Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре май — июль 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Алекто Сэлтэйл Гренталь Лиерго Джем Перл Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [06.04.1082] Это было у моря


[06.04.1082] Это было у моря

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Локация
Гвиндерил, г. Ауреллон
Действующие лица
Аяна, Руфио
Описание
предыдущий эпизод - [06.04.1082] Короткий путь, да?
Лейтенант Бурерожденных наконец достигнул цели путешествия, не потеряв на этот раз ни послание, ни свою прекрасную спутницу. Успешное завершение дел следует отметить и как следует отдохнуть и повеселиться.

0

2

Всю дорогу эльф не переставал петь ловкости Аяны дифирамбы. Мало того, что послание вернула, так еще и обеспечила им безбедное существовали в Ауреллоне. Добыдчица! Нет, он вовсе не поддерживал воровство, даже если жертвой были его недруги. Но разве это была кража? Просто госпожа позаимствовала немного денег у своих солдат. Будем считать, что почтенный Сулмердил дал своей любимой дочери денег на карманные расходы.
- Моя богиня! - не унимался парень, чем, наверняка, уже порядком надоел аристократке. Очень уж ему нравилось, когда Аяна злилась. Тем не менее лейтенант проявил невиданную щедрость, одолжив девушке свой плащ, чтобы прикрыть недостатки ее платья, едва пережившего суровые будни деворельской таверны.
О том, что они приближаются к порту свидетельствовал свежий морской воздух и запах соли, чего Руфио не мог оценить из-за отекшего носа. Зато слышал шум бьющихся о камни волн. Вид открывшийся со змеившейся по утесу дороге говорил за все. Солнце склонилось к кронам леса, и море тонуло в изумрудной тени. Карабили с горящими в лучах заката парусами были похожи на бумажные фонарики, которые дети запускают на реки и загадывают желания. Белокаменный Ауреллон сверху выглядел, как сверкающая перламутром раковина.
В городе всадники быстро отыскали нужный магазин. Продавец сразу послал их в погреба за хозяином, где их встретил человек с седыми бакенбардами. В прошлом хозяин винных погребов Ауреллона был моряком, о чем свидетельствовала его пожара фигура и широкие плечи.
- У меня для тебя послание. Говорят, ты знаешь, что с этим делать дальше.
Человек задумчиво посмотрел на сверток пергамента с печатью, чуть пожал плечами. У Регенлейфа вдруг сложилось верное впечатление, что Меллекар не знает ровным счетом ничего.
- Кто тебе дал в нос? - осведомился кавист добродушно улыбаясь. Руфио уже давно заметил, что все личности, чья профессия связана с алкогольными напитками веселы и легки в общение. Все, кроме корчмарей... Меллекар перевел взгляд на Аяну. - Ты? Правильно сделала.
Человек так просто сломал печать с гербом Бурерожденных, что Руфио невольно вздрогнул. После всего пережитого бездумное обращение с посланием ему показалось сродни надругательству над святыней.
- С каких пор тебя посылают с заказом вина? Я думал, ты личный телохранитель лорда.
Мужчина бросил записку на стол и направился в глубину погреба - Руфио, не веря собственным ушам, резко записку схватил.
Лейтенант зло прищурился глаза и сжал пергамент в кулаке... Ну, пусть не удивляются, если из какой-нибудь бочки убудет пару литров. Ему сразу показалось подозрительным, что адресатом "очень-очень секретного" послания был Меллекар.
- Хорошо, все есть. Передай лорду Каэросу, что до двух дней все привезем.
- Ладно... - процедил эльф, все еще хмурясь, - какое у тебя тут самое дорогое вино, Меллекар.
Человек выглянул из-за огромной бочки, вопросительно посмотрел на воина. Поговаривают, что гвардейцам правящих Домов Деворела хорошо платят. Но насколько хорошо?
- Еще осталось две бутылки "ледяного вина". Заморское. У вас такое сделать невозможно - морозы в Гвиндериле редки...
Лейтенант лишь сделал жест рукой. Избавь меня от подробностей.
- Это именно то, что хотел мой лорд. Давай сюда две бутылки и запиши на счет Раумо.
В эту минуту лейтенант был похож на хитрого хорька. У него был свой своеобразный способ мести. Меллекар, однако, было не так просто провести.
- Как скажешь, - сказал человек, подавая эльфу высокие узкие бутылки из хрусталя. В своем послании, он упомянет, кто именно обязан Каэросу за высокий счет.
- И так, мы на месте и возвращаться домой раньше утра я не собираюсь. - сообщил лейтенант девушке, когда они снова оказались на улице, став легче на дурацкое послание и тяжелее на две бутылки вина. Он заметно повеселее,   - Как насчет нового платья? Я с тобой в таком виде по улицам ходить не буду! - Руфио усмехнулся, бросив взгляд на самое надежное место для хранения секретных посланий, - Тем более, раз ты позвала меня на свидание.

+1

3

За дорогу до Ауреллона Аяна успела пожалеть о своём поступке. Она могла вручить послание Руфио и вернуться домой – к Каэросу, разумеется, но теперь же после инцидента с так называемым воровством она вынужденно слушала дружеское подтрунивание Регенлейфа. Сначала Серокрылая молчала, в качестве благодарности за проявленную заботу с плащом, но лейтенант не останавливался на достигнутом, а дорога была долгой и утомительной, чтобы не воспользоваться случаем разнообразить её весельем.
- Продолжишь в том же духе, и я тебе нос сломаю, - пообещала эльфийка, кивков указывая на не менее потрёпанный вид лучшего друга Бурерождённого. А что? У каждого терпения и доброты имеется свой предел. Она вот свой исчерпала. Тем более что, осознав свой поступок, проделанный на эмоциях, эльфийка начала страдать от чувства вины и грызущей её совести. Она отлично знала своего отца – ему оправдание в качестве дважды пробитой головы, драки в таверне и воровства за оправдание не сойдёт. Лейтенанта гарпии в лучшем случае лишат звания, должности и попрут из Серокрылых. В худшем… Аяна надеялась, что у отца хорошее настроение. Вот только откуда ему взяться, если его родная дочь предала его, скрывается и испортила все планы по устранению конкурентов? «О, Алиллель», - эльфийка мысленно вздохнула, надеясь, что всё обойдётся.
Аяна негромко посмеялась, стараясь сдержать веселье, когда Меллекар заговорил о разбитом носе лейтенанта. Похоже, что такие моменты для Руфио не в новинку. Так что ещё кого должен подтрунивать по дороге обратно? В отличие от Регенлейфа, которому истинная суть его визита в Ауреллор не понравилась, Серокрылая развеселилась окончательно и от души посмеялась, когда корчмар оставил их наедине с ароматными бочками. Ей так и хотелось съязвить по поводу важного задания и ценности телохранителя наследника Дома, но внутреннее чутьё подсказывало, что эту шутку лучше приберечь на потом, пока лейтенант не остынет. Получить по шее вместо Каэроса она не хотела, а Руфио, кажется, был близок к тому, чтобы прибить чьи-то уши гвоздями к бочкам.
Истинную причину такого хода от Каэроса Серокрылая поняла уже позже, когда веселье начало спадать. Возможно, на эту хитрость Каэроса надоумила его мать, свято уверенная, что эти двое – Аяна и Руфио, давно не имели возможности побыть наедине вне стен дома, где им запрещено творить всякое непотребство. Одна прогулка на двоих под видом деловой и важной миссии для главы Дома – хороший повод сделать всех довольными. Ну или почти всех.
- А чем тебе не нравится мой новый плащ? – Аяна важно прощеголяла перед лейтенантом, демонстрируя ему его же вещь, которая ныне находилась в пользовании одной арфистки.
Честно говоря, Аяне самой не нравился её до жути потрёпанный вид. Не помешало бы привести себя в порядок – хотя бы волосы вновь собрать в приличную причёску, а платье… Эльфийка остановилась и задумалась, а почему бы и нет? В конце концов, часть денег она уже раздобыла. Правда, не совсем честным путём, но если отбросить эти мысли в сторону, то вполне можно позволить себе покупку.
- Говорят, что здесь, из-за близости с ламарами, можно найти много интересного, - не то что бы Аяна хотела прикупить себе лёгкое и полупрозрачное платье, но посмотреть-то можно? Здесь должно быть множество всяких безделушек, которые так нравятся девушкам, а она впервые покинула Деворел. Можно немного насладиться этим временем.
Несчастного Руфио никто за язык не дёргал, ему пришлось следовать за Аяной и пытаться не уронить ценный алкогольный груз, который вызывал у некоторых стражников интерес и желание отхлебнуть чужого добра за здрасте.  Украшения Аяну не привлекали. Одежда – тоже, хотя эльфийка умудрилась прикинуть на себя пару-тройку полупрозрачных ламарских платьев, постесняться, увидев некоторых представителей этой расы, щеголяющих с открытыми животами и откровенно прозрачной одеждой. Сама же она выбрала себе одежду более скромного вида, украшенную морским орнаментом тунику до колена и воздушные шаровары под неё. Скромно, прилично, что-то в новинку, но в седле ехать значительно удобнее, чем в порванном плате арфистки. Вычесав волосы, Аяна не стала утруждать себя причёсками, и позволила толстым тёмным локонам рассыпаться по плечам и спине. На десерт эльфийка присмотрелась к оружейной лавке, успела облюбовать лук, но отказала себе в покупке оружия, потому что стоил он прилично, а вернуться с ним домой и не вызвать вопросов не выйдет по многим причинам.
Пустой желудок возмущённым урчанием напомнил о пропущенной трапезе. Со вчерашнего дня там ничего не было.
- Думаю, мы ещё успеем погулять.
Потратив часть вырученной суммы, Аяна прикидывала, куда они смогут податься и где набьют животы. Не мешало бы озаботиться ночлегом, потому что в ночь они после такого насыщенного дня вряд ли куда-то отправятся.
- Так где тут твоя мама? – усмехнулась эльфийка, вспомнив старый разговор, когда они уже садились за выбранный столик. – Могли бы сейчас отведать домашней еды.[icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

Отредактировано Аяна (2018-01-08 15:46:53)

+1

4

Прогулки по рынкам никогда не прельщали лейтенанта. Слишком тут было много народу, то и дело кто-то путался под ногами, постоянно кричали над ухом. В Ауреллоне, населенном представителями всех рас, действительно можно было приобрести много вещиц, которые в Девореле было не сыскать. Но после первых десяти минут разнообразие начало сливаться перед глазами, а зазывания купцов казались противным,  как визг цикады. Руфио был терпелив, а Аяна, к счастью, не задерживалась у лавок долго, как это обычно принято у женщин. На откровенные наряды морского народа он смотрел с опаской. Что это за новый способ издевательства? Для полета фантазии здесь уже попросту не оставалось места. "Платья с намеком", - сказал лавочник, доставая для Серокрылой "платье" на котором ткани было по минимуму.
- С намеком? По-моему, это прямое предложение!
Решив не портить Серокрылой удовольствия от покупок своими косыми взглядами и скучающей миной, Руфио вышел из лавки на улицу. Здесь он долго один не пробыл, а новая встреча показала, насколько мал Гвиндерил. Стражников, в которых он не сразу признал бывших сослуживцев из королевской армии, привлекло знакомое лицо, но больше диковинные бутылки вина. К слову, эльфу уже поднадоел таскать с собой этот груз. На вопрос "что это?" он не мог дать однозначный ответ, зато был хороший повод попробовать это самое "ледяное вино" и запить встречу. Все трое пришли к выводу, что это пойло для девочек и изнеженных аристократов. Слишком уж сладкое, как мармелад, но крепкое - хоть что-то хорошо. "Хороший выбор," - двусмысленно сказал ему один из стражей, подал руку на прощание, и направляя взгляд за спину лейтенанта.
Руфио проследил за его взглядом. Аяна уже вышла из лавки, успев переодеться. Серокрылая умела выбирать не только быстро, но и правильно.
- Хороший выбор, - повторил за знакомым лейтенант. Длинная туника и шаровары - как раз, чтобы он снова что-то не забыл или не полез в драку, из-за того, что кто-то пялится на голый пупок его спутницы.
После череды неприятностей, незабываемых приключений и долгого пути эльф успел изрядно проголодаться. Местная таверна внешне отличалась от эльфийских. Колонны из раковин подпирали расписанный бревенчатый потолок. Ближе к огромному, во всю стену очагу, рисунки терялись под слоем сажи и копоти. Приятное, светлое местечко, и если бы не запах жареной рыбы впитавшийся в каждый камень и каждую балку, Руфио бы остался доволен. Они заняли столик в углу у окна, так же как и колонны слепленный из глины и раковин.
Они заказали тоже, чем им не удалось полакомиться в Девореле. Только пинту принесли одну. Аяне эля нельзя. Все же помнят, что случилось на чердаке Раумо. Пусть они и далеко от Деворела, окружающих удивило превращение брюнетки в рыженькую.
- Повторюсь. -  лейтенант деловито срезал румяную корку с куска оленины,  откладывая лучшие кусочки мяса Аяне на тарелку. Вжился в роль заботливого жениха, не иначе,- Мама у меня одна, и с ней ты уже знакома.
Ни Айла, ни Ланайя бы их не оставили мучиться от голода. Как настоящие хозяйки, накормили бы "детей" так, что они бы еще пару дней не могли двигаться. Еще бы и с собой завернули. Увы и к счастью, в Ауреллоне у Руфио действительно не было родственников. Хватит ему и той семьи, которая у него есть. Интересно, сколько еще раз Аяна вспомнит о его безобидной лжи.
- Зато отца у меня два, если это так можно назвать, - поддержал разговор лейтенант.
Он усмехнулся. Если отец это тот, кто больше всех воспитывает, надокучает настоятельными советами и старается организовать жизнь родственника, именно так, как он не хочет, то Аргалад ему больше отец, чем замкнутый Алискер. Но вычеркнуть одного из этих мужчин из его судьбы было невозможно - без одного из них он бы уже не был тем Руфио. Кто бы, если не Алискер прятал бы его в своей мастерской от рыбного супа и уроков Аргалада, кто бы купил ему первый настоящий меч и нашел учителя фехтования?  Без участия Аргалада родители Руфа вырастили бы из него избалованного маменькиного сыночка, но прежде он бы сжег дом неконтролируемыми всплесками магии. Кстати, Аргалад его тоже пару раз прятал от рыбного супа, но не безвозмездно - пришлось делать уроки.
- Первый, между прочим, отличный ювелир. Рекомендую. Хотя, уверен, у тебя найдется полно вещиц с его клеймом. Второму, моему дяде, ты обязана зельем изменения внешности. Так что ты заочно знакома со всей моей семьей. А вот я о своей теще ничего не знаю... Несправедливо. Что она думает по поводу двух попыток выдать тебя замуж подороже?

+1

5

- С тобой не всегда понятно, что правда, а что нет, - смешливо фыркнула Аяна, не забывая периодически напоминать о косяке Руфио. Ну как тут смолчать, когда они в том самом городе. До которого в прошлый раз так и не смогли добраться? Это же самый смак! Впрочем, если поразмыслить, то что соврать, что недоговорить – одно и то же. И там, и там, считай, фактическая ложь. Аяна сама не предупредила лейтенанта Бурерождённых о том, с кем он верхом уезжает из Дома Серокрылых, если он, кончено, сам раньше времени не сообразил, но это уже мелочи.
Получив свою тарелку с порцией сочного мяса, Аяна взялась за столовые приборы и приступила к трапезе, пока Руфио продолжал одновременно ухаживать за ней и рассказывать о себе и своей семье. Когда бы ещё они решили разговориться и поделиться чем-то личным? По сути, в этом не было никакой необходимости, ведь всё, что они отыгрывали на публику для семьи Каэроса и их окружения – спектакль, которому не обязательно выглядеть натурально и, тем более, действительно быть странным романом под носом у главы Дома.
- Два? – Аяна удивилась, подняла взгляд на эльфа, ожидая ответа.
Ей повезло лично пересечься с дядей Руфио при неудачной попытке кражи. Что-то она успела узнать из уст болтливой дочери Аргалада, но не помнила, чтобы в разговоре упоминался отец Руфио или он мелькал в том доме, где она волею случая познакомилась с настоящей матерью Регенлейфа.
- Не знаю, - Аяна спокойно ответила на поставленный вопрос и дала пояснение после того, как прожевала кусок мяса, потому что говорить с набитым ртом даже для арфистки неприлично. – Она умерла, когда я была ещё ребёнком.
Старые раны едва ли болят слабее, чем свежие. Серокрылой всегда не хватало материнской руки. Она не знала, каким был отец до её кончины, но Энтрос всегда говорил, что отец сильно изменился после того, как мать стала частью круга жизни. Он озлобился и пытался всеми силами добиться в городе более влиятельного положения, что нисколько не радовало ни его сына, ни, тем более, дочь. Энтрос сам бежал из Деворела, отправился на учёбу, где уделял время тому, что интересовало его больше всего, но в глазах отца оказался сыном, который не оправдал его надежды. Зато была послушная Аяна, которая перед страхом одиночества и в отсутствии настоящего защитника боялась сказать слово против отцу.
- Я плохо помню её характер, но… брат говорил, что мать у меня была дама не робкого десятка и могла любому дать в нос, так что, уверена, тебе бы за похищение влетело, - эльфийка усмехнулась, пытаясь свести разговор в шутливое русло и спрятать за стеной старые раны. – Зато с моим отцом ты успел лично познакомиться семь лет назад, а вот я твоего отца не видела, даже если у нас дома что-то сделано его руками.[icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

+1

6

- Прости. Мне жаль, - типичный ответ для такой ситуации. Даже если в этой фразе чувствуется искреннее сожаление, ее никогда не бывает достаточно, чтобы почувствовал понимание и поддержку собеседника.
Эльф нахмурился, жалея, что вообще начал разговор о семье. Разговор должен был быть весёлым и не напоминать о смерти. Ему не довелось терять родных, но он знал, какого хоронить друзей. В какой-то части в этом был виноват Сулмелдил д'Коренаэ, в какой-то Каруно Их'Дрим, в какой-то даже Морохир, но этого верный гвардеец Бурерожденных пока не осознавал, виня только лордов других Домов. В гвардии с этим давно смирились - они просто солдаты и их долг отдать свою жизнь в интересах господина, и не думать о том, что отдают ее глупо или берут чужую зря.
Ему не было жаль главу Серокрылых. Утрата супруги плохое оправдание. Каждый кого-то теряет. Но Руфио было жаль Аяну, которая ему была симпатична больше, чем должен был бы симпатизировать дочери врага своего господина.
Слова Аяны оторвали его от размышлений. Точнее одно слово, с которым он никак не мог согласиться или махнуть на него рукой. Лейтенант даже забыл о еде. Посмотрел на Аяну очень, очень серьезным взглядом.
- Подожди-ка, я тебя не похищал - возмутился Руфио, - Вспоминай: ты пристала к незнакомцу, который влез в твой сад, воспользовалась его бедственным положением и вместо того, чтобы бескорыстно отдать коня, ты, как какая-то ушлая торговка, потребовала плату. За неимением другой возможности, я тебе предложил незабываемое приключение.
И приключение получилось более, чем просто незабываемым. В нем было все: почти рыцарь на белом коне, побег "в закат", пряничный домик с чудовищами внутри и хуже того, знакомство с лордом д'Коренаэ. Уже из-за последнего у Руфио возникло впечатление, что за коня он переплатил.
- Спустя семь лет, я тебе подал руку помощи, и ты ее приняла, - продолжал эльф, - Так что я не похититель, и с такими словами нужно быть осторожней. Народ, услышав историю, любит преувеличивать. В следующий раз рискуешь услышать рассказы о том, как лейтенант Бурерожденных похитил и совратил наследницу Серокрылых. Или и того хуже...
Он так и не договорил, что может быть хуже. От накатившего возмущения и напоминании о его пусковой травме, нос начал гореть. Руфио приложил к нему холодненькую пинту с элем. Хорошие новости, он уже мог дышать и различать запахи. Но что-то ему подсказывало, что его нос еще долго будет центром угроз Серокрылой.

Отредактировано Руфио (2018-01-10 16:43:17)

+1

7

Совместно с Руфио


Ооо.. Это лицо и реакция Руфио стоило того, что ещё раз назвать его похитителем. Они оба знали, что на самом деле ни о каком похищении и речи не шло. В той ситуации Аяна могла спокойно постоять за себя, позвать стражу, напустить на незваного гостя магию или устроить ему такую аренду коня Серокрылых, что он бы ни сидеть, ни стоять не смог, но вместо этого она воспользовалась ситуацией. Глубоко внутри себя послушная девочка Сулмердира ждала возможности избавиться от нежеланного брака и перестать вмешиваться в городские интриги, потому что они в прошлом обернулись для её матерью смертью, для брата добровольной ссылкой, а для неё – лишеньем сразу двух близких эльфов. В глазах главы Дома всё выглядело, конечно, иначе. Несмотря на это помолвка была расторгнута на радость девушке со стороны жениха, что дало Аяне семь лет спокойной жизни без замужества.
«Того хуже» закончилось тем, что Аяна, нарушая все правила этикета, приподнялась, нависла над столом, опасно балансируя новой одеждой над жирной и несъеденной олениной, чтобы в качестве компенсации, нахлынувших чувств или желания сгладить ощущения лейтенанта от обвинений и повреждённого носа, поцеловать его. Недолго, но достаточно, чтобы Руфио осознал, что это происходит по-настоящему и его не разыгрывают, но в то же время не сильно увлекаться происходящим и вспомнить о приличии. Хоть немного.
Эльф не отстранился, но и на поцелуй не ответил. Чего бы не добивалась Серокрылая своей выходкой, реакция лейтенанта была вовсе не такой, какой бы следовало ожидать от законного жениха.
- Что ты творишь? - нахмурился он.
Отстранившись и заняв своё место, Аяна негромко вздохнула – понимайте, господин лейтенант, как хотите. Конечно, она наверняка не знала, какой будет реакция Регенлейфа. Может, он бы начал на неё бурчать, как в доме Каэроса, что маловато будет и надо бы добавить, а, может, замер бы от ступора и пролил на себя холодный эль от неожиданности её поступка, но в Руфио проснулся вредный ворчун. Под стать его повреждённому носу, ага.
- А на что похоже? – совершенно невинно осведомилась эльфийка и, не обращая внимания на возможный ответ, вернулась к поеданию оленины. А что ещё сказать? Она старалась сдерживать эмоции и придать себе самый непринуждённый вид, хотя так и хотелось показать лейтенанту язык.
- Похоже на то, что ты надо мной издеваешься. - Руфио усмехнулся. Он правда не знал, как это понимать.  - Знаю, что мои шутки иногда... чересчур, и я сам нарвался. Ты сама должна понимать, что мы слишком разные: ты принцесса, а я простой солдат. И из этого ничего хорошего не выйдет. А если ты все-таки издеваешься... То ты просто жестокая избалованная девчонка.
- Ну… - задумчиво протянула Аяна, дожевав кусок оленины. – Я не принцесса. Я скромная арфистка, а ещё я твоя невеста, если ты не забыл, - эльфийка смешливо фыркнула. Отчасти озвучена правда. Она действительно не принцесса, хотя имеет благородное происхождение, но, увы, не простая арфистка на службе у Бурерождённых и уж тем более не невеста. – А насчёт разные… - весёлость утекла из голоса Серокрылой, она перевела взгляд на посетителей в зале, словно пыталась что-то для себя решить. – Ты во второй раз спасаешь меня от нежеланного брака, - она хмыкнула, потому что говорить серьёзно было неловко, а признаваться в этом ещё тяжелее. – И.. я что-то не припоминаю, чтобы ты задумывался о наших отличиях, когда требовал с меня плату в доме Каэроса.
Да-да!
Развить тему не вышло. Двери в заведение распахнулись, дверная ручка с неприятным хлопком ударилась о стену, что привлекло внимание некоторых из посетителей, вызвав разумное недовольство. Аяна подняла взгляд, отвлёкшись от диалога с Руфио, а потом медленно стекла под стол.
- А им что здесь надо? – шикнула эльфийка, искренне негодуя по поводу появления старых знакомых. Одного с перевязанной головой, а других просто помятых и недовольных. Вот что гарпиям понадобилось в Ауреллоне, да ещё и в конкретно этой таверне? Неужели во всём портовом городке других заведений не нашлось!
Неудачливая тройка, кажется, пришла не за двумя остроухими беглецами, а в поисках чего-то другого, более похожего на подобие отдыха. Они прошли в заведение, уселись за барную стойку и заказали эля.
Аяне совсем не хотелось прощаться с начатым ужином и такой вкусной олениной, но чувство самосохранения подсказывало, что им стоит как можно быстрее собирать свои вещички и бежать.
Эльфийка стала аккуратно продвигаться в сторону выхода, на полпути из жадности и жалости к некормленому желудку успела схватить оленью ножку, пачкая руки во вкусно пахнущий жир, и потянула лейтенанта за собой, пока он не ввязался в очередную драку. На этот раз им точно не нужно никакое послание спасать или воровать. Лучше бы они запаслись вином, лембасами и прочими яствами, устроившись в съёмной комнате. Но кто бы мог подумать, что гарпии и сюда явятся![icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

+1

8

Руфио иронично вздернул брови, снова услышав об арфистке и невесте. Сам виноват. Он так долго строил из себя шута, что окружающие перестали верить в его способность говорить серьезно.
Парень отвел взгляд от Серокрылой.
- Ммм, - протянул он с усмешкой, запив невнятные фразы Аяны элем. Своим ответом девушка его обидела и  разозлила, но он по привычке не подал виду. - Так это была моя плата. Как всегда, по медяку...
Он  помнил свои выходки в усадьбе Раумо или на пути в Ауреллон, до того, как началась эта погоня за утерянным посланием. Были и другие, которые так же не вязались с его реакцией здесь, в таверне. Сначала делая, а потом думая, он не размышлял над тем, к чему ведут его шуточки. Задумался он только сейчас, когда Аяна по собственной инициативе решила наградить его за две не состоявшиеся свадьбы.
К счастью, сад, в который он влез семь лет назад, не принадлежал венценосной семье, встретил он там не принцессу и не принцессу прятал в усадьбе своего лорда от воли ее отца. Но смысл тот же. Все как в банальной сказке, которые мамочки рассказывают перед сном своим несмышлёным деткам, чтобы они стали еще капельку глупее. Принцесса и сапожник, принц и дочь мельника. Все эти неправдоподобные истории заканчивались  туманной фразой "И жили они вместе долго и счастливо".  В реальном мире самый лучший эпилог подобной истории был бы таков: "Они жили долго и счастливо, потому что порознь".
Причина его хмурого вида и последовавшего серьезного "разговора" была в том, что ему выходка аристократке понравилась. Не так, как злому шутнику, который всеми способами пытается поставить наследницу вражеского Дома в неловкое положение (ведь это она его поставила в неловкое положение), и не так, как жениху, который может с уверенностью сказать, что эта женщина принадлежит ему.
Он твердо решил больше не подымать этот разговор, напрочь отказаться от совместных поездок и ограничить встречи с Аяной до того минимума, при котором их легенда о невесте казалась бы более или менее правдоподобной.
Лейтенант обернулся на хлопок двери. Приход Гарпий было сложно не заметить, но ирбис не стал придавать их появлению особого значения. Возможно, они искали Аяну д'Коренаэ, а может их тоже послали с важным поручением "за вином"? Как бы там не было, им с Серокрылой ничего не угрожает, пока действует зелье, а Руфио драк на сегодня было достаточно - на рожон он снова не полезет. Но Аяна отреагировала, как медуза выброшенная на поверхность: поспешила стечь и смыться.
Руфио недовольно забурчал, когда его схватили и потащили к выходу. Он едва успел схватить пинту с элем и допить напиток - не отказывать же себе в удовольствии из-за каких-то трех куриц.
На улице быстро темнело. Ауреллон особенно был красив ночью, когда город оживал под действием вечерней прохлада. Пробиваясь, сквозь переливы музыки и толпу гуляющих, лейтенанту хотелось поскорее оказаться на постоялом дворе. Он был уверен, что и его спутнице не терпится отдохнуть после насыщенного дня. К тому же у них еще было много дел. Было бы глупо тащиться с двумя бутылями вина назад в Деворел. Надо было замести следы своей маленькой мести.
Купив по дороге всякой мелочи в качестве закуски, они наконец прибыли на гостиный двор. Судя по обстановке такой ночлег не мог себе позволить простой путник, но благодаря деньгам Гарпий, они вдвоем могли рассчитывать на удобный отдых.
- Две комнаты, - сказал лейтенант встретившему их хозяину после короткого приветствия. - Желательно подальше друг от друга. Можно на разных этажах.

Отредактировано Руфио (2018-01-13 13:30:36)

+1

9

Если бы не гарпии, Аяны бы обиделась на то, что Руфио оценил её поцелуй в медяк. Раздражённость лейтенанта вместе с его плохим настроением эльфийка заметила уже после побега из заведения. Есть оленину на ходу было так себе, но зато ушли не с пустыми руками и отчасти с накормленными желудками. Насколько это вообще возможно при их ситуации. Серокрылая пыталась понять, что гвардейцы её дома забыли так далеко от Деворела, но ответ был достаточно простым и понятным – скорей всего отец послал их искать наследницу дома везде, включая Ауреллон. Возможно, кто-то прознал о зелье изменения внешности и напел о направлении, куда направилась парочка или ещё что.
Аяна шумно выдохнула от накатившей на неё усталости. Ей надоели эти прятки и постоянный страх, что их найдут и разоблачат, но возвращаться домой не хотелось.
Мысль о том, что Руфио на неё обиделся, мелькнула, когда он попросил две комнаты и подальше друг от друга на постоялом дворе. Не то что бы Аяне хотелось делить комнату с мужчиной – это привносило в жизнь молодой девушки определённые неудобства, связанные не только с одной кроватью, невозможностью нормально переодеться, учитывая, что переодеваться ей было банально не во что, но и другие не менее важные моменты, но дополнения про отдалённость выглядели странно и.. неприятно?
Она не успела ничего спросить или сказать, хотя её взгляд это подразумевал. Хозяин положил перед ними ключи и сообщил, прежде чем на него посыпятся вопросы:
- Один этаж, рядом, в одной комнате.
Аяна скосила взгляд на ключи, будто не верила, что на всём постоялом дворе не найдётся какой-то захудалой каморки в довесок к ещё одной комнате, чтобы разместить двух путников.
- Сейчас сезон, много постояльцев, - хозяин показал на заполненный зал, где ужинали гости. – Комната просторная, так что, если хотите..
Эльфийка взяла ключи, увидев, что в заведение зашла новая компания. Лучше одна комната на двоих, чем спать под открытым небом или в конюшне вместе с лошадьми.
Комната на удивление оказалась просторной. Ещё бы, за такую сумму! Хозяин достаточно щедро получил за апартаменты, в которых вынуждены ютиться двоя без возможности нормально спать и, похоже, с необходимостью терпеть друг друга. Лёгкий ветер всколыхнул занавески – прошлые постояльцы не утруждали себя необходимостью закрыть двери, ведущие на балкон. Для девушки, которая родилась и выросла в роскоши, ничего удивительного в этом не было. Она оценила вид на город, который, несмотря на свой промысел, выглядел в её глазах чарующе прекрасным, спокойным и достаточно гостеприимным, чтобы здесь жить.
- Знаешь.. – неожиданно заговорила Серокрылая, когда наклонилась, устроив локти на перилах и всмотрелась вдаль. – Моя мама раньше здесь жила. Незадолго до того, как её не стало, она перебралась сюда – ухаживала за дедушкой. Он не захотел ехать вместе с ней в Деворел.. Не удивительно, - она горько усмехнулась. – А вот меня сюда с братом не пустили, - в глазах Аяны мелькнула старая грусть. – После смерти дедушки она вернулась в Деворел, но лучше бы осталась здесь.[icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

Отредактировано Аяна (2018-01-12 23:45:24)

+1

10

В Ауреллоне, крупнейшем портов городе острова, сезон был круглый год. Пытать счастье вечером в дешевых ночлежках вообще не имело смысла, да и не хотелось. Такие заведения были полны сомнительных личностей, моряков со всех краев света и клопов. Гордым брезгливым эльфа даже в близости подобных заведений было делать нечего. Но, к счастью, в городе было достаточно гостиных дворов, где останавливались более состоятельные путешественники и купцы. Что делать теперь было ясно. Руфио усмехнулся словам хозяина. Один этаж, рядом, в одной комнате?  Мужчина,  похоже, был большой шутник. Пожав плечами, лейтенант собрался идти искать дальше, но Аяна решила иначе. Мудрое решение, учитывая насыщенный день и расстояние до другого постоялого двора. Но Руфио с сомнением посмотрел на Аяну, схватившую ключи. По его мнению ночлег в одной комнате был лишним испытанием.
Тот, кто назвал бы их комнату неуютно, никогда не жил в казарме для сорока солдат. Руфио бросил сёдельную сумку на постель. Хоть кровати две, и на том спасибо. Избавиться от снаряжения после целого дня в пути было приятно. Воспользовавшись тем, что Аяна вышла на балкон, он сменил рубашку и умылся. Прихватив вино, эльф присоединил к девушке.
Аяна заметно погрустнела. Устала наверняка,  вот и приходят на ум печальные темы.
Парень протянул ей не начатую бутылку вина. Пить с горла лучшее вино, которое нашлось в коллекции кависта - многие бы на них посмотрели, как на дикарей. Но Руфио, который считал, что жить нужно проще и не обременять себя мелочами, о поиске стаканов даже не подумал. И так хорошо отдыхать на морском ветерка и смотреть на ночной город.
- Может, так бы было лучше, но она хотела быть с теми, кого любит, - тихо сказал он. Ему показалось, что Аяна подумывает не возвращаться с ним в Деворел. Свою догадку он не озвучил, просто запил непонятную тоску терпкой выпивкой. Пусть делает так, как считает нужным, - Иногда разум говорит одно, а сердце хочет иное.
За подсвеченными цветными фонарями стенами города спокойно шумело темное море. Как огромный спящий зверь, оно с шумом будто вдыхало и выдыхало ночную прохладу. Избегая смотреть на эльфийку, лейтенант устремил взгляд на раскинувшуюся внизу площадь.  По обыкновению Ауреллона там проводили ночные торги. Покругу стояли разноцветные лавки, и пестрая толпа двигалась в музыке.

Отредактировано Руфио (2018-01-13 23:40:25)

+1

11

Аяна повернулась, когда в поле бокового зрения попалась бутылка – Руфио любезно предложил ей честно украденную выпивку, чтобы завершить этот вечер пьяно и расслабленно. Эльфийка приняла бутылку, к которой с непривычки примирялась с видом эстета. При ней к горлу бутылки прикладывались только гвардейцы Дома и то в то время, пока их не видел отец, чтобы не получить нагоняй за пьяное шатание и неуместное веселье. Даже на чердаке Бурерождённого нашлись стаканы, но что-то теперь подсказывало Серокрылой, что нашлись они только по той причине, что «с нами дама».
- Видел бы меня сейчас отец, - усмехнулась эльфийка и непривычно для себя сделала пару пробных глотков. Повезло, что не подавилась и не пролила на себя драгоценную жидкость. – Неплохо, - заключила она, распробовав вино. Оказывается, отсутствие кубков нисколько не портит вкус добротной выпивки, хотя сама выпивка мало что значила для девушки. Да и вряд ли она могла поднять ей настроение или отогнать ту тучу мыслей, которая наползала на неё в тихие и такие редко спокойные мгновения.
Подумав над словами эльфа, продолжая смотреть на горизонт, Аяна медленно поставила бутылку на пол рядом с собой, чтобы ненарочно не уронить её в перерывах между потоком мыслей и попыткой пригубить с горла.
- Разум всегда говорил мне, что нет ничего выше семьи, что долг перед ней важен настолько, что всё остальное, включая собственные желания и стремления, меркнут. «Должна» - это всё, что у меня долгое время держалось в голове, и чем я руководствовалась, пока отец не подыскал мне первую удачную партию для замужества, - Аяна не смотрела на своего собеседника, но вспомнила тот день, изменивший её жизнь лишь отчасти. – Для тебя это всё глупости, верно? Выходить за кого-то или делать что-то против своей воли, просто, чтобы угодить отцу или ради достижения его целей, - этот разговор отчасти уже поднимался между ними семь лет назад, навряд ли с того времени мнение Руфио изменилось. Серокрылая помнила, как он разозлился, когда узнал о том, что она вновь собирается замуж, но на этот раз за Солнцеликого. – Мне, чтобы это понять, понадобилось слишком много времени и.. разговоров с эльфом, который думает иначе и редко держит язык за зубами, - Серокрылая усмехнулась, переведя взгляд на собеседника. – Сердце… указывает на удивительную дорогу. Наверное, даже слишком нереальную, чтобы решиться пойти по ней, - затуманенная мысль осталась без расшифровки, эльфийка перевела тему: - Как твой нос?
Да, она помнила, что лейтенанту хорошо прилетело по нему, и он уже успел отмыться от крови. Пойти и поискать лёд, чтобы приложить его к переносице, поздно, но справиться о здоровье можно в любое время – это проявление заботы.[icon]http://se.uploads.ru/EjP98.png[/icon]

Отредактировано Аяна (2018-01-14 22:58:49)

+1

12

Руфио с усмешкой покосился на девушку. Аристократка пьющий вино с горла бутылки - зрелище необычайно редкое и комичное. Даже намеренно не стараясь, ему удавалось поставить Серокрылую в неудобно для нее ситуацию. Может быть вскоре, как послушная дочь, Серокрылая  вернется домой, пройдут годы и Аяна д'Коренаэ  будет рассказывать своим внукам, о том, как скрывалась от отца под крышей врага. А он, в свою очередь, будет развлекать новобранцев рассказами о том, как они с леди Коренаэ хлестали вино из бутылки. Не каждый гвардеец может похвастаться такими историями. Может быть, за давностью лет аристократка забудет о том, что в Раумо был еще и какой-то Руфио, но он ее точно не забудет.
Он слушал Аяну с сомнением. Помнил он, как семь лет назад встретился с лордом д'Коренаэ и помнил, как Аяна в присутствии этого грозного эльфа стала покладист и тихой, как мышка. Не верил он, что его не покорный характер как-то повлиял на эту девушку. Тот, кто всю жизнь жил подчиняясь чужой воле, не научится за неделю отстаивать свои интересы. Если Сулу удалось ей навязать свадьбу вторично, удастся и в третий раз.
Своими мыслями лейтенант решил не делиться.
Он наблюдал, как на площади один из детей вновь и вновь лез на карусель, не давая матери оттащить его домой. С этого возраста следовало бы Аяне начинать перечить отцу, чтобы быть в числе непослушных ребят
Последние фразы девушки отвлекли его от наблюдений за смеющимся владельцем карусели и его неугомонным маленьким клиентом. Аяна, несмотря на количество произнесенных слов, явное многое не договаривала, как и в этот раз. Сердце. Дорога. Что? Теперь девушка поспешила перевести тему разговора на его нос, который за сегодняшний день уже стал камнем преткновения.
- До свадьбы заживет, - отмахнулся он.
Эльф уже и думать забыл о пустяковой травме. Разве что все еще был горд, что рубильнику неприятеля досталось больше.
Лейтенант поспешил вернуться к ее последним словам:
- И какую же удивительную дорогу тебе указывает твое сердце? - если Аяна думала, что нашла достаточно интересную тему для разговора, чтобы ее последние слова остались незамеченными или забытыми,  то она сильно ошибалась. Он предпочел бы знать, что у нее на уме. Если она собирается остаться в Ауреллоне, то пусть ему об этом скажет прямо и сейчас. Лучше так, чем потом получить неприятный сюрприз.
Не отводя от собеседницы взгляда, он ожидал ответа с саркастичной улыбкой. Старый добрый Руфио вернулся в дело, но он постарается держать язык за зубами и не говорить Серокрылой, что с последней бутылочкой зельем, которое они взяли с собой, ее очень и очень быстро найдут. Все-таки сегодня они уже встретили ищеек Гарпий и до завтра они врядли исчезнут.
Бедняга и представить себе не мог, что восхитительная наследница Дома Коренаэ, самая желанная и богатая невеста в городе, самая красивая девушка, которую ему приходилось встречать, может иметь в виду что-то другое.

+1

13

Ну заживёт так заживёт. Не больно-то и хотелось. Аяна пожала плечами и перестала налегать на Регенлейфа с щепетильностью любящей дамы. Он в этом, как она успела заметить, никогда не нуждался, а вот перевести тему диалога, чтобы не акцентировать внимание на своих словах. Не то чтобы Аяна считала, что верх глупости испытывать какие-либо чувства к эльфу, который ниже тебя по рангу и вообще служит твоему врагу, но для большинства это именно так. Даже сам Руфио об этом сказал, когда они вместе делили оленину в таверне.
Но Руфио, как непослушный мальчик, вернулся к теме, едва лишь от неё отступив.
- Ну… - эльфийка запнулась; глаза беспокойно забегали по улице, словно искали подходящие слова для ответа. Неосознанно выдавая себя, Аяна успела смущённо покраснеть. – Что эту дорогу я хочу пройти с одним конкретным эльфом, - конечно, в ответ на это Руфио мог бы прикинуться дурачком, съязвить или же действительно ничего не понять, поэтому эльфийка, краснея ещё гуще и неосознанно потягиваясь пальцами к бутылке (говорят же, что вино развязывает язык и добавляет храбрости), решила дополнить для ясности: - Но он почему-то разозлился, когда его сегодня поцеловали в таверне.
Осталось горделиво добавить, чтобы лейтенант не думал, что это что-то значит, но эльфийка этого не сделала, потому что это действительно что-то значило. Что-то конкретное и дико смущающее. Словно индикатор вранья, как нос у одного деревянного мальчика из людских сказок, из причёски эльфийки выбилась первая рыжая прядь. Как в тот самый раз с неудачными посиделками на чердаке дома Каэроса. Она совершенно забыла, что алкоголь возвращает ей первозданный вид раньше времени, отведённого действием зелья. Хорошо, что они успели взять с собой запасное на обратную дорогу.
Словно в издевательство во дворе двое детей завели песенку-дразнилку, что-то напивая про жениха и невесту в адрес играющих детей. Аяна, дёрнув плечом, словно так могла сбросить с себя смущение и неловкость, перевела взгляд на горизонт, пытаясь не смотреть на своего спутника. Поцеловать его, поддавшись нахлынувшим чувствам, было намного проще, чем об этих чувствах говорить.
- Миледи, - раздалось откуда-то снизу, - позвольте подарить вам песню!
Растерявшись, Аяна не сразу поняла, что обращаются к ней. Опустив взгляд, она заметила внизу пухлого мужчину средних лет, в треугольной шапке, украшенной пером павлина, в цветном плаще, потускневшем от пыли дорог и времени, и с лютней в руках. Одобрение Аяны ему совершенно не требовалось, поэтому он тут же быстро распелся, размял пальцы, пробежав по струнам, и затянул песню о рыжеволосой красавице с изменчивым сердцем.
- Рыжей..?

+1

14

Он ошибся. Все было гораздо хуже: их маленький Серокрыл влюбился. Не понятно почему парень тоже смутился, а еще его уколов ревность. По своему обыкновению, Руфио хотел отшутиться, что Каэроса и так собираются разделить на две части и что на троих делить уже попросту нечего. Но шутка застыла на остром языке, стоило девушке закончить мысль, а улыбка сползла с лица. Казалось, что из них двоих именно Аяна должна быть той разумной, которая не будет поддаваться необдуманным порывам, запретит называть себя кошечкой и пригрозил сделать мишенью для стрел. Тем не менее это была Аяна, кто сейчас пытался подобрать слова, краснея.
Миледи могла бы стать прекрасным карточным игроком. Еще утром, лейтенант был уверен, что она относится к нему, в лучшем случае как к приятелю или шуту... А тот поцелуй в таверне... Удивительно, что после того, она решилась все объяснить.
Он был рад, что Аяна ему все сказала и одновременно предпочел бы ничего не знать. Хотелось осушить бутылку вина до дна, оставшись стоять на месте, сделать вид, что ничего не слышал. Но это было бы настолько жестоко, что на месте Шепард он бы предпочел, чтоб ему сразу отрубили голову. Больше всего хотелось притянуть девушку к себе и обнять. Это же безумие... Сулмелдил скорее прикажет казнить ирбиса, чем допустил бы чтобы такой, как Руфио нарушил его планы.. Скрываться вечно под личной арфистки  Аяна тоже не могла, а уехать далеко от Деворела... На такие жертвы он не мог пойти, считая что его место среди Бурерожденных.
Неугомонный шутник впервые в жизни лишился дара речи. Он молча наблюдал, как черные кудри арфистки разгораются цветом заката, а фиалковые глаза темнеют, будто наливаясь печалью. Вдруг стало ясно, что как он должен поступить.
Регенлейф было сделал шаг к Серокрылой, но тут под балконом раздался голос непонятно откуда взявшегося воздыхателя. Видел бы трубадур в эту секунду взгляд лейтенанта, бежал бы прочь, кинул свою брынчалку. Но он скорее всего даже не заметил, что рядом с красавицей кто-то есть. Оттого большим сюрпризом для него должна была быть прилетевшая бутылка и брошенная злобная фраза:
- Занята! Дуй отсюда!
Обняв девушку за плечи, лейтенант поспешил отвести ее с балкона. Яркая внешность Серокрылой привлекала слишком много внимания. Кто бы мог подумать, что прохожий будет подымать взгляд наверх, когда перед глазами столько интересного. А в городе, как они уже знали, были те, кто искал именно рыженькую эльфийку. Оставалось надеяться, что по реакции лейтенанта, трубадур поймет, что не стоит рассказывать тут и там об этой встрече.
- Вышел на балкон с одной красоткой, вернулся с другой. Волшебство, - он улыбнулся непривычной для себя теплой улыбкой, нежно провел по горячей щеке Серокрылой.. Руфио не собирался менять тему разговора, хотя сейчас для этого представился удобный случай.
Откровенность за откровенность.
- Я тоже тебе кое в чем признаюсь, леди д'Коренаэ. Обычно, я прохожу мимо попавших в беду дам.. Но ради тебя я готов снова и снова лезть мимо охраны в твой сад.
Не спеша Руфио наклонился к лицу девушки, оставил на кончике носа Серокрылой смешливый чмок, и поцеловал ее в губы.
Ему уже не хотелось продолжать разговор, размышляя над всеми "но", которые могли им помешать. Пусть старцы проводят дни в размышлениях, а молодость безрассудна. Судьба сама решит, насколько долгим будет путь, по которому они пойдут вместе.

+1

15

- Эй-е-ей! – возмущённо прокричал в ответ трубадур, когда рядом с его ногой разбилась вдребезги бутылка. Остатки вина брызнули, заляпали ему башмаки и оросили алыми каплями походный плащ. – Здесь, между прочим, культурная столица! – на самом деле не такая уж культурная и тем более не столица, но у трубадура просто не нашлось аргументов, кроме того, чтобы бросить в довесок своё решающее и с его колокольни победоносное: - ХАМ!
Вот так и не услышала Аяна балладу в свою честь.
Первый и единственный романтичный ухажёр, который был готов за бесплатно или почти бесплатно петь ей до рассвета, с позором и непередаваемой гордостью за свой талант ушёл, громко чвакая мокрыми башмаками. Лютня уныло брынькнула задетыми струнами.
Серокрылая не встала на защиту музыканта, лишь проводила его коротким взглядом. Почти жаль, что этот концерт не состоялся, хотя благодаря музыканту эльфийка за неимением зеркала под рукой смогла узнать, что вновь возвращается в привычный ей родимый облик. Руфио не позволил задержаться на балконе и увёл эльфийку с посторонних глаз. Зелье лучше приберечь хотя бы до утра, чтобы у них было время добраться до дома Каэроса без ненужных происшествий, а до того времени придётся отсиживаться в комнате. Благо, что солнце уже клонилось к горизонту, подкрашивая его в алый цвет, и вот-вот должна наступить ночь, а там и утро недалеко и…
- С одной из этих двух ты ещё помолвлен, - шутливо фыркнула эльфийка, не замечая подвоха в поведении лейтенанта. Она уж подумала, что Руфио, как и большая часть парней, пропустил мимо ушей всё, что она сказала, и не смог разобрать намёка на свою скромную остроухую персону.
Почувствовав прикосновение, Аяна на несколько секунд напряглась от неожиданности и удивлённо посмотрела на эльфа. Сейчас бы отшутиться, чего это он разнежничался, но все шутки застряли на прикушенном языке.
- Скажешь тоже, - буркнула, краснея, Серокрылая. Конечно, ей было лестно слышать, что Регенлейф не прыгает в сад ради каждой девушки и не тащит её к другу на чердак, чтобы она всегда была у него под рукой и радовала своим ликом, но слышать это всё равно было приятно. Даже слишком приятно. Так, что в груди тяжёло забилось горячее сердце. – Вот что ты.. – едва возмутилась эльфийка, получив поцелуй в нос, как Руфио завершил наклон и прервал вопрос поцелуем. Аяна могла бы и тут возмутиться, мол чего это лейтенант губы распускает, но выдохнула, закрыв глаза, и позволила всему идти так, как оно есть. Слишком уж приятен оказался этот внезапный (так уж ли?) поцелуй. Она оплела руками шею лейтенанта и чуть приподнялась, стараясь оказаться к нему чуть ближе. В конце концов, не часто удаётся увидеть Руфио, который не сыплет потоком язвительных фраз.

+1

16

Губы Серокрылой хранили сладость ледяного вина. В ответ на объятья, Руфио обвил руками талию девушки,  нежно погладил ее по спине. Закрыв глаза, он позволил эйфории охватить себя.  В поцелуе теплом и мягком, как свет свечи, время перестало существовать. Минуты пролетели, как мгновение. Лейтенанту не хотелось отпускать девушку, и одного невинного поцелуя стало недостаточно. Эльф крепче прижал Аяну к себе. Жесткие пальцы, то страстно мяли эльфийке спинку, то ласково скользили по изгибу ее талии. Губы стали требовательнее.
Сквозь легкую ткань он чувствовал тепло гибкого тонкого тела. Наряд Аяны, который еще пару часов назад был "хорошим выбором", теперь показался чересчур закрытым. Длинные туники можно носить и без шаровар!
Руфио нежно прикусил губы девушки, улыбнулся, оставил легкий поцелуй.
- Может, снимем все это? - шепнул эльф медовым голосом. Таким тоном только лису уговаривать курочку подойти ближе.

Для Серокрылой знакомство с Руфио потянуло за собой много нового и незнакомого. Чего-то изначально чуждого и непонятного, но принятого в процессе знакомства. Она забыла, насколько легко можно общаться с другими эльфами, не опасаясь, что на твой Дом и твою семью падёт тень. Она забыла и в том нашла своё счастье. Возможно, неправильное, но кода она в своей жизни вообще поступала правильно? По меркам общественности, а не своего отца? А по своим собственным?
Аяна ответила на поцелуй, шумно выдохнула, стоило лейтенанту увлечься, а ей непоспеть за очередными требовательными поцелуями. Первая влюблённость заворочалась внутри разнеженным зверем. Разум затуманился, как это бывает, когда влюблён и даёшь волю чувствам.
- Что..?
Выдернутая из сладкого марева, эльфийка не сразу поняла смысл сказанного, но, стоило помолчать немного, позволить первым чувствам схлынуть, как до Серокрылой дошёл смысл предложения. Она только что, пару минут назад, сказала, что он ей нравится, а Руфио, не растерявшись, предлагает ей раздеться! Наглец! Да где это видано, чтобы порядочная эльфийка сразу же соглашалась на такое предложение?!
Серокрылая покраснела, казалось, до конфиков рыжих волос. Глаза потемнели, уши дрогнули от гнева, который пришёл на смену смущению. А она ведь на волне непередаваемого счастья уже хотела сказать смущённое и неловкое "неумею", как где-то в голове щёлкнуло "погодите-ка.." и на смену всему пришло дикое желание сказать эльфу, где и как он будет оголяться.
- Конечно, милый, - сладко протянула эльфийка и, казалось, даже потянулась к его груди, чтобы помочь ему раздеться. Да не тут-то было! Ловкие пальцы схватили длинное эльфийское ухо; Руфио потянули, как нашкодившего мальчишку. - Я тебе сейчас так сниму, мало не покажется!

Расслабившись, лейтенант потерял бдительность. Да и кто бы мог подумать, что наедине с такой нежной девушкой нужно держать ухо востро, а еще лучше ухо прятать. Аяна оказалась той еще гарпией. Хищная птица, а не хрупкая колибри, за которую он ее принял.
- Аууч! - вскрикнул эльф от неожиданности. Кому бы могло понравиться такое обращение? Будто он нагадившего котенок, которому нужно указать на его место.
- Аяна, немедленно пусти меня, - зло отозвался эльф, замерев, чтобы лишний раз не испытывать прочность драгоценного уха. Нос, ухо... Да что за день такой! Серокрылая затеяла игру в которой не могла выиграть. Он мог бы побить ей ноги, выкрутить ей руку, но стерпел. Лейтенант не мог похвастаться тем, что никогда не бил женщин, но эти женщины в бою стоили трех таких, как Руфио. Аяна в его глазах была слабенький девчонкой, а выкручивать руки таким было... недостойно. Он сжал запястье девушки, по крайней мере не позволяя ей себя тягаться,  как ей захочется.
Если это шутка, то лейтенанту она по душе не пришлась.
- Этого я не заслужил. Могла просто сказать, что не хочешь,  - он одарил Серокрылую колючим взглядом,  насколько это было возможно с запрокинутой на бок головой.
Регенлейф забывал, что перед ним не служанка и не разносчица в таверне, а леди д'Коренаэ, для которой такие предложения равны оскорблению. Аяна тоже его с кем-то спутала. Не ожидала же она серенад под окном, стихов и прочей ерунды? Но он так и не понял, чем его слова так разозлили барышню. А главное, если бы он молчал и просто дал волю рукам, то обошлось бы без унижения. Вот и пытайся после этого договориться по-доброму.

*совместно с Аяной

Отредактировано Руфио (2018-01-19 18:19:28)

+1

17

- То есть я, по-твоему, похожа на.. на.. – она задохнулась от возмущения и нежелания называть себя некрасивым словом даже в мыслях, не то что произносить его вслух. Гордость аристократки, ущемлённая в один момент невинным, как казалось Руфио, предложением, сыграла по нервам. – На всех этих девиц! – вскрикнула Серокрылая, не подобрав лучшего определения для дам, фривольного и раскованного поведения. Она-то, в отличие от них, не то что бы не давала себя за коленку подержать, но и не целовалась даже. А тут на тебе! Раздеться!
Обиженно фыркнув, эльфийка отпустила раскрасневшееся ухо лейтенанта и отошла от него. Вечер казался бесповоротно испорченным, а она, как назло, не могла даже выйти в город и свободно прогуляться на свежем воздухе, чтобы немного остыть. Лучшее, что в этой ситуации смогла придумать Аяна, так это найти бутылку вина, незаслуженно оставленную без внимания, по-привычке поискать в комнате бокал, вспомнить, что она не дома и даже не в доме своего врага, понять, что поиски бессмысленны, попытаться отпить с горла, плюнуть на эту затею, ещё не коснувшись губами горлышка бутылки, и со злости закинуть оплаченное Каэросом добро с открытого балкона.
- Я же уже ушёл! – послышался снизу знакомый голос. – Не нужна мне твоя баба!!
Неожиданно «прекрасная рыжеволосая леди с изменчивым сердцем» стала просто бабой, а романтичный трубадур под окном в типичного хамоватого мужчину, для которого музыка и песнопения – отличный способ заманивать к себе других девушек, клюющих на романтичный образ.

+1

18

Похожа или не похожа?  В ответ на риторический вопрос Руфио раздраженно пожал плечами. Решил лишний раз позлить аристократку. Смелый жест, учитывая, что Аяна по-прежнему собиралась выкрутить ему ухо.
Ничего плохого во "всех этих девицах" лейтенант не видел. Работа как работа, женщины как женщины, с той разницей, что цена их ласке измеряется в монетах. Четкая и понятная мера. А все "не такие"... Пойди еще разберись, что им нужно, когда они сами не знают, чего хотят.
Эльфийка выпустила его ухо и направилась за бутылкой вина. Лейтенант проводи ее ядовитым взглядом, в сердцах пнул стоявший рядом табурет. "Ну и дура", - бросил бы он вслед любой другой. Но сказать что-то такое Аяне язык не повернулся. Может, Серокрылая не могла выйти из комнаты, но он мог уйти, чтобы не мозолить себе и ей глаза. Отказ его не обидел, но то, что Аяна решила применить против него силу, в то время, как он не мог ответить тем же, его сильно задело. Прихватив с постели ножны, Руфио направился к двери. Уже стоя одной ногой за порогом, остановился, разрываясь между тем, чтобы уйти или остаться. Куда бы он шел? В Ауреллоне он знал только два места: кабак с улыбчивыми служанками, да бордель, где ко всему прочему можно было напиться. Выпить он был непрочь, да горе, которое он собирался запить было так себе, смешным. Подумаешь, девочка-твостинка помассировала ему ушко. Провести ночь с девкой, полчаса назад признавались другой в чувствах, было слишком даже для него.
Сжав зубы лейтенант захлопнул дверь. Бросив оружие назад на кровать, приблизился к Серокрылой.
Одного взгляда на Аяну было достаточно. Смотреть на ее обиженное злое личико было невыносимо. Как под пытками инквизиции, Руфио был готов признаться во всех преступлениях. Он вдруг остро почувствовал вину за испорченные настроение госпожи. Так и оказываются под каблуком.
Девушка напомнила ему колючего ежа. Хотелось взять ее за руку, погладить по плечу, но с какой стороны к ней подойти, чтобы не напоролся на иголки? Брошенная с балкона бутылка подтвердила, что лучше не искушать судьбу.
- И что теперь? - в который раз за сегодняшний день его слова прозвучали серьезно, без шутовства и сарказма, - Я нравлюсь тебе, ты нравишься мне. И это прекрасно. Что, по-твоему,  будет дальше?

+1

19

Аяна думала, что Руфио, как большинство мужчин, получив отказ, тут же соберут свою вещи и уйдут. Потому что зачем тратить своё время и нервы на обиженную даму, зная, что от уговоров ничего не изменится, а вот прилететь от такой гонористой и обиженной может на раз-два. Регенлейф вопреки её ожиданиям и началу сбора своих вещей всё же остался. Поначалу эльфийка даже не оборачивалась и списала это изменение решение в пользу «остаться» на то, что податься ему некуда, кошель их заметно оскудел, а комната уже проплачена, чтобы искать другое место для ночлега, да и зачем? Но эльф удивил её, подошёл и задал вопрос с мало свойственной ему интонацией.
Что делать дальше? Если бы она сама знала ответ на этот вопрос. Серокрылая шумно выдохнула, выпуская пар. Эмоции постепенно возвращались в состояние сносного и более уравновешенного, хотя Аяна всё равно походила на пороховую бочку, которая в любой момент могла подорваться под седалищем лейтенанта.
Аяна не представляла себе эти отношения. По всем законам их мира – аристократка и гвардеец, тем более вражеского Дома, находились в разных мирах. Если семья Руфио могла одобрить нечто подобное, то не Сулмердир с его убеждениями и планами – точно. Серокрылая могла набраться опыта в борьбе за свои права и свободы против родителя от Регенлейфа, но что-то подсказывало ей, что ничего из этого не выйдет. Не в Девореле – точно.
Предложить сбежать? Остаться жить в Ауреллоне, где их никто не знает, но постоянно рыщут гарпии? Вечные бега? Это звучало слишком наивно и совершенно не романтично.
- Можем сходить за ещё одной бутылкой, потому что прошлую я отправила с балкона, - буркнула Аяна, потому что говорить о грустном ей совершенно точно не хотелось, а они с Руфио, к сожалению, оба понимали, к чему могут привести эти отношения. Она могла бы сейчас сказать про других женщин, с которыми он может чудесно провести время без неё, но уколоть его даже из вредности после того, как он сам попытался начать разговор и без шуток язык не поворачивался. Но не лезть же к нему с примирением, так? Это она тут пострадавшая сторона. Ну.. не совсем пострадавшая, но оскорблённая до глубины аристократической души – точно!

+1

20

Руфио нахмурился.
Может, у кого-то умная мысля и приходит опосля, но он в очередной раз убедился, что первая идея самая дельная. Не может быть с этой девушкой ничего ни "теперь", ни "дальше". Не только потому что она отвергает самый верный вариант для их ситуации - наслаждаться друг другом в постели, пока она не решит вернуться домой в усадьбу Коренаэ - но и из-за того, что она не способна вести ясный диалог.  Говорят же, что молчание - золото, и ему не следовало сегодня распускать язык.
- Пить вредно, - ответил лейтенант, стараясь говорить как можно спокойней. Все равно в его тоне прозвучало раздражение, - Из-за вина уже многие наговорили то, о чем потом жалели.
Руфио снова взял мечи и направился к двери
- Я иду проверить лошадей. Ложись спать - с рассветом возвращаемся в Деворел.

Эпизод завершен

Отредактировано Руфио (2018-01-26 15:02:49)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [06.04.1082] Это было у моря