Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Элиор Лангре Гренталь Лиерго Игнис character4 name
game of a week

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [15.03.1082] Чаю?


[15.03.1082] Чаю?

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

- Локация
Остебен. г. Андерил. Лавка знахаря «Фарма»

для визуализации

http://uploads.ru/i/b/M/h/bMhYv.jpg

Скромная лавка в центре города, занимает первое помещение при входе в жилой дом. Дом двухэтажный, выстроенный по проекту хозяина, Тариеля. На первом этаже помимо лавки имеется лаборатория (для составления лекарств) и хранилище (где хранятся все травы и сундук с различной лабораторной утварью). Левый вход в дом, ведёт в холл и выходит к лестнице на второй этаж. Под лестницей небольшая комната, выходящая в ванную пристройку к дому (своеобразная баня), На втором этаже, который является жилым, мы видим длинный прямой коридор, с комнатами по обеим сторонам. По левой стороне гостиная и комната Хоуп, прямо по коридору оружейная, где стоит сундук с деньгами, стойки с оружием, доспехами и одеждой Тариеля, плюс большое зеркало. По правой стороне комната Тариеля совмещенная с небольшой библиотекой, и одна свободная комната для гостей (на всякий случай). В потолке есть выход на чердак с опускающейся лестницей.
- Действующие лица
Вивьен де Трайх
Вермина
Культисты (нпс)
- Описание
предыдущий эпизод - [8.03.1082] Пироженки!
Загостилась Вивьен у старого знакомого. Тариель поставил её на ноги и подлатал, но, как и опасалась Трайх, рано или поздно культисты вышли на её след. Их объединяет одна цель - десятая часть ключа от Гэлацио, но здесь они скорее конкуренты, чем соратники.

0

2

Сотни верст были за спиной. Кетель за плечами, две недели и четыре дня - и вот, она здесь, в землях людей. Трое сопровождают подкрепление, оставленное за городом, ещё один проник в город заранее, один всегда служил там глазами и ушами и один - сопровождает Вермину. Это русоволосый молодой человек, больше похожий на оруженосца. Они редко встречаются взглядами с Миной, но, когда это происходит, буквально пожирают друг друга глазами. Он хочет побывать внутри неё, и она жаждет почувствовать его в своем нутре. И можно было бы на этом сойтись, но мешают какие-то личные заморочки.
Этими людьми исчерпываются вероятные союзники поблизости. Вермина не слишком-то могла ручаться за надежность Культа. Двадцать дней тому назад исчез хозяин, и сначала ей было просто тоскливо и одиноко. Она с большим трудом заставила себя смириться: он не вернется так скоро, как ей бы хотелось. Значит, пора действовать самой.
Решение тогда пришло достаточно однозначно: принять облик Гроссмейстера. Люди, действительно лояльные Кайлебу - видимо, считающие его способным не прогибаться под давлением магической аристократии - сочли возможности к смене облика Вермины удобными для дальнейшего управления организацией. Демоница, впрочем, посчитала так же.
Потратив относительно немного времени на наведение порядка, она сорвалась прочь, на поиски одной из частей. Во-первых, если Кай вернется скоро - до того, как сподвижники смирятся с его пропажей, - ей стоило бы вовсю работать на благо Культа, а не подминать его под себя. Во-вторых, это первая возможность действительно свободно опробовать свое тело в действии. Ощущения от использования его. Прикосновения, звуки, запахи… вся эта суета утомляла существо, прошедшее сквозь века. Жизнь сама по себе чудесна, и хорошо, что она может это осознавать.
Путь был нарочно затянут. С одной стороны, Мина не могла не соблазниться на то, чтобы воспринимать этот мир телом, в том числе и в себя при каждой выпадающей возможности. С другой, подтянуть достаточно неупокоенных сил дельцем оказалось хитрым и небыстрым. Так что путешествие затянулось, а потом…
А потом все понеслось вперед с головокружительной скоростью. Резидент сообщил, что фрагмент ключа, по всей видимости, добыт и находится у девушки, которая, раненой, добрела до знахарской лавки “Фарма”. Местечко это и отдаленно не походило на “домик на отшибе”, в который можно было бы заявиться при всем парадном, а воровать Вермина не любила. В этом, конечно, было что-то чарующее, заставляющее сердце биться чаще - как и у любого неопытного вора, - но все же необходимой стабильности такой план не давал. А Мина… предпочитала при возможности оставаться на твердой земле.
Ошибки редко допускает тот, кто всякий раз старается убедиться, что бьет наверняка.
Демоница встретилась с резидентом, разговор состоялся недалеко от городских ворот. Взвесив все за и против, голодное чудовище признало, что с работой этот человек справляется хорошо и трогать его не нужно. Спросило, можно ли устроить поджог. Получило в принципе утвердительый ответ. Отпустило с миром.
Посидев какое-то под струями дождя, Вермина вздохнула и так и решила остаться с текущем облике. Хрупкая, тонкая, рыжая девушка со многочисленными веснушками в изящном платье, простом, но отлично скроенном. Таком, чтобы можно было понять: у этой девушки есть что-то за душой. Легкая бандана на голове, помогающая держать немного вычурную прическу тонких, невьющихся волос, аккуратные перчатки, высокие сапожки.
В подобном облике демоница подошла к двери и осторожно постучалась. Вероятно, стоило подойти в рабочее время, но ночной дождь и её облик сейчас более всего располагали к жалости. К беседе при свечах, теплому чаю и маленьким радостям, которые тоже были полезным и приятным опытом. В памяти пожранных душ этому опыту недоставало неискренности со стороны гостя, его тайных причин визита, жути, которую он представляет, отсутствию нужды, присутствию дозволения.
А на этот раз все можно сложиться иначе.

+3

3

Подлатаю и отпущу, да? Сколько дней назад ей это говорил алифер? Светлая магия принималась её телом неохотно, а при всех своих способностях и Даре Вивьен оставалась самым обычным человеком с его ничтожными способностями к регенерации. Стоит отдать должное Тариелю – он её выходил, рана не гноилась и рука осталась при её хозяйке. Можно и в путь дёрнуть при удачной возможности, в дороге заживёт остальное. Повязку она и сама в состоянии себе поменять. Говорил ей Эцио – обращение подарит больше времени, быстрее будут заживать раны, станет сильнее, выносливее, ловчее, но.. заплатит за всё это добро своей магией. Такой вариант не для Трайх. Да и представить только – глава замка Севелен и обращённый вампир?
Тёмная хмыкнула.
Пришлось довольствоваться тем, что имела. У неё было достаточно времени, чтобы продумать свой путь дальше. Её спутник остался на своей родине, а её ещё дальше занесло от конечной точки запланированного путешествия с поисками. Придётся проделывать огромный путь, чтобы заполучить желаемое, а новых видений давно не было. С другой стороны Вивьен подгоняло осознание того, что её секретность была нарушена ещё в момент перемещения в портале и в любой момент могут пожаловать нежеланные гости.
К каждому приходу в дом Тариеля некромантка относилась с долей флегматичной предосторожности. Она не привыкла к тому, что входить может всякий, кому вздумается, и плевать, что Тариель – целитель и его лавка и услуги требуются многим жителям города. Трайх всё казалось, что рано или поздно и по её душу придут, но со временем немного расслабилась. Враг не станет входить через парадную дверь – он выберет другой путь.
- Скучная и однообразная у тебя жизнь, зельевар, - бесцветно протянула некромантка, смотря сверху вниз на целителя. Их разделяла высота в этаж – Тариель крутился у прилавка, заканчивая с обычными делами и пользуясь услугами помощницы Хоуп, а она же наблюдала за ними, лениво устроив своё ничего на перилах. Помогать гостья и нахлебница не стремилась. Для этого у алифера есть энида. – Где ты её откопал? – безучастно и без особо интереса полюбопытствовала тёмная.
Настойчивый стук в дверь – в лавку пожаловали гости. Время работы закончилось, но эти настырные всё прут и прут.

+2

4

- Я бы поспорил насчёт этого, – беззлобно заметил алифер, передавая Хоуп ящик с пустой тарой, нуждавшейся в мытье. – Подчас на дороге и привале скучаешь больше, чем в заботах в тёплом доме, а пользы от меня оседлого миру больше. Ты бы тоже могла приложить свои голову и руки к работе, Оливия, я не сомневаюсь, что хотя бы для себя сварить снадобий тебе будет полезно.
Энида, махнув забранными в косы золотистыми русыми волосами, упорхнула с ящиком в кухню, открывая оттуда дверь на задний двор, чтобы быстро зачерпнуть воды из бочки.
- Хоуп? – немного рассеянно переспросил Тариель. – Я выкупил её у некроманта, который дал ей жизнь. Не знаю, кем ему приходилась девочка или хотя бы какой расы она была изначально, но после неверно завершившегося ритуала ему она стала не нужна, а мне не хотелось бросать новую жизнь в омут страдания, коли я мог помочь. Она, может быть, и доверчивая, но очень толковая
Словесный поток, который, буде начинался у целителя, прервать до конца закрученной мысли было сложно, остановился, поскольку мысль о том, какой славной помощницей вышла Хоуп, просто вылетела из головы: в дверь постучали.
"Поздновато вы", – хотел крикнуть кому бы то ни было снаружи алифер, кладя тряпку на стойку, но шепчущий ритм дождя по ставням изменил его планы.
"Кто бы там ни был, дело наверняка срочное", – решил Тариель и, сняв засов с двери, даже не проверяя в окно гостя, открыл.
- Чем могу помочь… миледи?
Девушка, быть может и не знатная, промокшая до нитки, стояла на его пороге одна.
- О, проходите скорее, – отступил с пути целитель в простых рубахе и фартуке, приглашая незнакомку под беспощадным холодным весенним дождём войти. Никакой опасности от девушки он не чувствовал, только жалость. – Хоуп, согрей воды! Оливия… – алифер посмотрел на место, где сидела некромантка. А что она? Она – тоже гостья.
[ava]http://mybb.forum4.ru/img/avatars/000f/3e/d5/378-1456346676.jpg[/ava]

+3

5

Рыжее нечто "прошло скорее" - быстрым движением юркнуло внутрь, вежливо поклонилось человеку, открывшему дверь, и при первой же возможности вцепилась тонкими пальчиками в перчатках в его ладонь. Откинув резким движением головы складки капюшона и подставив чуть влажное, блестящее лицо искусственному свету, Вермина уставилась глаза в глаза алиферу, мгновенно опустив взгляд на его подбородок и продолжая бессмысленно трясти его руку, возможно, перегибая с представлением о том, как она замерзла.
Возможно, если бы осведомитель Культа не постарался, то демоница сейчас оказалась бы весьма в неловком положении. Узнаваемый облик девушки из описания неуклонно не вязался с обращением "Оливия", соответствующее её матери, настолько, что даже теперь мгновенная дрожь пробежала по спине: идея ввязываться в то же приключение и с некромантэссой, и с чудом вернувшейся матерью было идеей почти безрассудной. Практически любой компромисс, на который может пойти молодая девушка, явно не станет межевой линией для её матери.
Впрочем, здравый смысл в лице Веры довольно быстро успокоил гостью. В самом деле, слишком много чудес в одно и то же время в одном и том же месте не случаются в порядке совпадения, а о чем-то закономерном осведомитель определенно узнал бы быстро. Улыбнувшись как можно более невинной улыбкой, девушка произнесла:
- Меня зовут Мина, господин Тариэль, - быстрый поворот головы для завершение знакомства. Не было смысла говорить о том, что она уже знала имена остальных, и не было никакой разницы - заранее или только что услышала. Такой большой добряк сделал ей хозяин. А вода была прохладной, достаточно, чтобы желать оказаться поближе к огню или даже прижаться к кому-нибудь всем телом.

+2

6

- Очень приятно, Мина
Что-то щёлкнуло в голове алифера – а откуда девушка его знает, если на вывеске даже не написано имя, а потом подумал, что в таком-то большом городе как Андерил он не мог знать всех, особенно за пределами пары улиц и небольшой рыночной площади, вокруг которой крутилась жизнь этого района, а вот о нём молва вполне могла ползти за пределы окраины.
Это немало польстило и без того большому чувству собственной важности и Тариель засуетился, чтобы обслужить позднюю гостью.
- Вы с какой-то проблемой, или просто переждать дождь? Я принесу одеяло и могу найти одежду, а вы… посидите пока, девушки.
Опустив засов и цепь на двери на места, Тариель прошагал к занавешенному проходу вглубь дома на кухню и оттуда раздался его голос, дающий для Хоуп команду принести укрепляющего отвара. Тяжёлые мужские шаги удалялись, в то время как лёгкие девичьи ноги спешили выполнить задание. Девочка в теле эльфийки – или полукровки, ведь едва ли способно тело светлого народа, как и душа, выдержать надругательство над ним с помощью некромантии – выпорхнула с подносом, который установила на тумбу рядом с одной из лавок, а с другой стороны придвинула плетёное кресло.
- Я растоплю потеплее печь, чтобы и сюда дотянуло, – щебетала, хлопая умными, но наивными глазами энида, не в силах описать, что она чувствовала, глядя на новую гостью Тариеля. Её связь с некромантом-создателем рассеялась и растрепалась по ветрам расстояний и лет, но, как и всякая не до конца закрывшаяся рана, умудрялась ненадолго проецироваться на того или другого живого поблизости. Как правило – на опекуна.
Двойственность мотивов и чувств, мазнувшая по темени будто ледяная морось дождя снаружи, смутила эниду, она зарделась, глянула на Оливию робко, и, извинившись, побежала "топить".

[AVA]http://mybb.forum4.ru/img/avatars/000f/3e/d5/378-1456346676.jpg[/AVA]

+2

7

- У меня нет времени заниматься зельеварением, - отмахнулась некромантка. У неё и оседлого образа жизни уже давно не было. С поисками ключа как-то на одном месте не засидишься. То, что она застряла с ранением у старого знакомого, - уже что-то не то. Трайх постоянно рвалась уйти, но останавливало понимание того, что незалеченные раны могут привести к тому, что рыпаться ей придётся с кладбища.
Талантов к зельеварению Вивьен не имела и не стремилась узнать для себя что-то новое в данном направлении. Тариель, конечно, мог поделиться с ней своими знаниями и преподать пару уроков от мастера, но нет. У неё есть чем забить свою голову на ближайшие пару дней. Она не планировала задерживаться здесь дольше, чем потребуется. Необходимость вернуться к поискам ключа маячила перед ней красным.
Трайх перевела взгляд на дверь. Не нравились ей эти ночные визиты. Тариель был местным целителем и стремление народа получить у него помощь вполне понятно и оправдано, но некромантка никак не могла внушить себе, что это нормально. Открывать дверь, не спрашивая, и впускать в свой дом любого, кто просит помощи… Увольте. Её сердце было слишком чёрствым для этого, а взгляд едва ли не в каждом пытался усмотреть врага. Женщина не стала спускаться вниз. Устроившись задницей на перилах, защищающих её от падения, она наблюдала за пожаловавшей гостьей и целителем. Со стороны она скорее выглядела как недовольная пассия, которой весь вечер испортило появление сторонней дамы.
Вивьен окинула взглядом гостью с ног до головы. По её лицу никогда нельзя было прочесть эмоций и понять, что прячется в голове некромантки. тёмная казалась излишне мрачной натурой для здешних мест и чаще пугала посетителей целителя. Девушки иногда ежились под её взглядами, словно приходили к Тариелю не за помощью, а с целью пофлиртовать, а тут дома «жена», которая на каждого смотрит с надменностью.
- Оливия..
Девушка вопросительно подняла бровь и скептически посмотрела на целителя. И что он ожидал? Что она устремится вниз и кинется помогать очередной промокшей дворняжке? Делать ей нечего. Ничего не ответив – достаточно взгляда, Трайх отвернула лицо, удостоив гостей и хозяина лишь своего профиля, и сильнее натянула на плечи тёплую накидку. От дождя в лавке стало прохладно, а раны от непогоды ныли и требовали больше тепла и заботы.
Не собираясь оставаться на виду у всех, Вивьен соскользнула с перил, тихо прошуршав по дереву накидкой, и с чистой совестью собралась скрыться в комнате, которую нагло заняла, не спрашивая дозволения хозяина. Она услышала тонкий девичий голосок и ухом бы не повела, если бы девушка не обратилась к целителю по имени. Некромантка остановилась, находя опору в дверном косяке, и бросила взгляд через плечо в сторону алифера и гостьи. Откуда она знает его имя? На лице Тариеля отразилось удивление, но довольно быстро его подвинуло чувство собственного достоинства – как не знать великого целителя! Трайх хмыкнула и решила и не придавать этому значения. В последнее время она стала слишком мнительной и в этот раз решила нарушить правила.
Некромантке не было ни малейшего дела до гостьи. Войдя в комнату хозяина, она чуть размяла шею, собираясь если не прилечь спать, то хотя бы подумать о том, чем займётся дальше, когда отпадёт необходимость оставаться в доме целителя.

+2

8

- Вы с какой-то проблемой, или просто переждать дождь? Я принесу одеяло и могу найти одежду, а вы… посидите пока, девушки, -гостеприимно предложил хозяин. Вермина как-то неуверенно кивнула, облизала языком губы, по которым с волос стекали капли дождя, лихорадочно соображая и перебирая варианты. Сердце бешено колотилось - состояние довольно нетипичное для существа её ранга, но вполне ожидаемое от этого далеко не демонического тела.
Они расходились разом! Алифер, почти сразу уплелась энида, в глазах которой было нечто столь блаженное, что понять-то толком не представлялось возможным. Даже сама донна Оливия не удостоила гостью внимания. Впрочем, здесь и сейчас оно было и к лучшему.
- Спасибо, - шепнула девушка и на миг приблизилась ко входной двери. Открыв её, она достаточно громким и восторженно-дрожащим голосом проговорила, так, чтобы энида непременно услышала, словно реплика была адресована именно ей, - Как здорово оказаться в сухом доме с теплой печкой в такую погоду!
Дверь тотчас же с глухим звуком закрылась, "чтобы не тянуло". Сигнал был подан, догадаются ли? Скорее всего. Плотнее запахнувшись, девушка неуверенно двинулась куда-то внутрь, всем своим видом выражая, что просто хочет скорее оказаться рядом с печкой. Взгляд её между тем спешно бегал по открытым полкам в знахарской лавку в поисках чего-то, что можно было бы влить в себя с заметным эффектом в предстоящей мясорубке.
Впрочем, если головорезы не вломятся в дом, то она хотя бы просто посидит у печки и как следует высохнет. В этом тоже есть свои заметные преимущества. Стоило также подумать насчет добросердечности Тариэля - если во время нападения один из культистов возьмет саму Мину в заложники, можно ли это использовать как трюк для того, чтобы обелить себя и приблизиться к мужчине на расстояние, достаточное для ласкового засовывания кинжала под ребра?
Но что-то в голове бунтовало против. В её разуме сейчас было слишком много Мины - возможно, сказывалось состояние промокшего котенка или внешность в целом, хотелось найти угол посуше, что-то теплое и кого-то, к кому можно прижаться. Теплый напиток и сладости казались ей ничуть не менее желанными, однако Вермина не помнила ни секунды, в которые она не хотела бы воспринять что-то внутрь себя. И эти оттенки невольно меркли... пока искорка удивительных мыслей не выскользнула на поверхность: это же аптекарь! Какие, интересно, уникальные сорта печенья он успел придумать на своем веку? С какими травами, с какими пряностями или ягодами? Это же безумно, безумно интересно. Даже если у него нет сейчас возможности испечь, можно просто повиснуть у него на руке и послушать, представляя в голове, каким это было бы вкусным...
- Прекрати, - мысленно приказала демоница самой себе, продолжив изучать содержимое полок и не прекращая идти маленькими, робкими шажочками в сторону, куда удалился хозяин.

+2

9

- Конечно, конечно, располагайтесь, – Тариель не заметил никакой заминки в действиях гостьи, спеша услужить. Когда он вернулся, впрочем, некромантка уже ретировалась в комнату.
Алифер вздохнул и покачал головой.
- Не обижайтесь на Оливию, она не слишком разговорчивая дама, в Андериле недавно. А вы сами, отсюда, из окрестностей? В этих кварталах я вас не видел.
Вечер как-то не ладился и, хоть и чувствуя это в воздухе каждой порой, целитель не мог понять, почему. Его женщины (в смысле, он, конечно, не был сутенёром или бабником, но-о...) просто разбегались, и он не знал, как не дать каждой из них почувствовать себя брошенной за борт лодки веселья.
И всё же пострадавшая от раннего весеннего дождя девушка казалась ему важнее помощницы и не слишком-то благодарной поправляющейся пациентки.
Однако внезапный стук в дверь отвлёк его от девушки, которой он хотел предложить проверить её на зарождающиеся болезни. Он подошёл к окну, слишком рассеянный, чтобы увидеть, что не опускал засов после того, как принёс девушке одеяло, или заглянуть в вырез в ставнях.
- Кто та
И не успел взяться за ручку двери, как её выбили ногой, ударяя хозяина сразу по многим весьма уязвимым местам. Целитель упал, но не позволил себе разлёживаться: паника, сквозившая в визге уронившей на пол горшок с рагу Хоуп придала сил.
А в его лавку по одному просовывались бандиты. В городе храмов, пусть и на окраине, нападение в самом начале ночи. Немыслимо.
Тариель встал в боевую позицию, но он был безоружен и в домашней одежде, а магия в замкнутом пространстве грозила девушкам.
- Что вам нужно? Убирайтесь немедленно, пока я вас отсюда не вымел!
- Ты
Один из мужчин попытался напрыгнуть на алифера с ножом, и он не нашёл ничего лучше, чем предупредительно хлопнуть крыльями, надеясь отпугнуть людей своей сущностью.
- Оливия! – закричал мужчина, повернув голову к лестнице и пятясь назад, покупая время, не решаясь использовать магию. Вдруг у них есть магические зеркала против его стихии? Вряд ли против некромантской резьбы по костям. – Какие бы у тебя ни были там важные дела – нам сейчас не помешает помощь!
[ava]http://mybb.forum4.ru/img/avatars/000f/3e/d5/378-1456346676.jpg[/ava]

Отредактировано Изувер (2016-11-07 10:26:05)

+2

10

Писк. Визг. Что-то грохнулось о пол с противным чавканьем. Хотелось крикнуть: «руки из жопы», но ситуация из комичной и некромантско-практичной превращалась в опасную. Всю серьёзность ситуации Вивьен начала осознавать, когда подал голос Тариель. До этого у неё не было ни малейшего желания как-то вмешаться в происходящее. Она-то наивно полагала, что они там дружно чаюют, рассказывая забавные истории, а почти пропустила настоящий мордобой!
После раны, которая ещё затягивалась, да и вообще в период реабилитации – драки и незапланированные визиты – не лучший расклад событий. Трайх здраво оценивала ситуацию. Как ни крути, а все они оказались в заднице. От эниды толку никакого, если не расценивать её визг, как оружие массового масштаба по оглушению, но мешал он больше своим, чем изгонял из лавки врагов. Тариель тоже не торопился прибегать к использованию магии или хоть как-то вооружиться, чтобы посчитать противниках руки, ноги и все внутренности заодно. Про ночную гостью не стоило говорить вообще – Фойрр знает, что она вообще тут забыла и чего от неё ждать. Защищать ни её, ни эниду Вивьен в любом случае не планировала, а Тариель… Пусть считает, что она тем самым отдавала ему долг за лечение и гостеприимство, как бы мерзко это ни звучало.
Оказавшись на лестнице, некромантка быстро нашла взглядом алифера. Маг, загнанный в угол – перспектива так себе, а вот у неё пока было преимущество.
- Пока, - мысленно усмехнулась Трайх, пуская в ход заклинание. Первым делом она собиралась избавиться от мужчины, подобравшегося максимально близко к Тариелю. Надёжнее всего – убить каждого из них, но, увы, на это потребуется слишком много времени. Рискуя собой, упуская необходимость первостепенной защиты самой себя, она атаковала с расчётом на то, что у неё ещё будет время, если всё пойдёт так, как запланировано изначально.
Сколько раз она уже использовала это заклинание? Даже против Ворлака, оставив ему в подарок после встречи с Алеком парочку сломанных рёбер. Качественно и с любовью, но ситуации разные. В Сеонес она явилась вполне себе здоровой и крепкой, сейчас же… Всё могло обернуться иным боком.
Вивьен ждала гостей – нет ничего удивительного в том, что кто-то мог выйти на её след. Или же это просто бандиты, которые решили обворовать лекарскую лавку – даже если самих денег мало, то травы, зелья и прочее стоят достаточно, чтобы их перепродать и неплохо заработать на том. Впрочем, само содержимое полок, находящихся в главном зале, не радовало изобилием готовых зелий. Да и разобраться в них мог разве что Тариель и его помощница, которые уже столько лет работают бок о бок. При непродолжительном изучении содержания Вивьен видела в наличии разные согревающие мази, восстанавливающие силу зелья, обезболивающее, обеззараживающее – в основном всё то, что могло пригодиться в первую очередь всем нуждающимся в городе. тут и за снотворным приходили и за каплями от желудка или травами, спасающими от головных болей. Трайх в этом ни аруха не соображала и не пыталась. Её сила в магии и в холодном расчётливом уме. Но поступившись раз приоритетами, она могла дорого заплатить.

Костяная радуга, 55 маны. Заклинание нацелено на сворачивание шеи.
Остаток: 390 маны

+3

11

События развивались быстрее ожидаемого. Быстрее желаемого. Повергая девушку в растерянность. Тариэль не был ценен, но он был довольно мил и, безусловно, Вермина хотела воспринять его в себя. Так что его судьба была практически решена. Того же нельзя было с полной уверенностью сказать об Оливии, Хранительнице Ключа. Она не отличалась тем, что вызывало бы подсознательную симпатию, и - бесспорно - была более чем опасна. И все же... где те глубокие морщины, которые не скроет никакая магия, кроме самообладания, которое должно полностью поглощаться концентрацией во время волшбы? Разве эта молодая особа - Оливия де Трайх?
А дальше... расчет был прост. Мина метнулась к полкам, рассчитывая тем самым уйти с линии обзора некромантессы. Стоя за спиной сбоку от Тариэля, она могла рассчитывать и на то, что свидетелей её преступлений не будет. Пользуясь собственными знаниями, обновленными по маркировкам до современности по памяти сожранных существ, Мина без труда нашла то, что искала. Сорвав несколько крупных бутылей веществ успокаивающего действия, не требующих обязательного приема внутрь, она неуклюже метнула их в толпу, одну как будто бы случайно - с наибольшей силой и старанием, целясь крылатому в затылок. Конечно, большего всего ей хотелось опрокинуть одну-две-три бутылки внутрь себя, а то и вообще все, что здесь есть, однако растерянность и жар происходящей кутерьмы быстро выбили это из головы демоницы.
Вместе с тем жестами указала культистам, что, в общем-то, плевать на алифера: их цель - некромантесса. И неважно, что она только что своими чарами свернула шею тому, кто был первым - кровожадная улыбка на лице Вермины демонстрировала, что оказавшийся последним уж точно позавидует тому, кто умер довольно быстро и не столь уж и болезненно, затем, немного поколебавшись и не найдя сил сопротивляться искушению, метнулась в сторону еще пока слишком свежего трупа, готовая по ситуации переключиться на алифера - как с целью помочь, так и с диаметрально противоположной.
Вряд ли культисты знали лучшее средство для борьбы с живыми магами, нежели мешочки с чахоточной смесью, и как особенно опасный яд - с мелкой металлической пылью. Два хрупких, развязывающиеся в полете узелки полетели в госпожу де Трайх - или ту, кто была опознана так. Культисты проявили излишнюю смелость, пытаясь проскочить мимо алифера, в то время как один из них постарался отвлечь крылатого, размахивая коротеньким ножиком перед его носом - выпады были заведомо ложные, однако, отвлекали изрядно.
Все это светопредставление продолжалось под громкие крики двух казалось бы беззащитных девушек - Мины и Хоуп.

+2

12

Как и все алиферы, от бывалого ветерана до юной мечтательной девушки, Тариэль не был чужд военного ремесла, уметь защитить себя и ближнего было одной из важнейших традиций младшей из рас Рейлана. Но избранная стезя и годы жизни среди людей в предместьях за внешними стенами одного из самых спокойных человеческих городов вытравили из него вечную паранойю часового на дозоре, что везде враги и нужно держать наготове меч или боевое заклинание каждую секунду. Городская шпана и простые бандиты – это просто, но незваные гости не были ни тем, ни другим.
Он собрался накрыться щитом, чтобы в случае чего не повредить крылья, которые могли понадобиться в эту безумную ночь, и примерно тогда же первый из слишком подготовленных налётчиков сделал шаркающий пируэт у входа со странно вывернутой шеей. Оливия в деле. Девушка не только срезала одному из них шею, но тот ещё развернулся и упал на своих спутников, задерживая подход отряда. Внутри на какой-то момент осталось двое нападающих, и Тариель, уклоняясь от выпадов оружием и попутно рявкая "Хоуп, беги через кухню!", начал плести заклинание. Но в замыкающийся буквально несколько секунд щит воздушных потоков влетело зелье сна-без-сна, как его называли остебенцы, собирающие в северных степях главные и лучшие ингредиенты, и алифер пошатнулся, теряя концентрацию. Сложенные в кокон четыре крыла только защищали его от вновь лезущих – ну ладно, более вяло, им тоже прилетело, стоит поздравить ночную гостью – нападающих. Но их в доме Тариеля было пять, а стражи всё не видать, и трусливо в ночи сидят по домам местные жители – что могут сделать простые люди, которым он так охотно помогал, верно? (нет)
Хоуп заметила движения Мины, да причём уже во второй раз и с результатом – затылок хозяина серебрился от крошки тонкого плохого стекла и капель зелья. Конечно, она не собиралась подчиняться и вооружившись метлой из-за угла намеревалась драться.
- Та-тариель! Она!.. Она!..
…"с ними" умерло после глотка порошка, когда Хоуп бросилась наперерез идущему через бок неаккуратно отмахивающемуся от ножей культисту – попала под первый мешочек. Но она на до и была рождена из надежды, несформированная душа, вынутая из мира теней чужой волей: она кашляла, загораживая подход, стоя вот так, с метлой и хватаясь за горло, но гостья Тариеля-то была дальше. Видела? Слышала её?
Алифер в выдавшийся момент вместо того, чтобы шикнуть "ей" не подходить, повернулся к эниде с другой стороны и сделал подсечку одному из врагов несформировавшимся оружием, и заклинание не сорвалось, но целителю слегка двинули коленом в открывшуюся для удара в присяде челюсть, а цель уклонилась. Он пошатнулся и упал на колено, закрывая себя крыльями прежде, чем получит ещё удар, и всё надеясь на достаточное количество времени, чтобы сделать ещё заклинание, пока их всех просто не перебили.

броски

бросок Вивьен 1d20 = 20
бросок Мины 1d20 = 17
броски Тариеля 1d20 = 6, 9

Результаты читайте в посте

Отредактировано Изувер (2017-05-05 17:08:23)

+1

13

Шея хрустнула, и нападающий повалился тяжёлым мешком. Одной проблемой меньше. Можно считать, что Вивьен благополучно отдала лекарю долг и на том мирно разойтись. Оставить его один на один с группой нападающих, которые преследовали Фойрр знает какую цель – бесчеловечно, но в порядке нормы для некроманта, который привык думать исключительно о себе. Тратить восстановившиеся силы на стычку, рискуя подохнуть, Трайх не имела ни малейшего желания, но покинуть лавку самостоятельно не могла.
Заклинание привлекло к ней внимание нападающих, и в Вивьен полетела доза «радости». Первый мешочек благополучно пролетел мимо неё, врезавшись в стену и не задев некромантку своим содержимым даже близко. Не так-то легко бросать вверх, когда она находится не прямо у перил, а держится ближе к комнате и не торопится спускаться и приветствовать гостей лично. Второму повезло чуть больше. Он пролетел ближе к цели и, поимей бросающий больше удачи, задело бы некромантку при «распылении».
Вивьен услышала крик:
- Та-тариель! Она!.. Она!..
Голосила Хоуп, которая отчаянно пыталась о чём-то предупредить своего хозяина. Некромантка отвлеклась на неё, но не успела сообразить, в чём проблема, да и договорить эниде не дали. В воздухе летали порошки и снадобья в качестве дополнительного оружия. Погром в лекарской лавке Тариеля, наверное, слышали все соседи, но никакая падла и носа в окне не показала. Как за помощью среди ночи бежать – так первые, а как помочь своему спаситель – хренушки. Впрочем, где в этом мире была справедливость? Даже Вивьен с её эгоистичными замашками на форе происходящего цирка безразличия казалась более сердечной.
Заклинание, которое убрало одного нападающего из пяти (или их всё-таки было шестеро?), не спасало крылатого от дополнительных проблем. Ни оружия не схватил, ни заклинания нормального не сплёл. Пользуясь своим преимуществом (расстояние давало возможность плести заклинание), но в то же время оставляло существенный минус – Вивьен могла в любой момент попасть под удар более меткого нападающего, нежели его предшественники, некромантка быстро нашла алифера, лежавшего на полу. Каким-то образом он пытался отбиваться, используя крылья, будто щит. Идиоту понятно, что долго он таком состоянии не протянет.
- Тариель, не шевелись!
Не заботясь о том, чтобы маг к ней прислушался, Вивьен сплела заклинание. Убрать сразу всех противников, не причинив при этом вреда алиферу, она не могла. Задержать их и дать ему возможность встать на ноги и занять оборонительную позицию при удаче – вполне. Некромантка не видела, что рядом с алифером находится их ночная гостья, о которой так отчаянно пыталась предупредить Хоуп. Стена из огня появилась будто из ниоткуда и кольцом охватила крылатого, как не позволяя ему выбраться из кольца самостоятельно, так и не позволяя другим нападающим подобраться к нему слишком близко. В пространстве небольшого зала лавки это граничило с безумством и сожжением всего, что попадало в радиус действия огня.

Дайсы

Броски на узелки
- первый узел – 4
- второй узел – 20
Оба благополучно для Вивьен пролетают мимо.
Бросок на активацию заклинания «Адское пламя» - 86 (+10) – удача без единой травмы или увечья. Вивьен удаётся активировать заклинание.
Тариелю на защиту от пламени – 81 - удача, с легкими ранениями. Алифер не сгорит в адском пламени, которое направлено на его защиту, но возможно пожертвует парочкой перьев.

0

14

Стена огня взметнулась снизу, поднявшись во мгновение ока и окружив алифера кольцом. На мгновение Вермина пошатнулась и резко дёрнулась назад. У неё не было веских причин бояться огня в форме косы, но это тело было ещё слишком слабо... пока.
Вскрик эниды демоница высокомерно проигнорировала - да и не того сейчас ей было.

Трезвая оценка ситуации от параллельных сознаний - грозная сила. Вера точно помнила, что на прилавке была подходящая колба - достаточно объёмная и весьма-таки горючая. Мина отчётливо чувствовала, что кем бы ни была та девушка, она пытается защитить алифера - а значит, они знают друг друга довольно неплохо. Из чего Вера могла однозначно заключить, что его знаний в целом будет достаточно - даже если некромантесса сбежит. Вермина - как цельная личность - осознавала опасность огня. Опасность нарастающего пожара. Но куда больше её беспокоило растущее число трупов - уже один готовенький и два потенциальных. Конечно, женщина в белом может попытаться прикончить её саму - и никтона свете не может гарантировать, что в этот раз обязательно "коса найдёт на камень".
Это должна быть... нет, может быть, это Оливия. Но старшая де Трайх не из тех, с кем Вермина решилась бы сталкиваться лицом к лицу без самой себя в руках.
Опять-таки, только пока.

Вермина-из-косы дала хорошего ментального пинка Вермине-с-булками, чтобы та ими шевелила. Демоница метнулась к стеллажу, схватив бутылку, и следом ринулась обратно. Оба "противничка" были выведены из игры. Уверенно направляясь к трупу, она держала бутыль за горлышко, понимая, что взрыв пламени неизбежно зацепит её и её союзников, но по крайней мере для Тариэля он будет означать мучительную смерть.
И освобождение души от всех мирских забот.
- Она его спасает, - привлекла внимание собственных сознаний Вермина-с-булками, шёпотом проронив фразу в пустоту. Мысли текли вперёд, складываясь в поток. Она станет на шаг ближе к своей цели, независимо ни от чего, и нет смысла как-то пытаться сблизиться с теми, кто уже валяется у тебя в ногах. Но если незнакомка хочет получить из этой встречи больше, чем просто лёгкий уход, то и Вермина может получить из этой встречи больше, чем душу верного друга Оливии, которая возможно не Оливия.
Хотя будет весьма-таки неловко, если ни он, ни эта де Трайх ничего не знают о ключе.
- Стойте, - в "благородном" порыве прокричала демоница, привлекая к себе внимание, - хватит! Давайте как-нибудь договоримся!
Она адресовала эту фразу сообщникам, явно тем самым отгораживаясь от них и обеляя себя. В то же время её глаза маниакально блестели, и было ясно, что предмет в руке она пустит в ход при первой же возможности. Сейчас существовала логика, по которой её изначальная легенда оставалась правдой. И эту логику нужно было максимально подчёркивать. Как только станет ясно, что Мина лжёт от начала и до конца, какие-либо шансы получить что-то полезное от незнакомки пропадут. И придётся им разойтись без выраженного результата.
Однако головорезы, лицезревшие смерть товарища, поняли достаточно, чтобы прекратить сближение с Оливией. Один из них догадался оттащить труп соратника от пламени, отчётливо осознавая, куда направляется Вермина. Его лицо было озарено приторной улыбкой подлизы, который даже в самой отчаянной ситуации понимает, перед кем стоит выслуживаться. Ещё один делает несколько уверенных шагов в сторону эниды, держа кривой нож наготове, но пока ещё не собираясь пускать его в дело. Остальные же выглядят немного растерянными: они не понимают сходу, что именно ждёт от них их предводительница, и не спешат как-либо ей подыгрывать.
- Что дальше? - негромко попытался спросить один из них. Нельзя наверняка утверждать, слышала это оппонентка или нет, но исключать такую возможность не стоило.
"Фойрровы отбросы, это рискует свести на нет все попытки договориться", - отметила про себя демоница, сосредотачивая взгляд на предполагаемой Оливии де Трайх.

Броски

Проверка наудачу на предмет наличия легковоспламеняющейся смеси в бутылке среди того, что есть в распоряжении Тариэля - 79 (оценено как успех). Эффективность действий подчинённых взята из матожидания успехов/провалов.

Отредактировано Вермина (2018-01-13 17:30:16)

+1

15

Алифер почувствовал, как прямо у его лица обдало жаром: гостья ограждала место его бесславного поражения, пусть и в неравном бою, магией. Запахло палёными бровями и бородой, Тариель прикрыл глаза. Боль постепенно преодолевала адреналиновое опьянение и захватывала его мироощущение. Боль и усталость. Вопреки аномальной в его годы, когда большинство алиферов первого и, как в его случае, второго поколения уже давно переставали считать седины и уже считали ещё окрашенные волосы среди них, он был стар и делался только старше, и годы без боевой практики брали своё тоже.
Хоуп замерла в сомнениях, захлопнув рот. Сознанием больше девочка, чем телом, поселенная в теле эльфки энида не могла сказать, лжёт девица или нет. У неё только были смутные подозрения и давшая ей жизнь, перекрывая все иные, эмоция: надежда. Хоуп надеялась, что незнакомка не врёт, несмотря на то, как споро остановились ночные гости.
Она не слышала, как один спросил другого: "что дальше".
Она теперь только смотрела с надеждой то на одну девушку, то на другую, стараясь не обжечься, не решаясь прыгнуть через магический огонь к своему опекуну и другу.
Культисты послушно отошли к стене у двери, кое-как скрывая подозрительную расслабленность и послушность. Кто-то даже грозно косился на Вермину и даже сказал:
Давай-давай, цаца. Говори, – и фыркнул.
Тариель прохрипел пару ругательств, пока не торопясь вставать и переводя дыхание, через плечо глядя на девушек.
Тем временем в квартал завернул ночной патруль.

Отредактировано Изувер (2017-10-23 22:44:25)

+1

16

- Договориться… - Вивьен бы хмыкнула, не будь ей так лень проявлять эмоции по таким пустякам. Или эта ночная гостья была тупа, как пробка, потому что считала, что с убийцами – или кем бы там ни были эти товарищи, можно и стоит договариваться. У некромантки для них был уготован совершенно другой вариант «переговоров». Или же эта особа, которая так некстати появилась в доме Тариеля перед самым визитом гостей и не успела объясниться, что сама здесь забыла в такое время, была заинтересована в том, чтобы перестали убивать мужчин и её за компанию на тот свет не отправили.
Удерживать стену огня, защищающую алифера, который не торопился поднимать свою задницу и что-то делать, и вместе с тем плести ещё одно заклинание, чтобы прикончить гостей, пока они так любезно подставляли свои шеи, у Вивьен не получалось. Не тот уровень мастерства, да и свежая рана сильно искажала ситуацию не в её пользу. Будь она в лучшей форме, то, наплевав на Тариэля – его проблемы, что он ещё не перегруппировался и не попытался занять положение лучше, сняла бы защиту, навела шороху магией и бежала из лавки в ночь, подальше от этой компании, если не получится их всех дружно убить. Но сил на это у неё не было, а потому она старалась не подавать виду, что ослаблена ранением и не имеет возможности использовать заклинание, пока стоит стена из огня. Свои намерения Вивьен выжигала пламенем, не заботясь о том, что с каждым разом в лавке становится всё горячее и опаснее.
- Выкладывайте, зачем пришли, или отправлю вас следом за товарищами, - холодно, безжалостно, потому что другого они не заслуживали, да и Вивьен, откровенно говоря, не умела и не хотела. Это Тариэль отличался сердечностью, которая его же теперь могла завести в могилу и её по случаю тоже – спасибо ему за это огромное. Подлечить плечо, чтобы потом угробить.
Следом за товарищами она собиралась отправить их в любом случае, но если они согласны на переговоры – хорошо, у них есть такая возможность, пока Вивьен достаточно сговорчива из-за своего хренового положения. Орать на весь зал, чтобы Тариель поднимал свою задницу и чесал к ней своё старое и сахарное, она как-то не хотела. Раз он сам не сообразил, то пусть смолится, как курочка. Простые грабители не согласились на переговоры – они бы при первой возможности убежали, испугавшись огня, да и не стали бы пытаться прирезать всех. Эти шли на дело сознательно, но кому мог так круто перейти дорогу Тариель, чтобы к его убийству так готовились? Если только не пришли за ней, а если за ней, то они в курсе, кто она и что из себя представляет.
- Как интересно. Кому я так помешала? – самый разумный вариант – убить всех, но оставить один язык и допросить его, когда основная угроза исчезнет. Именно это она собиралась сделать, но так, чтобы временным видимым перемирием не успели воспользоваться остальные, а она – да.

Дайсы

Дайсы не позволили создать ещё одно заклинание и кого-то убить, но пламя всё ещё сильно и при продолжительном удержании становится сильнее, горячее и может вообще выйти из-под контроля. Берегите жопы, а то зажарю.

+2

17

Параллельные сознания снова произвели переоценку ситуации. Вермина-из-косы и Вермина-с-булками по разным, независимым друг от друга причинам пришли к одному и тому же выводу: строить из себя загнанную овечку, достаточно образованную, чтобы внятно донести, что от госпожи де Трайх требуется.
Девушка подлетела к трупу и стиснула руку на его затылке, крайне сомневаясь, что кто-либо из присутствующих поймёт цель. Собирательство было нужно продолжать всегда. Попытка поставить себя в разговоре позволяла распознать собеседницу как уверенную в себя магессу - Оливию - но беспокойство за алифера было отнюдь не её преимуществом. Хотя, что не могла не отметить Вера, это может быть уловкой, цель которой - разменять крылатого в самый неожиданный для этого момент.
Рыжая наконец собралась с духом и залпом выдала исключительную форму вранья:
- Багряный вирм Эйрумфламмиллигарриус, тот, кого называют Багряной Смертью и Огненным Чудовищем Запада, Пожирателем Эльфов и Несущим, - Мина с трудом сдержалась, чтобы не ляпнуть "чепуху", - Погибель, прибыл в Альянс Девяти. Его цель - собрать все части некого "Ключа", стать новым богом и, вполне вероятно, обратить в пепел всех зарвавшихся смертных... начать он планировал с эльфов, насколько мне известно, но вряд ли он на них остановится.
Вермина старалась выглядеть вдохновлённой. Отпустив руку от трупа, она уверенно указала на одного из культистов и попыталась практически бравировать им и всерьёз рассчитывая на его импровизацию.
- Этим господам известно, что часть находится у вас, и они разумно решили опередить дракона. Если честно, они не одни, и им совершенно плевать на то, что с вами и со мной случится. Главное для этих молодцев - не дать Эйруму собрать все фрагменты... - Мина снова дистанцировалась в разговоре от своих соратников, стараясь втереться в доверие к девушке, - и раз они вот так ворвались сюда, ничего не объяснив, значит, дракон уже близко!
Может быть, культисты и не умели многие штуки, но догадаться дружно закивать головой они могли. Бутылка с горючей смесью всё ещё находилась в руках девушки, играющей с огнём, и она была готова в любой момент пустить её в ход.

+2

18

Девочка допустила одну ошибку – она не использовала магию перед потоком всего того словесного поноса, которым наградила Вивьен. Она всерьёз думала, что при маге, который может чувствовать чужые выплески, хотя и не считывать их, чтобы точно определить хотя бы школу, не говоря уже о самом заклинании, магии, сработает такая уловка? Если да, то некромантка имела дело с группой идиотов. Одного жеста с прикосновением к затылку мёртвого (серьёзно?) крайне недостаточно, чтобы убедить мага, что сейчас было некое небесное озарение и качественная прорицательная магия или любая другая псионическая. Никакая магия не давала возможности считывать память у трупа, а уж сделать это без магии… Будь у Вивьен больше эмоционального запаса, она бы расхохоталась с этой картины.
- Не убедила, - холодно бросила тёмная и активировала заклинание, перебрасывая пламя на одного из союзников неудачной лгуньи.
Некромантке удалось подпалить одного из гостей и заставить его плясать с пламенем и орать в попытке стряхнуть его с себя, но огонь – непредсказуемая и смертоносная стихия. Атака Вивьен привела к тому, что теперь пламя поднималось и расползалось по стенам, добираясь до полок с травами, зельями и бог весь чем ещё. Трава начала гореть и дымиться, наполняя запертое помещение белым дымом, что аж не продохнуть. Банки с зельем не выдерживали обработки пламенем и лопались, рассыпая осколки, а дерево добротно горело и трещало, грозя всей компании, включая Хоуп, Тариеля и Вивьен, сгореть всем вместе заживо. Это одна из причин, почему Трайх старалась избавиться от всех своих эмоций и чувств, чтобы никого не убить своей родной стихией из-за одного эмоционального чиха.
В самом незавидном положении оказались Тариель и его помощница, потому что теперь им предстояло самим спасать свои задницы. Вивьен спускаться не собиралась, понимая, что уже давно пора брать ноги в руки и бежать, не размениваясь добротой на остальных. Тратить свои силы, чтобы погасить пламя или сделать его хотя бы немного тише, она не собиралась. Так что, ничего личного. Она некромант, смиритесь с этим.
Пока пламя поднималось, а воздуха в помещении становилось всё меньше, Трайх поспешила вернуться в свою комнату, чтобы прихватить вещи и выйти в окно.

Хозяин пламени (60 маны)

Дайсы

50 (+10) - удача с большим трудом и возможными тяжелыми увечьями. Заклинание удалось, но его осуществление привело к тому, что пламя окончательно вышло из-под контроля некромантки и в лавке Тариеля начался самый настоящий пожар.

+2

19

Иероглиф 剑 Цзянь (Меч) таит в себе не технику владения мечом, а его высший идеал.
Первая ступень в этом искусстве — это единство человека и меча. Как только таковое единство достигнуто, даже травинка может стать оружием.
Вторая ступень — когда меч находится в сердце воина, даже когда его нет в его руке. Тогда воин может поразить врага с расстояния в сто шагов даже голыми руками.
И высшее достижение — отсутствие меча и в руке, и в сердце. Тогда боец находится в мире со всем миром. Он клянётся не убивать и несёт мир человечеству.(с)

В равной мере подобный идеал можно было отнести к любой сфере деятельности, в которой можно добиться мастерства.
Коль скоро в мире всё всему подобно и сходства можно увидеть всюду, то овладевший мастерством в любом искусстве быстро осознаёт безграничность возможностей и применения своего ремесла в бесчисленном множестве сфер жизни. И это зачастую пускает дилетанта по философскому, ложному пути восприятия всего бытия через призму своего мастерства, своего предназначения, того, через что он достиг просветления и дотянулся рукой до небес.
Это необходимый урок на его пути, в чём-то связанный с понятием из более позднего времени, "профессиональной деформацией". Среди всего происходящего в реальности, всякий специалист стремится объяснить созерцаемое через призму своей компетенции. Оливия де Трайх была компетентна, как маг, но уже миновала по стажу своих лет тот возраст, когда чародей проходит через фазу выражения всего через волшебство и входит в фазу отрицания на пути к истинному мастерству. Она бы легко допустила бы самое очевидное: прикосновение к голове и выданная фраза попросту никак не связаны.
Кем бы ни была молодая особа, она предпочла принять решение на основе деформированного специализацией сознания, решив что важнее было окунуться в мелочи и не дать переиграть себя.
"Это не Оливия!" - заключила Вермина.
Гонка и интрига потеряли смысл. Если эта девушка заявляется и пытается строить из себя госпожу де Трайх, не являясь ею, то с хорошей вероятностью части ключа у неё попросту нет, и возможно настоящая Оливия просто не доверила ей никаких знаний на этот счёт. А значит, стратегически Оливия переиграла Мину, и это стоит признать.
Но тактически демоница ещё может собрать максимум военных трофеев и как следует помародёрствовать.

Хотя смертное тело косы было далеко от совершенства, это ещё не значило, что её приводили в движение те же силы, что движут плотью, и её "мозг" имеет ту же уязвимую к составу воздуха структуру. Сама Вермина давно хотела получить в своё управление более сложную и комплексную аватару, способную на фундаментальные преобразования энергии между её типами, доступные живым. Пока её способности к накопительству были неплохи, но всё же она не могла стать в достаточной степени самодостаточной, чтобы быть спокойной за своё бессмертие. Чем-то это напоминало игру в карты на деньги: если ты можешь получать деньги только играя в карты, то с чисто математической точки зрения каким бы хорошим игроком ты не был, существует конечная и весьма большая вероятность рано или поздно достичь нуля и остаться ни с чем навсегда...
Хотелось Мине перемен или нет, сейчас её аватара могла не столь сильно бояться удушья и мгновенных ожогов, и целенаправленно пожертвовать состоянием своей кожи с простой целью:
"Грабёж, разбой и мародёрство!"

Колба со взрывчатой смесью была брошена в пламя позади алифера. Мина бросилась на пол, понимая, что огонь всегда следует вверх, и что осколки от взрыва так вряд ли её зацепят. Затем её расчёт был прост: дотянуться, прибрать к рукам и по возможности вытащить умирающих, получить их души, а если получится, то ещё и тела.
Конечно, были риски, и в немалой степени вызваны они были не вполне сориентировавшимися в обстановке соратниками. Рыжая бестия успела крикнуть что-то вроде: "Ложитесь!", а затем потребовать вытаскивать трупы, точно не зная, послушаются её культисты или нет. И хватит ли у них сил. Но так легко отпускать случайно возникшую добычу она не собиралась.
В конце концов, этот алифер представляет собой не только двести фунтов ощипанной плоти, но и по меньшей мере шансы почерпнуть полезные знания о той юной (и, не будем отрицать, довольно опасной) колдунье, вполне вероятно действительно носящей фамилию де Трайх.
Мина представляла себе всё это совсем не так, когда думала о предстоящей встрече в недавнем прошлом. Но вышло "как всегда". Оставалось только как следует поживиться тем, что удалось всё-таки получить, и отступить. Размер 1 к 3 был всё же лучше, чем простая отдача союзника в жертву собственному голоду. И хотя они порядком встревожили непонятно кого, но и узнали непонятно пока что. В этом ключе было сложно как-то дать оценку успешности операции.
"Ничего страшного", - постаралась утешить себя Вермина, не упуская из виду то, что происходит вокруг, и сознательно опасаясь последствий.
О патруле она не подозревала, впрочем, но понимала, что пожар может привлечь горожан. Огонь посреди города был опасен для всех, и борьба с ним была общим делом. И очень сложно будет объяснить, кто виновен в случившемся. Но, как всегда в кругу людей, стрелки легко будет перевести на того, кто сбежал. Девушка была уверена в том, что даже с многочисленными ожогами Мине хватит харизмы доказать свою невиновность и злонамеренность той незнакомки перед толпой...

Отредактировано Вермина (2017-11-19 20:10:25)

+3

20

– Тариель! – сложно было охарактеризовать полный отчаяния крик эниды в теле эльфийской девочки. Мяукнула? Она попала под первую выходящую из-под контроля вспышку огня и, ослеплённая и напуганная, могла думать только о сохранности того, кто стал семьёй в её этой второй странной жизни.
– Хоуп, на выход! Живо!
Магическое пламя горит быстрее и злее, хоть и бывает очень холодным и по цвету, и потому времени у них не было. Балка над дверью была готова подхватить огонь от созданного в защиту алиферу круга огня ещё до того, как Вермина решила заговорить зубы Вивьен, и уже начинала гореть, когда некромантка побежала наверх. По иронии судьбы, её гостевая комната была именно на той стороне дома, которой грозило обрушение в первую очередь.
Тариель рванул с колен и, опаляя отчаянно жаждущие развоплотиться, но удерживаемые им для защиты крылья, пронёс себе путь наружу в сторону кухни, оставляя нападающих и странную гостью их делам. Алхимическая бомба помешала его планам и, ударившись и брызнув осколками совсем рядом, ослепила и оглушила хозяина дома. Он закричал – нет, заорал – от боли, хватаясь рукой за глаза и мгновенно теряя ориентиры в пространстве и снова падая на колени. Выбежавшая через заднюю дверь Хоуп не смела, как маленькая, но смелая и верная, собачонка ослушиться команды, тем более отданной таким голосом, а потому лишь перетаптывалась с ноги на ногу под перешедшим в мелкую противную морось дождём, глядя на дверь и на окна второго этажа и ожидая.
– Оливия! – крикнула сипнущим голосом, пополам с накатившим от дыма и гари, дерущими горло, кашлем Хоуп. Она не знала, что подруга Тариеля, которому та была столь небезразлична, давно решила списать их со счетов. – Сюда! Тариель, он там…
Бом!
Не только дым, но и языки пламени стали уже валить из здания с уличного фасада, и кто-то в квартале добежал до дозорной вышки, чтобы ударить в колокол, возвещая тревогу. Бом! – прокатилось ещё раз по мерзкой и липкой весенней ночи. Бом!
Хоуп дрожала от ужаса. В переулке она не видела, как подоспевший ночной патруль сначала материться, а теперь ломает головы, как выломать постепенно косящуюся входную дверь и при этом не обвалить здание.
Решают сперва послать за помощью, а затем уж рисковать, и орут в пока не лопнувшие окна, вопрошая о помощи. Хоуп не слышит их, размазывая слёзы по щекам и всё же забегая назад в дом, спасать Тариеля, а она бы много могла рассказать стражам закона о том, что сегодня произошло.
Культисты поняли, что дверная рама перекосилась и не пускает, и отчаянно начали долбить плечами в неё, остановленные горящими как Фойррово пламя из Бездны от зажигательной смеси половицами в лавке со стороны стойки и удушливым дымом горящих лекарств, в числе которых было много сонных.
– Помогай, это ты нас сюда привела! – кинул один из них Вермине, ещё не понявший по неопытности – если с таким явлением, как коса, можно было иметь опыт хоть кому-то, кроме вытащившего его из той же Бездны Кайлеба Ворлака – что она делала с перебитыми товарищами. Они слышали снаружи крики и пытались, слишком медленно, опять же, по неопытности, сплести узор стихийного заклинания, чтобы выломать путь наружу, но тщетно. Заперты. Магическое пламя горит слишком быстро и непримиримо.

Отредактировано Изувер (2017-11-23 10:39:08)

+2

21

Дайсы

27 (+10) - неудача, но без увечий и травм. Первое заклинание скастовать вообще не вышло, но хотя бы цела и на том спасибо.
45 (+10) - удача с большим трудом и возможными тяжелыми увечьями. Второе пошло, как родимое, но через любимую жопоньку.

Вивьен прекрасно слышала, как голосила Хоуп, умоляя о помощи своему хозяину, но это её большая ошибка, что она ждёт помощи от некроманта. Нашла от кого. Таких эгоистов ещё нужно поискать. Трайх, как и любой уважающий себя и ценящий своё время, силы и ресурсы тёмный маг, никогда не будет ввязываться в заведомо проигрышную авантюру, а спасение Тариеля и его помощницы именно таким и является. В понимании девушки – это попусту потраченное время. Пламя уже занялось достаточно сильно, чтобы погубить мага-заклинателя. Спускаться по лестнице опасно, потому что балки начали гореть, и вот-вот вся конструкция могла обрушиться, не выдержав общего веса. Помимо алифера в огне находились странные гости, которые могли по случаю утянуть её на тот свет, если предположить, что к тому времени Вивьен удастся благополучно спуститься, отыскать в пламени алифера и не сгореть в огне. Нет уж, увольте. Спасайте свои жопы сами.
План был предельно ясен и прост – забрать вещи и валить в окно, но пока Трайх пыталась быстро собрать своё оружие, деньги, сумку и всё прочее, что она совершенно точно не хотела оставлять по рациональным причинам, она потратила уйму драгоценного времени. Избавившись от окна и оценив высоту до земли, некромантка пришла к выводу, что выбраться просто так с не до конца исцелённым плечом у неё не выйдет. Выход был самым очевидным – использовать магию, но, стоило начать плести заклинание, как земля под ногами начала накрениваться. балки больше не выдерживали веса здания, а огонь продолжал их жрать. Первая попытка заклинания не удалась – некромантка потеряла концентрацию, но попыталась снова, пока на это было время.
Поставив ногу на подоконник, Вивьен снова выбросила ману в воздух и почувствовала, как его потоки становятся гуще. Оглянувшись, оценивая масштаб катастрофы, тёмная пришла к выводу, что времени у неё больше нет, и, рискнув, прыгнула на воздушную горку. Заклинание удалось ей не настолько хорошо. Посадка вышла жёсткой, а чёртово здание начинало скрипеть и хрипеть, умирая от пламени. Трайх вскрикнула, когда болезненно приземлилась на правую ногу, но, услышав шум и крики с другой стороны здания, поспешила подняться и спрятаться в тени, поджимая болящую ногу. Она искренне надеялась, что не заработала себе перелом, потому что бегать ещё и от стражи – не уж.
Из тени соседнего дома Вивьен наблюдала за пожаром, который горожане и стражники пытались потушить, пока другие старались вытащить пленников горящей лавки. Некромантка не знала, зачем наблюдала за этим со стороны, когда должна была бежать как можно дальше, не оглядываясь, и радоваться, что не она горит заживо и за ней пока никто не гонится, но какое-то время так и простояла сторонним наблюдателем, пока люди не перестали слепо и беспокойно носиться туда-сюда с вёдрами и начали замечать что-то кроме трагедии. Припадая на всё ещё болящую ногу, некромантка побрела своей дорогой.
Вот вам и вся благодарность некроманта.

Воздушные ступени (20 маны)
Остаток: 215 маны

+1

22

В бок воткнулось несколько деревянных обломков - не вполне ясно, чем они были относились до взрыва. Мина стиснула зубы, с трудом подавляя необычайно чёткое осознание от своего параллельного "я" того, как долго и мучительно будет вытаскивать возможные занозы. И в особенности удручала необходимости заниматься этим самостоятельно: Вермина взрослая девочка, и к Мамочке с таким не побежит. Но на будущее: от таких досадных хлопот надёжно спасают плотные кожаные доспехи.
Тело, похожее по своим свойствам больше на гомункула, чем на живого человека, могло не опасаться кровопотери или удушья так, как его боялись люди, но пламя оставалось пламенем для них всех. И обрушение горящего потолка грозило потерей аватары, что в общем-то ставило жирный знак "минус" на общей эффективности операции. Если бы не потребность Культа в мобильности, они могли бы предусмотреть заранее заготовленные, искусственно выращенные неживые тела на замену, благо у коллеги таланта на это хватало. Но подобное требовало хорошо подготовленной лаборатории и вряд ли могло быть исполнено в постоянном движении.

Далёкий звон колокола прокатился дрожью по дому, почти дотронувшись до сердца демоницы. В других обстоятельствах он вызвал бы что-то вроде мурашек по коже и дрожащей волны, расходящейся от нутра по всему телу, но теперь он просто на мгновение заставил её отключиться от происходящего, вспомнив о том, что эта возня в сущности значит не так много во вселенских масштабах, и даже в масштабах их мира, что любая тревога людей живёт лишь мгновения, как и сами люди, но именно эти мгновения и делают их живыми.
Отбросив мгновенное лирически-созерцательное состояние, Вермина вернулась к оценке происходящего вокруг. Ей не удалось абсолютно безэмоционально поглотить последующие звуковые удары, волнами прокатившиеся по её телу, словно колокольный звон имел какую-то непостижимую, мистическую силу над ней. В сладких и жутких, почти самоубийственных мечтах Мины рисовалось сражение с доблестным аббатом на колокольне, пытающимся уничтожить демона. И мысли о его ударах, о звоне колоколов, о полных решимости глазах - всё это вызывало странную, доходящую до восторга дрожь души, жаждущей поглощения нового опыта, невзирая на цену и абсурдность.

Между тем культисты подсказывали ситуацию довольно неплохо. Если они просят помощи с тем, чтобы выбраться - значит, парадная дверь заблокирована. В таком случае имеет смысл включить соображаловку и догадаться, что огонь редко спускается вниз, ниже подпола.
- Ищите вход в подпол! - требовательно бросила демоница, сохраняющая, в отличие от спутников, ясность рассудка. Она, симпатичная рыжая барышня с невинным лицом, уж точно сможет объяснить простолюдинам, как оказалась в подполье и что случилось в лавке, сочинив на ходу что-то изобличающее "не-Оливию" и обеляющее её саму, хотя в дополнительном обелении они уже вряд ли будет нуждаться. Если с ней "спасётся" кто-то и культистов - к моменту, когда их вытащат, от него и следа не останется, в этом демоница была уверена. Так что, чем больше в погребе мяса и душ - тем лучше ей самой.
Но пока бандиты суетятся, скорее всего не предполагая других путей решения, Вермина займётся самой богатой частью своей добычи - алифером. Он как раз ринулся прочь через кухню - место, где не только наиболее ожидаемо искать вход в подпол, но и наверняка стоит большая печь, или камин, где можно при должном желании и нечеловеческой выносливости надёжно сховаться. Мысль не вполне очевидная, но в конце-то концов: если печь легко допускает наличие пламени внутри и отсутствие его снаружи, то должна же она работать и в обратную сторону!
Алифер выглядел оглушённым, и всё же из-за идиотски огромных бьющихся крыльев он не был такой уж лёгкой добычей для одиночного удара кухонным ножом. Демоница не боялась трудностей, и была готова пустить всё в ход, лишь бы не упустить свою жертву. Но стоило ей схватить тесак со стола и повернуться к крылатому, как она встретилась взглядом с юной энидой, вбежавшей обратно через заднюю дверь и на мгновение застывшей на пороге.
Два существа с почти что противоположным мировоззрением и чувствами, способные интуитивно ощущать сущность друг друга, смотрели друг на друга в упор. Это была смелая ставка: если Хоуп справится, то спасёт своего любимого алифера, если нет, то демоница получит ещё одну душу - или её подобие - в награду.

Огонь с жаром принял ставки от всех сторон этого маленького безумия, творившегося в пылающем доме, смеясь им в лицо и с какой-то тоской глядя вслед ушедшей особе.
Де Трайх сегодня твёрдо решила не играть с огнём. И хотя огню это не нравилось, приходилась признавать, что он здесь только по её прихоти.

+1

23

Балки начали обваливаться. Два культиста успели открыть хорошо присыпанный пылью погреб и нырнуть туда, когда рухнула держащая лестницу на второй этаж перекладина, сложив пополам две тонкие стены и вывалив перед энидой щепки. Она аж взвизгнула.
Не то чтобы она могла что-то изменить.
“Верно, Хоуп?”
Верно.
Она была просто слабая, бесполезная бледная тень кого-то ещё.
В эниде умирала надежда, и с ней, ей казалось, умирала изнутри она сама, глядя поверх языков пламени на злокозненную обманку и своего хозяина. Надежда катилась солёной влагой по её щекам, смазывая грим из пыли и копоти, надежда иссыхала в горящей от смрадного дыма и сорванного голоса и дыхания груди, надежда истекала кровью, незримо, с пропускающим удары сердцем. Однажды уже оборванная пуповина несовершенного, неполного разумного существа, вытянутого во многом подобно элементалю из внешних сфер, болталась глухой. Эльфийка не чувствовала Тариеля больше. Совсем.
Совсем.
Её начинающуюся истерику заглушал только нахлынувший разом ужас осознания. Эниды – очень несбалансированные существа, они очень зависят от эмоций, которые их собрали из тьмы и энергии и вдохнули с ними в жизнь. Своего создателя, который на что-то там надеялся, воскрешая прошлую хозяйку тела, чья душа, как и сами эльфы, ушла легко и поддавалась возвращению плохо, как в рыхлую землю уходит вода. Своего создателя Хоуп потеряла, стоило прекратить надеяться и разочароваться в своих решениях ему. Теперь же она не просто была отвергнута: она растворялась, превращалась в ничто на глазах. В итоге, заработав себе сорванные в кровь руки и опалённые предплечья и волосы, девушка потеряла надежду и силы окончательно, не убрав со своего пути кусок горящей стены, закашлялась со слезами, осела на пол и, поникнув плечами, решила просто принять смерть после своей недолгой и неполной жизни.
Вермина могла это видеть, дотягиваясь протиснутой в щель рукой разве что над набравшим жар пекла пламенем. Дешёвая жизнь, слабая недодушёнка и нехватка характера против своей драгоценной формы явно лишь дразнила прожорливость Косы.
Второй этаж уже провалился в себя, а прогоревшая под самым потолком с утеплителем толстая стена с наружней дверью лопнула кучей щепы, одновременно давая ход воздуху снаружи – и распаляя пожар им ещё сильнее. Слышался шорох песка, но засыпать или заливать руками пожар явно не успевали.
Потушить дом удалось с помощью разбуженного мага-стихийника, но только когда Хоуп и все пойманные под балками смертные уже умерли, вдохнув слишком много жаркого губительного дыма.
– Видишь кого-нибудь? – слышались снаружи голоса. В почерневших и мокрых остовах, на которые всё ещё падал весенний дождь, играли тени факелов.
– Ни Фойрра.
– Хуже всего, если они спали… О, как же так, бедный Тариель…

+1

24

Отпускать эниду не хотелось, но у огня, вошедшего в этот дом и ставшего полноправным его хозяином до самого конца, было своё мнение на этот счёт. Мина прорывалась ко входу в подвал, увлекая с собой Тариэля. Он был ей нужен больше, чем могло показаться на первый взгляд - в её голове легко перетасовывались возможные варианты, и среди всех один выглядел самым простым. Она может попытаться успеть принять его облик - и тогда ей гарантировано алиби настолько чистое, что сам Фойрр бы позавидовал. Обречённость на лице, апатия, короткая дорожка до кабака, несколько пропущённых кружек и - прочь из города. Просто и грустно: "У него сгорело всё, чем он дорожил, с горя он напился и ушёл в лес, а там его съели волки". Ничего сверхъестественного. Ничего подозрительного, кроме госпожи де Трайх. Идеально.

В конце концов, иногда Вера брала всё в свои руки, и тогда демоницей начинал управлять здравый смысл, расчётливый злой гений. Проникая в подвал вслед за бандитами, она намеренно слегка потянула время - у неё были веские причины для подобного, пусть и лежащие за пределами понимания смертных. В общем-то они и были направлены против этих самых смертных.
Безжалостное чудовище с рыжими волосами спустилось вниз, в подпол, оценивая обстановку. Как и следовало ждать, огонь вызвал тягу, и спёртый, мерзкий воздух, вытянутый из щелей, смешался с запахом гари и стелящейся вдоль пола ещё тёплой золы.
Слабая улыбка расцвела на лице Вермины, когда она взглядом нащупала огарок свечи где-то в стороне.
- Нам нужно предупредить остальных, - заметила она спутникам, доставая маленькое зеркальце. У Веры хватало знаний, а у Мины - харизмы, чтобы убедить остальных, будто бы сейчас состоится некоторое колдунство. Пусть магия была недоступна демонице, она умело крутила зеркалом вокруг свечи, что-то бормоча под нос, - разденьте алифера. Его кровь понадобится нам.
В данном маневре не было слишком уж глубокого смысла, а последний ход и вовсе был продиктован обыкновенной ленью. Мина жгла воздух. Сколько бы его не было там, за щелями, огонь снаружи выжег достаточно, и осталось прикончить его здесь. Она могла выдержать куда более острую его нехватку. Сейчас её тело было слабо, против двоих-то взрослых мужиков, и любая прямая попытка их убрать может увенчаться провалом. Так что дело оставалось в применении хитрости.
"Ритуал" был завершён быстро. Мина эротично слизала остывшую, но ещё не спёкшуюся кровь, и улыбнулась мужчинам.
- Информатор предупреждён. Им потребуется от трёх до пяти часов, чтобы выкопать нас из-под обломков дома. Не будем терять время, - Вермина поднялась в полный рост по другую сторону свечи от мужчин и принялась раздеваться, пуская в дело весь свой шарм. Ей не очень-то нравилась идея предлагать своё тело мелким культистам, но... учитывая их предполагаемую судьбу, она уверенно подписывалась: не родился ещё такой мужчина, с которым она бы не переспала в обмен на последующее поглощение.
В будущем демоница постарается забыть это как страшный сон. Ей не было хорошо, но она стонала как последняя шлюха, заставляя мужчин отдавать все свои силы и дышать, дышать! Пусть акты утех с такими людьми были и мерзкими, но её вагина не отдала ни капли ценной влаги. Когда один без сил свалился и начал проваливаться в сон, а другой - бедняжка - совсем измотался от жара и нехватки воздуха и кое-как достиг разрядки, она почувствовала, как его тело - ещё живое - мешком свалилось на неё. Мина впилась в шею своей жертве, присасываясь к его телу сразу четырьмя губами и втягивая в себя последние остатки воли и жизни. Первый культист, видимо, не смог различить момент, когда стоны товарища из полный удовольствия сменились на крики и хрипы, полные ужаса и боли. Нехватка воздуха сделала своё дело.
Второго Мина с большим трудом проглотила живьём - он усвоился куда лучше. Теперь, когда люди были убиты, воздух ей нужен был самой. Но она всё же не смогла отказать себе в том, чтобы прилечь и расслабиться, массируя раздувшийся живот и ритмично подёргивая себя за соски.
Последним был сожран алифер. Потерявший большую часть остаточных жизненных сил, он был растворён легко и приятно, словно кусочек тортика, но не принёс должного насыщения. Однако и того, что она получила, было достаточно чтобы постепенно сменить форму на мужскую. Демоница потеряла счёт времени, но, как ей казалось, прошло не так уж и много. Она успела затушить свечку и вальяжно пройтись по погребу, где помимо довольно ценных компонентов оказалось не так уж и мало заготовок попроще, годных к немедленному употреблению. Наслаждаясь ощущениями - с момента сотворения материального тела это впервые, когда ей удалось не только сожрать сразу троих, но и остаться наедине с собой, с возможностью касаться себя одними кончиками пальцев и занимать самые странные позы, не слыша ворчливого брюзжания Мамочки под носом, от которого у Мины пропадал весь настрой, а Вера внезапно вспоминала, что она - не просто прожорливая и самовлюблённая тварь, а ещё и гениальная злодейка, и действовать должна прямо сейчас.

Возможно, зря Мамочки не оказалось рядом. Когда копошение наверху стало достаточно сильным, у пребывающей в эктазе чревоугодницы просто не нашлось времени прикинуться алифером, как она планировала. Девушка наспех оделась, спрятав вещи Тариэля за старым холщовым мешком, и... и неожиданно осознала неприятную, почти губительную вещь.
Как раз время у неё было. Эти люди не пытались пробраться к люку в подполье, возможно, они как-то даже упустили его существование. Выбора не оставалось: если не дать знать о себе, то они просто уйдут. Вермина на всякий случай толкнула крышку люка спиной. Та не поддалась.
Так что оставалось как можно громче постучать снизу по крышке люка и надеяться, что её услышат. Затем вариантов было два, и выбор зависел от того, что она услышит. Если она находится глубоко на пепелище, надёжно заваленная, и вытащить её не так просто - попробует обратиться поглощённым алифером и переодеться в его вещи. Если есть риск не успеть - останется собой. Дать увидеть себя на пути от одной оболочки к другой она просто не могла - это более всего разбудит в спасателях подозрительность. И её могут убить, как нечисть, просто на всякий случай. Здесь Вермина понимала людей прекрасно: опасаться неизвестного было свойственно им... как и в сущности всем остальным. Те, кто не опасались чужеродного, почему-то не дожили до наших дней.

+2

25

У Вермины, конечно, был истинный дар, пудрить мозги не слишком искушённым в критическом анализе ситуации существам, тем более – самым низовым культистам, те из которых, что владели магией, не были достаточно чутки и опытны, чтобы почувствовать, что на девице даже ауры нет, чтобы колдовать, а ритуалы с кровью… ритуалы с кровью были на заре времён во многих культурах, но не забыты обывателями к началу второго тысячелетия мира оказались лишь в вампирской.
И, конечно, что ещё делать, если девица предлагает сама себя. Они, в конце концов, были не чистокровными представителями магической аристократии, которые даже на противоположный пол смотрят только как на потенциальные препараты для экспериментов и новых химер.

А много позже андерильцы, что стража, что обычные разбуженные гулом и воем полуночного огня в дожде люди, копались на остовах прогоревшей аптеки, ища выживших.
– Есть что-нибудь?
– Да, вроде как женщина иль ребёнок. Не понять. Тело жутко обгорело.
– Значит, выбежали, наверное. Он крылатый был, наш целитель, мож улетел.
– В дождь? Без своей девчухи? Ну не пори чуши.
Лопаты и вилы били по обвалившимся балкам, расчищая путь, но меж полупрогоревшей и затушенной мебели и частей дома они не нашли ещё ни одного тела. Пока не услышали стук.
– Чу, слышишь?
– Что?
– Стук. Как будто снизу.
– Из-под полы! Разгребай, разгребай, глядишь укрылися кто!
Горожане быстро разобрали завал и, кашляя и взметая в воздух клубы пепла, проломили намертво замазанную мастикой из золы и воды и песка крышку.
– Эй, Тариэль, ты ль там? Вылазай!
Они протянули руки, чтобы поднять единственное выжившее в пожаре существо за плечи.

0

26

Неприятно морщась от осыпающейся золы и обломков, рыжая девушка подставила свету своё усыпанное веснушками лицо. Её простенькое платье значительно обгорело - настолько, что стало ясно, что кое-где под ним и вовсе ничего нет, голое тело, практически без ожогов. Демоница наспех изобразила покраснение, когда подумала об этом, и надеясь, что получится.
Лестница, ведущая наверх, не пострадала, и Мина расторопно вскарабкалась навстречу спасителям. Затем как будто вспомнила, что нужно изображать девицу в беде, и замедлилась, обмякла, позволив мужчинам себя ухватить и вытащить.
В её глазах была та странная мутная плёнка усталости, но демоница всё же с трудом смогла выдавить из себя затравленно-напуганный блеск в глазах и лёгкую дрожь в пальцах, отрывистость движений. Она всем видом давала понять: "Мне плохо, мне нужно отдохнуть и восстановиться, мне очень страшно".
Опасливо оглядываясь, она пыталась оценить, нет ли среди присутствующих магов - и если есть, что они почувствуют, поглядев на неё здесь и сейчас? Какие выводы они сделают? Гадать не хотелось. Общее представление о том, что врать, было довольно чётким, но всё же лезть с рассказами она не станет. Это слишком явный ход. Но выискивать кого-то в окружающих людях, словно ожидая, что среди них может быть некто, способный учинить над ней расправу - хороший способ сделать так, чтобы в дальнейшем люди спроси о ней больше.
"Посмотрим, что ты сделаешь дальше, госпожа Де Трайх".
[icon]http://s5.uploads.ru/t/HZleL.jpg[/icon]

Отредактировано Вермина (2018-04-22 09:28:23)

+1

27

Маги среди спасателей, конечно, были – один прямо на глазах извлечённой Вермины зарастил каменной коркой вспыхнувший наново остов угла здания, предотвращая разрыв брёвен от напора возвращающегося магического огня. Маги были, но насущными проблемами для них было ещё не до конца унявшееся магическое пламя и спасение выживших и поиск мёртвых, а не разглядывание пострадавшей девицы. Вермину в её качественно изображённом истощённом состоянии охотливо взяли на руки, как невесту, и понесли с пепелища прочь.
– Это, вестимо, пациентка, – сказал неуверенно один спасатель другому, передавая.
Для начала – на пышущую влагой и зябкой сыростью весенней моросящей ночи улицу перед прогоревшим и провалившимся крыльцом.
– Хорошо, если не наглоталась дыма. Эй, ты меня разумеешь, девочка? – тряхнул её один из мужчин, опуская на сырую развезённую до щебня и грязи грунтовую дорогу. – Тариэля потеряла? Или ту, его помощницу? Видела, где они были?
Ни Тариэля, ни Хоуп, хоть прибитую балкой эниду и можно было достать, среди спасённых не было видно. Оливию де Трайх – тоже. Её, в общем-то, и след простыл.
– Сколько у крылатого лечилось, не знаешь? – спросил один из разгребавших только потушенные завалы толстыми пеньковыми рукавицами, чумазый от сажи человек в одной исподней рубахе и наскоро натянутых со сна портках.
– А хер его знает, одна была. Не ты ли? – потрогал Мину за плечо мужчина. – Надо б целителя ей?..
– Так вот он, наш квартальный целитель!
– И правда! Ять!
А потом, отведя Вермину к переулку пососедству, мужчины достали из-под балок Хоуп. Обгоревшее субтильное, но высокое, тело эльфийки вынесли на грязную дорогу и покрыли перемазанной сажей простынёй. Поиски хозяина лавки продолжались, а с демоницей наедине остался только один из спасателей. Это был удобный момент, чтобы спрятаться или сбежать.

0

28

Мина "оправилась" неожиданно быстро, как свойственно человеку, приступы слабости и необыкновенной силы которого продиктованы очередными выбросами в кровь порций адреналина. Конечно, разумный притворщик не стал бы так играть с огнём: врач-дилетант живо заподозрил бы неладное. Но не настоящий целитель.
Демоница, умело изображавшая смесь слабости и беспамятства на площади, оживилась, стоило ей остаться с целителем наедине. Жадно глотая свежий после тёмного подвала воздух, она в подробностях рассказала свою версию событий. По легенде, её брат связался с Культом Безымянного, основные силы которого, насколько она узнала от брата, сейчас куда-то выдвигаются, куда - не известно. Из Азерота прибыл карающий отряд, называющий себя Клинки Магистериума. Её мать и младшая сестра были допрошены насчёт связи с Культом, затем их пытали, насиловали и, в конце концов, убили. Сама девушка смогла сбежать, и отправилась сюда в надежде найти отца и получить какую-то защиту. Но нашла только его друга в лице Тариэля, а также какой-то незнакомой женщины рядом с ним. Исходя из того, как к ней обращался Тариэль, это была леди из рода Де Трайх.
Когда Клинки ворвались в дом, были сказаны какие-то слова - незваная гостья даже не поняла, что именно её спровоцировало, - после которых госпожа Де Трайх решила сжечь их всех живьём, чтобы не оставлять свидетелей. Судя по всему, она имеет некоторую власть и главенствующее положение над Клинками. Она как умная девочка шмыгнула в подвал и заперлась там. К ней ломились, но потом звуки ударов стихли.
Осторожно узнав о числе найденных тел, демоница заключила, что едва ли Де Трайх и Клинки выжили - а значит, ей лучше всего убегать из города прямо сейчас. Вермина подкрепила свою слёзную мольбу несколькими звонками монетами, которых буквально чуть-чуть недоставало для того, чтобы взять лошадь. Ей очень было важно, чтобы ей поверили и информация распространилась, но даже если нет, она ясно дала понять, что не верит ни в какую безопасность и предпочтёт укрытию бегство, даже с учётом слабости. И что если целитель попытается её защитить, то его постигнет та же участь, что и Тариэля.
Последнее, к слову, таило в себе не только призрачную, но и вполне себе явную угрозу. Никто лучше Вермины не знал о настоящей судьбе алифера, и она была готова - раз уж они остались наедине - пренебречь распространением странных слухов и сожрать этого милого человека, если он начнёт мешаться.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/HZleL.jpg[/icon]

+1

29

Парень, который выхаживал Мину, явно загрузился её рассказом, в глазах его было явное непонимание, магический дар слишком слаб, чтобы понять, что его помощь уходит в демоницу как вода сквозь песок, а происхождение и статус в городе – достаточно низкие, чтобы его никто не искал. Вермина, конечно, не знала ни о чём, кроме первого. Но купленный её милыми веснушками и общим положением пережившей пожар бедняжки человек решил её отговаривать. Он смотрел на монеты как дикий, не понимая, как и зачем его пытаются подкупить, и заместо того приглашал к себе в дом, приговаривая, что наутро Мина всё расскажет страже.
Следов спасённой девушки с веснушками, впрочем, так и не нашли, а парень пропал.
Этот факт утонул в вестях о пожаре, но оставил неприятный осадок в мыслях жителей города, основанного волей самого Творца, и привлёк спустя несколько дней внимание магистра Эарлана, старшего.
Вермине же удалось разъесться ещё немного и ушмыгнуть прочь, скрываясь под личинами очаровывающих наивностью и юностью и беззащитностью дев.

эпизод окончен

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [15.03.1082] Чаю?