Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [26.05.1082] По заслугам воздастся


[26.05.1082] По заслугам воздастся

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

- Локация
Северные земли, остров Мирдан, городок Миноко на северном берегу одноимённого озера.
- Действующие лица
Авель Арратс, жрец Тамиран (ГМ Шериан), бандитствующие шахтёры
- Описание
предыдущий эпизод - [19.05.1082] Готов ты или нет
Ворон начал работу над артефактом-барьером, но старый фолиант слишком сложен для него. И пока любовник матери с его волшебной доставкой кого угодно куда угодно и нетривиальными методами убеждения занят, недавно оперившийся анимаг начал искать необходимые ему информацию и людей в облике, в котором его не засечь, на Мирдане сам. В один из этих вечеров он пролетает над небольшим городом в сторону столицы и обнаруживает, что он в хаосе, стража побеждена или примкнула к знакомым налётчикам и теперь грабит местный храм, как единственный источник крови в округе.

0

2

Анимагия – недооценённый дар. Столь многие маги со способностями чуть выше заурядных гнались за высшими школами и в итоге заканчивали очередными знатоками хрестоматийных трёх трюков без глубокого понимания сути манипуляций и раскрытия полного потенциала? Авель вообще с трудом мог вспомнить действительно вдумчивых псиоников или мистиков, которые помимо привычных трюков творили истинные чудеса и создавали новые заклинания и методики плетения их – за исключением Северина и Ворлака соответственно. Даже отец, со всей его обширной библиотекой, предпочитал покупать истинных мастеров монетой, влиянием и своим природным очарованием, которого не досталось ни чистокровному Шейну, ни ему, полукровке от наименее симпатичного клана из всех. Авель свою стезю в жизни к нынешним годам как-то осознал, принял и научился в ней лавировать, и если даже ему тонкое понимание слишком сложных материй было не то что недоступно – скучно, то превращение в пару наблюдающих глаз о двух крепких, пусть и не скоростных, как у соколов, крыльев, было ему даром мироздания, особенно сейчас.
Он бы сошёл с ума, сидя на Хериане безвылазно, даже с любимой Элен. Сошёл бы с ума от тревоги безвестия, для начала. Соскальзывая же, вместе с одеждой и амулетом теперь, почти без осечек, в облик птицы, он мог быть в игре, не присутствуя на поле как фигура, подставленная под удары.
И мог не ждать подачек чужаков, как бы благосклонна ни была Глациалис к некроманту. Авель знал его методы и не хотел этого. Церемония, проведённая с похищением, шантажом или подкупом – не та, которая даст им с Элен хоть какое-то доказательство, что говорить о личном удовлетворении от скоропостижного брака для обоих.
Чёрные крылья лениво перебирали на тёплых закатных ветрах, пользуясь полным преимуществом наступающего даже в Мирдане лета и восходящих потоков от прогретой днём земли и воды. До Мирдана оставался лишь час пути, у Ворона было время подумать. Проведать дом Анри, убедиться, что Сарэлет счастливо расторгла помолвку и не закована в цепи из-за подброшенной броши? Подслушать в дворцовых садах у открытых галерей? Серебряный квартал? Медный и порт?
Тем планам не суждено было сбыться, потому как подлетая к большому озеру Миноко, из верхних своих источников питавшему Мирдан и из глади – прилегающие к столице поля и фермы, он заметил огни в небольшом городке, выросшем из деревни у стародавних лодочных причалов.

+2

3

Массовая волна нападений прокатилась по всему Мирдану. Подопечные императора, невзирая на приказ, отданный Правителем, плохо справлялись со своими обязанностями. С нынешними успехами в поимке всех недовольных режимом правления Виззариона в тюрьмах могло быстро закончиться место, но нищих и, как следствие, голодных от этого едва ли меньше становилось на улицах Мирдана. Ещё хуже обстояли дела на окраинах. В большинстве своём вампирам, более удачливым по жизни до бунтов, приходилось самим вынужденно справляться с напастью. Для голодного нет разницы, каким образом добывать себе еду, у них каждый, кто жрал, - враг.
Шахты – не единственное место, где прокатилась серия бунтов. Часть рудокопов, которая смогла скрыться от Карателя и его подчинённых, какое-то время пережидала в лесах, а теперь же нашла для себя новое удачное место для наживы. Птица принесла на хвосте, что в храмы Луны поставляют еду, но едва ли охотно ею делятся с бедняками и голодными вампирами.
Рубен вместе с его шайкой-лейкой из пяти человек давно уже присмотрелся к этому храму. Из охраны всего двое стражников, да и те оказались довольно сговорчивыми, когда им пообещали золото. Это же храм, тут вам и кровь, и золото и другие драгоценности, которые можно выгодно сбагрить на чёрном рынке и получить с этого прибыль, а уж на деньги, что хочешь, покупай. Хочешь – выпивку, хочешь – женщин, а хочешь – кровь. Больше им не требовалось. Закон они уже давно нарушили, когда покусились на жизнь принцессы, слабо понимая, кто она вообще такая. Обратного пути они для себя не видели. Заползти в свою нору к семьям и дохнуть от голода? Нет уж. Они возьмут то, что по праву принадлежит им. Они заработали эту кровь!
- Выкатывай бочки, святоша, - рыкнул самый гонористый и самоуверенный в себе вампир – Рубен не стеснялся и божьей кары не боялся, какой его попрекали все верующие наперебой за пожар, учинённый в маленьком городке, воровство и угрозы.
Тамиран – главный жрец Храма Луны не боялся смерти, но перед насильственной смертью других – в его понимании невиновных женщин – жриц, которых бравые ребята-голодранцы уже растаскивали с территории храма, как воровской трофей с явными намерениями, как ни странно, пожрать! Мужчина держался ровно и уверенно, несмотря на то, что ему уже не раз угрожали ножом у горла, он не говорил, где находятся амфоры с кровью и где ключик от нужной двери. Стражники лишь плечами пожимали, пересчитывая накраденное золото – они ни сном, ни духом о крови, которую еженедельно, по слухам, привозят в храм и куда-то составляют после отгрузки.
- Здесь нет того, за чем вы пришли, - он уже говорил им это, и люди Рубена должны были в этом убедиться, когда перевернули с ног на голову весь храм и замучили каждую жрицу.
- Моё терпение не бесконечно, жрец, - Рубен щёрился и шипел, уподобляясь в манерах и повадках змеиному клану. Он привёл сюда своих людей и не мог уйти отсюда с пустыми руками. То, что они смогли накрасть, - слишком мало, чтобы уходить прямо сейчас. Практически ничего ценного, а большую часть им по уговору пришлось отдать стражникам.
Тамиран оставался непреклонен.
- Тогда я возьму её силой, - вампир дёрнул к себе одну из жриц, взятых в заложницы, и на глазах у жреца грубо и по зверский впился клыками в её шею с такой жадностью и остервенением, что женщина дёрнулась в грубом хвате от боли – ей вампир, как животное, а не собрат по крови, раздирал шею.
- Остановись! – жрец выступил вперёд, но дорогу ему преградили сообщники Рубена, однако так, чтобы он мог видеть, к чему привёл его спор и упрямство – к смерти одной из жриц в борьбе за кровь.

+1

4

Чёрная тень на тёмном небе сложила крылья и упала ближе к земле, где расползлась в образ куда более массивный, пусть и на внимательный взгляд худой. Авель почти не пил кровь уже долгое время, с начала весны, пожалуй, точно. Всё, чего он касался, было либо подарено ему – драконицей ли, сестрой ли – либо навязано. Заряжаемый от магии, чтобы передавать назад жизненной силой и иллюзией насыщения камень крови висел на шее вместе с другим артефактом редко, потому что их эффекты от сродства магии перекрывались, и поэтому он просто ограничивал себя и выглядел как смерть.
"За какие грехи ты себя коришь и почему?" – иногда спрашивало чужим голосом подсознание. Чужим, знакомым, владелец которого давно уже не ходил среди живых. Авель не знал. Он просто чувствовал себя виноватым в том, что творилось в их "интересные", как говорил любовник Глациалис, времена.
Молча фигура в чёрном прошла по кое-где побитой мостовой, приближаясь к спинам налётчиков, молча вынула с хищным лязгом меч и клинок-ловушку из ножен по оба бедра под победневшим на отделку и качество ткани, но сохранившим удобный крой длинным камзолом, молча сделал жест рукой прежде, чем ударить не раскрытым пока кинжалом под ребро одному из стервятников, который присосался к шее несчастной. Для контратаки он выставил руку с мечом в сторону двоих, в том числе и просящего. На том его скрытность и незаметность в этот вечер кончилась.
Привет ещё раз, гадёныши, – тихим, сиплым и угрожающим голосом произнёс как сплюнул Авель, признавая смутно в чертах одного из нападающих кого-то, кого он не изловил и не сдал из-за своего собственного побега. За это и карал.
Бери её и беги! – бросил он, жёлтым взглядом на теряющей кровь жрице, но обращаясь к настоятелю прежде, чем у него кончится возможность дышать из-за неравной драки.

Использовано: Танец с огнём - 70 маны.

Отредактировано Авель (2017-11-05 15:23:45)

+1

5

Завидев своего давешнего недруга кто-то из пятёрки самых отчаянных опасливо отпрянул, чувствуя, что сейчас могут дать по шапке. Они-то не знали, что имели дело с разыскиваемым бастардом покойного императора и старшим единокровным братом настоящего. В прошлый раз он так рьяно вступился за принцессу, что всем им выдали на щи, а потом поспела гвардия Его Величества. Может, и сейчас где-то шарятся эти бравые ребята? Кнок слышал, что они рыщут в поисках рудокопов, которым удалось сбежать, а тех ждёт незавидная участь по приказу самого императора. Жизнь хотелось прожить, даже такую дерьмовую.
От неожиданности и болезненного удара Рубен выпустил жрицу и с недовольством развернулся, чтобы одарить её спасителя хорошим ударом с правой в челюсть. За попорченный ужин, естественно. Испуганная девушка с окровавленной шеей упорхнула от него сначала за спину к жрецу, а по его наставлениям дальше – прочь отсюда, пока никто из сторонников главаря рудокопов её не поймал и не нашёл ей новое применение.
Удар Рубена вышел хорошим, да настолько, что попортил бастарду все планы и оставил ни с чем, если не брать во внимание едва не прикушенный язык и явно саднящую челюсть. Заклинание ему сплести не удалось, да и эти прохвосты не заметили. Даже стушевавшийся поначалу Кнок решил, что они смогут быстро прикончить бравого рыцаря и убраться отсюда, раз крови в храме нет. Свои шкуры дороже, а они найдут себе другое место. Вдруг правда сюда явятся гвардейцы императора и всех их загребут?
Рубен так просто отступать не собирался и с бывшим недругом решил побеседовать по-мужски, хотя и бесчестно. Второй его соратник атаковал Авеля быстро, подло и низко – в спину, чудом лишь не убил его, когда выпала такая возможность. Впрочем, чудом стал для него жрец, у которого лопнуло терпение. Тамиран использовал магию крови, да так удачно, что вампир, нанёсший Авелю удар в спину, сейчас расцарапывал себе глотку, потому что не мог сделать вдоха.
- Убирайтесь! – рыкнул жрец на остальных, демонстративно придушивая одного из грабителей.
Никто из стражников даже не шелохнулся – они получили то, что хотели, и планировали уйти отсюда с награбленным раньше. У них сейчас была возможность попытаться реабилитироваться в глазах короны, а потом прирезать самого жреца и всех, кто стал свидетелем их позорного метания с одного военного лагеря в другой, но мозгов не хватало, как это проделать чисто.
Один из стражников, пользуясь моментом, прикончил второго соратника Рубена, отделавшись незначительной травмой, второй провёл ножом по горлу третьего, как по маслу, и сам остался цел и чист, если не считать следов крови на руках и лице. Стараниями троих из пяти рудокопов в живых осталось двое, а вместе с ними серьёзно раненный бастард, старый жрец и два перебежчика-стражника.

дайсы

35 (15) - удача с большим трудом и возможными тяжелыми увечьями. На попытку Авеля  освободить девушку.
1 (10) - неудача, тяжелые травмы на использование заклинания.
Вы второй игрок, который получил на этом проекте единицу. Сongratulations!
Тамиран помогает незадачливому спасителю.
74 - удача, с легкими ранениями. Несмотря на то, что вампир уже в почтенном возрасте и о боях знает немного, ему всё же удаётся огреть одного из нападающих заклинанием во имя Луны, конечно же.

+1

6

"Для того, чтобы твой огонь не подводил тебя и не опалял тебе брови, тебе нужна эмоция. Живая, яростная, без оглядок, но направленная тобой ясно и решимо. Без этих двух компонентов – ты не маг Огня".
Ему нужно удалить менторский тон из головы и разобраться самому, но как-нибудь после. Сейчас защитное заклинание обратилось на самого Авеля и вместе с атакой обожгло не удержавшимся контуром в спину.
Запахло палёными волосами и тканью, жар крови и огня пробил одежду и вонзился меж рёбер так, что даже в голове затрещало от силы удара и боли. Ворон оказался ненадолго оглушён, инстинктивно стараясь уклониться и избавиться от причины боли, а когда пришёл в себя – понял, что стычка была практически завершена и без его активного участия. Он просто полез первый и дал время более осторожным (если не трусливым) вампирам почесать спины и горла налётчиков с удобной позиции.
– Спасибо, парень, – положил ему руку на плечо, отчего у раненного бастарда в глазах потемнело, страж, пока его товарищ теснил оставшихся бандитов прочь, подняв щит. Будь у Авеля больше сил и собрано внимание, он бы заметил, как страж цедил им сквозь зубы валить поскорее, пока не прикончили.
По крайней мере, он спас день.
Ворон сполз на колени к истекающему кровью бандиту и обнажил клыки ничем не хуже этих падальщиков, в этот раз ранение казалось ему серьёзным – слишком серьёзным, чтобы брезговать. Но красные глаза виновато посмотрели снизу-вверх на жреца в шёлковой маске.

+1

7

Выжившие рудокопы не стали препираться, а процедив сквозь зубы проклятия своим бывшим союзникам, поспешили убраться по добру по здорову, пока ещё могли унести ноги. Со стариком они могли потягаться, с раненным героем-неудачником, который пожирал их умершего товарища, - тоже, но с двумя стражниками в придачу – вот уж нет. Своя шкура была дороже мнимого обещания бесплатной крови, поэтому двое более удачливых вампиров бежали, получив такую возможность.
Стражники же остались возле жреца и раненного вампира. Они должны были докончить дело. Мальчишка пока ничего не подозревал о сговоре, но жрец прекрасно знал праву и мог о том предупредить. У них не было времени юлить и играть роль хороших парней, а потому, переглянувшись, они решили действовать быстро и решительно. Сейчас раненный вампир был для них лёгкой добычей – он был занят своей раной и поглощал кровь, чтобы восстановиться, а потому по прикидкам стражника, ближе стоявшего к нему, тот не представлял особой угрозы. Встав позади вампира, стражник поднял меч над спиной вампира, собираясь вонзить его ему в спину.
Второй стражник, оставив союзника, попытался подобраться ближе к жрецу, не вызывая у того подозрений, и в уличенный момент по сговору с товарищем, метнул в того нож, который так старательно оттирал от крови секунду назад. Тамиран в своём почтенном возрасте не успел защититься от летящего в него ножа, хотя и пытался выставить магию защитой перед собой. Нож вошёл в тело, жрец болезненно охнул, а стражник шикнул – попасть-то он попал, но не нанёс смертельной раны. Лезвие ножа вонзилось в грудь вампира, ближе к левому предплечью. Такой раной никого не убьёшь. Допущенная ошибка стоила его товарищу жизни. Как по цепной реакции – промахнулся один, а расплата ждала сразу двоих, потянув за собой вслед одной неудачи другую.
Старик неуклюже не то упал, не то сел на ступени храма, накрыв плечо ладонью, не рискуя дрожащими пальцами вытащить лезвие, причинявшее ему боль. Отвлёкшись на боль и рану, он не мог помочь бастарду, как в прошлый раз, оставив всё на волю самого Авеля и богов.

Дайсы

Стражнику на атаку Авеля в спину 8 - неудача, тяжелые травмы. Авель заметил манёвр стражника раньше. Нападающий становится жертвой сам.
Второму стражнику на атаку жреца 50 - удача с большим трудом и возможными тяжелыми увечьями. Стражнику удаётся метнуть нож в жреца и даже попасть в него, но не так, как хотелось бы. Рана не смертельна, а вампир выдаёт себя.
Жрецу на защиту от летящего в него ножа 38 - неудача, но без увечий и травм. Тамиран не успевает использовать защитное заклинание и получает ранение.

+1

8

У Ворона не было особо выбора, пить или не пить. Раненный вампир с трудом не регенерирует и от нарастающего резко голода не впадает в боевое безумие, стремясь сохранить свою жизнь. Он старался не терять ясности мысли, хотя слышал только шум крови и видел лишь красные пятна, расплывающиеся перед картиной реальности, оставляя лишь контуры вещей, тел, лиц.
Клыки удлинились, лицо сделалось не просто острым и нечеловечным, как у Камэль происходит обычно, но и потемнела до грязного серого, пятнами, кожа и кончик носа задрался, сделался очень чувствительным и влажным, заставляя бастарда больше походить на упыря. Плечи удлинившихся рук трещали о прочные швы одежды изнутри. Кровь ударила в нёбо, и Авель просто отпустил свою естественную регенерацию, получая насыщение.
Что-то было не так. Это было в глазах жреца, которые он теперь мог разобрать своими, горящими красным на потемневщих белках. Нетопырь без крыл рванулся вбок, уклоняясь от удара, и пустил когти длинной руки в ответ, раздирая стражнику не прикрытые пластинами или кольчугой бёдра в мясо. Следом Авель бросился грызть уже шею и валить наземь вероломного мерзавца сам. В этот момент другой атаковал жреца, но у Ворона не хватало на это ни внимания, ни времени. Его колотило от животной ярости, в сапогах, причиняя боль, загибались на  деформированных ногах когти, а пир с ещё и второй жертвой стоил того, чтобы промедлить разворачиваться. Или только о том думали его месяцами подавляемые инстинкты.
Когда, едва-едва приподнявшись с четырёх конечностей на неуверенные две, бастард развернулся, и взор его прояснился, предатель уже добрался до жреца. Времени думать не было, Авель даже не стал пытаться поднять меч или кинжал, он просто прыгнул на двоих, весом метя в нападающего, и особо не думая, каким будет приземление для каждого. У него не хватало мыслей и концентрации, чтобы колдовать, зато вот в позабытый кровавый раж он вошёл и со вкусом.

+1

9

Стражник, метнувший нож в жреца, ринулся к мужчине, завершать начатое. В шаге от цели его остановил крик раненного товарища. Мужчина лишь искоса глянул в сторону вампира, которого они с товарищем списали со счетов, посчитав его лёгкой добычей, но, увы, недооценили противника. Первый стражник умирал от потери крови и нанесённых ему ран, почувствовав на себе всю прелесть полувианских клыков. Второй стражник замер на месте, не зная, как ему поступить. Бежать – было бы разумнее всего, но Авель так ловко и быстро развернулся, что стражник опешил и отступил назад, полубоком к жрецу, и доставая оружие.
Он редко видел, чтобы кто-то из вампиров принимал подобную уродливую форму. Разве что простолюдины, чья кровь мешалась более десятка раз, выглядели отвратительно в боевой трансформации. Стражник успел выставить меч, защищая себя, когда Авель решил на него кинуться, но просчитался с расстоянием и не допрыгнул до цели. Испуганный стражник, которому уже нечего было терять кроме собственной жизни, ударил наотмашь, особо не заботясь, куда попадёт. Хотя стоило бы.
Удача была к нему благосклонна, но природная трусость помешала ему сделать всё, как надо, хотя бы единственный раз. Лезвие меч полоснуло бастарда по груди, оставив на неё кровавый след, но недостаточно глубокий и серьёзный, чтобы раскроить ему грудную клетку и, тем более, остановить или убить.
Жрец не находил в себе сил на новое заклинание, но понимал, что должен как-то повлиять на исход битвы. Видя, что стражник, отступая, особо не заботиться о том, куда и как идёт, Тамиран подставит ему подножку и выбил вампира из равновесия. Как итог, стражник, чертыхаясь, упал на землю, а жрец застонал от встревоженной раны в руке, потому что так и не смог найти в себе силы самостоятельно достать нож из плеча. У Авеля вновь появилось существенное преимущество, если стражник не сообразит атаковать его снизу и сравнять их шансы.

Дайсы

20 (+15) - неудача, но без увечий и травм. Авель пока ещё недостаточно хорошо управляется со второй формой (ботинки жмут), поэтому он не рассчитывает расстояние до стражника и затея не удаётся. Все живы и целы. Пока.
61 - удача, с легкими ранениями. Стражник не ожидал такого поворота, но, пользуясь тем, что добыча сама пришла к нему в руки, атакует бастарда и весьма удачно, если не считать заработанных несущественных травм.
71 - удача, с легкими ранениями. Тамирану удаётся осуществить свою хитрость.

+1

10

Пролетел бастард мимо, точнее – не долетел. Его тело начало медленно, но неизбежно кренить траекторию в землю намного раньше, чем он хотел, и все остальные его силы из удара перешли в попытки развернуть силу инерции, которая бы привела к падению. Меч полоснул по груди, пропахивая одежду и сдирая слой кожи и оставляя засечки на костях, но этого Ворон уже почти не заметил: он ушёл вбок от прямого удара, а когда развернулся и зарычал, наморщивая и без того деформированный на кончике в подобие нетопыриного нос, стражник уже летел с подножки вниз. Авель просто прыгнул на него сверху сзади, используя эту прекрасную возможность, вцепился руками в подбородок мужчины, выламывая его шею назад, подставляя под укус. Спустя десять секунд, его тело перестало дёргаться, хотя продолжало отдавать кровь щедрым потоком.
За этим они пришли в храм.
Авель медленно приходил в себя. Голодное чудовище в нём знало, что всё кончено, ещё в момент последнего броска, но позволило себе вдоволь насытиться, прежде чем выпустить из плена рациональное "я" вампира. Память о драке с момента падения на колени к первому убитому бандиту внезапно смазалась, сделалась далёкой, неразличимой.
Ворон прочувствовал в сапогах дыры, пусть и не сквозные, оставленные его скрюченными пальцами, постепенно лишавшимися костей. Его кожа начинала чувствовать боль и прохладу и жар в ранениях и дырах на одежде. Всё внутри него похолодело. На руках, ставших снова нормальной длины и с лишь едва удлинёнными когтями, он неуверенно приподнялся с камня и осмотрелся. Все чувства после перевоплощения, почти спонтанного, были обострёнными, он слышал сердца, чуял чужую кровь совсем близко и хотел убедиться, что… "Что" что?
Я годами не впадал в кровавое безумие и не перевоплощался, – безголосо произнёс он. – Простите меня, если напугал
Он опустил глаза на руки, осмотрел пол. Всё в крови, благо, по большей части не его. Изломанные тела лежат, воняя испугом и жаром своих последних моментов. Боги, какая… грязь.

+1

11

Тамиран наблюдал за молодым вампиром, столь внезапно пришедшим к нему на помощь. Мальчик мог погибнуть, но заведомо ввязался в неравную драку и получил свои неприятные и достаточно серьёзные ранения, чтобы закрыть глаза на его голод и его проявление. Сейчас сплошь и рядом вампиры, недобравшие крови от короны, добывали ей сами самыми бесчестными и мерзкими способами. Уже даже на храм покусились, потому что жрать нечего, а хочется. Жреца больше раздражали стражники, на тела которых он смотрел без зазрения совести и даже не торопился отдать им последнюю дань и помолиться Луне за их вечный покой.
- Нет хуже чудовища, чем чудовище с лицом человека, - вампир не считал других собратьев, чья форма выглядела не так прекрасно и чисто, как у чистокровных вампиров его клана, уродами. Хотя в глазах многих чистокровных вампиров они выглядели мусором клана и подлежали к уничтожению. Жрец не делил никого по нише, занятой по праву рождения. Перед ним все были равны – дети Луны.
Мужчина неуклюже поднялся, когда к нему подоспела одна из жриц – та, которую Авель спас от рудокопов и их подельников стражников.
- Спасибо, дитя, - вампир окинул взглядом всё, что здесь произошло. – Много бед потянули за собой ошибки союзов, - он не упрекал никого из верхушки, но качал головой, как разочарованный отец, ждавший промаха своего сына и получивший его.
- Вам нужно обработать раны, - захлопотала вокруг Тамирана жрица. – И вам, - чуть смущаясь, она посмотрела на своего спасителя, не узнавая в нём сына Эльдара. Да и многие ли знали его в лицо в таком отдалении от столицы и Тайной канцелярии?
- Нихемия права, – подхватил её жрец. – Проходи в храм. Жрицы осмотрят и обработают твои раны. Каждое добро должно быть оплаченно добром, - мужчина улыбнулся и начал медленно подниматься по лестнице в храм вместе со жрицей. Девушка то и дело поглядывала в сторону спасителя, явно желая что-то сказать или спросить, но всё не решалась и каждый раз, когда замечала ответный взгляд на себя, смущалась и отводила глаза.
Внутри храм вампиров ничем не отличался от других. Разве что был намного скромнее тем, что находились непосредственно в столице и пользовались спросом у знати. Сюда поступало незначительное количество средств, поэтому на реставрацию храма их уже не хватало, а старина успела тронуть стены трещинами и желтизной времени.
После нападения в храме осталось мало жриц, а те, что были, прятались в комнатах и молились богиням, чтобы их не тронули. Увидев раненного верховного жреца, они переполошились, а уж когда в их поле зрения попал Авель, так и вовсе приняли его за чужака и одного из товарищей Рубена. Тамиран быстро их успокоил и попросил принести снадобья и воду с чистыми лоскутами для перевязки. Нихемия неумело коснулась рукояти ножа, не зная, как правильно извлечь его.

+1

12

Да, я уже слышал такую мысль
"И сказало мне её именно чудовище с лицом человека, когда я ещё не знал всей правды про него. Какая ирония", – мрачно додумал Авель, стирая с подбородка кровь. Он, наверное, выглядел нынче, как обычный оборванец. Амулет Глациалис и простая одежда от подневольных мастеров с Хериана делали своё волшебство, конечно, но большую часть своей банальности и дикости Ворон продемонстрировал сегодня сам.
Ему хотелось бы презирать себя чуть сильнее, но раны ныли, даже после пресыщения, и его тело устало даже от небольшого метания в облике… он не знал, кого. Вампиры чистой крови почти не теряли своих обычных черт, они были так же прекрасны, пусть и хищны и смертоносны. Как лучшие из статуй-гаргулий на парапетах некромантских городов. А он никогда не смотрел на себя-обращённого. Видел тёмно-серую шкуру, видел страх, не чувствовал крыльев, но не знал точно, насколько он омерзителен.
Ему оставалось лишь понуро последовать в храм по приглашению. Наблюдения в столице откладывались до заживления ран. Лестат, да сможет ли он долететь до полудня завтрашнего дня, да даже до заката, как он обещал, назад? Не сможет, никак не сможет. Это надо без отдыха здоровым и сытым и на попутных ветрах поворачивать уже сейчас. Элен будет изводиться, а он даже весть ей не пошлёт. Кругом враги. Никому нельзя верить.
Он сидел, скрючившись, наблюдая, как жрица не знает, как вынуть из его тела кинжал, и, не выдержав, посоветовал:
Рви как получится, лучше с мясом, но быстро, – и сцепил челюсти, готовясь терпеть боль. К сожалению, устойчивость к ней ушла вместе с трансформацией, и Авель предательски застонал, когда девица начала выковыривать, чуть ли не выворачивая вместе с плотью, несчастную железку, и рванул от неё прочь. Кровь брызнула из открывшейся раны в пространство, но в тканях стало тепло: регенерация вампира принялась за дело. Авель вздохнул и прикрыл глаза.
Если у вас есть какие-то зелья – у меня есть немного денег, я всё отдам. Меня дома будут ждать, а если я не успею

+1

13

- Простите, - перепуганная девушка виновато-испуганно опустила взгляд, когда нож выскользнул из раны вампира, причинив ему столько боли. Она даже забыла, что должна была незамедлительно зажать рану, чтобы раненный не потерял слишком много крови. Она не видела, как Авель поедал нападавших и за их счёт восстанавливался, но даже так не стоило пренебрегать всеми методами предосторожности. Меньше крови потеряет – быстрее поправится.
Дрожащими руками девушка прижала к ране вампира в несколько раз сложенную тряпицу, чтобы остановить кровь.
- Мне нужно снять вашу рубашку, чтобы осмотреть раны и обработать их, - жрица была почти ровесницей Элен, может, на пять-десять лет младше, но, несмотря на свой юный возраст, уже была отдана в храм Луны. Так поступали со многими девушками, когда родители понимали, что неспособны дать им больше дырявой крыши над головой. Так у девушек появлялось какое-никакое стабильное будущее с личной кроватью, пищей и бесконечными молитвами за благополучие всей страны.
- Мы не берём деньги за лечение, - Тамиран перевёл взгляд на взволнованную жрицу, а после на гостя-спасителя. – Это наш долг – помогать каждому, кто нуждается, - промыв руки в принесённой чаше, мужчина обтёр их о предложенный чистый лоскут ткани и закатал рукава жреческой накидки, чтобы те не мешались ему в работе. Он попросил у пары более старших и явно опытных жриц, чтобы принесли ему набор с зельями – небольшой деревянный ящик на старом крючке вместо замка. Внутри в сооружённых из сена гнёздах размещались склянки с зельями разного содержания, но почти все здесь – целебные. – При храме есть птичник. Мы можем послать птицу с запиской твоей родне, чтобы они не беспокоились и, если пожелают, могли навестить тебя здесь.
Мужчина сел на предложенный табурет, отодвинул Нехемию от вампира и взглянул на его раны сам.
- Тебе сильно повезло, - Авель вовремя догадался напитаться кровью, иначе бы в храме он провёл бы, по меньшей мере, неделю и первые несколько дней без сознания под пристальным взглядом жриц. – И нам – тоже. На храм в Дерриане напали около трёх дней назад, - жрец не знал, зачем рассказывал об этом, пока обрабатывал рану вампира. – Вынесли всё ценное, вскрыли склад с кровью, а тех, кто не успел убежать, – обескровили. Стражники там, правда, были не такие дрянные, как наши, но всё равно не выстояли. Мыслимо ли против такой толпы, которая не знает чести и не боится правосудия? Я не о карательном мече верноподданного Его Величества, а о длани Луны.

+1

14

Авель без вопросов подчинился, хотя поднимать руки было невыносимо больно. Помогло то, что его одежда была хорошо проветриваемой и дырявой, теперь.
Я… Я сам помочь хочу. Не в оплату – так в дар возьмите. Сейчас времена тяжёлые, далеко не все могут перебиваться своими силами. Я перебиваюсь пока как-то, и семье моей повезло… пожалуй, даже больше, чем мы заслуживаем.
Бастард сам едва понимал, отчего так его несёт на откровения. Наверное, ещё одна подцепленная привычка, откровенничать, не говоря ничего конкретного, душу отводить. К тому же, жрецы для этого и держали храмы, больше для этого, а не для церемониала? Помогать. Он был потерян.
Слова о птичне, как бывалого шпика, Авеля напрягли. Он сам не умел направлять птиц, а их содержатели часто снимали копии посланий или записывали направления, в которые отпускали пернатых, особенно если они были не обучены с магией и возвращались в родной край лишь раз. То было, в основном, для учёта нужных посыльных, но Тайная канцелярия вдоволь пользовалась такой педантичной осмотрительностью для шпионажа и отслеживания неизящного контршпионажа, а также поимки преступников. Он должен быть изящнее. Должен…
Вы копии писем снимаете? – спросил сухо Авель. – Записываете направления, или птичник ещё птицеуст? Если да, то я откажусь.
Сейчас он рисковал, но особо лгать жрецу ему точно не хотелось. Хватило бы анонимности. Вести о другой атаке заставили Ворона помрачнеть ещё больше и только качать головой. Мыслимо ли. Авель давно вывел для себя, что большинство бедноты были бедными и бесчестными просто потому, что они были таковыми. Мелкими. Неспособными позаботиться о себе и семье. Культура кровавых войн меж домами и кланами, сформировавшая культуру вампиров, отсеивала слабых и глупцов, но под защитой закона они размножились в великом множестве и стали уже угрожать чистокровным.
Мои слова могут звучать чудовищно, но иногда я думаю, что нашу страну уже ничто не способно спасти, кроме бочек и бочек масла и выжигания всего мусора, всех трущоб, всего… всего, до чего довело пренебрежение законами и традициями сильной крови. Лицемерно, даже, ведь я полукровка и сам, верно?

+1

15

- Помощь – не благородный, но добрый поступок, - отозвался жрец на предложение бастарда. – И всё же… Я вижу, что тебя что-то тяготит.
Это было видно невооружённым взглядом. Янтарноглазый гость выглядел виноватым во всём, хоть его вины Тамиран не видел. Другой бы на его месте чувствовал себя героем, потому что, как бы там ни сложилась ситуация, он смог отвадить от них беду, рискнув при этом собственной жизнью. Благодаря его участью воры и недобросовестные стражники не добрались до хранилища с кровью, а у храма ещё осталась возможность выдавать амфоры нуждающимся и слабо следить за порядком – в этой время это всё, что они могли.
Что же такого могла сделать его семья, что они ныне не бедствовали, но за то чувствовали себя незаслуженно богатыми и сытыми, когда должны были радоваться своему счастью? Тамиран сам питался намного лучше, чем беднота из медного квартала, которая в последнее время жрала друг друга, не имея возможности расплатиться за кровь деньгами или выменять её на что-то ценное. Ничего не осталось, только проклятие вечного голода.
Вампира удивил вопрос гостя, а ещё он настораживал и вызывал вопросы, которые жрец тактично не стал задавать. Этот мальчик не был похож на преступника, который скрывается. Во всяком случае, если он и совершил какое-то преступление или действо, которое сам же воспринимал, как грех, он осознавал его и чувствовал себя за то виноватым. Уж не голодом ли он корил себя и ввязывался в борьбу с таким количеством противников в уплату этой провинности? До добра это не доведёт.
- Мы ведём записи лишь тех писем, которые пишем и посылаем сами.
На своей помощи вампир не настаивал, а молча закончил с раной бастарда, пока тот выражал своё отношение к ситуации.
- Огнём ничего не исправишь, - Тамиран отложил инструменты и вытер руки от крови и зелья, попавшего на пальцы. – Со смертью Его Величества Эльдара многое кануло. У власти оказались вампиры, которые годами заботились о собственной сытости, уподобляясь в своём желании беднякам, которые ничего кроме своего голода, холода и боли в жизни не видели. Не таким мир после своей смерти видел император, - вампир покачал головой, - но смерть приходит неожиданно даже тогда, когда ждёшь её появления с минуты на минуту. Можно ли исправить те ошибки, которые допустили они? – жрец тяжело поднялся, не бед помощи Нехемии, которая всё это время подавала ему нужные инструменты, а сама оставалась скромной и молчаливой тенью. – Тяжело, но всё-таки возможно. увы, молодость ныне горяча, а для умения выбираться из огня нужен холодный ум. Да где ж его взять, если почти все умы ныне дремлют в камне вместе с императором? Мальчика рано возвели на престол и долго растили, держа в стороне от власти, а что теперь? Его окружают такие же молодые и горячие, как он сам, - сыны своих отцов, но лишь блёклые тени, которые ещё не успели набраться силы духа. Я давно не слышал Гласа Старейшин, а ведь я сам уже далеко не молод.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [26.05.1082] По заслугам воздастся