Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Элиор Лангре Гренталь Лиерго Игнис character4 name
game of a week

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Тебя мама искала


Тебя мама искала

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

- игровая дата
Конец осени, 1034 год
- локация
Остебен, деревня близ Весвольда
- действующие лица
Шайлер, Эйтан

0

2

Положа руку на сердце, Шайлер никогда не была образцовой младшей сестрой. Где-то её сдерживало (возможное) недовольство брата, где-то собственные страхи (вещь посильнее нахмуренных бровей, если честно), куда-то было просто неинтересно лезть. Вылазки «в люди» попадали в первую и последнюю причины, поэтому она большую часть времени действительно прилежно сидела дома: не думаешь об этом и не чешется, всё просто. Однако слова о том, что ей позволено сходить потренироваться (этим можно было оправдать всё на неискушенный девичий взгляд), неосторожно брошенные когда-то давным-давно, укрепились в памяти и нынче зудели, свербели, манили, толкали.
Лисица видит сыр – лисицу сыр пленил.
Прикинуть примерные промежутки отсутствия Эйтана было почти несложно. Ведь если всё организовать тогда, когда его нет дома, если не заходить в сам город, то, возможно, всё пройдёт тихо, и он даже не заметит? А совпадут в возвращении, можно будет сказать, что в лес ходила. Словом, Шайлер решительно преуспела в создании для себя самой совершенно идеальных условий посредством приведения где-то логичных, где-то псевдологичных аргументов в пользу желаемого, и в один из осенних дней, пока дома кончились заботы, а брат был «на работе» (угу, знала она, на какой работе…), собралась и пошла, упрятав белые волосы и белое же лицо в платок, который расцветкой куда как больше подходил для того, чтобы слиться с местностью.
Во имя конспирации не по дороге, а обходными путями-тропками, следя, чтобы не попасться в силки-капканы-волчьи ямы. Она не имела ни малейшего понятия, разбрасывали ли их так близко к городу, но зато имела опасения. Пожалуй, объяснять это в случае чего будет… сложновато. А сложностей она не хотела.
Вдалеке замаячили домики, было даже видно некоторое количество людей. Впрочем, при всём желании отсюда дотянуться не представлялось возможным, поэтому пришлось продолжить подбираться ближе. На расстоянии в один дом, укрывшись за кустами, можно было попробовать сосредоточиться, потянуться к чужому сознанию… сознаниям. И глазами, и разумом она видела, что деревенских… ну, прилично. Наверное, в другой раз это её бы обеспокоило, но в этот раз она не успела даже пикнуть – чужие мысли хлынули в пустую голову.

+1

3

Эйтан вернулся на несколько дней раньше. Он не нашёл сестры во дворе, не нашёл дома. Пару раз окликнул по имени и осмотрелся, но Шайлер как ветром сдуло. Алифер забеспокоился. Он знал, что когда-нибудь удача отвернётся от них и в его отсутствие что-то случится, но этот день настал слишком рано.
Ален развернулся, быстрым шагом алифер пошёл на выход, но замедлил шаг, приближаясь к порогу, и остановился в тени дома, выставив носок сапога на солнце. Шайлер исчезла в его отсутствие. Он занимался работой и отдыхал две недели. За это время девушку могли убить, утащить родственники в Алир для справедливого суда или продать смазливую мордашку на рынке работорговцев. Он не найдёт следов. В доме нет погрома. Никто не встречает его в засаде, чтобы казнить за преступление против Империи. Во дворе всё чисто и прибрано. В стойлах свежее сено и вода. Остался корм, который не доела прожорливая кобыла. Во дворе нет других следов. Шайлер и его собственные. Девушка ушла сама. Он может её догнать и найти. В алифере заклокотала злоба. Он просил сестру сидеть тихо и не высовываться, но она куда-то пошла, пользуясь его отсутствием. Как порядочный старший брат он должен найти её и притащить за ухо домой, отсчитав за вольность, но он может остаться и посмотреть, что выйдет. Эйтан собирался вернуться на день-два позже. В это время Шайлер могла найти проблемы и навсегда исчезнуть из его жизни. Ему достаточно подождать и остаться в доме.
С криком: «Вольница!» танцуй, Ален, и радуйся, что проблема сама решилась. Сестры в доме нет. Украли, ушла, убили – не важно. В руки упал отличный шанс, как бутылка добротного вина, зажить для себя, как нравится и хочется. Возможность опьяняла сильнее, чем чистый холодный эль после пятой пинты. Ходи дома в исподнем, ешь, что хочешь, девок води и радуйся, что бордель можно с выездом на дом. Изменить имя, зажить среди городских, промышляя чистым делом, завести семью, осесть на одном месте и угнездиться, как порядочный остебенец, забыть о родине-уродине и проблемной семье. Вариант написан маслом. Эйтан почувствовал, как с плеч упал огромный валун ответственности и три кирпича страхов.
Ален закрыл дверь, сбросил ножны на стол и сел на лавку. Сама вернётся, что с ней станется? А не вернётся – ему легче. Эйтан представил жизнь, которую не позволял себе из-за сестры. Он предавал мать и память о ней. Женщина умерла, отдав жизнь за рождение дочери. Ален не мог так поступить с ней. Он понимал, что привык жить с оправданием для себя. Он мог убежать от новой ответственности, ссылаясь на сестру, когда понимал, что не потянет другую жизнь. Она нужна ему в качестве оправдания, чтобы уходить и возвращаться, как кот, когда вздумается.
Алифер поднялся, забрал ножны со стола и вышел из дома.
Где её Фойрр носит?
Ален плохо разбирался в следах, но Шайлер не пыталась скрываться. Следы девушки вели к деревне. Без магического дара, который имела сестра, алифер терял время на поиски. Он надеялся, что успеет остановить Шайлер до того, как она потеряется в числе жителей деревни. Деревушка небольшая, но он привлечёт внимание, когда начнёт расспрашивать о девушке. Алену не повезло. Он не успел догнать сестру по дороге в деревню и засомневался, что она пошла в этом направлении. Он осмотрелся - в толпе ничего знакомого – остановил рыбака, который проходил мимо без улова.
- Девушка не видел?
- Чё?
- Глаза синие. Волосы белые. Подросток.
- Сдалась мне твоя баба! Лучше следить надо.
Ален не спорил, что виноват, но что он мог? Запереть её дома на засов, оставить еду и ведро, чтобы она носа не показывала, пока он не вернётся, или померла от голода и жажды, если он погибнет? Ни себе, ни людям.
- Господин, вы же девушку ищите?
Алифер посмотрел на мальчонку. Оборванец смотрел на него блестящими глазами и дёргал за рукав.
- Беловолосую и с синими глазами? Я знаю, где она.
- Где?
- Дадите медяк – скажу!
- Я тебе сейчас по шее дам, - обещал по шее - схватил за ухо. Мальчишка запищал, дёрнулся. Из вежливого коммерсанта превратился в оборванца с изысканными дворовыми ругательствами и обещаниями. Ален усмехнулся. – Девушка где?
- Пусти! Да не знаю я, где твоя баба! Ай! Честно, не знаю!
- Честно, - передразнил Эйтан, но мальчишку отпустил.
Обиженный ребёнок щедро плюнул ему под ноги, утёр нос и побежал, чтобы не отхватить по шее.

+1

4

Было… Очень. Плохо. Под задницей холодная земля, под спиной оплёванная облупившаяся и наверняка обоссанная стена – задворки какого-то дома, можно уползти в лес, только… она физически не могла. Хотелось раздавить собственную голову руками, но одновременно с этим глухим желанием, заполнившим её всю, одновременно с обрывками чужих мыслей, чужой памяти, чужого всего, она не могла ничего сделать. Вплоть до того, что хотелось просто уснуть от невероятной слабости во всём теле (или то было внушением её слабого разума, буквально кипевшего от тысячи тысяч голосов?). Пожалуй, она желала забыться.
Это было единственной определённостью.
Если честно, она не помнила, в какой момент всё пошло наперекосяк и зачем она выбралась из укрытия. Возможно, её увлекло чьё-то желание или стремление куда-то пойти. Возможно, она хотела попросить помощи, - начало головной боли тоже не помнила, в конце концов. Она помнила лица – тех, кого видела своими глазами, и тех, кого видели глаза чужие. Помнила каждое слово, сказанное вслух и про себя. Кажется, от боли её вывернуло в какой-то подворотне. Кажется, её слабые стоны кто-то услышал: она помнила, что кто-то пристал – или предложил помощь? Не помнила лица. Выходит, неважно. По улице дальше, мимо таверны, почти до самого противоположного конца деревни, в какую-то халупу. Канава и та почище была. Помнила, что потом была злость – её или чужая? Потом стало легче. Когда огонь под котлом сбавили, и вода в нём прекратила безумно бурлить, или когда она сумела уйти от людей подальше.
Кажется, она вырвалась. Сбежала. Потеряла… то ли платок, то ли себя.
Она потерялась настолько, что не знала, в какой стороне дом – была тысяча домов и все её. Кто, Фойрр забери, она вообще? Шон, Дебора, Мак… в голове была каша имён и «кровных» связей. Это всё было у неё, она была этим всем – каждым из этих людей.
Нужно было собраться. Вспомнить. У неё есть дом? Откуда она пришла? Одежда вон. Неплохая одежда. Значит, у неё был дом. В деревне? Замелькали обрывки чужой памяти. Нет-нет-нет. Отстраниться. Попытаться. Пожалуйста. Нет-нет-нет. Нужно было пересилить себя и добраться хотя бы до кустов. Пожалуйста. Пусть её не найдут. Она просто хотела немного сна.
А дом… она вспомнит потом.

+1

5

Зайти или нет.
Эйтан остановился у заведения. Вывеска размерено покачивалась от ветра и времени. Одна таверна на всю деревню. Таверна и бордель по совместительству. Алифер предположил, что смазливую девчонку первым делом потащат в рабыни недорогих девок, пользуясь её слабостью.  Он всю деревню обыскал, но следа Шайлер не нашёл.
Нет, это на крайний случай.
Алифер отошёл от заведения. Девушка с внешностью куртизанки кокетливо подмигнула ему. Бабник удержался. Эйтан мысленно отвесил себе пощёчину. Кошель худой для девок. Мешки тоже. Он своё потратил до возвращения домой. Девица приняла его разворот как намёк, подошла сзади к алиферу, когда он рассматривал толпу из зевак и работяг в поисках белой шевелюры. Бесстыдница пристала к честному алиферу, примостила белую ручку у него на груди, прижалась щекой к плечу.
- А что это такой красивый и прошёл мимо? Не понравилась? – она так сладко щебетала, что Ален опомнился, когда вторая белая ручка предпочла вместо груди пояс.
Эйтан выкрутился. В сердцах – почти в них – запротестовало желание. Он должен найти сестру, а не развлекаться с очередной девкой. Кошель поджимает.
Время, а не кошель, дурень!
Как водится у вольных дам, девушка на него обиделась, обласкала крепким словцом, какого Ален до знакомства не знал, плюнула на землю и походкой павлина, распушив яркую юбку, пошла обрабатывать другого потенциального клиента. Эйтан парень простой. Не обиделся. Посмотрел на конкурента, хмыкнул и отсалютовал девушке-красавице, потому что выбор у неё стоял между пустым кошельком и полным потным пузом.
Через полчаса поисков, когда Ален начал чувствовать себя дураком, спрашивающим про беглую девку, он узнал у доярки, что где-то она видела похожую девушку. Получив направление, Эйтан поспешил к месту. Он нашёл сестру в невменяемом состоянии. Шайлер лежала без чувств в зарослях.
- Шай, - алифер присел на корточки рядом с ней, поднял девушку за плечи и похлопал её по щеке. – Шайлер, просыпайся.
Он не понимал, что произошло с сестрой. Осмотрев её тело, Эйтан не нашёл ни открытых, ни скрытых ранений. Опоили? Подмешали что-то в еду? От Шайлер не пахло ни выпивкой, ни пищей. Одежда на ней целая. Никто не пытался воспользоваться состоянием девушки и попортить её сомнительную честь.
- Какого хрена ты вообще выбралась из дома, - алифер злился. Он оглянулся, чтобы никто не таращился в их сторону и не пытался проверить, что интересного происходит в кустах, но деревенские дети сунули носы, когда Ален поднимал сестру на руки. – Брысь, мелочь!
Мелочь с писком и визгом отринула от кустов, бросилась к мамке с папкой. Эйтан понял, что погорячился и поступил опрометчиво. Подняв сестру и выпрямившись, он обернулся и заметил, что люди на них таращатся.
- Моя баба, что хочу, то и делаю.
Вторая хреновая попытка исправить положение.

+1

6

Иногда она видела в снах руки. Женские руки, руки, принадлежавшие её матери (или тому, что она принимала за неё), худые и белые, с почти прозрачной кожей. Смутно – женскую фигуру. Лицо терялось в дымке то ли от того, что она не видела никогда даже портрета, то ли от того, что это было неважно. Такие сны никогда не кончались хорошо.
Она словно лежала на дне озера или реки. Эти руки тянулись к ней, кто-то звал её по имени. Глухо, почти неразличимо. Было так уютно и спокойно, только далёкий голос мешал. Раздражал. Злил. Не ходи с мертвецами даже во снах – целее будешь.
«Уйди».
Её дёрнуло. Из её колыбели дёрнуло навстречу этим рукам. Проклятье, она совсем не хотела, просто отпустите, дайте уже отдохнуть…
- …то и делаю.
Тяжело. Сколько она проспала? Она вообще спала? Она – где? Несколько секунд ушло на то, чтобы сориентироваться в пространстве, и девушка могла без особой уверенности констатировать, что проснулась почти там же, куда сбежала. Почти – потому что на чьих-то руках.
- Ты… кто?
Лицо знакомое. Она силится вспомнить, почему-то кажется, что это важно. Это – брат. Её? Она не слишком уверена, что её зовут Шайлер. И у неё нет сил, чтобы сопротивляться, чтобы выяснять, она всё растратила, чтобы… зачем? Она не может вспомнить это, зато медленно вытягивает наружу то, что есть Шайлер.
То, что проступает сквозь любое её обличье, мнимое или истинное, звериное или человеческое. И тогда она чувствует страх. Нет. Он нашёл её, он пришёл за ней, этого не должно было случиться, это доказывает её вину, худшее из возможного, и сумбур мыслей заставляет голову болеть сильнее и морщиться, пытаться отыскать силы. С ней ведь всё хорошо, она здорова, просто… просто голова немного подвела, верно?
«Ну же».
- Я в порядке, - выталкивает. С ней всё хорошо. Даже почти ничего не болит. – Можешь отпустить. Со мной всё хорошо. Я сама пойду.

+1

7

— Ты… кто?
Гениально.
Самое время поиграть в неузнавайку, когда на них таращится полдеревни молодцев, которые готовы за несчастную девушку в беде вломить странному парню с оружием на поясе. Что он там с ней в кустах делал – они благополучно придумали без его подсказок, сделали вывод по странному поведению и реакции «моей бабы» на её положение. Шайлер внесла свой скромный вклад в общую копилку бед старшего брата.
Эйтан ругнулся под нос. Мужчина в первом ряду зрителей потянулся за инструментами, гружеными в телегу. Алифер представил, как бегает с орущей и отбивающейся девушкой на плече, пока за ними с вилами гоняется вся деревня молодцев, чтобы спасти беднягу из рук негодяя. В этом есть смысл. Он законченный эгоист, циник и мудак, но спасение Шайлер из его рук не сделает жизнь девушки лучше. Она не сможет жить среди деревенских жителей, хранить тайну крыльев и контролировать псионические способности, чтобы не разорвать сознание своё или чужое.
— Я в порядке.
Хорошо, потому что твой брат в заднице.
Эйтан поставил девушку на землю, зыркнул на деревенских. Парень, который собрался вступиться за Шайлер, вооружился киркой, но не подошёл к ним. Он наблюдал со стороны за девушкой и парнем.
- Дык надыть её спасать или обождём? – старик в стёртых лаптях почесал седую козлиную бородку, причмокнул влажными губами и посмотрел на молодого парня.
- От себя бы спасли, - огрызнулся алифер.
- От нас-то чавось? Не мы невинницу в кусты затащили.
Эйтан удержался от комментария. Мысли и чувства этих людей довели Шайлер до такого состояния, и её глупость. Алифер придержал сестру за плечи и повёл её мимо толпы зевак, надеясь, что никто из них не кинется следом. Он долго чувствовал, как его спину сверлят недобрыми взглядами.
Взгляд – не кирка. Переживу.
Кирку переживёт вряд ли.
- Чем ты думала?! – Эйтан вспомнил о словесной порке, когда они вышли из деревни и свернули на тропу, ведущую от неё в сторону большака. Он посматривал, чтобы никто за ними не шёл из сердечных и внимательных защитников невинных девиц.

+1

8

Спасать.
Когда ей было не слишком хорошо, то, по мнению этих достойных мужей, спасать девицу, едва держащуюся на четырёх конечностях, не требовалось. Когда она валялась в кустах – тоже. Когда теоретическая свободная воля оказалась под угрозой, то тут же объявились защитники… Осталось только им речь толкнуть о необходимости предоставить девке выбор. А то и обратить внимание, что она бледная и качающаяся – не опоил ли её супостат поганый?
«От себя». Вот уж воистину, в иной момент она бы оценила каламбур в должной мере, но сейчас не то что бы могла. Отметила лишь про себя – верно. От самой себя.
Впрочем, хмурая супо… братская рожа сыграла тому на руку – «спасатели» не рвались узаконивать права девушки самостоятельно выбирать, с кем покидать деревню, и в целом смелости в них не набиралось даже на одного человека. Хотя подлей она масла в огонь, могло бы статься иначе…
- Я сама заползла, - буркнула себе под нос, пытаясь то ли перетянуть внимание, то ли оправдать несчастного в глазах общественности. Стояла, едва покачиваясь, для верности придерживалась за плечо Эйтана буквально кончиками пальцев, чтобы не напрягать лишний раз. Думала о вечном. Что её ждёт в условном «дома» и как туда добраться. Дорога всплывала в памяти, но довольно смутно, слишком много обрывков чужой ненужной информации ещё гуляло в голове.
Да и вообще – удержать бы спину прямой, а себя – на ногах. Но ничего, разошлась, взяла себя в руки. Только голова по-прежнему болела, но то вылечит обыкновенный нормальный сон. Девушка коротко глянула на брата, который, похоже, искренне не понимал ситуацию. Или играл в дурака. Он же не идиот, далеко не идиот, просто ему так удобно.
- Жопой, - кротко ответила Шайлер. В искусстве самоуничижения она превзошла своего лучшего учителя – себя, – и ничего нового брат ей не скажет. Сделать, право слово, тоже не сделает. Можно было констатировать равнодушное, отупелое состояние, когда всё воспринимаешь с долей философской обречённости «ну да, ну наругает»; «ну да, ну накажет» - и… всё.
Что, в целом, не отменяет необходимости выговориться.

+1

9

- Так она это шо получается… куртизанка? – негодовал дедок, почёсывая плешь.
- Я те дам на шлюх таращиться, старый хрен! – быстро нашлась бабка героя-деда, которая отвесила леща мужу и, погодя немного, внуку для профилактики.
Пока Эйтан быстро уводил сестру с глаз долой из сердца вон, в деревне кипели настоящие остебенские страсти. Шайлер приписали клиентов, Эйтану – новый ярлык супостата и извращенца, который девок при свете белого дня по кустам таскает, да после орёт, как медведь в период зимней спячки, что баба его и живым не сдастся. Бабка гоняла деда, выдавая ему люлей плетёными лаптями. Коренастый детина отбивался от летящей в него утвари – не иначе как его пассия пришла на общий крик, разбираться, на какую куртизанку он зарился в кустах. Брат с сестрой навели в деревне такого шороха, что впору сидеть на тюках сена, плеваться семечками и с тихим вздохом: «ляпота», наблюдать за представлением идиотов. Суматоха сыграла им на руку. Люди занялись несусветной хренью и не кинулись преследовать супостата с вилами и не торговаться за девку, чтобы изволить пожаловать на чистый и тёплый сеновал.
— Жопой, - ответила Шайлер, и Эйтан взвыл в сердцах.
- Что ты у меня такая смекалистая не там, где надо…
Шайлер вышла из возраста ребёнка, которого можно уложить пузом на колени и отшлёпать по заднице прутиком. Алифер никогда не применял грубую силу в воспитательных целях, но в детстве сам несколько раз получал за существенные промахи. Он наказывал Шайлер ссорами, чтением моралей и навязыванием образа мышления и правил жизни, которые сам нихрена не соблюдал. Для Шайлер писаны, для него – нет.
- Сколько раз? – Эйтан посмотрел на бледную сестру, подгоняя её в сторону дома. Был бы у него младший брат, а не сестра, - гнал бы пендалями под задницу, чтобы пятки сверкали и на жопе не сиделось несколько дней.
Он сомневался, что это первая попытка сестры выбраться в людное место в отсутствие старшего брата-надзирателя. Шайлер могла воспользоваться видимостью свободы и набедокурить, но если это не в первый раз, то предыдущие прошли нормально. Она должна была вернуться к его возвращению и не найти горячих приключений. Если это первый раз, то он вовремя нашёл её.
Алифер посматривал на дорогу и за спину, проверяя хвост. Голоса стихали; брат с сестрой отдалялись от деревни и глубже уходили в лес.

+1

10

Шайлер глянула косо: там, где надо, тоже смекалистая, только к чему интеллектом лишний раз поперек брата блистать, смущать его, значится. Всё, Эйтан рядом, пора сделать глазки побольше, личико помилее и вперёд, изображать жертву строгого режима, несправедливо обвинённую в чужих грехах. И вообще, она под тем кустом грибы-ягоды искала на ужин, чего взъелся?
Придержала рукой склонившуюся к тропе ветку, поленившись пригибаться и проскальзывать под ней. Эх, отвести бы подальше да отпустить… и бежать, бежать, задыхаясь от восторга, если случится звук, сообщающий, что шалость удалась (брань ли, вскрик ли, попросту ли звук удара). За что? А за всё «хорошее». Но сейчас был не тот момент, чтобы выделываться да удалью бахвалиться. Но кровожадными мыслями насладиться сполна было можно.
- Сколько раз жопой думаю? – переиначила, вихляя, как след забулдыги от таверны до дома, сестрица. – Постоянно.
И глаза опустить смиренно, чтобы не углядел в них ненароком, что издевается Шайлер над братом своим возлюбленным. И шагу прибавить, да, а то щелбаном наградит за смекалистость и длинный язык. Воспитание воспитанием, а породу в карман не сунешь. Породил чудовище – вот и живи с ним.
Шевельнулась тлеющая обидочка на вечно отсутствующего брата где-то в глубине души, царапнула неприятно, заполняя смутным неясным жаром. Давить обиду Шайлер не стала, а ну как потребуется кураж себя отстоять и позубоскалить в очередном скандале, который того и гляди окатит её с ног до головы?
Что же до реального положения дел, то из дому она выбиралась часто. К деревне, правда, не ходила, всё поводов особо не случалось, а по лесу кругом налазилась порядочно. Селян периодически видала, да и они её тоже. Трагедии в том не видела, но брату, конечно, не говорила. Вся в него: чего человека зазря волновать, если всё в конечном итоге разрешилось? А что сегодня не повезло, так это луна в мантикоре, честное слово.

+1

11

Родственники. На характере написано. Шайлер щедро возвращала ему тяжёлое детство, связку обид в виде колкостей и походов за приключениями. Эйтан не единожды сам толкал сестру на поиск интересностей на страждущие места, но считал, что случай другой – то под присмотром старшего брата, который подставит свою шею, подхватит и лично люлей воспитательный выпишет, а здесь она сама, и хрен знает, чем бы кончилась эта история, если бы он на день-два задержался в борделе, потому что там тепло, неплохо кормят и рядом удобный набор из мягких и знакомых подушек. Алифер нашёл бы оправдание отсутствию и как примириться со смертью сестрицы или её заблаговременной ссылкой в рудники и бордели – куда её там такую красивую и с характером отправят? Чудо, если в спонтанный визит в бордель ему предложат новенькую, а он будет всеми силами делать вид, что не сестра она мне боле и блондинок не люблю.
Шутки шутками, а проступки на жопе написаны.
Прочитать ей нотации? Не выслушает. Прочитать, чтобы у самого пар вышел? Да нихрена. Запереть дома на несколько замков или на цепь посадить? Сам не вернётся - и подохнут они оба от большой и сильной братской любви. По шее надавать, чтобы думала не жопой, а головой, которая не сильно от неё отличается? А он чем лучше? Сам ходит по краю и собирает опасные приключения, из которых может не вернуться. Ему можно – ей нельзя. Потому что у него с количеством крыльев и Сосудов всё нормально, а с репутацией – нет, но кто вспомнит мальчишку, которого полвека не видели? Девчонку вообще никто не видел, но полезут за пазуху взглянуть на Сосуд, и она отправится к дядьке или на костёр. Эйтан думал, насколько Шайлер похожа на мать или на отца, но не мог вспомнить их лиц. Забылись, как страшный сон.
- Сделай исключение из постоянного – весело проведёшь день, - сарказм. Она уже сделала наоборот, когда пошла в деревню, ведомая хрен знает какой целью. Уже не ребёнок, чтобы из-под отцовского надзора сбегать в поисках настоящей и сладкой жизни за пределами отчего дома, а молодая девушка, которая должна знать, чем для неё закончится неосторожно, но кого это волновало, кроме самого Эйтана?
Алифер обогнул сестру, когда тропа потерялась между зарослями густой травы и вытоптанным пролеском. Они выходили к дому. Рай для отшельника, но отшельник без юбки устал от жизни в глуши и рвался в ближайшую деревню.
- Захочешь в следующий раз уйти – оставить записку, чтобы я знал, что тебя не украли.

+1

12

«Весело проведёшь день» – это выбраться в деревню или укатить в большой город (знать бы ещё, куда катить), пока его нет, но проделать всё обдуманно по чёткому хитрому плану? Так по плану ещё ничего не проходило без сучка и задоринки, если только план не список дел в замкнутом пространстве дома-в-лесу. И то можно при приготовлении ужина обнаружить, что надо сходить за водой, - и всё, тут-то всё и заверте… дальше по списку лёд, прорубь и всплыть по весне русалкой. Или – капкан, а затем голодные злые волки, которые с радостью сотрут хворь с лица мира.
Но, по-хорошему, не сдалась ей эта деревня (и город тоже) что там было такого, чего у неё нет? Общение? Так она не то что бы была заинтересована в общении. А то, что ей действительно нужно, эти люди не могли дать просто физически.
- А сам пробовал так делать? – елейным тоном уточнила, скосив на него глаза и подарив лучшую из своих ехидненьких улыбочек. – Понравилось?
А вот последняя фраза вместо всех скандалов, к которым она была морально готова, пришлась ударом поддых, вот уж прилетело так прилетело – ни гнева, ни возмущения, только «оставь записку». Настигло осознание, что наверняка уставший, измотанный после какой-нибудь работы и дороги брат пришёл домой и вместо еды и отдыха огрёб побегушки вокруг да около в поисках пропавшей сестрицы. Шайлер сжала зубы, чувствуя, как горят от стыда щёки, опустила глаза уже непритворно, пряча отчасти злой и отчасти виноватый застывший взгляд. Отличный удар, братик, по всем правилам – неожиданный и хлёсткий.
«Как заставить собеседника почувствовать себя распоследней тварью» Эйтан ван Ален, курс углубленной подготовки.
И – он, кажется, всё-таки примерил на себя, обдумал со всех сторон и осознал, что эта вожжа так под хвостом шайлеровым натирает, потому что запреты, правила, ограничения. Нет лучше способа вызвать к чему-то интерес, чем просто взять и запретить, ведь так?
- Хорошо, - буркнула. Усмехнулась. – Не думаю, что это тебе сильно поможет.
Всё всегда кончалось возвращением домой. Не убежать, ни скрыться от этого места, словно вросла уже, и Эйтан хуже любых верёвок и цепей. Потому что их можно разрубить, изничтожить, а его - как? Живёт в достатке словно, и всё же - заточение. Потому что одна. Потому что сама. С дурацкой лошадью в довесок, которой любви и заботы перепадало уж точно больше, чем ей.
…это что, ревность?

Отредактировано Шайлер ван Ален (2018-07-22 17:21:14)

+1

13

- Постоянно. Нравится.
Что она хотела услышать? Что он всегда работает по чёткому плану и не меняет распорядок дня, недели, месяца? У Алена не выходило спокойно вернуться в глушь, где его ждёт – или не ждёт – младшая сестра и завалиться спать, чтобы не трогали, не спрашивали, не создавали проблем. Он всегда находил по возвращению что-то новое. Иногда приносил новое сам, в хреновой манере выражая заботу, опеку и попытки компенсировать частое отсутствие и скудные разговоры без души. Чего Эйтан никогда не делал – не уделял обычного братского внимания, не пытался развлечь сестру и разнообразить её день разговорами или вылазками. Он считал это дополнительной работой и неоправданным риском, за который ему никто не заплатит. После нескольких дней или недели, которую он проведёт дома вместе с сестрой, он отправится на новое дело, а до этого алифер хотел отдохнуть и заняться тем, что ему дорого. Почистить жеребца, которого он сам объездил, занять руки рутинной домашней работой, которую Шайлер в его отсутствие выполняла самостоятельно, пройтись до деревни и купить в ней провизии на заработанные деньги, чтобы не жрать сено вместе со скотиной, и запастись овсом. Ален всегда находил, чем себя занять, чтобы меньше проводить времени вместе с сестрой.
- Я подожду до вечера, потом схожу в деревню, если тебя с вилами не пригонят обратно или не запахнет смолёным мясом, - грубая шутка от грубого наёмника. В первый раз он отправился за сестрой, колеблясь между желанием остаться и надеяться, что её украдут и бремя исчезнет, и желанием отправиться и вытащить из передряги единственную сестру, потому что она всё, что осталось у него от семьи. Другой у него уже не будет. Он отреагировал ярко, разозлился на проступок и действовал из внутреннего пинка, но во второй раз всё может сложиться иначе.
Алифер вошёл в дом, отложил меч на лавку с заботой хозяина и отправился в конюшню, делать вид, что он очень занят лошадью. Общение с животным давалось Эйтану лучше, чем с родной сестрой. Он выпустил пар и не стремился продолжать ругань. Кобыла стояла в стойле. Ухоженная, накормленная. Она не нуждалась во внимании алифера, но Эйтан с педантичностью распутывал пряди на гриве и счищал несуществующую пыль с боков, замечая, что бока стали больше.
- Ты уже приложился? – Ален посмотрел на спокойного жеребца.
Что хозяин, что конь.
Эйтан продолжил заниматься бесполезным делом – оно лучше, чем из пустого переливать в порожнее и ссориться с сестрой. Она знает и понимает, но это нихрена не меняет.

+1

14

Шайлер скривила губы, чуть сощурив глаза (не отводить; не закрывать), и оскалилась Эйтану в спину, разве что только клыками не щёлкнула, ибо мелковаты и нечего срамиться. Впору пожалеть, что животная злоба – в тщедушном тельце. Впрочем, в этом же тельце было в достатке яда. Сплюнула.
Успокойся.
Тряхнуло будь здоров. Думает, значит, планы строит, распорядок и всё такое? Самый умный тут сыскался парень на деревне, что ли? Нравится ему, стало быть, как живёт и чем живёт? Шумно вдохнула, помотала головой. Запомнила. Всё у него по плану летит в… под откос.
- Не волнуйся. В следующий раз попрошу, чтобы тебе пальчик прислали или ушко. А то и, чем демон не шутит, парочку моих красивых глазок. – Почти шутит, кривит лицо в гримасе чего-то-похожего-на-улыбку, мнётся у входа, наблюдает. Яд слов горчит на языке, жжётся.
«Не сейчас. Дай уйти. Потом – удар». Опять. Бежит. Злость на него за его трусость, бегство, постоянный страх – не за неё, нет, к хренам собачьим эту лирику, - за себя самого вцепляется в горло резко, перехватывая дыхание. Шайлер просто шагнула в сторону, чтобы пустить на улицу.
«Беги, малыш, беги».
- Если бы ты действительно думал головой – этого бы всего не было, жил бы нормально и сыто, в свой срок занял положенное место, - вытолкнула глухо и зло. «Будь благодарна». Да, следует. Её вытащили, спасли, выкормили и взрастили. Выдрессировали и заперли. Столько усилий, столько вложений – и всё ради чего? Ради чего он сохранил ей жизнь, он ведь её даже не…
…не любит.
«Не убежишь». Пальцы дёргаются, нервно сжимаются в кулак. Настроение скачет: углубляться в себя и позволять эмоциям брать верх было ошибкой, она уяснила. Слишком много злобы, слишком много обид – когда у неё сорвёт крышечку?
«Дай уйти».
Досчитать до десяти. Медленно, неторопливо, определяясь, стоит ли идти за ним – или дать ему «переварить». Дать ему убежать. Дать ему свыкнуться. Единственный, кому она в действительности должна была быть благодарна, - её отец, желавший её смерти, совершенно честно. Но её не спросили. Никогда не спрашивали. Жизнь – ценность, высшее благо, только своей у неё никогда не было. Чужих – хоть задницей жри, не подавись, а своя… лес? Редкие визиты?
Посуда глухо стучала, как гвозди в крышку гроба, грелась на печи еда. Захочет – поест, не захочет – она приберёт. Надо же чем-то скрасить своё существование. Выдумать цель.

эпизод завершен

Отредактировано Шайлер ван Ален (2018-07-24 05:21:27)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Тебя мама искала