Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре май — июль 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Алекто Сэлтэйл Гренталь Лиерго Джем Перл Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [25.01.1082] Всегда плати по долгам


[25.01.1082] Всегда плати по долгам

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

- Локация
Остебен, ближе к границе с Лунными землями, дом в глуши.

Свернутый текст

http://cs8.pikabu.ru/post_img/big/2016/02/03/8/14545072951106641.jpg

- Действующие лица
Шайлер ван Ален
Эйтан ван Ален
- Описание
предыдущий эпизод - [14.01.1082] Бродяга и лис
Едва раны перестали тревожить Алена, как он взялся за работу - найти нанимателя и своих несостоявшихся убийц. Потратив на поиски уйму времени и сил, алифер возвращается домой с пустыми руками. Не зря говорят: бойся своих желаний, они имеют свойство сбываться. Эйтан получил своё, но какой ценой?

0

2

Прошло не так много времени с момента возвращения Эйтана. Шайлер  вообще казалось, что это были какие-то считанные дни, в которые общение с братом было для неё несколько труднее чем обычно. Те ссоры и то, что она успела высказать ему беспокоили светловолосую, но больше всего волновало то, что брат может просто однажды уйти и правда не вернуться к ней. Как же было тоскливо из-за этого, а тут ещё и наступил день, когда её бродяга старший братик вновь решил покинуть дом.
Как Шайлер не отговаривала, но девушке всё равно пришлось смириться с тем, что Эйтан покинул дом. Его не было уже несколько дней, и алифер начинала волноваться всё больше и больше. Сердце тревожно стучалось, словно подсказывая, что будет нечто плохое. Она не могла толком заниматься своими делами, но очень старалась в попытках отвлечься от мыслей. Рана брата и мысль о том, что он может быть ранен вновь, будто надоедливая муха, крутилась в голове.
«Эйтан, возвращайся скорее целым и невредимым. Обещаю, я больше слова не скажу и если не захочешь, буду рядом находиться. Только возвращайся», - тихо вздохнув, Шайлер как раз прибиралась на кухне, вытирая со стола и думая, что приготовить. Погода на улице была такой же холодной, хотя снега пока не было, а время упорно шло к вечеру, хоть ещё и было светло.
Алифер была привлечена странным звуком у дверей. Сначала было не понятно, что это за шум, но уже через некоторое время, послышало ржание лошадей. Как-то слишком много для одного Эйтана, а чтобы он кого-то привёл с собой? Это было очень странно. И чем ближе светловолосая подходила к двери, тем более отчетливо улавливала слишком много разных эмоций, но пока они были достаточно слабыми, чтобы девушка почувствовала сильное неудобство от своих способностей. За столько лет, Шайлер привыкла к брату,  научилась контролировать себя в обществе с ним, что это вскоре стало получаться не произвольно, а тут было нечто другое. То, что пугало. Неожиданно громко раздавшийся из-за двери смех, заставил девушку отпрянуть, задев метлу, оставленную совсем недавно у дверей: «Нужно было сразу убрать ее», - мелькнула мысль, когда звук падения привлёк тех, кто находился за дверью и смех резко прекратился.
-Эй, выходи, а то мы не договорили в прошлый раз, - раздался голос за дверью, от чего Шайлер захотелось быстро спрятаться. Она не знала кто эти люди, но могла догадываться, что они искали кого-то, только вот не хотелось думать, что этим кем-то был её собственный брат и что это они его ранили.
-Убирайтесь! – светловолосая сама не заметила, как выпалила эту фразу, и тут же от испуга зажала рот обеими руками. Она только думала о том, что эти люди могли навредить Эйтану и о том, что их нужно прогнать, как мысли сорвались с языка. Шайлер растерялась, а за дверью повисла тишина. Казалось, девушка могла расслышать стук собственного сердца: «Может они уже ушли?» - алифер хотела подойти к двери, чтобы посмотреть, но стоило ей сделать один шаг, как дверь с громким звуком распахнулась и ударилась о стену, а несколько  сразу же ворвались в дом, оставив дверь нараспашку.
-Эй, смотрите  кто тут у нас, - проговорил один из ворвавшихся, вот только Шайлер совсем не хотелось отвечать, не то, что дальше общаться с этими незнакомцами, эмоции которых начинали пугать, а голову заставляли начинать потихоньку болеть. Она попыталась отойти от них, чтобы убежать наверх, но двое уже стояли сзади, закрывая путь к отступлению.
-Прошу вас, уходите отсюда, - Шайлер осмелилась посмотреть на одного из незваных гостей, но в её голубых глазах можно было легко прочитать растерянность. Не смотря на все способности светловолосой, сейчас девушка терялась в тех ощущениях, которые испытывала разом.

+1

3

Есть плюсы в том, чтобы не быть человеком – регенерация выше. При должном уходе встать на ноги за сравнительно короткий срок – представляется возможным, но Ален настолько убил свой организм, пока пытался добраться домой относительно живым и целым, что время на заживление потребовалось значительно больше. Сверху – восполнение магического запаса и исцеление. В идеале он должен был поберечь силы и отлежаться, как порядочный алифер, но Эйтан всегда ценил время. Он потратил его на путь туда и обратно, но восстановление и, чувствуя себя сносно, снарядился в новый путь. Заказов не было, денег хватало, но остался один нерешённый вопрос – кому понадобилось избавиться от него. Заказчик хорошо вложился в это дело, но не получил ничего ни в первый раз, ни во второй. На третий Эйтан решил разведать обстановку сам. Шайлер не нравилась сама затея брата уйти, не предупредив, но возможные последствия стимулировали его поступать по-своему, не обращая внимания на препирательства и обиды.
Несколько дней ушло на поиски следов его несостоявшихся убийц. Бесполезно потраченное время. Наёмники работали слаженно и не оставили зацепок, которые вывели бы его на главу или заказчика. Ален сопоставлял все факты, пытался вспомнить детали, но не смог ничего выпытать. Все разговоры и действия приводили к тому, что таинственное лицо настолько желало ему смерти, что до последнего планировало оставаться инкогнито. Ему это прекрасно удавалось.
Не получив желаемого, Ален развернул коня в сторону дома. Дела остались нерешёнными, но копать нужно в другом месте. Ломая голову над тем, что он будет делать дальше, алифер вышел к знакомой глуши. Разросшийся густой лес окружал их с Шайлер убежище, защищая его от нежеланных гостей и сторонних глаз последние пять лет. Невзирая на близость с лунными землями, где в последние годы скопилось столько нежити, что она валила во владения некромантов, сюда из-за гор твари не забредали. Мертвецы и химеры беспокоили Эйтана меньше, чем живые и разумные люди, которые могли ошиваться в округе и забрести на огонёк без дозволения негостеприимных хозяев. От города далеко, но желающих найти приключения в лесу всегда хватало – избавиться от них без лишнего шума значительно сложнее, но до этого дня Люциан защищал их от бед, даруя возможность осесть где-то дольше, чем на пару дней.
О том, что в этот раз дома что-то не так, Эйтан понял, когда услышал лошадиное ржание. На конюшне оставалась две кобылы – одна принадлежала Шайлер, вторая привезла его полуживого домой. У каждой был свой голос, своя манера выказывать желания. Ален успел познакомиться с ними достаточно близко, чтобы запомнить повадки каждой и отличить их от других. Эрнил под ним неспокойно забил копытом, фыркая; клубы белого пара вырывались из ноздрей. К вечеру воздух стал холоднее, а на небо наползли тёмно-серые тучи.
Алифер остановился перед рекой, откуда открывался хороший обзор на дом. Эту местность успел изучить в первый год и отлично ориентировался на ней, зная все минусы и плюсы. Отсюда те, кто находился внутри, не могли видеть ни его, ни коня. Ален предусмотрительно привязал Эрнила подальше, чтобы тот ничего не испортил, показывая гонористый нрав. Недовольное фырканье глушил шум быстротечной реки и перестук колеса старой мельницы. Лошадей не было видно снаружи – их осмотрительно завели в свободные стойла, чтобы визит остался неприятным сюрпризом. Хорошая точка обзора не дала того, что он хотел. Предполагая, что за гости пожаловали в их дом и какая опасность грозит его сестре, Ален не знал наверняка, сколько их – все прятались в доме.
Вспоминая планировку дома, Ален спешно прорабатывал несколько вариантов, надеясь, что один из них выгорит.

Незваные гости вели себя расслабленно и похабно. Они предприняли все меры для торжественного приёма, но теряли время на ожидание. В прошлый раз некоторым из них повезло познакомиться с алифером достаточно близко, чтобы изучить его слабости, а одну из – создать ему эту слабость.
- И где же твой защитник? – протянул мужчина, бросая короткие взгляды на девушку. Никто из них не знал о её способностях, но в качестве предосторожности связали ей руки, чтобы не смогла колдовать.
Второй, устроившись по-хозяйски в кресле, пялился на «находку». Они ожидали покончить с этим делом сразу, но не ожидали, что найдут внутри девушку. Приятное дополнение к времяпровождению.
- Сколько ещё мы будем его ждать? – не скрывая раздражения, хмыкнул он, переводя взгляд на окно.
- Сколько потребуется, - отрезал его третий, главный, спускаясь со второго этажа. Он успел осмотреть весь дом, чтобы прикинуть возможные варианты проникновения в него, если их визит для главы семейства окажется не тайным. Мужчина прошёл по главной комнате, рассматривая в ней вещи. На глаза попались пузырьки с настойками и мазями – их предназначение он знал отлично. – Рана всё ещё болит? – вопрос прозвучал в пустоту, но Шайлер могла предположить, что речь шла о ранении брата, и именно этот строгий на вид и крепкий мужчина имел к ней отношение.
- Мне надоело ждать, - снова подал голос второй, поднимаясь. – Неизвестно, когда он вернётся и вернётся ли вообще. Может, за нас нашу работу сделал кто-то другой. Ты сам видел. Он не настолько хорош, как его описали, - хмыкнул он.
- Сядь на место, Лоттар, - приказной тон не терпел возражения.
Мужчина скрипнул зубами, но быстро нашёл себе развлечение в лице девушки.
- Почему бы не скрасить это время приятным общением… - не спрашивая ни у кого дозволения, Лоттар протянул руку к лицу девушки, довольно усмехаясь. Они столько часов провели вместе, а ещё ни разу не заикнулись о том, что у них под боком отличное развлечение со смазливым личиком. – Вкус у него значительно лучше, чем умение держать меч в руках..
- Лоттар, - одёрнул его главный, - мы пришли сюда за другим.
- Что мешает совместить приятное с полезным..
- Я сказал тебе сесть на место.
Лоттар хмыкнул, но не посмел ослушаться приказа. Он недовольно отступил от девушки и снова развалился в кресле. Это задание за неделю успело ему наскучить – алифер оказался слишком живучим и юрким, но в этот раз всё должно было закончиться в их пользу без ошибок.
Скрип половицы. Главный задрал голову, смотря на потолок.
- А вот и наш гость, - безэмоциональное протянул мужчина, давая команду своей группе. – Спуская, Ален, - громоподобный голос прозвучал в стенах старого дома. Эйтан проигрывал на своём же поле сражения, и его секретность летела к чертям со скоростью полёта стрижа. – У нас есть то, что принадлежит тебе.
Повисла тишина. Лоттар подорвался с места, двинувшись к лестнице, но был остановлен главным – он давал время алиферу на размышления и был уверен в том, что в этом случае у Алена нет другого выхода. Через пару мгновений они услышали шаги, и на лестнице показался знакомый им алифер.
- Ну, здравствуй.

+1

4

Ситуация, в которой оказалась Шайлер, складывалась не совсем приятной. Девушка не могла ничего сделать. Людей в комнате оказалось слишком много, их мысли и чувства, они настолько путали и пугали, что светловолосая поддалась панике. И Эйтан ушёл из дома, насколько теперь девушка так же не догадывалась, а потому всё пугало ещё больше, заставляя теряться.
-Нет, отпустите, - алифер почувствовала как её тут же схватили и поспешили связать руки. О заботе никто и не думал, так что верёвки больно сдавливали руки, но не это было самым страшным. Девушка ничего не могла сделать. Она оказалась пленницей в собственном доме и судя по поведению этих людей, они пришли за её братом. Единственный дорогой человек, снова оказался в опасности, но теперь, глядя на эту ситуацию с другой стороны, алифер немного радовалась.
«Он дальше от этого дома и в безопасности. Братик в безопасности пока его здесь нет», -  но ведь рано или поздно, Эйтан вернётся домой и что тогда? Шайлер старалась не думать о плохом, старалась бороться с той кучей эмоций и ощущений, что так разом свалились на неё. Она привыкла к брату, но сейчас, всё было по другому и светловолосая чувствовала себя, как в ловушке, беспомощной.
Эти люди пугали, а вели себя в их доме, словно теперь являлись хозяевами. Даже сама девушка оказалась сидящей у стенки на полу, чтобы быть в поле зрения. Отвечать им не было никакого желания, и смысла Шай тоже не видела. Если она что-то и скажет, то только то, что эти люди итак уже слышали. Взгляд голубых глаз скользнул в сторону мужчины, что был видимо главарём этой шайки. Его слова о ране, заставили сердце юной девушки забиться быстрее от волнения и тревоги. В тот раз она многое высказала брату, хотела знать и вот, истина открывалась перед ней сейчас и потихоньку. Эти люди виноваты в том, что её брат оказался ранен, скрывал от неё всё это и не рассказывал.  Взгляд чистых голубых глаз помутнел. Алифер ещё до этого была обижена на брата за уход, но теперь, когда чётко начинала понимать, с чем в последний раз имел дело Эйтан, хотелось высказаться и на этот счёт. Она старалась смотреть в пол, чтобы эти чудовища, а именно такими сейчас их видела девушка, не поняли в чём причина.
В этот момент, казалось, весь мир потускнел. С одной стороны Шайлер злилась на брата, с другой хотелось, чтобы он пришёл и помог, но с третей – она знала, что если Эйтан вернётся слишком рано, то может оказаться снова в опасности с его ранами: «Пожалуйста, пусть с ним всё будет в порядке», - вот только из мыслей резко выдернули слова одного из мужчин. Подняв взгляд, светловолосая увидела, как тот, кого звали Лоттар оказался так близко и протянул к ней руку. Его мысли и чувства, от них Шайлер стало страшно и дурно. Она путалась только сильнее. Всё внутри сжалось, а сама девушка старалась как можно сильнее отодвинуться назад, не дать этому человеку прикоснуться к себе.
-Не прикасайтесь, - неожиданно для себя, тихо, но достаточно холодно произнесла светловолосая, глядя в глаза мужчине. Страх и ненависть смешивались в голубых глазах, собственные эмоции и этих бандитов. И снова приказ, её на какое-то время оставили в покое, что заставило тихо выдохнуть, но сердце продолжало биться быстрее.
Скрип половицы, и даже Шайлер взглянула в сторону лестницы: «Эйтан»,- радоваться или паниковать из-за возвращения брата домой: «Братик, их так много», - впервые девушке не хотелось быть бесполезной. Просто так сидеть дома и ждать, но даже в такой ситуации, она ничего не могла сделать.  Светловолосая сама хотела подбежать к брату, но снова оказалась в руках одного из мужчин. Крепко держа её, он приставил к горлу Шайлер кинжал, холодной сталью касавшийся кожи.
-Прости, - алифер готова была заплакать, но держалась. Сейчас она чувствовала себя виноватой, ведь ничего не могла сделать и брат, казалось, был не в самом выгодном положении. Ей было стыдно, страшно и больно от тех эмоций, что испытывали эти люди.
-Сдавайся, и может быть она останется жива, после того как мы уйдём, - эти слова прозвучали как приговор, заставил девушку побледнеть от собственных страшных мыслей.

+1

5

- Оружие, - скомандовал мужчина, неотрывно смотря на алифера.
Ален свободным жестом отцепил ножны с мечом от пояса и отдал его подошедшему Лоттару.
- Всё, Бродяга.
Со звоном кинжал упал к ногам главаря. Не стоило надеяться на то, что оно останется при нём. В прошлую встречу Даррен – их лидер, успел изучить его достаточно, чтобы знать, где и что припрятано у наёмника-самоучки. Эйтан не стал менять нахождение клинков – неосмотрительно, но с другой стороны – у него не было времени переучиваться, а в пылу сражения, потянувшись рефлекторно не к тому карману, упустишь время на удачную атаку и подставишься под удар.
Алифер добровольно отдал всё оружие, которое было при нём. Он холодно смотрел на нежеланных гостей и ничего не говорил. Не пытался вступиться за сестру, проявить непокорность и нрав – повиновался. Нож у горла сестры – достаточный повод смиренно принимать всё, что ему давали, чтобы защитить её. Даррен казался человеком чести, который сдержит данное слово, но никто не поручится за его ребят, если они решал развлечься после того, как выполнят свою задачу.
В предыдущую встречу Эйтан на собственной шкуре успел испытать силу каждого из них, и знал, что ему с ними при всём желании не справиться. Он не настолько искусный воин. Без оружие против вооружённых – вообще ничто. В его распоряжении оставалась магия, но в сложившейся ситуации он должен был действовать предусмотрительно и быстро. От его действий зависела ещё одна жизнь. Свои раны он мог стерпеть, какими бы тяжёлыми и серьёзными они ни были, но не сестры, которая стала невольной соучастницей происходящего.
- Какой послушный, - усмехнулся Лоттар, обходя по кругу алифера.
В прошлый раз им не удалось закончить начатое дело, но после личного визита на дом с приключениями, они получили прекрасную возможность заработать денег и без лишней возни.
- Мне почти жаль, что не получится потягаться с тобой ещё раз, - ухмыльнулся он, остановившись напротив алифера.
- Тогда, может, попробуешь? – бесцветным голосом предложил Ален, не сомтяр на возможного противника; его взгляд был прикован к главарю – этот представлял большую угрозу для них, чем его соратники.
Лоттар не стремился встревать в серьёзный бой и, пользуясь предоставленной возможностью, с гадкой ухмылкой нанёс удар. Подлый, низкий, но соответствующий своему хозяину. Ален не шелохнулся, нарочно подставил себя под нож. Горячая кровь тяжёлыми каплями пролилась на пол, окрашивая светлое истёртое дерево в багровый.
- cassum…
О магических способностях Алена они были не только наслышаны, но и стали свидетелями её проявления в прошлую встречу, однако Лоттар не подозревал, что его собственные действия приведут к активации заклинания. Он допустил ошибку, когда счёл, что умереть от собственного оружия Эйтану будет более унизительно, чем просто по собственной воле. Кинжал не достиг своей цели – алифер перехватил не, не позволив острию коснуться брюха. Ладонь сжала клинок, проливая кровь и отдавая дань Хаосу за дарованную силу.
Цепи прорвались из земли, разворачивая доски. Одна из них нашла свою цель, впившись в лицо Лоттара и, пройдя через него насквозь, устремилась к воину, державшему Шайлер в заложниках. Ему повезло больше, чем его соратнику, стремительно умершему от полученного ранения. Цепь обвилась вокруг шеи второго, сдавливая её. Пытаясь освободиться и не задохнуться, он выпустил девушку и занялся цепью. Тело убитого Лоттара всё ещё болтыхалось вслед за магической цепью.
Удачно сплетённое заклинание не спасало ни Эйтана, ни его сестру от остальных противников. Их по-прежнему оставалось слишком много.
Кровь из раненной руки проливалась на пол; Ален сильнее сжимал кулак, будто пытался выдавить из себя как можно больше – рана не настолько серьёзная, чтобы бояться умереть от неё раньше, чем всё завершится. Второй рукой он направлял цепь, пытаясь защитить себя и сестру. Сплести второе заклинание, совмещая его с первым, он не сможет.

Оковы пустоты

+1

6

Разворачивающаяся сейчас картина не позволяла Шайлер хоть немного здраво мыслить. Девушка чувствовала себя не только обессиленной, но и виноватой в данной ситуации. Если бы она смогла что-то сделать до того, как эти люди войдут в дом, то всё было бы иначе. Взгляд голубых глаз был полностью обращён в сторону брата. Девушка не сводила с него взора, будто боясь, что стоит ей отвернуться и с ним что-нибудь случиться. Хотя многое уже итак успело произойти в этой ситуации.
Мысли в голове метались, заставив забыть о холодной стали кинжала у собственного горла и в дополнение ко всему, в разум стали закрадываться странные и очень неприятные чувства, которые пугали ещё больше. Они соединялись с теми, что истинно испытывала молодая алифер и в какой-то момент, Шайлер готова была поклясться, что эти пугающие, жестокие и просто отвратительные эмоции её собственные. Голова потихоньку начинала болеть сильнее, но даже это ушло на второй план, когда Эйтан отдал оружие. В глазах появился немой вопрос, ведь теперь брат оставался безоружен, когда эти люди так жаждут убить его и сейчас, казалось, получают неописуемое удовольствие от его безвыходной ситуации. Он просто послушно выполнял всё, что ему говорили, и в какой-то момент в голове Шайлер мелькнула предательская мысль обиженной сестры: «А когда я просила его остаться, мы почти разругались…», - осознав подобное, девушка до боли резко прикусила свою нижнюю губу, чтобы забыть собственную обиду и прервать мысль, которая могла продолжиться не самым приятным образом. Ведь не до этого было сейчас, и к тому же, Эйтан старался ради неё. Хоть он и оставался спокойным и молчаливым, но он спустился сюда и готов был сдаться: «Братик, прости», - алифер лишь на мгновенье прикрыла глаза, чтобы не дать себе расплакаться, хотя итак уже чувствовала себя на какой-то странной грани.
И… сердце в одно мгновенье перестало биться, когда девушка увидела кровь брата. И то, что произошло дальше, не вызвало никаких хороших эмоций в ней. Боль, страх и неожиданность от того, как цепь убила Лоттара, а другая обвилась вокруг горла мужчины, что удерживал саму девушку.  Зрелище оказалось очень страшным, пугающим.
Оказавшись свободной, Шайлер отступила в сторону, но не могла дальше сдвинуться с места. Она смотрела вокруг, на то, что творилось. Рука Эйтана в крови, цепи, на одной из которых всё ещё висело тело убитого. Её недавний надзиратель всё ещё пытался бороться с другой, что душила его. Он испытывал такие эмоции, боясь вот так тут умереть. Ему не хотелось подобного. И злость оставшихся  бандитов. Слишком долго девушка провела в этом доме одна, без людей, с редкими появлениями брата, чаще оканчивавшимся спорами и обидами, его отдалением. Слишком мало она знала о том, чем занимался Эйтан и почему всё сейчас вот так обернулось. Привыкшая к чувствам и эмоциям Эйтана, Шайлер была сейчас абсолютна беззащитна перед тем что испытывалось такое количество людей. Она больше не могла пытаться закрыться от этого и  просто не могла понять и сдвинуться с места, пока не посмотрела на брата. Несмотря на всё происходящее, алифер заставила себя улыбнуться, найдя свою опору в нём и уже сделать шаг в направлении близкого, как почувствовала резкую боль в правом боку.  По телу пробежала лёгкая дрожь, когда лезвие кинжала покинуло её тело, а кровь медленно стала пропитывать шёлковую ткань, перекрашивая светло-голубой цвет рубашки в алый. Не произвольно, рука опустилась к ране, и на пальцах остался кровавый след. Сердце быстрее забилось от страха, а по телу пробежал неприятный холодок ужаса. Одному, из тех противников, что остались, удалось –таки увернуться от цепи и нанести удар.
Очень медленно, до девушки добиралось осознание произошедшего, той раны, которую ей только что нанесли. Попробовав зажать рану одной рукой, растерянная, Шайлер отступила на пару шагов в сторону, чуть не запнувшись и не упав на пол.  Взгляд скользнул по комнате, остановившись на Эйтане, а потом просто опустился к её собственной рук, что слегка дрожала.

+1

7

За годы тренировок Ален успел поднатореть в фехтовании, но никак не в магии – он знал не больше, чем нужно для совмещения магических приёмов с боевыми, но его уровень по-прежнему оставался не таким высоким, чтобы уметь контролировать два заклинания одновременно. Помещение дома слишком маленькое для того, чтобы легко развернуться в нём и выиграть себе время на сплетение другого заклинания, более эффективного в их ситуации, поэтому алиферу приходилось поддерживать Оковы – одно из немногих заклинаний, с которыми он научился управляться на должном уровне.
В прошлый раз ему не удалось выстоять против такого количества натренированных противников, но если с двумя он справился, то оставалась ещё троица, убить которых ничуть не легче, чем первых двух. Задвигая мысли о том, что сестра впервые становится свидетельницей жестокости, в том числе его собственной, Эйтан неотрывно следил за главным своим противником – лидером группы. Он был сильнее и опытнее остальных и именно ему Ален благодарен за свои прошлые ранения и продолжительные мучения, которые могли закончиться для него смертью в снегах лунного края. Ему повезло не погибнуть и натолкнуться на ту девчонку. В этот раз под удар попадала его собственная сестра, а он имел права на ошибку.
Освободить Шайлер от наёмника – меньшая из задач. Заслонить её собой, чтобы от убийц девушку отделял он и стена из живых цепей – не проблема. Избавить от остальных и не позволить им ранить её – Ален был реалистом, эта задача из области фантастики. Сам он никогда бы не справился с этим, что показывал прошлый его опыт, приведший к необходимости бежать и спасать собственную жизнь, пока нес тало слишком поздно. В этот раз бежать не получится. Эйтан отлично знал планировку их дома, но у незваных гостей было достаточно времени, чтобы всё изучить и прикинуть, каким путём может пойти их заказ. Их с Шайлер лишили возможности выбраться на улицу, но Ален собирался вернуть его обратно, а там – пары крыльев хватит, чтобы скрыться из виду.
Державший Шайлер мужчина после череды мучительных хрипов в борьбе за вдох осел на пол, отправившись к предкам следом за своим напарником. Цепь отпустила его шею, оставив на ней уродливую сдавленную полосу от душащего механизма, а у Алена появилась короткая возможность вовремя выставить блок другой цепью, чтобы защититься от идущего на него меча. Размениваться на двух менее опытных противников алифер не стал – в первую очередь он собирался бросить свои силы на то, чтобы избавиться от лидера – более сильного противника, который мог воспользоваться его отвлечённостью и убить обоих, не тратя времени на подростковые игры в героя.
Цепь устремилась к нему, но не достигла цели – Ален впервые видел, чтобы кто-то был настолько силён, чтобы разрушить магическую цепь. Звенья ссыпались на пол, обращаясь в прах и исчезая в пустоте. Алифер почувствовал сильный удар по собственной манне – несколько секунд от растерянно смотрел на своего противника, не зная, что делать дальше. Прошлая встреча преподнесла ему множество сюрпризов - за неё он не успел достаточно изучить их предводителя, чтобы знать обо всех козырях в рукавах. Прокололся. Пропустил удар.
Из лёгких выбило воздух, алифер согнулся. Мужчина напомнил ему, что вместо кулака, ласково погладившего его под дых, вполне мог оказаться меч. С ним играли, давая ещё один шанс собраться и исправиться. Реально оценивая свои шансы, Ален пустил ману на сплетение ещё одного заклинания. Пренебрегая собственной целостностью, он сделал ставки на то, что успех заклинания если не гарантирует ему решение большей части проблем, то решит хотя бы одну из них.
Хаос был благосклонен к нему. Алену хватило времени на то, чтобы сплести заклинание. Меч лидера группы замер над головой алифера, но уже не смог опуститься – прочные чёрные нити, видимые только магу-заклинателю, сковывали его, превращая каждое последующее движение мужчины в волю алифера.
- Убей их, - одного приказа достаточно, чтобы мужчина пошёл против своих, не имея сил противиться воздействию чар.
Ещё один мужчина, не заметивший изменения в лидере, пал жертвой, одним точным движением встретив свою смерть на полу чужого дома. Желая добиться максимального эффекта, Ален упустил из виду сестру – этого хватило, чтобы, отчаявшись, четвёртый наёмник решил уйти с подарком – ранив Шайлер, он стремительно хотел покинуть дом, спасая свою жизнь, но меч лидера настиг его в дверном проёме, пройдя сквозь шею.
Противник Алена, последний и самый сильный, стоял напротив него и пытался сбросить с себя действие заклинания. Эйтан знал, что это бой был бесчестным и за то, что его сестру не убили сразу, как только появилась такая возможность, он должен быть благодарен, но реалист в нём говорил громче. Подобрав с пола свой меч, Эйтан закончил дело. Лидер, усмехнувшись, закрыл глаза, принимая свою смерть.
Расправившись с последним, Ален отступил на шаг и обернулся.
Шайлер…
Его сестра была бледной и напуганной. В число главных причин Эйтан записал себя – ей довелось увидеть его таким, в чужой крови, бесчестного убийцу, каким он стал в последние годы. Он не хотел оправдываться и отрицать действительность, а мысли об этом исчезли, когда Ален заметил рану сестры.
- Шай.
Оказавшись рядом с девушкой, алифер придержал её и спешно осмотрел рану, которую она всеми силами пыталась зажать. Сместив её ладонь, Ален накрыл рану своей и пустил остатки магии на то, чтобы остановить кровотечение.

Игра кукловода
Целительство, остановка кровотечения

+1

8

Как не зажимай рану, а кровь всё не хотела останавливаться и это пугало девушку. Рубашка только сильнее меняла свой цвет, пропитываясь той кровью, что проникала сквозь пальцы. Будто ещё вот немного и она полностью станет алой. Только вот никто не заказывал перекраску ткани. Можно было бы посмеяться над этим, если бы это была вовсе не собственная кровь.  Становилось немного холодно и только страшней, а сердце билось лишь быстрее, будто предательски стараясь гнать кровь по венам ещё скорее.
Шайлер упорно пыталась  удержаться на ногах, только и думая о том, что стоит позвать брата, но в тоже время не стоит этого делать. Из-за неё сейчас у Эйтана было больше проблем и мысли на мгновенье вернулись к тому разговору: «А что если бы меня не было», - не та мысль, совсем не правильная. Если бы она могла справиться сама или не пустить этих людей в дом. Да мало ли этих если, когда винишь себя в подобной ситуации, стараясь не думать о ране, упорно забиравшей те силы, которые позволяли стоять. Было больно от собственных действий, но изменить это уже нельзя. Она замешкалась. Вырвавшись из хватки одного из бандитов, она сама замешкалась и вот к чему это привело. Позволило одному из тех бандитов, что ещё были живы, причинить ей вред. Теперь на собственном опыте Шайлер знала, как больно нечто подобное и раны, что были у её брата пугали, ещё сильней. К тому же, именно сейчас, светловолосая видела то, что происходило в их с Эйтаном доме. Видела море крови, столько смертей, и кое-что из этого было на руках родного существа. Брат был жесток и безжалостен, но пугало вовсе не это. Нечто иное было страшнее всего, что творилось на глазах светловолосой.
Все эти мысли, чувства, эмоции… они сбивали с толку, от чего кружилась и голова, а может и вовсе не от этого. Столько всего происходило сейчас. Брат убивал на глазах, желание напавших, их ненависть и страхи. Нежелание умирать. В голове гудело. Может хотелось закричать, но в горле стоял ком, а собственная рука, продолжавшая зажимать рану сама причиняла боль и чувствовалась не правильно, не привычно.
«Неужели так всегда?» - перед голубыми глазами, казалось, мелькал не мыслимый ужас. Кровь и мёртвые тела. Вот причиняют боль брату, и страх за него, отгоняет на задний план увиденные ужасы. Зажмурившись, Шайлер снова попыталась отступить на пару шагов назад, вот только ноги слабо слушаются. Вновь приходится открыть глаза. Сердце в груди вроде бы ещё бьётся. Слабость, и ощущение липкого страха холодит тело, но голос брата заставляет вновь посмотреть на него.  Снова кровь. Ещё двое мертвы, но убиты не руками брата, зато по его приказу, но вот и последний был отправлен в иной мир. Казалось, можно улыбнуться, ведь вот Эйтан жив, свободен и повернулся к ней, но слишком страшно от того, что уже произошло. От своей слабости, что медленно заставляет оседать на пол, но полностью этого сделать не получилось. Эйтан поддержал, отчего Шайлер просто облокотилась на него. Эмоции потихоньку утихали, но не все, как и страх толи это был её собственный, толи не желание двух последних бандитов умирать.
-Эйтан, - девушка не хотела, чтобы брат видел рану, она слабо, но пыталась ему помешать и всё же он убрал её руку осматривая рану. Ладонь Эйтана коснулась бока там, где ещё бежала кровь покидая тело девушки: - Всё хорошо, - Шайлер постаралась улыбнуться брату, но это была скорее вымученная улыбка, а вот рука мягко накрыла руку мужчины, останавливающую кровь: - С возвращением.. братик. - кровь останавливалась, поддаваясь действию магии, но рана всё ещё причиняла боль и слабость не спешила проходить. Шайлер пыталась улыбаться, стараясь не замечать всего того, что происходило недавно вокруг, ведь следы так и оставались наведу, а чужие эмоции всё так же слабо спутывали все чувства светловолосой. Однако, самым главным было всё же, что Эйтан был цел и был рядом, это становилось одним из самых ярких чувств. И теперь уже она упорно, на сколько только могла, старалась показать мужчине, что всё не так плохо, как ему кажется. Вот только голова немного кружилась.

Отредактировано Шайлер ван Ален (2017-02-08 00:57:29)

+1

9

Уровень целительства не позволял Эйтану разобрать с раной сестры на месте. Остановить кровотечение – это всё, на что он был способен. Спешно перевязать её, оторвав полоску ткани от первой попавшейся вещи, и думать, что делать со всем этим дальше. Он мог попытаться сшить края раны самостоятельно, не прибегая к помощи других, но не был уверен, что кинжал не задел внутренние органы. Его магии не хватит, чтобы исцелить её без угрозы для жизни, а она уже потеряла много крови. Это его ошибка, что он не смог расправиться с преследователями и они наши их дом. Оставаться здесь было небезопасно, а с сестрой в такой состоянии особо не побегаешь.
- Говори со мной.
Важно, чтобы Шайлер оставалась в сознании как можно дольше.
Уходили налегке. У Эйтана не было времени собирать всё необходимое. Приняв все меры, которые были в его силах, он собирался снова рискнуть. Ехать верхом вместе с раненной сестрой – безопаснее, но дольше. Пренебрегая элементарными мерами предосторожности, Ален нарушил секретность. Пара крыльев доставит их в нужное место быстрее, чем ноги Белегохтара. За всё время, которое Эйтан скрывался от псов дяди и вёл не самый честный образ жизни наёмника, он успел обзавестись разными знакомствами. В том числе ему посчастливилось набрести на одну целительницу. Ален знал, что его визиту она не обрадуется, но другой возможности спасти сестру, не привлекая к себе лишнее внимание, у него не было.
Собеседник на время перелёта из Алена был скверный, но необходимость требовала давать скудные ответы сестре и одновременно следить за дорогой, чтобы по пути к нужному дому не привлечь к себе лишнее внимание. Алиферы – не частые гости в городах, а если бывают – сохраняют секретность, по возможности. Эйтану было не до секретности, у него на руках умирала младшая сестра.
- Мне нужна твоя помощь.
Огорошил он целительницу, которая, увидев его на пороге своего заднего двора, рефлекторно потянулась рукой за чем-то тяжёлым и колюще-режущим.
- Ты ещё и девицу ко мне посмел притащить?! – шипела девушка, заметив, что у него на руках, закутанная в походный плащ, в полубреду находится незнакомая ей особа.
- Она умирает.
У него не было времени на ссоры и объяснения. Ален надеялся, что целительница временно задвинет свою гордость поглубже и сделает то, что от неё требуется без лишних слов и объяснений. Скрипя зубами, девушка осмотрелась – нет ли нежеланных свидетелей, и пустила незваных гостей к себе в дом.
- У меня давно не было практики, - предупредила она, - если она умрёт – это будет на твоей совести.
На его совести уж то, что она ранена, но Эйтан предпочёл об этом промолчать. Он последовал за целительницей. Давно он не был в этом доме, но ещё помнил, где его самого ставили на ноги после неудачной стычки с другим наёмником.
- Туда, - девушка с пренебрежением указала на стол, а сама отвернулась к полкам со снадобьями и инструментами, пытаясь найти то, что ей понадобится в первую очередь.
Ален делал всё, что от него требовалось беспрекословно, и ни на шаг не отходил от сестры.
- Она потеряла много крови. Я остановил кровотечение магией, но на большее моих сил не хватит. Я не такой сильный целитель, ты знаешь.
Девушка не смотрела на него. С хмурым выражением лица она осматривала рану незнакомки, избавившись от спешно наложенной повязки.
- Руки из жопы, - прокомментировала она его старания остановить кровь и помочь сестре не умереть в их доме. – Воды принеси. И, ради всех святых, Ален.. Исчезни с моих глаз на время и не раздражай собой.. Вылечу я твою девчонку.
Оставив сестру на попечительство целительницы, Эйтан ушёл во внутренний двор – смыть с рук следы крови в бочке и ополоснуть лицо, чтобы привести мысли в порядок. Он допустил множество ошибок, но доверил жизнь сестры той, которая ненавидела его больше остальных его знакомых дам. Других знакомых с даром целительства на нужном уровне у него не было, а Эйира даже с заброшенной практикой оставалась обладательницей ловких рук и добротных умений где надо. Прошло много времени, прежде чем целительница показалась во дворе, с тем же недовольным видом и сдерживаемым хмурым гневом отмыла руки от крови и с пренебрежением сбрызнула воду.
- Рану я залатала. Девушка спит. Не помрёт.
- Спасибо.
- Я предпочту вместо «спасибо» услышать, как ты сваливаешь. И этот раз окончательно, - хмыкнула целительница, собираясь вернуться в дом.
- Она моя сестра.
На пару секунд Эйира задержалась на пороге, но, ничего не ответив, скрылась в доме, не потрудившись направить Алена в нужную комнату. Он не стал надоедать хозяйке дом аи лишний раз показываться ей на глаза – отлично знал, какого ей видеть его. Сориентировавшись в пространстве, алифер нашёл нужную комнату, подтянул стул ближе к постели, на которой лежала Шайлер, и в тишине ждал, когда она придёт в себя. У него было время решить, что делать со всем этим дальше. Вернуться домой они не могли.

+1

10

Видя Эйтана рядом с собой, Шайлер была рада. Именно то, что он был сейчас тут, дарило сердцу некое облегчение от тревог и волнения. Теперь всё было кончено и с их домом тоже. Светловолосая чувствовала боль от раны, но сильнее всего были слабость и головокружение, от которых, собственное тело казалось тяжелым. И быть может, не будь Эйтана сейчас рядом, она уже рухнула бы на пол. Даже ощущение собственной крови на руках и пропитавшейся рубашке, быстро исчезло. Брат смог остановить кровотечение, но вот что делать дальше. Алифер упорно старалась держаться, не показывать слабости и пыталась улыбаться мужчине, словно всё сейчас было прекрасно, и она не стояла на грани возможной смерти. Для светловолосой, это было именно так. Родной человек, брат был цел и невредим. И не важно, на что ему пришлось пойти, что сотворить у неё на глазах, Эйтан был в порядке.  Он спас их от более ужасной участи.
Улыбка на губах девушки, потихоньку гасла, отдавая тело в распоряжение слабости. Шайлер чувствовала тяжесть, как глаза упорно закрываются и ей очень хочется спать. Она хотела просто прикрыть их, ненадолго. Сосем на чуть – чуть и бороться с этим желанием становилось всё тяжелее.
-Братик.. я хочу спать… - светловолосая уже позволила себе лишь на секунду закрыть глаза, но голос Эйтана заставил вновь их открыть. Избавил от опасности провалиться в забытьё. Он просил говорить с ним, и на мгновенье, подобная просьба показалась странной. Последние дни у них всё шло не так замечательно. Вместо разговоров споры. И тот последний, обида на уходящего брата. В голову даже закрадывалась упорная мысль, что Эйтану будет лучше без неё.  Сейчас, ведь если бы не она, всё было бы по-другому. Мужчине не пришлось бы возвращаться домой, спускаться и драться, а в данный момент упорно стараться перевязать рану и не дать ей заснуть.
«Холодно, почему…то?» - уловив собственную мысль, Шайлер уже не замечала того, что происходит. Она пыталась говорить с Эйтаном, задавать вопросы далёкие от тему того, что произошло с ним. При этом она старалась вести себя так, будто и правда ничего не происходило. Словно сейчас, она просто общается с ним перед сном и они никуда не спешат. Брат не рискует раскрыть себя, унося её от места, ставшего домом: «Куда же мы…?» - новая мысль закралась в сознание. Чувства смешивались. Слабость становилась всё сильнее, и говорить, как и держать глаза открытыми, Шайлер становилось всё труднее. Даже речь немного путалась, и в словах проскальзывали старые воспоминания. Девушка больше не могла толком справляться.
В какой-то момент их пути, алифер потеряла грани реальности, начиная бредить. Даже дыхание, казалось невероятно тяжелым. Шайлер перестала говорить, словно собираясь покинуть Эйтана навсегда. До неё доносился голос брата и ещё какой-то женский совершенно не знакомый. Приоткрыв глаза, она смогла увидеть слабые очертания, а дальше всё стало ещё сложнее.
Отголоски, звуки, пустота и слабая боль: в один миг всё это потерялось вместе с сознанием, провалившимся в сон. Уже ничего не имело значения. Шайлер и не догадывалась, что спала в комнате. Что её жизни уже ничего не грозило, и она пережила тот опасный момент, когда могла проститься со своей жизнью. И даже не догадывалась, что рядом с ней был встревоженный Эйтан.  Спасительная темнота, сейчас была одним из самых важных моментов. Светловолосая спала, какое-то время, не видя снов, пока та самая тьма не стала расступаться, пропуская яркий почти реальный сон из детства. Сколько прошло времени перед тем, как алифер пошевелилась, просыпаясь и пытаясь открыть глаза.
-Эйтан.., - брат был первым, что она увидела и слабо улыбнулась. Немного поморщившись, Шайлер моргнула пару раз, стараясь прогнать сон, но слабость не хотела уходить. Она всё ещё чувствовала тяжесть, но важнее было другое: - Братик… прости, - осознание произошедшего, едва уловимое понимание того, что они не дома и чувство вины за своё поведение, заставили сразу же извиниться перед мужчиной. Прикусив губу, Шайлер постаралась приподняться на кровати, чтобы присесть. Воспоминания о произошедшем в их доме сразу же вернулись, вместе с пониманием, что у них нет места, нет укрытия, куда можно возвращаться: «Было бы ему проще и лучше без меня», - в голубых глазах отразилась печаль, поэтому Шайлер отвела взгляд, снова поморщившись от боли в ране.

+1

11

Эйтан не отходил от постели сестры. Его мало волновало, как он выглядел в её глазах, когда, уподобляясь безжалостному монстру, отнимал чьи-то жизни. Этого требовала ситуация. Он жалел о том, что не обошёлся с незваными гостями жестче и упустил одного из них из виду, позволив тому нанести смертельную рану его сестре. Шайлер могла погибнуть из-за его неосмотрительности. Ален не проверил всё тщательно, чтобы за ним не увязался хвост и сам вывел наёмников на их дом. Годы спокойной жизни вдали от поселений остались в прошлом. Найти новый дом, который укроет их с ненужных глаз – задача сложная. Думать об этом Эйтан не стал. Обвиняя себя в произошедшем, жизни в тела не вернёшь, но мысли вертелись в голове и он ничего не мог с этим сделать.
Алифер не отреагировал на шаги в коридоре. Целительница поднялась наверх, собираясь пройти мимо в свою спальню, но остановилась, смотря на него. Эйира ничего не говорила, но Ален догадывался, что за прожитые годы у неё накопилось достаточно слов, чтобы до конца его дней костерить его за всё «хорошее». Он мог пообещать ей, что уйдёт, как только сестра встанет на ноги, а остальное время не попадаться ей на глаза – всё, что он мог в этой ситуации. Его извинения ни к чему не приведут. Разве что Эйира собственноручно засунет их ему в такие места, о которых Ален не догадывался.
- Ты мог пойти к кому угодно, но явился именно в мой дом.
Мог. Среди лекарей и целителей хватало знакомых, и вариант явиться к ней был не самым близким по расположению к дому в лесу. Эйира это знала, а он не собирался отрицать и объясняться. Сам не знал, нахрена явился к ней, пренебрегая более спокойными возможностями всё уладить без лишнего шума и разборок на повышенных тонах.
- Хотел убедиться, что ты не наложила на себя руки.
- Я бы наложила их на тебя.
- Давай.
- Что..?
- У тебя есть прекрасная возможность.
ссориться у постели сестры – верх идиотизма. Ален знал, что целительница сделала всё, что в её силах, и жизни Шайлер больше ничего не угрожает. Она придёт в себя со временем и вряд ли могла слышать этот разговор. Эйтан помнил себя, когда попадал в схожую ситуацию и лежал в беспамятстве на протяжении нескольких суток, пока его организм боролся за жизнь.
- Рука.
Выдавила из себя с натяжкой Эйира, бросая слова с нарочитой небрежностью.
- Да, рука. У меня их пока ещё две.
Ален нал, к чему она клонит. Магия Хаоса требовала от него жертвы, и он её принёс. Кровь сестры и свою собственную алифер отмыл, но обрабатывать рану не стал – было и хуже, чем глубокий порез на ладони. Основной удар приняла на себя Шайлер, а его рана затянется сама без участия целителей.
- Лучше бы у тебя была хотя бы одна голова.
- Вместо руки?
- Вместо руки.
- Правой или левой?
- Левой. Она всегда мне не нравилась.
Эйтан усмехнулся.
Целительница больше ничего не сказала и на исцелении или обработке раны настаивать не стала. Ален услышал её отдаляющиеся шаги в сторону спальни, и на несколько часов воцарилась тишина. Пока Шайлер спала, он старался следить за безопасностью дома. Лучше побыть немного параноиком и перестраховаться, чем незваные гости нагрянут в дом целительницы. Шайлер пришла в себя, когда он недавно вернулся с очередного обхода и занял насиженное место у её постели.
- Ты как?
Извинения должен был приносить он, но Ален опустил все ненужные ранимые речи в стороне. Его больше волновало физическое состояние сестры, чем моральное их обоих.
- Не вставай, - алифер настоятельно придержал сестру за плечо, не позволяя ей сесть и лишний раз встревожить рану. – Эйира хорошая целительница, но если никто не мешает действию её чар.
Сестра говорила мало и в основном прятала глаза. Ален не был идиотом и понимал, что сестра может лишний раз накручивать себя по поводу и без – для этого не обязательно обладать навыками телепатии или эмпатии. Он воспитывал её с младенчества.
- Твоей вины нет в случившемся.
- Пришла в себя?
Послышался голос целительницы и Ален обернулся, глянув на неё через плечо. Эйира услышала два голоса и поднялась наверх. Не спрашивая дозволения, она прошла в комнату и направилась к крылатой, чтобы осмотреть её рану. Ей действия были выверенными и умелыми, но немного отрывистыми, выдававшими напряжение, сковывавшее её с тех самых пор, как ей подкинули работёнку.
- Есть будешь? С дыркой в брюхе – проблематично, но я быстрее от вас избавлюсь, если ты начнёшь питаться.

+1

12

Было грустно осознавать такой поворот событий. Шайлер, упорно старалась не думать о том, что раз за разом возвращалось в её мысли. Нет, она не боялась и не винила Эйтана ни в чём. Девушка была просто счастлива, что с братом всё в порядке и даже не сильно задумывалась, что оказалась, ранена сама. В том, что случилось в их доме, среди того ужаса алифер нашла одно спасение, в нём. В родном существе, которое было дорого. Как странно, осознавать, что волнуешься и тревожишься за него, но в тоже время, не суметь представить, как волнуется он за тебя или наоборот.
Шайлер думала только о том, что теперь будет. Боялась, что мужчина придумает причину уйти, но охотиться не за кем, а мстить? От этой мысли начинало болеть сердце. Рана причиняла неудобства, особенно, когда девушка попыталась приподняться, но рука Эйтана остановила её движение, заставляя вернуться в исходное положение. Светловолосая послушно опустилась на кровать, и коснулась руки брата своей, едва сжимая. Она просто не знала что говорить, как поступать и отводила взгляд, потому что боялась, что брат увидит те чувства и эмоции, отражавшиеся в её глазах. Спасали только вопросы и ответы Эйтана.
-Всё хорошо, только… ничего, - заставив себя улыбнуться, хоть на короткий миг откинуть все тревоги и непрошенные мысли, Шайлер взглянула на брата. Она упорно старалась показать, что всё не так плохо, ведь не хотела, чтобы Эйтан переживал и тревожился больше, чем есть сейчас, поэтому не стала договаривать. Она просто решила немного сменить тему разговора: - Ты сказал целительница? Где мы?
Задавшись вопросом, светловолосая наконец-то осмотрела место, где находилась. Пришлось просто немного покрутить головой. Это точно был не их дом, и вообще не знакомое ей место. Комната, окно, кровать и другая мебель. Чужое место, которого она просто не знала. Алифер хотела уже ответить о своей вине, но не успела. Девушка была ещё слишком слабой, чтобы как-то быстро отвечать. К тому же в комнату вошла не знакомая женщина, сразу же начав задавать вопросы, она направилась к Шайлер. И тут светловолосая снова ощутила нечто неприятное. Это было не из-за раны, а из-за чувств и эмоций, резко ударивших по ещё слабой  и только пришедшей в себя особе. Начинала болеть голова. Ужасное, неприятное и не привычное ощущение, обострённое слабостью организма. Словно злость с ненавистью переплетались и добавлялось что-то ещё. Такого алифер не ощущала даже там, в доме, а ведь вломившиеся к ним люди не были самыми добрыми, хотя по своему и радовались встрече.
Взгляд голубых глаз сразу же скользнул в сторону Эйтана. Шайлер молчала, но в её глазах отражались страх и сомнения. Она не знала, что ответить этой женщине на такие вопросы, но ещё больше не хотелось оставаться с ней наедине, не говоря уже о появившемся желании поскорее покинуть это место, как того и хотела хозяйка. Во взгляде голубых глаз отражалась надежда на то, что брат поймёт сомнения. Да и голода не было, просто хотелось разве что пить, только и подобные слова было трудно озвучить, будто язык не поворачивался сказать ей что-то в ответ. Светловолосая напряглась.
-Я.. я… немного, - сказать нет, алифер не смогла. Она лишь сразу же поспешила отвести взгляд в сторону, снова ощущая не самые приятные мысли, что подкрадывались.
«Если бы не я, Эйтан не вернулся бы туда. Не пришлось бы драться, и если бы не моя рана… он бы не сидел со мной», - сжав в руке простыню, девушка смотрела в противоположную сторону. Мысли скакали с места на место: счастье, то горечь, то желание сбежать, порождая самую бредовую мысль, уйти, когда Эйтан будет спать. «Я не могу его оставить, братик столько делал ради меня и сейчас… но если бы не я», - вздохнув, Шайлер прикрыла глаза стараясь отключиться от собственных мыслей и тех эмоций, испытываемых так ярко. Ведь она готова была прямо сейчас встать с кровати и уйти, как и хотела целительница, которую она даже не знала. «Что я могу сделать для него? Ради него? Что?» - и словно ответом на эти мысли отражались другие, тёмные и страшные.

+1

13

Объяснить, где они находятся… Ален не смог. Разговор прервала своим появлением целительница, а алифер упорно не знал, как её «обозвать» так, чтобы не обидеть и не сделать хуже сестре. В добропорядочности Эйиры Эйтан не сомневался. Он знал, что она тщательно заботится о больных и выхаживает каждого, кто нуждается в помощи, но это было тогда – много лет назад, когда они оба ещё работали в паре. Заброшенные вещи в комнате, предназначенной для осмотра больных, сулили о том, что практики действительно давно не было, а Эйира прикрутила свой стабильный и хороший заработок, окончательно забросив работу в качестве целители. О причине он догадывался, но предпочёл смолчать.
Первый вопрос целительницы не нуждался в ответе, поэтому Ален помалкивал, не вмешиваясь в происходящее. Им обоим будет лучше, если он сделает вид, что его здесь нет. Колебания сестры и страхи, порождённые обществом незнакомой женщины, понятны ему. Объяснить большего о не мог, но решил, что дал Шайлер знать, что обмолвится с ней парой слов после того, как целительница закончит со своей работой и они останутся одни. Зная о способностях сестры, Эйтан предполагал, что в нынешнем её состоянии ей тяжелее воспринимать эмоциональный фон окружающих её алиферов. Он привык держать эмоции под контролем и «выдавать их порционно», но это не касалось целительницы. Ален предполагал, что испытывала Эйира и что из этого могла ощутить на себе Шайлер – её взгляд, обращённый к нему, говорил многое.
Целительница бесцеремонно осмотрела рану девушки. Эйтан не сомневался, что свою работу Эйира выполнила качественно, но заглянул за её плечо. Рана выглядела значительно лучше, чем в день, когда они прибыли в чужой дом незваными гостями. Это радовало, но его сестре потребуется время, чтобы восстановиться, а он понимал, что ни в каком месте нельзя задерживаться на долгое время. Он не хотел доставить целительнице больше проблем, но понимал, что мог. Тянуть за собой Шайлер, когда она в таком состоянии – безрассудство. Он не натренированный воин, который вынесет долгий самостоятельный перелёт.
- Хорошо, - заключила Эйира, закончив с осмотром.  – Внизу, в котелке, похлёбка.
Отличаясь немногословностью, целительница поставила на стол у кровати небольшой пузырёк, накрытый несколькими слоями плотной ткани.
- Мазь наносить три раза в день, - обратилась она к Эйтану, не глядя на него. – И убедись в том, что не забыл вымыть руки. Возиться с гнилью я не стану.
Целительница вышла из комнаты, Эйтан ничего не сказал. Он подождал, пока шаги стихнут, а хозяйка дома не услышит их разговора.
- Это её дом. Я принёс тебя сюда, потому что она хороший целитель и могла справиться с твоей раной. Она не очень гостеприимна и довольно груба и резка в словах, но не принимай это на свой счёт. Это моя вина.
Алифер не вдавался в подробности причин, которые изменили отношение целительницы к нему, но должен был сказать пару слов о ситуации в целом, чтобы Шайлер не винила себя в происходящем. Его сестра не могла противостоять такому количеству противников, а он допустил ошибку, когда не убедился в отсутствии хвоста.
- Я принесу еду. Не вставай.

+1

14

Шайлер итак плохо себя чувствовала, а от присутствия этой женщины становилось только больше не по себе. Светловолосая просто не знала куда себя деть. Слабость ещё не прошла, а эмоции и чувства, что ощущались слишком ярко, давили с огромной силой. Хотелось просто сбежать, спрятаться там, где её никто не найдёт. Вернуться домой. Да, пусть дом разрушен, пусть в нём было столько смертей, но главное они с Эйтаном живы и брат сейчас был рядом. Голубые глаза смотрели на мужчину с надеждой, и в его взгляде, присутствии она уловила то, что помогло на секунду успокоиться и не пытаться сопротивляться действиям этой незнакомой женщины.
Нужно было только дождаться, когда эта незнакомка уйдёт и тогда, она сможет узнать хотя бы часть того, что происходило. Ей нужно было успокоится и брат мог дать ответы после, а пока приходилось терпеть и слушать эти грубые замечания со стороны целительницы. В какой-то момент, Шай просто не выдержала и отвернулась. Она знала, что эта женщина ещё здесь, но вот прозвучало последнее наставление в той же грубой манере и она покинула комнату. В помещении было тихо, так что можно было ещё услышать удаляющиеся шаги, но когда всё стихло, голос Эйтана заставил повернуться и взглянуть на него.
От его слов, на мгновенье во взгляде отразилась печаль. Светловолосая тут же поспешила отвести взгляд, просто опустить его на свои руки, в пальцах которых она теребила ткань покрывала. Она итак знала, что брат всегда чем-то занят, и во время своих путешествий знакомится и общается с другими, но сейчас ей стало грустно от нового секрета. Сложно сказать, что и сама девушка не стала бы что-то скрывать от Эйтана, чтобы не тревожить его или позаботиться, но сейчас ей хотелось, чтобы между ними было меньше секретов. Вот только с каждым разом их открывалось всё больше и больше. Хотя сути светловолосая не знала.
-Вот как…, хорошо, - это всё что могла сказать сейчас Шайлер, не поднимая взгляда на мужчину. Она ещё больше захотела оказаться подальше от этого дома, от этого места. От женщины, которая вела себя подобным образом из-за Эйтана. И причиной почему, он оказался сейчас здесь, снова была именно она. Ткань только крепче была сжата в пальцах, но когда алифер сказал, что уйдёт за едой, Шайлер не задумываясь приподнялась и ухватила его за руку.
-Эйтан, - светловолосая подняла на брата взгляд, крепко удерживая того за руку и не собираясь отпускать сейчас куда-то. Есть совсем не хотелось, даже если она сказала, что немного поела бы, то в данный момент аппетит вообще пропал. Те странные чувства потихоньку отступали, но не хорошие мысли совсем не собирались отпускать. – Эйтан, пожалуйста, давай уйдём отсюда сегодня же. Давай покинем этот дом, прошу тебя, - если раньше Шайлер просила брата не уходить, но он не стал её слушать, то сейчас в её взгляде, словах и том, как крепко из возможных сил она держала его за руку, говорило о серьёзности её просьбы. – Давай уйдём отсюда сегодня домой или найдём новый дом, я не хочу оставаться здесь.
Шайлер надеялась, что брат поймёт её и услышит. Она хотела уйти вместе с ним, чтобы не видеть эту женщину, не чувствовать этих страшных и непонятных эмоций в отношении них. Или самого Эйтана. Она хотела знать, что сделал брат этой целительнице, что она испытывает столь негативные чувства к нему, но мысли подкидывали одну и туже фразу: «Он ничего тебе не расскажет сейчас, ведь ничего не рассказал раньше», - от этой мысли, светловолосая невольно поморщилась. Да и поза в которой она сейчас находилась не давала возможности забыть о ране, как и помочь ей быстрее залечиться.
Шайлер была уверена, что не хочет больше оставаться в этом доме и готова была сделать всё, чтобы покинуть его как можно быстрее. Эта женщина, её отношение, поведение и эмоции, которые она вызывала пугали и сбивали с толку. Девушка забывалась, сама начиная путаться в своих мыслях. И даже толком не могла понять, то ли она злилась на Эйтана за что-то, то ли это её собственное состояние так влияло сейчас на неё и отношение ко всему происходящему.
«Но если мы уйдём, то куда? Где мы будем жить теперь?» - только сейчас данная мысль была осознала, хотя и не столь значима, ведь вместе с братом, они могли найти новый дом в тихом месте: «И все начнётся сначала… он будет уходить, а я буду ждать и переживать. Возможно, однажды он просто не вернётся», - от этой мысли, Шайлер только крепче сжала руку брата, шмыгнув носом.

+1

15

Эйтан слишком много и слишком часто общался с женщинами, чтобы знать, что «хорошо», сказанное с такой интонацией, имеет полностью противоположное значение. Его методы убеждения никогда не действовали должным образом, а эмоциональный фон Шайлер оставался нестабильным, чтобы внимать словам брата и не задавать лишние вопросы. Он всегда всё держал в себе, не позволяя ей вникать в подробности, сестра пыталась сделать то же самое, но в силу эмоциональности оставалась открытой книгой, которую он мог полистать при желании. Скверное настроение сестры лежало на поверхности, а он понятия не имел, что с этим сделать. Проигнорировать, потому что другого выхода у них не было. Не в том состоянии, в котором оказалась сестра по его вине.
Крылатая не позволила ему уйти. Ален остановился и вопросительно посмотрел на сестру через плечо, давая ей возможность высказаться без его словесных «толчков». У неё была на это причина, и он хотел её выслушать. Шайлер просила его уйти – просьба на эмоциях. Рациональной мышление приказало бы стиснуть зубы и терпеть хамское отношение, потому как это единственное место, где они могут восстановить силы для продолжения пути. Эйтан понимал, что представляют собой эмпатические способности, но сам эмпатом не был и помочь Шайлер совладать с её эмоциями он не мог. Для этого им нужен был такой же одарённый человек, который прожил достаточно, чтобы совладать с эмпатией и научиться вести эмоции, а не быть ведомым ими.
Его сестра всегда молча следовала за ним и не выказывала неповиновения, но в этот раз она не стремилась жить по старым правилам. Эйтан чувствовал эти перемены в её настроении, но не знал точно, что смогла почувствовать и понять его сестра из эмоций хозяйки дома. Предполагать и точно знать – не одно и то же, а разница слишком велика, чтобы допустить ошибку одним неосторожным словом или действием.
- Мы уйдём отсюда.
Ален заговорил, когда сестра смолкла. Он говорил спокойно и решительно и своими словами мог породить надежду на то, что впервые старший брат соизволил к ней прислушаться, но после разбил эти мысли.
- Но это произойдёт не раньше, чем затянется твоя рана.
Он старался донести здравую мысль до сестры и почти жалел о том, что сам не умел влиять на эмоции. Общаться с другими девушками отчего-то всегда было проще, чем с родной сестрой. Добиваться своего при наличии желания – тоже. С Шайлер выходило сложнее – её он боялся обидеть неосторожным словом, и понимал, что, настаивая на своём, именно так поступает. По-своему, как привык, эгоистично.
- Если мы уйдём сейчас, велик риск, что твоя рана откроется. В походных условиях легко занести в неё грязь или пропустить время, необходимое на лечение. Я не целители и не лекарь, Шай. Я не смогу оказать тебе необходимую помощь, если что-то пойдёт не так.
Он мог пренебречь своей жизнь, но не головой сестры. Иначе зачем это всё было?
- Мы не можем вернуться в наш стары дом, а найти новый – необходимо время. Я займусь этим, пока ты поправляешься. Как только твоей жизни больше ничего не будет угрожать, мы уйдём из этого дома и больше не будем пользоваться гостеприимством Эйиры.
«Гостеприимством» - громко сказано. Целительница не жаловала незваных гостей, но терпеливо относилась к ним из-за ранения Шайлер и, возможно, чего-то старого и не забытого, но Ален старался в это не лезть. Его больше волновало состояние здоровья сестры, чем старые расприи и то, что должно остаться в прошлом и больше не всплывать, если они хотят выжить под этой крышей.
- У нас будет новый дом, но не сейчас.
Ему казалось, что он разговаривает с ребёнком. Пытается доказать, что он прав, но не знает, какими словами донести это до того, кто мыслит иначе, не зная жизни за пределами дома так, как он это знал.

+1

16

Шайлер сжимала руку брата. Она не хотела отпускать его и верила в то, что он поймёт желание девушки, поскорее уйти из этого не гостеприимного дома. Его ответа, алифер ждала с надеждой на понимание и согласие. Если бы Эйтан только знал, как сильно она хочет покинуть этот дом, что готова вот прямо сейчас встать с кровати и уйти не задумываясь о своей ране. Она снова хотела оказаться в тихом месте, где её мысли, чувства и эмоции придут в нормальное русло, а не будут в полном смятении метаться туда – сюда.
То, что она испытывала в эмоциональном плане пугало и убивало светловолосую. Шайлер пыталась осознать мысли и чувства той женщины, покинувший комнату не так давно,  но они были страшней и сильнее велись в ослабленное раной и тяжёлым состоянием, сознание молодой девушки. Она любила своего брата, но сейчас ощущала к нему смешанные чувства. Это было для неё очень тяжёлым испытанием. Собственные мысли путались. Они были то тёмные и страшные, то такие положительные, что хотелось закричать от быстрой смены.
Эйтан заговорил, давая надежду. Шайлер подняла на него взгляд. Этот взгляд был иным, добрым, ласковым и полным надежды, она начала улыбаться, ведь своими первыми словами он дал надежду на понимание и согласие. Рука мужчины была крепче сжата в хрупких руках девушки, но дальнейшее было словно гром среди ясного неба. Это был суровый приговор ей. Если бы Эйтан понимал, как тяжело было девушке, но он действовал из хороших побуждений, алифер пыталась убедить себя в этом. Она понимала, что брат заботиться о ней, но чувства лекаря не спешили покидать.
Он был прав в своих словах. Если они уйдут сейчас, то нет гарантий, что Шайлер не станет в пути ещё хуже и тогда, что они будут делать. Девушка может погибнуть, но здесь уже была совсем иная ситуация и мысли уверенно возвращали светловолосую в них: «Ему станет проще жить, если меня не станет, но братик… ты снова хочешь оставить меня, ещё и тут? Нет, это не так, Эйтан просто волнуется обо мне, я не должна так думать», - светловолосая медленно менялась в лице, слушая брата. Улыбка сошла, взгляд потускнел и Шайлер отвернулась от Эйтана. Руки невольно ослабли, отпуская брата, не удерживая его рядом с собой. Он всегда уходил, и даже сейчас собирался уйти, оставить её лечиться у этой женщины.
«Почему ты всегда оставляешь меня? Оставлял дома, оставляешь с этой женщиной», - Шайлер была обижена и злилась, но старалась не показывать этого брату. Она упорно пыталась доверять ему, поступать так же, как всегда поступала.
-Хорошо, Эйтан, если ты считаешь, что так будет лучше, - она не знала что ещё сказать в такой ситуации. Желание покинуть этот дом было слишком сильно, а мысли о том, что брат всегда старается покинуть её, оставить не уходили, подпитывая тяжёлые эмоции. – Гостеприимство, а разве мы пользуемся им сейчас? Она не рада и хочет, чтобы мы скорее ушли, - едва слышно проговорила Шайлер. Есть расхотелось совсем. Светловолосая снова аккуратно опустилась на подушку, смотря в сторону окна. Она не знала, как отреагирует брат на такое согласие, ведь в голосе девушки в этот раз не было привычных добрых эмоций. Шайлер была подавлена его отказом и очередными неаккуратными словами.
«Я лишний груз за которым надо следить. Зачем он заботиться обо мне, спас, если ему так тяжело находиться рядом со мной. Будет ли ему легче без меня?» - в сознание закралась ещё одна подлая мысль, подталкивающая Шайлер к побегу. – Прости братик, я совсем не хочу есть, -  проговорила светловолосая и закрыла глаза.

+1

17

Эйтан вздохнул.
Не мог он дать Шайлер того, что она хотела – оставить её в покое и быстро убраться из чужого дома. Алифер ссылался на то, что сестра поймёт, но она, как привыкла, смирялась с принятым им решением и не особо не возражала. Покорность, с которой она принимала всё, шла ему на руку, но с чисто моральной стороны – нет. Рассказать всё сестре, как есть, и усугубить ситуацию ещё больше? Промолчать, как привык, и уйти, оставив её один на один с чужими эмоциями, которые она не в состоянии отделить от своих?
- Я догадываюсь, что сейчас ты чувствуешь ревность и ненависть ко мне, но это не твои чувства.
Хочется верить.
Ален никогда не умел говорить и подбирать слова – этому учат аристократов с детства, но его детство и юношество прошли в побегах от стражей императора и в попытках спасти сестру от участи погибнуть из-за чужих предрассудков. Легенда, которой поклонялись и исправно следовали заветам, в его глазах стала вымыслом. Он не видел ничего невиннее и искреннее, чем его сестра, и не мог понять, как кому-то пришло в голову считать алиферов, подобных ей, порождениями Хаоса. Выверенное годами предположение ничего не даст, если он обнародует эту информацию. Сколько бы лет ни прошло, ей грозит та же казнь, что и в день её рождения.
Если отец не хотел пожалеть тебя, то остальные и не задумаются о принятии.
Думая, что сказать дальше, Эйтан сел на край кровати ближе к сестре; старался не потеснить её и не вынудить отодвинуться – лишний раз не тревожить рану.
- У неё есть причины так относиться ко мне, но я не могу здесь ничего изменить и облегчить твою жизнь.
Шайлер права – он не эмпат и телепат, чтобы понимать, насколько ей тяжело бороться с чужими чувствами, когда собственный организм ослаблен раной. Если бы он знал, как исправить ситуацию с целительницей без вреда для сестры, он бы это сделал. Как всегда. В ущерб остальным и себе.
- Я знаю, что ты можешь сконцентрироваться на том, что чувствуешь сама. Если хочешь, я попрошу у неё успокаивающую настойку.
Интуиция подсказывала алиферу, что настойкой он не отделается, но он пытался. Криво и косо.
- Выговорись, если тебе станет легче.
Почему с женщинами так сложно?
- Тебе надо поесть, чтобы восстановить силы, - понимая, что этого аргумента не хватит, он добавил другой, более актуальный: - Тогда мы быстрее покинем это место и эмоции Эйиры больше не будут досаждать тебе.
Ален попытался перевести тему разговора, но не встал с кровати, чтобы пойти и принести еду. Он уповал на то, что Шайлер сама этого захочет. Из чувства надобности и понимания, что так будет лучше для них двоих.
- Я могу покормить тебя с ложки, если придётся, - алифер усмехнулся, пытаясь разбавить обстановку, но не был до конца уверен, что у Шайлер есть желание принимать скомканные шутки.

+1

18

Тихий вздох. Это всё о чём можно говорить сейчас. Именно он сорвался с губ юной алифер, лежавшей на кровати с закрытыми глазами, и боровшейся со своими внутренними голосами.  Шайлер не понимала своих чувств. Она не могла отделить остатки эмоций лекаря от своих собственных и при этом, уже была просто не в состоянии это делать. Отказ Эйтана больно сказался на том фоне, который был у светловолосой сейчас. Она просто лежала, закрыв глаза, и старалась не думать ни о чём, а если мысли появлялись, то пыталась перевести их в иное русло.  Девушка боялась сама возненавидеть брата, под влиянием чужих ощущений. Тревоги, сомнения, непонятные чувства и злость на брата, при этом не желание отпускать его от себя: все это крутилось водоворотом ослабляя организм ещё больше. Шайлер отказалась от еды, но сейчас она прекрасно ощущала, что кусок не полезет в горло. Казалось, от одной мысли об этом её просто начнет тошнить. Рана немного ныла, а в комнате на какое-то время повисла тишина. Она сама не замечала, как подавленное состояние отражалось бледностью на лице.
Алифер очень боялась, что Эйтан просто развернётся сейчас и уйдёт, оставит её снова одну, отправившись на поиски неизвестно чего, пропадёт.  Здоровая, Шай сходила с ума и волновалась, а с такой раной – девушка не знала, что будет делать, но ничего хорошего - это было самым очевидным обобщённым вариантом.  Голос мужчины заставил открыть глаза и устремить на него немного затуманенный взор ясных голубых глаз. Он сел рядом, алифер не попыталась отодвинуться, но и не потянулась к брату рукой. Эйтан был прав, Шайлер испытывала к нему ненависть и ревность, а ещё сильную обиду и желание защитить, помочь чем-то. Какие эмоции были не её сложно сейчас  судить, возможно, даже ревность и ненависть являлись частью чувств светловолосой.  Девушка молча выслушала брата и не смогла не улыбнуться, на его последнюю реплику.  Не смотря на попытку мужчины защитить от лишних движений, чтобы не тревожить рану, Шайлер приподнялась и придвинувшись к брату приобняла того.
-Я не хочу успокаивающую настойку, - тихо проговорила девушка. Её голос звучал немного обиженно, но сейчас в нём было немного больше эмоций, чем пару минут назад. Светловолосая посматривала на брата, пытаясь разобраться, но не знала, как спросить у  него о том, что произошло. Почему эта женщина  испытывает к нему такие чувства, заставляя даже её ненавидеть родное существо, всегда остававшееся рядом и каждый раз возвращавшегося домой. – Будешь кормить меня с ложечки, как маленького ребёнка? Но я ведь уже большая, хотя я не против, - с лёгкой улыбкой на губах, произнесла Шайлер. Сейчас ей стало немного легче, и одной из причин было то, что Эйтан не ушёл, а остался рядом с ней. Разговаривал, хотя и скрывал произошедшее между ним и этой женщиной. От этого крылатой хотелось как можно дольше удерживать Эйтана рядом с собой, не отпускать ни на минуту. 
«Попросить объяснить? Зачем, он всё равно ничего не расскажет», - Шай вспомнила их разговор дома, о том, как она хотела узнать про рану и всё, что услышала в ответ:
- Какая разница: где и как я получил ранение. Как знание причины поможет тебе меня исцелить или уберечь от этого в будущем? Я вернулся. Я живой. Этого недостаточно, чтобы перестать беспокоиться? – слова брата эхом пронеслись в голове, и к горлу подступил ком, который Шайлер постаралась скрыть от Эйтана: «Выговорится, чтобы стало легче, но он всё равно не услышит, как тогда, сделал по-своему».
-Я хочу скорее покинуть это место… не хочу чувствовать эти тяжелые эмоции. Они страшнее тех, что испытывали люди, пришедшие к нам. Почему она так относится к тебе… так сильно и ярко, - проговорила светловолосая, почти соглашаясь на еду. Вот только сможет она заставить себя поесть или нет, дело совсем другое.  Алифер решила сдаться. Аргумент предоставленный Эйтаном был весьма веским. Чем быстрее она поправится, тем быстрее они покинут этот дом, эту женщину с её слишком яркими чувствами к брату. Прикусив губу, Шай снова взглянула на мужчину и немного устало улыбнулась ему: - Я хочу поесть с тобой, вместе. Можно, братик? – ещё одна попытка, не дать Эйтану оставить наедине со своими мыслями. Так он обязательно вернётся и снова побудет с ней, какое – то время.

+1

19

Шайлер придвинулась ближе. Неожиданно Эйтан почувствовал, как тонкие руки девушки увлекают его в объятия – она прижалась к его боку, не отпуская от себя. Несмотря на эмоции, давившие на неё за всё время пребывания в чужом доме, глубоко внутри эмоционального нестабильного фона сидела его младшая сестра – светлая и солнечная, которая всегда и во всём пыталась увидеть положительные стороны. Ален легко улыбнулся и приобнял сестру одной рукой, касаясь мягких светлых волос на затылке. Он не хотел тревожить её рану ни неудобным положением тела, ни своим неосторожным прикосновением.
- А как мне ещё с тобой поступать, если ты отказываешься есть самостоятельно?
Благодаря вмешательству целительницы надобность в кормлении сестры по ложке не появилась. Всё сказанное – шутка, не более. Будь у них больше времени и теки жизнь в размеренном русле, без постоянного шанса влипнуть в очередные неприятности и притянуть их с собой в это место, он, возможно, взял бы на себя роль старшего брата, который периодами валяет дурака и способен уделить сестре двадцать минут своего времени на шалости. Шайлер вышла из возраста ребёнка и в понимании Эйтана не нуждалась в таких поступках. Он вообще не помнил, чтобы когда-то позволял себе нечто подобное.
Шайлер в очередной раз задела тему, которую он не хотел обсуждать. Многие моменты из его жизни оставались за пределами дома. Эту чернь Эйтан всеми  силами старался сдерживать, чтобы она не касалась сестры. В его понимании её жизнь была отягощена постоянной необходимостью скрываться, жить в уединении – вынужденной ссылке, которая, возможно, никогда не закончится, потому что он не знал, как это исправить. Переписать вековые традиции и законы – невозможно. В особенности ему – убийце, похитителю и кем ещё его выставил дядя после смерти брата и невестки?
- Некоторые мои поступки приводят к последствиям, которые невозможно исправить, - уклончиво ответил алифер.
Желание Шайлер поесть он воспринял, как удачный шанс сменить тему. Он понимал, что ей скорей всего не хочется, что из необходимости и отсутствия другого выхода, надо.
- Сейчас принесу.
Высвободившись из объятий сестры, Ален вышел из комнаты и спустился вниз. Проходя мимо комнаты целительницы по коридору в направлении кухни, он заметил Эйиру. Бросил на неё короткий взгляд, но решил не задерживаться. Вопреки его планам, девушка сама напомнила о себе.
- Вы не похожи, как для брата и сестры.
Ален остановился.
Эйира не смотрела на него и перебирала вещи, хотя в этом не было никакой необходимости – целительница пыталась чем-то занять руки и иметь слабый повод не смотреть на незваного гостя.
- Я пошёл в отца, она – в мать, - Эйтан пожал плечами. Этот факт никогда не доставлял ему неудобств, а чаще играл на руку, но целительница пыталась за что-то зацепиться. По эмоциональному фону Шайлер алиферу не составило труда понять, что старые чувства целительницы никуда не исчезли. Своим появлением он снова всколыхнул их. Ей хотелось разрядки, выговориться, накричаться, а каждая её попытка отгородиться и не пересекаться в небольшом доме неизменно приводило к тому, что это происходило. Случайно или из её желания в чём-то себя переубедить.
Алифер предположил, что разговор исчерпан. Эйира долго молчала, когда, когда он позволил себе поверить в то, что сможет уйти, она остановила его снова.
- Это случилось из-за тебя.
- Я не знал!
- А если бы знал, что-то изменилось бы..?
Ален молчал. Он знал, что Эйира почувствует ложь.
Целительница усмехнулась.
- Ты говоришь, что делаешь всё ради тех, кто тебе дорог. Но… Эйтан, ты действительно веришь в это? Все, кто находится рядом с тобой, неизменно страдают от твоих решений. Всё, что ты считаешь правильным, приносит ещё больше боли и страданий.
- Я не…
- Не перебивай, - целительница махнула рукой. Он почувствовал в воздухе лёгкое колебание магии – сдерживать выплески вместе с эмоциями сложно. – Я ради тебя пожертвовала всем. Ты не знал, хорошо, но ты чувствовал, что моей магии не хватит, чтобы спасти его жизнь. И ты заставил меня это сделать. Заставил использовать магию, которая могла стоить жизни мне. Тебя не волновало, что случится со мной. Ты хотел спасти этого Фойррова эльфа, и знал, что я сделаю для тебя всё.. Зачем, Эйтан..? Ты хотел так от меня избавиться?
- Нет.
- Ты бежишь каждый раз, когда у тебя появляется возможность где-то осесть. Жить, как все, без страха преследования. Тебя пугает такая жизнь. По этой причине ты так прячешь эту девочку? Ищешь повод для себя не жить иначе?
Ален молчал.
- У тебя могла быть семья.. У меня. Но из-за этого я потеряла всё. За твой страх я заплатила ещё не рождённой жизнью. Нашим будущим. И я ничего не могу изменить. Я так и останусь одна. С изувеченным телом, которое неспособно зачать. Останусь с ненавистью к тебе и мыслями о жизни, которой уже никогда не будет.

Отредактировано Эйтан (2017-05-28 18:43:19)

+1

20

Как этого порой не хватало. Лёгкая улыбка брата и мягкое объятье. Прижимаясь к нему, Шайлер не беспокоилась ни о своей ране, ни о том с какой жадностью тёмные мысли сжирали её изнутри. Как не хотелось больше слышать слова Эйтана, повторяющиеся в сознании, и как тяжело было избавиться, не обращать внимания на чувства целительницы, которые она испытывала к мужчине. И среди всего этого выделялось то, которое так и тянуло к брату. Алифер не хотела отпускать его даже на секунду, не хотела оставаться одна, потому что боялась. Она боялась собственных мыслей, незнакомых чувств и боялась того, что Эйтан снова может уйти и не вернуться назад так быстро, как ей бы хотелось этого.  Казалось, в данный момент Шайлер видела опасность во всём и поэтому хотела скорее уйти из этого дома.
-Улыбнуться и сказать «пожалуйста», - девушка смогла немного расслабиться. Объятья брата, его присутствие и улыбка. Этот разговор и то, что вопреки всему он не ушёл, а остался рядом так помогали и делали девушку очень счастливой. Это счастье на мгновенье отразилось во взгляде голубых глаз, когда она снова взглянула на Эйтана. «Даже если невозможно исправить, можно искупить», - отразившаяся мысль заставила Шайлер только крепче обнять брата. Настолько, насколько это было возможно в её положении и при ране. Она хотела поддержать его, дать почувствовать, что всегда будет рядом и будет поддерживать, чтобы не случилось. Она любила Эйтана настолько сильно, что не задумывалась о том, что он сделал дома. Брат защитил её, спас и рискнул собой, когда спустился. Она была ему важна и ради неё, он шёл на такие риски. Это делало девушку счастливой, заставляя отступить мысли о том, что она ему не нужна и мешает.
-Даже если это так, нельзя ненавидеть тебя, - Шай пришлось отпустить брата, ведь он поднялся с кровати, чтобы принести еду и это были слова, сказанные мужчине перед тем, как он покинул комнату. Оставшись в кровати, девушка посмотрела на потолок, но быстро ощутила страх и сомнения в собственных чувствах и мыслях. Они не были уже такими страшными, но оставаться одной даже на короткие мгновенья, пока Эйтан принесёт еду, совсем не хотелось.
Собравшись с силами, алифер поднялась с постели. Было неприятное чувство, какого-то озноба с пристальным взглядом, поэтому она прихватила с собой простыню, в которую закуталась. Касаясь рукой стены, светловолосая вышла из комнаты и стала спускаться вниз.  Оказавшись на последней ступеньке, она почти продолжила путь, но резко остановилась. Голос этой женщины донёсся до неё, заставив замереть на месте. 
- Это случилось из-за тебя. – страх, ненависть и обида сковали мысли и тело. Шайлер не двинулась с места. Она сильнее сжала руки на ткани простыни и стала слушать. Обида и боль. Нет, это было не то чувство ненависти и желания отомстить, далеко не то, что испытывали те мужчины желая повеселиться и поймать Эйтана. Здесь было нечто страшнее, женская обида и невыносимая боль. Прикусив нижнюю губу, чтобы сдержать порыв болезненного стона, алифер начала прислушиваться. Брат всё больше молчал, но говорила эта женщина. В каждом её последующем слове всё сильнее и сильнее ощущались эмоции, накатывавшие на Шайлер. С ними было трудно справиться. Как бы она не старалась оградить себя от них. Она старалась сосредоточиться на разговоре, который слышала, но это было тяжело, обидно и очень больно. Почувствовав слабость, светловолосая прислонилась к стене, ощущая её лёгкую прохладу. Голубые глаза были прикрыты. В голове творилось не понятно что. Мысли метались как ошпаренные. Чувства путались, а про остальное можно только молчать. Эмоции давили с такой силой, что казалось, ноги вот-вот подкосятся. На них было очень тяжело держаться.
«Избавиться… значит, они были вместе. Он жил своей жизнью, пока я ждала и переживала. У него мог быть ребёнок», - мысль заставила только сильнее прикусить губу, чтобы не издать ни звука. Последние речи целительницы прошлись, словно ножом по сердцу.  Шайлер отчётливо ощутила всю боль этой женщины, тревоги и переживания, одиночество, которое та испытывала.  Ком подступил к горлу, ноги перестали слушаться из-за волны, накрывшей с головой. Алифер медленно сползла по стенке, оседая на пол, не в состоянии даже пошевелиться. По щекам пробежались слезинки, от невыносимой боли. Своей собственной и той, что испытывала женщина, так ненавидевшая брата. «Если бы не я… если бы я не родилась, он был бы счастлив. Не жил такой жизнью», - как же было трудно сдерживать свои эмоции и чувства, желание заставить себя встать и уйти, но не в комнату, из этого дома насовсем. «Я ненавижу тебя, Эйтан», - мелькнувшая мысль напугала сильнее, чем можно было себе представить, ведь Шайлер всегда любила своего брата, но здесь и сейчас она чувствовала безумную, дикую смесь всех этих эмоций. Любви, ненависти, боли и одиночества. «Я тоже останусь одна? Если я вернусь, не буду скрываться, будет ли он свободен?» - стена уже не казалась такой надёжной опорой, как хотелось бы, но алифер хотела услышать, что скажет на всё этой Эйтан. Уйдёт он или примет молча. В какое-то мгновенье, она ощутила себя чужой.

+1

21

Ален молчал. Не перебивал, как она просила. Эйира нуждалась в этом разговоре, а он не видел смысла в попытках оправдаться. Внимал без противоречий. Молчал дольше, чем нужно. До того, что в комнате, встревоженной голосом женщины и сплетениями магической силы, непроизвольно выброшенной в помещение от избытка эмоций, тишину нарушало её отяжелённое словами дыхание. Ален слышал, как она сипло дышит, и чувствовал её пронзительный рассерженный взгляд на себе. Причину он отлично знал. Эйира, давя в себе слёзы, озвучила её в их последнюю встречу. Алифер был безмерно перед ней виноват и иногда думал, что намеренно воспользовался ранением друга, чтобы избавить себя от последствий. Незнание – оправдание.
- Да скажи же ты хоть что-нибудь! – срываясь на крик, целительница не выдержала первой.
- Ты права.
Права. Эйира опешила, услышав ответ, на который не рассчитывала. Из желания больно уколоть своей правдой, она встретила холод и отречение. В глубине души ей, как любой женщине, отчаянно хотелось верить, что она ошибается в своих суждениях. Озвучивая свои страхи и оборачивая их в причинённую боль, она столкнулась с ними лицом к лицу, и не знала, что делать дальше.
- Я не представляю, что смогу жить спокойно. Не могу представить себя в центре тихой и размеренной семейной жизни. Ты выбрала не того мужчину для оседлого образа жизни.
Эйира усмехнулась.
- Ты нисколько не изменился.
Обогнув его, забывая про изначальную цель, которую целительница создавала лже-действиями, она обогнула алифера и вышла в коридор. Увиденное удивило её – девчонка слышала разговор, но какая ей разница? Эйира прошла мимо неё, отведя взгляд, и скрылась наверху, не прогнав своих нежеланных и докучливых гостей. Она ничего не сказала по поводу встревоженной раны и возможной дополнительной работой связанной с этим – ей всё равно, свои проблемы с этого часа они будут решать самостоятельно.
Ален вышел вторым, когда шаги целительницы стихли за хлопком закрытой двери наверху. Подняв взгляд на лестницу, он с запозданием увидел сестру.
- Шай?
Что она забыла внизу?
Алифер не знал, как объяснить её нахождение на первом этаже. Он сказал, что принесёт ей еду сам. Разговор имел не такую большую продолжительность, чтобы ей взбрело в голову пойти его поискать.
- Тебе плохо? – он подошёл ближе и протянул руки к сестре, намереваясь поднять её и справиться о самочувствии. Эйтан не подумал, что Шайлер могла услышать разговор, но предположил, что эмоции Эйиры были настолько сильны, что передались его сестре с лихвой, устроив ей эмоциональную взбучку.

+1

22

Эмоции били через край, чтобы можно было их контролировать. Они просто заглушали всё вокруг, то что происходило с собственным телом, ощущения. Рана осталась далеко заднем плане. Встревоженная или нет, уже не имело значения. Эмоции целительницы, собственные чувства Шайлер, путались в одном клубке и чтобы его распутать наверное пришлось бы просто раздирать на части, на что сил совсем не было.
Светловолосая уже даже стену не чувствовала, только осознавала, что сидит и пытается услышать, что же скажет брат и этот ответ прозвучал. Алифер тихо вздохнула, не зная, что и думать. Она смотрела в пол, даже не обратив внимания на то, что целительница вскоре прошла мимо неё, но вздрогнула от хлопка двери. Теперь Шайлер есть точно не хотела, да и какая ложка полезет в горло после такого? Когда эмоции просто не хотят униматься, утихать и дать осознать свои собственные. Услышать свои мысли, а не руководствоваться чьими – то чужими.
Через короткое время, хотя казалось, прошла целая вечность, снова раздались шаги и девушка прекрасно осознавала, чьи они, но боялась поднять взгляд на брата. Раздавшийся голос заставил вздрогнуть, а сама светловолосая с трудом подняла на родственника взгляд. В её голубых глазах отражалось смятение. Она не знала, как вести себя сейчас с этим человеком. Хотелось обнять его и забыть обо всём, как о страшном сне, но с другой стороны, был ли этот Эйтан её братом? Тем, кого она любила или же всё это было просто маской, которую он надевал для неё.
-Всё хорошо, братик, - Шайлер посмотрела на протянутые к ней руки, но не могла пошевелиться. Ей так хотелось обнять его, и в тоже время было страшно от собственной мысли. Она ведь только недавно подумала о том, что ненавидит собственного брата. А до этого, таких мыслей никогда раньше не возникало. Снова устраивать какие-то попытки разобраться во всём, спрашивать, когда знаешь, что тебе не ответят. Взгляд голубых глаз, снова вернулся к Эйтану. Она смотрела в его глаза и заставила себя приподняться. Коснуться руки брата своей, ведь где-то в этом водовороте мыслей она. Та Шайлер, которая сильно любит брата и никогда не будет его ненавидеть. Это мысли и чувства не её.
-Мне правда не совсем хорошо. Я хочу покинуть этот дом, пожалуйста, - новая просьба, которая вряд ли будет услышана, но теперь всё это не имело никакого значения. Шайлер только хотела поскорее покинуть это место, а значит, есть возможность, что придётся вынужденно терпеть пребывание здесь, пока раны не залечатся.  – У меня немного голова кружится, - добавила светловолосая, заставив себя улыбнуться через силу. Это было тяжелее всего сейчас. Спокойно принимать и относится к тому, что она услышала. Не задать вопросов, относительно возможной жизни брата и почему он так стремится к ней. Чего он хочет.

+1

23

Услышала. Эйтан понял это по первым словам сестры и смятению в её глазах. Она сделала вид, что ничего не слышала, а он – что ничего не заметил. Им нечего здесь обсуждать.
- Пойдём наверх.
Ален, чтобы не тревожить рану сестры, поднял её на руки, как ребёнка, и понёс наверх. Они оба знали, что никакие просьбы Шайлер не ускорят её выздоровление и не избавят её от псионических атак со стороны Эйиры. Попросить целительницу относиться к ним как-то иначе, всё равно, что двигать мёртвого слона голыми руками – толку не будет. Он собирался найти подходящее место для нового дома, где они смогут осесть на какое-то время, но выдвигаться в путь сейчас не видел смысла. Шайлер – не он. Её тело не настолько крепко, чтобы спокойно выдерживать продолжительную езду верхом. Рана не даст им покоя обоим – он думал об этом в первую очередь и полностью игнорировал эмоциональную сторону вопроса. Перетерпит, не умрёт от потрясений. Для него бегство сейчас – дамский каприз, который он не собирался утолять.
У Шайлер не было учителей, которые смогли бы научить её контролировать свой дар. Судьба преподнесла ей с ножом такую возможность – оказаться в обществе человека, который эмоционально силён и нестабилен. Подавлять в себе его эмоции и учиться отделять свои от чужих – прекрасное поле для учёбы. Если сестра не научится сама контролировать свой дар, то им придётся до конца своих дней прятаться в домах в глуши, чтобы никто не нашёл. Эта перспектива светила Эйтану с того самого дня, как он пошёл против воли отца и забрал новорожденную с собой, понятия не имея, с чем столкнётся в будущем. Он свыкся с этим образом жизни и не упрекал за него, но из-за псионических способностей сестры всегда держался в стороне и холодно, чтобы не выдать чего-то лишнего.
Эйире пришлось мириться с их присутствием ещё неделю, пока ранение Шайлер не затянулось до приемлемого. Эйтан это время посвятил поискам нового пристанища, поэтому проводил больше времени вне стен дома целительницы, оставляя сестру на попечительство своей бывшей женщины.

эпизод завершён

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [25.01.1082] Всегда плати по долгам