Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Ты кто ещё нахрен такой


Ты кто ещё нахрен такой

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

- игровая дата
Осень, 1075 год
- локация
Остебен, г. Теллин
- действующие лица
Марцесса, Эйтан

+2

2

Информейшн

Одежда: коричное платье из сукна, потрепанный и малость запачканный фартук, стоптанные кожаные башмаки, голова непокрыта, но волосы собраны в пышный хвост.
Инвентарь: дом :О
Деньги: что-то где-то есть в заначке на черный день.

- А сегодня уже два месяца и пять дней, - отрешенно пробормотала девушка, бросив растерянный взгляд в окно. Осень умиротворяла, навевала философское настроение, а так же норовила любезно проводить до кресла пред уютно трещавшим камином, усадив в оное, укрыть пледом и вручить теплую чашку с душистым травяным отваром.
В неказистом, но ладном домишке ведьмы камина не было, и его с успехом заменяла большая, некогда белая - сейчас бессовестным образом засаженная печь, которую анимаг изредка прочищала, но навести заодно и внешний лоск сердцу своего жилища попросту не находила сил.
Стало быть, неспешно потек уже третий месяц вольной, но одинокой жизни, отдающей приятной горчинкой, что вроде нет-нет да заставит сморщиться, но и своей прелестью продолжает удерживать в очаровании плена.
Марцесса вздохнула, устало растирая виски - рутина давила и не давала выбраться из колеи, заставляя вновь и вновь брести по кругу. Домашние заботы не оказались сверх-неожиданностью - в конце концов, сызмальства анимаг была на подхвате у матери, да и не пробуждающие теплой улыбки годы, проведенные в стенах академии, так же способствовали тому, чтобы девушка была в силах себя прокормить и позаботиться о себе.
И все-таки возложенная на ее хрупкие девичьи плечи ответственность огорчала и вызывала панику, стоило осознать, что совета со стороны больше не будет. Нет, уехавшая Хасцелла периодически шлет письма, и за время отсутствия одарила аж тремя своими посланиями, состоящих преимущественно из напутствий, коих хватило еще при прощании. С одной стороны Марцесса тепло улыбалась, читая меж строк заботу матери и ее беспокойство за то, что кто-нибудь из постоянных клиентов, переданных своеобразием наследством, изволит покуситься на дочь, с другой - обеспокоенно прислушивалась к улице, с минуты на минуту ожидая мародера по свою душу, ведая, что матушка не станет волноваться из-за несерьезного пустяка.
Но старый лохматый Флюгер мирно спал в своей будке, не тревожа сердце хриплым лаем, коим неизменно сопровождал любой визит к дому, и, несмотря на свои годы, еще ни разу не обманывался и не начинал брехать впустую.
Пока всё было тихо и спокойно, до оскомины скучно, даром, что и про какую-нибудь встряску Марцесса думала настороженно, опасаясь всего, где могла сесть в лужу. Работа была скучной - ведьма размеренно исполняла заказы на зелья, которые могла сготовить и с закрытыми глазами - от бессонницы, от боли в суставах, от головной боли, от изжоги... Никто не приходил к ночи ближе, закутавшись поплотнее в одеяние и пряча лицо, прося сварить долгосрочный яд, что медленно, но верно станет сжирать плоть жертвы. Никто не просил со слезами на глазах эликсир бессмертия, даром, что такого, кажется не существует - по крайней мере, ни Хасцелла, ни Марцесса о подобном не слыхали. Никто не просил невозможного или того, что заставит позднее пару ночей терзаться угрызениями совести, пытаясь отмахнуться от фантазиях о последствиях деяний рук своих.
Окромя томительного выжидания сложных гостей, визит которых, рано или поздно, станет неизбежен, девушка с тоской и нетерпением гадала, когда же придет Ашгур, по ее предположениям до сих пор не ведавший об отъезде матери. Как он среагирует на эту новость? С насмешкой ведьма, протирая тряпицей стол после готовки, - ужина, не очередного варева, предназначенного для розлива по склянкам, - вспоминала как он встретил ее спустя годы разлуки.
- Едва ли хоть как-то среагирует, - пробормотала она вслух. Привычка разговаривать с собой вросла в ее жизнь незаметно. Первое время анимаг посмеивалась над собой, после - смирилась, рассудив, что лучше уж обращаться к себе, нежели сидеть в полной тиши, будто мышь, притаившаяся поблизости от кота.
От дел ее оторвал хриплый лай Флюгера, который мгновение назад был занят возней с большой костью, на которой еще остались лакомые куски мяса. И, кажется, хлопнула калитка, заставив девушку беглым взглядом пробежаться по кухне, дабы, если незваный гость зайдет сюда, не увидал чего лишнего, после чего, оправив фартук, она поспешила к дверям - встречать.

+2

3

Смерть? Опасность? Наплевать.
Эйтан потребительски относился к жизни. Он не стремился умирать при первой возможности, но постоянно пересекал черту. Ничего не мешало ему заниматься чем-то другим – пойти в ученики к плотнику, научиться резьбе по дереву, пахать в поле под солнцепёком и приносить пользу обществу, рискуя сломать спину, десять раз искупаться в поту и натереть трудовые мозоли в нетрудовых местах, но он пошёл по скользкой дороге из дерьма, палок, мечей, ножей с крюками под рёбрами, врагов, рек крови и риска однажды увидеть, как кто-то вспарывает ему брюхо и выпускает весь внутренний мир. По личному опыту Ален знал, что у всех внутренний мир одинаковый, тошнотворный и зловонный. Он взялся за новое задание, соблазнившись на хорошую сумму, но перед выполнением решил пополнить личные запасы с ядами и целебными зельями, ускоряющими регенерацию. Второе постоянно заканчивалось и за годы набитых шишек стало предметом первой необходимости наёмника.
Алифер шёл по Теллину к нужному дому, выбрав удачное время, чтобы не привлекать внимание к фигуре в походном плаще. Он натянул капюшон на лицо; тень сформировалась над носом и спрятала черты лица, оставив подбородок с неопрятным подобием щетины, переходящей в лохматую бородку. В свободное время алифер постоянно воевал с Эйирой. Неугомонная женщина пыталась привести его в человеческий вид и внушить, что растительности на лице Алену никогда не шла и её лучше сбрить. Продолжительные споры заканчивались одинаково. Целительница временно забывала о претензиях, а Эйтан сохранял свою гордую небритость и радовался, как мальчишка.
Собака завелась, почуяв запах чужака. Ален посмотрел на неё, но прошёл мимо, тронул калитку, и направился к дому. Стражник дома оповещал о приходе гостя, а алифер перебирал в памяти причину, по которым не может брать зелья у Эйиры. Она неплохо разбиралась во всём, что касалось лекарства и травничества. В её личном тайнике находились разные сосуды с жидкостями, порошками, травами, сушенными или замоченными ингредиентами, в которых алифер не разбирался. Он чётко знал, как выглядит пузырёк с ядом и зелье ускоренной регенерации, но его познания в области зельеварения и травничества заканчивались тем, что он успел узнать сам или ему рассказывала Эйира. Женщине не нравилось, что алифер рискует жизнью, из-за этого каждому новому заданию предшествовал скандал.
Ален услышал шаги возле двери, решил не стучать и подождал, пока знакомая хозяйка выглянет на порог. Ханна часто снабжала наёмников из Гильдии убийц зельями и снадобьями. Эйтан узнал о ней от своего наставника и периодически пользовался услугами женщины. Вокруг Ханны образовалась определённая слава, но Эйтан приходил к ней с конкретной целью – зелья и ничего больше. Он не ожидал, что увидит на пороге вместо Ханны молодую девушку привлекательной внешности. Ален затормозил у двери, удивлённо посмотрел на находку.
Ошибся домом?
Он проглотил несколько вопросов: «Здесь ядами торгуют?», «Ты кто?», «А мать дома?». Ален впервые видел эту девушки и не знал, как себя вести с ней. Пришёл непонятный мужик, лицо прячет под капюшоном, одежда под дорожным тёмным плащом, оружия не видно, и требует яда, который сгодится для клинков.
- Мне нужна Ханна. [icon]http://s7.uploads.ru/r182P.png[/icon]

Отредактировано Эйтан (2018-06-17 12:16:55)

+1

4

Постоянных покупателей, ошивающихся в лавке ведьмы на постоянной или периодический основе, Марцесса примерно помнила, а мать не поленилась оставить записи, где даже указала, от кого чего стоит опасаться и какие подводные камни притаились под обманчиво спокойной водяной гладью. Всякий норовит урвать себе кусок полакомее, а девушка, принявшая на себя ярмо семейного дела, неизбежно столкнется с людской алчностью и бесчестьем. Анимаг очевидно боялась первого знакомства с одним из тех, кто таит угрозу под любезной (или нет) улыбкой. И не раз, чаще всего уже растянувшись в кровати и готовясь ко сну, прокручивала в мыслях очередной сценарий со счастливым или не особо исходом. Рассматривала она и вариант, где можно было уйти от всех этих незаконных деяний и пособничества, спокойно зарабатывая на лекарстве и травничестве.
В конце концов, Марцесса имеет право на выбор в своей жизни? И все-таки, чего-то опасаясь, она не делилась своими сомнениями с матерью, ожидая неодобрения или гнева.
И вот - свершилось. Тихой птицей в груди недолго побилась надежда, что это соседка забрела за солью или чем-то еще - да хоть языком почесать, распивая на халяву дивный травяной чай, но Флюгер, обычно гавкающий лишь пару раз для приличия, когда приходил кто-то из своих, не умолкал и продолжал ворчать. Марцесса, уже протянув руку к затвору, помедлила, пытаясь собраться с мыслями и духом. Уж больно хотелось ей притаиться дома, делая вид, что никого здесь нет. Либо же каким-то образом сплавить незваного гостя, наплести ему с три короба, что ассортимент товаров резко оскуднел и придется закупаться где-то в ином месте.
За эти несколько секунд промедления она успела пробежаться по множеству вариантов, как выкрутиться, оставаясь в покое. И все-таки открыла дверь, с настороженной внимательностью заглянув в лицо гостя, виднеющееся из-под капюшона.
- Ханна уехала, - рефлекторно ответила анимаг, так же поневоле проигнорировав всяческие приветствия, которые вроде бы приняты среди большинства людей. - Но передала свое дело мне, - тут Марцесса поневоле напряглась, а тон сделался еще более настороженным, и казалось, что в любой момент дверь перед самым носом незнакомца захлопнется. - Я - Марта, ее дочь. Чем-то могу помочь? - неохотно, с ощутимым усилием она заставила себя сделать шаг назад и в сторону, позволяя, вероятно, гостю переступить порог.
Плохо, что слишком заметно, как она нервничает и как едва-едва дрожат руки. Ведьма-мать не раз наставляла, что вне зависимости, что творится среди эмоций и мыслей, на губах должна таиться снисходительная улыбка, сбивающая с толку и не позволяющая узнать, что же на самом деле скрывается за ней. Такие вещи приходят с опытом, и бесполезно пытаться совладать с собой, повторяя наставления раз за разом, будто мантру. По крайней мере, Марцессе от этого легче не становилось. Она уже пожалела, что не спрятала в кармане фартука нож, однако могла рассчитывать на магию. Главное - вовремя среагировать.
Как вообще быть? Узнать, что нужно, и выпроводить вон? Пригласить на кухню на чай? Почему-то из головы напрочь выветрился этикет гостеприимства, которого придерживалась мать. И, наверное, с каждым гостем свои правила игры? Чего же ждать от этого?
Анимаг, поймав себя на том, что растерянно-настороженно-вопросительно продолжает пялиться на незнакомца, отвела от него взгляд, предпочитая уставиться в окошко, в котором виднелся наконец-то заткнувшийся пес.

+2

5

- Марос.
Без прелюдий Эйтан прошёл в дом. Сразу к делу. Без приветствий и обмена любезностями. Он запомнил название яда, которое использовал и проверил на практике. Ханна выдавала ему два пузырька: один с зелёной мазью, которую алифер наносил на клинок, второй с серебряной жидкостью для ускорения регенерации.
- Эликсир тоже.
Вежливость Алена зашкаливала. Парень остановился в центре комнаты, обернулся и посмотрел на девушку. Она нервничала. Алифер не понимал причины. Ханна не предупреждала об отъезде и что передаёт хозяйство кому-то другому. Эйтан предполагал, что когда-нибудь ему придётся сменить зельевара, но надеялся, что его предупредят заранее. Молодая девушка, которая представилась дочерью Ханны, выглядела как редька. Белая.
Выгляжу как отпетый головорез?
Ален посмотрел на руки девушки. Они слабо подрагивали, выдавая испуг и волнение. Алифера настораживало поведение девушки. Ханна оставила вместо себя несмышлёного ребёнка, который боится обслуживать её клиентов? Идиотское решение. Эйтан засомневался, что девушка разбирается в зельях и снадобьях. Он помнил, как выглядит всё, что ему нужно, но нерасторопность девушки и её испуг вызывали вопросы. Эйтан полез к поясу под плащ, достал из кошеля две монеты, показал их девушке и вопросительно посмотрел на неё. Это ускорит процесс поиска нужного зелья или ему лезть за ножом и прирезать названную дочь Ханны, потому что она ведёт себя странно?
- Я такой страшный или ты не знаешь, как они выглядят?
Или кого-то ждёшь, чтобы тебя спасли от чужака?
Ален не боялся испуганной женщины, но он искал причину её поведения. Девочка решила поиграть в зельевара, но не справлялась? Она думала, что в клиентах матери ходят законопослушные люди, которые покупают жаропонижающее и мази от боли в суставах? Эйтан покупал безобидные и целебные снадобья, чтобы подлатать себя, но для работы ему нужны яды в том числе. Ночные и позднее-вечерние гости не сулят ничего хорошего, но Ханна привыкла к таким визитам и тащила к нему всё по списку, по пути к полкам выспрашивая, что ему нужно в этот раз. Она отдавала всё, получив взамен деньги, и он уходил без лишних проблем, долгого ожидания и неуклюжих разговоров.
- Я тебя не съем.
Не убью и не попорчу. Возможно.
[icon]http://s7.uploads.ru/r182P.png[/icon]

+2

6

Знакомые названия почему-то успокоили. И дышать стало легче, словно в академии на экзамене, когда лихорадочно пытаешься удержать в голове вырывающиеся и сопротивляющиеся знания, слышишь вопрос, ответ на который знаешь лучше всего. И сразу становится свободно на сердце: не завалят, ну никак не завалят, если только не поставят целью устроить какую-нибудь мерзкую подставу.
- Мароса нет, - покачала головой Марцесса. Не было резона заглядывать в свои запасники, чтобы убедиться в сказанном: мало какой из ядов отличается долгим сроком хранения, и искомая незнакомцем отрава не являлась исключением. Она не сразу сообразила, что, стало быть, перед ней убийца. Настоящий душегуб, которому по нраву вкус чужой крови. И который, видно, предпочитает действовать исподтишка, отравляя свою жертву в ожидании ее скорейшей кончины?..
Желание, чтобы незваный гость, коим она упрямо продолжала воспринимать всего-то обычного, рядового клиента ведьмы-матери, лишь стало выразительнее. Потом, наверное, она привыкнет, очерствеет, будет происходящее воспринимать обычным рабочим моментом, не больше.
Но пока ведьма глядела волчонком, который слишком мал, чтобы укусить и сказать злобно "рры" - так и зубки недолго обломать.
- Эликсир есть, - припомнила анимаг. Сомнительное варево болотного цвета, точно. Не любит солнце, да и вообще хранить его нужно в сосудах с затемненными стенками. На него спрос частенько был, да и не теряло варево своих свойств спустя два-три дня. Смысл держать заготовленным в запасе всегда был, в отличие от того же Мароса.
Покуда Марцесса размышляла, что она может предложить взамен отсутствующего яда, незнакомец пришел к выводу, что она то ли ломается из-за сомнений по поводу платежеспособности, то ли что-то еще, и уже размахивал деньгами, заставив ведьму сморщиться.
— Я такой страшный или ты не знаешь, как они выглядят?
Ведьма лишь вскинула в удивлении брови, мысленно отругав себя за потерянный вид.
- У меня нет под рукой живых скорпионов, - терпеливо взялась объяснять она, не зная, имеет ли представление незнакомец о составе Мароса. - И до сих пор не пришел корабль, который привозит их контрабандой. Честно говоря, я даже не представляю, когда его дождусь. Лягушачьи шкурки тоже не вечные, - развела она руками. Оставалось уповать на вменяемость этого господина, у которого нет пунктика "я плачу и хочу получить свой товар, а все остальное - твои проблемы".
— Я тебя не съем.
- Сердечно благодарю, это весьма кстати, - не сдержавшись, буркнула ведьма. Еще чего не хватало - ее взялся успокаивать убийца. Спасибо, что не пытается усадить за стол и напоить чаем. Давно ли она стала параноиком в собственном доме?
- Может, подойдет Аугресс? - почти с надеждой поинтересовался Марцесса. В случае согласия ей тоже придется основательно повозиться с добычей недостающих ингредиентов. Но это было проще, чем пытаться из ниоткуда раздобыть живого, мать его, скорпиона.

+1

7

Девушка заговорила. С первых слов Эйтана понял, что зря пришёл. Подходящий яд или закончился или девушка отмахнулась от него, потому что не думала водить дела с убийцами и отравителями или так перепугалась, что не грешным делом подумала: яд просят для неё за нерасторопность угостить за счёт гостя. Алифер не представлял, как выглядит в глазах девушки и о чём она подумала в первую очередь. Наёмничья морда она и есть наёмничья морда. Брился бы, выглядел бы младше и солиднее. Может, девушку бы не напугал угрюмой рожей.
Эликсир важнее яда. Эйтан приловчился убивать без яда и прибегал к нему в редких случаях, но во время исполнения задания часто попадал в передряги и на этот случай держал в запасе несколько пузырей с зельем, ускоряющим регенерацию и останавливающим кровь. Он мог магию потратить во время драки или на отход, а зелья оставались в запасе на хреновый поворот событий.
- Аугресс? – переспросил Эйтан. Кустистые брови сошлись на переносице. – Я не отравитель. Мне на клинки наносить.
Ален не любил распотякивать и объяснять, зачем ему понадобился яд и как он намерен его применять, но новый человек не знает об особенностях его стратегии и вряд ли догадается предложить что-то подходящее, не имея представления, что нужно клиенту. Марос подходил Эйтану. Он приловчился использовать его и на что-то другое менять не хотел. На худой конец алифер мог найти в горах мантикору и смазать клинок её ядом с лучшим эффектом, но от яда мантикоры нет противоядия в случае ошибки. Ален слышал историю, как один умелец отравился собственным клинком, пока любовно чистил их перед делом. От Мароса Эйтан держал противоядие. От яда мантикоры ничего не спасёт.
А эта девочка вообще в курсе, что к её мамке убийцы за товаром ходят?
Эйтана не интересовала судьба Ханны. Женщина могла собрать пожитки и перебраться в другое злачное место, оставив наследие дочери, но непутёвая замена не пополняла запасы с такой исправностью, как мать. Зелья и ингредиенты для них заканчивались, когда спрос превышал предложение, а хозяин лавки ничего не предпринимал, чтобы заменить ходовой товар на схожий по свойствам, но с другими ингредиентами. Клиенты искали другое пригожее место или вытряхивали с торгаша всё до последней капли из закромов, потому что они пришли, они платят и им должны. Алифер девку не тряс и не угрожал. Он разочарованно посетовал на потраченное время и необходимость искать другого поставщика ядов. К Ханне он привык.
- Ладно, - после паузы отмахнулся наёмник, - тащи, что есть. Эликсир. Без яда, если ничего подходящего нет.
Эйтан внимательно посмотрел на девушку и уточнил:
- Подходящего, чтобы на лезвие наносить.
Разговор глухого со слепым в действии.
С мамкой было лучше.
[icon]http://s7.uploads.ru/r182P.png[/icon]

Отредактировано Эйтан (2018-12-03 16:49:04)

+1

8

"Я расскажу вам, как разлить по бутылкам известность, как заваривать славу и даже как закупорить смерть."
В мыслях Марцесса пожала плечами. В ее понимании отравителем являлся любой, кто использует яд по прямому назначению. А уж каким именно образом - в питье подливает или обмазывает оружие - дело уже десятое. Но, вероятно, для убийцы это имело принципиальную разницу, и спорить с ним ведьма совершенно не собиралась, разбираясь в этой стезе похуже, чем свинья - в апельсинах, да. И все-таки не стоило так легко, не дрогнувшей рукой разрушать построенное матерью детище, заставляя за невостребованностью покрываться пылью стоявшие на полках книги, в которых таились причудливые, порой страшные рецепты.
Искусство требует жертв. А это ли не искусство?..
- Марос - яд не мгновенного действия, - вроде бы наблюдая за лицом незнакомца, рассуждала вслух больше для себя Марцесса. - Так те же вараны кусают жертву, а потом слоняются за ней в ожидании, когда та издохнет.
Она нахмурилась, видя в этом некий абсурд для себя, но вновь отмахнулась - не ее ремесло, не ее дело, а потому не стоит углубляться дальше положенного.
Ведьма запоздало сообразила, что в какой-то степени ввязывается в работу, которую была не прочь с себя скинуть, как неприятный и громоздкий груз, давящий на спину. Это потом она станет старше и сообразительнее, поймет, что куда важнее деньги на руках, нежели жизнь тех, кого она не видела и едва ли увидит, приговорив к смерти очередной смертоносной отравой. На одних отварах против кашля не проживешь.
Вопрос, впрочем, даже не заработка - это великое наследие. Так мать варила зелья по рецептам, что достались ей от уже ее матери, а та, в свою очередь, получила их от своей родительницы... Эта бесконечная цепочка уходила далеко в прошлое. Так далеко, что и представить себе невозможно.
И каждый вкладывал что-то свое. Марцесса тоже пробовала проявить себя, относясь к работе творчески. Вот только одно дело колдовать над вкусом питьевого отвара и совсем иное - пытаться подобрать подходящий яд для хищника, притаившегося в человеческой шкуре.
- Если нужно что-то... - она запнулась, подбирая слова, - ...что подействует не мгновенно, то я могу подобрать что-нибудь похожее. Есть один яд, который постепенно разрушает нервную систему до состояния, когда она не сможет функционировать в необходимой мере, - ведьма криво усмехнулась. - Но практически никто не доживал до этого - из-за страшных видений почти всякий сводил счеты с жизнью. Часто по случайности.
Хасцелла рассказывала когда-то. Один господин под действием этого яда выпрыгнул с третьего этажа, упав на пики ограждения. Ему казалось, что в его покои вломилась мантикора.
- Есть яд, что будет тихо спать в крови, но проснется, когда жертва сделает хотя бы глоток молока, и вопьется в ее сердце, не давая ему больше дернуться, - она поморщилась, припомнив примерный состав этого варева. Сложно. Возможно, сложнее, чем дождаться контрабанды из засушливых краев, где и обитают злополучные скорпионы.
Марцессе не пришло в голову уточнить, что эти яды можно будет нейтрализовать, если действовать своевременно. Да и, наверное, не было в том необходимости, раз не самый вежливый гость в ее доме всячески давал знать, что ему виднее.
Безопасно ли оставить его на пару минут без присмотра, покуда она спустится вниз, чтобы найти эликсиры? Наверное. Судя по всему, ему не впервой переступать через этот порог, вот только одно дело ее мать, которая всегда умела осадить слишком самоуверенных гостей, и другое - она, Марцесса, которая поневоле, чувствуя твердую руку, поддается ей, будто так и надо.
В принципе, воровать-то у нее нечего, да и всё добро хранится или в погребе-лаборатории, куда она сейчас наведается, или в спаленке, дверь в которую сейчас прикрыта. Кивнув на лавку подле стола, высказав этим неоднозначное предложение присесть и переждать ее возню, она метнулась на кухню, где таился заветный люк вниз. В небольшой комнате же, где остался чужак, ничего интересного не было - стол, за которым обедали, лавка, да в углу большой деревянный сундук в углу, где хранились всякие вещи, не особо представляющие ценности. Под потолком были протянуты нити, на которых сушились травы, часть из них пучками болталась и в сенях.
Схватив на кухне свечу в подсвечнике и запалив ее магией, Марцесса спустилась вниз, отворив тяжелую крышку люка. И, порыскав по полкам, нашла искомое: темные, настолько, что содержимое было не рассмотреть, сосуды, в которых неподвижно ждала своего часа болотного цвета густая жидкость.
Она помешкала, пытаясь вспомнить, сколько требуется штук, и вполголоса выругалась, что не спросила. Сзади что-то упало и покатилось. Ведьма резко обернулась за спину, пламя свечи испуганно вздрогнуло и потухло, оставив ее в кромешной темноте - крышка люка внезапно захлопнулась.
Она замерла, вслушиваясь. Чьи-то коготки тихо скреблись по дереву. Стараясь не делать никаких лишних движений, ведьма плавно и медленно подняла руки, чтобы наколдовать себе огонек, но не успела - раздалось тихое шипение, коготки зачастили, и что-то прыгнуло, не то целясь в нее, но промазав, не то просто решив сменить место дислокации.
Когда воздух прямо перед лицом девушки всколыхнулся, та отшатнулась и, не удержавшись, пронзительно взвизгнула.

Заклинание Малый огонь
Остаток 340

+1

9

- Знаю, - сухо ответил алифер.
О маросе он знал достаточно. Ханна рассказывала о действии яда и о противоядии, когда можно спасти человека и как быстро он погибнет без противоядия. Эйтан использовал яды в крайних случаях, когда сомневался, что с первого раза закончит дело мечом. Алифер предпочитал решать дела своими руками, не используя оружие подлецов – так назывались убийцы, которые подливали яды в питьё, подмешивали порошки в пищу, щедро угощали отравленными сладостями или иглами в тело. Сталь отнимала жизнь без вариантов, если знать, как нанести удар и куда. Судьба часто препятствует и осложняет задачу, оставляя до смерти не один искромётный и точный удар, а дюжину, или лишает шанса подобраться к жертве через охранников и магические заслоны. Тогда яд вернее.
Алена не устраивали предложения девушки. Опытный лекарь узнает название яда по его симптомам. Внезапное помутнение рассудка после появления убийцы спишут на действие яда. Эйтан бы списал. Жертву излечат. Люди из списка, за которыми он приходил, имели в личном распоряжении лекарей и достаточно средств, чтобы заплатить за противоядие и наградить спасителя за избавление от мучительной смерти. Вариант с питьём тоже не подходил. Ален представил себя сидящим в кустах и наблюдающим за жертвой, когда кто-то предложит ей стакан тёплого молока на ночь, чтобы спалось спокойнее и теплее. Опытный отравитель досконально изучал жертву и подбирал яд, исходя из многих факторов. Он мог месяцами наблюдать за жертвой и обставить смерть как неудачное стечение обстоятельств. Эйтан в чужую науку не лез.
- Мне нужен мгновенный или парализующий. Что-то, чтобы не осталось времени принять противоядие.
Ален рассудил, что на замену старому маросу можно подобрать другое средство, раз девушка согласилась повозиться с ним.
Зельеварка занялась подбором замены, предложив неприятному гостю скоротать время на лавке. Эйтан осмотрелся, как высматривал кочергу или ножи, которыми хотела воспользоваться Марцесса, чтобы отходить грубого мужчину за недостойное поведение. Он сел на лавку, сдвинув полы плаща, и посмотрел на девушку, подняв брови, махнул рукой, подгоняя её заняться делом. Она быстро заходила по дому, ушла в другую комнату. Ален прислушивался к звукам. Стеклянные пузыри не звенели. Шороха сухих веток он не слышал. Тяжёлая пыльная книга не открывается на столе и склеенные страницы не разъединяются под давлением пальцев. Эйтан услышал шаги и тихий стук железного кольца о доски. Девушка спускалась в подвал. Дальше Ален не слушал и ждал, когда девушка появится с ядами и эликсиром. Он не думал, что Марцесса решит приготовить яд при нём и спустилась за ингредиентами для варева. На создание яда уходит время, которого Ален не имел в запасе.
- Провалилась она там? – раздражённо подумал наёмник.
Девушка завизжала, как подрезанная свинья на скотобойне в руках неумелого палача.
Пришёл за зельем.
Эйтан поднялся, зашёл в комнату, осматриваясь, и потянулся к мечу. Он никого не заметил. Никто не входил в дом с его приходом, если в дом не вела вторая дверь, о которой Ален не знал. Недоброжелатель мог забраться до прихода Алена и ждать удачного часа, но нахрена нападать на девку, когда в доме есть другой человек, который может помешать делу в случае чего?
Ален заметил, что дверь в подвал закрылась. Он потянул за кольцо, свет осветил лестницу и мужчина спустился вниз, проверить девчонку. Он нашёл, что перепугало девушку до визга, и показал ей, когда оказался рядом. Молодой и бойкий рыжий кот бился в руках наёмника и пытался разодрать ему руку или укусить пальцы и бесконечно зло шипел, показывая характер. Алифер скептически посмотрел на перепуганную девушку.
Серьёзно, она испугалась кота?
Кот, прихваченный за шкирку, взвился в последний раз. Ален бросил его на пол, получил порцию шипения в ответ и вздыбленную рыжую шерсть с обещанием расплаты за выдранные клочки шерсти и поруганную кошачью честь.
- Нашла что?
[icon]http://s7.uploads.ru/r182P.png[/icon]

Отредактировано Эйтан (2018-12-12 14:01:58)

+1

10

Нет, коты у них в доме, конечно, какое-то время водились - как ведьму-то вообразишь без черного, как смоль, питомца на плече, который служит верным спутником во всех начинаниях? Вот только Флюгер, пес, которого она помнит действительно всю свою жизнь (было у Марцессы смутное подозрение, что родился Флюгер не псом, а человеком), рано или поздно, но задрал каждую из кошек и котов, что у них пытались поселиться. Держать их взаперти - выскочат во двор всё равно, за каждой секундной не уследишь, а там уж грозный сторож будет начеку. Длину своей цепи он знает до последнего дюйма и никогда не прыгнет просто так, давая осечку.
В общем, на котах и кошках за последние годы в этом доме была поставлена жирная точка кровавого цвета. Поэтому, Фойрр побери, меньше всего в погребе Марцесса ожидала встретить кота. Да и как он вообще мог сюда попасть, если крышка люка закрыта почти всегда?! У него же лапки!
Сердце еще продолжало люто молотиться. Она, кажется, едва не перекинулась чисто на инстинктивном уровне, предпочитая затаиться за силой и мощью животного, что и крупному существу при благоприятном раскладе дел может одним ударом раздробить кости. Слава богу, что незнакомец подоспел раньше, чем она выпустила четвероногую ипостась на свободу.
Но кот вот здесь, в погребе... Дело нечисто.
Ведьма, раздосадованная тем, что села в лужу перед клиентом, который уже и не знал, как более выразительно глянуть на нее с раздраженной иронией в глазах, снова наколдовала огонек и повернулась к столику, где накануне оставляла не до конца убранные принадлежности для работы.
В том числе и книгу с рецептами, которая повидала на своем веку не одно поколение этого рода ведьм.
Она точно помнила, что книга осталась лежать на столе. Помнила даже страницу, на которой оставила ее открытой.
Ее не было.
Несколько секунд ведьма неподвижно смотрела в пустоту, будто надеялась чего-нибудь вспомнить. Но глупо было искать свою ошибку там, где ее не могло быть.
Марцесса грубо выругалась себе под нос.
- Это не кот был. Где он?!
Конечно, пушистая тварь и не думала смиренно ждать, покуда ведьма обо всем догадается, и уже успела раствориться, не оставив и следов. Хоть бы попался на путях Флюгеру!..
Секундочку.
Секундочку...
Идеальная схема: один отвлекает, стараясь оттянуть время, рассказывая, что ему там нужно купить. И в это время другой - анимаг, по всей видимости - спокойно пробирается в дом, чтобы добыть книгу. Идеальная схема.
И именно к этому человеку она сейчас повернулась спиной, да? Как неосмотрительно.
- Неплохо работаете, - процедила ведьма, молниеносно развернувшись на пятках, чтобы держать незнакомца в поле зрения, и отступила на несколько шагов назад, подпирая спиной стенку. Краем глаза она успела заметить серебряный кинжал на полке. И сейчас бы он ей очень-очень пригодился под рукой.
Ну, так, чисто для собственного спокойствия. И ведьма, не сводя глаз с потенциального вора, осторожно потянула магией клинок к себе.
- Никто не говорил, что ведьмы накладывают проклятия на родовые вещи? Как раз на такой случай. Чтобы кому-то не пришло в голову воспользоваться чужой вещью или присвоить ее себе.
Блеф чистой воды, но время потянуть тоже нужно.
Интересно, у нее много шансов справиться с этим мужиком?

Заклинание Малый огонь
Остаток 330

Заклинание Пальцы колдуна
Остаток 326

+1

11

Коты бывают разные. Рыжий и породистый засранец пропал из вида, игнорируя намерение отомстить обидчику. Эйтан принял кота за питомца зельеварки. он потерял интерес к зверю и наблюдал за действиями перегнанной вусмерть девушки, пока она рыскала в подвале в поисках чего-то. О намерениях Марцессы алифер ничего не знал, а резкую перемену в её настроении не понял. Причину не понял, с чего перепуганная лань приготовилась вдарить ему копытами в рожу. Фигурально. О буквальном таланте вдарить копытом алифер не знал.
- А кто? – Ален удивился. Он ничего подозрительного не заметил. Уличный кот мог прошмыгнуть в дом за едой и теплом или человеческой лаской. Страшную нечисть, способную принять вид безобидного зверя, алифер никогда не встречал и припомнить не сумел.
Анимаг?
Эйтан подумал, но спросить не успел. Девушка развернулась, попятилась, сказала что-то странное. О какой-то родовой вещи, которая, судя по всему, пропала, пока они беседовали наверху. Воровство девушка приписала Эйтану и рыжему коту, которого он собственноручно сначала поймал, а потом отпустил.
С Ханной определённо было проще.
Эйтан вопросительно посмотрел на девушку, как на душевно больную, которой что-то привиделось.
- Ну и захрен мне тебе зубы заговаривать ради какой-то хрени и время тратить, когда убить быстрее?
Алифер не надеялся, что девушка поймёт, что ошиблась и приняла его не за того, ложно обвинив в преступлении, которое он не совершал.
- Пока ты здесь ерундой маешься, твой анимаг дёру даёт.
В подтверждение слов, Ален мотнул головой в сторону лестницы. Рыжий кот, заметно потерявший прыткость, придвигался к лестнице и, пользуясь случаем, перекинулся в девушку. Высокую. Пышногрудую. В голой незнакомке с рыжими кудрями, игристо подпрыгивающими при шаге, Эйтан успел рассмотреть всё, что привлекло его взгляд, включая книгу. Незнакомка вёртко подобралась, вскочила на лестницу босыми ногами и побежала.
- Надо было люк закрыть, - цокнул алифер, наблюдая за подпрыгивающими грудями и белой задницей в просвете.
Ален не побежал следом за девушкой. С ложным обвинением и преследованием он оставил грязную работу Марцессе. Пусть метнёт нож в воровку, если ловко управляется с оружием, а он посмотрит на таланты дочери Ханны. Шанс догнать воровку и справиться с ней растворился под хлопок – дверь в подвал затворилась. Последним источником света остался магический шар, паривший в воздухе. У Эйтана была возможность остановить воровку, а не стоять столбом и наслаждаться прекрасным видом женского тела, но он не почесался ни тогда, ни сейчас.
В попытке выйти из погреба и поднять дверь, Эйтан встретил с другой стороны сильное сопротивление. Что-то поставили на люк, мешая откинуть его и выбраться. Воровка в то время уже покинула дом зельеварки и уносила ноги в ночь, чтобы не догнали и не отняли заветную книгу.
- Я думал, это был кот.
[icon]http://s7.uploads.ru/r182P.png[/icon]

Отредактировано Эйтан (2019-03-20 14:02:56)

+2

12

- Фойрр в пальто, - ведьма огрызнулась машинально, в один миг позабыв о собственной настороженности, едва ли не испугу в сторону потенциального клиента, промышляющего убийствами. Она, будто дикая лошадь, пугливо относилась к вторжению на личное пространство, однако покушение уже на личные вещи пробуждало неслыханную свирепость, и уж отстаивать то, что принадлежало исключительно ей, анимаг была готова зубами и копытами, обрушив всю животную ярость.
Марцесса потратила драгоценные секунды на то, чтобы прижечь взглядом этого трижды проклятого клиента, пытаясь понять, есть ли смысл внять его словам. В это неспокойное время действительно легко потерять свою жизнь, и, быть может, он прав, указывая на то, что убить было бы всяко проще, чем планировать похищение без пролития крови. Было что-то у него в глазах, что побуждало верить: у него не дрогнет рука в случае чего, а уж клинок, или чем он там предпочитает орудовать, ударит наверняка.
Какая досада, что не она вспомнила о похитителе, а ее фактически ткнули носом, заставив стремительно перескочить взглядом, обернувшись за плечо. Ведьма вполголоса выругалась и умолкла, а глаза поневоле поползли на лоб: девка, которая скрывалась под личиной кота, то есть, конечно же, кошки, была в чем мать родила, и тем самым ошарашила Марцессу. Будучи и сама из ряда анимагов, она растерялась, пытаясь сообразить, какого, собственно, ляда происходит и почему рыжая девка, схватившая книгу, светит тут сиськами да задницей...
Хлопок крышки выбил из ступора, заставив выругаться снова и метнуться по лестнице вверх, чтобы попытаться открыть чертов люк.
Хрена с два, что-то надежно сверху придавливало его. Или плутовка щеколду прикрыла?..
- Надо было пялиться меньше, - обозленная, как валькирия, ведьма яростно зыркнула в сторону оставшегося с ней наедине мужика. И как-то его недобрый и даже зловещий облик мгновенно перестал иметь значение на фоне того, что украли книгу - семейную реликвию, великое наследие и сердце этого дома. Хасцелла пришла бы в дикий ужас, узнай о том, что дочь не сохранила ее, потеряв труды множества поколений.
Сил Марцессы не хватало приподнять крышку, да и помощь...
- Кстати, как к тебе обращаться-то? - мрачно буркнула она.
...со стороны незнакомца тоже не принесла своих плодов. Анимаг вздохнула: что же, остался последний козырь в ее рукаве. Где-то издалека слышался надрывный лай Флюгера: старик был в ярости, что кто-то вторгся, умудрившись просочиться мимо его бдительного взгляда. Пес бы наверняка помог в поисках, вот только добраться до него и спустить с цепи - та еще задачка...
- Мне нужна помощь, - хмуро сообщила ведьма. - Без благодарности не оставлю, а там уж сам решай, что тебе нужнее: снадобья и зелья какие подешевле, или укрытие в недобрый час, или еще чего. Деньги, может. Разве что шкурой моей расплачиваться не надо, - она попыталась было беззаботно ухмыльнуться, но получилась скорее испуганная гримаса. Ей все-таки было не по себе впервые в жизни строить деловые отношения с убийцей. Вот только выхода не было, а если был - в упор не видела.
- Я сейчас перекинусь, - она старалась говорить быстро, но не упустить ничего, стремясь избавиться от возможных вопросов заранее. - И вынесу к Фойрру этот люк. Нужно спустить собаку с цепи и следовать за ней - Флюгер, уверена, уже прекрасно в курсе, кого ему нужно преследовать. Я помогу не отстать... Ты же умеешь ездить верхом? - вопросительно вскинула она брови и тут же отмахнулась, - Неважно... Просто, пожалуйста, помоги найти эту суку, и я с удовольствием растопчу ее прямо на месте. Ах, да. Парочка нюансов. Не подходи по возможности сзади - меня это нервирует. И не позволяй мне жрать, от травы потом несварение в человеческом облике.
Странное воодушевляющие возбуждение переполняло тело, уже изготовившееся к смене облика. Лошадью было как-то... просто, свободно, весело иногда. И пусть слишком резкие движения со стороны окружающего мира вгоняли сердце в пятки, призывая незамедлительно драпать на всех парах прочь, ощущение силы в своих ногах и теле было пьянящим. Нравилось ей важно ступать, покачивая большой головой, и чувствовать, как тугие мышцы перекатываются под блестящей шкурой. Нравилось взлетать прямо в воздух в прыжке, подкидывая себя мощным толчком. Очень много чего нравилось и порой слишком неохотно давалось ей возвращение в двуногую форму.
Отливающая серебром лошадь нервозно всхрапнула, ощущая себя в ловушке. Здесь было слишком тесно, и стены давили на подвластную приступам клаустрофобии психику. Не будь она сдерживаемой своей же человеческой волей, то начала бы истерично биться, больше калеча себя, нежели действительно приближаясь к свободе. Недовольно зажав уши, кобыла вытянула шею, принюхиваясь к мужскому запаху, фыркнула снова и, будто вспомнив о том, что, вообще-то, они тут не чай собрались попить, уставилась на запертый люк, соображая, что делать-то.
Соображалка справилась секунд через тридцать составить дальнейший план действий, и, неловко ставя копыта на узковатые для таких дел ступени, поскольку никто не озадачивался проектировать погреб-лабораторию так, чтобы там комфортно управлялась спуститься-подняться целая лошадь, она подперла лбом крышку, надавив вначале слегка, а потом, поддав задними ногами, чтобы рвануться вперед, и всем весом, буквально вынося преграду, ломанулась, путаясь в ногах и чуть не упав туда, вниз. По бедру дернуло болью и сразу потекло что-то липкое и теплое по шерсти. За возбуждением и страхом от давящей обстановки, ведь кухня была едва ли больше площадью, ссадина не ощущалась, да и лошадиная чувствительность была ниже людской. Хрипя, вытанцовывая нервозно на месте и дробя копытами по деревянному полу, лошадь худо-бедно выкрутилась, хотя за спиной что-то разбилось, покатилась металлическая миска, ударив по ушам громким звуком.
Марцесса же бодрой трусцой, справившись подвижными губами открыть дверь наружу, вырвалась из недр слишком тесного для ее сути домика. Бедный пес, уже охрипнув, продолжал ругаться на скрывшуюся покамест ворюгу, но потерянная книга вдруг перестала иметь свое значение. Перманентное состояние любой нормальной лошади - голод. Безумный, уже сжевывающий внутренности изнутри, голод, который можно пытаться утолить полжизни. Поэтому серебристая кобыла, недолго думая, тут же юркнула мордой вниз, вырывая с клочьями уже лишенную весенне-летней свежести, но все равно пригодную для своих целей траву.

• Перевоплощение в зверя — остаток 236

Отредактировано Марцесса (2019-03-03 17:51:53)

+1

13

Эйтан пожал плечами.
- Твой дом, твоя книга, твои проблемы.
Он пришёл за зельями и мазями, а не разбираться с чужими конфликтами и решать проблему воровства семейных реликвий. Поиски товара откладывались. Эйтан заметил, что разозленная девица, которая тряслась при виде грозного бородатого мордоворота, посмелела, когда увидела достойную соперницу. Акт воровства интересовал её больше, чем недовольный клиент с пустыми руками и звенящим кошелём.
- Эйтан, - небрежно бросил алифер.
Ален раз-другой попробовал крышку люка. Не поддалась. Он отвёл руку в сторону, присмотрелся к просвету между дверцей и половицей, нашёл нужное затемнение. Воровка воспользовалась щеколдой и не потрудилась набросать на люк вещей. Алифер прислонил руку к люку, собираясь использовать магию. Сохранность чужого дома его не волновала, но зельеварка, воодушевлённая погоней, предлагала другой вариант.
- Валяй, - наёмник махнул рукой и отошёл в сторону.
Он посчитал, что зельеварка знает, что делает. Эйтан скрестил руки на груди, прислонился к стене в ожидании чего-то незабываемого и прекрасного. Перед ним появилась лошадь. Живая здоровая лошадь в тесном пространстве подвала. Она вжала его крупом в стеллаж с зельями, банками и ингредиентами для снадобий. Раскинув руки, алифер ухватился за полку, поймал банку с чем-то, которую столкнул со стеллажа, присмотрелся. Из прозрачного стекла на него посмотрел десяток маленьких глаз. Наёмник поморщился, поставил банку на полку, обтёр руку о штанину и посмотрел на кобылу.
- Я мог вынести его магией.
Анимаги в облике зверей говорят на всеобщем?
Кобыла полезла на лестницу. Доски под весом кобылы затрещали и заскрипели, прогнулись, собираясь проломиться под весом, но выдержали. Лошадь поднялась наверх, выбила дверь люка и выбралась в светлую комнату, разодрав бедро. Эйтан поднялся следом, отряхнулся от пыли и древесной трухи, насыпавшейся на него, пока Марцесса пробивала путь наверх.
Присмотревшись к крупу лошади, Эйтан вспомнил о наставлении зельеварки и отошёл от неё, чтобы не получить копытом в лоб. Отношения незаладились с самого начала, девушка выглядела нервной и могла от души вдарить ему в облике лошади, пользуясь случаем отомстить за язвительные шутки и замечания. Вряд ли наёмник с отпечатком лошадиного копыта на лбу будет выглядеть грозным и устрашающим.
Кобыла, протискиваясь в узкий проход, вышла на улицу. Эйтан вышел следом, осматриваясь в поисках голой беглянки. Вдалеке он увидел тёмный женский плащ.
О тряпках она позаботилась.
Алифер усмехнулся, обернулся на кобылу, которая забыла о преследовании и решила пожрать. Эйтан не кинулся спасать несчастную от участи нажевать травы в желудок, а выдернул цепь пса с куском древесины из будки, отпустив его вслед за убегающей рыжей кошкой, избегая укусов.
Неаккуратно. А похеру.
Пёс, забыв о хозяйке и чужаке, рванул за калитку на улицу, хрипло лая на воровку, в которой чувствовал запах ненавистной кошки.
Эйтан подошёл в кобыле, мирно жевавшей траву, влез к ней на спину, недовольный отсутствием седла, перекинул под шею ремень и дал под бока кобыле, направляя её по улице в преследование.
- Потом жрать будешь. Погнали за твоей книгой.
Упрямая. Несносная. Как мой Роган.
- Кончай жрать или я к тебе жеребца приведу. Он бабу лет пять не видел.
Кобыла под ним дёрнулась. Эйтан перехватил ремень, прижался к бокам лошади, чтобы не слететь со спины, если ей взбредёт в голову поскакать галопом. Без седла он чувствовал себя неуверенно, но выбора не имел.
Собачий хриплый лай затихал. Когда кобыла пошла бодрее и пустила рысью, Эйтан подогнал её, пока лай не стал различимым. Ориентируясь по звуку, они бежали за воровкой. Пёс нашёлся через несколько переулков. Он копал под стеной какого-то дома, пытаясь пробиться внутрь, но дом выглядел пустым и заброшенным. Эйтан подсветил территорию магией. Одно живое существо находилось в доме и не двигалось. Магическая точка уменьшилась в размерах у него на глазах.
- Она в доме. Обернулась в кошку.
Эйтан спешился, хлопнул лошадь по крупу.
- Перекидывайся давай. Или дверь выноси. Как тебе нравится.


Слепец, 40 маны.[icon]http://s7.uploads.ru/r182P.png[/icon]

Отредактировано Эйтан (2019-03-20 14:40:20)

+2

14

Эйтан - не Эйтан, мог - не мог... Больно сейчас это имеет какое-то значение. Как будто вообще что-то может иметь значение, окромя еды, когда ты в шкуре лошади, пусть и сохраняешь немалую часть человеческого разума. Марцесса прекрасно помнила и понимала, где находится, однако восприятие встало с ног на голову: ей, к примеру, конкретно сейчас не так уж важна участь лаборатории и всего содержимого вот тут, ей даже не так жизненно необходимо возвращать книгу. Оно вроде бы и нужно, кто же спорит, но неужели надо подорваться и бежать вот прямо сейчас?.. В конце концов, это проблемы двуногой оболочки, к которой сейчас лошадь не имеет отношения. Ведь не имеет же, правда?
Краем глаза и краем уха она, нанося вредоносный урон своей лужайке, следила за Эйтаном. Вот спустил пса, и тот с хриплым лаем бросился по следу - отлично, наконец-то эти завывания перестанут резать слух. Будь Марцесса в своем обличье, то возмутилась бы, почему это цепь отстегнули от будки, а не пса от цепи. А сейчас было всё равно. Трава есть - отстаньте, и пусть мир хоть пополам треснет.
Так, а теперь он идет прямо к ней. Как порядочная лошадь Марцесса прекрасно знала и понимала, что приближающийся человек редко собой знаменует нечто положительное - постоянно им надо прикопаться, оторвать от важных лошадиных дел и принудить к совершению каких-то бесполезных, но весьма энергозатратных вещей вроде того же бега. И все-таки она не оставила надежды на что-то позитивное - ну, может ее хотят чем-нибудь угостить? И свои надежды лошадь выразила, подняв голову и вытянув шею, потеребив губами карман Эйтана. Ничего нет? Свободен, вали на все четыре стороны - мгновенно утратив интерес она вернулась к трапезе, покуда... Не ощутила вес на свой спине. С возмущенным и озлобленным выражением морды лица, зажав уши, она яростно мотнула головой несколько раз, пытаясь было снова юркнуть вниз, к траве, но лишь напоролась шеей на ремень, возмутившись еще больше. Да и ноги, свисающие теперь по обе стороны, придушили бока, вынудив переступить ногами вперед вначале на шаг, а потом уже и дальше двинуться.
Раздраженная и расстроенная тем, что все планы ей сорвали, хотя вообще-то изначально инициатива по спасению книги принадлежала именно ей, Марцесса, не избавляясь от выражения презрения ко всему миру, в частности, болтающемуся на ее драгоценной спинке тюфяку, который пинками требовал от нее шевелить булками активно, но сам цеплялся так, что шевелиться под ним было чертовски неудобно и тяжко.
Но стоило ей замедлиться, как по бокам снова прилетало пинком. И вся эта эпопея была настолько утомительна, что нет-нет, а забредала в гости коварная мысль поддать задом так, чтобы неуклюжий мужлан растянулся у нее в ногах. Но, как ни странно, все эти пинки умудрились как-то внести ясность в мысли и напомнить, что вообще-то книга ей жизненно необходима в любом обличье. На очередной пинок кобыла не выдержала и, мотнув головой, ушла с рыси в галоп, устав от того, что чужая задница на каждый шаг бахает по позвоночнику.
Галоп помягче, поплавнее, да и уж себя она как-нибудь подсоберет, чтобы этому телу там, наверху, было легче. Хотя, конечно, тут Марцесса заботилась больше о себе, нежели о комфорте всадника.
Флюгер вскоре нашелся - старик, обрадованный свободой, уж постарался не упустить мерзавку и сейчас рьяно пытался подкопаться, стремясь попасть в дом. Или под дом?
Марцесса с явным облегчением выдохнула, когда с нее слезли, и недовольно отряхнулась, прищурившись. Значит, нужно в дом, так? Разломать это старье в нынешней ипостаси будет в разы проще, чем ковырять доски девичьими пальчиками.
Да и, чего лукавить, не так уж ей важно взять живьем того анимага-кошку, которая посмела покуситься на святое. У миролюбия ведьмы есть свой предел, который только что посмели переступить. А уж если книгу кто-то заказал, то тем более полезно, чтобы наемница сложила голову в выполнении задания - в назидание остальным.
Марцесса попробовала на зуб доски, проверяя крепость, но на секунду увлеклась грызением, покуда тихий рык пса не вернул ее на землю, оторвав от увлеченного времяпровождения. Однажды человеческое сознание не посмеет померкнуть после смены образов, но пока что животная сущность любезно подбрасывала развлечения и потребности, близкие и понятные для нее.
Кобыла прошлась вдоль стены, а потом остановилась возле двери, молча соглашаясь с Эйтаном, что этот путь наиболее очевидный. И против махины в несколько сотен килограмм у этого ветхого препятствия не было ни единого шанса. Радостный Флюгер ворвался в дом, грохоча цепью, а сама Марцесса вошла с неспешным и важным топотом, опустив морду и к чему-то принюхавшись. По всей видимости, в облаве она участвовать не собиралась, а между тем в паре комнат от них явно происходила борьба, что вскоре сменилась надрывным женским криком. И лишь после этого ведьма соизволила вернуться в свой облик, после чего тут же, сморщившись, схватилась за живот ладонью.
- Просила же, - мрачно скривилась она, угрюмо уставившись на наемника. Ее не столько чего-то беспокоило, сколько вызывал брезгливую тошноту сам факт, что сейчас в желудке плещутся трава и куски погрызенной деревяшки. Такой себе рацион для человека.
Ну, по крайней мере Эйтан перестал пугать. Во-первых, имея хоть какое-то представление, как к нему теперь обращаться, - наверняка прозвище или подставное имя, но не суть - Марцесса меньше в нем видела безликого убийцу. Во-вторых, ну, он же согласился ей помочь?

+1

15

Кобыла не думала перевоплощаться. Она с готовностью разнести всё направилась к двери чужого дома.
- Выбивать дверь – так выбивать.
Эйтан отошёл в сторону, пропустив лошадь.
Дверь жалобно хрустнула, с одного удара копытом замок слетел. Дверь по инерции открылась и ударилась об стену ручкой. Верхний слой старого камня, который с годами пошёл паутиной трещин, осыпался, но спутницу Эйтана не волновала целостность чужого дома. Она потопталась по доскам копытами и обернулась внутри.
Эйтан парировал претензию ведьмы.
- По крайней мере, твой пёс на эту траву не мочился.
Наверное.
- Она точно была сухой, - заверил наёмник и обернулся на шум.
Вопли ведьмы, попавшей в беду, спасли Эйтана от разговора с анимагом. Он потянулся за коротким клинком, достал его из-за пояса и пошёл на звуки. Старый пёс взвизгнул от боли и затих. На полу возле комнаты, из которой доносились звуки борьбы, остались следы от кошачьих когтей. Кошка цеплялась за доски, оставляя когти в древесине, когда пёс тащил её за хвост, чтобы отнести трофей к хозяйке. Дальше следы кошачьей драки обрывались. Эйтан предположил, что здесь анимаг перекинулась. Она оказалась в западне, из которой человек мог выбраться в отличие от кошки, уступавшей по размерам и силам старому, но воинственному псу.
Эйтан готовился к встрече с магом. Фаербол встретил его на подступе к комнате. Огненный шар пролетел перед носом наёмника и врезался в дверной косяк, оставив на нём тёмное обугленное пятно. Мужчина отступил назад, уклоняясь от жара, и вошёл в комнату. Второй фаербор влетел в магический щит, а третьему было не суждено сорваться с рук ведьмы. Эйтан схватил её за горло и прижал к стене без церемоний и нежности.
Флюгер лежал на полу под окном. Мохнатый бок поднимался от дыхания. Пёс был живой, но ведьма наградила его сильным ударом в ответ за разорванные конечности и сорванные два ногтя на правой руке до кровавых и болезненных ран. На ногах женщины от зубов пса остались сильные укусы. Воровка успела накинуть на себя тонкую сорочку. На столе в скудно обставленной комнате, где практически ничего не было – стол, стул и лежанка с кучей старого тряпья, лежала сумка с вещами, которую наспех пытались собрать. Из неё выглядывали вещи, провизия, какие-то травы и краешек знакомой Марцессе книги.
- Ищи свою книгу, - бросил Эйтан, не отводя взгляда от воровки.
Мужчину не волновала причина, по которой девушка вторглась в чужую лавку и украла книгу. Он выполнил свою часть работы, помог Марцессе найти семейную реликвию и вернуть её домой. В его планы не входил допрос воровки и её убийство.
Женщина с чёрными кудрями дёрнулась. Стиснув острые маленькие зубы, она со злостью посмотрела на Марцессу и попыталась подбежать к ней, когда заметила, что взгляд Марцессы пал на сумку на столе.
- Не дёргайся, - напутствовал Эйтан. На смену руке, сжимающей горло воровки, пришёл нож. От ощущения лезвия у горла воровка растеряла уверенность в своих силах, но по её мечущимся и горящим глазам Эйтан видел, что она желает им смерти и ищет способ освободиться и сбежать. С книгой или без неё.
[icon]http://s7.uploads.ru/r182P.png[/icon]

Отредактировано Эйтан (2019-08-29 14:56:51)

+1

16

Во рту отвратительное послевкусие после травяного пиршества. Хуже, наверное, только похмелье, но разве ведьма похожа на оптимистку, которая с широкой улыбкой поддакнула бы Эйтану, мол, действительно - не обоссано было и уж на том спасибо? Анимаг старалась как можно меньше думать о том, что ее желудок сейчас озадаченно обрабатывает несколько пучков растительности. И искренне надеялась, что никаких улиток и жуков не сидело на стеблях. При мысли о таком гарнире внутри всё спазмически дергалось в готовности извергнуть наружу. Одно дело крошить практически что угодно в зелье, мазь или иное снадобье, другое - сожрать какую-то гадость ненароком. Это, поверьте, имеет колоссальную разницу!..
Однако всё желание бурчать и препираться мгновенно растворилось, стоило ей услышать, как Флюгер на высоких нотах взвизгнул и утих.
- Если эта сука... - она не договорила, будто побоялась, что словами может воплотить не желанный сердцу сюжет в жизнь, что пес получил раны, несовместимые с жизнью. Он же с самого детства ведьмы маячил перед глазами и едва ли тогда казался моложе. Марцесса уже высказывала догадки, что верный сторож их дома - утративший человеческий разум анимаг, но не пыталась узнать, насколько правдивы эти предположения - зачем? Говорят, если зверь заполнил собой разум полностью, то обратного пути уже нет.
Она и сама, перевоплощаясь, изредка чувствовала риск не вернуться назад, так и оставшись в животном образе окончательно. Случались будто бы приступы, когда четвероногое "я" отказывалось подчиняться, пытаясь полностью в свою инициативу перехватить бразды правления. Так произошло отчасти и в этот раз. Можно было бесконечно обвинять Эйтана в том, что позволил лошади нажраться травы, однако сама ведьма оказалась не в силах устоять перед примитивным инстинктом. Не столько обидно, сколько пугает...
Лишь бы Флюгер оказался цел. Либо побит ровно настолько, чтобы в ее силах было привести его в порядок. Не имея дара к целительству, анимаг могла спасти жизнь верному псу и исцелить его раны лишь дома. При помощи трав да зелий. До них же еще нужно добраться...
Поэтому лишь бы Флюгер оказался цел. Ей было страшно войти в комнату первой, чтобы познакомиться с правдой.
И оказалось, что страх ее не был напрасным. Огненный шар, завораживающий своей красотой, устремился к убийце, однако пролетел вплотную мимо. Анимаг, едва ли веря в свою скорость реакции, предпочла остаться в стороне от дверного проема, чтобы не попасть под линию огня. Промедлив несколько секунд и услышав, что вроде бы схватка закончилась, она осторожно заглянула и вошла полностью, убедившись, что победа на стороне ее компаньона, просочилась следом, быстрым взглядом обводя помещение.
В первую очередь ее волновал пес, лежащий на боку, но живой. Кровь была, но в основном от многочисленных царапин. Флюгер тихо заскулил и забил с глухим стуком по полу хвостом.
- Отдыхай, отдыхай. Ты молодец, - пробормотала ведьма, чувствуя, как голос дрогнул.
Поправится. Он обязательно поправится. Уже пытается встать, и поэтому Марцесса решила, что можно переключиться на поиски книги. Анимаг-кошка, успевшая перекинуться и даже с горем пополам одеться, была в надежных руках. У ведьмы все еще маячил вопрос, для чего та заявилась в чем мать родила. С другой стороны, учитывая, как она с Эйтаном на пару вылупились на незваную гостью, вопрос почти отпадал сам собой.
Чтобы сразу же вернуться назад. Нет, а все-таки, для чего?..
- Уже, - отозвалась Марцесса, подлетая к столику с сумкой. Книга на месте, но этого было мало ведьме - не поленилась поднять тяжелый фолиант, пролистав его, дабы убедиться, что ни один лист не вырван.
На месте. Пожалуй, сумка с пожитками станет законным трофеем. Вот только просто так воровке провинность с рук не сойдет.
Анимаг слышала, что где-то на востоке ворам будто бы руки рубят, но наверняка уверена не была, да и воспроизвести не особо горела желанием. И все-таки настроена была на отнюдь не гуманное наказание. Она недобро улыбнулась, подходя к сладкой парочке, и увидела, как воровка болезненно дернулась. Ведьма подняла руки, начиная колдовать.
- Подержи ее еще, пожалуйста, - медовым голосом обратилась она к Эйтану, однако напускная слащавость адресовалась не ему. - Да покрепче.
Воздух тихо зашипел, отдавая из себя влагу, которую она сконцентрировала левитирующим пузырем пред собой. Повинуясь магии, вода, буквально горсть воды, растянулась, принимая форму импровизированного жала и оставаясь всё так же в воздухе... Ведьма продолжала колдовать, и вот в руки ей с обжигающим холодом легла заостренная льдышка.
Теперь, покуда лед не начал растекаться водой в ее руках, стоило поспешить. Ей никогда не приходилось делать такие вещи. Потом, когда это станет воспоминанием, она, возможно, придет в ужас. Но сейчас, разъяренная покушением на свою жизнь, ведьма была в ярости.
- Держи ей голову, - анимаг внезапно справилась и сама, мертвой хваткой впившись в волосы девки и вынудив ее запрокинуть голову. Та не успела спасти свой глаз от острого льда.
Рука не дрогнула, сжимая в руках скользкую от талой воды рукоять жала.
- Увижу еще раз со своей вещью, и ты потеряешь второй, - слова потонули в вое.
А Марцесса стояла и смотрела с толикой удивления во взгляде.
"Я смогла так поступить?"
И только потом на внезапно ватных ногах дошла до сумки, набросив ее со всеми чужими плечами на плечо, и присела на корточки рядом с псом, который уже приподнялся и всячески показывал, что дойдет своим ходом до дома. Ведьма кивнула, выпрямляясь.
- Завтра к ночи можешь прийти за ядом, - поразмыслив, сказала она Эйтану, когда они уже были снаружи дома. Завывания не прекращались. Ведьма не чувствовала сожаления, хотя коленки чуть дрожали, а рука еще помнила холод льда. - Я сделаю всё возможное, чтобы добыть то, чего не хватает. Я перед тобой в долгу, - признала она. 

Морская забава - 20
Морозное дыхание - 20
Пальцы колдуна - 20
Остаток 176

+1

17

- Долго ещё?
Эйтан не оборачивался. Он смотрел на черноволосую женщину. Она пыталась сопротивляться, рвалась с отчаянием, наблюдая, как Марцесса рассматривает книгу, изучает каждую страницу с педантичной дотошностью хозяйки. Эйтану казалось, что немая пленница рвалась к книге, которая принадлежала ей и была украдена кем-то из родственников ведьмы, но не могла сказалась, что это её вещь и наглая воровка стоит за спиной убийцы, а не перед ним. Эйтан не лез в чужие дела дальше оговоренных условий, суливших ему оплату.
- М? – мужчина оглянулся, не выпуская женщину из рук.
Он почувствовал проявление магии и посмотрел на Марцессу. В руках травницы был ледяной осколок. Он понял, что она собиралась сделать раньше, чем ведьма приблизилась к беснующейся жертве. Не помешал. Не его дело. Воров в Остебене наказывали с жестокостью. В Теллине – сильнее, чем где бы то ни было в королевстве. Здесь царило беззаконие, каждый сам другому и судья, и палач.
Женщина в его руках затрепыхалась, закричала, отчаянно молотя руками. Она захлёбывалась слезами и хрипла от стонов и криков. Эйтан не вздрогнул и не отвёл взгляда. Он спокойно посмотрел на Марцессу с лёгким любопытством. Травница выглядела растерянной и сконфуженной. Он заметил дрожь в её руках и ногах. Отметил, что действовала она решительно, на эмоциях, но неумело и небрежно.
В первый раз?
Эйтан отпустил женщину, по привычке отошёл от неё на шаг. Спрятал кинжал за голенище сапога. Она не представляла угрозу, пока осознание не догонит разум, разбухший от боли и отрицания случившегося. Женщина упала на пол, схватилась за выколотый глаз, дрожащими пальцами ощупывая кожу возле века, размазывая кровь по светлому лицу.
Алифер отвернулся от неё и вышел из чужого дома, притворив дверь.
Марцесса заговорила об оплате, Эйтан кивнул. Он потратил день, но не впустую. Бесплатное зелье и мази сэкономили ему деньги. Расклад его вполне устраивал.
- Надеюсь, в сопровождении ты не нуждаешься.
Эйтан не планировал сопровождать ведьму до дома и следить за её благосостоянием. Он сделал свою работу. Марцесса вернула себе книгу, отомстила обидчице, пригрозив ей. В действенность угрозы Ален не верил. Он считал, что женщина получила стимул разыскать Марцессу, приготовиться к новой встрече с ней и отомстить по случаю за книгу и глаз. Свои мысли и догадки алифер оставил при себе.
Он не дождался ответа ведьмы, накинул капюшон на голову и свернул на соседнюю улицу, откуда ближе к таверне, где он остановился.
Одной калекой в мире больше.
Одной безгрешной девушкой - меньше.
[icon]http://s7.uploads.ru/r182P.png[/icon]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Ты кто ещё нахрен такой