Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Элиор Лангре Гренталь Лиерго Игнис character4 name
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши (арх) » [18.о1.1083] Ты, ты и ты, марш за ёлкой!


[18.о1.1083] Ты, ты и ты, марш за ёлкой!

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

Сара явно не собиралась извиняться за свою выходку. Во-первых, она спала и сделала это неслучайно, а во-вторых, это Сара и больше объяснений не требуется. Послушная девочка позволяла себе вольности в присутствии хозяина борделя и по праву называлась его капризной принцессой. Еще бы… Кто может подкалывать Маджере и не получить за это по шее? А еще дразнить и знать, что за этим не последует наказания, если оно и будет, то такое, что понравится обоим.
Анри за тот год. Что она провела в борделе, успела научиться некоторым женским хитростям, чем нагло пользовалась. К примеру, своим нынешним положением, нарочно оставаясь на расстоянии от супруга и дразня его достаточно привлекательным видом, ведь это, своего рода, извинение за его тяжелое праздничное утро. Проснулся он с насовсем тем поцелуем, которого заслуживал, но после встречи с полом получил неплохой вид, а дальше уже дело времени и желания. За последним не заржавеет.
Услышав в свой адрес милое изречение, девушка довольно ухмыльнулась. Возможно, что для большинства дам такие обращения покажутся излишне… эмоциональными и порывистыми, но сказанные этими губами, этим голосом и этим мужчиной Саре они казались не просто приемлемыми, а (ну, ладно-ладно, не желанными, но…) приятными. Они льстили и подтверждали тот факт, что действия женщины были правильными.
Анри сладко потянулась, отчего простынь сползла еще ниже, оголяя поясницу и, приоткрыв один глаз, лениво наблюдала за супругом, с улыбкой хитрого кота. Осталось только махать хвостом, которого не было. Лисица и волосы надо было красить в рыжий, а не каштановый, но тогда было бы слишком палевно.
Рывок и мужчина не остается за бортом, решив сравнять счеты при первой возможности. Мягкую постель заменяет крепкое и горячее тело, манящее аристократку и дело уже не в том, что перед ней хозяин борделя, а мужчина, которого она по праву называет своим и это ей в какой-то степени льстит.
Горячий, желанный поцелуй, который немного запоздал этим зимним утром. Крепкие объятия и его запах дурманит разум, как и близость. Сара ничего не ответила. Свою маленькую победу она одержала, а ее награда за то, снова стать его.

Когда всё, что я на самом деле хочу,
Чтобы ты пришел и овладел мной.

Ласковое прикосновение. В голосе улыбка и тепло. Сара не хотела вставать. Здесь теплее и надежнее. Она чуть потерлась щекой о грудь мужчины, говоря, что здесь ей намного лучше, и она не торопится вставать. Не хочет лишать себя лишней возможности быть рядом с ним, даже зная, что у них еще будет возможности быть вместе и не раз коснуться друг друга, но каждый раз нужно ценить, как последний, особенно, когда рядом с тобой, тот, кого искренне любишь и кем дорожишь.
Анри приподнялась, но только для того, чтобы коснуться губами груди мужчины, оставив на ней свой поцелуй. Задержалась, не давая теплу уйти и почувствовать его вдох. Единство душ – редкое явление и оттого его ценность возрастает с каждым мигом, который она может провести не просто рядом, а вместе с ним.
Приподняла голову, чтобы посмотреть на него и улыбнуться. Любоваться им без слов. Просто, немного по-детски. Снова поцеловать, но на этот раз задержаться на губах. Сделать глубокий вдох, дать его запаху наполнить воздух и вытеснить все лишнее. Провести пальцами по мягким прядям и опуститься немного ниже, чтобы поцеловать в шею. Задержаться и оставить свой укус на его шее, утолив еще одну жажду.

+1

32

Рейстлин добродушно рассмеялся, когда получил ответ на свое предложение. Невесомо провел пальцами по девичьему стану, поцеловал в ответ и слегка запрокинул голову, когда Сара потянулась к его шее, и не смог сдержать улыбки, заранее зная, чем все кончится.
Где-то за окном захлопали крыльями побеспокоенные снегири, но затем, объясняясь на своем загадочном наречии, уселись на прежнее место.
Князь судорожно сглотнул и вплел пальцы в волосы девушки, сжав их на затылке. Боль от укуса мимолетна. Она не стоит ничего, когда густая кровь касается языка, когда обе стороны получают ни с чем не сравнимое удовольствие.
Новая волна прокатилась по телу, и вампиру стоило усилий, чтобы не оторвать от себя любимую. Он хотел Шерон больше всего на свете, и его властной натуре совсем не нравилось, что некоторое время он должен бездействовать. Впрочем, а бездействовать ли?
Свободной рукой он блуждал по телу Сары, сжимал бока, постепенно опускаясь все ниже к бедрам, запоминая каждый изгиб. Это было удовольствие - осознавать, что все это принадлежит ему.
Наконец, она насытилась. Но один голод породил другой, и его следовало утолить.
Рейстлин в одно движение вновь подмял под себя девушку и тут же накрыл ее губы поцелуем. Не таким жадным как незадолго до этого, но более чувственным. Отдавая себя целиком.
От ее прикосновений тело било точно током. Интересно, а Сара чувствовала себя так же, когда Рейст касался ее? Если да, то вампиру можно даже почувствовать себя виноватым. Если только он вообще умел быть виноватым, а не просто делать вид, когда этого требуют правила приличия. Мужчина слегка отстранился.
- Ты прекрасна. - Прошептал он хрипло и уголки его губ приподнялись слегка вверх.
Оуститься к шее, оставить языком влажную дорожку. Целовать, слегка засасывая кожу, но не оставляя следов. Слегка укусить мочку уха и поцеловать за ним. Вновь пройтись губами по шее и спуститься к ключице, а оттуда к груди.
У Сары была потрясающе красивая грудь. Не маленькая и не через чур большая. Она была тех размеров, когда она удобно ложилась в мужскую руку. А больше и не надо.

Отредактировано Рейстлин (2014-01-02 22:54:58)

+1

33

Сжала пряди волос в руке, шумно втянула воздух, чувствуя, как в теле с кровью поселяется желание. Шерон плотнее прижимается телом к любимому, и с жадностью делает новый глоток вместе с воспоминаниями перенимая его чувства, ощущения и желания и оттого еще сильнее хочет оказаться ближе, прижаться еще сильнее и согреться в его объятиях от этой близости и тепла родного тела. Едва не замурчать от его прикосновения, но желание стирает кошачьи повадки, чуждые женщине.
Блуждающие по телу горячие руки дразнили больше, чем кровь, что попала на язык аристократки. Сара приподняла бедра навстречу ладони мужчины и с неохотой оторвалась от его шеи. Слизнула проступившие капли крови, не желая проливать драгоценную жизнь и наслаждение просто так. Ничего не должно быть сделано зря или просто так, когда дело касается него.
Приподнялась, демонстративно облизнулась и улыбнулась, смотря на него прищуренными глазами. Нарочно повела бедрами, зная, что разбудила желание не только в себе, но снова отсрочила момент, когда они спустятся вниз. Играла, что раньше ей было не свойственно или же дремало где-то глубоко-глубоко, до того как она попала в сети Маджере.
Добилась своего и снова оказалась в его власти. Она знала, что ее избранник не любит медлить и оставаться в стороне и нагло его провоцировала, понимая, что за этим последует, но в этот раз, утолив жажду с жадностью тепла тела и ласки, все было иначе. Желание осталось, но преобразилось и действия – еще одно воплощение любви, которую она хотела ему дарить, пусть и таким образом.
Еще один желанный поцелуй. Она руками притягивает его ближе к себе, заключая в объятья, и желанное и тепло отвечает на подаренный поцелуй. Коснулась пальцами его затылка, мягко пальцами зарываясь в темный волосы мужчины. Улыбнулась сквозь поцелуй, но не отстранилась.
- А ты хотел променять меня на зал таверны, - шутливо бросила Анри и снова коснулась его губ поцелуем, передавая инициативу, словно эстафету – а ведь ему приятно проигрывать и проигрыш лишь преддверье ее победы, которая оправдывает все, что предшествовало ей. Запрокинула голову и чуть повернула, подставляя ему шею.
Горячее дыхание коснулось уха, и аристократка не удержала тихого смеха сквозь сомкнутые губы – щекотно. Улыбка не сходила с губ, и наслаждение граничило с желанием. В Саре гармонично совмещалось несколько желаний, которые казались несовместимыми и взаимовытесняющими, но только не с ним. Любовь на грани, когда хочется отдать ему всю себя, завладеть им, ощутить жар его тела и утонуть в огне страсти и в то же время, хочется обнять его, завернув в теплые объятия, словно в плед и согреть холодной зимней ночью, прижать к себе и, вручая кружку ароматного чая, никогда больше не отпускать.
Его поцелуи распыляли желание, как дыхание путника раздувает огонь, желая согреться этой ночью и не замерзнуть под открытым небом. Дыхание учащалось и женщина, словно в невесомости, касалась тела любимого. Прогибалась ему навстречу телом, стараясь дышать размеренно, но невольно каждый раз с губ срывался тихий вздох. Одного его присутствия было достаточно для того, чтобы оказаться в другом мире, где ничего больше не существует, и она наслаждалась им, желая испить это вино из бокала до дна. Оно уготовлено только для них и оттого его хочется еще и еще.

+1

34

Невозможно скрыть улыбку. Рейстлин с каким-то ожесточенным наслаждением провел по изгибу спины, прижал к себе, но тут же отпустил. В его голове уже стояли картины того, как женщина извивается под ним, как стонет, не скрываясь и не сдерживаясь. Но в реальности все это было впереди, и растягивать удовольствие сам бог велел.
Медленно целовать ключицы, впадинку между ними, грудь, прикусывать соски, доводя до того состояния, когда сама вампиресса похожа на нежащуюся кошку. Оглаживать бедра, внутреннюю сторону, не прикасаясь к клитору.
Некуда торопиться, совершенно некуда. И кажется, будто сейчас ночь, а внизу нет людей. Полутьма спальни с задернутыми шторами блаженна. Князь осознанно избегает особенно чувствительной зоны, хотя, стоит отпустить хоть на секунду себя самого - и пиши-пропало, и без того все сжимается внутри от предвкушения.
Поцелуй в живот, ладонь проводит от лобка к груди.
Как красива, как сказочно прекрасна! Лежит перед ним, раскрепощенная, готовая на все и даже больше.
"Ты моя. Моя. И я тебя не отпущу, не выпущу".
С тех пор, как доверился, потерять ее стало самым большим страхом. Никогда нельзя быть уверенным в себе на сто процентов - жизнь - дьявольски коварная штука, готовая отобрать все в тот момент, когда ты решил, что что-то принадлежит тебе абсолютно и безоговорочно. И когда ты знаешь это, когда ощутил на собственной шкуре не один раз, трудно довериться и открыться настолько, чтобы этот страх вновь ушел. И все равно иногда еле сдерживаешься, чтобы не врезать тому, кто смеет заглядываться на твою женщину, и лишь здравый смысл заставляет не измениться в лице, не сжать кулаки, хотя для этого требуется немалая сила воли. Смотрите, завидуйте. Мое. Вся моя.
- Как ты прекрасна, если б ты только видела, - тихо на ухо.
Сдерживать себя дальше просто невозможно. В голове все перепуталось и виделось туманно, зыбко. Он только помнил, как целовал и покусывал кожу на шее Сары, вылизывал, упиваясь, сжимал ладонь на ее талии. А потом что-то щелкнуло и выключилось, и он вошел в вампирессу, подаваясь вперед, ловя застывшим взглядом и дыханием вскрик Сары, давая короткую передышку перед движением. Возможно, стоило сделать ее более продолжительной, но Рейст был на это не способен. Склонившись над девушкой, двигался в ней, то закусывая губы, то позволяя себе хриплый стон и поцелуй любовницы. Она его - горячая, отдавшаяся, сжимающая собой член. И хочется одновременно проклясть и влюбиться во всех богов мира.

+1

35

Сара с трепетом относилась к каждому прикосновению любимого вампира. Ценила его присутствие и ласку, желанно следуя за каждым движением его руки. Прикрывала глаза от удовольствия и тихо, размеренно дышала, стараясь успокоить свое желание, чтобы не сорваться, а это трудно… Трудно противостоять его ласке, когда он бесстыдно дразнит и нарочно огибает зоны, которые горят ярче всех и просят его внимания и ласки. Оттягивали момент, словно каждый раз себе клялись, что в новый они будут упиваться друг другом, а не думать о том, как бы зарыться в тепло с головой.
Анри всегда считала своего избранника нетерпеливым, но сейчас ничуть не отличалась от него. Ей хотелось большего и женщина до боли закусывала губы, не удерживала тихого стона и разум дурманился от его прикосновений похлеще, чем от зелий. Обухом ударили по голове, и все поплыло, но этот удар был приятным, и тепло от него распространялось по телу, скапливаясь тяжелым ноющим комом внизу живота.
Пока большинство дам ее возраста охотятся на своих будущих козлов отпущения мужей, Камэль готова была отдавать себя не ради получения кольца, а за полученное удовольствие, которое ей дарил вампир. В такие моменты не думаешь, сколько у него было пассий и какой она оказалось по счету, хотя Сара несколько раз нарочно дразнила избранница, тыкая пальцем в проходящую вампиршу и спрашивая о том, попала ли она в его список или нет. Женщина шутила и дразнила, но не только чистокровного, а и себя. Многие говорят, что им плевать, кто был до них на первом месте у избранника, Шерон не могла с уверенностью повторить эту фразу так, чтобы она звучала натурально. Она бы не стала выяснить, сколько кто и как, но ревность еще никто не отменял, а женщина к тому же была еще и собственницей, а потому внимание любовника и его ревность ей льстили.
- А я вижу это… - так же тихо ответила Сара. – В твоих глазах, - последняя связанная фраза и сознание скрывается в глубине томного желания.
Аристократка подавалась ближе – оказаться на его месте мучительно тяжело. Маджере ее откровенно дразнил и лишал желанной ласки, доводя до предела, когда ты уже готов на все, только бы получить желанное тепло и не сдерживаешь горячего выдоха от легкого прикосновения, потому что воображение уже рисует картины и тело изнывает от тоски, желая получить то, что ему пообещали, а он, бесстыдник, оттягивает вручение долгожданного подарка.
Вместе со вскриком выдох, почувствовав, как жар его плоти обжигает ее изнутри, но он не дарит спокойствие, а дразнит только еще сильнее и женщина нетерпеливо возится, прося продолжение. Шерон выгнулась в руках любовника и подалась к нему навстречу бедрами, желая взять его всего и без остатка. Обняла его. Не открывая глаз. Огладила грудь и спину, сильнее притянула к себе, чтобы чувствовать приятную тяжесть его тела и отчетливо слышать каждый стон мужчины.
Прелюдия не могла длиться вечно. Он не привык оттягивать и разбаловал ее внимание и лаской, но двигался медленно, растягивая удовольствие, и Сара наслаждалась этим. Сквозь полуопущенные веки она наблюдала за возлюбленным, иногда подавалась к нему навстречу, ловя губы в теплом поцелуе, выдыхая новый стон. Прижималась к нему всем телом, словно хотела согреться. Двигалась ему навстречу. Глубже. Горячее. Желая ощущать его каждой клеточкой своего тела, чтобы запомнить каждый его порыв и не только похоть и безумную страсть желания. Женщины влюбляются не в наслаждение, а в того, кто им его дарит.

+1

36

Получив до этого ненавистное кольцо обратно, эльфийка спешно попыталась припрятать его куда-нибудь, пока у Тира не кончился аукцион невиданной щедрости, и он не решил отобрать его обратно. К сожалению, в платье карманов не предусматривалось, поэтому пришлось, как идиотке, вернуть кольцо на палец. Так хотя бы не потеряется. Убедившись, что с её прелессссстью ничего не случится, Лир обратила своё внимание вновь на Тириона, тут же попытавшись в очередной раз его поддеть:
- Спасибо, любовь моя. С меня самодельный пояс верности, раз уж наши отношения зашли так далеко. Как раз успею к твоему дню рождения, - вновь закусывая нижнюю губу, чтобы не захохотать в голос, поскольку буйная фантазия уже успела нарисовать в воображении Тира, расхаживающего в конструкции, отдалённо напоминающей огромную кастрюлю со специальными прорезями для ног. Если бы Морнэмир имел бы возможность хотя бы раз заглянуть в голову девушки, то он как минимум обиделся бы ,а как максимум – сбежал без оглядки.
- Тебя послушать, так я прямо чудовище какое-то. Самой аж не верится, что я способна на такой кошмар. Бедный ты, несчастный, как плохо тебе со мной живётся, – он подначивает её, она дразнит его.  Оба прекрасно знают, что будь им действительно плохо друг с другом, дорога развела бы их уже много месяцев назад. Хотя, спроси Аурмид кто-нибудь, что конкретно её держит рядом с этим эльфом, она бы надолго затихла, впервые в жизни не способная придумать достойный ответ. По правде говоря, ответ со временем у неё сформировался, вот только Лир не была уверена, что согласилась бы его озвучить в присутствии Тира. Всё дело в том, что, будучи путешественниками, у них отсутствовал постоянный дом, но Эль это не смущало. Рядом с ним, она вдруг начала понимать, что «дом» - это не место, куда можно возвращаться, это люди. Точнее, людь. Точнее, этот зараза-эльф. Ухмыльнувшись, Лир решила, что Тиру точно лучше этого не знать. Ещё загордиться, не дай Создатель...
- Ну да, ну да, так я тебе и поверила ! – для вида забурчала эльфийка, а у самой в глазах искорки загорелись – Я закрою глаза, а ты мне гадость какую-нибудь сделаешь, я ж тебя знаю..
Говорила и улыбалась, послушно подчиняясь его просьбе. Это было так на неё похоже – спорить не ради доказательства собственной правоты, а просто ради спора. Вредничать и язвить, даже когда уже пять раз сдалась. Просто чтобы он не расслаблялся.
Закрыв глаза, чуть тряхнула волосами. Несколько прядей удачно прикрыли левый глаз, давая девушке возможность подло подглядывать за махинациями Тира. Нет, ну а что ? Он сам знал, с кем связывается.  Мучить любопытную Лир секретами было по меньшей мере жестоко. Украдкой наблюдая за движениями парня, эльфийка изнывала от нетерпения – скорее бы, скорее бы узнать, что он прячет. Казалось, что этот зараза нарочно не спешит, все его поиски и попытки достать нечто из-за пояса, в реальном времени занимающие всего-то пару минут, для уже чуть ли не подскакивающей на одном месте Лир, растянулись на целую вечность.

+1

37

Вот и как ей делать сюрпризы, если она всё равно подсматривает? Тирион мог применить магию или силу. Скрутить, завязать ей чем-то глаза, чтобы она не подглядывала и не имела такой возможности, пока он сам этого не захочет и не решит, что пора бы взглянуть на его труды, но сделал вид, что не заметил жульничества.
Он волновался. В таком состоянии сделать вид, что тебе параллельно, и ты готов шутить и язвить до победного, проблематично. Выдавать волнения он не хотел, как и страх того, что девушке может не понравиться его подарок. Та ламарка могла ошибиться, пытаясь подсунуть ему свой товар, как и он, не уверенный до конца в том, что именно это подойдёт его Лаириэль. «Мо-ей?» - сам себя подколол. Сам удивился. Сам офигел и запнулся.
Парень быстро взял себя в руки. Не время раскисать. Мешочек из светлой кожи соскользнул и на ладонь аккуратно упал серебряный медальон с впаянными камнями янтаря. Небольшая безделица, которая свободно помещалась в его руке вместе с аккуратно и средней толщины цепочкой. Дарить девушке украшение – это не лучшая затея. Такие вещи они должны выбирать себе сами, чтобы наверняка не ошибиться с выбором, но Морнэмир дарил не совсем украшение. Он за кнопку-защёлку и медальон открылся. Обычно в таких вещах лежит что-то вроде портретов дорогих тебе людей, ключи, записки и прочая дребедень, но вещь была магической, поэтому тут же активировался механизм и в воздухе, над медальоном на уровне их лиц появился средних размеров голубо-синий шар. Созданная иллюзия дурманила воображение. Казалось, что сфера была наполнена водой, а внутри находился целый подводный мир с его обитателями – дельфинами, ламарами и многим другим, что характерно для царства под водой. Сам Тирион там никогда не бывал, но продавщица заверила, что именно так выглядит их мир, который невозможно увидеть тем, кто лишен возможности дышать под водой.
Сказочный кусочек реальности, напоминающей больше выдумку, чем что-то досяжное, находился между ними. Картинка менялась. Жители сферы передвигались, словно не замечали, что за ними наблюдают извне. Эльф даже задумался, а не зеркало ли в его руках. так и ждал, что происходящее дойдет до какого-то момнета и всё снова повторится, но не видел ничего, что могло бы выдать обман.
- Я всё равно знаю, что ты смотришь, - теперь он расслабился и позволил себе легкую усмешку. Ещё немного и его волнение рассеется, независимо от реакции девушки. Одна эмоция сменится другой. Уйдет нелюбимое чувство неопределённости и всё встанет свои места.

+1

38

Делать вид, что она ничего не видит становилось всё сложнее с каждой секундой, особенно, когда её подарок наконец-то предстал во всей красе.
Что она ожидала получить от него ? Ну вот серьёзно, что ? Ну...Лир ненадолго задумалась. Ладно-ладно, предугадать, что придёт этому эльфу в голову – невозможно, но есть же определённый список вещей, которые он мог подарить. Так вот, украшения в этот список не входили. Почему ?
«Потому что для этого нужно доооолго ходить и выбирать»
Именно. Покажите мужчину, который готов долго и нудно бродить по магазинам, выбирая самый-самый лучший подарок. И ладно бы для любимой девушки, но для неё ? Для Лир ?
А тут – медальон, да ещё какой ! Такой красоты девушка отродясь в руках не держала. Потрясало и то, что за столь короткий срок Тир смог примерно понять, что ей понравилось бы. Выбрал серебро, которому Лир и сама всегда отдавала предпочтение, ненавидя золото за вульгарность. Что и говорить – Лаириэль была в восторге. Как оказалось, сюрпризы на этом не закончились.
Когда Тирион открыл медальон и прямо над ним возникла сфера, у девушки перехватило дыхание. Сфера переливалась всеми оттенками голубого и синего, а внутри резвились морские обитатели их, как настоящие, прямо на ладони.
Эль перестала изображать неведение и прильнула к сфере, пытаясь в мельчайших подробностях разглядеть всё происходящее в ней. Вид изумлённой эльфийки, приоткрывшей рот от удивления, был действительно смешон, но её это мало волновало - она была занята, напряжённо всматриваясь в разворачивающееся действие. Щурилась, то и дело фокусируя взгляд на различных мелких деталях, пытаясь найти подвох в происходящем. Пару раз даже пыталась дотронуться, но рука проходила сквозь, убеждая, что это иллюзия.
Весь спектр чувств, которые испытывала эльфийка, едва ли смог бы описать даже очень талантливый писатель. Сказать, что она считала подарок потрясающим – сказать неправду. Это было что-то больше, намного больше. Что-то детское промелькнуло в выражении её лица, из взрослой девушки превращая её на доли секунды в ребёнка, который получил в подарок нечто, о чём так долго мечтал.
- Это.. – она взглянула на него, не в силах подобрать слов для своей благодарности, хотя бы взглядом пытаясь сказать, как много это для неё значит. Плюнув на то, что скажут и подумают остальные, крепко обняла его и зашептала, - Спасибо, спасибо огромное !
Тут же отпустила его и повернулась спиной, собрала волосы и чуть приподняла их, чтобы Тириону было удобнее надеть медальон.

0

39

It all seems so clear
All seems so right
I can't put on words how I feel

   Она была безупречна. Ни одно зелье мира не смогло бы изменить Сару до неузнаваемости. Да этого и не требовалось.
   Это было особое наслаждение наблюдать за тем, как изгибается её стройное тело, как напрягаются мышцы, когда она чувствовала его особенно остро, как сжимаются тонкие пальцы. Нарочно размеренно вздымается грудь, но огонь, сжигающий изнутри, не скрыть.
Он любил её. Любил со всей самоотдачей, на которую был способен. Сегодня — со всей оставшейся в нём нежностью. Слишком долго он любил других, разменивая себя по чём зря. Смотрел и не видел. А она всегда была рядом. Его счастье, золото, которое плавилось в эту минуту под его руками, под его поцелуями.
   Это было особое наслаждение — любить её. Знать, что она предана тебе и душой и телом. Что все её мысли заняты тобой, что ты первый, что никто не касался её и уже не коснётся.
   Это было особое наслаждение — принадлежать ей. Отдавать себя, не прося, но получая гораздо больше взамен. Знать, что она ждёт тебя, спешить домой, опъянённый этим новым, до сих пор непонятным для тебя чувством. Баловать её, точно ребёнка, не отказывая ни в чём. Слишком много они пережили, и неизвестно, сколько ещё выпадет на их долю.
   Воздух обжигающе горяч. Губами по шее, вниз по плечам. Поцеловать ключицу, выпрямиться на руках, двигаясь всё быстрей. Ловить её хриплое прерывистое дыхание, слышать голос, чувствовать её касания на собственном теле. Вновь замедлиться, поймать её руку на своей груди, поднести к щеке, прося ласки, поцеловать в ладошку. Склониться над возлюбленной, чтобы поцеловать её, а после вновь возобновить этот безумный танец бедёр. Моя. Только моя.
   Опереться на локоть, не смущаясь неудобного ложа, прижать к себе, шептать на ухо что-то бессвязно нежное. Посыпать поцелуями, сжимать пальцы от напряжения, но не делать ей больно. Ласкать. Дышать быстро и прерывисто, слушая, как пульс отдаётся в ушах. Ни одна женщина не дарила такого наслаждения, ни одна больше не подарит. Сара. Лишь Сара. Единственная, с кем хотелось делить кровать, единственная, с кем хотелось строить семью. Семью... Хах. Да...
   Рык переходящий в стон, спина выгибается дугой, чтобы в следующее мгновение провалиться, вжаться в любимую женщину, заполняя её собой, запрокинуть голову, а по коже мурашки. Лёгкая дрожь.
   В груди взрос и лопнул огромный шар, затопив душу теплом, непомерным счастьем. Сжать Сарэлет в объятьях, тихо смеяться, поцеловать в висок. Сказать, что она чудо, провести ладонью по её лицу, убирая упавшую прядь. Любоваться.
   А внизу шумят постояльцы, готовятся к празднику. Им спуститься бы, принять в этом участие. Но чуть-чуть попозже. Пять минут, мам. Всего пять минут.

эпизод завершен

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши (арх) » [18.о1.1083] Ты, ты и ты, марш за ёлкой!