Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Хэльмаарэ Гренталь Лиерго Игнис character4 name
game of a week

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Тебя мама искала


Тебя мама искала

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- игровая дата
Конец осени, 1034 год
- локация
Остебен, деревня близ Весвольда
- действующие лица
Шайлер, Эйтан

0

2

Положа руку на сердце, Шайлер никогда не была образцовой младшей сестрой. Где-то её сдерживало (возможное) недовольство брата, где-то собственные страхи (вещь посильнее нахмуренных бровей, если честно), куда-то было просто неинтересно лезть. Вылазки «в люди» попадали в первую и последнюю причины, поэтому она большую часть времени действительно прилежно сидела дома: не думаешь об этом и не чешется, всё просто. Однако слова о том, что ей позволено сходить потренироваться (этим можно было оправдать всё на неискушенный девичий взгляд), неосторожно брошенные когда-то давным-давно, укрепились в памяти и нынче зудели, свербели, манили, толкали.
Лисица видит сыр – лисицу сыр пленил.
Прикинуть примерные промежутки отсутствия Эйтана было почти несложно. Ведь если всё организовать тогда, когда его нет дома, если не заходить в сам город, то, возможно, всё пройдёт тихо, и он даже не заметит? А совпадут в возвращении, можно будет сказать, что в лес ходила. Словом, Шайлер решительно преуспела в создании для себя самой совершенно идеальных условий посредством приведения где-то логичных, где-то псевдологичных аргументов в пользу желаемого, и в один из осенних дней, пока дома кончились заботы, а брат был «на работе» (угу, знала она, на какой работе…), собралась и пошла, упрятав белые волосы и белое же лицо в платок, который расцветкой куда как больше подходил для того, чтобы слиться с местностью.
Во имя конспирации не по дороге, а обходными путями-тропками, следя, чтобы не попасться в силки-капканы-волчьи ямы. Она не имела ни малейшего понятия, разбрасывали ли их так близко к городу, но зато имела опасения. Пожалуй, объяснять это в случае чего будет… сложновато. А сложностей она не хотела.
Вдалеке замаячили домики, было даже видно некоторое количество людей. Впрочем, при всём желании отсюда дотянуться не представлялось возможным, поэтому пришлось продолжить подбираться ближе. На расстоянии в один дом, укрывшись за кустами, можно было попробовать сосредоточиться, потянуться к чужому сознанию… сознаниям. И глазами, и разумом она видела, что деревенских… ну, прилично. Наверное, в другой раз это её бы обеспокоило, но в этот раз она не успела даже пикнуть – чужие мысли хлынули в пустую голову.

+1

3

Эйтан вернулся на несколько дней раньше. Он не нашёл сестры во дворе, не нашёл дома. Пару раз окликнул по имени и осмотрелся, но Шайлер как ветром сдуло. Алифер забеспокоился. Он знал, что когда-нибудь удача отвернётся от них и в его отсутствие что-то случится, но этот день настал слишком рано.
Ален развернулся, быстрым шагом алифер пошёл на выход, но замедлил шаг, приближаясь к порогу, и остановился в тени дома, выставив носок сапога на солнце. Шайлер исчезла в его отсутствие. Он занимался работой и отдыхал две недели. За это время девушку могли убить, утащить родственники в Алир для справедливого суда или продать смазливую мордашку на рынке работорговцев. Он не найдёт следов. В доме нет погрома. Никто не встречает его в засаде, чтобы казнить за преступление против Империи. Во дворе всё чисто и прибрано. В стойлах свежее сено и вода. Остался корм, который не доела прожорливая кобыла. Во дворе нет других следов. Шайлер и его собственные. Девушка ушла сама. Он может её догнать и найти. В алифере заклокотала злоба. Он просил сестру сидеть тихо и не высовываться, но она куда-то пошла, пользуясь его отсутствием. Как порядочный старший брат он должен найти её и притащить за ухо домой, отсчитав за вольность, но он может остаться и посмотреть, что выйдет. Эйтан собирался вернуться на день-два позже. В это время Шайлер могла найти проблемы и навсегда исчезнуть из его жизни. Ему достаточно подождать и остаться в доме.
С криком: «Вольница!» танцуй, Ален, и радуйся, что проблема сама решилась. Сестры в доме нет. Украли, ушла, убили – не важно. В руки упал отличный шанс, как бутылка добротного вина, зажить для себя, как нравится и хочется. Возможность опьяняла сильнее, чем чистый холодный эль после пятой пинты. Ходи дома в исподнем, ешь, что хочешь, девок води и радуйся, что бордель можно с выездом на дом. Изменить имя, зажить среди городских, промышляя чистым делом, завести семью, осесть на одном месте и угнездиться, как порядочный остебенец, забыть о родине-уродине и проблемной семье. Вариант написан маслом. Эйтан почувствовал, как с плеч упал огромный валун ответственности и три кирпича страхов.
Ален закрыл дверь, сбросил ножны на стол и сел на лавку. Сама вернётся, что с ней станется? А не вернётся – ему легче. Эйтан представил жизнь, которую не позволял себе из-за сестры. Он предавал мать и память о ней. Женщина умерла, отдав жизнь за рождение дочери. Ален не мог так поступить с ней. Он понимал, что привык жить с оправданием для себя. Он мог убежать от новой ответственности, ссылаясь на сестру, когда понимал, что не потянет другую жизнь. Она нужна ему в качестве оправдания, чтобы уходить и возвращаться, как кот, когда вздумается.
Алифер поднялся, забрал ножны со стола и вышел из дома.
Где её Фойрр носит?
Ален плохо разбирался в следах, но Шайлер не пыталась скрываться. Следы девушки вели к деревне. Без магического дара, который имела сестра, алифер терял время на поиски. Он надеялся, что успеет остановить Шайлер до того, как она потеряется в числе жителей деревни. Деревушка небольшая, но он привлечёт внимание, когда начнёт расспрашивать о девушке. Алену не повезло. Он не успел догнать сестру по дороге в деревню и засомневался, что она пошла в этом направлении. Он осмотрелся - в толпе ничего знакомого – остановил рыбака, который проходил мимо без улова.
- Девушка не видел?
- Чё?
- Глаза синие. Волосы белые. Подросток.
- Сдалась мне твоя баба! Лучше следить надо.
Ален не спорил, что виноват, но что он мог? Запереть её дома на засов, оставить еду и ведро, чтобы она носа не показывала, пока он не вернётся, или померла от голода и жажды, если он погибнет? Ни себе, ни людям.
- Господин, вы же девушку ищите?
Алифер посмотрел на мальчонку. Оборванец смотрел на него блестящими глазами и дёргал за рукав.
- Беловолосую и с синими глазами? Я знаю, где она.
- Где?
- Дадите медяк – скажу!
- Я тебе сейчас по шее дам, - обещал по шее - схватил за ухо. Мальчишка запищал, дёрнулся. Из вежливого коммерсанта превратился в оборванца с изысканными дворовыми ругательствами и обещаниями. Ален усмехнулся. – Девушка где?
- Пусти! Да не знаю я, где твоя баба! Ай! Честно, не знаю!
- Честно, - передразнил Эйтан, но мальчишку отпустил.
Обиженный ребёнок щедро плюнул ему под ноги, утёр нос и побежал, чтобы не отхватить по шее.

+1

4

Было… Очень. Плохо. Под задницей холодная земля, под спиной оплёванная облупившаяся и наверняка обоссанная стена – задворки какого-то дома, можно уползти в лес, только… она физически не могла. Хотелось раздавить собственную голову руками, но одновременно с этим глухим желанием, заполнившим её всю, одновременно с обрывками чужих мыслей, чужой памяти, чужого всего, она не могла ничего сделать. Вплоть до того, что хотелось просто уснуть от невероятной слабости во всём теле (или то было внушением её слабого разума, буквально кипевшего от тысячи тысяч голосов?). Пожалуй, она желала забыться.
Это было единственной определённостью.
Если честно, она не помнила, в какой момент всё пошло наперекосяк и зачем она выбралась из укрытия. Возможно, её увлекло чьё-то желание или стремление куда-то пойти. Возможно, она хотела попросить помощи, - начало головной боли тоже не помнила, в конце концов. Она помнила лица – тех, кого видела своими глазами, и тех, кого видели глаза чужие. Помнила каждое слово, сказанное вслух и про себя. Кажется, от боли её вывернуло в какой-то подворотне. Кажется, её слабые стоны кто-то услышал: она помнила, что кто-то пристал – или предложил помощь? Не помнила лица. Выходит, неважно. По улице дальше, мимо таверны, почти до самого противоположного конца деревни, в какую-то халупу. Канава и та почище была. Помнила, что потом была злость – её или чужая? Потом стало легче. Когда огонь под котлом сбавили, и вода в нём прекратила безумно бурлить, или когда она сумела уйти от людей подальше.
Кажется, она вырвалась. Сбежала. Потеряла… то ли платок, то ли себя.
Она потерялась настолько, что не знала, в какой стороне дом – была тысяча домов и все её. Кто, Фойрр забери, она вообще? Шон, Дебора, Мак… в голове была каша имён и «кровных» связей. Это всё было у неё, она была этим всем – каждым из этих людей.
Нужно было собраться. Вспомнить. У неё есть дом? Откуда она пришла? Одежда вон. Неплохая одежда. Значит, у неё был дом. В деревне? Замелькали обрывки чужой памяти. Нет-нет-нет. Отстраниться. Попытаться. Пожалуйста. Нет-нет-нет. Нужно было пересилить себя и добраться хотя бы до кустов. Пожалуйста. Пусть её не найдут. Она просто хотела немного сна.
А дом… она вспомнит потом.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Тебя мама искала