Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши (арх) » Солнце! Счастье! Леденцы!


Солнце! Счастье! Леденцы!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

- Локация Альянс Девяти, город Пантендор
- Участники Кай и Лис - дети-Ворлаки
- Время Середина весны, 1060 год

0

2

То было весной, кажется, 1060 года, и у Ворлаков всё было очень хорошо. Лучше не бывает. Погода стояла замечательная, тёплая и свежая, а трёхлетняя Алисия уже настолько резво перебирала ножками и ясно болтала, что брату разрешали девочку выгуливать. Девятилетний - почти десятилетний! - Кай проходил мимо девчонок-зазанаек из дома пекаря у моста, чуть ли не лопаясь от гордости. Со своим нескладным тонким телом и темнеющими русо-рыжими волосами мальчик смахивал на помесь хорька и нахохлившегося воробья. Пока его ровесницы в свободные от мелких дел минуты всё ещё поигрывали своими тряпичными Полли, или те, что побогаче, возились с зачарованными гизмо, он, мальчишка, в самую заправду после чтения и письма поил чаем и водил на прогулку целую живую сестру! Ну и что, что эта кулёма за что-то недолюбливала его старого обугленного зайца-убийцу и умудрялась нечаянно разрушать гениальные конструкции для нового блошиного цирка? Ему ещё когда она только родилась объяснили, что сестра гораздо круче, и теперь Кай начал ощущать это сам.

Она была принцессой.
Или феей.
Или принцессой фей.

Что не мешало, кстати, братцу таскать её по весенним грязевым болотам охотиться на первых ящерок или запускать (и иногда топить магией издали!) кораблики из соломинок и листьев.

Но сегодня день был немного особенный.
Кай, как и многие счастливые дети из благополучных семей, ценность поганого металла понял достаточно поздно, а свои первые медные кругляшки зарабатывать стал и вовсе недавно, когда мать в очередной раз чуть не выкинула его немного подыхающие сокровища. Ему всегда везло с кладами и охотой, так почему бы не продать их и купить... что-нибудь?
- Угадай, что? - лукаво прикрыл один глаз мальчик, болтая в руках стаканчик, который был настолько маленьким, что подходил только для игры в напёрстки, со своими восемью медяками.
Он не знал, куда потратить монеты. У них в семье было всё и сдобные булочки.

Но сегодня день был немного особенный.
В проснувшемся от зимы Пантендоре - ярмарочный день.

Люди текли по залитым солнцем улицам и узковатым улочкам к набережной и площадям, играла музыка, кричали наперебой торговцы, плакали крохи. Детям бы в этом море и потеряться, но Кай по краешку-по краешку провёл сестрицу к граничащим с повозками жонглёров сладким лоткам. С их угла было не много видно, но, если бы мальчик напыжился и подсадил Лис - в самый раз.
- Ну, что ты хочешь? - спросил брат, тряся напёрстком.
[AVA]http://i.imgur.com/9rqZD7N.png[/AVA]

+1

3

[AVA]https://pp.vk.me/c618530/v618530662/2bdf/KRtfhhVKdoE.jpg[/AVA]- Уааа!… - восторженно выдохнула Лисса, широко распахнув глаза. С диким восторгом трехлетняя девочка озиралась по сторонам, крепко сжимая в кулачке штанину своего брата.
Это была вторая ярмарка в жизни маленькой Ворлак, но первую она не помнила, так как была совсем маленькая и совсем ничего еще не понимала. В этот раз все было несколько иначе.
Девочка радостно захлопала в ладоши и заливисто засмеялась, когда чья-то мартышка начала корчить рожицы.
- Смотли, Кай, смотли!!! – возбужденно воскликнула Алисия и ткнула пальцем в сторону мартышки. – Уууу! – потрясла от восторга кулачками и приложила их к щечкам. Ярмарка – это здорово!

У Лиссы самый лучший брат во всем мире, вы знаете об этом? Нет? Это странно. Но он самый лучший! Кто еще может похвастаться таким умным и остроумным братиком? Никто. Он возится со своей маленькой сестренкой, и ему это совсем не в тягость. А еще он показывает ей мир и придумывает разные смешные игры. Вы когда-нибудь ловили ящерок? Это очень весело! У них так смешно хвост отсоединяется, вы знаете? А еще они вместе с Каем возились с корабликами, которые очень интересно уходят под воду. А еще… Еще… Кай самый лучший брат на свете! Вот так вот.
Лис в припрыжку шла рядом с братом, с трудом держа его за мизинец, так как роста ей явно не хватало. Она, разинув рот, глазела по сторонам и периодически восклицала что-то не совсем вразумительное, восторженно вереща по поводу очередной интересной находки. На ярмарке вкусно пахло. Очень вкусно.
- Вату! – радостно ответила девочка, с обожанием глядя на Кая. – Садкую вату!!!
Это была вторая ярмарка для Лиссы, и она не помнила первой, но сладкая вата... Это же сладкая вата!

Отредактировано Алисия (2014-11-18 13:31:58)

+1

4

Наверное, не будь на свете магии, они не знали бы этого лакомства, и вообще многого не знали. Может, даже такого детства не знали. Тётки в деревне не раз Каю грозили, кивая на крестьян, что если не выучится - всю жизнь пахать ему у них на хлеб в хозяйстве. Потому что тётки - чаровницы, целительнице и друиды, одарённые и могучие. Маг - это такая высшая форма человека: ему проще жить и можно почти всё! Вот что понял Кай.
- Вату! - поддакнув усаженной на край тележки сестре, сказал мальчик торговцу и протянул пару монет. Очередь, в которую детёныш шельмы беспардонно влез, поумилялась такой наглости - му-ха-ха! - и расступилась, дав ребёнку забрать тремя лёгкими пасами вздутую и накрученную меж двух ивовых прутиков паутинку.
Кай вернулся к сестре. Выдохнул. Не упала!
- На, - протянув руки вверх и дав один прут с воздушной... э-э-э... э-э-э... конструкцией! - Лис, сказал он. - Только не отрывай, а то упадёт!
И сам, сколько позволял рот, бодро отщипнул кус сладкого облака и начал слизывать языком, потому что вата налепалась на всё лицо: на пока ещё не длинный, но уже сверх меры любопытный и морщащийся складочками нос, на обкусанные с холодные ветренные дни губы, на подбородок и щёки. И чем старательнее Кай облизывался после каждого укуса, тем сильнее липла на него вата, которая на самом деле и не вата. Потеряв право на последнюю долю порции, хихикая над ещё более неловкими попытками Алисии впихнуть в рот не... невпихуемое, вот!
- А я, когда подрасту, - потирая тыльной стороной ладони веснушчатый нос, - буду так людям жарить кукурузу!
Кукуруза - это не так сладко, как вата, зато у тёток целое поле и очень вкусно и с сахаром, и с солью.
- И картошку!
А на картошке, печёной или жаренной, вообще можно жизнь прожить, и не надоест!
- И колбаски! И хлеб, и помидоры! И вообще всё!
Да, мальчик пребывал в уверенности, что всё лучше, если его жарить. Даже то, что не жарится. Он-же-у-мамы-волшебник!
[AVA]http://i.imgur.com/9rqZD7N.png[/AVA]

+1

5

Лисса послушно ждала возвращения Кая, сидя на краю чьей-то тележки. Девчушка болтала ногами, чему-то радостно улыбалась и широко распахнутыми глазами смотрела по сторонам, жадно впитывая в себя атмосферу ярмарки. Ей до всего было дело, ей все было интересно, и на самом деле, если бы Алисия не сидела так высоко, она бы уже давно к[AVA]https://pp.vk.me/c618530/v618530662/2bdf/KRtfhhVKdoE.jpg[/AVA]уда-нибудь умотала в поисках того, что можно показать братику. Но Кай вернулся очень быстро, поэтому наша отважная героиня не успела проверить на себе законы гравитации и не познакомилась с твердой землей.
Издавая нечленораздельные междометия, выражающие явный восторг, Лис, следуя примеру Кайлеба, широко открыла рот и постаралась откусить столько, сколько могла. Могла она немного, но вся мордочка тут же оказалась в садкой паутинке. Посмотрев на своего брата, испытывавшего те же затруднения, маленькая Ворлак поняла, что нужно делать: девчонка смешно морщилась и хмурилась, пытаясь языком убрать угощение с лица. Языком не получилось, поэтому в ход пошли ладошки. Когда же она перепачкалась вся, то попыталась сделать еще один большой кусь. Со стороны это действительно выглядело смешно и нелепо, и когда послышалось хихиканье Кая, девочка посмотрела на брата и тоже громко заливисто засмеялась. Что было смешного, Лис не знала, но это не отменяло того, что было смешно.
- Катоску! - радостно повторяла принцесса фей, вторя Каю. - Колбаску! - и поднимала к небу ладошки, точно свидетельствуя, что все оно так и будет и что идея — высший класс.
- О-о-о... - трехлетняя девочка с восхищением взирала на своего брата, еще не будучи в состоянии уразуметь всей неземной крутости Кайлеба, но подсознательно чувствуя ее.
От сладкой ваты немного стягивало кожу на лице. Это доставляло определенные неудобства, но Лис забыла об этом, когда пробегавший мимо мальчишка врезался в тележку, но не остановился, а побежал дальше. За спиной его тянулась веревочка, уходящая в небо.
Алисия опасно покачнулась, нелепо замахала ручками, пытаясь сохранить равновесие, но спас ее, разумеется Кай. Лис хихикнула, глядя на брата, и указала в небо.
- Сто это, Кай? - в глазах появилось какое-то странное, несколько мечтательное выражение.
В небе парил сине-зеленый воздушный змей.

+1

6

Кай хихикал, пытаясь обтереться от липкой паутины, но чем больше он слизывал сахар, тем больше его налипало. В конце-концов мальчик оценил, который из пальцев на его не занятой палочкой с ватой правой руке выглядит самым чистым - он отчего-то всегда, не мараясь особо, умудрялся покрыться равномерным слоем особой пыли-грязи типичного искателя приключений, за что его отчитывала любящая чистоту и порядок матушка. Чище, на самом деле, было бы облизать языком, но матушка и это не одобряла, и прятки брата и сестры в одной кровати, и ещё много чего. Послюнявив палец - и сплюнув, когда скрипнула песчинка за зубах, подрагивающий от заразительного смеха мальчик стёр с щёк Алисии налипшие хлопья. И с пряди волос снял. И облизал. Вкусно же!
А потом пригладил и совсем легко прочесал пальцами мягкие, но безнадёжно слипающиеся пряди сестриных волос. Вообще у Кая не выходило "аккуратно". Ловко, быстро, точно - да, хоть дротики метать, хоть ножички. Не резаться ими - да. Но не дёргать - увы и ах, не выходило. Да и какой соблазн - за косы соседских девчонок, конечно, не Лиссы.
Слишком занятый приведением маленькой живой куколки в порядок, он совсем не заметил несущегося не развирая дороги сверстника. Повезло, что руку ещё не поднял, чтобы правую щёку Алисии как следует обтереть от сладкой плёнки - осталась бы Лис иначе без глаза!
- Придурок! - крикнул вслед Кай, вырыв своё лицо из сестриной кофты. У самого него от тяжести покачнувшейся тележки и девочки колени подогнулись, но он устоял. А если бы не должен был держаться крепко и сестру держать - он бы этому придурку у-ух!..
Вообще, ругаться и драться мама тоже ему настоятельно не советовала, особенно при Алисии, но тут уж как: жмёшся к стенам и вежливый - слабак и трусиха. А Кай, хоть его за не торчащие как у крысёнка зубы и аккуратное - папа рыцарь, благородный! - лицо иногда дразнили девчонкой, был тот ещё сорванец и искрящая головёшка. Пока он не мог держать в руках полновесное опасное оружие и защищать людей от марра-дёров (почему, кто и дерёт марр и зачем их защищать Кай у отца как-то давно очень допытывался, но в ответ получил только вялый смех и "подрастёшь - поймёшь". Папа уставал сильно, даже сильнее мамы), он должен был как-то тренироваться и доказывать, что он мужик!
- А, что? - спросил мальчик, переводя взгляд в убежавшего объекта мести на Лиссу. Потом проследил взгляд, поднял нос к небу. На свежем и лёгком весеннем ветру, бросая на землю от солнце цветную прозрачную тень, трепыхал натянутыми на каркас бумажными или тряпичными крыльями змей.
Дети маминых друзей из "когда-то и далёко" привозили как-то к ним в деревню эти штуки. Говорили, что в Крене, который стоит на границе распространяемой Кристаллом тьмы, часты сумрачные дни и беззвёздные ночи, потому они запускают со змеями в небеса огоньки. Восьмилетний Кай как заворожённый слушал эти истории о том, как путешествующие целители - они всем нужны, а не где родились пригодились, даже в тёмных городах! - возили с собой яркие ночи.
- Это... змей, - наконец нашёлся мальчик, решив, что целиком так сейчас не расскажет. И уточнил: - Воздушный.
Ведь бывают змеи травяные, болотные. Бывают и змеи морские, гигантские, больше кракена. Он слышал.
- Смотри, ещё! - заметил Кай на другом берегу за мостом. На площади там, напротив, чуть почище от торговцев и артистов, тоже гуляли горожане, а над их головами трепетали хрупкие летуны. В весеннем Пантендоре было солнечно, но вместо огней каждый змей - кстати, змеями они были условно, ведь кроме драконов в небо запускали и синиц, и ласточек, и даже соколов из бумаги и ткани - сиял собственной пёстрой окраской.
- Пошли, пошли, посмотрим. Может, даже попросим тебе у кого-нибудь поводить. М?
Кай снял сестру с лотка и потянул - как мог аккуратно, стараясь не отрывать девочке руку, просачиваясь сквозь потоки людей - в сторону площади змеев, где над танцующей водой зачарованного фонтана разворачивалась битва двух из них.
[AVA]http://i.imgur.com/9rqZD7N.png[/AVA]

+1

7

[AVA]https://pp.vk.me/c618530/v618530662/2bdf/KRtfhhVKdoE.jpg[/AVA]   Что такое «придурок» маленькая Ворлак ещё не знала, да и была слишком захвачена зрелищем, чтобы обратить внимание на то, что брат её разозлился. Возможно, она пропустила это в силу того, что агрессия была направлена не на неё, а, может, по ещё какой причине. Так или иначе крылатый змей точно загипнотизировал девочку, и она уже не могла думать ни о чём другом, как об этой странной штуке, парящей в небе.
   Что такое «змей» Лисса знала. Это такая длинная живая штука, у которой нет ручек и ножек – Кай ей показывал. Ловить, правда, не разрешил. Почему – девочка так и не поняла, но если Кай сказал, что нельзя, значит, нельзя. Как и всякий маленький ребёнок, Алисия проверяла границу допустимого, но слово «нет» усвоить успела. Особенно, если это «нет» говорит Кай. Да.
   Так вот. Этот «змей» был совсем не похож на те, что прежде видела девочка. И хоть брат попытался объяснить, что это не тот змей, о котором она думала, понятней особо не стало, но где-то подсознательно девочка всё же поняла, что хотел донести до неё Кай. И хоть этот змей подкласса воздушных парил в небе, маленькая Ворлак осознавала, что он не живой.
   - Уа… - тихо и восторженно выпалила девчонка, глядя туда, куда указывал Кайлеб.
   Их было много, очень много и все разной расцветки. Девочку это завораживало, и, наверное, реши Кай оставить её на некоторое время, она бы так и просидела, большими глазами рассматривая летающих змеев. Но у мальчишки были совершенно другие планы, против которых его маленькая сестрёнка не имела ничего против. Она, конечно, не поняла, что он имел ввиду, когда говорил про «поводить», но мы за любой дебош, кроме голодовки! Особенно если этот дебош возглавляет храбрый мальчик, носящий фамилию её отца.
   Пробираться сквозь толпу было сложно, и если бы Кай не держал свою сестрёнку крепко-крепко, то неизбежно потерял бы её в этой толкучке. Пару раз девочку зажимали среди взрослых, которые по причине важных торгов не обращали внимания ни на кого, но храбрый рыцарь неизменно спасал свою принцессу от полчищ взрослых человеков и не давал её в обиду. Волосы девочки растрепались, на лице всё ещё были следы сладкой ваты, а на подоле платья появились следы пыли и грязи. Но не смотря на всё это, выглядела Алисия крайне счастливой и вообще точно светилась изнутри. Она радостно прыгала рядом с братом и громко хлопала в ладоши, когда они таки вышли к фонтану. К летучим змеям были привязаны веревочки, за которые держались мальчишки. Они устроили настоящую показательную битву! По крайней мере, Лис так казалось. Девочка была так захвачена действием, что даже забыла закрыть рот, но время от времени она всё так же дергала брата за штанину и кричала: «Смотли! Смотли!», громко смеялась, улыбалась во весь рот и показывала миру ещё не до конца вылезшие молочные зубки. День удался.
   - Кай, а у нас есть такой змей? – спросила она в какой-то момент. – Ты ведь тозе умеешь так, да?
   Ну, конечно, он умеет! Как в этом можно сомневаться? Да Лис, в общем-то, и не сомневалась. Это же Кай.

Отредактировано Алисия (2015-02-08 12:58:56)

+1

8

Мальчик тоже улыбался и смотрел на бой летунами. Часть из них была зачарована и иллюзии кусали друг друга и били неподвижными на самом деле крыльями. Среди прочих Ворлак узнал и пару своих. Ну, как своих…
- Нет, Лис, — вздохнул Кай, пряча досаду, — у нас нет змея.
И не было никогда, но мальчик умудрялся брать поводить чужие. Он мог бы достать и сейчас, но ведь Лисса и рассказать маме может, не только чем они играли, но и как Кай добывал. На спор, на враньё, на драку — на что только не пойдёшь, когда очень хочется.
Конечно, деньги были, в достатке, на такое-то баловство, но ведь детям рыцаря нечего уподобляться мещанской шелупони, пусть даже шелупони честной, вместе с ними выучившейся на одних занятиях простейшей грамоте и счёту. Зачем-то они должны были стать лучше, знать историю и правящие семьи, а в будущем году, как сказала мать, начать танцевать, чтобы потом легко вобрать в себя придворные танцы. Родители на всё это должны были зарабатывать службой городу серебро, ведь учителя тоже хотят кушать, ведь отец и мать слишком устают и не всё помнят (а, может, и знают совсем-совсем не всё, но мальчик пока слишком боялся об этом даже думать). Почему всё так и они столько времени порознь, когда счастье — он видел — бывало в простых мелочах, Кай, конечно, не понимал. Может, будь он постарше и острее на язык, спросил бы: "а если вы такие важные, что ж вы такие бедные?", может, упрекнул бы отца в лишней гордости, мешавшей брать "лишние" поощрения и действительно стать вторым человеком после магистра города. Но когда он дорос, чтобы дерзить с аргументами, ему здесь уже были не рады, да и сам он возвращаться в место, потерявшее все цвета и задор из воспоминаний, он не хотел.
А пока Кай завидовал детям торговцев и мелких ремесленников, которые так легко, в обмен на малую услугу, оказанную родственниками, получали красивые, пёстрые, а некоторые - даже волшебные игрушки, хотя магами их родители не были. Они жили гораздо вольготнее и проще, чем он, постигая родительское ремесло и идя по проторенной десятком ног дорожке, а ему — "то нельзя, это не тронь, ты же не бандит, закопай крысу, не некромант, не оживишь, помоги сестре, сходи к алхимику с благодарностью"… Благородным, даже в одном только названии, быть трудно. Конечно, летом они уезжали к тёткам, в деревню, где семью ворожей любили и кормили с общих полей, и Кай видел работающих крестьянских детей. Вот кому повезло меньше, но городским соседям он завидовать от этого не переставал.
Да, мама была тоже очень "благородная", но уже по меркам Альянса, а бабушка ленящемуся и непутёвому внуку внушала, что у них — самое ценное в мире ремесло. Кай не внушался. Более того, сколько было в нём хорошей крови, а дар магический ему достался от отца: огненный, опасный, разуму поддающийся мало, злобе — просто. И чем больше становилось мальчику, способному только руки в мороз отогреть без бед, лет, тем слабее становилась надежда, что упражнения и общие ритуалы хоть когда-нибудь смогут в нём что-то полезное разбудить. Кажется, мать из всех родственниц относилась к этому просто: играя с дочерью, объясняла, что можно, и посвящала вечера совместному чтению. Вот читал Кай очень хорошо, и слова новые придумывал. А чтобы других людей изображать и передразнивать - сам не замечал, как был горазд.
- О, так это же младший Ворлак! Подрос, бандит! - прозвучало с края площади, где у узорчатого забора вдоль набережной стояли стражи.
Мальчик обернулся, чуть дёргая за руку идущую рядом сестру. Морщинистое лицо человека, направлявшегося к ним тяжёлым шагом в своих стальном шлеме и латном нагруднике, показалось ему смутно знакомым. Над рекой всё ещё стояло два молодых парня во всё тех же нагрудниках городской стражи, разговаривая между собой, один поигрывал алебардой, и на детей внимания они пока не обращали.
- Здрасьте. А мы тут на змеев смотрим.
Кай улыбнулся, высоко поджимая губы и морща подбородок, а сам всё пытался вспомнить имя папиного сослуживца и подчинённого. На них поглядывали люди, но не с таким любопытством. Стражу в Пантендоре не боялись, стража всегда была на стороне честных горожан. Или, по крайней мере, Кайлебу так казалось, пока он не стал понимать, сколь велика разница между человеком с оружием и правом его применять от человека без них.
- Не запускаете? — цокнул языком мужчина. Кай дёрнул плечами "ну вот так".
- А это, стало быть, малышка Лисса?
Как же наверное этому безымянному пока дяде (с именами шло плохо, но Кай хотя бы вспомнил, где их знакомили) было сложно приседать со всем железом и ножнами длинного меча на поясе, но он опустился на корточки, чтобы оказаться к их лицам поближе. Теперь мальчик легко мог разглядеть на носу и щеках офицера крупные поры, а под загнутым кверху краем каски — слипшиеся седоватые волосы и капельки пота, катящиеся в густую бровь.
- Сколько ж тебе лет, кроха? — и он тут же поднял руку, прикрывая уже открывшийся рот старшего братца. — Меня зовут Мэйо, мы с твоим папой давние друзья.
[AVA]http://i.imgur.com/9rqZD7N.png[/AVA]

+1

9

[AVA]https://pp.vk.me/c618530/v618530662/2bdf/KRtfhhVKdoE.jpg[/AVA]   - А посему? - Алисия посмотрела на брата большими любопытными глазами. Не то,чтобы её сильно удивляло или беспокоило то, почему у них нет змея, - раньше она об этом просто не думала, - но девочке казалось, что у них есть всё. Серьёзно. Ведь что бы девочка ни хотела, всё всегда было. Другое дело, что запросы у неё ещё были маленькими и не надо было изощряться, чтобы привести ребёнка в восторг. Впринципе, достаточно было оставить её с братом поиграть, ну или сказку вечером почитать. Лисса очень любила сказки про драконов, принцесс из далёких стран, храбрых принцев и прочих героев. Да, наверное, она непроизвольно ассоциировала себя с принцессами, носящими красивые платья и так далее, но это было так — не серьёзно, и девочка быстро засыпала, если только не была перевозбуждена за день, ибо тогда начинались кратковременные капризы (на подобии, «есть хочу», «почитайте ещё», «к папе хочу!» и так далее), но девочка тут же успокаивалась, когда появлялся отец семейства. В его руках она засыпала почти мгновенно.
   Кто был этот человек в латах, малышка Ворлк не знала. Был он огромным, грузным и совсем не похожим на рыцарей из сказок. Кай остановился, останавливая Лиссу вместе с собой, и девочка спряталась за ногу брата, когда незнакомец подошёл близко. Вообще, Лис не боялась людей и зачастую первая шла на контакт со свойственной ей детской непосредственностью, но в этот раз всё было не так. И хоть Кай явно знал этого человека, Лис не спешила вылазить из своего укрытия и лишь поглядывала на мужчину любопытными, живыми глазами. Рыцарь ей не понравился. От него остро пахло луком, а лук девочка не любила, и даже то, что он знал её имя, симпатии к нему не прибавило. Положение спасла только волшебная фраза, сказанная мужчиной: «мы с твоим папой давние друзья». Услышав слова «папа» и «друг», Лис сделала переоценку рыцаря и после некоторого колебания робко вышка из-за ноги брата, всё так же крепко держась за его штанину. Сделав книксен настолько изящно, насколько это было возможно в три года (учитывая при этом, что девочка упорно держалась за брата), Ворлак гордо сообщила:
   - Мне тли с половиной! - и вдруг спросила: - А вы так умеете? - и указала на змеев. - Кай умеет, - и вздёрнула подбородок, показывая, как страшно гордится братом и что, по её мнению, он может абсолютно всё.

0

10

- Почемушто! - беззлобно, но с толикой обиды в голосе отрезал Кай. Он повторял за родителями. Не то чтобы Ворлаки голодали и не могли позволить своим детям игрушки - просто не брали их. “Ты и так балбес и не учишься, а ещё Лиссу испортишь” - вздыхала порой терроризируемая вопросами “а можно?” и “а почему?” в исполнении сына мама. Правда, это было год назад. В девять лет Кай считался взрослым мальчиком и, хотя вопросов не стало меньше, он теперь стеснялся их задавать и пытался в одиночку постигнуть истину, что для того, чтобы стать приличными людьми и занять достойное место (хотя Кай не понимал, чем плохо это, если добавить игрушек или времени вечно занятым родителям), нужно очень много учиться и трудиться. “А иначе мы вас любить не будем”, - слышалось ему порой в голосе матери. Но Лис он этого не рассказывал. Сама поймёт, она девочка умная, её тётки всем гуртом заобожали, когда её в первый раз привезли на лето в деревню.
Мэйо улыбнулся, отчего его большой нос и две смуглые (или просто красные от тяжести ношения доспехов на солнце - Кай не знал, но смутно догадывался) скулы сделались похожи на три почти созревшие сливы, и потрепал детей по голове.
- Конечно умею, деточка! Кай у моего племянника змеев первых пускал.
На этих словах мальчик потупил взгляд. Бегать к знакомым знакомых, чтобы поиграть, было неприлично, но иногда ему надоедало бороться с пляшущим вкривь и вкось над намётанными уверенной маминой рукой строчками или читать с Алисией все истории, которые он уже читал.
- Вы голодные, дети? У меня, конечно, ничего такого, кроме анисовых леденцов, нет, но может отвести вас куда?
Это тоже было неприлично, наверное, но Кай счёл, что раз предлагают - отказываться невежливо, то надо брать. Даже если он не знал, что. Мальчик скосил исподлобья ставший хитрым взгляд и этак издалека попробовал почву:
- А что есть? На той стороне Лис уже вату попробовала, а так мы ходим и пока не знаем.
[AVA]http://i.imgur.com/9rqZD7N.png[/AVA]

+1

11

[AVA]https://pp.vk.me/c618530/v618530662/2bdf/KRtfhhVKdoE.jpg[/AVA]Лис не особо поняла всего смысла фразы про племянника и первого змея, но по всему выходило, что дяденька рыцарь подобного зверя имел. А они не имели. Почему? Пачемушта. Будь рядом родители, Лис непременно бы подёргала одного из них за штанину (ну или юбку) и попыталась бы уговорить их на игрушку, чтобы Кай мог поводить змея для своей принцессы фей. Впрочем, если бы родители сказали "нет", что было самым очевидным развитием этой ситуации, Лис не стала бы спорить, удручённо кивнув в ответ, но больше не прося.
- Хотю кастан! Желенный! - следом за братом откликнулась малышка, лучезарно улыбаясь и показывая миру свои молочные зубки. Неприязнь к новому знакомому ушла почти так же быстро, как и возникла. Если уж к другу папы благоволит сам Кай, то тут не о чем больше думать.
К слову, жаренные каштаны девочка ни разу в своей жизни не пробовала, но слышала, что это очень вкусно. Кажется, об этом ей тоже рассказал Кай. Кай вообще был для маленькой Алисии целой энциклопедией, Колумбом, открывающим ей мир. Суждения брата сомнению не подлежали (пока), поэтому детство у Ворлак было всем на зависть.
Рыцарь добродушно расхохотался, оценив деловую хватку Кайлеба и очаровательную непосредственность Алисии. Достал откуда-то платок, промокнул им вспотевшее лицо и, улыбнувшись, жестом пригласил проследовать налево, где неподалёку как раз жарили те самые пресловутые каштаны.
- Каштаны, так каштаны. Эй, Ранд, замени пока, скоро вернусь! - крикнул он другому рыцарю и направился в указанном ранее направлении. - Может элю, а? - спросил у он у Кая. - Или пока ограничимся лимонадом?
А в этот момент где-то впереди и слева началась какая-то непонятная буча. Поднялся дикий крик и нецензурная брань, разобрать которую Алисия не могла. В кого-то полетели овощи. Видимо, помидоры. Заплакал младенец, залаяли собаки.
- Ну что там началось... - недовольно насупив брови произнёс рыцарь с явной досадой.
Звук свистка, приказывающий разойтись, остался почти без внимания. Мимо Ворлаков тяжело ступая пробежал Ранд, чертыхаясь на ходу.
- Эй, Мэйо! Хорош прохлаждаься, потом с детьми возиться будешь.
- Иду, иду. - мужчина повернулся к детям. - Дела зовут. Но вы далеко не убегайте.
И подмигнув брату с сестрой последовал за своим сослуживцем.
- Дела умеют звать? - озадаченно спросила Лисс у Кая, глядя вслед этому странному рыцарю. Впрочем, ответ ей не был столь уж необходим, потому что в этот момент её внимание переключилось на огромного пушистого пса. Очень красивого по мнению маленькой Ворлак: - Ой! Смотли какая пёса!!!!!
И намылилась в сторону животного, с явным намерением его обнять.

Отредактировано Алисия (2017-08-21 15:39:32)

+1

12

Эля! – забавно похмурив брови, решительно ответил Кай. Эля он не пробовал, но точно знал, что кто не пьёт эля – тот не мужик. А Кайлебу Ворлаку уже в его юном возрасте позарез надо было доказать, что он мужик. На это заявление улыбчивый стражник расхохотался, отчего его мясистые щёки ещё ярче заблестели порами и кожей на солнце.
– Э не, парень, я пошутил. Малой ишо, меня за плохой пример тебе твой папа по головке не погладит.
Но каштаны было можно. Было. Пока не началось непойми что. Вытащив сестру за пределы текущего потока тел у одного из развалов уличного рынка, он сам взабрался на ящик, чтобы рассмотреть, что случилось. Но он был слишком низким, а стражи – слишком широкими. Кого-то растаскивали.
Не совсем, но маму и папу они тоже постоянно "зовут". Потом поймёшь.
По крайней мере, так ему всегда говорили, но он почти до пятнадцати лет не понимал, зато уже передавал это сакральное знание дальше. А ещё для мальчишки-Кайлеба понятия подстрекательства и человеческой глупости были чужды и непонятны, тогда как для повзрослевшего и сменившего цвета на чёрное с черепами на пуговицах – первое и бесплатное из магии, позволявшей получать над миром власть. Он прозевал момент, когда Алисия приметила в толпе рыщущую еду бродячую собаку, и увидел тогда, когда окриком было уже очень сложно что-то исправить.
Лис, нет, нельзя!
Видимо, замученное уже какими-то детьми, уличное животное ощерилось на девочку и готово было броситься навстречу, предупреждая нападение агрессией. "Пёся" б и кинулся, но пространство, опаляя накидки и подолы платьев, расчертило золотисто-оранжевое пламя и ударилось о мостовую, рассыпаясь на сотни жгучих искр. Животное завизжало от страха и боли, бросаясь напролом через не менее испугавшуюся толчею, а через ахи и охи раздавался детский плач. Подбежавший же снова, уняв двоих поссорившихся из-за чего-то селян, приехавших на ярмарку, страж нашёл маленького Ворлака упавшим с ящика и приложившегося головой о столб навеса, со слезами на глазах, сжатыми изо всех сил губами и покрасневшими от небольшого ожога руками.
– Что произошло? – спросил папин друг. У готового захлебнуться своим хныканьем молча, лишь бы не расплакаться как девчонка, мальчика ответа не было. Он обосрался, грубо говоря. Несколько лет обучения магии, а он с заклинанием едва зажигал свечи, зато вот в такие моменты, от простого телодвижения и неосознанного желания, полыхало запросто. Сгорел сарай – гори и хата! А главное – он не уследил за Лис, которую ему только-только доверили. Солнце и леденцы кончились, его обязательно накажут.
Тем временем взрослый добыл девочку с подпалённой юбчонкой под охи и ахи причитающей про какого-то мэтра и детей-магов без присмотра обывательницы.
– Так, дети, похоже, каштаны и сладости мы берём домой.

[AVA]http://i.imgur.com/9rqZD7N.png[/AVA]
Использовано - Огненный шар? - 55 маны

+1

13

[AVA]https://pp.vk.me/c618530/v618530662/2bdf/KRtfhhVKdoE.jpg[/AVA]Шустро перебирая своими маленькими ножками, Лисса, наверное, впервые не среагировала на фразу «нет, нельзя». Чувство самосохранения атрофировалось напрочь, и ребёнок не замечал, что уставшая от людей собака совсем не рада перспективе близкого знакомства с очередным человеческим детёнышем. Оскаленная пасть, рык, угрожающая стойка. Народу было слишком много, Алисия приближалась слишком быстро, а еда была прямо под носом – животное просто не могло от него отказаться. В противном случае оно, конечно же, убежало бы, но не сейчас.
Алисия хлопала в ладошки, вытянув вперёд руку, и заливисто смеялась, стремясь к своей цели, как вдруг что-то горячее и яркое, точно плевок дракона, ударилось о землю почти прямо перед носом у девочки. Искры полетели в разные стороны, опалили юбку, лизнули по предплечью, лишь чудом не попав в волосы. Мама Лиссы была, конечно, весьма своеобразной женщиной, но даже она не порадовалась бы новой стрижке своей дочери под кодовым названием «стрижка-вспышка».
Отшатнувшись назад, маленькая Ворлак шлёпнулась на попу и начала опасно вбирать носом воздух, точно вот-вот сейчас заревёт. Вокруг копошились взрослые, испуганные, недовольные, рассерженные. А Лис выпятила нижнюю губу и тихонько поскуливала, не столько от боли (та ещё не дошла до её сознания), сколько от того, что её пушистая пёса убежала. ПЁ-СА У-БЕ-ЖА-ЛА-А-А-А-А!!!! Личико девочки скукожилось в преддверии первых воплей. И вот они – слёзы.
- У-А-А-А-А!!!
Сопли не заставили себя ждать, мешая ребёнку нормально дышать. Лисса хлюпала носом, но тягучая неприятная жижа всё равно вытекала наружу, устремляясь к раззёванному рту. Какая-то тучная женщина пришла на помощь:
- Ну-ну, дитятко, не надо плакать. Ох, ты ж божечки мои! Да ты же обожглась!
Причитая над ребёнком, женщина на чём свет стоял ругала несуразных родителей, оставивших девочку без присмотра. Она ничем не мгла ей помочь, кроме как поднять и отряхнуть. Надо было отвести девочку к лекарю или хотя бы водой обожжённую кожу охладить, но она не успела – появился дяденька рыцарь. Правда, другой.
- Кто это тут ревёт, а? – спросил он громким уверенным голосом, привлекая к себе внимание ребёнка. – Что такое?
- Бо-о-ольна-а-а, - проревела Лис, показывая руку.
- Прям так уж больно? – не поверил мужчина.
- Да-а-а!!!!
- Не реви, - твёрдо сказал он и присел на корточки рядом с девочкой; от него луком не пахло. – Посмотри мне в глаза. Посмотри. Мне. В глаза.
Алисия подняла на него взгляд, продолжая при этом хныкать.
- Успокойся, - продолжил он твёрдым, уверенным голосом, придавая ему при этом тёплые нотки. – Успокойся. Дай ручку. – подул на неё. – Всё, теперь не болит.
- У-угу.
- Вытри слёзки. Большие девочки не плачут. Ты же у нас уже большая, а?
Лисса кулачками вытерла слёзки, размазав при этом сопли по лицу.
- Всё?
- У-угу.
Она всё ещё дёргала носом, но уже не ревела.
- Давай ручку, пойдём к брату.
Волшебные слова тут же возымели действие. Лис без раздумий протянула мужчине не повреждённую руку, и он вывел девочку сквозь толпу прямо к тому месту, где находились Кай и Мэйо.
- КА-АЙ! – Лис тут же кинулась к брату, крепко обняв его за штанину. – Пёса убежала! – сообщила она ему горестную весть и готова была вновь зарыдать, но тут её взгляд упал на второго рыцаря, Ранда, и девочка поджала губы, сдерживая свой душевный порыв.

Купив каштанов и лимонад, обмотав ожоги какими-то тряпками, Мэйо действительно повёл детей домой. По дороге настроение Лиссы поднялось, она почти совсем забыла про несчастный случай с собакой и последующий ожёг. Она отвлекалась на воздушных змеев, маленьких ящерок и, если б Кайлеб не держал её за руку, наверняка бы где-нибудь уже потерялась. Большими глазами девочка смотрела на этот мир, даже не представляя, какого сейчас её любимому брату.
- Мы плисли! – бодро закричала Алисия, оповещая всех домочадцев.
- Вы что-то рано, - заметила мать, появляясь прихожей. Стоило ей увидеть, что детей сопровождает Мэйо, как улыбка на лице погасла. Тут же бросилась в глаза опалённая юбка, повязка на руке. И она спросила, больше обращаясь к сыну, чем к коллеге мужа: - Что случилось?

Отредактировано Алисия (2017-10-13 15:13:42)

+1

14

Стыдно так, что аж плакать хочется. Но плакать нельзя. И оттого лицо и горло у Кайлеба прям разбухают от румянца и комка подавленных эмоций, а глаза на мокром месте, но он не плачет. Девчонки плачут. Алисия плачет. Небеса, как он ненавидит, как боится этого звука! Даже мама морщится от него. И тут он слышит это “Пёса убежала” и закусывает щёку изнутри.
Да плевать мне на твою “пёсу”, Лис! Отчего ж ты такая глупая!..
Нельзя злиться на сестру. Она маленькая, Кай большой, и тоже глупый и ничего не может. Он случайно обжёг и её, когда прогонял шелудивую псину. Ничего не говоря стражам, мальчик просто позволил помочь себе подняться и, выдохнув на горячие красные ладони, послушно последовал домой, не отпуская сестрицу, несмотря на весь свой собственный дискомфорт.
Благо что папины друзья не отчитывали его, хотя этот самый Ранд проводил юное "дарование", качая головой. Мэйо даже купил уже забывшей плакать Алисии угощение, и настроение девочки вроде как исправилось – даже слишком быстро. А вот Кай оставался хмур и невесел, хотя слёзы, стоявшие в глазах, высохли, да и лёгкие ожоги на ладонях почти не ныли, а ком в горле – растаял.
Запах трав, спирта и ещё какой-то металлической мастики ударил в ноздри с порога передней двери, стоило ей раскрыться. Воздух с улицы тронул развешенные напротив неё колокольца, извещая жителей дома о визите. Страж, видимо расслабляясь, привалился у входа и не спешил искать хозяйку. Кай заметил, что мать одета в домашнее платье, хотя провожала их в рабочем, поскольку занималась переломом ноги у одного из "рекрутов". Лицо у мамы было румяное.
– Что случилось, что они учудили? – спросила Лилиан Ворлак, присаживаясь на корточки перед дочерью и одним элегантным взмахом руки возвращая ткани целостность. Руки её легли на повязки.
– Да так, Алисия полезла к собаке, судя по всему, а Кай её заклинанием спугнул, но не…
Светлые брови женщины взлетели под блондинистую пену странно сбившейся и не причёсанной для дневного часа чёлки.
– Какое заклинание, Кай?
– Огненный шар, – чеша пальцами щёку, сказал стражник. Мальчик же, потупив глаза, пробормотал:
Я не хотел, я даже заклинания не произнёс. Только руки выставил и Лис окликнул
– Ох, Фойрр… – Лилиан подавила в себе ругательство и, кивнув на дверь, попросила Мэйо: – Запри дверь и пошли в кухню.
С этим она взяла уже тяжеловатую по всем параметрам Алисию на сильные для женщины руки и, по ходу взяв с одной из полок баночку с мазью, понесла вперёд, мимо рабочих и хозяйственных комнат, в закрытую от визитёров часть дома.
На крепко сколоченном столе у светлого окна лежало несколько белых лилий, и Кай, заметив их, подумал, что их должен был принести отец – он всегда дарил матери белые лилии, особенно когда они накануне собачились о том, как оба друг от друга устали и недовольны жизнью, думая, что дети спят и не слышат. Значит, помирились. Где тогда папа?
– Десять лет, уж большой ребёнок, мальчик, должен опорой быть и помогать, а стоит оставить ему сестру без присмотра на пару часов – всё время какая-то беда, – выдохнула Лилиан, усадив девочку прямо на стол и обмазала нежную кожу мазью от ожогов везде, где видела хоть всплох красного. – Подставляй руки, бандит! Они не разрушили ничего, надеюсь?
– Нет, что ты. Испугали народ токмо немножко.
– И то хорошо, – выдохнула женщина. Закончив со срочным лечением, она ссадила дочь вниз, перебросила цветы на подоконник, и сказала: – Свободны, оба, идите наверх – и ничего не трогайте, пока не высохнет! Потом будете умываться и читать.
Кай пошаркал к лестницу, всё так же наблюдая пол под ногами – и желая провалиться из-за чувства вины, которое никогда не отступало до конца в нём, особенно после того, как родители вот так, спокойно и с недовысказанным разочарованием встречали каждую его оплошность. Мимо них, рассеянно поздоровавшись с детьми, вниз пролетел папа – тоже в домашнем, что совсем уже смутило мальчика, который думал, что у папы всегда служба и особенно в людные дни. Он отвёл Алисию в свою комнату и сел вместе с ней на кровать.
Не трогай больше собак, хорошо? – попросил он, глядя на свои и её руки, покрытые тающей желеистой мазью из столетника и боги ещё ведают чего. Больше он особо не болтал, и сестре показал палец к губам, вслушиваясь в дребезжание голосов по дереву, но не разбирая слова. При чужих родители никогда не повышали голос, но, наверняка, с добрым папиным другом обсуждали всё знакомые вещи: "я с ними не справляюсь", "уедем на лето", "твой сын как ты – ты и занимайся им", и прочие прекрасные вещи. Почему-то маме всегда не нравилась перспектива, что Кайлеб должен был тренироваться в качестве боевого мага и даже хотел стать как папа. Она говорила, что со всеми своими делами может научить только девочку, что с сыном ничего не выходит, вероятно, намекая на дар целительства. А он никогда не спрашивал, почему всё так. В одно время его интересовали только всякие глупости вроде приключений в другом квартале или у заболоченного берега, солнце и леденцы, а потом уже и детство закончилось.

[AVA]http://i.imgur.com/9rqZD7N.png[/AVA]

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши (арх) » Солнце! Счастье! Леденцы!