Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



[20.09.1057]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

- игровая дата
1057г 20 хмурень

- локация
Лунный край, заброшенная хижина недалеко от Анвалора

- действующие лица
Фрейр, Фрейя

Фрейр возвращается с первой охоты.

0

2

По левой ладони стекли капли крови, ими пропитались волосы, одежда, все бы утонуло в ржавых разводах, если бы не налипшая грязь. Перчатки вымокли насквозь - в поте или крови, понять было сложно, Фрейр и не пытался. Он переступил порог хижины, где его должна была ждать сестра. Промозгло, сыро, а дождь все не собирался. Сбережений почти не осталось, но заказ должен был все исправить. Фрейр и выполнил его, как мог. Только вот под ребрами пролегли длинные следы - беспорядочные укусы. А с шеи за воротник кожаного плаща стекла кровь от пореза мечом. Сколько он ее потерял? Не считал, не знал. Шел обратно, не видел ничего, шатался. Знал только, что если упадет, то уже не встанет. Значит, надо было продолжать идти.
Вот сейчас переступил порог, замер. Ноги уже не слушались, пальцы ухватились за деревянный косяк. Тело не его, будто двигает незнакомые предметы диким усилием воли. Фрейр покачнулся, поднял тяжелый взгляд на сестру - она грелась в лохмотьях найденных одеял, огонь разжигать до ночи казалось опасной идеей. Посмотрел, моргнул и рухнул вперед на услужливо подставленное плечо. Силы оставили окончательно, предательски дрогнули колени. А из разжатых пальцев на пол свалилась жуткая отрубленная голова, до этого удерживаемся за волосы. Доказательство выполненного заказа. Надо бы в мешок спрятать, да Фрейр уже не мог. Уродливая гримаса с оскаленными клыками. Подпустил слишком близко, вот и вышло все нехорошо. Ошибся.
Фрейр выдохнул, прикрыв глаза. Он не чувствовал дыхания смерти, значит, должен был выжить. Хотя, сказать по правде, он уже ничего не чувствовал с того самого момента, как он... Нет, о том думать было не нужно. О чем угодно, только не об этом.
- Вино. - Голос хриплый и низкий, как не свой. Но Фрейр прекрасно знает, что ему нужно. Кривая ухмылка искажает лицо. - Тебе придется заштопать меня.

+1

3

Веки наливались тяжестью, но Фрейя не могла уснуть. Нужно было ждать брата, да и зверский холод пробирал до костей так, что пользы от рваных одеял, которые она нашла сваленным в углу, не было ни капельки. Не было сил даже тоскливо вздыхать и вспоминать о теплом ужине и пламе очага, к которым она привыкла за 13 лет в замке. Ветер жутко завывал и ледяными лапами пробирался сквозь щели деревянной хижины, будто играючи усал за щеки и нос, чудилось, что под самой стенкой сгрудились волки или еще хуже... баргесты! Фрейя вздрогнула и втянула голову в плечи. У-у, скорее бы вернулся брат.
С очередным порывом ветра дверь распахнулась и на пороге выросла тень. Фрейя глухо вскрикнула в одеяла, тень пошатнулась и вцепилась в косяк.

- Фрейр! - она бросилась навстречу брату - и вовремя, обессиленный, он едва ли не рухнул в ее объятия. - Что...
Вся одежда в красном и липком. Сердце пропустило удар, а Фрейя невидящим взглядом уставилась в дверной проем. Брат дышал тяжело и неровно, оседая в ее похолодевших, словно деревянных руках. Надо что-то сделать. Надо пошевелиться. Она с трудом перевела взгляд на собственные руки в кровавых разводах. Мир пошатнулся, сердце прилипло к позвоночнику, а потом громко и резко ухнуло вниз. Его кровь. На ее руках. Это только ее вина, только... она виновата. та женщина из другого мира вернулась, чтобы забрать самое дорогое, отомстить за себя. Так подло. И справедливо. Надо что-то... Что-то тяжелое упало возле ее ног, но Фрейя не шелохнулась - ужас сковал движения, овладел каждой клеточкой тела.
- Я не... - она не понимала, что от нее хочет этот чужой голос.

Старая грязная хижина дрожала перед глазами. Да, конечно. Нужно позаботиться о ранах пока... пока еще не поздно. Дрожащими руками Фрейя усадила брата на гору прогнивших сырых одеял и растерянно подтянула к груди походную сумку. Наверное, под окнами и правда бродили баргесты. Чуяли близкую смерть. Фрейя всхлипнула и едва не упала рядом с братом на колени. Это все ее вина, только ее! Он не должен!.. Нет, нельзя об этом думать, нужно быть сильной и позаботиться о брате, она ведь обещала себе его защищать. Жуткий холод ужаса схлынул, и Фрейя наконец смогла двигаться. Она осторожно устроила флягу с вином в ослабевших пальцах Фрейра и отошла к очагу. Тело все еще плохо слушалось, но ей удалось подогреть воду - хах, спасибо, старик, твоя магия сгодилась не только мышей гонять - и опустилась на колени рядом с братом. Стоило немалого труда не обращать внимания на алые разводы на одежде и собственных руках. Фрейя аккуратно сняла его тяжелый, пропитанный кровью и потом плащ и едва сдержалась от вскрика. Неверными пальцами сжала кусок чистой ткани - пришлось пожертвовать одной из сменных рубах - и окунула его в теплую воду. Легкими касаниями прошлась возле раны. Ей было страшно подумать, как ему больно. Ее всю колотила нервная дрожь, но жизнь брата была в опасности. Фрейя натянуто ухмыльнулась и, неумело скрывая дрожь в голосе, деланно небрежно бросила:
- Ты мне должен новую рубаху, но не думай, что эта услуга обойдется тебе так дешево. Я не портниха.
Кривая игла вспорола и без того израненную кожу.

Отредактировано Фрейя (2017-08-26 15:40:34)

+1

4

Фрейр слабо понимал, чем занимается сестра, в голове особо не было мыслей. Все, о чем он думал, так о том, как подольше остаться в сознании. Жгучая боль пронзала от ребер и будто поднималась удушливо к самому горлу, сплеталась с позвонками. Перед глазами плыло, звуки долетали как через плотную пелену. Пальцы сжали что-то крепкое. Фляжка. С трудом поднес к губам, зубами содрал затычку, отплюнул в сторону, щедро залив в горло на два глотка. Подавился, судорожно закашлявшись - схаркнул кровь. Или это она так и была на кулаке? Черт его разберет. Фрейр уже не различал.
Когда сестра помогла избавиться от одежды, он щедро полил вино на раны, все лучше, чем ничего. Тело содрогнулось от жжения, сорвав с губ негромкое шипение. Нет, так просто с этим не разобраться.
- Все в порядке.
То ли ухмылка, то ли оскал, как у отрубленной головы, насмехающейся над происходящим, смотрящей из угла. Перед тем, как начать, Фрейр успокаивающе сжал ладонь сестры.
- Я куплю тебе кха дюжину рубашек, - пообещал он, в очередной раз сплюнув кровь.
Фрейр допил остатки вина и впихнул в рот кожаный бок фляжки, прикусив его зубами. Он совершенно не обманывался, прекрасно осознавая, что будет больно. Сознание окончательно поплыло. Укол боли, ставшей почти привычной, нервное шипение. По крайней мере, пока ему удавалось поддерживать себя в сознании, что уже было неплохо. Еще один стежок - громко выдохнул, закрыв глаза. В один миг подумалось, что помереть - не такой уж и плохой вариант. Но с кем же тогда останется Фрейя? Умирать нельзя. Хотя бы ради нее.

+1

5

Фрейя хмыкнула. "Тебе лучше сдержать обещание, брат". Руки дрожали, неровная челка мешалась перед глазами и липла ко лбу. Несмотря на то, что пару минут назад она едва не на смерть замерзала, теперь Фрейя совершенно не чувствовала холода, ее прошибал пот, глаза лихорадочно блестели. Каждый вздох и шипение Фрейра отдавались болью в ее сердце. Если бы можно было разделить чувства, она ни секунды не сомневалась бы, но все, что она может...
- Ты такой дурак, - еле слышно выдавила из себя с зажатой в зубах грубой ниткой.

Перекусила нитку и плюхнулась рядом, не отводя взгляда от его перекошенного болью лица. Мелькнула запоздалая мысль, что брат может простудиться, и Фрейя поспешила разжечь очаг, позволив себе на мгновение оставить Фрейра без присмотра. Она спешила: вешала ржавый котелок над огнем и едва не пролила драгоценную воду на себя, путалась в нехитрых пожитках, сваленных на прогнившей лавке в углу, спотыкалась по дороге обратно. Дверь наконец была заперта, что, конечно, все равно почти не сдерживало ревущего ветра и застывшей в воздухе сырости. Фрейя снова бережно прошлась покрасневшей от крови тканью по бледной коже брата, нахмурилась и закусила губу. Будет чудо, если все обойдется.
- Если ты еще раз уйдешь один, я тебя убью.

Фрейя осторожно перевязала раны оставшейся чистой тканью, избегая смотреть на его лицо. Было страшно увидеть его боль. Было страшно заметить тень смерти в его глазах. Она помогла брату надеть свежую рубаху и укутала его в одеяло. Затем поспешно отвернулась и отошла к горящему пламени очага. Дом, хоть и продувался насквозь, немного потеплел. Тяжелый мокрый плащ алел разводами от ярких искр огня. Фрейр, должно быть потерял много крови, ему надо поесть. В кипящую воду в котелке плюхнулся жесткий окорок, их последние припасы. Фрейя зябко обняла себя за плечи и долго смотрела в огонь.

+1

6

Тело слушалось плохо, вернее, не слушалось вовсе. Но Фрейр заставил себя шевелить руками, хоть то и причиняло неимоверную боль. И если раны под ребрами зашили, то у шеи просто обмотали бинтами. Фрейр на выдохе позволил натянуть на себя свежую рубаху и завалился назад, вытянувшись во весь рост на лежанке. Одеяла ему не нравились, они были колючие и от них становилось нестерпимо жарко. А он весь пылал, с него градом лился пот, внутренности горели на адовом пламени. Но ощущение скоро потухло, отступило, на смену явился лютый озноб, Фрейра затрясло, и огонь пришелся как раз кстати. Хоть немного согреться. После опять накатил жар. Фрейр не помнил, он только чувствовал резкие смены температуры и все, все остальное было для него за гранью понимания. В бреду он шептал имя Фэйны, а потом снова забывался неспокойным сном, мучаясь, страдая от боли и лихорадки.

Он пришел в себя только на третий день. Открыл глаза - сестра что-то готовила, пахло вкусно. Отрубленной головы в углу не нашлось, и Фрейр задумчиво скользнул взглядом по серому закопченному потолку. Желудок предательски и громко уркнул коротко, а потом протяжно загудел. Жутко хотелось есть. Фрейр резко сел, за что сразу поплатился помутнением сознания, схватился за голову, силясь прийти в себя и отогнать белый туман, плотно вставший перед глазами. Он давно не пил вампирской крови, и это плохо сказывалось на его зрении. Раны были аккуратно перевязаны, но из-за движения на ребрах остался слабый бордовый отпечаток. Фрейр нервно вздохнул, прижав ладонью шов.
- Хочу есть.
Язык слабо слушался, но преодолеть бессвязный хрип удалось. Уже победа.

+1

7

До самого утра Фрейя не отходила от брата, что метался в бреду. Она терпеливо меняла влажную тряпку на его лихорадочно горячем лбу, заставляла пить бульон и воду маленькими глотками и недовольно поджимала губы, когда с его уст слетало имя той женщины. В такие моменты ей хотелось одновременно и разрыдаться, и закричать. Бросить все и уйти. Но брат влажными от пота пальцами хватался за ее ладонь, и Фрейя успокаивалась. Шептала, что все будет хорошо. К утру она забылась беспокойным сном, уронив голову на бедро брата, и проснулась спустя пару часов от крика ворона. Втрепенулась и подскочила на лежанке.

Брат дышал неровно, хрипло и очень болезненно. Забытая тряпка на лбу совершенно высохла и нагрелась, грязные одеяла раскиданы. Фрейя отдернула руку от лба брата - так лихорадочно горяч он был. Она огляделась. Тусклый свет сквозь ставни полосами лежал на полу и стенах. Очаг давно потух, угли одиноко лежали в старой, полуразрушенной печке. Фрейя мимолетом подумала, что они могли бы не проснуться, если бы старая труба оказалась завалена. Наверное, им в некоторой степени везло. Живот предательски заурчал и Фрейя недовольна надулась. Как будто ей делать больше нечего, как есть, дурацкие потребности организма. Взгляд остановился на уродливой голове с грязными патлами. Кровь запеклась на обрубленном горле, губы растянуты в ужасной усмешке. Фрейя поспешно зажала ладонями рот и отвернулась. Раньше ей не приходилось видеть покойников. Или их куски. Кроме той женщины, конечно. Она нашарила среди вещей колючий мешок и не глядя сунула мерзкую голову внутрь, с отвращением вытерла руки о влажное одеяло.

Фрейр хрипло выдохнул и закашлялся. Почти забытая тревога снова змеей ужалила под сердцем. Фрейя выгребла холодную золу на какой-то глинянный осколок и вернулась к лежанке. Брата трясло, крупные капли пота проступили, казалось, по всему телу. Кое-как Фрейя задрала его рубаху и оголила рану, стягивая пропитавшиеся кровью полосы ткани. Фрейр глухо взрыкнул, но в себя не пришел. Она снова бережно промыла раны влажной тканью, потратив всю оставшуюся воду. В одной из старых книг ей приходилось читать о том, что уголь вбирает в себя отраву и гной, потому им присыпают свежие раны. Фрейя замешкалась, но решила, что хуже все равно не будет, а брат мог подхватить какую-то заразу на этой охоте. С глухим треском на перевязку ушла очередная рубашка, ткань осторожно обхватила присыпанные золой раны на ребрах и шее.

Спустя пару часов жар, кажется, немного спал, и брат задышал спокойнее. Фрейя облегченно выдохнула и вытерла со лба пот, размазывая сажу. Нужны зелья или целебные травы. Кончилась вода и вино. Совершенно нечего есть. Последние деньги они потратили еще неделю назад. Хотелось расплакаться. Фрейя с трудом проглотила тугой комок в горле и тоскливо осмотрела хижину. Мешок с головой гуля валялся в ее середине. Фрейя закусила губу и скосилась на брата. Он дышал спокойно и размеренно, лихорадка немного спала. Ничего страшного не произойдет, если его ненадолго оставить одного и отдать этот мешок заказчику. Ведь правда? Гораздо хуже будет, если она не раздобудет денег. Значит, решено. Фрейя вскочила на ноги и пошатнулась - слишком давно ничего не ела, голова немного кружилась - склонилась над спящим братом и ласково поцеловала того в лоб, а затем, перехватив поудобнее мешок с ужасной ношей, выскользнула из дверей хижины.

Фрейя почти беззаботно мурлыкала навязчивую мелодию под нос, с нетерпением склонившись над булькающим котелком. Зайчатина тушилась среди свежих овощей и заманчиво щекотала ноздри мясным ароматом. Фрейя настолько увлеклась своей упорной слежкой, что совершенно не услышала пробуждения брата, потому его хриплый, почти нечеловеческий голос заставил ее вздрогнуть. Она резко выпрямилась и больно ударилась затылком о край очага. "У-уй". В глазах заплясали звездочки. Фрейя пошатнулась и тут же бросилась к брату, широко расставив руки.
- Фрейр! Ты проснулся! - она встревоженно-радостной птицей налетела на него, заключая в объятия, затем отстранила от себя и очень серьезно посмотрела ему в лицо. - Сильно болит? Трясет? В глазах темнеет? Сколько пальцев?
Фрейя загнула два пальца и помахала перед глазами брата широко растопыренными тремя. Потом коснулась губами лба, удовлетворенно кивнула, отметив, что жара больше нет, и беззастенчиво задрала рубашку, разглядывая рану. Пробормотала о том, что нужно сделать примочки и привязать пару листков лопуха с мазью. Тепер она по-настоящему счастливо улыбалась, когда тащила через всю хижину старый кривоногий стул, а затем, расплескивая густой бульон по полу, еще и только снятый с огня котелок с тушеными овощами и мясом.
- Вот. - гордая собой заявила Фрейя, протягивая почерневшую деревянную ложку брату.

Отредактировано Фрейя (2017-08-26 22:37:47)

+1

8

При внезапных объятиях Фрейр предательски всхлипнул - его ребрам подобное совсем не шло в их печальном состоянии. Но то, что его ждали, было приятно. Впрочем, разве могло быть иначе? Они же были друг для друга единственным подспорьем в этом мире.
- Три, - серьезно ответил Фрейр, тщательно сфокусировав взгляд на пальцах. Казалось, что шесть, но он точно был уверен, что столько пальцев на руке сестры нет, значит, там их было три. Л - значит, логика. А лишний раз расстраивать сестру не хотелось, тем более, что вскоре пальцев стало почти три. Ну, три с половинкой так, неровным ореолом легшей вокруг фаланг.
Поднесенную ложку Фрейр встретил подозрительным взглядом, попробовал перехватить сам - рука не слушалась. Смирившись, он покорно позволил влить в себя ложку весьма недурно сготовленного бульона, слегка обжегши нёбо. Обрадованный желудок разродился новой трелью, призвавшей влить вкуснятины еще и побольше. Фрейр осилил еще пару ложек, но потом почувствовал, как накатила тошнота, так что дальше есть отказался, только воды хлебнул, устало прижавшись спиной к стене. В этот день было солнечно, что не вязалось с типичной погодой в это время года. Но оттого казалось лишь более благостным и приятным.
- Ты ходила к заказчику?
Голос все еще был не его, слишком сиплый, терпкий и напряженный. Но привычные спокойные нотки в нем уже сквозили. Казалось, прошибить уверенность в себе и своем предназначении не могло абсолютно ничего. Проспал три дня после тяжелых ран, был на грани смерти? Ну, не умер же. Значит, все сделал правильно. Г - значит, логика. А вот неожиданная самостоятельность сестры его изрядно удивила и немного восхитила. Теперь он был спокойнее за их судьбу. Ведь если когда-нибудь после подобных дней он не очнется, она сможет прожить и одна.
Тонкие губы тронула слабая тень улыбки. Хоть одна хорошая новость за последнее время.

+1

9

Фрейя честно пыталась всунуть в брата еще пару-тройку ложек, но он был непреклонен, она тяжело вздохнула и забралась с ногами на лежанку, притянув кривоногий стул теперь поближе к себе, поболтала в котелке ложкой, собирая побольше овощей, сосредоточенно подула на еду и с удовольствием принялась жевать.
- А ффо фафое? - очень некультурно, с полным ртом спросила Фрейя и снова полезла ложкой в котелок. - Это было меньшей из проблем. Тебя только это интересует?

Фрейя обиженно надулась и от души хлебнула бульона с ложки, забывшись, и тут же высунал язык и принялась махать руками. Так обожглась, что слезы на глазах выступили. Фрейя покосилась на брата, смешно свесив язык, и нахмурилась, отворачиваясь и скрестив руки на груди. Она его три дня выхаживала, проявляла чудеса лекарских приемов... а ее, между прочим, никто этому даже не учил! Да и вообще. Жизнь ему спасла. А его интересует только то, что она ходила к заказчику. 
- Ты хотел лично поговорить с этой женщиной? Я думаю, она еще в городе. Возможно, в том же трактире и на том же столе, - Фрейя деланно безразлично помахала в воздухе рукой и пожала плечами.

+1

10

Он проследил за неосторожным и обиженным, таким знакомым движением. А потом сестра черпнула лишнего и беззастенчиво потащила это все в рот.
- Осторожно, ты же обож... - он не успел договорить, как наглядно увидел последствия того, о чем собирался предупредить, - жешься.
Фрейр только прикрыл глаза да легко качнул подбородком, шумно выдохнув. Несносная девчонка так и оставалась несносной, как ни посмотри, за ней нужен был глаз да глаз. Но вот последующие реплики заставили его вздрогнуть и опустить взор долу.
- Нет, меня не интересуют женщины. Совсем.
Это был упрек. Но упрек вовсе не заказчику в лице пышногрудой дамы, на которую он едва успел глянуть, Фрейр прекрасно понял, о ком на самом деле говорила сестра. Накатило острое чувство вины. Он ее не слушал, а ведь она могла бы быть уже мертва, не успей он тогда вовремя. Его маленькая сестра... Пальцы сжали до побелевших костяшек ткань одеяла, серые волосы упали на лицо.
- Прости.
Извиняется, но не за встречу с заказчиком и не за подозрение, прозвучавшее в ее тоне. Извиняется за то, что его недоверие могло стоить ей жизни. Крест, который останется на его плечах навсегда.

+1

11

Прикусила язык. Явно сболтнула лишнего, желая просто поддеть, немного, чтобы и ему стало чуть обидно, как было ей. Всего лишь из-за того, что не похвалил. Ни ее находчивость, ни смелость, ни даже дурацкий бульон. В этом мире не было никого важнее брата, только его одобрения она желала, он же не сказал ни слова. Только потому неосторожные слова сорвались с языка и наотмашь ударили его по лицу. Фрейя с виноватым выражением лица скосила глаза побитой собачонки на брата. Он сгорбился, смял в пальцах одеяло, спрятал лицо за прядями волос. Показалось, что острый кинжал вонзился под ребра. Она ведь не хотела... она же просто... все не так.
- Фрейр! Нет! Я ведь... - она порывисто метнулась к нему через одеяло и запустила пальцы в волосы, нежно обняла лицо ладонями, поднимая голову. - Посмотри на меня, братик.

Лоб коснулся лба, Фрейя прикрыла глаза и счастливо улыбнулась. Рваная челка непослушно упала на скулы.
- Наши судьбы повязаны. Я жива благодаря тебе. А ты теперь - благодаря мне, - ладонь скользнула к его груди и мягко коснулась. - Я всегда буду держать тебя в моем сердце, и ты обещай мне то же. Больше всего на свете я боюсь только одного - потерять тебя. Мы разделили рождение, и я готова разделить с тобой смерть, если потребуется. Не смей думать, что ты один.
Она отстранилась и дурашливо усмехнулась, молниеносно протянув руку и взъерошив волосы брата. И пусть он не был в состоянии за эту шалость отомстить, она быстро вскочила с лежанки и отпрыгнула на безопасное расстояние, хихикнув. Фрейя суетилась с охапкой лечебных трав и собиралась сделать чай. Чистый котелок быстро отправился на огонь, вода вскоре вскипела задорными пузыриками. Фрейя щедро высыпала отобранные травы в воду и терпеливо подождала пять минут, а затем протянула брату надколотую глиняную чашку и широко улыбнулась:
- В следующий раз я пойду с тобой. Чтобы у меня тоже был повод бездельничать целых три дня!

Отредактировано Фрейя (2017-08-27 00:31:21)

+1

12

- Хорошо.
Ответ одновременно на все сразу. И на касание, и на мягкий заговор сквозь губы. Если ей так будет проще, он подтвердит что угодно. Лишь бы она улыбалась и чувствовала себя в сохранности, лишь бы у нее все было хорошо. Та клятва - вовсе и не обещание, они ведь уже были связаны при рождении, этого нельзя было скрыть. Ее желание - его желание. Ее жизнь - его ответственность. Так было, так будет, все под синими небесами предначертано.

По фалангам горячее - чуть разлил из чашки, но то не страшно. Принимает одной рукой, выпивает залпом. Настои помогут уснуть, а сон - самое важное, через него Фрейр вылечится, раны затянутся и боль утихнет. Хоть какая-то польза от проклятой крови, текущей в венах.
- Безусловно, - соглашается он, потом добавляет, отставив чашку: - Привязанной к печи.
В сиплом голосе сквозит явная, но добрая насмешка; не над ее способностями, но над жутким рвением оказаться в таком же положении, как и он сейчас. "Через мой труп". Что, к слову, сценарий более чем вероятный. Только Фрейр не дурак, чтобы радостно бежать навстречу смерти. Взгляд вновь проходится по ранам под ребрами. Ну, он надеется, что не дурак. Ведь кто же тогда позаботится о сестре? В целом мире у них никого больше не было, потому Фрейр собирался прожить так долго, как смог бы.

Зелье начало действовать, веки отяжелели. Фрейр вяло улыбнулся, лег обратно, укутавшись в обрывки одеял. Вскоре сон вновь накрыл спасительной волной, выветрив все тревоги и сомнения. Блажен неведующий, ибо в забытьи своем находит он отдых усталому телу и разуму. Фрейру ничего не снилось. И это было замечательно.

Эпизод завершен

Отредактировано Фрейр (2017-08-27 00:30:50)

+1