Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [24.03.1082] Огни веры


[24.03.1082] Огни веры

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

- Локация
о. Силва, Фалмарил, лес фейри
https://pp.userapi.com/c837224/v837224251/565e5/pX-8Zthg5Xw.jpg
- Действующие лица
Кристофер, Тэйэр
- Описание
предыдущий эпизод - [17.03.1082] Осьминог на вертеле
Странная дружба на почве насилия или похищения... Не суть важно. Аллор впервые за десятилетия после кончины Фильер почувствовал себя вновь живым. Поддаваясь влечению и порыву дыхнувшей в лицо жизни, он сопровождает Тэйэр к намеченной цели - Комавита. Распрощавшись с прошлой стоянкой, путники заглянули в ближайшую деревню, а оттуда, пополнив запасы, двинули глубже в земли Фалмарила - туда, куда ступала нога божества, но не смертно. В места прекрасные и подчас опасные.

0

2

Как нажить себе неприятности – спросите совета у Аллора. Бог имел множество возможностей вернуться на Пантеон и не играть на нервах своих братьев, но предпочёл составить компанию смертной девушке, которая уже единожды набрела на приключения в лесу и со своими талантами рисковала снова вляпаться. На самом деле – это по большей части было всего лишь отговоркой. Кристофер в поисках приключений и их коллекционировании сам справлялся довольно неплохо и парочку из них в виде тех же присосок пиявок он нём в своей походной сумке, чтобы было что жрать, если ничего гордого им по пути не найдётся.
Заход в деревню был вынужденным. Не из того, что Тэйэр оказалась рукожопой и не смогла ему нормально заштопать штаны, а богу было слишком стыдно ходить в таком виде по родным землям – нет. Сам он при себе ничего необходимого для путешествий не имел, а Тэйэр часть своих вещей потеряла в стычке с плохими людьми, после которых у бога пару дней хорошо так болела челюсть. В напоминание. За то, что не всегда даму в беде стоит спасать или рассчитывать на то, что это окупится безболезненно.
В деревне они запаслись провизией и приобрели новый мех для воды. Кристофер мог постоянно наполнять его при помощи магии, но не поить же друг друга с ладоней, верно? С мехом было проще, да и доступ к воде имелся без привязки к магическим способностям одного и другого. Пока запас не закончится и не потребуется новый. Всё остальное было с ними, а еду можно было раздобыть по пути, влипая в очередные приключения.
Какое-то время приключений как таковых не было. Ладно, были, но Кристофер старался о них не вспоминать. Вот уже около часа они шли в новом направлении, по тропам, где редко ступала нога другого ламара. Те, кто оказывался здесь добровольно, чаще всего бежали, не заполучив желаемое сокровище. Ничего удивительного. Многие существа, которые обосновались на Силве, могли постоять за себя сами без божественного вмешательства. Даже Аллор ступал осмотрительно и осторожно, чтобы не угодить в ловушку.
Древний лес, окутанный лёгким туманом, казался пустым, неприступным и отталкивающим, но Кристофер достаточно уверенно шёл вглубь, ведя за собой спутницу, и навевал мысли о том, что он знает, что делает. Так и было, хотя он давненько здесь не бывал и, хотя ещё помнил дорогу, не был уверен, что всё действительно пройдёт гладко. Вскоре туман начал рассеиваться, а под ногами у двух путников проступила тропа. Чистая, вытоптанная годами, словно по ней ещё продолжали ходить. Сочно-зелёная трава вместе с цветами и грибами струящейся рекой жизни текла по обе стороны от неё, превращая дорогу в золотую узкую реку, ныряющую между толстых старых деревьев. Она привела их к старой разрушенной арке. Лиана окутала её, а в трещинах проросли трава и мох, пряча в своих зелёных коврах драгоценные камни. Они будто бы умерли вместе с этим местом и больше не искрились на солнце, хотя грязь и дождь, казалось, их не трогали годами. Это место обманчиво спало.
Казалось, что арка обманчиво вела в продолжение леса, потому что тропа обрывалась между деревьев, превратившись в старую вытоптанную голую поляну-пустырь. Трава там уже давно не росла, и хотя это место было по-прежнему живо, чего-то в нём не доставало. Аллор оглянулся, проходя сквозь арку. Идя вперёд, они увидели под дереве, где тонкой нитью журчал ручей, прогоняя песок, лежала старая повозка со сломанным колесом. Она была настолько маленькой, что легко умещалась в руке ламара, но он не стал к ней прикасаться.
- Это земли фэйри, - пояснил он своей спутницу, хмуро смотря на то, во что с годами превратилось это место. Он знал его в лучшие времена, когда здесь радовались гостям и встречали их весёлым пением и танцами. В этом месте кипела жизнь, что сейчас здесь было тихо и мертво, словно все ушли.

+1

3

Некоторые люди считают, что всё на свете предопределено. Встречи, разлуки, беды и минуты счастья. Тэйэрлеена никогда не верила в подобные высказывания, хотя сейчас казалось, что встреча с Кристофером действительно была ниспослана ей богом. То есть, запланирована. Иначе как объяснить, что именно ей, фалмари, ищущей Источник, мироздание посылает ламара, который знает, куда идти. И судя по тому, как уверенно он вёл свою спутницу, сомнений не возникало. Ну или просто Мэрдок была слишком наивна для своих пятидесяти шести лет. А может, Кристофер просто ей настолько понравился, что она не отказалась бы попутешествовать с ним какое-то время. А что? Не так одиноко, определённо весело и более безопасно, чем прежний способ передвижений. А насколько Кристофер действительно знал дорогу, они поймут на финишной прямой. Впрочем, даже если Комавита так и останется мечтой за гранью реальности, травница не расстроится. В конце концов, Тэй знала, в насколько утопичное предприятие она ввязалась.
Впрочем, про «более безопасно» говорить оказалось рано.
Тэйэр не сразу поняла, что что-то изменилось. Она привычно о чём-то рассказывала, смеялась, а потом постепенно умолкла. Лес, в который они ступили, был намного древнее того, через который привыкла путешествовать фалмари. От него веяло возрастом и усталостью. Тишина, стоявшая здесь, казалась мёртвой, а в редком шелесте листвы слышалось неодобрение. «Кто вы? И что вы забыли здесь?»
«Усыпальница». Точно! Вот что напоминал этот лес. Древнюю усыпальницу, и Тэйэр чувствовала себя чуть ли не святотатцем. Впрочем, возможно, это просто её буйная фантазия и наползающий туман. В тумане всё кажется более зловещим.
На мгновение девушка отстала от ламара, но тут же нагнала и невольно ухватилась за рубашку на его спине, точно ребёнок, боящийся потеряться. Оно и понятно, Кристофер шёл уверенно, точно ходил здесь много раз. Сейчас для фалмари он был единственным оплотом уверенности и спокойствия. Хоть какого-то.
Тэйэрлеена выдохнула, когда они миновали тёмный участок и туман начал постепенно рассеиваться. Проведя рукой по лицу, девушка улыбнулась и отпустила Кристофера, сразу как-то расправив плечи. Тяжёлый камень, лежавший на душе, упал с гулким звуком где-то у пят и остался позади. Всё осталось позади.
Тропа, на которую они вышли, казалось хоженой. Тэйэр бы даже сказала, что активно хоженой. Девушка с присущим ей любопытством глазела по сторонам, привычно играя сама с собой в «угадайку», вспоминая названия растений, их свойства и возможное применение. Многое она знала, что-то казалось знакомым, но сокрытым в чертогах памяти, что-то было откровенно новым. И сорвать бы да что-то внутри говорит, что не стоит. Ну, не стоит так не стоит. Даст Бог – будет вода.
Когда впереди появилась арка, Тэй тихо выдохнула от охватившего её восторга. Это было волшебно, слишком красиво. Место, словно сошедшее со страниц детских сказок. Большими глазами фалмари смотрела на приближающуюся арку, сама становясь лёгкой, почти эфемерной. Вот бы показать это место сестре. Когда-нибудь.
- Здесь так… красиво… - прошептала девушка, впитывая в себя окружающую действительность.
- Это земли фэйри.
Брови удивлённо взметнулись вверх, и Тэй с ещё большим интересом осмотрелась вокруг.
Никогда ни при каких обстоятельствах она даже представить себе не могла, что попадёт в них. Земли фэйри… Это было похоже на сон, который вот-вот развеется, потому что в реальности так не бывает.
Но Кристофер казался вполне себе материальным, и он был чем-то обеспокоен.
- Что-то не так? – Тэй присела на корточки рядом с разбитой повозкой. Казалось, что её оставили совершенно недавно. – Ты только посмотри, какая она крошечная, - в голосе умиление. – Никогда не видела фэйри.
И потянулась за повозкой, в желании осмотреть, потрогать то, что принадлежало волшебному народу.
- Может быть, её можно починить…
Тэйэр не заметила, что за аркой вновь всё смолкло, сделалось мёртвым, почти как на том отрезке пути, где так легко было заблудиться в тумане. Здесь по крайней мере было солнце, а ещё большое детское любопытство.

Отредактировано Тэйэр (2017-10-21 16:19:28)

+1

4

Кристофер пытался найти увиденному какое-то логическое объяснение, но даже в самых смелых своих догадках был далёк от правды. Со смерти Фильер прошлого много времени. Примерно с тех дней его радости и жизни в цветущем Фалмариле, он перестал следить за тем, как живёт его народ. Он постепенно угасал. Священная земля и народ, проживающий на ней, был слишком доверчив к чужакам, а те пользовались, пока народ, оставленный во власть судьбы и без покровительства своего бога, не озлобился, вынужденный в одиночку и своими силами справляться с напастью. Это место казалось обманчиво мёртвым, но Аллор чувствовал, что это – ложь. Он чувствовал исходящую от этого места угрозу и нежелание его жителей пропускать их дальше. Ему самому захотелось как можно быстрее покинуть это место, но он знал, что, свернув с золотой тропы, они попадут в беду.
- Раньше жители леса были более приветливыми. Я знал это место в лучшие времена, но сейчас с трудом узнаю его.
Возможно, ему не стоило говорить об этом своей спутнице и лишний раз пугать её словами. В конце концов, это именно он притянул её сюда, убеждая, что знает самую короткую и самую безопасную дорогу к Комавита, но так было раньше. Многое изменилось, хотя он сам каждый год, в праздник Плодородия, появлялся у Древа жизни. Когда в последний раз он заходил дальше храма Фильер? Когда это место успело так сильно измениться? Он ослеп в своём горе и потери и не замечал, как его народ страдает и теряет с каждым днём намного больше, чем он за всю свою бессмертную жизнь.
- Нам лучше ничего здесь не трогать, - посоветовал он фалмари, заметив, как та тянется руками к сломанной повозке. Здесь ничего не лежит просто так. Любая вещь может оказаться ловушкой для путника. Кристофер даже не мог с уверенностью сказать, что находиться на территории земель фэйри им безопаснее, чем в её окрестностях. Он сам расставлял защитников на дороге к Источнику, чтобы защитить его, а теперь сталкивался с тем, что сам же, возможно, избрал неверную дорогу.
Туман сгущался вокруг, но не касался золотой тропы. Не было слышно ни холодящего душу переливчатого смеха, ни разговор с угрозами, которые намеренно ласковым и весёлым голоском просят их уйти с этих земель. Была гнетущая пустая тишина, и она пугала бога ламаров намного больше. Он бы предпочёл смех злых духов, а не игры фэйри. Самые безжалостные создания получаются из тех, кто годами был добр и чистосердечен. Кристофер рефлекторно притянул девушку к себе, но не оголил меч, зная, что это скорее спровоцирует фэйри на действия, и всё же он пытался сконцентрировать силу магии в своих руках на тот случай, если переговоров не будет.
Наползающий туман нарушил зеленоватый свет, а потом зазвучал голос. Старый, мужской, но уверенный и крепкий, как рука его отца, некогда стоявшего выше своих сыновей, пока те не разделили его силы между собой и не оставили его дремать на границе Времён.
- Путники, вы зашли во владения фэйри. Народ леса не приглашал вас, но вы осмелились войти без приглашения за Врата.
- Мы пришли с добрыми намерениями, - Кристофер взгляд на себя роль миротворца, хотя он не видел говорившего, но знал, что тот скрывается в сгущающемся тумане. Воздух вокруг них превращался в холодное непроглядное марево дымчато-молочного цвета. Ламару начинало казаться, что, не держи он Тэйэр крепко за руку, они уже потеряли друг друга, несмотря на то, что стояли бок о бок. – Меня зовут Кристофер Ламиран. Я и моя спутница желаемой дойти до Комавита, чтобы она смогла создать лекарство от чёрной метки.
- В твоих словах столько же правды, сколько и лжи, - ответил им голос из тумана и в белом мареве, перед самым у носом путников, возникли горящие зелёным светом глаза, а принадлежали они дереву-защитнику, с лицом старика. Казалось, что своим пустым взглядом оно смотрело сквозь них, в самую душу, тяжело нависая и угрожая.
Кристофер знал, о чём говорило дерево. Он назвал земное имя, но не назвал своего настоящего. Не мог сделать этого в присутствии Тэйэр и надеялся, что не придётся, но если же страж-дерево решит, что этого недостаточно, то ему придётся применить силу.
- Что случилось с этим местом? Почему народ фэйри так озлобился?
- Наш бог оставил нас. Люди коварны и жадны. Они хотели забрать дары народа фэйри себе. Они ловили нас, засовывали в клетки и продавали на рынке, как товар. Мы были пленниками своей доброты и доверчивости, и вот к чему это привело. Наш народ медленно умирал, наш лес умирал вместе с нами.
Бог оставил… Кристофер никогда не чувствовал себя таким виноватым, и хуже того – он не мог найти оправдание своему бездействию. Сколько невинных жизней загубил лес фэйри? Ведь сюда могли забрести не только контрабандисты и люди, продающие фэйри на рынках, но и обычные путники. Их постигала та же участи, и её же страж-дерево пророчило им двоим.
- Мы покинем ваши земли с рассветом. Мы не желаем зла вашему народу.
- Ты знаешь, что я говорю правду, страж, но что-то сдерживает тебя. Моё настоящее имя? Ты чувствуешь дремлющую во мне силу? Знаешь, кто я, и поэтому не желаешь отступать, получив такой шанс? Тогда ты должен знать, чем это обернётся.
- Вам стоит бояться не нас.
Это всё, что они услышали в ответ. Глаза стража потухли, а густой туман медленно расступился, словно ничего не было. Мир вокруг вновь ожил. Где-то далеко запели птицы, но внутри осталось беспокойство. Аллор знал, что есть вещи намного хуже, чем страж-деревья или фэйри, которые ещё не покинули это место.

+1

5

Тэйэр уже почти коснулась колесницы, когда услышала предостережение Кристофера. Удивлённо вскинув брови, девушка посмотрела на молодого ламара, но руку всё-таки убрала: в конце концов, Кристофер знал эти места лучшее неё. Определённо, лучше.
- Как скажешь, - легко согласилась Тэй, поднимаясь. Она ещё не обратила внимания на гнетущую тишину и наползающий туман. – В детстве папа рассказывал нам с сестрой сказки про земли фэйри. Никогда не думала, что когда-нибудь окажусь здесь сама.
Мэрдок улыбалась, вспоминая прошлое, но стоило ей вновь посмотреть на Криса, увидеть его напряжённое лицо, как тревога тут же стёрла её улыбку. Тэй ещё хотела спросить, что случилось, но в этот момент ламар схватил её за руку и притянул к себе.
- Что?... – начала было Тэй, но тут же оборвала себя на полуслове.
Туман, который девушка так настойчиво не замечала, подобрался совсем близко, и теперь Тэйэрлеена поняла, что больше не слышит птиц, не слышит вообще ничего. Совсем как на том участке леса, который они недавно миновали.
И суеверный страх вцепился в душу, заставляя сильнее сжать ладонь парня, придвинуться ближе. Сердце забилось быстрее, и фалмари не могла его успокоить. Туман наступал слишком стремительно.
- Мне страшно, - прошептали её губы, но не издали при этом ни звука.
Горло сдавил спазм, и девушка с трудом проглотила поднявшийся кверху комок, когда туман, в котором в буквальном смысле не было видно ничего дальше собственного носа, озарился зелёным светом и раздался мужской голос.
Тэй покрылась гусиной кожей и даже не заметила, как начала мелко дрожать. Фалмари едва не взвизгнула, когда перед самым её носом появилось лицо стража. Чуждое, неживое, но в то же время полное жизни. Как такое могло быть?
От стража этого места веяло такой силой, что девушка впервые в жизни почувствовала себя совсем маленькой, даже скорее мелкой незначительной букашкой, которую он, страж, мог раздавить в любой момент. Как Кристоферу удавалось говорить с ним так уверенно, Тэй не понимала и где-то в глубине сознания невольно восхищалась этим. Впрочем, Кристофер уже не раз ходил здесь, помнишь? Значит, он знал, с чем они столкнутся. Мог бы и предупредить…
Но по тому, какие вопросы задавал Ламиран, создавалось впечатление, что в последний раз он ходил здесь очень давно, когда фэйри были приветливы, когда их ещё не начали распродавать на рынке. Но когда это было? Тэйэр за всю свою жизнь, за всё то время, что путешествовала, ни разу не видела фэйри. Нигде. Может быть, судьба так удачно отваживала её подобных мест?
Мэрдок почти физически ощутила ту боль, что причинили люди, ламары и прочие охотники до Комавита этому месту. Совершенно бесчеловечно. И бог покинул этот край. Как так могло случиться? Ведь Аллор никогда не забывал о своих детях, исправно появляясь каждый год, подпитывая водоёмы, проливая благостный дождь. Здесь же, казалось, бог не появлялся уже многие годы. Это не вязалось с образом Аллора.
- Мы покинем ваши земли с рассветом. Мы не желаем зла вашему народу.
- Вам стоит бояться не нас.
Эта последняя фраза, брошенная стражем, посеяла в душе фалмари семена нового страха, побуждая бежать из этих мест куда подальше. Но Кристофер всё ещё крепко держал её за руку, а туман был достаточно густым, чтобы ломиться сквозь него в неизвестность. Кажется, это была та самая ситуация, когда можно было потерять голову от страха в буквальном смысле.
Туман начал рассеиваться так же быстро, как и собирался. И только тут Тэй поняла, что дрожит. Она разжала пальцы, ладонь была влажной: толи от страха, толи от тумана, толи от того и другого. Передёрнув плечами, фалмари глубоко вздохнула, а потом встревоженно посмотрела на Кристофера.
- Ты точно уверен, что знаешь дорогу?
И в этом вопросе неуловимо сквозил другой, не заданный вслух: «когда ты последний раз ходил здесь?».
- Не то чтобы я сомневалась в тебе, просто… Он напугал меня, - честно призналась девушка и обняла себя за плечи.
Я не могу поверить, - сокрушённо продолжала Тэйэр, перескочив на другую тему, - что в нас столько алчности, столько злобы. Что ради наживы мы…
Тэй не закончила мысль, просто не смогла, махнула рукой и покачала головой. На глаза выступили слёзы – так обидно и больно ей было от того, что она услышала, и девушка поспешила прикрыть лицо ладонью. И, казалось бы, ещё недавно она сама пережила нападение, должна бы понимать, что мир несовершенен и зол, но всё равно каждый раз сталкиваясь с несправедливостью, случившуюся с кем-то другим, её это трогало сильнее, чем можно было бы предположить.
«Сволочи... Какие все сволочи!.. Разве можно так?»
Её обняли, и Тэй доверчиво и крепко обняла ламара в ответ, прижавшись щекой к его груди. Тоскливо сделалось девушке, да так, что грозящие напасти отошли на второй план. В голове никак не укладывалось, что какие-то злые контрабандисты практически извели добрый и чистый народ, призванный её богом в эти земли. А тех, кого не извели, заставили измениться. Тэй не понаслышке знала, что может случится с душой, которую предавали. Ей в своё время самой потребовалось много сил, чтобы не озлобиться, когда жизнь не оправдала ожиданий.
- Представляешь, как больно им было? Когда их предавали из раза в раз… И некому было им помочь. Ужасная судьба…
Винила ли она своего бога за то, что бросил, за то, что не помог? Нет. По крайней мере сейчас это прошло не пришло ей в голову.
Когда девушке стало немножечко легче, она отступила от Кристофера, неловко улыбнувшись как бы в знак благодарности.
- Ладно, - выдохнула фалмари, проведя рукой по волосам. – Что будем делать дальше? Ты знаешь, о ком нас предупреждали?
А вокруг снова пели птицы и жизнь как будто вернулась на круги своя. Только менее тревожно от этого не становилось.

+1

6

Знал ли он дорогу? Знал, но что толку от этого знания. Многие вещи с тех времён, когда он заходил дальше храма Фильер, изменились. Лес фейри – один из таких примеров. Аллор не ожидал увидеть здесь нечто подобное, хотя догадывался, что этот народ успел измениться за все те годы, что прожил, полагаясь лишь на собственные силы. Из разговора со Стражем Громовержец понял, что сейчас мало что знает о своём мире и своём народе, а тот настолько озлоблен на него, что готов без страха высказать всё в лицо. А что он мог в своей смертной оболочке? Вонзить нож с пустую глазницу стража или выцарапать на его коре неприличное слово – одно из любимых выражений, какими Фойрр пользуется в обиходе?
Кристофер хотел сказать, что знает, но решил промолчать. Девушка была напугана увиденным, а он не был уверен, что его слова сейчас прозвучат убедительно. Он сам виноват в том, что сейчас происходило с его народом. Возможно, Лестат, отпуская его в мир смертных, и давал ещё один шанс на бегство от братьев, знал, зачем это делал. Может, брат хотел показать ему, как живёт его народ, пока он погряз в собственных стенаниях и соплях? Он даже не мог точно сказать, сколько времени прошло со смерти Фильер – именно тогда его интерес к смертным начал угасать, пока бог не превратился в жалкое подобие существования, который волочит своё бессмертие.
- Смертные, как и боги, готовы пойти на многое ради достижения своих целей, - Аллор на личном примере это знал. Тэлл, когда захотел больше магической силы, пошёл против брата. Алиллель – его сестра-близнец, прикоснулась к священному Древу и создала из него магический сильный инструмент. Он сам своей игрой на флейте умел завораживать, но это – другое. Лестат крал энергию у Солнца, пока не ожила его возлюбленная. Таэрион от злости чуть не уничтожил весь свой народ. Таких примеров бессчетное множество. – Люди стремились получить деньги, а мы – власть и силу, которую в итоге не ценим.
Кристофер обнял девушку и привлёк её к себе. Он никогда не думал, что встретит кого-то подобного. Тэйэр была искренняя в своей злости на бесчестных людей и искренне сожалела народу фэйри. Чутьё подсказывало ламару, что от гнева Стража их спасло вовсе не то, что он – бог, а искренность помыслов фалмари, которые увидел народ фэйри. В любом случае, им не стоило надолго задерживаться на чужих землях.
- Представляешь, как больно им было?
Он не представлял. Аллор хотел бы сказать, что это так, но даже для видимости поддержания разговора не смог этого сделать. Он мало что понимал в жизни таких смертных, которым каждый день приходилось решать свои проблемы. Он жил иначе, в другом мире, и лишь наблюдал за ними со стороны, пока они, вооружившись фигуральной лопатой, разгребали совсем не фигуральное дерьмо. Грубо, зато правдиво, - как сказал бы Фойрр.
Громовержец перестал думать о своих просчётах, когда девушка сама выскользнула из его объятий. Кажется, он в её тепле нуждался больше, чем она в его.
- Мы пройдём немного дальше по тропе. Там должна быть поляна, где можно переночевать и поесть. Если я всё правильно помню, то недалеко есть ручей, где можно пополнить запасы воды, а утром мы отправимся дальше. Ночью по этим окрестностям лучше не ходить.
Он решил не говорить, что фэйри могут подшутить над ними и запутать следы или же спрятать тропу. Тем более, он не рискнул говорить, что может произойти, если эта тропа исчезнет. Он не хотел пугать девушку ещё больше.

Свернутый текст

http://www.hd-background.com/wp-content/uploads/2016/04/summer-night-forest.jpg

Аллор знал, что на землях фэйри опасно разводить костёр, но поленья потрескивали, отдавая тепло и свет. На узкой золотой площадке, плохо освещённой пламенем костра, им пришлось ютиться вдвоём, прижавшись бок к боку. Кристофер нашёл спиной опору в старом дереве, выросшем на краю поляны. Кроны пышных вековых деревьев расступились, открывая ночное синее небо с рассыпанными по нему мириадами звёзд и выступающей молодой луной. Некоторые вещи остаются неизменными.
Звук флейты разносился по округе. Музыка навевала ему воспоминания. Хорошие и тёплые. Это было время, когда земли фейри были наполнены жизнью. Он помнил чудные песни маленького народа и их причудливые танцы. Помнил, как сам сидел с ними на этом самом месте и общался, смеялся от души и искреннего сердца над шутками, потому что только сам понимал их язык, а рядом была Фильер – девушка обиженно хмурилась и надувала губы, потому что бог редко делился с ней своими знаниями и часто утаивал перевод. Фейри умели общаться без слов, но тогда им нравилась такая компания, и гости, и звуки его флейты.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [24.03.1082] Огни веры