, откроешь крышку и пойдешь искать своего друга. Если корабль действительно готовится к отплытию, все будут заняты на палубе, и серьезных проблем у тебя не возникнет. Мы их отвлечём на столько, на сколько нужно, а вы не высовывайтесь, пока не придет Айфед со своими людьми.

Отредактировано Руфио (2018-03-02 11:33:24)

+1

11

Аяна смерила капитана стражи гневным взглядом.
Разумеется, у него не было желания выполнять свою работу. Сидеть в подполье, распивать вино и вести заумные беседы о порченности дам намного проще, чем исполнять свои обязанности. Здесь никакой опасности нет, если на огонёк не заглянут вышестоящие по званию, а это вряд ли. Убеждённость эльфа в своей правоте ей не нравилась совершенно. Может, он действительно обо всём знает, но покрывает, потому что что-то с этого имеет? Как бы там ни было на деле, у Аяны не было ни времени, ни желания в этом разбираться, внутри бушевало странное чувство, которое с каждым часом неведения и неизбежного приближения к отправлению корабля с рабами становилось всё сильнее. Эльфийка с неохотой села, когда собиралась уже уйти на эмоциях, но пересилила себя и выслушала мужчину. С таким рвением капитана стражи далеко они не уедут, и ждать подмоги в скором времени не придётся настолько из-за того, что на это в силу определённых причин потребуется время, а и из-за того, что кто-то очень лениво и неохотно продвигался к достижению этой цели.
Спасательную операция Аяна представляла себе совершенно не так. Не то что бы ей хотелось гордо и на конец ворваться в стан врага, но бочка… В самом начале эта идея казалась не такой плохой, но, когда непутёвые пираты, перевернули её и начали катить вместо того, чтобы под гаркнувшего капитана начать аккуратно вести драгоценный подарок на борт, эльфийка задумалась о нелепости своего положения, пока отчаянно пыталась не создавать лишний шум своим болтыханием в бочке. Проклиная всех, начиная с Руфио, который угодил в это приключение. Она возрадовалась лишь тому, что они не успели позавтракать и после такого головокружительного погружения на корабль хвастаться содержанием желудка она не смогла. ну хоть что-то хорошее!
Почувствовав, как бочку, наконец, перевернули и медленно спускают в трюм, чтобы передать в заботливые руки пиратов внизу, Аяна мысленно вздохнула, прикрыв глаза, и поблагодарила Алиллель за то, что эта часть ада закончилась. Бочку грузно поставили на пол, слишком неожиданно для эльфийки, которая в суматохе своих кувырканий не успела поправить врученное ей оружие. Кортик выпал из-за пояса.
- Там что-то звякнуло? – услышала Аяна мужской голос и насторожилась.
- Чё?
Эльфийка подобрала оружие и прислушалась к происходящему, моля богиню, чтобы пирата мне пришло в голову открыть бочку и заглянуть в её содержимое.
- Ай.
Лень победила.
Подождав, пока шаги стихнут, Аяна, переживая не самое лучшие мгновения своей жизни, приподняла крышку бочки, осмотрелась, отмечая, что в трюме она оказалась одна, и медленно вылезла из бочки. Первая часть плана была выполнена, но где могут прятать пленников? Навряд ли это какое-то легкодоступное и приметное место и в то же время стражники должны в последнюю очередь решиться его проверять. Трюм был забит всякой всячиной. Винными бочками, мешками с солью и пряностями, тюками лежала ткань на продажу, но ни намёка на присутствие рабов. Осматриваясь, Аяна почувствовала, как под ногой прогнулась половица и, осторожно сойдя с неё, чтобы не создавать шум, она ненарочно сдвинула сапогом железное кольцо, выглядывающее из-под мешка с солью.
Присмотревшись, Аяна заметила слабозаметные прорези в полу и попыталась сдвинуть мешок. Груз оказался для неё непомерно тяжёлым, пришлось прибегнуть к использованию магии, но зато мешок ушёл в сторону и открыл вид на крышку в полу. Потянув кованое кольцо, Аяна не без труда смогла её подняться и заглянуть вниз, в давящую темноту. Воздух был насыщен не самыми приятными в её жизни запахами, но это наименьшая бед из тех, которые её ждали, если пираты заметят на корабле чужака. Прислушавшись, Аяна услышала тихое шевеление в темноте, кто-то стонал от боли, отчаянно лязгали цепи. Надеясь, что она попала туда, куда надо, эльфийка постаралась спуститься вниз, нащупывая в темноте лестницу, но не решаясь зажечь магический светоч.
- Руфио?.. – негромко позвала она, надеясь, что всё же найдёт парня здесь. Аяна предусмотрительно закрыла за собой крышку, чтобы та не бросалась на глаза так сильно и надеялась, что это не обернётся для них проблемой. Внизу было душно, она нечаянно споткнулась через кого-то в темноте, услышала болезненный вздох и на интуитивном уровне извинилась перед кем-то. – Руфио?
Рискнув, эльфийка всё же зажгла магический светоч. Зелёный свет вырезал из пространства измученные лица пленников, которые, щурясь от непривычного света, с непониманием смотрели на гостью. Почти отчаявшись, она заметила в углу эльфа и прытью направилась к нему, чудом не наступив на других пленников.
- Руфио, - выдохнула она, коснувшись его щёк и пытаясь привести в чувства. «Нашла»
Что ж, если Айфед не поторопится, то они романтично уплывут вместе. [icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

Отредактировано Аяна (2018-02-12 13:17:52)

+1

12

Лейтенант отходил от сонного дыма медленно и мучительно. Он то провалился в небытие, то вновь возвращался в реальность темного трюма, наполненного звоном цепей и стонов других невольников. На удивление, эльф четко осознавал все происходящее вокруг: где он находится, как он здесь оказался и куда его увозят, но заставить парализованное тело слушаться было бесполезно. Неожиданно для себя воин стал узником собственной оболочки, на силу и ловкость которой всегда полагался. На то, что он еще не бесплотный дух указывали лишь невыносимая головная боль и озноб. Он душил в себе ярость от собственного бессилия вновь и вновь делая попытки пошевелить пальцем, кистью, рукой...
В этой борьбе прошло немало времени. Он попытался встать и снова упал на слизкий пол, когда тьму рассеял магический огонек и раздался знакомый голос. Луч света в темном царстве. Появление Аяны его не удивило - она же богиня, он сказал ей это наименее тысячу раз по дороге в Ауреллон, а богини всегда приходят на помощь, когда у народа не остается другой надежды.
В тусклом свете зеленого светоча Руфио казался еще более болезненным. Как матросы оставили его, так он и сидел, прислонившись спиной к плесневелым доскам. Черные пряди прилипли к покрытому испариной лицу. Он слабо улыбнулся в ответ на прикосновение эльфийки. Улыбка получилась вымученной.
Явление "Алиллель" народу, как и положено, вызвало в Регенлейфе, если не восторг, то радость. Но больше оно его смутило. Он дважды спас ее от свадьбы... так себе угроза для девушки. Но когда пришла реальная опасность, оказалось, что он не в состоянии защитить самого себя, а Серокрылая, как герой, приходит, чтобы освободить его от оков, тьмы и...грязи... Да, обычной грязи, колеблющейся с каждым движением корабля на волне.
- Скажи мне, что ты их всех перебила... - его одолевает любопытство, как девушке удалось пробраться сюда не получив кандалы на запястья. Интересней этого был только дальнейший план его спасительницы.
Под тяжелыми сапогами стражи заскрипели половины прямо у эльфов над головами.

Чем ближе стража подходила к порту, тем кислее становилась мина капитана Айфеда. Уже издали он увидел судно, названного девчонкой - двухмачтовый когг, корабль не из числа рыбацкой  мелочи, на которую при досмотре можно махнуть рукой. Если девчонка права...Он обвел недобрым взглядом двадцать солдат, лениво следовавший за ним, как гуси за птицеводом. Если девчонка права - а в этом он по-прежнему сомневался - то Айфед устроит такую чистку, какой стража Ауреллона еще не знала.
Вся команда собралась у борта корабля, раздраженно наблюдая за спором квартмейстра и торговца вином. Все было готово к отплытию, кроме этих двух, которые никак не могли решить, заплачено за шесть бочек вина или нет, нести оставшиеся бочки в трюм или доставать на пристань те, которые уже закатили на корабль. Среди экипажа пронесся ропот полный негодования. Но маленький крючковатый квартмейстр все продолжал и продолжал вести с Меллекаром беседу все больше и больше путаясь.
- Еще раз!.. Ты приехал, и сказал, что за товар уже заплачено.
Кавист стоял сложив руки на груди, невозмутимо, как гора. Он умело тянул время, балансирует между вежливым объяснением и туповатостью.
-Ну.
-А когда мы закатили три бочки ты вдруг меняешь свое мнение и говоришь, что не заплачено?! Здесь вообще нет никаких шести бочек с вином! - едва сдерживая крик, квартмейстр истерично махал списками.
- Двести тридцать четыре.
- Что двести тридцать четыре?!
- Двести тридцать четыре заплачено, а триста двенадцать нет.
Счетовод оскалился. Ему хотелось спросить кависта, где он взял такие числа и что вообще означает это "двести тридцать четыре" и "триста двенадцать", но вместо слов он смог издать лишь рык. В сердцах швырнув списки в грязь, он уже собирался послать кависта подальше и подняться по трапу на корабль, но заметил приближающийся отряд. Столько стражников портовые улицы города не видели уже давно, и как же морякам было неприятно понять., что идут они именно по их душу.
- Досмотр. Показывайте трюм.

Отредактировано Руфио (2018-03-02 11:33:55)

+1

13

Перебила всех. Ага, как же. Держите карман шире, лейтенант! Сказать, что Руфио явно переоценивает её таланты, Аяна не успела. Она услышала над головой скрип досок, смолкла, чтобы лишним словом не привлекать внимание. Все пленники работорговцев выглядели одинаково паршиво, и едва ли у них хватало сил подать голос, не то что бы крикнуть. Одна неосторожность может обернуться полным провалом, а здесь слишком много жизней, чтобы поступать, не взвешивая каждый свой шаг.
Серокрылая прислушалась. То, что изначально она приняла за стражников, - не более, чем их желание быстро обрести свободу. Впрочем, кажется, кроме Руфио и Аяны никто на это уже не надеялся. Голоса наверху стали подтверждением тому:
- Кто мешки сдвинул?! – рыкнул грубый голос и тут же ему ответил другой:
- Тише! Стражники услышат. Исправляй, пока никто не заметил.
Не заметил, ха!
Аяна не была уверена, что смогла бы своими силами поднять крышку трюма, чтобы выбраться наружу, когда на ней будет стоять такой тяжёлый мешок, но магия оставалась всё ещё при ней, главное выгадать момент, когда здесь вместо пиратов окажутся стражи порядка, если вообще соизволят прислушаться к ней.
- Можете особо не напрягаться, - вмешался третий голос, более молодой и властный. – Капитан приказал Арлану этим заняться.
- Ну и нахрена мы тогда мешки таскаем? – сплюнул с недовольством первый, но, судя по шагам, оба не хотели ни спорить, ни впрягаться в работу, и покинули трюм.
На какое-то мгновение наступила тишина, а потом снова над головами прозвучали шаги. Уже более мягкие и плавные, а потом наступила тишина. Аяна не поняла, что произошло. Неужели, стражникам заплатят за молчание? Имея лишь сомнения, Серокрылая не торопилась делать преждевременные выводы. но рассматривала любой вариант.
- Стражники должны помочь, а если нет… То уйдём с музыкой, - Аяна усмехнулась, показывая эльфу магический светоч. Она при всём своём желании не смогла бы справиться со всей командой вооружённых и натренированных мужчин, но устроить дебош на корабле при помощи магии и обхитрить их – возможный вариант.
Доски над головой вновь застонали под тяжёлым весом. Аяна услышала голос стражника и узнала в нём капитана Айфеда. Он отдавал приказ своим солдатам и те уже обыскивали трюм в поисках рабов. Капитан или же его представитель пытался убедить его в том, что у них всё законно, по документам и уже проверено утром.
- Чисто, - доложили воины и Аяна встрепенулась.
«Как так?..»
Она не понимала. Надеясь, что это ошибка и воины просто проворонили под завалами из мешков крышку, эльфийка решила подать голос, но после пары громких попыток достучаться, поняла, что их не слышать. Арлан, которому поручили сделать грязную работу за других, оказался магом. Он наложил скрывающее заклинание на крышку и круг тишины, чтобы ни один из рабов не выдал их.
Серокрылая пыталась вспомнить всё, что знала об этих заклинаниях и как их можно обойти, но ничего, кроме этого придумать не смогла. В тот самый момент, когда Айфед и его подчинённые уже собирались уходить, одна из досок начала дымиться, а потом затрещала и занялась пламенем. Это не укрылось от глаз капитана. Он, его воины и работорговцы ощерились оружием одновременно, когда поняли, что их план провалился. Численный перевес оказался на стороне Айфеда, несмотря на то, что присоединиться к бою поспешил тот самый маг.
Аяна с волнением слушала, как наверху разгорается драка, как медленно стихают звуки борьбы и тишину прорезают болезненные стоны, а потом в трюк полился слабый свет, вырезая из темноты лица пленников и подтверждая слова Аяны о том, что судно оказалось не простым, а неприятной начинкой.
- Подберитесь, товарищ лейтенант, - шутливо обратилась она к Руфио и поднырнула к нему под руку, пытаясь помочь подняться на ноги. [icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

Отредактировано Аяна (2018-02-19 21:45:24)

+1

14

С музыкой... Руфио не был уверен, что в таком состоянии, к тому же без оружия, будет чем-то Серокрылой полезен. При мысли о том, что он будет висеть на плече девушки лишним грузом ему стало не по себе. Вся надежда была только на стражу, которую умничка Аяна сюда привела. Серьезно, ему бы это в голову не пришло. Он бы вломился на палубу, подпалив корабль и еще пару парусов близстоящих лодок, вызвав у портовой охраны больше недовольство,  чем присутствие шайки работорговцев. Шепард, в отличие от него, оказалась тонким стратегом.
Лейтенант настороженно прислушивался ко всему, что творилось над их головами. В какой-то миг он обреченно вздохнул, решив, что надежда на стражу оказалась напрасно, а Аяна в попытке спасти друга лишь загнала себя в ловушку. Когда работорговцы откроют люк, их приятно удивит, что эльфов стало на одного больше. Регенлейф усмехнулся, даже в безвыходной ситуации найдя что-то забавное:
- Интересно, за кого заплатят больше. На что поспорим, что из меня будет более ценный товар?
Проверять свою догадку ему не хотелось, а тем более помогать пиратам бездействием. Бойкость девушки, превратившейся из домашней девочки в рьяную защитницу притесненных эльфов, инспирировала. Ее стараниями тайный груз был обнаружен.
Не без помощи героини лейтенант поднялся на ноги. Придерживаясь за стену, они направились к открытому люку.
- Проси орден, полцарства и принца впридачу, не меньше. - посоветовал эльф, догадываясь, что без подсказки Серокрылой стражники бы не спеша чистили сапоги в казарме, а корабль бы спокойно отплыл к материку.

Отредактировано Руфио (2018-03-02 11:34:22)

+1

15

За меня, конечно, – самоуверенно отчеканила эльфийка и горделиво вздёрнула нос. Он ещё сомневался!
Даже в такой ситуации, когда, по сути, ни Аяна, ни Руфио наверняка не знали, что ждёт их по другую сторону света, они умудрялись шутить. Другие пленники, измученные далеко не первым днём своего заключения, не разделяли веселья эльфов. Они молчали и даже не пытались смотреть в сторону люка. Казалось, что надежда их давно оставила, и всё, чего они ждали сейчас, это то, что вниз спустятся пираты, изобьют по доброте душевной двух эльфов и остальных, кто попадётся под руку, сбросят в сточные воды тела стражников и отчалят в другие земли, потому что надежда давно угасла.
Аяна остановилась в нескольких шагах от лестницы, ожидая, когда вниз спустится кто-то из стражников. У неё вряд ли бы хватило сил подтолкнуть Руфио наверх, да и сам он выглядел откровенно скверно, чтобы надеяться на то, что ему хватит сил проделать этот путь самостоятельно.
Тебе определённо надо меньше есть, – шутливо отсчитывала она Регенлейфа, но отвлеклась сразу же, как только тень легла на её лицо – в трюм спускался мужчина. Щурясь, эльфийка присмотрелась к нему, всё ещё опасаясь, что это может оказаться кто-то из неприятелей.
– Ну и? Где эта взбалмошная барышня? – услышала она знакомый голос Айфеда.
Нет ну. Каков наглец, а! Она ему славу и почести, а он её взбалмошной барышней обозвал. Серокрылая нахмурилась, смотря на воина, она едва удержалась от желания... а впрочем... чего сдерживаться? Следующий шаг капитана эльфийской стражи вышел преисполненным изящества. В той мере, насколько это позволяло падение с последних ступеней, к ногам двух остроухих пленников.
Ну что вы, капитан, совершенно не обязательно благодарить меня так пламенно, – Аяна очаровательно улыбнулась, словно не она при помощи магии подтолкнула воина к своим ногам.
Стражники, которые спустились вслед за Айфедом, собираясь помочь остальным, неожиданно увидели своего капитана не в самой приятной для него позиции, но с этого ракурса хорошо рассмотрели его… со спины.
Там скользко, аккуратнее, – заботливо предупредила остальных Аяна, и стражники на удивление прислушались к ней, хотя вряд ли они не подозревали эльфийку в причастности к унижению капитана. Пока один помогал подняться Айфеду и вернуть ему более благородный вид, хотя мужчина всячески отказывался от помощи и изрекал глухие ругательства, второй подоспел к Руфио и подлез к нему под свободную руку, отнимая ношу у эльфийки. Третий эльф уже бежал со связкой ключей, забранной у пиратов, и торопился освободить всех пленников.
Наверху, когда Аяна вместе с Руфио покинули мрачный трюм, остальные воины сторожили пиратов, которым удалось пережить эту схватку.
Позовите лекаря, – обратилась она к стражникам, надеясь, что её просьбу не оставят без ответа. – Внизу много истощённых пленников. Им нужна помощь.
Никто и с места не шелохнулся, но вдруг за спиной Аяны громогласно прозвучал голос Айфеда – эльф успел подняться наверх и, несмотря на пульсирующий красным пятном унизительный след на своей скуле, выглядел грозно
– Оглохли? Лекаря сюда!
Воины переглянулись. Один, что оказался более сообразительным, поспешил выполнить приказ.
[icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

+1

16

- Что?! - возмутился эльф. Он изо всех сил пытается не виснуть на девушке, а она еще и шутки шутит по поводу его веса? Вот так поворот - проблемой всех эльфов было вес набрать, а тут уже меньше есть советуют. - Да на мне брони килограмм десять!
А вот Аяне не мешало бы поправиться в некоторых местах...Лейтенант прикусил язык, чтобы не ляпнуть что-нибудь на тему частей тела леди, на которые таким безродным голоштаникам, как он, вообще смотреть нельзя. И правильно сделал, потому что Серокрылая в очередной раз напомнила на что способна. Сверху, из крышки люка, гремя красой и шлемом, на них свалился эльф. У Руфио не было сомнений в том, кто помог герою Ауреллона окунуться носом в болотце "темницы". Он с опаской покосился на эльфийку.
- Нужно смотреть, куда ступаешь... - робко подыграл девушке лейтенант. Видно, капитан за это утро успел леди досадить.  Вот дуралей.  Руфио - то уже знает, что от этой дамы лучше прятать уши .
Он охотно отпустил плечо Аяны, приняв помощь от ауреллонского стражника. Эльфу натерпелось на воздух, прочь от затхлого воздуха корабельного трюма. Дневной свет брызнул в глаза, ненадолго ослепив эльфа. Соленный свежий ветер ударил в лицо. Стражник оставил пленника у фальшборт и поспешил вернуться в трюм. Его товарищи в это время вязались уцелевших работорговцев по рукам и ногам. Меллекар со своим помощником, весело насвистывая под нос, грузили на телегу девять бочек вина. Кажется, кроме торговцев живым товаром, все были довольны, а Руфио хмуриться,  гадая,  сколько времени прошло с тех пор, как они с Авраном пытались отбиться от головорезов. Домой к команде "подъем" он точно опоздал.
На свежем воздухе лицо эльфа начало приобретать здоровый вид.
- А где мой конь? -  вдруг вспомнил о главном Руф. Какой же лейтенант без меча и коня?
Он с надеждой посмотрел на всемогущую Аяну, наверное, ожидая, что она с торжественным  "татааам!"  достанет из лифа платья полутонного жеребца. А вот поблагодарить девушку за спасение ему хоть и пришло в голову, но гордость не давала. Куда уж там.. Голова трещала, планы на ранее прибытие домой провалились, а премерзкий запах прочно засел в одежде - и так проблем хватает, а тут еще и в благодарственном поклоне челом пол бить?

Отредактировано Руфио (2018-03-02 11:35:00)

+1

17

Я его из плена и рабства спасла, а он о коне думает, – обиженно буркнула Аяна.
Вот так и спасай его после этого!
На большаке, – отчеканила эльфийка, гордо задрав подбородок и вздёрнув нос. В этом жесте не укрылась лёгкость демонстративной обиды на эльфа. Ну и что, что он только из плена? Легко отделался! Проспал там под действием сонного зелья. Живой, целёхонький. Что о нём дальше переживать? Свою часть бравой миссии по спасению остроухих она выполнила, а теперь уже можно не беспокоиться о сохранности одного неблагодарного эльфа.
Аяна не сомневалась, что Руфио известие о том, что его бравый товарищ (конь же важнее девушки, не иначе) оказался брошен в большой беде, совершенно один, растерян и подавлен. Эльфийка была уверена, что такую упрямую лошадь, как Аврана, с дороги не сдвинет даже левиафан, если тот вылезет на сушу и попытается сожрать жеребца. Ещё и копытом промеж глаз получит за то, что побеспокоил его копытное величество. Вот уж о ком точно беспокоиться не стоило.
Пока лейтенант думал о судьбе коня, на свежем воздухе показались другие пленные. Одни радовались солнцу и счастливо подставляли под него бледные лица. Другие не могли поверить в своё счастье и с опасением каждый раз выглядывали пиратов в толпе солдат или проверяли свои руки и ноги на наличие пут. Один из них, заметив эльфийку и, узнав в ней очертания спасительницы (а как тут не узнать? одна женщина была!), подошёл к ней, чтобы пламенно поблагодарить за оказанную помощь.
– Вас к нам не иначе как сама Алиллель послала, - говорил он, вымученно, но счастливо улыбаясь.
Алиллель. Ага, как же. Аяна едва удержалась, чтобы не ткнуть пальцев  эту неблагодарную Алиллель рядом с собой.
– Спасибо!.. Спасибо!..
Благодарность в адрес эльфийки прозвучала не меньше пяти раз. Даром, что три раза от одного и того же бывшего пленного – ныне свободного. И хотя всем им эльфийка ответила со сдержанной улыбкой, она всё ещё обижалась на одного конкретного эльфа. Мало того, что спасай его, так ещё и коня теперь ищи.
– Что такое? – зазвучал голос Меллекара, который подобрался к двух знакомым. – Чем ты уже девицу обидел? – усмехнувшись, обратился он к ирбису. – Опасная она у тебя женщина, я тебе скажу. Меня за грудки уже лет н-надцать никто не хватал, а она ничего.. схватила, да так крепко, что я порадовался, что взялась за грудь, а не.. – мужчина осёкся на полуфразе, заметив что-то неладное на фоне, а не потому что постеснялся договорить в присутствии дамы. – Ты куда бочку катишь, увалень? К телеге кати, а не на борт! [icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

+1

18

Эльф возмущенно округлил глаза. Оставить его прекрасного коня, верного друга на большаке, где в это время идет сплошной поток, в котором найдется не только конокрад, но и любитель колбасы из конины. Вот так бросила беззащитного наивного Авран, который пойдет за каждым, кто ему предложит одуванчик... Бездумная и жестокая девчонка, которая не понимает, что для воина меч и конь - самое  ценное. А ведь только вчера она что-то говорила  о совместном пути. Хотел бы он посмотреть, далеко ли утопает изнеженная госпожа по любому пути без коня, пешочком.
Лучше бы она осталась сторожить лошадей, а у него, как всегда, все было под контролем. В худшем случае, он бы прокатился до материка и приплыл бы обратно.
Регенлейф сразу забыл и о сонном порошке, и его неприятно действии, и об стражника,  и об работорговцах,  и об плене,  и о том, что еще пару минут назад с трудом поднялся по трапу. Он обернулся в сторону утеса, по которому тянулся большой тракт в сторону Деворела. Если бы не неожиданное появление кависта, ирбис ринулся бы спасать друга от мнимой опасности (кому-кому, а Аврану воссоединившемуся с белянкой, помощь была не нужна, только купцу, везшему мешки с сахаром и подвергнувшемуся нападению двух безхозных, назойливых, как осы, лошадей).
Регенлейф не знал подробностей его спасения, но присутствие здесь Меллекара само по себе говорило о том, что и ему эльф должен быть обязан. Руфио слушал человека и даже слышал - наконец, он обратил внимание на свою спасительницу. Такая гордая и обиженная, что лейтенант невольно опустил глаза, почувствовав себя не благодарным ворчуном. Леди, видишь ли, не так его спасла...
"Она не моя женщина", - собирался вывести кависта из заблуждения эльф, но мужчина уже с таким воодушевлением рассказывал о том, как Аяна подорвала его мужской авторитет, что Руф тактично промолчал. Нет, он искренне засмеялся.
- Верь мне, если бы она знала, за что можно схватить побольнее, она бы это сделала, - для всей мужской части населения острова будет лучше, если воинственный эльфийка никогда не получит этой ценной информации. Руфио смешливый посмотрел на леди Коренаэ.
Меллекар ушел разбираться с новыми бочками, оставив эльфов одних, а лейтенант наконец перешел к том, с чего должен был бы начать.
- Спасибо, Серокрылая. Ты настоящий друг, - сказал Руфио. Он был уверен, что и Элрод, и Каэрос пошли бы на край света, чтобы его спасти (так же, как и он за ними - для того и нужны друзья), но от девушки он не ожидал такой храбрости и самоотверженности. - Не знаю, как тебя отблагодарить. У тебя есть все, и даже приключений, кажется, тебе уже хватает по уши...

Отредактировано Руфио (2018-03-02 11:35:39)

+1

19

Услышав благодарности от Руфио, Аяна перевела на него взгляд, отвлекаясь и от Меллекара, который увлечённо рассказывал, откуда у кого растут руки и почему они всё ещё не сломаны. Настоящий друг… Почему на этих словах у неё возникло жгучее желание съездить лейтенанту по любой части тела? Его счастье, что Серокрылая не кинулась хватать мужчину за грудки и высказывать ему всё, что она о нём думала, какой он болван, что так легко попался работорговцам, как она за него переживала и что вообще она бы делала, если бы не удалось его освободить. За рубашку не схватила, но подошла угрожающе близко и обвинительно ткнула эльфа в грудь пальцем. Бывшие рабы, в особенности мужчины, предчувствуя угрозу, разошлись по сторонам. Женщины же отчасти сочувственно посмотрели на то, как эльфийка высказывает лейтенанту всё, что у неё накипело. Даже освободившийся Меллекар, который до этого думал справиться о состоянии обоих и отпустить пару шуток, предпочёл пройти мимо, насвистывая, лишь б ему случайно не прилетело за компанию.
- Я влезла на корабль работорговцев, не зная, соизволит ли этот увалень привести стражу и помочь мне. Боялась, что они увезут тебя на материк и там продадут, как раба. А зная твой чудесный характер, скорее бы выбросили за борт, на корм рыбам – дешевле бы обошлось. Я испугалась, что больше тебя не увижу, а последний разговор… - она запнулась, потому что уже не хватило дыхания и к частью все, кто навострил уши, чтобы услышать детали того, что же там такое произошло, не услышал продолжения фразы. – А ты думаешь о какой-то лошади!
Да, Авран был для него бравым товарищем и другом. Они пробыли вместе намного дольше, чем Серокрылая догадывалась, но даже так после озвученных приятных слов прошлым вечером, надеялась на большее проявление чувств при встрече, а не возмущения по поводу коня. Она не гналась за благодарностями, но, столкнувшись с такой реакцией, махнула рукой, чувствуя, что эмоции уже начинают бить через край.
Зная, что с характером Руфио этот разговор сделает скорее хуже, чем что-то донесёт до лейтенанта, Аяна прошла мимо него, попросила у перепуганного молодого стражника его лошадь и, пообещав ему вернуть его друга немногим позже, влезла в седло. Раз Руфио так хотелось увидеться с его конём и обняться с ним, то она его найдёт.[icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

+1

20

Если бы лейтенант не упирался в фальшборт, он бы сделал шаг назад от девушки. В жизни настала черная полоса, или кто-то его сглазить, раз Аяна злится чтобы он ни сказал? Не поблагодарил - плохо, поблагодарил - еще хуже. Руфио нахмурился, когда эльфийка ткнула его тонким пальчиком. Сложив руки на груди, он сжал зубы и слушал, как леди прилюдно его отчитывает. Отчитала и направилась прочь. Куда - загадка. За последние два дня такое поведение стало для Серокрылой чуть ли не привычкой, и это выводилось парня из себя. Если бы она не решила удрать на большаке, с магией Серокрылой у него было бы больше шансов отбиться от работорговцев и не закончить в трюме корабля, как болван.
Колючим взглядом он смотрел вслед арфистке, склоняясь к тому, чтобы позволить ей идти туда, куда ей приспичило. Да хоть к Фойрру на рога, если госпоже угодно! Это как раз то, чем он добивался. Но поймав на себе смешливый взгляд Меллекара, он сорвался с места, прежде, чем продумал, что собирается делать. От резкого движения боль пронзила висок, но злость погонял его вперед, как спущенная тетива стрелу. Эльф сбежал вниз по трапу, протиснулся сквозь шеренгу ротозеев, наблюдавших с пристани, как уводят с корабля закованный в кандалы экипаж и освобождённых рабов. Подскочил к садившейся на коня Аяне, он обхватил ее за талию и стащил с седла. Сжав ее руки, чтобы не вздумал в него снова тыкать пальцем, разок встряхнул вредную девчонку.
- Аяна, - жестким голосом сказал гордый вспыльчивый эльф,- не смей больше повышать на меня голос при посторонних и тем более подымать на меня руку. Мне надоело, что ты постоянно убегаешь. Ты приехала в Ауреллон со мной, и уедешь отсюда только со мной.
Руфио осекся, осознав, что, наверняка, сейчас говорит, как лорд д'Коренаэ. Лицо эльфа смягчилось. Тиски ослабли. Теперь, когда бы он снова ни сказал, что они Серокрылая должна распоряжаться своей жизнью, как захочется ей, его слова будут звучать, как уловка. Всему виной его вспыльчивость, гордость и упрямство, которые при столкновении с упрямством Аяны вызывали новые и новые ссоры. Меньше всего ему бы хотелось ограничивать свободу, которую она недавно приобрела, видеть, как девушка рисковавшая ради него жизнью злится или грустит. Держать дистанцию - самое лучшее решения в их ситуации, но у него для этого никогда не хватит выдержки. Не хватит, если Аяна будет постоянно обижаться, не понимая его.   
- Куда ты опять от меня уходишь? Ты же видишь, без тебя я снова попаду в беду, - низкий голос лейтенанта прозвучал совсем по-другому нежели миг назад, тихо и нежно, со знакомой смешинкой. Отбросив сомнения, он привлек Серокрылую к себе и крепко обнял.
Публика бурно зааплодировала - по трапу вслед за своими бравыми воинами спускался герой дня, капитан Айфед. На эльфийскую пару никто не обращал внимания.   
- Ради меня еще никто не рисковал жизнью. Наверное, я и правда тебе дорог.
Он вспомнил, как услышал голос Аяны в душном трюме... И в самом деле при чем же тут лошадь. Вот дурак.
- И ты дорога мне, любимая. Я напрасно пытаюсь не подпускать тебя близко к сердцу, ты глубоко засела в нем с первой нашей встречи. Но ты же сама видишь, что это безнадежно чувство. В тот раз мне следовало проехать мимо, Накилону было бы проще сделать тебя счастливой. - Руфио усмехнулся, - Он парень воспитанный, о лошади бы некстати не спрашивал и с непристойные предложениям бы не приставал. А я слишком долго прожил в казармах, и не умею общаться с такой девушкой, как ты. Он бы быстро завоевал твою любви и  расположение твоего отца.
Было тяжело говорить эту истину, с которой бы согласился каждый мудрый эльф в Сильмариле. В горле пересохло, лейтенант чувствовал, как дрожат руки, а по груди разливается боль. Сердце протестовать против каждого его слово, но разум твердил, что он поступает правильно, пытаясь поставить точку во вчерашнем разговоре. Он надеялся, что Серокрылая его поймет, и не будет делать попытки отстраниться от нее сложнее.   
Он усмехнулся, представив себе единственное возможное для них будущее, которое едва ли могло быть привлекательным для наследницы лорда Деворела.
- Все, что мог бы сделать я, тайно на тебе жениться, - с иронией сказал эльф, - поставить твоего отца перед фактом и предоставить ему неоспоримый аргумент - наших детишек.

Отредактировано Руфио (2018-03-02 11:36:38)

+1

21

- Отпусти, - шикнула эльфийка, пытаясь вырваться из крепкого мужского хвата. Для эльфа, который ещё пять минут назад отсиживался в трюме и выглядел полумёртвым пленным, он оказался достаточно сильным. Или же это Серокрылой подсознательно не хотелось вырываться из его рук.
Рыжая бестия – пока ещё шатеновая – повернулась лицом к эльфу, стоило ему поставить её на землю рядом с лошадью и начать отсчитывать, словно маленькую. Вот уж смена Сулмердиру подрастала. Сменила одного самовлюблённого тирана на другого! А ведь это Руфио учил её показывать зубы, шипеть и щериться, если кто-то пытается ущемить её в правах, и вот те раз! сам лейтенант делает то же самое, уподобляясь её привычному окружению.
Да, возможно, она была неправа, когда решила отсчитать эльфа на глазах у ауреллонцев, но о сказанных словах не жалела. Они накопились у неё ещё со вчера и, не найдя желаемого отклика после пережитого, Аяна выплеснула все эмоции. В утешении, как ей казалось, она не нуждалась и в уговорах тоже, а уж когда гордый эльф решил её остановить и провести поучительный урок, захотелось только рыкнуть от злости и гордо ускакать куда-нибудь, как поступила бы, наверное, любая другая более инфантильная и эмоциональная дама. Серокрылая осталась на месте, краснея, казалось, до кончиков подрагивающих от злости длинных ушей, и неотрывно смотря на источник своего плохого настроения.
- Иду искать твоего дурацкого коня, - всё ещё зло выпалила Аяна и предприняла ещё одну попытку освободиться. Отмахнуться от него и юркнуть в седло, чтобы снова проветриться, пока лицо не перестанет краснеть от злости, казалось лучшим решением, чем снова кричать друг на друга, пытаясь доказать свою правоту через гордость и упрямство.
За собственной вспыльчивостью она не заметила, как тон лейтенанта смягчился, как крепкие удерживающие её объятия стали именно объятиями, а не путами, которые крепко привязывают её к эльфу и лишают свободы. Руфио заговорил иначе, возможно, именно то, что она хотела бы услышать без предварительных ссор. Простую истину, которую они оба понимали, но отчего-то не стали озвучивать, словно думали, что слова причинят намного больше боли, чем молчание.
Внутри всё протестовало едва ли не каждому слову лейтенанта. Не любимая.  Не засела. Не сделал бы счастливой. А, может, и пристал бы, дождавшись свадьбы! В некоторых суждениях она лишь отчасти была права, а другие, оброненные лишь в мыслях, остались лишь отголосками злости и боли, которые смешались внутри и мешали видеть то, что уже некоторое время находилось у неё под самым носом.
Она перестала пытаться оттолкнуть лейтенанта от себя, хотя взгляд по-прежнему убегал куда-то с его лица, только чтобы не встречаться с его глазами.
Сулмердир никогда не нуждался в расположении Накилона и не собирался проникаться отцовскими чувствами к своему зятю. Аяна умолчала, что в тот же день глава Серокрылых собирался убить наследника Дома, а, может, чуть позже, когда его дочь сможет убедить Накилона в своих взаимных чувствах и тогда сама спустит стрелу ему прямо в сердце. План заключался в убийстве, но Серокрылой не хотелось об этом вспоминать. Ни о нежеланном для неё браке, ни об истинных целях своего отца, для которого она стала не больше, чем средством ради достижения собственных целях.
Услышав о свадьбе, Аяна в последний раз дёрнула ушами, но уже не от злости. Краснота сошла с её лица. Девушка слушала. Праведный гнев начал отступать, зверя редкими колокольчиками где-то далеко в её памяти, а на его месте осталось пепелище со вкусом одиночества. Она понимала, что этот союз в глазах её Дома и других эльфов выглядит неправильно и ей не стоило привязываться к ирбису. Влюбись она в Каэроса, вышло бы больше толка. Могло бы быть какое-то будущее, положи они конец этой вражде, а так..
- Ты слишком много болтаешь, - буркнула эльфийка.
Не много, но она не знала, что ещё ответить.
Или всё же знала?
- Отец бы четвертовал тебя на месте.
И это только на словах о браке, а уж после известия о детях.. Повторил бы это снова и снова – сколько было детей.
- С каких пор тебя волнует мнение моего отца? – Аяна нашла в себе решительность и подняла взгляд на эльфа. – Забираясь ко мне в сад и помогая сбежать в первый раз, ты об этом не думал. Защищая перед ним в деревне и помогая вновь избежать брака – тоже. Что изменилось?
[icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

Отредактировано Аяна (2018-03-01 23:30:41)

+1

22

Он говорит слишком много? Руфио уколола злость и досада. Обычно немного яда в диалоге не было помехой, но ему редко приходилось вести тяжелый разговор, открываться собеседнику, делая себя уязвимым. Его знакомые или не создавали ситуации, когда приходилось выяснять отношения, или не стоили нервов и времени потраченных на объяснение. Потребовалось усилие, чтобы сохранить спокойствие, не прикрикнуть на Серокрылую снова или не отпустить ее заниматься полезным делом - поиском их лошадей, но ему удалось не перейти на неприятный тон.
Руфио хмыкнул, найдя в словах девушки что-то смешное. Аяна не преувеличила, напророчив незавидное будущее. Чтобы разозлить лорда д'Коренаэ и заслужить смерть, было достаточно один раз нарушить его планы. Без сомнений, за повторение старой глупости для него выберут что-нибудь интересней петли... Но какой бы именно сюрприз его ждал, итог-то будет один. И порадоваться было чему - эльфу, которого разрубят на четыре части уже будет все равно, на сколько частей его поделят дополнительно. Уже сделав две глупости, можно делать столько глупостей, сколько душе угодно.  
Руфио равнодушно пожал плечами и усмехнулся.
- Тебе лучше знать, как предпочитает извращаться твой отец. Но что бы он не придумал, после нескольких лет жизни с тобой, это может стать для меня избавление.
Регенлейф опустил глаза, ругая себя за неуместную шутку. Склонять Серокрылую к глупостям не было его целью. Наоборот, он хотел объяснить ей, почему в следующий раз не побежит за ней. По крайнем мере, девушка начала его слушать.
Вчера Аяна предоставила его самому искать ответ на вопрос о будущем. Эльф все уже решил, так что размышлять тут было не о чем. Однако несколько раз он ловил себя на том, что примеряет на себя роль мужа Аяна. Регенлейф удивлялся, насколько легко и настойчиво он думает о том, о чем месяц назад и слышать бы не хотел. Посмеялись над собой, он пришел к выводу, что хуже партии Серокрылая найти не могла. Даже если опустить сотню других проблем, Аяна просто не приспособлена, для того, чтобы идти с ним по одному пути, а он не сможет ей дать ту жизнь, для которой она была воспитана.
Он взглянул на Серокрылую, его голос прозвучал уже серьезно.
- Не обижайся на то, что я тебе скажу, Аяна. Я вообще не понимаю, как кого-то может интересовать мнение эльфа, которому не доверяет даже родная дочь. Считаться с такими себе дороже. Если его не интересуют желания близкого, чужой для него тем более ничего не будет значить, - истинные планы лорда лишь снова убедили бы Руфио в своей правоте. У ирбиса было достаточно причин, чтобы недолюбливать Накилона, но получить нож в спину он ему не желал. Аяна верно хранила тайны отца, оставляя гвардейца в неведении, а плохое мнение о главе Дома Серокрылых у него сложилось на основаниях единственной, но запоминающейся встречи, деворельских сплетен и поведения Аяны. Впрочем, может, второму можно доверять больше, чем последнему, раз наследница Коренаэ любые проблемы решает бегством?
- В этом ничего не изменилось. Его мнение меня по-прежнему не волнует. К сожалению, оно будет интересовать всех остальных. Таков закон - аристократке для всего нужно родительское брагословение.
Среди жителей Сильмарила кроме Руфио было мало тех, кто хотел бы подставлять голову под топор. Если рядом не будет стоять лорд д'Коренаэ, кивая на каждое слово в брачной клятве, никто Аяну Д'Коренаэ ни с кем не обвенчает.  
Эльф выпустил Серокрылую из рук и отвел взгляд. Сказать следующие слова было не легко.
- Ты дала мне понять, что ко мне что-то чувствуешь - это изменилось. Я понимаю, что сделать тебя счастливой не могу, но могу хотябы не сделать несчастней.  
Он заставил себя снова посмотреть на девушку.
- Я хочу, чтобы ты поняла меня правильно, Аяна. Дело не в том, что ты  мне отказала, а в том, что у нас не может быть будущего, которое бы ты заслуживала. Мне хотелось бы быть с тобой всегда, не выпускать из объятий, защищать, смешить... Когда ты вернешься домой, для меня это не пройдет безследно. Если бы ты была простая арфистка, я бы встал перед тобой на колено не задумываясь. Но такой, как ты, мне нечего предложить. Будет лучше, если мы забудем о вчерашнем и оставим все как было. Я по-прежнему могу быть тебе хорошим другом, буду оберегать тебя, пока ты не решишь покинуть Раумо.  

+1

23

- Ты прав.
Аяна не стала отрицать. Её отец – не образец родительской заботы, нежности и внимательности. После смерти жены Сулмердир делал всё, как он думал, ради благополучия своих детей, но стремление сделать окружающий мир и в частности город безопасным, обернулось в конечном счёте неконтролируемой жаждой власти. Он перестал видеть, что за пройдённой тропой к цели остаются тени его детей. Они что-то теряли каждый раз, когда отец видел возможность добиться нового положения. Руфио – одна из палок в колесе телеги. Он мешал, по этой причине глава Серокрылых использует любую возможность, чтобы избавиться от мальчишки. Удивительно, что он ещё этого не сделал. Неужели не знает, что Регенлейф приложил руку к бегству его дочери?
- Отец благословил меня на то, что мне не нужно, - эльфийка горько улыбнулась.
Благословение на убийство, на устранение конкурента – так это выглядело. Или на союз, который должен был по предположению Сулмердира помочь его Дому окрепнуть. Таким был первый брак, который Аяна не захотела принимать, но сейчас подумывала, что, возможно, не убеги она тогда с первым встречным, не зная его имени, всё могло бы сложиться иначе. Отец уж точно бы не смог выдать её замуж за эльфа, которого ей потом придётся убить собственными руками. Но у неё больше не было этого шанса. Только вновь воспротивиться его воле и надеяться, что в этот раз что-то изменится.
Она его выслушала. Не совсем была согласна, но не знала, как ответить правильно и как стоит поступить. Аяна понимала, что не сможет вечно прятаться в доме Каэроса, жить на правах арфистки (с её музыкальными талантами можно поспорить) и притворяться невестой Руфио, чтобы в один прекрасный день разыграть расторжение помолвки, потому что дальше этого театрального этюда двигаться некуда. Навряд ли ей позволят остаться в Раума. Рано ли поздно отец отыщет её. Кто-то из прислуги может взболтнуть о новой арфистке, которая таинственным образом появилась в Доме Бурерождённых в тот же период, когда сбежала несостоявшаяся невеста Солнцеликого. Конечно, никто напрямую так не скажет, но ничто не мешает Сулмердиру проверить эту теорию. И что тогда? Ей придётся вернуться домой, потому что она не приспособлена к жизни за пределами своего дома. Она не привыкла жить иначе. Даже жизнь в Раумо не такая тяжёлая, как та, что ожидаёт её, откажись она от всего.
- Забирайся в седло.
Наверное, ей стоило что-то сказать в ответ на слова Руфио. В конце концов, он сказал много всего, но.. Аяна казалось, что она будет навязываться ему. Возможно, в чём-то он всё же прав. Ему нужна женщина, которая сможет о нём позаботиться в том числе, а что она может предложить ему взамен? Чувства остынут, а за ними не останется ничего.
- Поищем Аврана, пока он не объел все клумбы в Ауреллоне, - девушка попыталась улыбнуться, но по-прежнему неосознанно избегала взгляда с эльфом. – Да и зелье не будет действовать вечно.. Мы здесь задержались.
[icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [07.04.1082] Почему его?!