Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [28.03.1082] Эльф-вояж или Старик и море


[28.03.1082] Эльф-вояж или Старик и море

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

- примерная локация
г. Ауреллон
- действующие лица
Нувиэль, Хэльмаарэ
- описание
предыдущий эпизод [16.03.1082] Бегущая по воде
Первый серьезный шаг сделан - эльфы благополучно покинули Эденвел и вместе с новой компанией прибыли в Ауреллон, но на этом их путь не заканчивается, ведь конечная точка - Пантендор, город светлых магов, а подданные королевы уже ищут пропажу.

0

2

Хэльмаарэ никогда не видел море, но думал что оно ему не понравится. Море оправдало его ожидания. Оно лежало перед ними синей мерцающей чашей и в тонкой полоске на горизонте едва угадывался материк. Живущие на побережье сказали бы, что море предстало перед ними спокойным, но в глазах эльфа спокойным оно совсем не было. Оно ворочалось и вздыхало, шуршало прибрежной галькой и лизало берег, как огромный зверь. Марэ казалось, что море хочет сожрать его. Сожрать все, до чего может дотянуться. Марэ считал, что эльфы не созданы для моря. Они созданы для лесов, для жизни среди огромных, величественных деревьев, для рощ, пронизанных золотыми столбами солнца, но не для этой пронзительной и холодной синевы, пахнущей так, что у Марэ сводило зубы.
Он не знал, как на море отреагирует принцесса, но старался не показывать ей своей тревоги и неприязни. Он должен быть ее поддержкой в этом беге из края в край мира, потому что кроме него больше не кому. И раз уж придется им путешествовать по большой воде, то нужно им просто сделать это.   
Они прибыли в Ауреллон ранним утром. Река, еще поворот назад текущая между высоких берегов поросших деревьями, внезапно расширилась и вынесла их на розлив. И там, нависая над водами отражающимися в бликах куполами и башнями, лежал город. Хэльмаарэ не спал и смог в полной мере вдышаться и вслушаться в этот мир, похожий и не похожий на столицу. Эденвел тоже пах водой, но пах иначе. Там запах был мягче, тягучей, и властвовала в нем жизнь. А здесь все перебивал запах соли и гниющих на солнце водорослей. Крикливые чайки метались над побережьем, камнем срывались вниз, охотясь за мелкой рыбой. А на берегу в то же время, бродили угловатые фигурки, с закатанными штанами или подоткнутыми юбками, время от времени склоняясь над чем-то, поднимая и пряча в корзину, висящую на локте. Это подростки людей и эльфов подрабатывали тем, что собирали из гнезд чаек яйца, чтобы затем продать их на шумном, насквозь пропахшем рыбой рынке.
Рыба была не только на рынке, но и повсюду. Ее продавали прямо на улице, с рук или с лотков, сырую и вяленую, жареную, нанизанную на тонкие деревянные палочки. Ее продавали и в Эденвеле, который отчасти кормила река, но там это не принимало таких грандиозных масштабов. Марэ любил рыбу, но глядя на бойкую девочку, чьи щеки блестели от налипшей на них чешуи, начинал думать что к концу путешествия перестанет ее любить.
Они сошли с баржи и проследили за тем, чтобы сгрузили их тюки. Хэльмаарэ нужно было договориться о месте на складе, но он побоялся уйти и оставить принцессу одну. Пришлось идти вместе, оставив тюки под присмотром мальчишки из людей Ревика. Сам Ревик за время пути почти перестал докучать Марэ, превратившись из блестящего глазами воздыхателя в сдержанного, временами скучающего собеседника, вовремя сообразившего, что от знакомства ничего не обломится и не тратящего слов и времени зря. Такой Ревик был почти симпатичен Марэ. С ним можно было говорить о делах, слово за слово выуживая знания о ремесле торговца, о ценах и рынках, о способах различить некачественный товар. Наука эта была для него новой, и Марэ впитывал ее не только потому, что от знаний этих зависела их способность устроиться в их временной суматошной жизни, но и из интереса. Все эти разговоры вылились для эльфа еще и в чуть большее понимание того, что они должны делать и как вести себя, чтобы действительно походить на тех, кем они притворялись. 
Разместив грузы и заплатив немного вперед, они распрощались с купцом, пообещав однако найти его, когда привезет он в Сильмарилл новые ткани. Может быть, среди тех и найдется та самая, «нужная», от обсуждения которой Марэ уже изрядно устал. Удалившись от речного порта и устремившись через город к морскому, они поспрашивали там о корабле, идущем к материку, и, узнав нужное, сели отдохнуть на набережной, спрятавшись от солнца под ветвями широко разросшейся акации, на низкой скамеечке из белого камня. У проходящей мимо девчушки Марэ купил креветки и мясо каких-то моллюсков, нанизанных на тонкие палочки и они завтракали, а может обедали, глядя на потр и лежащую за ним «большую воду».

+1

3

Первое путешествие по воде прошло удачно. Нувиэль была настолько погружена в свои мысли, что не уделяла особого внимания тому, что легкая качка стала их вечным спутником, как и насыщенный запах воды. Мысли вытесняли окружающий мир, и это отчасти спасало ее от того, что грозило бы в их отсутствие.
За время их небольшого путешествия по воде, принцесса забыла о том, что должна была играть роль не то радующейся невесты, не то капризной избранницы, которой все не так, что не предложи ей, но ее задумчивость играла на руку. Желанное она так и не получила, а трактовать настроение эльфийки можно было по-разному и только Хэльмаарэ понимал, что причина не в ткани и платье, о которых девушка забыла еще до прибытия в Ауреллон и даже настойчивый купец не смог ей напомнить о том, что где-то здесь есть то, что она ищет. Ищет ли?
Теперь, когда они оказались в городе, и больше нет необходимости отыгрывать роль невесты, гоняющейся за сказочной тканью, можно было расслабиться. Ауреллон, пусть и был близок к ее родным землям, был безопаснее Эденвела в плане поиска потерянного члена королевской семьи. Сюда никто не сунется и можно немного расслабиться и быть собой. Конечно, махать короной никто не собирался и возвращаться к пышным и неудобным платьям с душащими корсетами тоже. Отсутствие этих двух деталей девушку радовало.
Миримэ молча пережевывала моллюска, смотря на синюю воду. После тех тирад и монологов, что пришлось им двоим вещать без сцены ради того, чтобы слиться с толпой, кажется. Говорить особого желания не было и хотелось насладиться тишиной, не думая о том, как бы снова выкрутиться, чтобы никто и ничего не заподозрил, ведь играть роль нужно было до конца, чтобы у купца, в случае чего, потом не зачесался язык, когда люди королевы начнут расспрашивать всех, не видели ли они что-то странное.
- Всего лишь странную парочку, которая искала себе странную ткань и воротила носом, - мысленно усмехнулась остроухая.
Нувиэль задумчиво смотрела на синеву, пока не появилась легкая сонливость, и девушка не придвинулась чуть ближе к лучнику, чтобы, обустроившись на скамье, положить его голову на колени.
- Хэль… А ты никогда не думал, как бы сложилась твоя жизнь, если бы ты не попал во дворец?
[AVA]http://s8.uploads.ru/8wbMG.png[/AVA]

+1

4

Он думал, и не раз.
Выпускников Военной Королевской школы ждала самая разная судьба. Некоторые, дети высоких домов, должны были после обучения занять то самое место, которое полагалось им по рождению. Землевладельцы, мужья землевладелиц, двор королевского дома, офицеры королевской армии. Другие, не имевшие высокой семьи или достаточно средств, попавшие в школу как он, чужой милостью, выбирали себе роли стражи, телохранителей тех, с кем когда-то сидели на одной скамье, службу на границе. Некоторые, наоборот забирались в самое сердце лесов и становились егерями.
На своем курсе Марэ водился с четырьмя низкорожденными, потомками младших домов. Один не закончил школу. Устроил драку с кем-то из сокурсников и умудрился ранить профессора, бросившегося их разнимать. Впрочем, может быть ранил не он, а другой, но у другого был титул, а у приятеля Хэля его не было, так что долго разбираться не стали. Выперли без рассуждений. Впрочем, устроился он неплохо. Подался в наемники.
Еще двое сразу же после выпуска подались в грифонью крепость. Стали или не стали там всадниками, Марэ точно не знал, но прижились. Наездникам платят неплохо, но и другим в крепости, тоже. Марэ и сам туда собирался с ними, но получил приглашение в дворцовую стражу раньше – похлопотал о том один из его наставников. Нужно сказать, что романтика грифоньего легиона Хэльмаарэ прельщала больше, так что это назначение воспринял он тогда без особенной радости. Но принял, чтобы не огорчать старика, который сделал и так для него слишком много. Хэль не любил быть обязанным и не хотел быть неблагодарным. Он думал тогда послужить при дворце пару лет, а после сменить назначение и присоединиться к приятелям в грифоньей крепости. Его не смущало, что они оба к тому времени должны уже были стать опытными наездниками. Но вышло иначе. Жизнь во дворце затянула и приспособила его раньше, чем он успел опомниться.
А последний из их пятерки стал фермером. Вот так, неожиданно. Судьба, кажется совершенно несовместимая с выпускниками военной школы. Но тот никогда не алкал военных лавров, а только тихой семейной жизни. И Марэ его в чем-то даже и понимал. Несколько раз назад он брал вольную и ездил повидать друга на его ферму. Видел его жену и его дочку, и дом, который друг построил собственными руками, и коровник, и сад. И от всего этого нападала порой такая тоска, не глухая и плотная, а невесомая такая, светлая, пробегающая босыми детскими ножками по самому краешку сознания. Но Марэ гнал ее прочь. У него самого на руках был ребенок. Не его собственный, конечно, королевский, но от того не перестающий требовать всего его внимания.
Сейчас этот ребенок лежал у него на коленях и ждал ответа.
- Фермером стал бы, наверное. – Мар улыбнулся, перебирая пальцами невесомые светлые прядки волос Миримэ, разметавшиеся по его колену.  – Или наемником. Зачем говорить о прошлом моя… Миримэ? Не лучше ли поговорить о будущем? Как тебе тот корабль, что мы смотрели в порту? Поплывем на нем или станем ждать следующего? Местные говорят, суда на материк ходят часто.

+1

5

- Будущее слишком туманно и изменчиво, чтобы говорить о том, что еще не свершилось, а прошлое… его не изменишь, но иногда интересно, а что было бы, если все сложилось бы иначе. Если бы у тебя был шанс все изменить, и судьба распорядилась бы иначе.
Тихий шум моря и тепло, исходящее от эльфа, успокаивали. Девушке удалось немного поспать в дороге, но истинная усталость накатила только сейчас, когда выдалась свободная минутка и под спиной была поверхность, которая не качалась, как мир перед глазами выпившего. Стало как-то тепло и беззаботно. Принцесса закрыла глаза, слушая голос Хэльмаарэ, но все меньше и меньше уделяла внимание словам и практически не уделяла его ответам.
- Моя… - тихо повторила ушастая и по-доброму усмехнулась. Они еще не успели привыкнуть к новым именам и обращениям. Виэль было проще запомнить новое имя и производные от него, а обращение на «ты» всегда выходило свободно и непринужденно. Привыкать приходилось лучнику, которого учили следовать дворцовому этикету, даже если принцесса позволяет ему вольности, но здесь это потеряло какую-либо ценность. Фарс бесполезен и нет от него ни прока, ни удовольствия. Но что-то было в этой заминке такое родное, знакомое, навевающее мысли о доме.
Место не было характерным для Эденвела, но, если, закрыв глаза, еще можно было рисовать картины родного края и не акцентировать внимание на тех же запахе и воздухе, которые отличались от столицы эльфийских земель, то их поведение было в новинку. Много вольностей, которые раньше не позволялись и в мыслях не было такого желания, не говоря уже о том, чтобы осуществить что-то из того, что она позволяет себе сейчас, что позволяет он, а ведь в этом и нет ничего такого преступного, за что придворные уже бы ахали и охали, причитая о том, что правильно, а что нет.
Ответа на вопрос эльф так и не услышал – девушка уснула.
Нувиэль чувствовала, как легко пальцы лучника касаются ее волос, перебирая пряди, а, может, ей это только казалось или же хотелось, чтобы это было так.
Хэльмаарэ был старше нее и возился с ней, словно с маленьким ребенком, который еще ничего не умеет, еще ничему не научился, но при этом… она никогда не чувствовала в эльфе отца, который соломку подстелет и на грудь примет удар, только бы уберечь свое чадо. Она и не знала, что это, любовь отца и его опека, ведь родилась уже после его гибели, а девушкам, лишенным отцов с ранних лет, свойственно пытаться вырвать это внимание у других мужчин, которые проявляют заботу по отношению к ним. Пытаются взять то, чего недодали еще в детстве и вряд ли додадут на протяжении оставшейся жизни.
В лучнике Виэль чувствовала скорее защитника, которому могла доверить свою жизнь, свой сон, ведь от одного его присутствия веяло покоем, размеренностью, спокойствием и на фоне последних событий, он стал единственным живым воспоминанием о доме, которое согревало и к которому она неосознанно прижималась, не желая отпускать.[AVA]http://s8.uploads.ru/8wbMG.png[/AVA]

+1

6

Хэльмаарэ не хотел ничего менять. То, как складывалась в итоге жизнь, вполне его устраивало. В какой-то степени он был даже благодарен своему старику-наставнику, что устроил его в Королевский дворец, хотя по-началу он не ожидал от своей службы ничего осбенного. В конце концов, Королева-мать не выпускала свою дочь за пределы столицы. Но даже учитывая сей факт, Хэль не позволял себе расслабиться, и куда бы не пошла принцесса, он всегда верно следовал за ней тенью, готовый защитить от любой опасности.
Но сейчас, в эту самую минуту, они могли позволить себе расслабиться. Все формальности, что сковывали лучника и принцессу каждый день, стремительно отпускали их, позволяя открыться друг другу сильнее.
Сидеть под тенью дерева и теплого солнца было приятно. Вопрос эльфа повис в воздухе, и Хэльмаарэ не стал его повторять, видя, что принцесса уснула у него на коленях. Пальцами он все так же невесомо перебирал пряди волос девушки. Они могли себе позволить немного тишины и уединения, прежде чем отправится в дальнейший путь. Хэль решил пропустить один корабль на материк, что стоял сейчас в порту, и отправится на следующем. К тому времени, скорее всего, начнут спускаться сумерки, и у них будет возможность прогуляться по вечернему Ауреллону. Здесь было на что посмотреть. Город не выглядел, как чисто эльфийское поселение. Разношерстный народ, что обитал здесь, разбавлял своими собственными деталями  внешний облик зданий. Да и на торговых плащадях время от времени можно было найти по истине необычный товар. Если уж принцессу потянуло в путешествие, то для нее будет полезно узнать не только их конечную точку пути - Пантендор, но и все остальное, что им повстречается и в подробностях.
Хэль откинулся на спинку скамьи, подставляя лицо лучиками солнца и морскому ветру. Сонливость, что сморила спутницу, передалась теперь и ему самому. Сейчас, при свете дня, да в достаточно оживленном месте Хэль не опасался, что с ними может что-то случится, что их обракдут или принцессу похитят. Ауреллон хоть и таил на своих улочках разные народы Рейлана, включая темных магов, но все же мог считаться безопасным местом.
Тонкие пальцы заснувшего лучника застыли в волосах эльфийки, путаясь между прядями. Все же даже такой верный и внимательный телохранитель иногда может позволить себе вольность и ослабить свой неустанный дозор.

Отредактировано Хэльмаарэ (2017-02-08 16:57:54)

+1

7

Нувиэль спала крепко, и хотя принцесса не помнила, что ей снилось,  - она улыбалась. Ощущения тепла и защищённости, чего-то знакомого и родного рядом, достаточно, чтобы забыться на несколько часов. Это время было пропитано светом, а солнечный вихрь из огненно-рыжих волос тихо и мирно отсыпался на коленях у эльфа. Виэль легко забывала о рамках и тех стенах, что выстраивало между ними положение в обществе. Она помнила, какими взглядами провожали аристократы Хэля, когда он впервые ступил во дворец. Плохая репутация его семьи, пусть и смытая кровью и запоздалыми извинениями признанной ошибки, тянулась за ним старым клеймом. Поступая как эгоистичный ребёнок, Нувиэль не замечала очевидного – то, чем чревато это путешествие для них двоих. Как бы сильно не рассердилась королева, для неё она в первую очередь – дочь. наказание не будет столько велико, а что до Хэльмаарэ… Будет ли он когда-либо прощён?
Все эти мысли не тревожили принцессу; они миновали её вместе с другими очевидными истинами. Кёль оставалась глуха и слепа к тому, что ей громко кричали на ухо или подсовывали под самые глаза. Не разглядела. Не расслышала. И в том заключалась её ещё детская наивность, разница в возрасте, пропастью упавшая перед ними следом за сословным неравенством.
Конец зимобора не радовал теплом земли Сильмарилла, а в близости с холодными водами, омывающими берег, как никогда чувствовалась та неохота, с которой зимняя пора покидала эльфийские земли. Нувиэль заворочалась, сжалась, будто уличный щенок в поисках тепла, и на сонную голову, не раскрывая глаз, попыталась найти одеяло. Нащупав помимо холодного камня под собой что-то мягкое и…
- Коленка..? – удивилась эльфийка, сквозь сон не осознавая свою находку. С неохотой прощаясь со сном, Виэль открыла глаза, пару раз моргнула, прогоняя сонливость. – Море… - выдохнула она. Стихия билась о берег, играла бликами на поверхности цвета синей бесконечной глубины. Солнце клонилось к горизонту, но всё ещё пригревало двух странников, будто пыталось защитить их и укутать, отдавая последнее.
Вздохнув, эльфийка села, сонно потёрла глаза. Рядом с ней спал Хэльмаарэ, а она с каждым мгновением начинала понимать, что всё, что произошло с ней в последние дни, - реальность. Она покинула дворец, и он поддержал её затею увидеть город светлых магов. За прошедшую неделю они нарушили столько запретов, что искать прощения у эльфийской королевы бессмысленно. Нувиэль не хотелось будить её спутника. Ему пришлось продумывать детали побега, провернуть его с такой осторожностью и скоростью, чтобы никто из людей королевы не смог их отыскать и вернуть домой раньше, чем они достигнут конечной точки своего путешествия. Хэльмаарэ нуждался в отдыхе ничуть не меньше неё. Нет ничего удивительного в том, что и его сморило после горячего ужина второпях.
- Хэль, - забывая о секретности, позвала его эльфийка.
Она помнила, что он говорил о корабле и возможности отправиться на втором. Первый они благополучно пропустили, когда решили проспать здесь. У эльфа не осталось других вариантов после того, как Нувиэль использовала его, как личную подушку. Проспав столько времени, они могли неосмотрительно лишить себя второй возможности отправиться в плавание. Конечно, это не последний корабль, отплывающий из ауреллонского порта, но ждать следующий придётся до завтра, как минимум. Это создало бы обоим проблемы.
- Нам не пора ещё?

+1

8

На улице уже заметно похолодало, но принцесса все еще не проснулась. Все тело эльфа затекло от долго нахождения в неподвижной позе, но сделать он с этим ничего не мог. Будить эльфийку ему не хотелось. Дальше им предстоял долгий путь через море, и если плаванье по реке девушка пережила спокойно, то кто знает, что с ней будет на морских волных.
Хэль аккуратно высвободил свои пальцы из локонов девушки и аккуратно потянулся. Солнце еще стояло в небе, но клонилось к горизонту, а значит время их отплытия приближалось.
Через несколько минут, когда лучник уже собирался тихонько потрясти принцессу, чтобы разбудить, та зашевелилась. Тонкая ладонь, видимо, пыталась найти одеяла, которого само собой не было, и наткнулась лишь на холодный камень скамьи. Не преуспев в этом деле, принцесса медленно села, потирая ладонями лицо. Эльф сидел неподвижно и молча, не мешая девушке сбрасывать с себя остатки сна. Хотя ему безумно хотелось встать и размять мышцы. Особенно этого требовала нога, на которой заснула Нувиэль.
- Хэль, - голос принцессы был хриплым и тихим, сон не отпустил ее еще до конца.
- У нас есть еще немного времени, - эльф медленно поднялся, разминаясь. Кровь тут же побежала по венам, разгоняя неприятное ощушение затекшести. - Ты наверняка голода, так что мы можем сходить в одно место недалеко от порта, заодно посмотрим город. Или же купить что-то у лавочников.
Глянув на горизонт, к которому все приближалось солнце, Хэль прикинул примерное время, что осталось у них до отплытия.
- Часа два в запасе у нас точно имеется, - мужчина вернул свой взгляд к принцессе и протянул руку, чтобы помочь той  подняться.
Перенести их малочисленный груз со склада на корабль много времени не займет, так что они могли позволить себя небольшую ознакомительную прогулочку по улицам города. А в виде ужина они могли выбрать все, что им предоставит таверна или же рыночная площадь, что была еще оживлена купцами в это время.

+1

9

Наличие времени в запасе радовало. В сходящей сонливости только-только начинало зарождаться чувство беспокойства, как лучник своим ответом разогнал его. Причин побеспокоиться хватало. Несмотря на то, что Нувиэль была далека в планировании побега и о дальнейших планах своего спутника на путешествия знала лишь в общих чертах, кое-что она всё же понимала. Их будут искать – от этого не отвертишься. Не исключено, что могли уже что-то выведать и выдвинуться по правильному пути. Найти или догнать их в море будет значительно сложнее, а вот в порту… В любой момент сюда могли нагрянуть лучшие следопыты и гвардейцы королевы, чтобы вернуть двоих беженцев в стены дворца.
Нувиэль не испытывала таких неудобства от сна, как лучник. Ещё бы. Это она спала, улёгшись на скамейке и использовав колени Хэльмаарэ, как личную подушку. Ему пришлось довольствоваться малым, разве такое сном и отдыхом назовёшь? Кёль сомневалась, но понимала, что уговорить эльфа сейчас найти более подходящее место дня сна, не получится. Оставалось надеяться на то, что корабельное путешествие с качкой поспособствует сну, а не сделает наоборот.
- Немного.
Не столько хотелось есть, сколько воспользоваться возможностью посмотреть город. У Нувиэль никогда не было возможности побывать в соседнем городе эльфов, а тут выпала такая возможность, да ещё и без сопровождения в лице охраны. Ну то есть как… Один охранник у неё всё же бы, но лучше один Хэль, чем десяток вооружённых эльфов, которые её никуда не пускают. С матерью и братом так и вообще не получилось бы покинуть паланкин, что уж говорить о пешей прогулке в скоплении людей?
Загоревшись идеей, эльфийка улыбнулась лучнику и вложила свою руку в его ладонь, принимая помощь. Для неё всё происходящее скорее было детской шалостью, нежели чем-то серьёзным и опасным. Пока что ничего из того, чем её пугала мать, не случилось, а она всецело доверяла лучнику. Разве могло случиться что-то плохое?
Хэльмаарэ не привыкать к любознательности и активности своей спутницы. У Нувиэль с детства шило расположилось в том самом месте, которое назвать в приличном обществе нельзя. Она всё порывалась выбиться вперёд, отойти от него на пару метров, то и дело заглядывая на прилавки, выставленные вдоль широкой улицы Ауреллона. Эльфийке не с чем было сравнивать, но архитектуру столицы от здешней легко отличить, даже ни разу не покинув стены дворца. Торгаши не торопились собираться и отправляться домой за вкусным ужином и отдыху у распаленного камина, но на улицах было уже не так людно, что, наверное, радовало Хэля, избавив его от необходимости цепляться натренированным взглядом за каждого незнакомца. Пока никто из окружения не знал, кто они такие, угрозы особой не было, хотя уж эта эльфийка, сующая свой любопытный нос то в котелок к готовящему прямо на улице повару, то заглядывающая за точильный камень, который приводит затупившийся меч в состояние годности, находила себе приключения даже в такой непринуждённой и самой обычной атмосфере городка.
- Пойдём туда! – эльфийка махнула рукой, указывая направление, и рысью направилась туда, не дожидаясь разрешения. Что с неё взять? Так было всегда.
Сидеть в помещение Нувиэль отчаянно не хотелось – она рвалась на улицу, чтобы как можно больше повидать мест в Ауреллоне до отправления. Стоило бы воздержаться от излишней активности хотя бы на первое время. Её спутнику могла бы понравиться перспектива посидеть расслабленно в таверне и дать отдых спине и ногам, а не пытаться второпях есть на ходу и следить за эльфийкой, которая почти в два раза младше него. Ну, точно ребёнок! Непоседливый и любознательный!
«Туда» оказалось главной площадью города. Нувиэль сбавила на поворотах, когда толпа начала редеть, а впереди показались знакомые очертания статуи эльфийской богини. засмотревшись на неё, эльфийка опомнилась, когда столкнулась с незнакомцем.
- Смотри, куда идёшь, эльф.
Грубый свистящий голос, прогорклый и неприятный, резнул по ушам. Нувиэль отступила на шаг от незнакомца, виновато опустив уши.
- Извините… - негромко протянула она, но в ответ не получила ничего кроме недовольного хмыка.
Чуть осмелев, эльфийка подняла взгляд на незнакомца. Перед ней стоял, судя по внешнему мрачному виду, настоящий тёмный маг. Таких редко встретишь вдали от Альянса, а уж на эльфийской земле – тем более.
- Интересно.. что он здесь забыл? – Кёль проводила задумчивым взглядом тёмную фигуру. До этого дня ей не доводилось видеть некромантов, а прошёдшая встреча оставила неприятный осадок. Коснувшись плеча, которое мужчиной грубо задел, подвинув её с дороги, эльфийка почувствовала неприятный холодок на коже.

+1

10

Волнение снова натсекунуд отразилось на лице девушки, но надолго там не задержалось. Все самые важные вещи у Марэ были спланированы почти досконально. Не минута в минуту и день в день, конечно же, но четкость плана была для него ясна. Вероятность того, что тайная стража Королевы уже добралась до Ауреллона была не столь велика. Сама столица и прилежащие к ней земли были достаточно обширны, а людей на ее прочесывание недостаточно много. Так что пока фора была на их стороне. Хотя Хэль прекрасно понимал волнение своей спутницы и мог бы развеять их совсем, но все же считал, что принцессе будет полезно время от времени вспоминать о том, что их ищут. Это тоже была своего рода тренировка. На бдительность и внимание, которого у девушки было с грошь.
Нувиэль с радостной, детской улыбкой приняла руку эльфа и чуть ли не побежала вперед. Прежняя беззаботность быстро сменила собой беспокойство на лице принцессы. Восторг так и летал вокруг нее приятной аурой, но сейчас Хэль не был так рад этому зрелищу. Радость от открывшейся для королевской особы возможности прогуляться по городу, привышала все пределы, что он видел раньше.
- Не отходи от меня далеко, - мужчине пришлось увеличить шаг, чтобы поспевать за своей спутницей и не терять ту из виду. Бесполезно было объяснять ей прямо сейчас, что город хоть и был безопасным, но все же таил в себе темных личностей. И этим оичностям как двумя пальцами об камень ударить, чтобы завлечь юную эльфийку в неприятности. Но злится на нее Хэль просто не умел, лишь беспокоится.
Мужчина только-только поравнялся с принцессой, как та снова рванула от него в сторону, лавируя по извилистой улочке к главной площади. 
- Миримэ, - тщетные попытки привлечь к себе внимание. Чем ближе они подходили к площаде, тем сильнее росло внезапное волнение в Хэльмаарэ. Он не знал наверняка, чем это могло быть вызвано, хотя кое-какие мысли на этот счет имелись.
Было уже поздно хватать принцессу за руку - та уже успела врезаться в фигуру, окутанную черными тканями. Некромант собственной персоной. Атомсфера рядом с такими магами всегда была более чем просто неприятной.
Маг толкнул принцессу в плечо, проходя мимо, и Хэль стиснул зубы, чтобы изо рта не вырвались грубые слова в сторону неприятеля. Привлекать внимание было нельзя. Любой здравомыслящий человек просто проигнориурет неприятный инцидиент, так что Марэ ничего другого не оставалось. Сейчас он и был, и одновременно не был телохранителем принцессы, что в какой-то степени осложняло ситуацию.
- Мы в городе с морским портом. Здесь можно встретить кого угодно, - от взгляда эльфа не ускальзнуло мимолетное прикосновение принцессы к плечу, за которое ее задел некромант. - Холод. Он скоро пройдет, но больше не убегай от меня так далеко.
Дабы развеять неприятный осадок от встречи с темным магом, мужчина завлек принцессу в рассказы, основанные на местных легендах или просто пересказывал ей небольшие и забавные истории, что в достатке слышал в кабаках и борделях. Прогулявшись по особенно примичательным улочкам и посмотрев разный скраб торговцев, Хэль забрел к таверне, о которой говорил еще на берегу.
Людей там было много, шум разговоров и смеха стоял на все помещение. Основная масса скопилась у барной стойки, давая вновь вошедшим обширный выбор столиков. Был выбран стол у одного из окон, которое было приоткрыто, впускся свежий вечерний вохдух в душное помещение.
- Перекусим и отправимся обратно в порт. Нужно перенести вещи на корабль и можно отплывать.

+1

11

Временами Нувиэль казалось, что Хэльмаарэ начинает сожалеть о принятом решении. Уследить за ней на территории дворца – задача та ещё. В первый месяцы знакомства лучнику пришлось изрядно попотеть, чтобы изучить повадки принцессы и узнать обо всех её пристрастиях, тайниках и любимых местах уединения. Существенно различие между дворцом и городом за его пределами – не только в размере территории, но ещё и в сомнительных лицах, которые могут повстречаться на пути принцессы. Марэ помножил свои обязанности на бесконечность. Попробуй поспей за ней, когда она так рвётся к приключениям! Таланты Кёль находить себе развлечения поражали. Ей удалось в Ауреллоне натолкнуться на тёмного мага – та ещё редкость, и вот, пожалуйста!
Хэльмаарэ напомнил её о том, кто они и где находятся. Сейчас не время придаваться детским увеселениям, забывая о том, что в любой момент они могут нажить себе приключения. Оказаться в Ауреллоне – недостаточно, чтобы позволить себе вольности. Нувиэль в глубине души понимала, что такое время никогда не наступит. Им всегда придётся проявлять осторожность, чтобы не выдать себя и раньше времени не вернуться домой и не нажить себе неприятностей. Своим поведением она доставляла больше проблем, чем как-то помогала делу.
- Прости, - виновато сокрушалась эльфийка, опустив взгляд, - я забылась.
Что совершенно непозволительно в их ситуации. Грубое столкновение напомнило ей об этом – не время и не место. Это не увеселительная прогулка с личным телохранителем на летние праздники к дальним родственникам, и не просто проделка, за которую слегонца пожурит мать, а Хэлю сделают строгий выговор. Последствия были серьёзнее и аккуратность с осторожностью в этом случае – то, о чём она никогда не должна забывать.
- Не буду, - Нувиэль подняла взгляд на эльфа и отняла ладонь от плеча.
Тёмная магия оставляет следы, будто дыры выжженной мёртвой земли. Находиться рядом с ними тяжело для любого светлого существа, а уж иметь личное дело, касаясь или чувствуя тёмную магию, ещё хуже. Принцессе перепала лишь малая часть эффекта от соприкосновения с тёмной стороной и уже сейчас она не желала большего. Этого урока жизни достаточно, чтобы больше не пытаться убежать впереди лучника.
- Буду идти рядом, - примирительно улыбнулась, чуть наклонив голову и жмурясь, как провинившийся котёнок.
В конце концов, не так уж плоха эта перспектива. Посмотреть город с Хэлем значительно веселее и интереснее, чем самой цепляться взглядом за каждую деталь и в итоге так ничего и не изучить. Он рассказывал ей истории, и каждый его рассказ теперь засел в её памяти ассоциациями о городе, который она увидела впервые.
Как бы ни стремилась Нувиэль больше времени провести на улице, желудок требовал еды, а ноги отдыха. Никто из них наверняка не знал, каким окажется путешествие на корабле. Им предстояло провести много времени на борту, а что уж дальше… Стоит жить настоящим.
Во второй раз эльфийка оказалась в подобном заведении. Кругом сидели разношёрстные посетители – Кёль старалась не присматриваться к каждому из них, чтобы её поведение не казалось странным. К тому же, прямо напротив неё сидел достойный собеседник, с которым провести время всегда было в радость. Нувиэль не осознавала всей прелести той грани, которую они могли себе позволить переступить. В пределах дворца правила и ограничения, а здесь… Кто их осудит, если они позволят себе немного вольностей в общении?
Вскоре между ними оказались миски с похлёбками, горячее и две кружки с таким содержанием, что Нувиэль на нюх никогда не пробовала, не говоря уж о вкусе.
- А это что? – удивилась эльфийка, рассматривая мутную жидкость. – Мёдом пахнет…
Она не рискнула задавать этот вопрос при разносчице, но Хэльмаарэ прекрасно знал, что за горячительная жидкость скрывается в кружках. Медовуха довольно простой напиток и самый обычный для здешних мест. Но не для принцессы, которая никогда не брала в рот ничего крепче свежего сока или лёгких, не хмельных напитков.
Примеряясь к незнакомому напитку, девушка принюхалась (вот совсем не жест леди!), а потом осторожно отпилась небольшой глоток.
- Вкусно, - заключила она, с улыбкой посмотрев на спутника.
Вкусно то вкусно, но кто же знал, что одной кружки принцессе хватит, чтобы сморить её в сон? Она не помнила, как доела свой обед-ужин, а сама затея выпить медовухи перед отправлением явно была плохой, но что поделать, если в подобных заведениях выбор на напитки скуден, а вода не самая чистая? Кажется, что текущий день был насыщен на происшествия, а одному остроухому лучнику – на проблемы.

+1

12

А это... - Хэль протянул руку к кружке принцессы, приостанавливая ее намерения сделать большой глоток. - Это медовуха. И пить ее юным неопытным особам следует очень осторожно.
Сам мужчина, что уже не один и даже не два раза пил сей напиток, сразу отхлебнул большой глоток. Мед сразу же растекся приятным теплом по всему телу и заставил разум расслабиться.
У них было достаточно времени, чтобы утолить свой голод и немного отдохнуть перед предстоящим долгим плаваньем, от которого Марэ был совершенно не в восторге. Мысли о море тут же чуть омрачили его настроение, но вернув взгляд к спутнице, эльф повеселел. Она сделала всего-то несколько глотков, в промежутках заедая хмель похлебкой, но вид у принцессы был уже более чем просто расслабленный.
- Будь ты здесь одна, тебя бы уже давно утащил в верхние комнаты какой-нибудь тип, - с каждым часом, Марэ чувствовал себя более свободно в отношении принцессы. Например, то, что он сказал сейчас, еще два дня назад он бы произносить в слух не стал, считая это совсем неуместным как для себя, так И для принцессы.
- К слову о комнатах, - вновь отпивая из кружки, начал мужчина, запоздало подумав, что стоило сказать это раньше. Хотя сейчас принцесса, возможно, не будет краснеть и смущаться так, как делала это раньше. - Каюту или гамак нам если и выделят, то лишь один. На таких кораблях, как правило, другого места больше и нет. Так что приготовься, что ночь мы проведем вместе.
Медовуха явно ударила эльфу в голову, так как после сказанного он весело хмыкнул, допивая последние глотки. Видимо, он все же устал достаточно сильно, если хмель так быстро развязал ему язык. Но принцесса ничего не отвечала. Она медленными и нечеткими движениями пыталась доесть свою похлебку, рискуя вот-вот упасть в нее лицом. Хэль улыбнулся такому зрелищу. Оставив на столе оплату, мужчина осторожно поднял со скамьи принцессу и стараясь не сильно ее тревожить, направился к выходу из таверны.
Через час они уже отплыли от берега. Капитан корабля, увидев спящую на руках эльфа девушку,  любезно отдал им одну небольшую каюту. В которой, что удивительно, еще и поместились некоторые их тюки. Мерное покачивание корабля на морских волнах окончательно сморило выпившего эльфа, и он быстро заснул, облокотившись спиной о стену корабля.

Отредактировано Хэльмаарэ (2017-02-20 10:23:11)

+1

13

- Утащил? В комнаты? – недоумённый взгляд эльфийки уставился на телохранителя под прикрытием. Нувиэль и в трезвом состоянии не сразу бы поняла смысл сказанных слов. Точнее как… Она бы поняла, но не подумала бы, что на самом деле за собой подразумевает подобный «порыв». После медовухи, вскружившей её голову и поселивший в сознания вязкий туман, больше похожий на тягучий мёд, принцессе подобные размышления давались в тягость. – А зачем? – всё с тем же невинным выражением лица полюбопытствовала эльфийка. – Мне и тут хорошо, - добавила он, избавляя Марэ от участи объяснять всё принцессе, как там жизнь-то наверху складывается.
Им обоим знатно повезло, что к моменту щепетильного вопроса о разделе одной постели, Нувиэль выпила достаточно, чтобы не то что не ответить на вопрос, а даже его не услышать за общим шумом в голове. Она не заметила, как уснула и оказалась на руках у эльфа, что уж говорить об остальном. И к своей радости навряд ли вспомнит, как сладко сопела, уткнувшись ему носом в грудь, пока оба не оказались в выделенной им каюте.
Нувиэль не смущала теснота, как и необходимость трястись на судне корабля, пока они не доберутся до новой точке отправки, но одна проблема всё же напомнила о себе. Качка. Впервые в жизни выпив что-то хмельное, эльфийка проснулась от смутно угадываемых ощущений. Не столько выпила вчера, сколько после полуночи получила в напоминание о том, что никогда и ни при каких обстоятельствах не стоит пить.
Размеренная качка на волнах, удвоенная тем, что вместо привычной устойчивой постели Нувиэль достался гамак, а она каким-то чудесным образом настолько в нём ворочалась, что висела в позе не совсем достойной леди – попой к верху. Левая рука свисала, болтаясь над полом, а королевское личико уткнулось в гамак – скромная подушка упала ей на голову от неосторожного движения и эльфийка неосознанно захныкала.
Разлепив глаза, она замыленным взглядом смотрела в пространство – постепенно его очертания становились чётче, и эльфийка заметила знакомые тюки и спящего недалеко от неё эльфа, который вопреки всем обещаниям делить вместе с ней одну постель, оказался в стороне (вот только и могут грозиться!). Размеренное покачивание в довесок к выпитому и съеденному сделало своё дело. В тот самый момент, когда эльфийская принцесса хотела позвать своего телохранителя, что-то пошло по плохому сценарию. Её замутило, а в голове ярким пламенем загорелась срочная необходимость подышать свежим воздухом. Нувиэль подскочила, как ошпаренная, и прытью, едва разбирая дорогу, каким-то чудом, едва не сбивая встреченных людей, которые почему-то в такой поздний час тоже не спали, выбежала на верхнюю палубу. Преклонившись через бортик, принцесса закрыла глаза, подставляя лицо свежему порыву прохладного ночного ветра, и сделала несколько глубоких вдохов.
- Кажется.. отпустило, - выдохнула она с облегчением и лёгким сомнением спустя пару минут.
Постояв так ещё немного, размеренно и глубоко дыша, Нувиэль открыла глаза. Открывшийся вид завораживал, хотя любому моряку он показался бы пресным и слишком знакомым – настолько, что смотреть на него скорее тошно, чем обычно. Но не для неё. Нувиэль улыбнулась увиденному. Ей не хотелось уходить, но мыль о том, что в каюте её наверняка обыскался один лучник, если он уже проснулся, подгоняли вернуться.
- Вспомнить бы, откуда я пришла ещё.. – задумчиво выдохнула принцесса. Она, конечно, каким-то чудом нашла дорогу сюда, но так быстро проделала этот путь, ведомая инстинктом, что вспомнить его сейчас не представлялось возможным вообще.
- Помочь?
Раздалось позади, и эльфийка обернулась. Она помнила этот голос. Слишком хорошо.
- Ты.. – выдохнула она сконфуженно. Меньше всего ей хотелось снова встретиться с тёмным магом. Вот уж не подумала бы, что судьба сведёт их снова, да ещё и на корабле. – Спасибо, но не нужно, - отмахнулась эльфийка и отступила, собираясь поспешно уйти – неважно куда, лишь бы увеличить расстояние между ней и этим человеком, пока не случилось что-то плохое.
Виэль развернулась, но не смогла сделать и пары шагов, как её придержали, перехватив за запястье руки.
- Отпусти, - эльфийка дёрнулась, пытаясь высвободиться, но сил не доставило; вторая рука некроманта опоясала её, не позволяя вырваться.

+1

14

Хэльмаар спал крепко. Качка на волнах убаюкивала его, а выпитая ранее медовуха в этом помогала. Он бы так и спал, чуть съехав на бок, к тюкам, которые поставили вдоль стены, но кто-то бесцеремонно пнул его по ногам, заставляя медленно разлепить веки. Похмелья он не чувствовал - в конце концов опыт в выпивки у Хэля имелся. Голова не была тяжелой, разве что во рту немного пересохло, но это бывает с любым нормальным живым существом по утрам.
Эльф так и не понял, кто его разбудил, пока взгляд не упал на пустой гамак, что мерно покачивался на волнах. Видимо, принцесса сама только что проснулась и стрелой выскочила из каюты. Хэль тихо хмыкнул, поднимаясь на вновь затекшие ноги. Размяв мышцы, и одернув одежду, мужчина направился вслед за Нувиэль.
На палубу он вышел как ровно в тот момент, когда темный ма - тот самый, из города - дернул ее за руку на себя. Внутри тут же начала закипать ярость.
- Отпусти ее! - взбегая по последним ступенькам, крикнул эльф мужчине. Хэльмаарэ не подал виду, что обеспокоен или слишком разозлен. Это могло сыграть плохую роль. Нет, он показал лишь раздражение на эту ситуацию.
Матросы сновали вокруг и лишь некоторые обращали свой взор за начинающейся перепалкой. Само собой лука со стрелами у Хэля сейчас не было. Но оставаться совсем безоружным он позволить себе не мог. В голенище сапога был припрятан небольшой нож, как раз для подобного случая. Эльф смотрел на мага внимательно, не отводя взора.
- Отпусти, - уже тише и со стальными нотками в голосе, повторил эльф. Он прекрасно осознавал, что сейчас ступает на тонкий лед. Осторожность - самое главное. Иначе любое неправильно слово могло закончится плохо для самого Хэля и для принцессы.
- А то что? - черный маг сильнее притянул к себе девушку, проводя носом по волосам. Руки его все так же стискивали в своих объятиях талию эльфийки. - Она не особо и сопротивляется.
- Полагаю, - решил зайти из далека Хэль, - что тебе так же нужно попасть на материк. Тогда не очень разумно начинать беспорядки на корабле, не покрыв даже и четверти пути.
Маг ничего не отвечал. Молча и с ухмылкой на лице он смотрел на Хэля, что натянулся словно струна. Не самая убедительная речь эльфа, но стоять рядом с темным магом ему становилось сложно. Темная аура, что исходила из него, заволакивала разум и давила на него. Хэль перевел взгляд на принцессу, что была белее мела, и мысленно выругался.
- Ты, без сомнения, прав, эльф, - последнее слово темный маг буквально выплюнул в лицо Хэлю. - Но это не значит, что я так просто ее отпущу. Нам плыть вместе еще ни один день...
Тут руки его разомкнулись, отпуская принцессу на свободу. Марэ тут же подошел к ней, чуть наклоняясь и заглядывая в глаза.
- Ты в порядке? - Хэль обеспокоено оценивал состояние девушки. - Слов на ветер они не бросают, так что надо быть осторожными.
День только начался, а уже принес с собой неприятные происшествия.

+1

15

В любой другой ситуации Нувиэль непременно бы воспользовалась магией, но повышенная осторожность требовала от неё не создавать шумихи. Магическое шоу непременно бы привлекло внимание к их с Хэльмаарэ персоне и тогда бы пришлось пожалеть о содеянном. Ничему другому, увы, принцессу во дворце не научили. Видимо, мать и её окружение наивно полагали, что подобных ситуаций не предвидится и нет тех ситуаций, которые эльфийка не смогла бы решить при помощи политики и магии. Оказалось, что есть. Впрочем, откуда её матери и наставникам было знать, что в будущем принцесса сбежит из дворца, и ей будет угрожать какая-то серьёзная опасность? А она действительно была – в лице тёмного мага, который ещё на берегу присмотрел эльфийскую девушку.
В этот щепетильный момент Нувиэль пожалела о том, что в её арсенале нет ничего из простых приёмов самообороны. Она находится не во дворце, а поблизости нет никого, кто решил бы связаться с тёмным магом – себе дороже, как показывает практика. Тёмная аура давила на неё, отравляя чернотой, как в первую встречу. В этот раз прикосновение вышло намеренным и продолжительным, а юной особе, которая раньше не имела нечестии лично соприкоснуться с Тьмой, было сложно.
Хэльмаарэ не всегда будет рядом, как это ни прискорбно признавать. Кёль настолько привыкла к тому, что он всегда защищает её, что само его нахождение в поле зрения казалось чем-то обычным. Словно иначе и быть не могло. Могло. Они не во дворце, а здесь существует реальная опасность, чего никогда не выпадало на её долю. Да и что может угрожать во дворце, если так подумать? Нападений и покушений не было с тех пор, как погиб её отец – да и то скорее было случайностью, нежели продуманным ходом. Ей ничего и никогда не угрожало до этого дня, а теперь она ломала голову, думая, как выбраться из созданных проблем.
- Отпусти ее!
Коротко о том, как почувствовать себя принцессой в башне. Поток сумбурных мыслей разбился о голос Хэльмаарэ – её верный защитник уже поднимался по лестнице, разозлённый на некроманта. Вот и первые доставленные неприятности по чужой неосмотрительности. Стоило эльфу немного расслабиться и помыслить об отдыхе, как снова пришлось работать нянькой и спасителем. Принц без королевства спешил ей на помощь.
Хэльмаарэ как-то сам говорил, что плох тот лучник, который позволяет подойти врагу слишком близко. Ситуация сложилась несколько иная, но лука при эльфе не было – Нувиэль видела это, несмотря на зарождающийся в ней страх перед неизвестностью. Ей было одновременно страшно, а ещё мерзко и противно. Тёмный маг не скрывал своего удовольствия от положения. Кёль попыталась дёрнуться в сторону, но ничего не вышло – руки держали её слишком крепко, а её гневная просьба убрать руки – пролетала мимо ушей. Она почувствовала прикосновение к себе, напряглась всем телом и с силой зажмурилась, пытаясь отвернуть лицо и хоть как-то увеличить расстояние между собой и тёмным магом. Она нисколько не сомневалась в том, что Хэль справится с ним и в случае чего – просто удачно метнёт нож в руку или предплечье мага, чтобы больше не хотелось распускать руки. Не обязательно убивать тёмного мага и сбрасывать его за борт, чтобы показать, что шутки с ними – плохи.
Неожиданно для неё самой – тёмный маг отступил. Паук, который собственными лапами выпутал жертву из паутины и лишил себя обеда. Это казалось странным, и Кёль заподозрила что-то неладное в его поступке, но была слишком растеряна и напугана, чтобы думать об этом сейчас. Всё, на что её хватило, это подступить ближе к лучнику и спрятать лицо у него на груди – всего лишь коснуться лбом, не создав даже видимости лёгких объятий.
- Всё в порядке, - она лгала самой себе в том числе, но Кёль с детства учили не показывать свою слабость на виду у остальных, а она уже позволила себе чуть больше, чем могла. Даже если они оба примерили на себя роли обычных торгашей – эльфов, не обременённых титулами, она по-прежнему остаётся принцессой Сильмарила и не имеет права на ошибку.
Пара секунд на то, чтобы, слепо смотря перед собой, перевести дух, и отстраниться от лучника.
- Пойдём обратно, - предложение на грани бегства, но сейчас им действительно лучше вернуться в каюту и не привлекать к себе лишнее внимание.

0

16

Даже на расстоянии в несколько метров от темного мага веяло этой омерзительной темной аурой. Она превращала воздух вокруг в неприятную вязкую субстанции из-за которой дышать было сложно. Взгляды эльфа и мага не отрывались друг от друга, следили внимательно, ожидая, кто первый что-то сделает. Глаза противника сверкали холодным огнем, губы расплывались в жестокой улыбке. Хэльммарэ сжал кулаки, наблюдая как незнакомец проводит носом по волосам принцессы, вбирая в себя мягкий аромат.
А потом резко отпустил ее, как ни в чем не бывало. Будто игрушка наскучила и не имело смысла больше держать ее при себе. Такое поведение обычно было не присуще магам, так что Хэль и не надеялся на то, что на этом инциденте все так и закончится.
- Не отходи от меня больше, - лучник приобнял принцессу одной рукой за плечи, после того, как беглым взглядом проверил ее состояние. Маг отвернулся, облокотившись на бочку стоявшую у края палубы. Но Хэльммарэ знал наверняка: противник чувствует, что на него все еще смотрят.
Спустившись назад в каюту, мужчина тут же усадил принцессу на койку, а сам встал перед ней на одно колено, вновь проверяя, не осталось ли на руках, шеи или плечах каких-то отметин магического характера. К счастью, таких не нашлось.
- Чувствуешь себя нормально? - нужно было удостовериться, что сильного влияния от "общения" с тем типом не осталось. Ничего не болит?
Да, в этот раз Хэльммарэ не на шутку перепугался, хоть и не показывал этого очень сильно. Ведь на каждого контакт с темными магами действует по-разному. Кто-то может сразу же упасть в обморок, у кого-то начнется нестерпимая боль. Да вообще может произойти, что угодно. Теперь мужчина ругал себя за нерасторопность. Нужно было сразу запустить кинжалом куда-нибудь в ногу например. А что он вместо этого? Хорошо, что все обошлось.
- Пока мы на этом корабле, и пока этот тип плывет вместе с нами - одна никуда ходить не будешь,- ровный, но не терпящий возражений тон. - Будь уверена, он попытается еще ни один раз что-нибудь сделать. Такова уж их натура. Да и как было понятно с его слов, он выбрал тебя в качестве развлечения в нашем путешествии. Надо быть осторожнее
Для темных магов нет ничего приятнее, чем создать проблемы для окружающих. И они делают это раз за разом, питаясь чужим горем и страданиями. А учитывая. что им не посчастливилось нарваться не на какого-то новичка, а на опытного мага... Тут можно ожидать всего. Впрочем, эльф решил сильно не забивать этим голову своей спутницы. Незачем юной принцессе знать о тревожных мыслях ее телохранителя.
- Надо бы раздобыть еду, - Хэль поднялся на ноги. - Ты должно быть голодна после вчерашнего.
На лице проскользнула добрая усмешка. Да, не каждый день выпадает шанс увидеть свою подопечную под влиянием хмельного напитка. Особенно, если этот напиток употребляется впервые в жизни.
- Впредь обещаю лучше следить за тем, сколько алкоголя ты употребляешь. Все же не стоит пить столько в первый же раз.

+1

17

- Хорошо, - Нувиэль говорила тихо и скорее рефлекторно кивнула головой, потому что так того требовали.. правила? Да, кажется, что такое было по части жестов, которые должны сопровождать слова или заменять их. Она была сбита с толку и всё ещё растеряна. Конечно, принцессе не была настолько наивна, чтобы полагать, что в мире за пределами дворца всё пройдёт гладко. Даже в эльфийских землях случались смерти, похищения и многое другое, что отравляло их светлый мир, но всё это проплывало мимо дворца. За его пределами, в землях, отдалённых от королевского дворца, жизнь текла в ином русле. И вот она впервые познакомилась с чем-то поистине тёмным, настолько тёмным, что скромная экскурсия в бордель показалась ей пылинкой.
Кёль не помнила, как они с Хэлем проделали путь обратно, казалось, что вот они – стоят на палубе в опасной близости от тёмного мага, а вот – она уже сидит на постели и Хэль пытается осмотреть её. Мир сузился до неузнавания и, не осознавая того, Нувиэль замыкалась в нём. Ей казалось, что она всё ещё чувствует прикосновения тёмного мага, который отравляет её темнотой.
- Не болит, - ещё один шаблонный ответ.
Получив ответ, эльф снова попытался дозваться до неё. Он говорил о простых и понятных вещах, которые не нуждались в пояснении. Кёль слышала, что некроманты любят похищать, а потом перепродавать тела на чёрном рынке или использовать их для своих личных целей. Одной Алиллель известно, какие планы на неё строил тот некромант. Нувиэль знала одно наверняка – она совершенно точно больше не хочет оказаться рядом с ним, вдали от Хэля.
- Хорошо, - покорливость, с которой она реагировала, казалось, на каждое слово или просьбу лучника, была слишком странной и чуждой эльфийке. Конечно же, она была ещё юной и многого не понимала в мире, но уж в таких простых вещах разбиралась. Это была случайность, которая могла привести к печальным последствиям, но, получив один урок жизни, она не напрашивалась на второй.
Короткая лекция о плохих дяденьках и печальных последствиях нежеланных связей с представителями тёмного мира подошла к концу. Не акцентируя внимание принцессы на проблемах дальше, Хэль ловко сменил тему. А вот она не смогла. Страх засел слишком глубоко в неё. Настолько, что рвение эльфа раздобыть им еду и смыть остатки от грубой и нежеланной встречи, казалось, прошло мимо неё. В одну секунду принцесса, сидевшая на постели и пусто смотревшая перед собой с шаблонными ответами на вопросы и речи собеседника, поднялась, а потом заключила его в объятия. Она пыталась держаться, пыталась подавить в себе страх и сбросить с себя черноту, но не справилась с этим сама. Так уже было однажды, когда она изо всех сил пыталась спрятать от Хэля свои слёзы. Тогда их окружали стены дворца, а с них на них смотрели эльфы, подданные Её Величества, и каждый шаг, казался, мог приблизить их к пропасти. Здесь не было никого кроме них, поэтому впервые за всё время она позволила себе оказаться настолько близко и обнять его, ища утешение и защиту на его груди. Кто ещё, если не он?
- Прости, - Нувиэль нарушила тишину первой, но не осмелилась поднять взгляд и посмотреть на лучника, - давай постоим так немного.
Он был её телохранителем, её спутником, но могла ли она назвать его другом? Что-то толкнуло Хэльмаарэ рискнуть своей жизнью и отправиться в путешествие, невзирая на запрет королевы.
- Я потом съем всё, что принесёшь, - пообещала эльфийка, пытаясь добавить в голос весёлых ноток и посмотреть на лучника.

+1

18

И в самом деле, кроме него — больше некому. Теперь уже некому. Между принцессой и огромным миром, бурным и готовым поглотить, смять, испачкать своей несправедливой чернотой невинную душу, остался один Хэль. Все желанные чудеса и неизбежные опасности, которые прежде фильтровали эшелоны стражи и барьеры высоких стен, теперь были на расстоянии вытянутой руки, словно за тонкой бумажной ширмой. Хотя, впрочем, не такой уж и тонкой...

— Миримэ, — тихо произнёс Хэль, когда принцесса прижалась к нему, прячась от своего страха, и в спокойном голосе растворился вздох удивления. Эльф замер на несколько ударов сердца, преодолевая охвативший его от такого внезапного порыва ступор, усилием воли и чётким лаконичным знанием сдвигая въевшиеся в подкорку инстинкты уважения к своей благородной госпоже, непреложную святость её неприкосновенности.

Телохранитель чётко до звенящей рези в ушах разделял сферу своего общения с принцессой на полномочия, не скованные этикетом, и повседневные заботы, пронизанные таковым от и до — от той меры, в какой он был её доверенным и близким, и до той, в какой она была принцессой Сильмарилла. Взять за руку, помочь распутать и заплести волосы, укрыть плащом и затянуть его ворот надёжным узлом, удобно лежащим на ключицах, убаюкать головой на коленях — всё это были позволительные мелочи, допустимая мера вторжения. Но чтобы вот так обнимать её — ещё совсем юную, но уже далеко не ту девочку-подростка, которую он мог носить на руках, позволяя дотянуться до фруктов на самых верхних ветвях садовых деревьев...

Хэль буквально толкнул себя через эту пропасть, понимая, что должен, что нужен ей сейчас, испуганной и оробевшей — и крепкие руки лучника, тёмные, словно чужие, исчерченные узорами стойкой краски, сомкнули объятия поверх хрупкой девичьей спины, отгораживая от мира, укрывая теплом непривычно открытого тела. Это тоже было отдельной проблемой: открытый, разгульный наряд, чужой и немыслимый для эльфа, служащего в королевском дворце — прекрасная маскировка, неудобств которой он, может, и не замечал бы, способный смириться с чем угодно, когда доходит до надобности дела, — но которые ощутил во всей красе, когда выдох принцессы через неплотно сомкнутые края жилетки щекотливо коснулся кожи. Неприлично близко — для особы королевских кровей и её слуги, её пса-охранника. И ничего такого особенного — для обычного эльфа из нижнего города, наёмника и торговца, и его...

Звать её "Миримэ" было легче. Проще и ближе, спокойнее. Но самого себя не обманешь — Хэльмаарэ-то отлично знает, что под мужской одеждой и новым именем скрывается настоящая принцесса. И в первую очередь — она его леди, она его госпожа. Он сделает для неё всё, чего бы только она ни пожелала. Если уж он смог организовать её побег, то и утешить, стать опорой её души в тоже сможет.

— Ловлю на слове, — улыбнулся Хэль, поддерживая попытку принцессы держаться веселее. Да... они просто вот так постоят — ничего предосудительного, ничего постыдного и неприемлемого. Им ведь уже не нужно никому объясняться, не нужно держать ответственность перед чужими подозрениями, а друг друга они поймут и так, без слов, без скрупулёзного следования рамкам этикета. Вот ведь надо же было наткнуться на некроманта в самом начале пути... Эльф незаметно куснул губу. Насколько хватит решимости Нувиэль-Миримэ, как долго она продержится, прежде чем желание сбежать от тягот пересилит, очернит её любопытство и погонит назад, под защиту дворцовых стен, в клетку, но золотую и светлую, где нет всей этой грязи, проблем и невзгод? Он смело надеялся, что у них всё получится. У него получится — заслонить собой эту тёмную сторону, допустить к принцессе лишь ту её малую часть, с какой она, желающая узнать настоящую жизнь, просто обязана познакомиться — и не позволить затопить, захлестнуть с головой, не дать девушке, росшей в превосходной теплице, захлебнуться в этом вареве жизни. Она привыкнет — беря из его рук понемногу, по чуть-чуть, как начинают закалку детей, смачивая холодной водой только ладони и стопы. Вот только встреча с некромантом выбивалась из этого ритма, словно целое ведро этой воды, выплеснутое на спину. Похоже, ему надо пересмотреть свои планы — мир подбирался к принцессе быстрее, чем взваливший на себя невообразимое Хэль мог предположить. Если так пойдёт и дальше, вместо неторопливой закалки получится довольно жёсткий экспресс-курс не только по части алкоголя.

Справитесь, моя госпожа? Я верю, что справитесь.

— Это был всего лишь случайный тёмный, — ободряюще напомнил Хэль, стремясь приуменьшить проблему, раз уж её не удалось так легко смахнуть в сторону. Не тот это случай, когда стоит подпитывать страх, чтобы призвать к осторожности. Кёль и так испытала его достаточно, чтобы обжечься ледяным этим холодом. — Он один, а нас двое. Если ты будешь помогать мне, он не сумеет ничему навредить. Не тогда, когда я рядом.

Ладонь эльфа коснулась поблекших, избавленных от прежней огненной цветности волос принцессы, опекающе поглаживая, чтобы успокоить. С места Хэль не двигался, позволяя принцессе самой решать, когда ей хватит этого "немного". О том, как важно не мешать телохранителю делать его работу, Нувиэль уже было рассказано немало и не раз, когда она шалила и убегала, будучи ещё совсем ребенком в свои тридцать с небольшим. Но как много она вспомнит теперь? Сумеет ли удержать свой по праву гордый, свободолюбиво реющий дух в рамках покорности и послушания не матери-королеве и не венценосному брату, но простому охраннику? Хэль, зная свою подопечную, особенно не надеялся на это. Она ведь только-только подступает к своему совершеннолетию. Годы пройдут, прежде чем принцесса научится серьёзно относиться к жизни и понимать, где есть место игре, а где это уже опасно и недопустимо. Впрочем, в их рискованной авантюре они пройдут явно быстрее, чем в бесконечно благополучных стенах дворца. Может статься, что хватит и нескольких месяцев. Продержаться бы только...

+1

19

Чужое тепло.. Нет. Знакомое, почти родное, но всё-таки.. Если подумать, они с Хэльмаарэ никогда не были близки, никогда не были друзьями и не могли ими быть по определению. Она – дочь королевы, он – её защитник и слуга, поставленный на несколько рангов ниже. Вне сомнений, когда придёт время и королева задумается о выгодной партии для своих детей, включая пока ещё юную и неопытную дочь с ветром в голове, она будет искать подходящие варианты среди дворян, но вот уж кто точно никогда даже мельком не окажется в этом списке претендентов – Хэль. Не потому, что у его погибшей семьи была дурная репутация – их оправдали, но, казалось, что это клеймо преступника продолжало тянуться за ним спустя годы, и вот теперь, когда эльф пошёл на поводу у прихотей своей подопечной, оно затянется верёвкой на шее так крепко, что это путешествие – один последний длинный вдох. Хэльмаарэ занял именно ту нишу в обществе, которую уже не сможет покинуть, если его не лишат звания, жизни или причины сохранять свою жизнь. Он связал себя этим беременем с принцессой, но, кажется, никогда не пожалел об этом.

В стенах дворца им не суждено стать друзьями, но здесь же они могли попытаться. Под чужими именами, забывая о правилах, которые Нувиэль то и дело нарушала, позволяя себе слабости. А как ещё? Она впервые столкнулась с реальным миром и не понимала, где в нём её место. Она многого не знала, ведь даже откровенные разговоры с кузеном Каэросом едва ли смогли приоткрыть для неё этот занавес. Нувиэль понимала, что это всего лишь одна встреча из тысячи возможных, что в мире существует множество других вещей многим хуже той, с которой она столкнулась. Тёмные маги – не самое ужасное и страшное, а она уже перепугалась и как ребёнок ищет защиты в объятиях взрослого. Ей было стыдно называть себя принцессой, даже хорошо, что после матери трон Сильмарила займёт сын королевы, а не ей младшая несносная дочь.

Возможно, в объятиях Хэля не было ничего особенного, и Кёль бы выбрала с большей вероятностью верную служанку или своего старшего брата, если бы они были рядом, но по стечению обстоятельств Хэльмаарэ оказался единственным знакомым и близким ей эльфов на всём корабле. По этой причине она быстро брала себя в руки, успокаивалась и с ощущением тепла и чужих объятий с выдохом прогнала от себя скверные мысли. Она не должна проявлять свои эмоции так ярко. В конце концов, иногда стоит вспоминать, что даже за пределами дворца она остаётся принцессой.

Да, – согласилась она со словами лучника и отстранилась от него, ослабляя такие внезапные объятия. – Мне нечего бояться, когда ты рядом, – эльфийка улыбнулась. Это правда. По крайней мере, для Нувиэль всё выглядело именно так. На территории дворца куда меньше проблем и опасностей, с которыми могла столкнуться королевская особа. Помимо Хэля там были другие воины. Чего стоит королевская гвардия, но здесь же они были вдвоём в целом мире, и хотя никто ничего не знал об их настоящем происхождении, мир по-своему был более опасным и жестоким, что даже такому превосходному лучнику мог попасть орех не по зубам. Принцесса об этом не думала, к своему счастью, зато на глаза попалась одна маленькая, но очень важная деталь…

Святая простота не заметила, что прижималась щекой или тыкалась носом в открытую грудь эльфийского мужчины. Заметила – покраснела до кончиков длинных ушей. Вот оно – отличие от Нувиэль-ребёнка и Нувиэль-девушки – эльфийка начала относиться к своему спутнику не только как к предполагаемому другу и телохранителю, но и причисляет его к представителям противоположного пола. Да, телохранитель – существо бесполое. Какой бы мужчина заплетал ей косы или подавал нужную шпильку? Большинство из них понятия не имеет, что такое «шпилька», а Хэльмаарэ знал намного больше, чем ему полагалось по занимаемой должности. Но годами эти детали ускользали от внимания Нувиэль и казались ей чем-то естественным. Если бы она хоть раз подняла этот вопрос в присутствии матери или брата, то могло бы случиться непоправимое. Или же все уже давно всё замечали и делали вид, что это не так, а она одна всё проморгала.

Отойдя от Хэля на шаг, насколько пространство скромной каюты позволяло увеличить между ними расстояние до приличного, эльфийка спрятала руки за спину, отводя взгляд. Раньше у неё не было такого странного чувства, но девочки тоже взрослеют.

Нувиэль привыкла держать ситуацию под контролем, поэтому, прокашлявшись, делая вид, что всё в порядке, она подняла старую забытую тему:

Думаю, сейчас самое время перекусить. Особенно тебе, – она усмехнулась, всё же подняв взгляд на эльфа, когда румянец на её щеках начал тускнеть. – Нужно хорошо питаться, чтобы были силы, а ты ведь даже не спал нормально, да? – она осознала это только сейчас, когда они снова оказались в каюте. Это она проспала в гамаке, качаясь на волнах и от собственного неумения спать в постели и не вертеться, а где он тут спал? Если вообще спал.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [28.03.1082] Эльф-вояж или Старик и море