Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [8.06.1082] Где ближе к звёздам, дальше от земли


[8.06.1082] Где ближе к звёздам, дальше от земли

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

- Локация
остров Силва, Сильмарил, долина в Светлых горах, обсерватория Гильдии Мистиков
- Действующие лица
Морган, Даниэль, НПС
- Описание
предыдущий эпизод:

[6-7.06.1082] Победа сердца над разумом
Минули сутки передышки в гостях у мистиков, в которые гостей кормили, поили, помогали с нахождением горшка и почти не беспокоили, только глядя через какое-то заклинание на них издалека (пристально, как на тигров в клетке). Итоги ночи, дня и ночи: Морган в сознании, всё помнит, ходит, шатаясь, молчит и смотрит в сторону, у Даниэль наоборот, обострился и вновь опух её болезненный перелом, но пока не снятая, как на рыбе масляная плёнка, излишняя мана мешает превращаться и лечиться. А меж тем от них взамен хотят ответов: что они видели, откуда пришли, обивают пороги, едва давая пространство подумать и прийти в себя. Но какие тут ответы, если у них их нет даже друг для друга?

0

2

Полукровка сидел и глядел в линии на своих ладонях. За высоким красивым окном щебетали беспечные птицы, солнце искрилось в плещущей на горном ветерке сочной листве. Ему очень нравилась эта мирная тёплая идиллия после многих дней тьмы, холода и переполненности магией, но смотреть не из-под полуприкрытых век на мир с самого пробуждения накануне ближе к вечеру не было сил.
А ещё тяжело было притворяться дубом, будучи запертым в одной комнате с Даниэллой. Он многое хотел бы ей сказать, и, одновременно – ничего. Подмастерья накануне выловили из воды его стрелы и утащили изучать с кем-то извне гильдейских рангов, но их не трогали, пока. Валастэ оказалась действительно слишком высокоранговой шишкой и зашла справиться об их здравии и благополучии лишь накануне вечером, единственный раз. В остальном… одиночество вдвоём, и продолжающийся стыд за произошедшее в недрах источника. Утреннее созерцание Морганом всего подряд было нарушено стуком в дверь, после которого внутрь заглянула чья-то голова. Ученик был отдалённо знаком ему, по крайней мере аурой, но псионик не придавал ему значения. Его из всех личностей вокруг не интересовали даже их ночные спасители, он наблюдал только за одной.
— Мастера-зачарователи прибыли. Вы же поговорите с ними, расскажете об Источнике, правда?
“Или прибудет ещё круг меррильских провидцев и вынут из нас ценные знания силой, верно?” – подумал эмпат, считывая надежду в голосе юного эльфа (а, может, и в деды ему годящегося) неверно, сквозь призму своего подавленно-скверного настроения. Валастэ не стала скрывать, что то, что он чувствует себя как наизнанку вывернутым – нормально, ведь они сожгли ему весь собственный магический запас и почти весь впитанный, чтобы он перестал задыхаться, и не хотели повторять то же с девушкой, потому что ощущение полного быстрого истощения объективно неприятны. Но он знал, что они делают это и ради себя. Гильдейские маги всегда амбициозны и меркантильны. Он ответил новичку неопределённым жестом, который можно было трактовать и как да, и как погодите, а сам выкинул ноги из-под пледа, в котором сидел на подоконнике и наблюдал за тёплым днём, и прошёл на до сих пор точно чужих и непослушных ногах ко двери.
Чаровники – это здорово, – сказал он тихо визитёру. Утро ещё было раннее, он так вообще проснулся затемно, перебрав добровольно-принудительного отдыха в предыдущий день. – Они смогут впитать энергию с моей спутницы, да?

+1

3

Они живы, больше не в плену у Источника, снова чувствуют себя скверно из-за тел, которые начали оттаивать от чужеродной магии и ощущаться острее, чем прежде. Даниэлла отвыкла от ноющей ноги, когда обманчивые целительные воды Вита подлечили её и даровали несколько дней без боли. Нормальный шаг без чудотворного обезболивающего дался ей тяжело в первый раз и, если бы не рука Валастэ, после потери равновесия от болевого ощущения закончился бы падением – так она торопилась пойти вслед за Морганом, пока его несли в их новую клетку. Очередной плен, но теперь у живых и не менее опасных существ.
Первое время фалмари это не беспокоило. Она настолько сильно перепугалась, что забыла об элементарной предосторожности, пока протирала чужой мантией пол в комнате, не желая отходить от постели полукровки, пока он не придёт в себя. Ей самой было дурно от всего, но на уговоры эльфийки прилечь и отдохнуть она отмахивалась и стойко следила за каждым вдохом-выдохом, как безумная, пока общая усталость не выбила её из сознания и не отправила спать, устроив голову поверх рук на краю чужой постели.
Она обрадовалась, когда парень пришёл в себя, но его молчание и поведение напомнили, почему нахождение рядом с ним вызывало чувство неловкости. Она забылась в страхе за его жизнь, но вернулась, когда Моргану перестала угрожать чужеродная магия. Даниэль больше отвлекали на её состояние, приводя в порядок ногу или снимая лишнюю магию, которая успела налипнуть на неё, но не доставляла таких сильных проблем, как псионику.
Надо было что-то сказать, но, когда она решила что, и нашла в себе решимость это сделать, в комнату заглянуло третье непрошенное лицо. Гильдия мистиков напоминала о себе и пыталась утолить любопытство. Даниэль много думала, в перерывах от мыслей о Моргане и случившемся, какую историю им рассказать. Она сама плохо понимала, что именно произошло с ними и почему Источник в последний момент передумал, вышвырнув двоих из своего сердца, как грязь.
- Впитать? – Даниэль обернулась и посмотрела на гостя. – Как тёмные маги?
Фалмари знала, что чаровники вкладывают свою магическую энергию в вещи и так придают им волшебные свойства, но вытягивание маны ассоциировалось у неё с некромантами. В годы войны тёмные маги применяли её на всех расах, без разбора, поэтому некоторые малоприятные истории об их промыслах ходили даже в Силве. Ланкре помнила, что по ощущениям это так, как если бы из себя живьём вытягивали жизнь, как пауки, которые высасывают полезные вещества из пойманного насекомого.
- Может, мне лучше самой попробовать избавиться от лишнего? – фалмари хотела пойти на попятную и подумала, что ей с таким запасом магии можно применять её, играючи, сколько захочется. Она бы провела целый день на солнце, создавая ледяные скульптуры – это приятнее, чем давать кому-то отнимать у неё магическую энергию неестественным способом.
- Я не думаю, что такой вариант возможен, - запнулся ученик, смотря на девушку, - но ты можешь сказать об этом Мастеру и если она посчитает, что это целесообразно..
Не посчитает, потому что у Мастеров на эту энергию были свои планы. Каждый ищет свою выгоду и их магия идёт в счёт уплаты долга за спасение и сохранение их жизней. Эльфы должны были узнать о личностях двух найдёнышей и знать, что их необходимо незамедлительно выгнать из Сильмарила по указу королевы, но они ещё здесь.
- Если вы готовы, то я вас проведу, - ученик перевёл тему, улыбнулся, и повёл двоих за собой. Даниэль не хотелось идти, но какой у них был выбор? Придумать что-то сносное в оправдание своему переизбытку магии не выйдет. Проще рассказать всё, как есть, не заикаясь об Ордене, Мэтерленсах и их причастности к этой компании революционеров. В остальном они чисты. «Просто светимся от магии, как два светлячка. Ничего необычного».

+1

4

Морган покачал головой, когда Даниэль вступила в диалог. Он гильдейским и так не особо доверял, но у них выхода не было. Зачем именно нужны были чародеи, он считал, что уже догадался, но не спешил селить мысли в голову девушки. Она… ей было достаточно забот. Когда они выплыли из глубин их и так перестала слушаться вся та сила, что Источник давал им взаймы. Мор даже искал на своём лице и на боку шрамы, которые смыло в одной из поверхностных заводей полтора месяца назад, но эти, похоже, не возвращались. Их забрали, а не даровали, в конце концов. Здесь же всё было иначе. Замещавшая ему воздух чистая энергия, точно золото фэйри, обращалось в щепу и грязь, которые невозможно было использовать, стоило его отобрать.
Путь их лежал по витым лестницам вниз, в большое и светлое помещение под прозрачным куполом, не менее изящные двери из коего вели в небольшой внутренний двор построенной на ступенях скалы обсерватории. В креслах, выставленных полукругом, сидели знакомые и нет маги, в основном эльфы, в основном с пятиконечной звездой-Оком мистиков на лентах или в самой одежде, но были и гости с другими, но не менее узнаваемыми орнаментами из комбинации треугольник-круг-четырёхугольник. Морган замер на подходе, глядя на молча кланяющегося ученика и не будучи уверен, хочет ли и должен ли сам. Ему навстречу обратились светло-зелёные глаза Валастэ, которая до того лишь играла пальцами с колбой с каким-то туманом и отстранённо и нехотя участвовала в дискуссии о природе и погоде, которая велась соседями с обеих сторон. Она улыбнулась найдёнышам, не очень лучезарно, но искренне, и пригласила их сесть на два пустых табурета перед полукругом.
– Очень приятно, что вы решили присоединиться к нам, Морандир, Даниэль. Мы как раз собирались перейти к делу. Вероятно, вы уже успели смутиться, зачем мы собрали такой консилиум по поводу вашего прибытия, но то, чему вы не склонны предавать значение, в рядах посвятивших свою жизнь изучению и приручению магии – это событие. Дело в том, что вы первые за много лет, кто не только нашёл старый Источник, но и выбрался из него, пусть даже таким странным образом. Понимание энергии этого места, с учётом враждебности гилларцев к любым нарушителям "их" территорий, всегда было вызовом для нас. Но с вашей помощью мы надеемся разгадать немного тайн. Наши друзья, чародеи, куда легче управляют магией в материи, поэтому мы можем надеяться разъединить сплетение сил без вреда для вас обоих и получить куда более… – она повертела в руках колбу с сизым туманом внутри, очень схожую цветом с тем, что собрала с груди полукровки, – чистые и удобные для использования образцы.

+1

5

«Мы решили». Даниэль мысленно хмыкнула. У них не оказалось выбора после этого приглашения. Эльфов всегда выставляли светлым и добрым народом, но эти светлые искали свою личную выгоду в спасении двух потерявшихся. Фалмари начинала думать, что их бы эти участливые товарищи бросили умирать на берегу, не справившись о состоянии, если бы не магия Источника. Ланкре сильно утрировала, но ей не нравилось быть подопытным кроликом в чужих экспериментах с магией. Они с Морганом достаточно натерпелись, пока пытались выбраться из подводной системы тоннелей и не сойти там с ума, а теперь им снова выкинули новую передрягу. Лучше бы выслали в Фалмарил, под нос к Мэтерленсам, чем так «помогали».
Даниэль не стала гнуть спину вслед за учеником. «С чего бы мне это делать?» Это не её наставники. Гильдия Мистиков, которая удерживала их здесь, как в плену, не заслуживала такого уважительного жеста со стороны девушки. Фалмари недоверительно посмотрела на приглашенный консилиум из магов и с нежеланием заняла отведённое для них с Морганом место. Она чувствовала себя лошадью, которой смотрели в зубы и проверяли качество перед покупкой, но они такие же живые, как эти увлечённые.
- Мы склонны вернуться домой, а не стать частью чьего-то эксперимента, - девушка нахмурилась, смотря на Валастэ. – Мы пережили намного больше, чем вы, сидя здесь. Думаете, нам хочется продолжать жить в этом кошмаре, потому что вам нужно утолить своё любопытство? – Даниэлла разозлилась. Она понимала, что её слова расценят оскорбительными, а сама девушка будет выглядеть в их глазах неблагодарной за спасение, но ей надоело за все эти годы вечно быть кому-то и в чём-то должной. Если они хотят получить ответы на свои вопросы, то пусть запачкаются сами, а не будут вершить свои дела за чужой счёт. – Хотите что-то узнать об Источнике – пройдите в Гиллар сами, пообщайтесь с его жителями и, если они решат оставить вас в живых, вы сами в скором времени окажитесь в центре Источника. Может быть, побродив по подводным тоннелям неделю, вам уже не захочется так рьяно за чужой счёт узнавать что-то настолько важное.
Фалмари поднялась, сжимая кулаки от злости.
- Вам же наплевать на то, как мы это переживём. Главное ваши проклятые образцы! Не от этого ли эльфийский народ так гостеприимен? Не припоминаю, чтобы в прошлый раз кто-то озаботился тем, чтобы разобраться в истории от начала и до конца, а не рубить с плеча, потому что так проще.
Их выгнали с эльфийских земель ни за что. За компанию с Каэлем.

+1

6

Ох, не понравился магам ответ Дан, Морган почувствовал это сразу, буквально видя, как аура многих темнеет от возмущения, раздражения и даже гнева. Среди всех возмущённых, впрочем, очень выделялись и знающе-грустные всплохи иных. В числе их – женщина с колбой. У этих явно было что возразить, но за них вступались иные. Мастер Белиар вскочил, невзирая на останавливающую его руку соседки и тихую просьбу "не стоит" и вспылил тут же:
– Это не вопрос любопытства, это вопрос общего блага и безопасности!
– Да, прекрасная, вы можете принимать наш интерес за академический, но нами руководят и личные мотивы, – заметил кто-то с левого конца. Чаровники тихо перешёптывались между собой, теребя длинные тубусы в рунических печатях.
Но посылание в Гиллар не оценили даже они.
Мор сцепил зубы, призывая больше воли на щиты, потому что взаимно распаляющиеся очаги эмоционального шторма грозили ему ничем иным, как превращением в ещё одного участника ссоры. Он не успел перехватить фалмари за руку и процедить своё "не надо". Она поднялась и сказала им вообще всё.
– Верни их домой, Белиар, откуда они там выползли.
– Откуда?! Да в Гиллар их, или под суд!
Они знали. Рука Моргана, до этого яростно тёршего глаза и виски от напора негатива со всех сторон, взметнулась к Даниэль уже с конкретной целью, но когда он почувствовал это, почувствовал в ауре кого-то скрытую насмешку над последними словами про то, что они вообще преступники, изгои и место им именно там…
Они знали, накопали дальше первого слоя правды!
Тут уж он рванул Даниэль, предотвращая её ответный выпад на обвинения, но не рассчитал ни направления, ни силы, и оттого девушка упала прямо на него. Ссаживая с ушибленных коленей её на её место, впрочем, Морган получил пару секунд, чтобы процедить злым и колючим голосом первую фразу за долгое время:
Ради всех богов, не нагнетай! Они уже знают о том, что мы изгнаны, а некоторые наверняка знают и про наши связи с мятежниками, если не договоримся – Силь, – он выделил корень голосом, – марильский суд будет для нас лучшим исходом из всех!
Да, его гнев был ещё более иррациональным, чем их всех, ведь он-то читал и тех, и других. Но эмпату порой так сложно не злиться на глупость людей вокруг. И так сложно не повторять за ними их же ошибки. Вот уже Морган встал вместо Даниэль говорить:
А я, гляжу, вы очень хорошо подготовились действовать по принципу "хочешь – прекрасно, не хочешь – захочешь"? – спокойно, но с вызовом спросил, прерывая галдёж, полукровка. – Не почувствуем себя обязанными за тепло, одежду и еду – так всё равно к стенке припереть легко, верно? Хорошо, я согласен, даже гарантий можете не давать – я знаю, у нас нет настоящего выбора. Но сократите тогда уж время мытарств, скажите, что именно вам нужно знать о нашем пути.
– Да проявите же сочувствие сами, вы! – рявкнули ему. – Мы просим вас не потому, что бездушные учёные, а потому что вы – событие! Обе гильдии великолепно знакомы с двуличием и коварством гилларцев, это изгои и дети изгоев, предательство и подлость у них в крови! Именно потому, что вы, юные и несведущие, в отличие от нас, учёных из башен из драконьей кости, они попытались вас заманить в свою секту! Никто из чужаков на болотах не живут, только болотники, которых защищает неизвестная нам магия, коей они сами объяснения не имеют, и гилларские изгои с их таинствами и агрессией ко всем чужакам! У Первой Ищущей в последнем походе на поиски Источника были перебиты все её сыновья, и это не единственная семья, пострадавшая в тщетных поисках ответов, как исцелить эту землю, разделяющую как гнойная рана два народа, две страны! Сам Гиллар, в конце концов, является сокровищницей древних времён, только его нынешние хозяева не просто так руины обчистили, оставили голыми, а живут в земле – они прячут эти секреты ото всех и даже если говорят, что готовы ими меняться – обманывают и крадут наши, веками, даже сманивают мастеров!
– Сэлуин, достаточно, – отняла ладонь от лица видимо раздосадованная ходом диалога Валастэ. – Клянусь, не в таком ключе я надеялась решить этот вопрос, собирая вас всех, и уж точно не собиралась шантажировать кого-либо своими чувствами или вашими предубеждениями.
Она посмотрела на всё ещё торчащего столбом, но вместе со всеми взявшего себя в руки полукровку.
– Это правда, мы много знаем о ваших похождениях в Сильмариле и догадались, каким образом примерно вы живы после встречи со всей возможной пакостью Волчьего следа. В первом виноват хороший гильдейский контакт всех со всеми, вас телепортировала ученица Белиара и он знал ориентировки на свежих нарушителей задолго до ночи, когда мы выловили вас из воды. Надеюсь, это хоть как-то искупает ваше разочарование нами, Даниэлла? – с нажимом уточнила эльфийка. У неё спирало грудь настолько, что Морган на себе ощущал, как сложно ей было говорить каждое слово, не плюясь последним воздухом, но тем не менее у женщины был небывалый уровень внутренней дисциплины, чтобы разделять эмоции и дело. – Но Фойрр, как всегда, в деталях. Путешественники и болотники свидетельствуют о призраках Вита и неком не то застое, не то обмене жизненной и магической силы внутри него, нам нужны детальные последовательные наблюдения от свидетелей, чтобы работать дальше и выживать, потому что до сих пор каждое предприятие для нас оборачивалось либо отсутствием значительных результатов, либо значительными потерями. Звёзды и изменения климата предсказывают Рейлану череду очень тяжёлых лет, и мы не уверены ещё, каким будет итог грядущей бури. Почти в каждой стране сейчас, именно сейчас, началась борьба вокруг власти или ещё Мать знает какие бедствия, и кому, если не нам, нейтральным гильдиям, вложиться в поддержание равновесия? К тому же мы в нашем нейтралитете внезапно поредели на одну крупную гильдию.
По прошедшей по лицам заседающих тени Мор мог оценить, что они воспринимают всё очень серьёзно. Женщина поднялась, оставляя свою ношу на сидении и поправляя широкий водопад платья позади неё и добавила:
– Если вы все простите меня – на пару слов обоих за двери и, надеюсь, больше баталий мы в этом зале не увидим.
Полукровка взял спутницу за руку и молча потянул за собой, хотела она или нет. Он не должен был на неё рычать, они оба были душевно измотаны своей одиссеей, но этот всплеск мог стоить им жизни, буквально, если она не понимала тяжести своего положения в мире. До начала весны большая часть мира, включая эльфов и гилларских изгоев, могла действительно не знать о ней. Но ползучие слухи имеют такое свойство – они ползут, особенно среди могущественных личностей со значительной властью.
Стоп, погодите, как Валастэ назвала фалмари, ещё раз?
Он оказался за дверью и на его плечо легла рука Первой.
– Тебе действительно стоило бы пользоваться больше именем, данным отцом, особенно здесь, – туманно сказала эльфийка, но Мор с первого звука понял, что она имела в виду. – Не начни ты вот именно так тереть виски и брови, как будто хотел разбить себе лицо от стыда за нас, мне бы и не щёлкнуло ничего даже, но я знаю, кто вы, и могу помочь предотвратить распространение подозрений дальше. Несмотря на странные лояльности, Маллен имеет чудесное свойство заводить много друзей, он на хорошем счету, и в местах ближе к звёздам и дальше от земли, как это, готовы закрывать глаза за его добрые дела на многие странные вещи. Я могу надавить своим влиянием сейчас и отослать вас прочь, снабдив минимальными припасами, но прошу, рассмотрите предложение ещё раз. Мы могли бы помочь друг другу.
Морган стоял, опустив зелёные глаза в пол и думал, крепко думал. Получается, что она могла отослать их прямо под защиту Ордена или прочь с острова, где их никто бы не тронул, просто потому, что отец, про которого, давайте говорить прямо, он знал только немногое, если вообще хоть что-то знал, кроме его странных предпочтений в женщинах и старой обиды на Мэтерленсов, пользовался доброй славой? У него возникал один резонный вопрос:
А вы знаете, где он?
Но ещё до ответа он пожалел, что задал его. В словах и коротком сухом покачивании головой Валастэ его ждало разочарование:
– Я не видела его с конца зимы, к сожалению, и с нынешним кровопролитием…
Кровопролитием, – эхом отозвался псионик, мрачнея. Да, с миром творилось что-то совсем гадкое.
– Но я знаю, где были его некоторые безопасные тихие углы, когда он приходил к нам за помощью и просьбой кого-то перепрятать.

+1

7

- Меня не интересуют ваши личные мотивы. Хотите что-то узнать – испытайте на собственной шкуре! Я… - Даниэль подавилась возмущением, когда горстка самовлюблённых индюков начала кричать в ответ и называть их преступниками. – Да в гилларцах больше чести и ума, чем в вас всех вместе взятых! – она правда так считала. Её ещё смели называть преступницей! У фалмари внутри всё кипело. Огонь – противоположная ей стихия, но Ланкре чувствовала, как пламя внутри превращается в смертоносный вихрь и выжигает нутро, пытаясь найти выход в словах.
Морган остановил её, когда воздух в помещении начал трещать от магии. Даниэль не контролировала всё, что взяла от Источника против своей воли, но в ответ на унижение ей хотелось причинять боль любыми способами. Смести их всех водой, забыв, что двое из присутствующих помогли им с Морганом выжить, и отправить искупаться в озеро, на берегу которого их нашли. «Почему все гонятся за собственной выгодой и считают своим прямым долгом приставлять нож к моему горлу, считая, что я им что-то должна?» Элиор со своим Орденом впутал её в очередные неприятности вслед за Мэтерленсом. Она спокойно жила в землях эльфов в своё удовольствие, не обременённая ничем, но появился Морган, а вслед за ним вся остальная компании. Ни конца, ни края этому приключению не видно. Фалмари была согласна жить вдали от городской суеты, в глуши, чтобы больше никто её не трогал. Пусть будет тяжело, но без этих лживых и алчных эльфов и ламаров!
Кипя от злости, как котелок над очагом, фалмари с неохотой села под наставлением Энгвиша и замолчала. Воздух вокруг неё перестал трещать от магии, но все в этом консилиуме раздражали девушку каждым своим словом и прихотью. «Можно подумать, они спокойно нас отпустят и помилуют, если мы дадим им то, что они хотят». Никто не давал им гарантии, что они не погибнут в магических экспериментах и опытах, или не станут калеками, потому что выглядят для большинства собравшихся, как мусор. «Преступники, отребья. Надо ли дальше продолжать?»
«О чём вообще можно с ними говорить?» Морган согласился. Отлично. Даниэлла счастлива. Посмотрев на полукровку по меньшей мере с неодобрением, фалмари всё ещё держалась, чтобы не вставить резкое слово. А оно просилось. Чем больше словоблюдили маги, тем больше ей хотелось рассмеяться им в лицо или подарить немного такой дорогой им источниковой магии. «В этих гилларцах больше чести и меньше подлости, чем в вас»
Собственное полное имя из уст Валастэ прозвучала омерзительно. Девушка дёрнула ухом, как хотела избавиться от налипшего на него слоя грязи, и не скрыла своего раздражения. Вне всяких сомнений – эльфийка уже знала об Ордене и том, что их связывает. Ей ничего не стоит выдвинуть обвинение и вручить двоих в руки закона. Что в качестве угрозы при нежелании делиться информацией, что после её насильственного изъятия. Во всех вариантах конец сулили один, и мириться с ним Даниэль не собиралась. «Я не для того выбиралась из сетей Источника, чтобы входить в чьё-то положение. Когда кто-то соизволит войти в моё?»
Даниэлла с неохотой покидала зал вслед за полукровкой. У неё не было желания продолжать словесную перепалку, которая могла перерасти в магическую неравную драку. Разговаривать с Валастэ наедине она тоже не хотела, но к радости Моргана, оказавшись снаружи, высвободила свою руку, скрестила руки на груди, и, всё также продолжая хмуриться, отвернулась.
Фалмари слушала разговор вполуха, но этого достаточно, чтобы понять смысл сказанного. Помогать она не хотела. Не под такие словесные обороты магов. Больше этого она не хотела возвращаться к Ордену, хотя больше, спасибо им, некуда.
- Я не имею к ним никакого отношения и иметь не хочу, - фалмари ясно дала понять, что не планирует переноситься к Элиору и его товарищам. Это их война. Хотят – пусть продолжают, но без неё.

+1

8

Кто войдёт в её положение, действительно. Если бы помимо эмоций псионик мог считывать ещё и мысли, он бы оскорбился (на самом деле нет). Бесноватое поведение спутницы он одновременно понимал и не понимал и… оно его выматывало. Руки всё так же тянулись к вискам и туда добрались, когда, не сорвавшаяся в драку Даниэлла, опять не пожелала идти на контакт даже в разговоре по душам.
Сказать, что он был ещё и разочарован – не сказать ничего. Впрочем, он это заслужил. Это он выносил ей мозг два месяца подряд своей депрессией, своим расшатавшимся внутренним балансом, эмоциональной нестабильностью и, наконец, приведшей к катастрофе беззаботностью. Теперь его очередь терпеть и мучиться. Она хочет засунуться куда-то подальше и как рак-отшельник сидеть сычевать, пока ради ненужной ей короны льётся кровь? Ладно. Это можно устроить. Посмотрим, на сколько времени их терпения хватит, чтобы не убить друг друга. Мор вот уже сейчас сам себя хотел удавить.
Ничего не выйдет, – озвучил очевидное Морган, обращаясь в эльфийке. – Если я расскажу всё – можно будет нас отослать в какую-нибудь спокойную глушь, не трогая Даниэль? Давайте… – он посмотрел на фалмари сквозь пальцы, понимая, что она, скорее всего, даже его попытки договориться сейчас будет воспринимать как красную тряпку, хотя он поступал так, чтобы они вышли с наилучшим раскладом из сложившейся ситуации, – давайте на пути назад, думаю.
– Хорошо, – кивнула Валастэ. Она подняла тяжёлую от раздумий и каких-то расчётов голову и посмотрела прямо на девушку, требуя одними глазами от неё контакт, а потом сказала. – Ваше Высочество. Ученики проводят вас в сад, где мы встретимся позже, и вынесут вещи. Разговор не будет долгим, я надеюсь, вы не заскучаете.
С тем, поманив за собой спутника Даниэль – полукровка нерешительно повернул спину к рыжей проблеме и медленно удалился из светлой галереи, понижая голос – Первая вернулась в зал.
Лук и стрелы – всё ваше, мне нужно оружие, которое не будет жечь ладони дикой энергией, а не это, – сказал он перед дверьми.
– Слабое утешение, когда ты взамен уводишь ещё более жгущую руки живую бомбу.
Мор покачал головой. Он не видел, но тоже остро почувствовал, что происходило в зале.
– Это магические пресыщение не меньше влияет на характер, чем опустошение, к которому мы принудили твоё тело . И оно может пройти, а может не пройти. В конце концов, это дикая магия! Вы можете погибнуть оба, и это точно не лучший выход для всех.
Валастэ перестала глядеть как-то осуждающе-неодобрительно на него и толкнула створки.
Но это единственный выход, который я вижу сейчас. Вы тоже поняли, что происходило здесь. Если вы её хоть пальцем тронете – она просто взорвётся.
– Уверен?
Я знаю.
– Что ж. Господа! У нас всё ещё есть один рассказчик!

Допрос с пристрастием, который полукровка выдержал с достоинством бывалого дозорного во вьюжную ночь на городских воротах: со стойкостью и той долей индифферентности, которая позволяла дистанцировать факты от связанных с путешествием чувств и упразднить малейшую возможность просачивания чего-либо личного. Маги спокойно беседовали меж собой, переспрашивая у него детали по несколько раз и нанизывая их на возникающие гипотезы. Он же не совал нос в то, что они там себе выводили. Он не хотел знать, сколько продержится гилларское благословение на крови, если продержится, насколько виноваты в том, что они так и не умерли, магические силы источника, а насколько – съеденные твари, от одного воспоминания о которых мутило, и чем ещё они заплатят за эту прогулку позже. Кроме того, что Даниэль может устроить небольшое цунами просто выйдя из себя, потому что на ней слоями лежит мана.
Он предпочитал не загадывать на будущее. Столько раз это не приносило ему ничего, кроме разочарований, что полукровка уже сознательно отказывался опять разочаровываться, даже если это стоило ему приятного чувства надежды. Слова об отце, пусть это была пара фраз, легли на его сердце тяжёлой печатью. Он только начинал забывать, что у него в мире есть кто-то – кто-то помимо девушки, которую он сделал насквозь несчастной. Валастэ обещала отправить его в тайное укрытие, которое отец использовал лично, потому что не знала других возможных безопасных мест. Мор сомневался, что они встретят хоть кого-нибудь вообще, но согласился, потому что нигде в мире не было хорошо.
Он вышел на красивые дорожки из светло-золотистого камня, когда солнце уже достигло зенита и посмотрел на буйство зелени по обе стороны из-под тяжёлых век. При нём была не его одежда, не его кинжал, немного еды и мех воды на первое время, летний плащ и компас с картой, первый – зачарованный заклинанием телепорта на один-единственный раз. Это ему практически насилу сунули в руки, потому что он сомневался, что когда-то решится воспользоваться этим способом просить гильдию о помощи, особенно учитывая отношение к ним Даниэль. Чего он не мог понять – почему она так яростно ненавидит их, чужаков, которые, по сути-то, ей только благо и сделали и только думали спросить счёт – но не прожигает взглядом его? Он заслужил. Это он разрушил её мир и выбил землю из-под ног – много раз, и не мог ничего предложить взамен. Наверное, именно эту злость на него она и пыталась по ей самой, быть может, не понятным причинам отыграть на всех окружающих. А Морган всё равно чувствовал себя паршиво.
– Надеюсь, вы готовы? – уточнила Валастэ, поправляя спиральные браслеты на руках. Она занималась их транспортировкой лично, как и обещала, потому что кроме неё места никто не знал. – Насколько я помню, это место на отшибе на восточном берегу, у основания этих гор. Дни и дни и дни пути до ближайшего города, но есть какие-то рыбацкие деревни, это точно.

+1

9

Даниэль за обращение к себе, как к княжне, захотелось отгрызть эльфийке голову. Что они все к ней прицепились с этим титулом? Ламаров, которых повёл за собой Элиор, можно понять, но зачем это Валастэ? Что от этой борьбы могут выиграть эльфы? Разве королева может поддерживать переворот и таких неспокойных соседей? Не мог же Каэль настолько оскорбить её своим поведением на эльфийских землях, что Мираэль решила поддержать Орден. Фалмари не понимала, какая им с этого выгода.
Она не стала останавливать Моргана. Он сам изъявил желание помочь мистикам, а Огонёк приняла предложение проветриться, пока не заморозила всё внутри от кипящих в ней обиды и злости. Даниэль не могла ответить себе, что так её задевало за живое, но огонь полыхал и мешал ей насладиться солнечным светом, теплом и жизнью за пределами чертогов Источника. Чужеродная магия слилась с ней и бурлила, а эмоциональная нестабильность девушки усложняла попытки контроля.
Даниэль не доверяла эльфийке. Никакой гарантии, что портал перебросит их в нужное место, а не к Ордену или куда ещё хуже, не давалось. Доверчивая фармари всегда смотрела на мир под своим светлым углом, но он надломился. Ланкре упустила из виду, когда и как это произошло. Она могла допустить мысль, что Валастэ, которая подобрала их на берегу, помогла и не выгнала за пределы Сильмарила сразу же, потому что они – преступники, поступала из искренних добрых побуждений, но эта мысль не мелькнула в сознании девушки. Даниэлла ничего не сказала, чтобы лишний раз не отсвечивать своим настроением и не напрашиваться на обидный обмен словами. Она уже поблагодарила эльфийку за помощь в спасении полукровки, за что ещё? Своё они получили – Морган рассказал всё, что знал, без её помощи. Хватит с них этого.
Девушка мельком глянула на полукровку. Знание о его эмпатических способностях не улучшало ситуацию. У неё не получалось контролировать эмоции, которые били через край, но реветь больше не хотелось – это точно. Злости было с лихвой. При неумелом контроле Даниэль знала, что может получить такую же ответку от Энгвиша, но, может, с отдалением от гильдии мистиков ей станет спокойнее. «Или больше некого будет винить».
Магический портал засеребрился, прорезав воздух спиралью и, как зеркало, показал незнакомое место. Фалмари шагнула в портал первая. Выбор невелик. Может быть, ей повезёт в этот раз и получится начать всё заново без ярлыков, титулов, Ордена и прочего, чего она не хотела. Даниэлла уже скучала по спокойным и размеренным дням в доме тётушки Анны, но благодаря Каэлю она больше не может туда вернуться. Взбрело же в голову князю женить своего сына на ней и поставить это как условие для наследования!

Портал перенёс её в незнакомую местность и закрылся за их спинами, когда оба оказались по другую сторону гор. Предполагаемое тайное пристанище пряталось за деревьями. Небольшой одноэтажный дом с потемневшем от времени деревом, скрипучей половицей и просыревшими стенами, которые давно не знали тепла. Этим местом не пользовались продолжительное время. Вокруг не было ни одной живой души или намёка на другие дома или деревню, как говорила Валастэ, никого вокруг. До живых людей ещё нужно добраться. Рядом был водный массив, но фалмари не была уверена, что воду в нём можно использовать для питья, а во всём остальном придётся полагаться на собственные силы и умения по растопке, добыче еды и воды.
Сама она в этих условиях не выживет. Даниэль с сожалением признавала, что мало что умела делать самостоятельно, чтобы прожить не на чужом счету. Городская девушка в глуши – это отвратительное сочетание. Зачем Моргану такая забота? Из-за привязанности? Из-за того, что она эмоционально хочет, чтобы он оставался рядом, а он не может отвязаться от этого желания? Раньше он держался в стороне, хотя не мог не знать её отношения к себе. После того случая всё вернулось обратно, а ей на день показалось, что забылось и осталось в сердце Источника.
Девушка не представляла, что они, такие обязанные во всём друг другу, будут делать в этой глуши. Прятаться от Ордена и Мэтерленсов? Играть в семью с постоянным гложущим чувством, потому что оба не умеют говорить? Девушки в её возрасте при виде дома, должны рисовать в воображении картины счастливого будущего вдвоём, но Даниэль видела пустое пространство и больше ничего.
- Мы можем добраться до селения и, если тебе это всё надоело, разойтись. Ты сможешь найти отца.

+1

10

Мор молча проследовал вверх по ступенчатым скалам, глядя то на лачугу, немногим лучше землянки или хижины в Гилларе, которая хотя бы была вынесена на уровень куда выше сырой земли, то на серые тени гор во влажной мари летнего полудня. Солнце ещё светило, превращая климат северного Фалмарила в сущую баню, но по слабости бриза с моря и серому краю кучнистых облаков на востоке, где лежала его неулыбчивая родина, полукровка мог с лёгкостью предсказать, что к вечеру стоит ждать грозу. На ветках тяжело качались то ли ещё непоспевшие ранние, то ли просто дикие и оттого зелёные цитрусы. Морган толкнул дверь, вдыхая запах забвения. В очаге оставалась сажа и на столе лежали писчие инструменты с отсыревшей, но ещё не разложившейся бумагой. Отец был здесь давно.
О да? – услышав предложение Даниэль, впервые после замечания магам пустил в голос яд и горечь сарказма псионик. Теперь они далеко, ему не надо так отчаянно держать барьеры, да и голова у него разболелась от магического прыжка не на шутку, весь зуд в глазах во время собрания перед этим бледнел. Он прекрасно ощущал сомнения, и от этого только больше хотелось девушка взять и потрясти, пока из глаз звёзды не посыпятся. Встать в позицию "жаль моя, но гордая, глядите" – лучший способ заставить его с максимальным отвращением, в первую очередь к себе и своей неспособности устоять перед такими банальными женскими манипуляциями, остаться. – И как ты будешь выживать? Водоросли кушать и ягоды собирать? А ты уверена, что здесь какая-нибудь похожая на съедобную волчья ягода не растёт? Или станешь предлагать за кровь и еду своё тело охочим пощупать девчушку постояльцам сального трактира, пока тебя не опознают солдаты или сборщики податей Мэтерленса?
Сомневаться в её способностях сделать со своей жизнью хоть что-нибудь – это было чересчур и Морган, быстро упав на кучу тростника, который следовало сплести и раскатать для чистоты и уюта, но ему было лень, предупредил дальнейший яд и споры. Валастэ действительно нашла ему необходимые вещи на некоторое время, но непонятно изменившийся охотничий лук, который был с полукровкой лет восемь, не меньше, пришлось оставить. У него был теперь огромный список дел по устройству быта, начиная с обретения навыков рыбачить сетью и острогой и заканчивая визитом в ближайшее захолустье за тканями и стрелковым оружием, хотя какими-то. У них просто нет времени и причин ссориться. Лучшее, что драгоценная княжна может сделать – это просто не трогать его и не терзаться по его поводу. Что, в принципе, тоже считается за не трогать.
Прости. Просто… просто забудь. Отца здесь давно нет, как и его следов, и я сомневаюсь, что сделаю нам обоим добрую службу, если начну его искать отсюда и отпущу тебя на все четыре стороны. Забудь, поменьше думай о всяких… отвлечённых вещах, и мы здесь нормально проживём хоть сотню лет, при большом везении.
Не об этом ли он всегда мечтал? Сычевать где-то в захолустьях мира, подальше от изматывающей его толпы, интриг, страстей и амбиций. Он даже когда-то рисовал себе в воображении какую-нибудь тихую, не пилящую мозги подругу, почти как Дан и есть, если отбросить правду о её происхождении и венцом, похожим на жемчужную звезду, в морском обличье. О да. Как жестоко судьба раскладывает все желания и обстоятельства перед людьми иногда.
Полукровка тяжело выдохнул в рукава сложенных опять ко лбу замком рук. Стоит сказать Даниэлле прямо, что чем быстрее она перестанет воспринимать его как мужчину и вообще хоть как-то приложимый к её жаждущей чувств, в эмоциях и физических ощущениях, объект, тем быстрее они подружатся, тоже. Но слова, такие нужные, отдавали горечью и обидой, в первую очередь на себя, на языке, поэтому он сказал иначе.
Койка твоя. А я, думаю, соображу что-нибудь себе из этого, – он попрыгал на колючем пересохшем тростнике, перебирая плащ. – Когда гроза пройдёт.
За узкими окнами с тонким некачественным стеклом в мелкой, полной перекладин раме, поднимался ветер.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [8.06.1082] Где ближе к звёздам, дальше от земли