Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [2.06.1082] Вода без дна


[2.06.1082] Вода без дна

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

- Локация Болота Волчий след, к северу от Фалмарила, джунгли и подземелья

- Действующие лица
Морган, Даниэль

- Описание
предыдущий эпизод - [26-28.05.1082] Тени становятся длиннее
Жертвы принесены, охота начинается, и сотня самых сильных и приспособленных к ней гилларцев – включая наших героев и цель их пристального наблюдения в их число – выступает на лодках, плотах и пешком по следам гигантского змея. Гилларцы им не причинят вреда, если не спровоцировать, полукровка точно знает это. Вот подозрительный подросток с флейтой только наблюдает за ним на больших стоянках, как будто тоже, по-своему, насквозь видит. Понятное дело, что всё всё равно идёт не по плану, но они понимают это только найдя искомое на второй день похода.

0

2

Морандир пытался сконцентрироваться на чём-то полезном и как можно более отстранённым от тела… э-э-э… дела, дела позавчерашней свежести и ещё огромного периода нагнетания температуры. Хватало того, что они с Даниэль спали в одной лодке, Анайрэ, точно подтверждая пустоту его изначальной паранойи, не стала разъединять сладкую парочку и отправила их вместе. Жаль только флейтиста не подсадила. Морган старался за ним наблюдать, но в сплаве по путе проломанных джунглевых буреломов было сложно держаться только одной интересующей лодки. Да и в напарники уже позабывшему, как безбожно болит спина от гребли полукровке, чтобы разбавить коллектив подколдовывающей в поддержку дамы, подсадили двоих уже знакомых охотников. Эти ребята были достаточно молчаливые и самодостаточные, но впечатление, что тоже молчаливый и самодостаточный с фляжечкой местного леденящего всё, от желудка в изжоге до души и мозгов пойла утром и целым бурдюком вечером полуэльф на ежа сел словили. Вечером первого дня, когда они последний раз сменялись прежде, чем сушить вёсла в те всех лодок на острове, сформированном из корней местной рощи небольших и амбициозных пародий на Комавита, один даже жестами, глядя на отчаянно не смотрящего на фалмари полукровку, провёл языком по зубам, дёргая бровями, отчего и без того уставший от пошлостей здесь и там Мор в голос застонал и накрыл глаза предплечьем, притворяясь рано притомившимся и готовым спать в лодке без ужина и, пам-пам, спасительного от эмпатии в том числе бурдюка.

Наутро ему не хотелось даже вспоминать, что ему снилось: и так было понятно.
Весь мир сговорился против его успешных двадцати четырёх из сколько ему там отмерено было лет вынужденного целибата. Червячок сомнений даже зудел внутри: "да что ты, что ты, какой Элиор, какие пендели от папани, ты ханжа, она ж сама никуда не хочет уходить". Ему даже не помогало отворачиваться носом в борт, во сне он всё равно переворачивался и придвигался туда, где надо. То есть не надо, но хочется, к тому же, хоть и вполне невинно, Даниэль во сне ёрзала, превращая спящего Моргана в на грани страдания млеющую от удовольствия, улыбающуюся под веером разлохмаченных из хвоста волос кашицу из болящих мышц и кипящих в крови гормонов.
"Главное, – решил утром наступившего дня парень, отлучившись умыться и вновь отодвинув границу допустимого чуть дальше от порядочного, – не раздеваться".
И ценой скольких протёртых предметов гардероба вся радость будет – не важно, а эксгибиционизмом во сне никто вокруг не страдал.

К полудню, впрочем, настроение и мысли вернулись из затянувшегося весеннего безумия в серьёзное злободневное русло: следопыты впереди нашли следы, а замыкающие пересвистывали опасность по разным рукавам всё расширяющегося и редеющего растительностью болотного разлива. Вскоре они нашли и хвост. В воздухе запела тонко и неуверенно флейта, и Мор чуть себе шею не свернул, ища источник взглядом.
Вот уже с лодок начали ссаживать на арку из отчасти окаменевшего, отчасти сгнившего и ставшего землёй ствола тысячелетнего дерева-переростка младших и женщин, которые не умели хорошо драться, а те, вынимая с собой вместе походные вещи, давали путь и манёвр вооружающимся острогами гребцам.
- Вы двое – идите на берег, держите наши верёвки, – сказал один из их четвёрки. И боги, Морган был раз оказаться на этом конце работы, обвязывая тросы вместе со многими прочими вокруг трёхобхватных стволов.
Флейтист стоял на арке и продолжал играть, зачаровывая, обезвреживая хищные силуэты в непрозрачной зелёной воде.
- Дан? – позвал полукровка, краем уха слыша жалобы, что гигант решил залечь слишком глубоко, что нужно тащить его за хвост, а не по частям делить, рассчитывая на силу хвостов и плавников ламаров. Да, ему было опять неудобно с ней общаться, правда, по большей мере из-за кучи глаз вокруг, но в этот раз на его щеках или листовидных ушах не было даже тени румянца. Он был серьёзен как целый совет Девяти Магистров Альянса. – Видишь пацана? Вот. Следи за остальными, а я слежу за ним.

+1

3

Несведущая Даниэлла не имела даже косвенного представления о том, как на самом деле Морган относится к желанию спать рядом-рядом и тесно-тесно. Не оттолкнул. Не обозвал желание глупым, а вполне себе устроился рядом на узкой завалинке и даже руку на фалмари примостил! На этом можно было остановиться, удовлетворившись сверх запланированного, но женская натура такова, что, получив чуть больше, чем рассчитывала изначально, хочется ещё больше. Планочку выше, пожалуйста. Ведя себя прилично и сдержанно от силы первые минут пять, Ланкре всё же придвинулась ближе. А потом ещё. И ещё, пока окончательно не уткнулась в полукровку. Вот тогда она успокоилась, забыла о змеях и своих опасениях, и уснула. После разговора спалось легче и без кошмаров, но это не спасло полукровку от неосознанных поползновений на него под утро. Лежак жесткий, места мало – Даниэль выкручивалась, как могла, не понимая, что своим поведением загоняет полукровку в ещё большее смятение. К его радости она ничего не заметила. Почти. Не настолько, чтобы подначивать его, краснеть, как барышня, которой впервые рассказывают о пестиках с тычинками, или приставать с пытливостью и охотой, а что если..?
В последующие ночи ему доставалось не меньше. Даниэль устраивал вариант разделить лодку с Морганом. Она опасалось, что после её бурной реакции на жертвоприношение Анайрэ убедит остальных, что пару лучше разъединить и проводить агитационные работы по отдельности, чтобы было больше толку. Так фалмари чувствовала себя в безопасности и не пыталась каждый раз прощупать воду перед тем, как устроиться спать. Поначалу ей было сложно применять стихийную магию, но, видя, как Морган снова хватается за вёсла, старалась, как могла, облегчить ему задачу днём и усложнить её ночью невинными поисками куда бы приткнуть спину и то, что пониже, чтобы чувствовать присутствие Моргана рядом. В такой лодке не чувствовать – что-то практически нереальное. Саму Даниэль перспектива упереться попой в чужие бёдра нисколько не смущала. Она вообще не вызывала у неё ассоциаций с тем самым. В их лодке из них четверых на эти обжимания и ёрзания ночью только она одна смотрела, как ничего непонимающий наивный ребёнок. Чем, наверное, ещё больше доводила Моргана.
Даниэль о цели похода с гилларцами не забывала ни на секунду всего запланированного путешествия. Проследить за ними и по случаю, если выпадет, забрать флейту, чтобы вместе с ней бежать. Что дальше – фалмари не загадывала. Анайрэ, как подозревала, что эти двое пришли сюда за флейтой и собирались уйти вместе с ней, а потому флейтист всегда находился на безопасном для себя расстоянии от них и не выпускал драгоценный инструмент из рук.
От звука магической флейты внутри всё сжалось. Даниэль непроизвольно вспомнила всё, что предшествовало этому звучанию и что случилось после. Она понимала, что гилларцы охотятся на сытую змею с другой целью, но никак не могла отогнать от себя эти воспоминания. Она старалась не бояться и не делать змею центром своего внимания. У них с Морганом другая задача. Её роль в ней не так важна, но в любой момент план может пойти наперекосяк. Нужно быть готовой ко всему.
Саму затею выкрасть флейту Даниэль не одобряла, потому что думала, что это создаст им дополнительные проблемы.
Фалмари кивнула на просьбу полукровки и, оказавшись на твёрдой и относительно безопасной поверхности, осмотрелась. Мужчины и женщины, принимавшие участие в поимке змея, уже сбрасывали мешающую одежду. Ламарская форма не позволяет перевоплощаться в ней. Что-то рвётся, что-то виснет мешающим грузом, поэтому практичнее бросить её на берег, а потом, перевоплотившись, нырнуть. Ланке не представляла себе, сколько необходимо ламаров для того, чтобы вытащить опасное существо на поверхность, где его смогут убить остальные. Флейта призывала и успокаивала змей, как понимала фалмари, но не настолько качественно, чтобы не ждать, стоя на берегу, возможных жертв.
Ближе к краю выступили женщины, не занятые обороной. Их значение Даниэль поняла, когда те сложили руки в одинаковый жест и начали причудливый танец, который повторялся снова и снова. Они пытались использовать родную стихию, чтобы помочь пловцам и вытолкнуть змея на поверхность. Ланкре знала это заклинание и могла присоединиться к ним, чтобы помочь, но вовлёкшись в общее действо, не станет ли она участником чего-то не менее ужасного, чем жертвоприношение своих?

+1

4

Гилларские ламары начали протягивать под огромной тушей издохшей твари тросы и сети, собираясь волочь её из глубоких, глубже, чем обхват пяти здоровых мужчин и ещё гребни и ласты в рост ребёнка каждый, вод. Работа по масштабности походила на стройку замка, если не больше. А они сидели и вязали концы, болея с суши. Ну, делая вид, что болея. Морган больше поглядывал на мелькающие под самой поверхностью воды силуэты усмирённых мелких змей, и на их усмирителя, раз за разом проходя мимо них, когда кто-то из ловцов всплывал и просил кинуть ещё одну верёвку. Даниэль не хватало силы рук, поэтому её он посадил просто чтобы готовить петли, рядом, а затягивал с ней в четыре руки уже потом, избегая глазами её лица или тела в момент прикосновений кожи к коже. Блаженное неведение не могло длиться долго, а у полукровки на уме и так было много поводов для стыда. Например, высиживание решения насчёт флейты, поскольку всё шло хорошо, им доверяли, а он просто думал предать это доверие и от этого испытывал тошноту.
Горячие к полудню болотные испарения, плеск потревоженной воды во время передачи мотков верёвок и собственный тяжёлый труд скоро превратили его в подобие мокрого енота с налипшими к коже одеждой и волосами и вечно стекающей с длинного с горбинкой носа каплей от очередного умывания. Болотной воды Морган не боялся. Змей боялся, но ими занимался таинственный подросток с удивительным, не свойственным подросткам покоем внутри. Подозрения начинали роиться в голове полукровки, но он ничего не говорил и не подавал виду. К тому же, их с Дан почти никогда не покидали другие охотники.
Работали без обеда, но зато к моменту, когда солнце зашло за проплешину в густых кронах и начало подсвечивать кучнистые туманные облака где рыжим, а где вечерним голубым, гигантский змей был вытащен в один из рукавов, показываясь из воды боком и почти полностью заполняя собой его же брюхом прочерченный желоб. Ламары начали выплывать и некоторые из них одеваться, готовясь после передышки приступить к тому, чего ещё не знали новички. По оба берега от деревянной арки с флейтистом начали по мшистым неровным островкам чертить круги и угольные фигуры. Мор забеспокоился больше, и потому при первом же проблеске Анайрэ на их берегу заспешил к ней за объяснениями. По возвращении к костру, который они начинали складывать под готовку и Дан, он был мрачнее тучи.
- Мы должны плыть. С ним.
Можно было даже не кивать в сторону флейтиста, который, хоть и прикладывался к уже поменянному ему кем-то заботливым бурдюку чаще, продолжал играть. Как не отсохли ещё губы и руки?
Лодка спустилась на воду, давая место пишущим палками узор гилларцам для очередного узла. Морган подплыл к арке и свистнул наверх, привлекая внимание парня. Тот отнял флейту от пересохших губ – вблизи эмпат явно ощутил, что тот действительно устал и у него болела каждая мышца тела – и улыбнулся.
- Можно было и раньше, – сказал юный голос с насмешкой, спрыгивая на кочку рядом с бортом.
- А ты не мог их усыпить или прогнать?
- А зачем ты спрашиваешь? Разворачивай лодку туда, – он махнул рукой в сторону разливов. В самое сердце Вита, понял бы Морган, если бы знал и бывал там. Пока только он чувствовал лишь буйство жизни и силы в каждой капле и это его погранично раздражало, но не так сильно, как несколько дней назад, до воды из чаши. Хранитель флейты растянулся среди немногих не вынутых из лодки вещей на носу, положив локти на борт и глядя на незастёгнутый чехол с луком со спущенной тетивой. Эмпат напротив него буквально чувствовал, как змеи снова покидают зачарованный транс, но старался не подавать виду, что беспокоится. Странный парень всё смотрел на них с Дан и смотрел, и улыбался как-то странно, знающе.
- Ты думаешь, что видишь всех насквозь, а тебя я раздражаю потому, что ты не понимаешь, кто я и каковы мои мотивы, м-м? А ты, ундиночка, знаешь, что задумал твой эльфийской крови друг? – спросил флейтист и, облизав губы, положил их на флейту. Морган осторожно вынул вёсла из воды и перестал грести, его руки сжимались до белых костяшек. Он не мог прочитать. Он не мог прочитать этого ушлёпка! С удавьим спокойствием парень им не то угрожал, не то не угрожал, и он не мог понять, что делать!
- Дан, заморозь воду как можно толще, – упавшим до сдавленного шёпота голосом попросил Морган, не зная, браться ему или не браться за нож.

Отредактировано Морган (2017-08-24 19:51:10)

+1

5

«Они догадались?» Подозрения закрались в рыжую голову, когда Морган сообщил о третьем не-лишнем на борту. Флейтист был им нужен, чтобы забрать у него инструмент. Затею Даниэль не разделяла, опасаясь последствий. Среди гилларцев могли оказаться сильные маги-псионики, которые давно прочли настрой двойки чужих и решили к моменту ловли змей, что с ними делать. Настроение полукровки медленно, но верно передавалось фалмари. Ланкре не знала, как повести себя в сложившейся ситуации и всячески пыталась не позволить зародиться панике.
- Зачем нам туда? – задавая вопрос, девушка не рассчитывала, что получит на него ответ. – Все же здесь. Им больше не нужна наша помощь?
Помощь, которую они с Морганом оказывали, не так значительна, чтобы заметить отсутствие двух пар работающих рук. Причина, по которой их решили выслать вместе с флейтистом, настораживала. Гилларцы могли вполне отдать их на съедение другим змеям, чтобы те не мешали им заканчивать работу в заводи. Какая разница, как избавляться от проблем, если этот вариант самый выгодный из всех.
- Морган… Морган, нам туда нельзя, - она говорила тихо, надеясь, что её услышит только полукровка, но как отказаться от затеи куда-то плыть вместе с флейтистом, если им нужна флейта?
Много веков никто не пытался вновь отыскать старый Источник. Все знали, где он находится, но избегали встречи с отравленными водами. Они с Морганом много раз видели, что создаёт изуродованная магия. Если даже у Аллора не хватило сил очистить свою землю от Вита, то как они смогут очистить себя от его прямого воздействия?
Змеи на дне – меньшая проблема, чем давящее неведение. Даниэль надеялась, что, получив расположение гилларцев, они смогут спокойно и с миром уйти отсюда, если пожелают, но обстоятельства вынуждали действовать. Перегнувшись через борт лодки, фалмари тронула рукой воду. По поверхности, треща и обмораживая пальцы холодным дыханием, побежал лёд. Лодка, столкнувшись с нарастающей со всех сторон преградой, качнулась, натолкнувшись на лёд по правому борту, следом вновь качнула, но уже в другую, когда льдистая преграда выросла по левой стороне и зажала лодку в крепких, нарастающих отрогами льда, тисках. Даниэль продолжала выпускать магию, стараясь проморозить воду, как можно глубже. Она не знала, что за мелодию играл флейтист. Если так он звал змей, чтобы те приплыли полакомиться ими, то тонкой корочки в половину ладони им не хватит. Надо больше, дальше, глубже. Фалмари не жалела сил. «Ещё… ещё»
Она увидела, как под толщей воды в месте, где лёд оставался полупрозрачным, проплыла тёмная змеевидная тень. Змеи вышли на охоту, но пока лишь кружили под лодкой, зажатой во льду, и не торопились на них нападать. Ланкре не знала, чего от них ожидать и что будет с этим флейтистом, в чьи планы…
Даниэль качнулась и ахнула – в лёд ударило тело, но он выдержал, не сломился, продолжая нарастать глубже. Ещё один стук, в нескольких метрах от неё появилась первая трещина. Пока незначительная, но ещё несколько ударов и их хватит, чтобы проломить ледяную преграду.
- Морган. Я их долго не продержу, - подо льдом показалось ещё одно змеевидное тело, а потом ещё и ещё. Опустив уже вторую ладонь на лёд, фалмари попыталась выпустить второе заклинание и покрыть ледяными шипами дно ледяной корочки. «Может, это сможет их придержать»

Хлад

Отредактировано Даниэль (2017-09-04 21:30:40)

+1

6

Зачем-зачем. Ну надо же! Морган не хотел обсуждать свою объективно слабую мотивацию всерьёз умышлять против другого гилларского гостя, которой, помимо иррациональных чувств Даниэль и милашности просивших относительно местных кровавых сектантов, в общем и не было. Ну хорошо, он много думал над тем, что можно сделать флейтой, будь она в руках Ордена. Только играть не умел и принципа работы флейты тоже не понимал, но это же мелочи, да?
Что его смущало больше всего – отсутствие ощущения угрозы. До самого последнего момента, пока хватка на змеях не стала ослабевать.
А флейтист-то уже при всей своей расслабленности и индифферентности вовсю веселился. Его плечи дрожали, он отнял губы от инструмента, разрываясь между смехом до слёз и дыханием.
Морган бросился на него, сгребая за воротник. Он не понимал, он ни Фойрра не понимал, и это повергало его в панику!
- Какие же вы… глупые! – хыхыкая, выдавил мальчишка. – Всё милые одёжки, пёрышки, гребни в перламутре, а нутро животное, ничем не лучше прочих… Ох, кажется, я потерял их совсем…
Сожаления в парне было с каплю, а вот злорадства – с кружку или две. Он посмотрел на покрывающуюся льдом поверхность какой-то слишком большой заводи, и улыбнулся, протягивая полукровке под нос флейту.
- Хочешь повелевать с помощью волшебной флейты? Дерзай! Аллиль в своей самонадеянности тоже рассчитывала причинить добро и насаждать мир, но её творение имеет власть только над теми душами, что к переменам открыты и теми головами, что слышат её зов. Змеи спят вокруг источника.
Под днищу лодки двинуло чем-то массивным, большим, как стенобитное орудие. Лодка натужно заскрипела, Морган потерял равновесие и немного отвалился от парня, качаясь на просевшем под ним левом борту над разбитыми оковами льда на нём. Внизу, под водой, подо льдом, сиял какой-то светло-голубой отклик на наливающуюся силу заклинания, но он был не готов это заметить. Он ошалело смотрел на флейтиста, осознавая значение его слов.
- Да-да, я уводил их туда, где им от рождения свойственно находить покой. О – а ещё они слышат кожей. Ну, то есть слышали. Я бы предложил бежать, но больно далеко мы отплыли. И Источник…
Мор оглянулся на фалмари, как бы ища поддержки, или прощения, за свой просчёт. Он не подумал. Он был как на иголках долгое время и, всегда ожидая худшего, не принял во внимание, что худшим мог стать он.
- Проклятье… Беги, Дан. Какая-то сила поднимается, это не змеи.
Со дна, которое, судя по всему, было на довольно большой глубине, распускалась, точно цветок, точно змеящаяся плеть, магическая заря. Как выброс плазмы, как вспышка на солнце, она пронеслась парой петель под водой, задевая таких чётких в её свете змей. Они превращались в белые недвижные кристаллы, стоило им в неё попасть. Моргану как будто резали нити, дрожание которых он ловил. Раз – и замерла одна, два – и вторая, и третья. Успевший подобрать флейту со дна лодки паренёк вывалился из неё, и зацепился за тонкую льдинку, которая стремительно отдалялась от основной массы льда. Следующая плеть чистой магии летела прямо в ещё вибрирующее от первой атаки днище лодки.

+1

7

Что вообще происходит? В сумбурном развитии событий Даниэль ничего не понимала. Совершенно. Каждый раз, пытаясь вникнуть в происходящее, она вынужденно отвлекалась на необходимость поддерживать чары или использовать новые. Фалмари отдалённо слышала разговор полукровки с флейтистом – он её настораживал значительно меньше, чем змеи, притаившиеся на дне. Странные выплески магии Ланкре почувствовала загодя. Близость с родной стихией била по рецепторам ощущением растущей угрозы, но что именно пробуждало в ней это чувство – Дан не понимала и не знала. Она услышала, как болотник говорил об Источнике. Она сама знала, насколько он опасен и что находиться рядом с ним – чревато непоправимыми последствиями.
Знакомое голубоватое свечение в толще воды напомнило мириады магических огоньков-светлячков, которые встретили её с Морганом на болотах ещё до встречи с Ке’Лли и остальными. С широко распахнутыми от ужаса глазами Даниэль смотрела на набирающее силу свечение. Оцепенение сковало её тело, а магический огонь манил и завораживал, как пламя костра ночных бабочек.
Крик Моргана отрезвил её. Желая защититься, Ланкре попыталась высвободить защитное заклинание в тот момент, как перестала направлять силу в создание ледяной корки на поверхности воды. Ничего не вышло. Утраченная концентрация и сила самого магического выброса сыграли против намерений фалмари. Никакой магический щит, создай она его удачно, а не впопыхах, не смог бы удержать взрыв такой силы.
Бегство ничего не даст. Ланкре понимала, что вода не менее опасна, чем излучение Источника, поэтому, пока могла, пыталась с лодки перескочить на льдину и по льду передвигаться куда-то в сторону берега. Второй удар магической волны застал лодку, когда фалмари с полукровкой в ней уже не было. Флейтист оказался расторопнее, непроизвольно показав своим спутникам выход и направление к сомнительному спасению. Вторая волна разрушила лодку и повредила лёд, который сдерживал её в ледяных тисках и успел треснуть ещё в прошлый раз.
Даниэль тряхнуло, она ухнула, упав на грубый лёд в попытке сделать шаг. Секундная боль в колене и ладонях отступила под страхом попасть под новый магический удар. Девушка оказалась нос к носу с водой, смотрела в своё испуганное отражение и мириады огоньков под водой, которые стремились к эпицентру магической силы, а не поднимались из-под воды, чтобы вновь красиво парить в воздухе и радовать глаз фармари. Она поспешно поднялась на ноги, пытаясь создать ледяной проход на поверхности воды, чтобы им с Морганом было проще уходить и не контактировать с водой. Магия создала необходимый ледяной мост, по которому бежать было скользко и неудобно, рискуя в любой момент не рассчитать силы на шаг или наступить на тонкую корочку и провалиться под неё. Это и произошло. Даниэль недостаточно проморозила поверхность озера и угодила в ловушку, созданную своими же руками. Нога провалилась под лёд, утягивая фалмари. Пытаясь освободить исцарапанную ногу, Ланкре успела только позвать спутника, когда перед её глазами появилась ещё одна магическая вспышка из источника. Весь лёд, который своими стараниями создавала девушка, разломало. Волна смела их двоих, погрузив в воду и рискуя оставить там, в тишине, под пластами разломанного льда, покрывшего поверхность успокоившегося болота.
Оказавшись под водой, Ланкре к удивлению заметила, что не слышит знакомого Зова. Она не перевоплотилась и поняла это, когда увидела под водой свои руки, а затем ноги в окружении парящей в воде одежды. Она не смогла вдохнуть, не могла дышать, как обычный человек. Подняв глаза, она увидела, как над головой белеет корочка льда, а на ней тенью стоит силуэт – флейтист, который что-то пытался высмотреть под толщей льда, но, не получив желаемого, ушёл.
Ланкре попыталась сломать лёд, била в него до тех пор, пока паника и желание сделать глоток не помогли ей пробиться через теряющее силу заклинание. Плюхнувшись на льдину, фалмари жадно дышала, хватаясь за неё, как за спасительный круг, и не могла думать ни о чём, кроме бесконечного желания дышать и наполнять лёгкие воздухом.
- Морган..? – она осмотрелась, не замечая своего спутника или флейтиста. – Морган!
Что-то странное происходило с водой. Даниэль ощутила движение, скользкое, опасное, встрепенулась, пытаясь влезть на льдину и рассмотреть угрозу, лизнувшую её по загривку, но не заметила ничего. Ни змеи, ни спутника, а потом почувствовала уже знакомое желание и тесноту в одежде, которая рвалась под натиском растущего рыбьего хвоста. То, что было в воде, исчезло, будто утратило силу, выплеснув её в магических вспышках.

Хлад

Отредактировано Даниэль (2017-09-04 21:30:51)

+1

8

Он бился, скользя по идущей трещинами поверхности льда, как выловленная и брошенная рядом с рыбаком со всей дури рыба. Оглушённый одновременно ударом, от которого звенело в голове (и, кажется, ему чем-то мелким прилетело по брови, судя по особо резкой боли в ней), и всплеском магии. Боги, псионику даже спустя время, заверни его кто в плед у очага и сунь в руки горячее вино со специями, было бы не вспомнить, как он почувствовал себя. Там даже паника Даниэль отступила, хотя девушка была его самым постоянным эмоциональным маячком, сразу после матери, с которой он провёл годы своей жизни, научившись чувствовать её издалека, ещё на другой улице, когда она шла после успешного заказа, излучающая свежую тёмную ауру некромантии, домой. Его охватило ощущение всепоглощающего присутствия магии в чистом её виде. Она не имела лиц или голосов, как в той прохладной, и всё же ласковой заводи, куда он плюхнулся за вещами беглого шамана с флейтой. Она была промораживающе свежей, чистой от любых эмоций, и, кажется, надрежь сейчас себе полукровка кожу, она бы счистила её, и мясо, и даже кости, забирая теми частичками, что от него останутся, в этот первозданный дикий поток. Поток, способный питать жизнью, но запросто также умеющий её отнять, смыть, расплющить, поглотить, уничтожить.
Тело двигалось само по себе. Раз – попыталось ухватить вещи из лодки. Тщетно. Два – рвануть, пока поганец не слишком отдалился на своём осколке, у него из рук флейту, или просто утопить. Тоже мимо, и чуть не потерял равновесие, которого и так не чувствовал совсем. Даже бежать за Дан в сторону ближайшего берега по отчаянно выдавливаемой ею в воду магической дорожке – и то не смог. Едва встал на обе ноги с коленей – поскользнулся, приземлился затылком и локтями об лёд, и, пробив телом дыру – чай, не пёрышко – провалился внутрь.
Теперь уши уже совсем точно, обволакивающе, полно заполонил похожий на пение перезвон и шорох потоков. Глаза Моргана видели опускающиеся вниз тела змей, не замороженные, замершие, правда не в глыбах, а точно какой-то холодный камень от одного касания стихии. Холод покрыл каждое болящее место на его теле, заглушил жжение, очень быстро наступившее в его лёгких по мере того, как отработанный воздух тонкой струйкой, перевиваясь с тонкими струйками крови из брови и ещё каких-то незначительных ушибов, покидал его. В теле были ещё силы, несмотря на боль, грести и бороться за жизнь. Но воли не было. Шокированный и порабощённый огромной силой подземных течений, полукровка опускался следом за ними в яркое голубое око среди выстланного минеральной эмалью с венами земли и кто ещё знает чего дна Виты, подчинялся их притяжению морально и физически.
Лёд наверху разрастался сам, подобно известному исцеляющему заклинанию. Никто просто так не колдует в месте, полном волшебной воды.

Отредактировано Морган (2017-09-04 15:46:40)

+1

9

- МОРГАН!
Без ответа. Препятствуя зарождению новой паники, Даниэль нырнула под воду. Раз полукровки нет на поверхности, то он мог уйти на дно болота. Это ей проще ориентироваться в воде, чем ему. Их бегство по льду могло привести к серьёзным последствиям. Фалмари старалась не думать о плохом преждевременно. Она его найдёт. Обязательно найдёт и вытащит на поверхность. Живого.
Убеждая себя в этом, Ланкре осмотрелась в подводном мире. Первое, что она заметила, это новый магический выплеск. Поверхность воды произвольно покрывалась корочкой льда, но фалмари не имела к этому никакого отношения. Это могло быть защитной реакцией на её магическое вмешательство. Очень не вовремя, потому что Даниэль не знала, насколько толстым окажется этот лёд и сможет ли она потом через него пробиться на поверхность. Бросать пробное заклинание не было времени. Ланкре решила не рисковать, опасаясь, что любое её неосторожное магическое вмешательство спровоцирует источник и усугубит их положение. Она должна найти Моргана и вытянуть его, пока он не захлебнулся водой.
Заметив тело, которое, прощаясь с собственной кровью рваной алой лентой в воде, не сопротивлялось, Даниэль стремительно ринулась к нему. На запах крови и чужаков в воде отреагировали другие змеи. Источник не задел их. Они отличались от своих собратьев, бившихся в лёд и пришёдших на зов флейты, но тоже оставались угрозой для любого, кто находился в воде. Фалмари высвободила атакующее заклинание, отправляя в змей ледяные иглы, а сама, не наблюдая за эффектом от заклинания, оказалась рядом с полукровкой. Два спешных прикосновения к щекам ладонями и губами к губам, чтобы отдать ему несколько пузырьков воздуха перед поднятием на поверхность. Он слишком долго пробыл под водой, чтобы продержаться ещё.
Две змеи распахнули пасти в беззвучном рёве. Одна падала на дно, смертельно пронзённая ледяным копьём. Две другие метались в толще воды. Раненные, но не убитые, а обозлённые на чужаков. Оглянувшись на них, чтобы оценить угрозу, Даниэль схватила полукровку за руку и потянула за собой к поверхности, пытаясь найти просвет на глади воды и одновременно рассчитать время, которого Моргану должно хватить, чтобы не начать задыхаться под водой. Держать три мысли в голове: полукровку, змей и Источник, непривычно сложно для девочки, которая привыкла к простым решениям, но она старалась.
Лёд успел покрыть ту поверхность льда, где они с Морганом упали и где она отдыхала перед перевоплощением, и растянуться значительно дальше. От змей пришлось удирать к видневшемуся вдалеке просвету, к которому постепенно подбирался лёд. Им повезло. Сильно. Перестраховываясь, Даниэль толкнула на поверхность глотнуть воздуха сначала полукровку, а потом попыталась выбраться из воды сама, поднимая тяжёлый хвост, который никак не хотел принимать форму ног. Ледяная корка полностью покрыла лёд и уплотнилась за секунду до того, как вода вновь забурлила от поднимающихся со дна змей, чтобы отведать свежего мяса чужаков.
Лёжа на льду, в паре шагах от берега, Даниэль судорожно дышала, смотря на лёд, где постепенно исчезали змеевидные тени. Окрестности погрузились в тишину, а от промёрзшего болота повеяло холодом до пара изо рта. Адреналин вытеснял мысли о холоде и необходимости согреться.
- Морган, ты как? – она вспомнила о спутнике и обеспокоенным взглядом осмотрела его, забывая об Источнике, змеях и флейтисте. Фалмари вспомнила, что видела под водой кровь. Рассечённая бровь первой попалась на глаза, но Даниэль упрямо пыталась найти что-то серьёзнее этого, пока играло беспокойство.

Ярость отчаяния

Отредактировано Даниэль (2017-09-04 21:31:08)

+1

10

Холод. Дезориентация. Боль. Апатия.
Особенно апатия.
Вода, сила воды, ушла, а он остался вот такой, поражённый великолепным чувством силы потока, в которое успел на миг нырнуть. Из открытых глаз полукровки стекала вода, из его судорожно сокрощающихся лёгких, плеча изо рта и носа до боли, до омерзения, до едкого чувства от всех солей и металлов в ней, плескала вода, а во взгляде ничего не было. Ушла, ушла, не забрала. Как же ему? Чем заполнить пустоту своего мира?
Присутствие Даниэль и присутствие тварей с трудом пробивалось под его собственную, внутреннюю обледенелую корку, которую он не воздвигал сам, а потому и не умел изменить как хотел бы.
Как он был?
Морган закашлялся, чуть более сознательно ощущая дерущее чувство в горле и боль, одновременно тупую и резкую, в голове. Он чуть приподнялся на ушибленных локтях и присогнулся, сплёвывая в сторону последнюю большую порцию воды, и тогда же из его ушёй вытекли казавшиеся очень горячими относительно всей остальной ледяной воды затычки. После чего он лёг снова на спину, подчиняясь непреодолимой тяжести своего тела и головы, морщась от прикосновения затылком к земле.
Его уже била дрожь, и как назло клацали зубы, хотя сил или желания ворочать языком и без этого было немного.
Фалмари требовала ответа. Иначе зачем бы она лежала тут со своим хвостом и порвавшейся из-за мощных движений им в воде сзади юбкой. Никак не было ответом, поэтому, спустя паузу, полуэльф выдавил одно-единственное слово сквозь клацающие сами по себе челюсти:
- Х-холодно, – и судя по закатывающимся под едва дёргающиеся веки зрачкам – плевать на лук и вещи в лодке, плевать на клоуна с флейтой, плевать на змей – вознамерился отдохнуть.

+1

11

- Холодно? – в переспрашивании нужды не было.
Когда адреналин начал спадать, Даниэль сама заметила, что с промёрзшей водой воздух стал холоднее. После зимы в Сильмариле, когда она впервые увидела снег, переносить холод стало чуть проще. В этот раз резкий спад ударял по ламару – её народ не привык к такой погоде. Она имела магическую основу и от этого ещё сильнее съёживала всё изнутри.
- Надо… Надо что-то найти… - фалмари осмотрелась, пытаясь найти выход из ситуации. Если они останутся на болоте, то оба замёрзнут. Полукровке холодно, а ей втройне. Мокрая одежда и близость со льдом не располагают к согреванию. Костёр тут не разведёшь, ни себя, ни вещи не высушишь, а любые магические попытки вызвать огонь могут обернуться новой реакцией Источника. Опасаясь этого, фалмари постаралась отыскать другой выход. Конечно, она могла снова попытаться положиться на Моргана, но её спутник выглядел больше мёртвым, чем живым, несмотря на наличие дыхания и пульса. Вода что-то сделала.
Убраться с болот – самое логичное решение. Оно пришло к Даниэль в самую первую очередь, но при попытке двигаться в этом направлении, фалмари встретилась сразу с несколькими проблемами. Первая из них – корни. Как такового берега у болот не было. Огромные корни возвышались над водой и уходили к громадным деревьям, защищавшим овраги от постоянного разрушения водной стихией и её обитателями. Лёд покрыл поверхность болота, создав им какую-то опору, но вскарабкаться по скольким корням на такую высоту у них не выйдет. Возвращаться к гилларцам – опасно. Оставаться на льду – тоже. В любое время лёд может начать таять, может снова сработать Источник или появятся голодные и активные змеи, которые почувствуют лёгкую добычу. Ещё одна проблема:
- Я не могу перевоплотиться.
Огонёк много раз пыталась, но её совершеннолетие прошло недавно, чтобы с лёгкостью подавлять в себе инстинкты. Можно было попытаться почистить и высушить чешую и одежду магией, но Даниэль опасалась, что магия может понадобиться для защиты. Она уже потратила её достаточно много на бегство от змей.
- Давай туда.
Возможным выходом ей показалось углубление между корнями деревьев. Даниэль сразу его не приметила, пока искала, как убраться с болота. В корневище деревьев виднелась чёрная дыра, не подсвечиваемая голубым льдом. Сомнительная затея лезть в нору, чтобы прятаться там от источника и змей, но это лучше, чем оставаться на открытой территории, пока она не может вернуть себе лик человека, а Морган… «Морган в каком-то непонятном состоянии».
Идти пришлось Моргану, а Даниэль тяжело ползти по льду в сторону предполагаемого укрытия и пытаться проскользить по льду, как это делали некоторые животные в Хериане. Когда-то ей об этом рассказывал дедушка, но это помогало плохо. Даниэль потратила много сил на то, чтобы добраться до предполагаемого укрытия, а потом поняла, что по льду ползти значительно проще, чем по камням и корням, которые образовали это углубление. В нём было так же холодно, как на болоте, но в чём себя убеждала фалмари – безопаснее.
Устало устроившись на корнях и камне, Даниэль осмотрелась, пытаясь найти что-то, что помогло бы им развести костёр и согреться, но все корни давно отсырели, а внутрь не заносило ни сухих веток, ни листов, ничего, что можно было бы использовать, как основу для костра. Магией делу не поможешь. Ланкре придвинулась ближе к спутнику. Вдвоём должно быть теплее. «Но не в мокрой одежде..»
Сначала она хотела предложить Моргану стянуть её, потому что свою она сняла сама, не стесняясь в силу того, что не покидающая её ламарская форма от природы скрывала всё и не считалась чем-то открытым и интимным. С полукровкой дела обстояли иначе. Подавляя возникшее смущение, Ланкре попыталась сама стянуть с него одежду, видя, что ему ни до одежды, ни болот, ни до чего бы то ни было ещё.
- Я попытаюсь просушить вещи, - пояснила свои намерения фалмари. - … Как согреемся.
Не прямо сейчас, потому что это никому не нужно. Сначала должно успокоиться болото и встревоженный Источник, а в это время они могут постараться согреться. Без хвоста прижаться к Энгвишу и обнять могло быть значительно проще, но убеждая себя в этом, Даниэль думала, что объятия выглядят как-то не так, чтобы обоим стало тепло в том смысле, когда люди пытаются согреться просто прижавшись грудью к груди.

+1

12

Надо, да, надо что-то делать. Но у Моргана даже думать и отвечать не было сил. Он лежал, устало моргая на сгущающийся сумрак, и не торопился двигаться. В иное бы время он, может, и попытался утащить потяжелевшую с хвостом княжну куда-нибудь, маленькими перебежками, но он встал-то прямо с трудом. Сделать шаг и вовсе было испытанием. Он то и дело пригибался, чуть не падая, упирался ладонями, чтобы выправиться, снова скользил. Просачивающиеся в какое-то приятное внутреннее онемение, точно он опять глотнул гилларского напитка, усилие Даниэль заставляло его, с одной стороны, продолжать, а с другой стороны делало ещё более уставшим. Спать. Сейчас же. Чтобы башка перестала так больно трещать, перестала мешать вслушиваться в голос течений под всеми остальными более близкими шумами.
Почему он не утонул? Почему он не остался со всеми другими, смытыми?
В этот момент псионик рухнул среди корней и отвесил себе ментальную пощёчину, морщась от боли. Что это на него нашло. Что за суицидальные мысли, это не Азерот.
- Зачем? – не понял он сперва намерения Дан, но спорить не стал. Над болотами жаркая и липкая испарина дня постепенно становилась кучнистым туманом, особенно над подмороженным источником рядом, совсем рядом с ними. Но холоднее, чем в мокрой ткани, наверное, быть не могло.
- Штаны… Оставь.
Смущение девушки заставляло озноб отдаваться приятным ощущением после прикосновений кожа к коже, но и преумножало страдания в ушибленной голове. Ему всего-то нужно было немного отдыха перед тем, как что-то делать дальше, он сегодня уработался, нагрёбся и наплавался в холодной воде. Сквозь пульсацию в висках Мор едва мог разобрать грохот собственного голоса, когда попросил Дан на эльфийском, потому что фраза была знакомой и сказанной ему одним из сотровных учителей, да и просто звучала приятно, почти нежно, среди всех вариантов на других языках:
- Думай глупости потише, пожалуйста, – с этими словами он взял слабыми руками её хвост, обвернул вокруг своих ног, просовывая особенно мокрый хвостовой плавник под коленями, и, неосознанно гладя одной рукой по плечу, другой – от груди по вытянутому в морской форме брюшку, положил голову подбородком ей на подушку более тёмных волос, позади венца, и уснул. Какой пустяк, скажете, пережить в лесу ночь? Змеи спят. Но Мор не знал, что у него не было ни единого шанса почувствовать угрозу, как и легко пробудиться. Опасно тягучий был он, такой сон, в холоде и после приземлений на лёд.

Отредактировано Морган (2017-09-04 19:05:21)

+1

13

- Но… они же мокрые… - искренне негодующая Даниэль. О необходимости телесного контакта, чтобы не замёрзнуть, ей рассказывали давно. Она уж не помнит, кто именно и зачем. Может, так пошутил кто-то из постоятельцев в доме тётушки Анны, когда фалмари впервые столкнулась с непривычным холодным климатом эльфийского королевства. В её понимании и насколько она запомнила из рассказов, вообще ничего из вещей быть не должно. Решающим фактором в этом «споре» стало смущение, пришедшее с осознанием того, почему именно эту часть одежды нужно оставить.
После этого Даниэль не настаивала, стащив с полукровки всё, кроме штанов. Вещи она попыталась разложить, чтобы те не лежали мокрой кучей друг на друге. Холодный воздух и близость с водой убивали в фалмари надежду, что та просохнет самостоятельно. Она этим обязательно займётся, но потом. Не сейчас. Невзирая на пережитое, Ланкре не хотела спать. Она считала, что здесь для этого неподходящее место и время. Оказаться в таких странных объятиях было как-то… Даниэль сначала не поняла, куда полукровка тащит её хвост и зачем оборачивает им себя, как одеялом. Мокрым и чешуйчатым. «Я же не согрею тебя им!»
Негодование стухло, когда следом Морган подтащил её ближе. Первое прикосновение руки к телу прошло нормально, а второе вызвало лёгкое напряжение – зачем оно? Приятно, но странненько! Даниэль ничего не сказала. Фраза на эльфийском пролетела мимо неё, поэтому расшифровать её она не успела. Тяжело вздохнув, фалмари завозилась, устраиваясь в объятиях, которые должны были её согреть, успокоить и убаюкать по случаю, но сон упрямо не шёл. Не в этом месте. Она всё поглядывала на выход из корневого логова, но не видела ничего. Ланкре, как маленький ребёнок, который слишком стеснительный, чтобы дёргать отца и всячески упрашивать его на поиграть или поговорить, искала себе занятие сама, стараясь лишний раз не потревожить полукровку. Он быстро уснул и всё время вяло выглядел. Рассечённая бровь такого не делает.
Ланкре осторожно начала ощупывать своего спутника. Пока раздевала, старалась на него не пялиться и вот те самые глупости в голову не подселять прикосновениями к голой коже. Сейчас она могла без последствий рассматривать его, сколько влезет, но вместо любования мужским молодым телом искала причину его нездоровости и нашла, нащупав припухлость на голове. Предположив, что Морган перед погружением в воду мог получить удар от флейтиста, об лодку или лёд, она сконцентрировалась и выпустила магию, касаясь предполагаемого места ушиба. Такое же исцеляющее прикосновение получила его рассечённая бровь. Только после этого Даниэль с облегчением выдохнула. Ничего страшного со стороны Источника не произошло, а Морган, кажется, несмотря на свою нелюбовь к любому проявлению магии с её стороны, ничего не заметил. Убедившись, что спутник не открыл глаз, она придвинулась к нему ближе, в созданное между ними пространство устроила руки, чуть сжатые в кулаки, у него на груди и прижалась к ней виском, продолжая смотреть в сторону входа в нору.
Согревшись и успокоившись, Даниэль всё же уснула. Сон прошёл без сновидений. Ни бредовых, ни кошмарных. Ничего, что удивляло ещё больше. Она не чувствовала себя уставшей, но по пробуждению фалмари показалось, что прошло несколько минут. Сначала она попыталась оценить обстановку – прислушаться к шумам болот. Услышать хоть что-то: пение птиц, стрекот сверчков, всплеск воды или почувствовать движение змей в воде. Как выбираться из корневища, если болото оттаяло, а кругом вода и опасные соседи – фалмари не представляла, но об этом думать рано. Звуки отсутствовали. Ламарский слух не настолько чуткий, как эльфийский, но она могла бы что-то уловить. Казалось, что вокруг мир мёртв. От этого стало жутко и жути добавило то, что её спутник лежал, не меняя положения, и не просыпался. Даниэль не обратила внимания, что хвост достаточно просох и её вторая ипостась в какой-то момент общих объятий скрылась под личиной человека. Исходя из этого – пара девичьих голых ног лежала на полукровке, а то, что раньше было юбкой, разорванной хвостом, валялось вместе с остальной одеждой где-то рядом.
Это на фоне того, что спутник не проснулся от её возни под боком, казалось несущественным пустяком.
- Мор.. – она осторожно позвала полукровку, шепотом и прикосновением к груди пытаясь дозваться до него. Страх подкатывал, подпитанный мертвецкой тишиной. – Морган... Морган, проснись! – толчок в её понимании должен был его разбудить и привести в чувства. Сколько можно спать!

Заморозка крови (дважды)

Отредактировано Даниэль (2017-09-04 21:31:28)

+1

14

Мокрые – оно и лучше! Шикарно вообще. Меньше проблем при пробуждении – но только Моргана сейчас не это заботило. Его тянуло спать, и тянуло беспощадно. Правда, тяжёлый сон с полным забвением от реальности, что с ним в трезвости редко случалось, отступил незадолго до пробуждения, облегчённый вместе с гремящей до сих пор от неудачного приземления об лёд головой. Он просто сменился крепким. За исключением всё ещё мокрых порток, затёкших до онемения спины и ног и влажного затылка, полукровка чувствовал себя божественно и тепло. И касание по груди, кожа к коже, несмотря на то, что посыДёрнув бровью, он лениво притянул поближе к себе какую-то костлявую сверху, но вполне ничего, жамкательную пониже подушку, и только в ответ на достучавшееся до него беспокойство девушки раскрыл глаза.
Ой беда.
А с другой стороны – что может быть лучше, чем встреча зари со зрелищем пары упругих круглых сисек, соски которых кокетливо торчали меж рыжих кончиков волос?
Морган оперативно чуть ли не катапультировал фалмари с колен, пока она не доёрзалась, и ради её же лучшего самочувствия демонстративно закрыл глаза рукой:
- Да, встал, не смотрю! – сказал он сиплым голосом, который, впрочем, получил практику в виде стонов боли, когда Мор попробовал размять шею и добился хруста и пронзительной боли от темечка до копчика.

Отредактировано Морган (2017-09-05 00:45:22)

+1

15

Увидев, что Морган открыл глаза, она испытала самое искреннее облегчение, смешанное с радостью. Не думая о последствиях и обстановке, фалмари захотела крепко обнять полукровку, но не сложилось. Энгвиш отпихнул её от себя, а она не сразу поняла, что опять сделала не так и в чём провинилась.
Встал..? Ой-ей! Даниэлле бы с её отсутствием опыта и познаний сейчас думать не о том. Она забыла о самом главном. Одежда. Исчезнувший хвост. Пялясь на собственные босые пальцы, подёргав ими для переваривания увиденного, фалмари поняла, в чём дело. Она не стала верещать, как большинство девушек, и метаться по норе в попытке как-то прикрыться, а сразу зажмурилась, сжалась и приняла истинный облик, конечно! Влезать в мокрые вещи долго и неприятно, а сверкать всем вот этим вот Ланкре не привыкла. Морган из-за специфики их путешествий видел больше остальных знакомых ей мужчин, но всё же!
Ситуация стала лучше, но ненамного. Девушка больше не прижималась к Моргану и не лежала на нём абсолютно голая и согревшаяся до того, что забыла обо всём на свете, кроме соседства с недружелюбными змеями, гилларцами и сошедшим с ума Источником. Фалмари сидела рядом, насколько это ей позволял длинный рыбий хвост, с разбросанными по плечам сырыми волосами и не знала, что ей делать. Притвориться, что она не понимает, что он уже всё увидел, пока она об этом не подумала? Сделать вид, что её это не смущает? Смущает, но не настолько, чтобы сторониться. Ему же понравилось..? «О чём ты думаешь?!»
- Можешь смотреть… - Морган почувствовал, как прозвучало это разрешение? Потому что сама Даниэль не понимала, что испытывала в этот момент. Сожаление, обиду, разочарование или что-то ещё. В конце концов, она была девушкой, которой хотелось, чтобы от неё не щарахались.
Даниэль бросила пытливый взгляд на спутника: смотрит, нет? Сама же смотрела на него, пока он спал и прижималась! Женская противоречивая натура. Стараясь не думать о ненужном, фалмари подтянула к себе всё ещё мокрые и нуждающиеся в сушке вещи. Попытка занять чем-то руки и голову могла бы возыметь какой-то эффект, думай Ланкре исключительно о том, как бы ей поскорее просушить вещи, чтобы надеть их на себя и убраться из этого места как можно дальше, пока их не нашли очередные неприятности. Получалось плохо. Фалмари старалась призвать малый огонь. Ей это даже удалось, вещи медленно просыхали под воздействием магии, но руки делают, а голова думает о другом, доставляя неудобства и девушке, и парню.

Малый огонь

+1

16

Что. Мать его. Бога. В душу. Происходит?
Мор не вполне понимал. Ему, конечно, удалось запросто скрыть своё смущение, но вот лучше бы девица действительно визжала. На мгновение ему показалось, что это он её стесняется, а вот она точно хочет, чтобы он её заметил. Смотрел на неё. Хотел её, наверное.
Это было жестоко и, судя по всему, и не думало прекращаться. Конечно, Морган нашёл в себе мужества, поднимаясь на едва работающие ноги, посмотреть на неё глаза в глаза и прошептать:
- Тебе нечего стесняться, – но этого было так ничтожно мало!
Полукровка переступил через плавник, лишь слабо касаясь пальцами чешуи её хвоста, там, где только что было бедро, всё ещё неуверенный в своих ногах, и вышел наружу, срывая ещё больше отсыревшую за влажную болотную ночь рубашку. С судорожным вздохом лучник надел на себя пахнущую туманом жёсткую к коже ткань и заправил в чуть менее влажные штаны.
Везде, где она его касалась, жгло, точно он приземлился в куст крапивы.
Сосредоточившись на утренней рутине, полукровка быстро выяснил три вещи: вокруг не было ни следа того парня, ни следа змей, ни присутствия – это было хорошей частью новостей. Лёд на гигантской заводи тоже растаял без следа, а вода казалась очень прозрачной и чистой, но не имела голубого тона в ней. Плохая же новость состояла в том, что в ней не просматривалось ни следа затонувшей лодки, их вещей, и, главное, его лука, главного оружия, старого спутника и вечного кормильца.
- Я хочу спуститься в заводь, – объявил, возвращаясь в укрытие, полуэльф. – Ещё даже не рассвет, всё тихо, а нам нужны ваши вещи, особенно если мы не возвращаемся.

+1

17

По возвращению Моргана встретила Даниэль уже в человеческом облике и кое-как высушенными вещами. Всё, что она делала, - старалась гнать от себя мысли и не засорять ими голову. Жить проще, когда ничего и ни от кого не ждёшь. Меньше разочарований.
- Оставайся здесь, - бросила фалмари, проходя мимо полукровки в сторону выхода из логова. – Ты не можешь дышать под водой, - в её понимании это существенный аргумент в пользу того, чтобы не лезть в воду. Магические ухищрения позволяют людям какое-то время находиться под водой, но Даниэль уже испытала на себе, насколько переменчив Источник и как он искажает любое проявление магии в самый неподходящий момент. Морган остался без своего оружия, которое предположительно находится на дне болота. В воде остались опасные змеи, а поддерживать два заклинания сразу тяжело, чтобы не задохнуться под водой и обороняться от тварей.
Морган, конечно, мужчина, но это не повод в очередной раз рисковать собой.
Ланкре, не разводя споры, погрузилась в воду, которая по её соображениям должна была оставаться леденяще холодной или пропитанной магией. Одежду фалмари снимать не стала, в прошлое перевоплощение она порвалась в нужных местах и больше не сковывала движения. Может случиться так, что девушка уже не сможет вернуться обратно в логово и подобрать их, поэтому лучше взять их с собой. К тому же, Огонёк не хотела давать Моргану лишних секунд на размышления и высказывание своих «за» и «против» этой затеи.
Погрузившись под воду, Даниэль осмотрелась. Она не видела змей, но и лодки или каких-то следов их вещей – тоже. Болото казалось бездонным, чёрная пустота зияла под хвостом и пугающе распахнула свою пасть. Ничего не видно. Ланкре никогда не доверяла подводным пещерам и глубинам, где в темноте, скрываясь от света, могли спрятаться не самые дружелюбные твари. От таких места всегда старались держаться подальше, чтобы успеть унести руки-ноги и остаться в живых. Ланкре могла вернуться к спутнику и сказать ему об этом, но, взяв себя в руки, поплыла ко дну, высматривать хотя бы лук с колчаном, если ничего другого не сможет найти.

+1

18

- Но я же
Он же мужик. Но вода – её стихия. Степень унижения даже не начала проникать в подкорку Моргана, пока они не дошли до водной глади. Тогда начала, совместно с виной. Он же знал, в какую бездну нос совать собрался. Он же понимал, что Источник может пытаться их засосать внутрь.
- Дан… Будь осторожна, – просил он, отпуская её вниз со слабой надеждой, что ничего не произойдёт.
Но ничего не происходило, какое-то время. Пока голубое свечение не поднялось со дна вновь.

Даниэль видела всё нетронутым, как во времени застывшим, включая фигуры замороженных змей. Мир не казался ей отталкивающим или чуждым, хотя и температура его частей обдавала её шоком от холода. Они были неживыми. Ждущими действия. Как замершие в движении фигуры. И они были готовы пробудиться вот-вот, вот-вот…

Всё произошло быстро. Подземные течения точно выбросили вчерашних выживших змей наружу, ждать и теплеть, жрать и плодиться, а заместо снова открыли своё голубой портал в никуда. Морган подавился дыханием, понимая, что происходит, за секунду до взрыва, и прыгнул в воду, гребя изо всех сил к Даниэль, ко дну, и утягивая её вниз всеми силами вместе с их вещами иизрасходованным дыханием. Змеиные тела скользили, не смея приблизиться к ним, когда они достигли самого дна. А потом мир переменился красками, запахами, ощущениями и цветом.

+1

19

Даниэль было страшно. Темно, страшно и холодно. Она чувствовала знакомую родную стихию, но перед глазами в опасной близости от неё застыли старые змеи. Присмотревшись к ним на несколько мгновений, с опаской и предосторожностью, она повернула к вещам на дне, надеясь, что ничего не произойдёт. Колебание воды фалмари ощутила раньше, чем успела коснуться вещей.
Змеи.
Внутреннее напряжение сковало тело на несколько секунд. Они могли стоить ей жизни, но что-то внутри переключилось, и Даниэль резко устремилась к вещам. Крепко схватилась за них, она собралась повернуть назад, готовя магическое заклинание для защиты. От Источника и магических волн оно бесполезно, но, если она поторопится, то сможет выбраться из воды раньше, чем Источник вновь поглотит в свечение всех, кто посмел вторгнуться в его владения. Щит должен был защитить её от голодных и рассерженных змей.
Морган появился неожиданно. Он нарушил начавшееся сотворение заклинания, а Даниэль, видя за его спиной змей и поддаваясь движению парня, поняла, что они не успеют подняться на поверхность. «Что же делать?» Беспокойно осмотревшись, пока они плыли ко дну, фалмари усмотрела в толще меняющейся воды один из подводных тоннелей. Рискуя угодить в ещё большую передрягу, она юркнула в тоннель, спасаясь от змей и Источника, как ей казалось. Ланкре плыла настолько быстро, насколько это возможно. Одной рукой она держала снаряжение полукровки, а второй тянула Энгвиша за собой, зная, что ему не под силу так быстро плыть, а время на исходе. Из-за источника и невозможности дышать под водой дольше отведённого времени. Она не могла создать заклинание в такой ситуации.
Даниэль видела, как одна из змей юркнула в тоннель за ними. Она плыла слишком быстро и щёлкала зубами, успев вцепиться ими в хвостовой плавник. Фалмари дёрнулась, вывернулась, ударив хвостом змею по голове. Это не могло остановить её, а позволило лишь высвободиться на какое-то время, оставив в пасти кусок плавника. Больно, плыть уже не так удобно и легко, как раньше, но жить хотелось сильнее, поэтому, стиснув зубы, Даниэль гребла дальше, пытаясь увеличить расстояние между ними и временно сконфуженной змеёй. А потом… потом голубое свечение заполнило тоннель и поползло следом за ними, пока не поглотило змею.
Ланкре зажмурилась, продолжая плыть, но, вопреки её страхам, свечение не пошло дальше. Оно начало гаснуть, а они двое, провалившись в ответвление тоннеля, оказались на поверхности. «Если это можно назвать поверхностью»
Ещё одна каменная западня. Пустая каменная пещера – своды смыкались над их головами. Вода играла бликами на потолке. Осмотреться лучше не позволило знакомое чувство. Холод. Выдохнув пар, Даниэль спешно выкинула на берег снаряжение полукровки и попыталась подняться из воды, пока поверхность вновь не обледенела, запирая их в гроте.

+1

20

Кто не рассчитал свои силы? Морган. Но зато полез заодно со своей подопечной в самое пекло, несмотря на то, как убийственно действовала на его мозг магическая вода! А что! Мужик? Мужи-ик! Теперь можно с чистой совестью и глубокой удовлетворённостью от выполненного долга героя геройски помирать!
До быстрой и юркой в воде фалмари было не дотянуться, но она сама дотянулась до него. Бурление течений, внутренних восходящих и боковых нисходящих, пузыристый шквал в глаза и стремительно сбегающий через ноздри воздух не дали ему сделать многого, но у него не было возможности стыдиться.
Он прошёл врата мира теней, не иначе. Описать по-другому прикосновение к казалось бы взорвавшемуся, погибшему Источнику было нереально. Он купался в жидком Гэлацио Этена, чистом холоде, одновременно бодрившем его до мурашек в костном мозге и уничтожавшем всё, что было его чувствами. Удивительно, как такая странная, зимняя чистота могла существовать здесь, столь глубоко в почти тропических лесах и болотах. Была ли она, как те заводи, действительно миром теней в мире реальном?
Он подчинился волокущей его уже к поверхности воды под водой руке, делая глубокий хриплый вдох, и только потом пытаясь что-то осознать. Его сердце билось, кожа в агонии от прикосновения жидкой магии шептала и об ожогах, и об обморожении, но ни тех, ни других Источник не оставил на нём. Не всерьёз, хотя красные пятна бежали по предплечьям под повисшими рукавами и лицу. Ну, может от холода.
Судорожно дыша и набравшими воды в обувь и оттого непослушными ногами доставая до каменного выступа над углублением, полукровка силился призвать свой разум назад в тело. Его била крупная дрожь.
Ледяная корка ползла к нему. Он попытался упереться руками в высокий белокаменный выступ и выдернуть тело из воды, но оно двигалось так медленно, что в итоге сапоги остались во льду. В странном, сине-зелёном, с чистейшей кристаллической решёткой, точно живом льду. Такого же нереального для подлунного живого мира цвета был в подсвеченной отражениями света в воде пещере мох чуть ближе к стенам, и наросты похожих на жилы не то каких-то металлов, не то на сырые драгоценные камни в породе по низкому потолку. Воздух в гроте был стоялый и спёртый, хотя от свежести драло горло. Морган забрался дальше, вжимаясь в отвесную стену и ещё больше дрожа и клацая зубами. Что это? Что это?!
Полукровка приложил ледяные ладони к горящей коже лица и начал нервно, сначала тихо и отрывисто, точно кашляя, а потом заливисто, истерично смеяться.
- Я так… такой… Какой же я… Какой же я кретин! Полный болван! А-а-а-аха-ха! – надрывно выплёвывал в резонирующее его голосом узкое пространство вместе с облаками пара Морган. Он чувствовал, что Источник даёт, но и не хочет давать. Они заигрались с силами у самого жерла вулкана. Полез за своим луком – нет, заставил девушку полезть за ним, не стоило говорить ей! Какой он идиот!
- Я дал и тому уроду себя заманить в ловушку, и тебя с собой угробил, сюда утащил, – продолжал мрачно смеяться Морган, глядя сквозь скрюченные, точно готовые с позором содрать ногтями с лица скальм, пальцы на свои сапоги. Захваченная льдом утоптанная кожа, уже не раз отремонтированная и подбитая новыми подошвами, постепенно теряла цветность и материальность, превращаясь в лишь немного иную часть льда, заполнявшего грот по линии воды. – Теперь эта холодная Бездна нас заглотила и в себе переварит.
По крайней мере мох не был таким ледяным и последние часы перед замерзанием он сможет помять его одревеневшими пальцами рук и ног, вышивая светящийся, очень цветной сок, одновременно липкий и сладкий и свежий и очищающий, тоже подмораживающий, почти как гилларское пойло, только ещё сильнее. Морган подобрал к подбородку колени, сжимаясь в комок того, что от него ещё оставалось. Когда расставание с зачарованной водой перестало ввергать его в рассеянность, из своих чувств он смог наскрести только обречённое отчаяние и стыдливую досаду.

+1

21

От смеха Моргана стало не по себе. Даниэль внутренне сжалась, её плечи поникли, а она в совершенно бесполезном жесте приобняла себя рукой, как если бы могла защититься от Источника или наползающего липкого и морозящего загривок осознания, что они оказались в клетке. Сами. По собственной глупости. В оружии Моргана не было такой необходимости. Они могли бежать по болоту в сторону Ордена, спотыкаясь через корни, но не нырять с головой в отравленную магией воду. Зачем они вообще решили ввязаться в эту авантюру с флейтой? Она заведомо была проигрышной. Череда из глупых поступков могла обернуться для них неизбежной смертью. Даже если они не замёрзнут в этом гроте и Источник вновь снимет чары и позволит им нырнуть под воду – с той стороны их ждут разозлённые голодные змеи. Выбраться практически невозможно. Магический запас растрачен, а на его восполнение уйдёт много времени без еды, воды и нормального здорового сна, которых здесь днём с огнём не сыщешь.
Осознание неизбежной смерти давило на неё. Они оба вжимались в свою скорлупу, ставя на себе крест, но в какой-то момент фалмари нахмурилась. Она не хотела умирать здесь. Не собиралась уступать проклятому Источнику из-за их с Морганом глупости. Один раз вода уже отступила, и у них появился шанс убраться с болот живыми. Даниэль не стала атаковать лёд и проверять его на прочность. По опыту знала, что магическое вмешательство встречает противодействие. Они подождут и выберутся отсюда, если к тому времени не замёрзнут до смерти.
Магических сил хватало на призыв пламени, чтобы высушиться и обогреться на первое время, но Ланкре опасалась, что в такой близости к воде сделает только хуже. Она взвешивала варианты, несмотря на то, что её спутник в это время фигурально копал себе могилу. Она как знала, что своим схожим состоянием сделает ещё хуже, и поэтому старалась изо всех сил держаться. Не лелеять надежду на счастливый исход, а думать, как к нему придти в сложившейся ситуации.
Выбор невелик. Ждать – пока что всё, что они могли. И пытаться не замёрзнуть, а для начала надо попытаться вытащить Моргана из его состояния. Даниэль не умела убеждать, и личный психолог из неё был так себе, поэтому всё, что она смогла сделать и додумалась, - это хорошенько встряхнуть полукровку.
- Возьми себя в руки, Морган! Мы ещё живы! – морского цвета глаза неодобрительно смотрели на Энгвиша. – Один раз лёд уже растаял. Возможно, змеи, которые гнались за нами, попали под магическую волну и или уничтожены, или спят. Мы сможем притормозить их магией, если не найдём другого выхода отсюда, а пока просто постараемся не замёрзнуть до смерти. Любым доступным способом, раз магию использовать пока опасно.
Вся её одежда осталась в прошлом убежище. Моргану было не до того, чтобы прихватить её с собой, а Даниэль наивно полагала, что сможет схватить снаряжение и вернуться обратно. Она не думала, что источник снова покроет поверхность воды льдом. Они оба ошиблись в своих суждениях. Это не целиком и полностью вина Энгвиша. Даниэль могла отговорить его от этой затеи, но пошла на поводу у полукровки, не думая о последствиях. Вот результат.
Одежда полукровки снова промокла насквозь. Даниэль в этом вопросе было немного проще – ничего не липло к коже и дополнительно не холодило её. Устроившись хвостом на мягком мхе, она подтянула хвост ближе к себе, чтобы ненарочно не прикоснуться к замёрзшей поверхности. Сапоги, торчащие из ледяной корки, напрягали, но Даниэль понимала, что от мокрой обуви проку мало, а просушить её у них всё равно не было возможности.

+1

22

Нет, в оружии Моргана была вполне понятная нужда, если они не хотели подохнуть: одним ножом и без точильного камня он бы даже одной остроги из местных растений не настругал, а жрать-то надо. Ну или он мог себя в этом убеждать. Без оружия он чувствовал себя… голым. И его всё равно тянуло сюда. Воды не стоило даже касаться изначально.
- Живы, – эхом откликнулся он. Даниэль могла его ненавидеть, ему так было бы только легче найти в себе хоть искорку чего-то, кроме желания лечь и просто умереть, замёрзнуть, уснуть и мчаться дальше с потоками, без нужд и стремлений…
Нет, нельзя об этом задумываться, иначе он ещё скорее превратится в окоченевший труп в ожидании приливной волны. Интересно, с чего он вообще взял, что под землёй бывают приливные волны?
- В том-то и дело. Малейшее заклинание – и нас окатывает этой вот радостью, Даниэль, – он сделал слабый жест дрожащими пальцами в сторону искристого и ослепительно светлого льда, в котором постепенно гасли света и форма его обуви. – Она как живая, и хочет нас назад. Как будто мы ей принадлежим просто потому, что живые и владеем магией.
Он мог говорить какой-то мистический нонсенс, тем самым уподобляясь гилларцам, но факт: Источник Вита точно ревнивая мать, готовая на всё, был готов сковать, поглотить и уничтожить, но не отдать ни капли злому миру за пределами себя. Пределами… были ли у этих подземелий пределы, или же они бежали под всем островом и даже под дном Альвийских вод и дальше, и дальше? Морган не знал. Его тело дрожало, а челюсти стучали, только в отличие от сырой дыры вчера вечером, раздеться точно бы не помогло: воздух в пещере был сухой, но значительно холоднее. Испарина  льда в нём была почти незаметна, а вот изо рта густела облаком и остывала влагой, формируя тяжёлые капли, на предплечьях и щеках. Мор растирал руки и ноги, пока у него не засаднило в ладонях и не захрустело, весьма болезненно, в отбитых накануне, хоть и незначительнее, чем голова, локтях. От сжатых чтоб не стучали челюстей на лице замерли напряжённые желваки. Они ничего не ели толком со вчерашнего вечера. Желая чем-то занять коченеющее тело, Мор взялся за уцелевшую сумку. Помимо размокших сухарей у них был хотя бы один мех годной для питья воды. На ощупь по крайней мере. Она была жидкой. Но куда как менее тёплой, нежели просили глотка и постепенно остывающее вслед за синюшной кожей нутро. Мор глотнул, поморщившись, и переменил свою не слишком удобную, сжатую под сводом пещеры позу, подался вперёд, выпрямляя спину и вытягивая руки, склонился над краем ледяного зеркала на коленях.
В сияющей прозрачной глубине, под трещинками и замёрзшими во льду пузыриками, проплывали тени и пузыри побольше. Оно действительно таяло. Медленно. Он коснулся неуверенными пальцами заиндевевший край одного из своих сапог и поморщился, тут же отдёрнув точно ошпаренный палец. Как ему и показалось, сапог уже давно перестал существовать, став чуть более цветной частью всепоглощающего потока магической воды, и от одного прикосновения тёплого пальца истончившийся край голенища лопнул, упал на поверхность воды, нарушая иллюзию целостности. Руку же жгло от холода так, что она пульсировала. А, может, от маны. Морган сжал пальцы.
- Ну, по крайней мере мы теперь знаем, что происходит с тем, по чему попадает замерзающий лёд.
Те змеи тоже умерли мгновенно.
Но были ещё. Тени танцевали именно со стороны своеобразного клапана, отделявшего подушку заводи от системы пещер, обычную воду болот от этого странного подземного течения.
Мор стянул с себя рубашку и поёжился. Что ж. Он сохранил лук, который хорош только в охоте под открытым небом, но потерял добрую часть их обоих с Дан одежды, которая была необходима, чтобы греться, потерял запас питьевой воды, который было рискованно пополнять магически, и потерял всякую надежду искупить свою вину и отсюда выбраться. Но княжна хотела выбраться. И он был обязан вытащить её из этой ледяной Бездны и усадить на престол, если Элиор уже проявил себя революционером-волшебником и всё для своей невесты приготовил. Кем они друг другу приходятся, младшей и старшей линией рода? Древними родами-соседями? Другими родственничками?
Полукровка выжимал ткань с такой силой и яростью, что она была готова порваться и разъехаться, а потом отбросил на цветастый мох и, сцепив руки полкой меж колен, положил на них лоб и крепко задумался.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [2.06.1082] Вода без дна