Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Воля-неволя


Воля-неволя

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

- игровая дата
Второй месяц лета, 1081 год
- локация
Остебен, окрестности Теллина
- действующие лица
Шайтанар, ГМ

+1

2

Группа Гудрума выслеживала работорговцев не меньше недели. Они заметили их в городе, когда работорговец выставил товар на торг и некоторых невольников продал по удачной цене. Самый ценный товар он поставлял проверенным покупателям, которые щедро платили за раба. То, что не жалко, работорговцы с утра и до глубокой ночи демонстрировали на помосте, позволяя рассматривать товар и так и эдак, как скот, на котором не поставили клейма, чтобы шкуру не попортить. Найдётся хозяин, а там пусть делает, что пожелает.
В этот раз хозяин-работорговец не изменил своим планам – нескольких невольников он продал утром и днём, кому рабочая сила на галеру, кому поломойка, кому девицу в бордель посмазливей и попышней, но рукастые и красивые – это не всё, чем он мог удивить. Самыми дорогими считались выходцы других стран, не люди, которых в Остебене как грязи, а редкие залётные птицы, которых ловили в других городах и странах, увозили на кораблях за море и лишали права на свободу, зато дарили бирку на шею и несчастливое будущее в цепях, пока не сгниёт под завалом работы.
Гудрум и его сторонники когда-то сами были рабами – не все, но многие из них. Потеряв свободу и проведя несколько лет на галерах, они учинили бунт и освободились от гнёта работорговцев. Теперь же занимались тем, что освобождали от плена собратьев. Кто-то с благой целью выкупал рабов и даровал им свободу, а Гудрум дарил работорговцам по клинку в лужёную глотку и освобождал всех, кого мог.
Ночью работорговцы остановились на ночлег. Скот оставили в клетках и кандалах под присмотром натасканных наёмников, чтобы никуда не сбежали, не рыпнусь и лишнего раза не вякнули. К работорговцам совался разве что дурак и лиходей, выживший из ума, а потому беды не ждали – отдыхали в таверне, мацали девок, лили пиво без края и избавлялись от заработанных поутру денег. Несчастным рабам с барского стола перепадали объедки ровно в  том количестве, чтобы рабы не сдыхали от голода, но и в случае чего не смогли бежать. Попробуй сбеги, когда не хватает сил встать на ноги в кованных тяжёлых цепях.
Гудрум выждал момент, когда работорговцы достаточно разгуляются и наведут шороху в таверне. Хозяйка им всячески угождала, зная грозный нрав посетителей, но и знать не знала, что во дворе, скрываясь в тенях, затаилась угроза. Желая мести работорговцам, отряд незаметно подобрался к месту, где укрывали пленников, избавился от одного вахтового, следом от второго. Тихо и без лишнего шума. Вот уже руки обшаривают тело в поисках ключа от клетки.
Кто-то спускается по лестнице в подвал, отпирает заржавевшую старую клетку, в которой в старые времена держали свиней – она слишком тесная для такого количества рабов – им приходится тесно жаться друг к другу, а незнакомый чужак пугает - погибель пришла или хозяин захотел потешить себя?
- Выходите, - приказывает чужак, а потом отвлекается.
Наверху начинается переполох. Кто-то заметил, как по земле волокли тело надсмотрщика. Воины повыскакивали из таверны, похвастались за ножи и плети – ловить беглых рабов и калечить воров, посмевших ограбить хозяина.
- Живее! Шевелитесь, если не хотите сгнить в клетке, - поторапливал Гудрум, доставая клинок.

+1

3

День за днем пролетал, и ничего, совершенно ничего не менялось. Торговец слишком высокую цену запросил за него, юного дракона. Все повторял, чтобы посмотрели на породистое лицо. Вот только былая красота куда-то подевалась, когда-то пухловатые щеки впали, а под глазами словно специально нарисовались черные тени. Да и копна когда-то серебристых волос спуталась превратившись в воронье гнездо.
Первое время Шайтанар пытался содержать себя в чистоте, но потом, поняв, что так велика вероятность попасть в какой-нибудь бордель, забросил сие неблагодарное дело. А огрызаться и рычать он перестал после первого избиения, и не абы какого, а до полу смерти. Как тогда не помер? Он и сам себе не мог ответить. Наверное, просто очень сильно было желание жить.
С тех пор прошло уже много времени, но помнилось все так словно все произошло вчера. Именно это и вспоминалось, когда Шай услышал шаги. Напрягся. Торговцу ведь могло прийти в голову все что угодно, и чего ожидать не понятно. Да и напрягся не только Шай, но и рядом сидевший мальчишка. Где его только откопали? Ребенок же еще совсем, на вид так совсем лет десять. Хотя мальчишка и утверждал, что ему семнадцать. Явно врал. Хотя здесь, в невольничьей клетке, не так важен твой возраст. Как-то в миг забывается о детстве. Сразу хорошо понимается закон, такой же древний как этот мир, выживает сильнейший.
Вздохнув ненадолго прикрыл глаза, а что, чему быть того не миновать, так какой смысл суетиться и дрожать? Вот только услышался не привычный, каркающий голос, а совсем чужой. Открыв глаза посмотрел туда откуда слышался голос, в дверях клетушки стоял чужак. И он торопил всех, велел выходить. Кто он? Армия спасения? Хотя, какая разница, нужно идти, ибо провести всю жизнь в цепях, нет, ни за что. Лучше уж умереть в бою, чем так.
Собравшись с силами быстро поднялся и не обращая внимания на слабость поспешил к выходу. И пусть тяжелые цепи сковывающие ноги и руки тянули к земле, Шай упрямо шел вперед. И вот он уже поравнялся с чужаком. Посмотрел тому в глаза, но задавать крутящийся на языке вопрос не стал, вместо этого кивнул чужаку за спину, так как к ним крался помощник работорговца, Раир кажется... Или все же это Хайтар? А черт с ним. Что он хотел сделать было и дураку ясно, напасть со спины, и ранить осмелившегося на воровство и у кого, у благородного, мать его за ногу, торговца, и желательно смертельно. Вот только теперь этот финт у него не получится, чужак предупрежден. И пусть сил у дракона сейчас дригло наплакал, но падать ниц и молить простить Шайтанар точно не собирался. У него нет оружия сейчас, но есть чем бить. Цепи отлично подойдут для того чтобы разбить черепушку тому, кто ни раз бил просто чтобы заставить подчиняться.
Шай встал в стойку которую с детства вбил ему в память отец, обучавший его ближнему бою, и рукопашному в том числе, чтобы в миг перетечь в другую, и уйти от наемника, что летел прямо на него, видимо решившего, что раб не посмеет ему противостоять, а вот и посмеет, ибо Шай позволил шкафоподобному наемнику пролететь вперед, ибо инерцию никто не отменял.
Все эти телодвижения для дракона давались не просто, но жизнь вообще штука трудная. А за свободу стоит бороться.

+1

4

Гудрум резко развернулся, заметив взгляд одного из рабов, и избежал удара в спину. Он не услышал шагов из-за переполоха на улице и звона цепей рабов, которые толкались и лезли к спасению, не веря своему счастью. Мужчина быстро достал нож, собираясь расправиться с наёмником, но раб, который спас ему жизнь, решил покончить с ним сам и отомстить надсмотрщику за все унижения и боль. Гудрум ему не мешал, но наблюдал, чтобы парнишка не запутался в цепях и в слабом теле, подгоняемом яростью и ненавистью, нашлось достаточно силы справиться с противником. Некоторые из рабов, насмотревшись на брата по клетке, похватали старую сельскохозяйственную утварь, кто ржавый топор, кто вилы, кто верёвку, поточенную с разных концов мышами, но всё ещё крепкую по центру. Женщины и дети не торопились к свободе первыми, а прятались за спину мужчин, жались в испуге к стене и готовились сразу бежать, как только окажутся наверху.
Проследив, чтобы надсмотрщик умер и больше не мог ударить в спину перепуганным рабам, Гурдум поднялся наверх. В проёме, загораживая скудный свет, показался один из его людей, поначалу принятый за врага. Он поторапливал их выбираться и отходить, пока товарищи сдерживали воинов ценой своих жизней.
Рабы посыпались на улицу, как бешеные псы. Кто-то ринулся бежать, не оглядываясь, едва почувствовав ветер на бледных грязных щеках, кто-то ринулся в бой, пытаясь задушить негодяев голыми руками. Кто-то умирал, получив стрелу между рёбер, не успев добраться до края поляны.
Отряд Гудрума сражался отважно и рьяно, но даже их силы были не бесконечными. Раненных товарищей тащили вместе с рабами, подгоняя их в сторону леса. Приходилось постоянно останавливаться, подгонять девок и детей со стариками, которые едва волочили ноги в цепях. Ослабших и падавших хватали под мышки и тащили крепкие руки. Спасители постоянно озирались, не идут ли следом за ними рабовладельцы, чтобы всех бросить в кандалы. Шум бойни и крики постепенно становились тише по мере отдаления от таверны.
После бешеного бега по лесу, сворачивая к неглубокому оврагу, воины быстро помогали рабам спуститься в прогалину и дальше по ней вышли к условной точке, где договорились переждать, пока всё не стихнет. Лагерем здесь и не пахло, но зато появилась возможность снять оковы с пленных, выбросить кандалы в овраг и продолжить путь без дополнительного груза.
- Давайте руки. И тише. Не шумите, если не хотите, чтобы нас услышали.
Кандалы падали на землю, освобождая рабов, но даже без них едва ли они могли почувствовать себя свободными – рабовладельцы дышали в спину. Вдруг поймают? А если не пожалеют и убьют? Хрен редьки не слаще!
На одном из рабов Гудрум заметил какой-то заковыристый замок. Ключ, снятый с повязки надсмотрщика, к нему не подходил. Мужчина ругнулся.
- Ты что, маг? Ключ не берёт.
Он уже понял, что имеет дело с каким-то необычным рабом, но времени на выяснения не было. В зарослях зашумели ветви и листья. Гудрум и его товарищи ощерились оружием, но заметили, как, сминая пролески, к ним торопятся двое – свои. Раненный парень и девчонка.
- Олафа взяли, - с досадой пояснил парень.
Гудрум помедлил несколько секунд, посмотрел на напуганных рабов.
- Уходим.
За товарищем они вернутся позже.

+1

5

Обратиться бы в дракона, да взмыть бы в небо, рассекая воздух мощными кожистыми крыльями, ощущая, как прохладный ночной ветер бьет в морду и треплет чешуйки. Но увы, кандалы не позволяют этого. Приходится собирая все силы спешить за чужаками, решившими с чего-то вытащить попавших в неволю. Кто они? Зачем им это? Все эти вопросы вертелись в голове юного дракона, но задавать их не было времени. Да и обстановка как-то не располагала к беседе.
Как оказалось, не один Шайтанар решился отомстить за всю боль и унижения, и с тем гадом из работорговской свиты быстро покончили. Ну и славно, такие не должны жить, топтать землю.
Зло пнул уже мертвое тело и отправился наверх, пару раз запнулся, но после подхватил мешающуюся цепь и зашагал быстрее, подгоняемый желанием жить, ощущая кожей ветер свободы.
Вместе с остальными вывалился на улицу. Как же сладок был здесь воздух. Но нельзя забываться, нужно уходить, бежать как можно быстрее, помогая спасителем чем только можно. Подобрав с земли увесистый камень, так, на всякий случай, двинулся в указанном чужаками направлении. Тем, кто удерживал пышущих яростью и матерящихся торгашей живым товаром было не сладко. Это Шайтанар прекрасно видел, но сейчас, в таком состоянии из него плохой помощник, поэтому решил, что лучше уходить, помогая тем, кто слабее. Детям, например, вот тому же мальчишке, который по дурости решил кинуться в бой. Ну что он может то? Поэтому с трудом, но успел схватить того за шкирку, из-за чего недавно подобранный камень пришлось выбросить. Ну да ладно.
Покачал головой и потащил в противоположную сторону, туда, куда все отступали. По пути выговаривая мелкому что он балбес каких поискать. Что воин из него как из лича танцовщица, получится, но никто не пытался такое сотворить, ибо стремно, потому что пришибет и глазом не моргнет.
К счастью мальчишка вскоре сам все понял и пусть с трудом, но побрел вместе со всеми прочь от той таверны и пленителей. Бешенный бег по пересеченной местности, спуск куда-то. Все это время Шай прислушивался и внимательно озирался по сторонам. Боясь нападения вон из-за тех кустов, или из-за того валуна…
Когда наконец-то остановились, Шай согнулся пополам дыша как тяжеловоз преодолевший галопом пустыню. Очень хотелось упасть и растянуться на траве, но нельзя, не сейчас.
Пропустил вперед того мальчишку, тоже подошел к тому, кто снимал кандалы. Чтобы узнать, что ключ не подходит.
- Я дракон, - хрипло ответил Шайтанар. Ну да, у него есть магические способности, и кое-что он все же умеет, но до полноценного мага ему еще далеко. Ему бы продолжить обучение, но где ж ему на это взять денег? Это очень дорогое удовольствие.
- Не сможете снять, да? – вопросил как раз в тот момент, когда заросли зашумели листьями. Инстинктивно повернулся в ту сторону, тоже готовясь к нападению, но его не произошло.
Кого-то из отряда освободителей схватили. Это Шайтанар хорошо понял. Плохо. Те твари те еще, могут и до смерти запытать пытаясь выведать нужную им информацию.
Снять бы эти кандалы, тогда он смог бы помочь, драконом он может хотя бы летать, да и раздавить какого-нибудь наемника или проткнуть шипом на хвосте, это легко. А так, ни оружия, ни сил, ничего.
Хотя он же обращался, тогда в клетке, но не смог вырваться. Да, ранил одного хвостом, хорошо так ранил… Да, бился тогда в той клетке долго, погнул всю, но выбился из сил и в результате человеческий облик и кандалы.
А сейчас кто-то попал в плен потому что вытаскивал их всех.
- Уходим.
Это слово заставило вздрогнуть и очнуться. Посмотреть на незнакомца, подхватить кандалы, чтобы не гремели, и стараясь не шуметь пойти в указываемую сторону. Не время жаловаться на несправедливость, жизнь вообще не справедлива. Так что если хочешь жить, не жалуйся, не ной, иди вперед.
Все равно найдется способ снять все это железо, обязательно найдется. А потом, потом он убьет ту тварь, называющую себя благородным торговцем.

Отредактировано Шайтанар (2018-12-04 16:42:35)

+1

6

Дракон… Среди людей Гудрума драконов не было. Мужчина подумал, что дракон – это хорошая огненная мощь, чтобы сжечь неприятелей дотла и свершить месть через мучительную смерть. Огонь не очистит их гнилые души, но расплата будет стоящей. Мужчина с лёгкой досадой отходил от дракона, которого не мог освободить от оков. Пока. В лагере они обязательно что-то придумают и найдут способ, как сломать магические оковы, но сейчас на то нет ни времени, ни навыков. Важно убраться из леса как можно дальше и замести все следы, чтобы псы работорговцев их не выследили.
- В лагере, - коротко объяснил Гудрум дракону.
Дорога постоянно виляла. Спасители меняли направление, путали следы и избавлялись от них, оставляя ложный след. Некоторые из группы уходили и через время догоняли беглецов, когда часть работы была сделана успешно. За ними никто не шёл, по крайней мере, новостей о погоне не доходило, но даже так Гудрум не сбавлял шаг и продолжал подгонять людей. Он знал, что скоро они смогут отдохнуть в безопасном месте и набраться сил.
Выйдя из леса, мужчина подошёл к широкой ленте реке. Быстрый поток нёсся, подгоняя камни и песок, но в одном месте, несмотря на сильное течение, вода доставала по щиколотку взрослому мужчине.
- Идите за мной. Шаг в шаг. Осторожно, смотрите под ноги, - командовал Гудрум, входя в воду первым.
Братья помогали выстроить людей в линию за предводителем, а сами замыкали цепочку, оставаясь на берегу, пока все не перейдут на другой берег. Вдруг преследователи выйдут на их след?
Ступая по скользким камням, слабая девушка поскользнулась, упала, разбрызгивая воду. Ушибленное колено ныло с вывернутой кистью руки, но жить ей хотелось больше. Следующий за ней в цепи помог ей подняться, и вскоре все мокрые и уставшие перебрались на другой берег, уходя дальше в лес. Дорога заняла ещё немного времени, прежде чем Гудрум остановился у скалы, поросшей густой сетью зарослей, сдвинул сеть в сторону, показывая проход, и повёл по нему людей дальше. Вышли они на другой стороне, и попали в секретное пристанище рабов – ныне свободных людей. Народа там было немного. Женщины готовили на огне свежую рыбу, мужчины свежевали пойманную дичь. Несколько натянутых самодельных палаток служили им домом под открытым небом.
На спасителей бывшие рабы смотрели с лёгкой улыбкой и благодарностью, на чужаков - с сочувствием.
- Ступайте к огню. Здесь о вас позаботятся, накормят и обработают ваши раны, - Гудрум показал направление, а сам повернулся к дракону. – Пойдём. Попытаемся снять с тебя цепь.
Пока другие спасители занимались новыми свободными людьми, Гудрум повёл дракона под крытый намет.
- Кириа.
На голос вышла молодая женщина, вытирая руки, перепачканные в какую-то зелёную мазь.
- У нас тут зачарованные кандалы, - он показал на дракона. – Сможешь снять?
Женщина молчала. Она неторопливо вытерла руки, подошла к незнакомцу, покрутила его кандалы, придирчиво рассматривая, а потом сказала:
- Хитрый замок, но я попробую.
Женщина накрыла кандалы дракона ладонями, что-то тихо прошептала, и кандалы слабо засветились зелёным, а потом потухли и упали на землю. Всю магию из оков Кириа забрала себе, пополнив магически запас.

+1

7

Шай все прекрасно понял, да, здесь нет возможности возиться с оковами, это подвергнет опасности остальных, ведь работорговцы не станут медлить и отправятся за живым товаром, который по их мнению, принадлежит им. Поэтому только кивнул в ответ. Главное уйти от этих тварей как можно дальше, а потом уже решать прочие проблемы. И Шайтанар упрямо шагал за незнакомцем, стараясь не отставать. Путь казался бесконечным, но дракон заставлял себя идти. Да, падал, запинаясь то за поваленные деревца, то за собственную цепь, но поднимался, подхватывал раздражающую железяку и шел дальше, умудряясь подталкивать и того мальчишку, которого не пустил в гущу боя. Втолковывая ноющему от усталости мальчишке, что когда они придут в безопасное место то ему обязательно дадут поесть и отдохнуть.
Выйдя из леса за спасшим его незнакомцем подошел к быстрой реке. Из-за чего дракон опасливо посмотрел на воду. Такой поток и с ног сбить может.
Шумно вздохнул, подтолкнул вперед все того же мальчишку и двинулся следом. Нет смысла тут стоять и бояться. Нужно идти за проводником, как сказано, след в след, и тогда все будет хорошо, обязательно будет.
Вода была ледяной, или это просто показалось? Но все же, пусть и с падением, но он и его друг по несчастью преодолели водную преграду. После прохождения реки Шайтанар был весь мокрый, но все так же шел за проводником имени, которого пока что не знал. Но еще будет время узнать.
Дальнейший путь показался еще тяжелее, толи из-за того, что мокрые лохмотья липли к телу то ли еще по какой-то иной причине, но когда они добрались до лагеря и в нос ударили запахи еды и ощутилось тепло костров захотелось плюхнуться на землю и уснуть, но нет, поплелся за проводником. Тот позвал и вскоре к ним вышла молодая женщина. Шай с любопытством и надеждой смотрел на нее. И когда у нее все получилось подлетел к ней забыв про усталость и обнял, тараторя благодарности. Ну а что, она спасла его от оков, не позволяющих ему ни обращаться ни магичить.
- Спасибо, спасибо, спасибо! Чем я могу отблагодарить вас? – наконец-то отпустив бедную, не ожидающую такой прыти от уставшего раба, женщину, и тут же подскочил к проводнику, и его тоже обнял. Не думая, что из-за купания в реке, мокрый весь.
Да, это просто адреналин перемещенный с гормоном радости, а потом будет откат и свалится дракон как миленький.

+1

8

- Не попадаться снова, - вполне спокойно ответила женщина и улыбнулась.
Не попадаться в лапы к работорговцам – высшая благодарность, на которую она могла рассчитывать, как и её собратья по оружию. Они помогли этим людям и не людям спастись от оков; собирались помочь немного отдохнуть, набраться сил, а дальше каждый пойдёт своей дорогой – кто в город, кто в деревню, кто останется с ними, потому что посчитает, что должен помочь другим рабам обрести свободу, как когда-то случилось с ним. В этой канители из обещаний и возможностей всё, что можно пожелать, - сделать так, чтобы действия спасителей не были напрасными. Долго ли играть в спасителя и радоваться победе, если через день-два кто-то из свободных людей вновь окажется в клетке?
Гудрум выглядел более серьёзным и хмурым на фоне женщины. Он видел много радостных лиц людей, которые обретали свободу, но и полностью растерянных – тоже. Некоторые уже отчаялись обрести свободу и давно потеряли свой путь, совершенно не представляя, как будут жить дальше. Без оков.
- Иди к костру. Поешь с остальными, - наставлял мужчина, показывая дракону направление. - Кириа подыщет тебе рубаху.
Рабы давно не уделяли внимание внешнему виду. Их одежда, если таковой можно назвать холщовые старые и грязные рубахи, давно лишилась благопристойного вида и была им велика. Кожа и волосы утратили былое здоровье, покрылись слоем грязи, пота и жира. От рабов пахло ничуть не лучше, чем от свиней, за которыми не следит хозяин, но когда вокруг всё время смердит, кто заметит?
- Здесь недалеко есть река, - не та, через которую их привели в лагерь. – Доран вас проводит. Сможете отмыться.
Гудрум вспоминал себя, когда по-настоящему почувствовал себя свободным. Первым делом он, конечно, наелся от пуза, а потом долго бегал по кустам, страдая от того, что желудок давно отвык от нормальной пищи в больших объёмах. Он отоспался, не на земле, а в тепле, без оков, но и тогда не почувствовал себя свободным. Но когда смог войти в воду, смыть с тела слой грязи, а после выбрался на берег – вот тогда он почувствовал, натягивая на чистое тело рубаху, что свободен. Но у каждого воля своя.
Возле костра некоторым рабам уже вручили по миске с похлёбкой. Раненных заботливо осматривали и обрабатывали раны, наказывая беречь себя. Нашлось место и для дракона, которому тоже готовили миску с похлёбкой. Понемногу приучать снова есть, как человек. Рубашка не по размеру, но чистая и без дыр, отыскалась позже вместе со штанами, которые низкорослая девушка оставила рядом с драконом и, легко улыбнувшись ему, поспешила на помощь к остальным.

+1

9

Не попадаться, да, это определенно хороший совет, и его Шайтанар постарается выполнить. И самому не хочется обратно, чтобы вновь ощутить себя беспомощным. Нет, если вдруг, на его пути вновь повстречаются работорговцы он будет сражаться за свою свободу, и лучше погибнет в бою, нежели сдастся и позволит вновь заковать себя в цепи. Ему хватило одного года существования в неволе, ибо жизнью это назвать язык не повернется.
- Я постараюсь, - пообещал он еле уловимо, но все же, улыбнулся Кириа.
- Спасибо, - еще раз проговорил он, и отправился к костру на который указывал тот, кто привел его сюда, вызволив из клетки. Теперь идти было легче, не было цепи, что тянет к земле. И это заставляло его улыбаться. И было совсем не важно, что его лохмотья промокли до нитки, и со спутанных волос тоже промокших, стекают холодные капли. Устроился у костра, принял миску с похлебкой благодарно кивнув и принялся есть. Казалось бы, обычная похлебка, ничего такого, но какой же она была вкусной. Шай умял её быстро, даже миску вылизал. Но пока что просить добавки не стал, нужно пойти смыть с себя грязь, и переодеться. Ибо даже у костра в мокрых лохмотьях как-то зябко. Да и вот уже и одежду чистую выдали, что привело дракона в еще больший восторг.
- А как вас зовут, - наконец обратился он к проводнику. Решив, что пара минут, перед тем как отправиться к реке для отмывки себя любимого, у него точно есть.
- Я Шайтанар, можно просто Шай.
Поднявшись на ноги протянул проводнику руку для рукопожатия, поинтересовавшись:
- Когда пойдете за товарищем, тем которого пленили? Я могу вам помочь?
Ну да, сейчас он не выглядит грозным воином, да и вообще, пока что не самый грозный воин, но как бы там ни было в драконьей ипостаси представляет угрозу для тех наемников, ибо драконья сила и огонь что-то да значат в бою, от этого не отмахнуться как от назойливой мухи.
И да, Шайтанар умеет быть благодарным, и не любит оставаться в долгу. Поэтому прежде чем отдыхать и плескаться в освежающей водичке предпочел поговорить о планах спасителей. Прекрасно зная, что они своего человека в лапах тех извергов точно не оставят.
- Мне нужно немного времени чтобы привести себя в порядок. После пары часов сна я буду в состоянии обратиться драконом и отправится с вами, - уверенно заявил дракон, и замолчав вопросительно посмотрел на спасителя.
Ну а что, не прямо же сейчас они отправятся, ибо всем нужен отдых. Все устали, и явно не меньше чем он. Так что ожидая ответ склонился и поднял одежду, предоставленную ему и вновь воззрился на проводника.
«Ну что же ты мне скажешь, спаситель? Ответь и я поспешу к той реке о которой говорили, отмоюсь, а там можно будет и поспать»

+1

10

Они действительно не собирались оставлять товарища в беде и на растерзание работорговцам, но каждый в группе отлично знал, что спасение даже одного раба из клетки может закончиться для него потерей собственной свободы, а то и жизни. Они не знали наверняка, выжил ли Олаф – парень, который попался в руки работорговцев, но они обязательно это узнают. Сейчас лезть к работорговцам всё равно, что добровольно пойти на скотобойню. Они будут ждать гостей. Сначала нужно всё разведать, а потом можно и в новый бой лезть.
Рвение дракона помочь им со спасением товарища – похвально, и Гудрум его разделял, но сейчас от вымученного пленника мало прока. Пока разведчики смогут подобраться к таверне, выведать о судьбе товарища, он сможет продумать план с участием дракона и без него. Если ещё будет кого спасать от оков.
- Гудрум, - представился мужчина. – Сначала нужно узнать, жив ли он, - Гудрум говорил с таким спокойствием, словно вероятная смерть товарища его не задевала. – Разведаем и, если он выжил, через несколько дней попытаемся его вызволить, - он ничего не сказал по поводу участия дракона. – Через два дня люди покинут этот лагерь, - тогда действия Гудрума не будут им угрожать, если работорговцы решат выведать, где спрятались их бывшие рабы и их благородные спасители.
Гудрум не намекал на трусость дракона, но считал, что решения, принятые на эмоциях – как благодарность за спасение или злоба на работорговцев, часто замутняют разум. Он не хотел, чтобы дракон пожалел о своих действиях, когда уже согласился им помочь. Ему нужна уверенность, что все понимают, на что они идут. Дракон, как и другие рабы, теперь волен решать за себя и возвратиться к нормальной жизни при первой возможности.
- Отдыхай и набирайся сил. Я дам знать, если появятся вести.
Оставив дракона, мужчина пошёл перекинуться парой слов с товарищами. План по спасение Олафа он не продумывал, пока разведчики не донесли, что парень выжил. Знатно его отделали за освобождение рабов, но убивать не планировали, да и оставили на виду почти, как приманку, зная, что товарищи вернутся за своим. Прикидывая расстановку сил, Гудрум старался не гнать людей на верную смерть, но и бывших рабов, которые уже собирались в деревню и города, подальше отсюда, отпускать без сопровождающих, знающих не только дорогу, но и навыки боя, он не хотел. Слишком рискованно.
Тогда-то он и обратился к дракону за помощью.
- Не передумал ещё?

+1

11

Да, познакомиться со своим освободителем было приятно, это несомненно, и дракон улыбнулся, пусть слабо, но все равно. Он был благодарен, и да, найдет способ как эту благодарность показать, а пока что, выслушал внимательно, и кивнул, да, он все понял. Да и было бы странно, если нет, ведь глупым зеленый дракон не был. Умел не просто слушать, но и слышать то что ему говорят, а не пропускать все мимо ушей, как это многие любят делать.
Вот и все, разговор их подошел к концу, Шаю предстояло привести себя в порядок и нормальный вид, ну и выспаться хорошенько, чтобы набраться сил, которые обязательно пригодится. Ибо он для себя все уже решил, он пойдет вместе с отрядом Гудрума, и сделает все что сможет, чтобы вызволить попавшего в плен освободителя. Да и вообще, кто придумал это рабство черт возьми? Убил бы!
Пока не было вестей о попавшем в плен Шай успел и выспаться хорошо, и даже немного отъесться. Да, тут конечно не кормили разными там деликатесами, но еда была вкусной и сытной, а люди рядом вполне добрыми. Да, всех потрепала жизнь, но тем не менее, они не так уж и озлобились, если к ним по-человечески.

Спустя какое-то время…

Шай сидел у костра и потягивал бульончик, размышляя про себя о том да о сем, вспоминая отца своего и мать. Он тосковал по ним, и теперь в полной мере осознавал, что может их больше никогда не увидеть. От этого сердце обливалось кровью. Но лицо дракона не смотря ни на что было спокойным. Похоже, что маску держать он научился.
Услышав шаги повернулся на звук, и увидел подходящего Гудрума. Приветливо кивнул ему.
- Нет, не передумал. Есть какой-то план? – поинтересовался дракон, и замолк вопросительно глядя на старшего.
«Интересно, мне нужно будет обернуться? Я не против, поджарить тех ублюдков! Более того, я только за!»
Мысленно размышлял, ожидая ответа, а молчание что-то затягивалось, или это так только казалось? Ведь окружающий мир жил, звучал, костер потрескивал поленьями, где-то вдали слышались птичьи голоса, а вон там, в кустах шуршит мышь, маленькая, скорее мышонок.

+1

12

- Есть, - отчеканил мужчина и рассказал дракону о своём плане.
Задача предстояла опасная и трудновыполнимая. Гудрум сразу предупредил дракона, что тот может отказаться и не вмешиваться в их дела, а отправиться вместе с остальными в деревню, где вернётся к нормальной жизни. Если же его желание не угасло, и он готов рискнуть своей свободой и жизнью, то ему представился шанс спасти одного из спасителей и отомстить работорговцу за все месяца подобия жизни.
Ночью они должны были напасть на гостиный двор, где удерживали Олива. Для измождённого пленника соорудили личную клетку на улице, оставив возле него всего одного охранника. Остальные сидели в засаде и ждали. Клетка находилась недалеко от гостиного двора, на хорошо просматриваемой территории, поэтому незаметно подобраться к ней и не угодить под стрелы, не вышло бы. Гудрум заметил двух стрелков, но подозревал, чтобы были и другие. Хозяин был не дураком и щедро заплатил наёмникам за их работу. Он пытался отбить деньги и считал, что сможет больше заработать на отъевшихся воинах, которые явятся спасать товарища, чем на тощих рабах. О потере дракона он жалел и со скрипом прощался с хорошим выкупом. А он только договорился о продаже этого раба!
Гудрум предложил навести панику в гостином дворе. Они тенями подобрались на безопасное расстояние, с другого конца лесного массива, подальше от клетки с пленником. Он предложил дракону перекинуться, когда они будут на месте, и пламенем поджарить всех, кто выбросится наружу, заметив дракона. Пока дракон будет отвлекать их, и жарить всех наёмников, они убьют часть лучников, раскрывших себя, а другая группа займётся освобождением Олафа из клетки.
Именно так они и поступили, когда оказались на месте.
- Пошли, - Гудрум подал сигнал дракону, который должен был первым показать на глаза работорговцам и вступить с ними в схватку, а тем временем Гудрум и остальные высматривали лучников и других наёмников, а заодно шанс вмешаться и спасти товарища.

+1

13

Выслушал план внимательно не перебивая, кивая, мысленно запоминая. Да, он молод, но расправить крылья, и сжечь в огне врага, испепелить его согласен. Да и Шайтанар уже успел отдохнуть, набраться нужных в таком деле сил. Шальная улыбка заиграла на губах. Она и говорила лучше слов о том, что он сделает все как нужно, все что в его силах. А если нужно и больше, и пускай нужно будет вывернуться из шкуры, больше он не попадется, живым, и других схватить не даст.

У меня мамки нет, батьку тоже не вспомню.
Сирота я... Мне схлестнуться не грех. ©

И он пошел за Гудрумом, не отставая ни на шаг. И когда пришло время в один прыжок обернулся, на всю округу раздался яростный драконий рев. В лунном свете блеснула зеленая драконья чешуя. Хлопнули кожистые крылья отбивая наростами стрелы. А из пасти вырвалось сжигающее всех и вся пламя, направленное на дерево на коем удобно пристроился лучник. В ход пошел хвост с обманчиво тонкой пластиной на конце, на которую Шайтанар умудрился наколоть какого-то наемника.
Животная ярость, билась в душе, но разум дракона оставался холоден. Он видел все, слышал все. Его инстинкты обострились до предела. Сердце бухало в груди, и это «Бум-бам» отдавалось стуком в висках.
«Ну идите сюда тварррррррррри! Ну же! Кто, мать вашу, на новенького? Кто станет еще парой кусочков шашлыка….»
Этих наемников, продавшихся работорговцу, зеленый дракон не жалел. Они сами пошли на это, сами. И сейчас примут смерть. Да он не самый искусный боец, но он не один. Гудрум, он с отрядом рядом, они его поддержат. И на его стороне была неожиданность. Ведь вряд ли твари ждали, что юный дракон посмеет вернуться. А вот выкуси! Духу хватило, и да, его не сломали.
А в голове билась мысль: «Где же ты, работорговец? Выходи, я буду тебя рвать на мелкие куски!»

Отредактировано Шайтанар (2018-12-20 14:25:41)

+1

14

Дракон навёл много шума. Наёмники выбежали из укрытий, лучники пустили в ход стрелы, пытаясь осыпать врага, но они не ожидали, что в числе освободителей окажется дракон. Обычные стрелы отлетали от крепкой чешуи, едва достигали цели, но не могли причинить ему вред. Мечники не кидались в бой, а медлили, то прячась и спасая шкуры, то выгадывая момент, чтобы обрубить дракону хвост или лапы.
- В глаза стреляй! В глаза! – кричал кто-то из наёмников, и лучники метко стреляли, целенаправленно метя в морду дракона. Подвижная мишень усложняла задачу, а пламя, бьющее неотвратимо жаром отбивало желание тягаться с драконом.
В гостином дворе поднялся переполох. Гости и хозяева не показывали носы на улицу, а работорговец-хозяин искал укрытие и обещал золотые горы тому, что убьёт дракона и спасёт шкуру хозяина.
Гудрум с товарищами воспользовались шумихой, подобрались к клетке с товарищем и, лишь столкнувшись с двумя наёмниками, которые не рискнули бежать на выручку товарищам, сгорающим в драконьем пламени, быстро расправились с ними. Измождённого и раненного пленника хватали под руки и тащили в лес, но не торопились отзывать дракона.
Гудрум вернулся с луком в руках, когда передал раненного Олафа товарищам, чтобы дать им время уйти, а сам пытался избавиться от наёмников, которые пытались отработать обещанное злато и убить или поймать дракона. Кто-то уже тащил магическую цепь, надеясь надеть её на дракона и снова запереть непокорного в клетку, но Гудрум прострелил ему ногу. Наёмник ахнул, подкосился, выронил цепь и схватился за повреждённую конечность. Другой лучник выпустил стрелу в Гудрума, заметив, откуда тот стрелял, но не достал.
- Уходим! – крикнул Гудрум, обращаясь к дракону, когда по его прикидкам друзья уже должны были утащить Олафа достаточно далеко. Им с драконом предстояла дорога в другом направлении, чтобы сбить работорговцев со следа, если те вздумают кинуться за ними в погоню.
Хозяин так и не показался из гостиного двора, опасаясь за свою жизнь, а наёмники начинали думать, что обещанного золота явно не хватит, чтобы дальше тягаться с драконом.

+1

15

Дракон дал слово помочь в освобождении, и он его сейчас держал. Шай не намерен был сдаваться, ни за что. Живым он им больше не дастся, никогда. Он не будет рабом. Лучше умереть, и унести за собой в драконьем пламени столько душ, сколько он только сумеет. Но не сдаваться. Потому что он не цепной дракон. Он любит свободу, волю, и холодный ветер в морду, и небо, простор… Соленое море, полное рыбы… Высокие горы, зеленые леса…
Глухой, и злой рык прокатился по округе, пугая птиц, притаившихся в кустах, и те несчастные поднялись на крыло в панике что-то курлыкая, взмыли в небеса. А дракон продолжал яриться, дышал огнем, сжигая все и всех. Протыкая острой пикой на хвосте того, кто пытался подобраться и отрубить хвост.

«Я дракон, я дикий!
Вам не укротить меня!
Разорву, поджарю…
Лучше вы бегите от меня!»

Удар, и еще удар, и сердце бьется в такт. Бам-бам-бам! Огонь вокруг пылает. Горит сарай. Собака лает, с цепи рвется, желая убежать. Умный зверь, он то понимает, что дракон, бьется на смерть.
Но не смотря на это, голос вернувшегося за ним Гудрума услышал, пыхнул в одного из мечников струю огня, и все же ринулся к другу, подхватил его в лапы и взмыл в небо, быстро, как можно выше, чтобы никто уже не смог их достать. Мощные крылья подняли целый вихрь, но зеленому дракону все же получившему боевую рану, из бока торчало обломанное копье, уже было плевать. Он уносился прочь, подальше, унося и друга.
Спустя некоторое время он опустился на лесную поляну, выпустил главного, а сам отойдя от него на шаг рухнул от усталости.
Да и обратиться в человека с таким копьем в боку нельзя, человеческое тело слабее.
Шумно дыша поднял морду и посмотрел на Гудрума, мол: «Может вытащишь эту штуку, а?»

+1

16

Гудрум впервые видел дракона в действии, и подумал, что такой соратник им бы пригодился, да только горело чужое добро вместе с работорговцами. Хозяйка причитала, хваталась за голову, гнала слуг тушить пожар и проклинала разбойников за причинённый ущёрб. Виновата ли она, что работорговцы решили ночевать в её дворе? Виновата ли, что не смогла им отказать под страхом угодить к ним в плен? Но денежки с них брала за постой и пищу, да и за молчание тоже.
Мужчина вжал голову в плечи, отшатнулся от дракона, когда громадная лапа потянулась к нему. Он не понял, что дракон собирался сделать, а, как оказался в лапе, а после взлетел… Аж дух спёрло! Гудрум никогда не считал себя трусом, но предпочёл бы удирать на своих ногах, чтобы не болтаться в воздухе, полагаясь лишь на крепкую лапу дракона. Ни земли под ногами, ни седла под задом, ни уздечки в руках!
Гудрум выдохнул, когда дракон опустился на поляну и подарил ему немного свободы и ощущения твёрдой земли под ногами.
Он оглянулся, не сразу заметил копьё в боку дракона.
- Сейчас.
Мужчина ухватился за древко, упёрся ногой в драконий бок, взглядом извиняясь за грубость, и потянул копьё из раны. Он придирчиво осмотрел копьё, залитое драконьей кровь. А говорят, что у драконов кровь как золота! Самая обычная кровь.
- Целое. Осколков в ране быть не должно.
Для взрослого дракона рана от копья не так страшна, как для человека, и навряд ли она станет меньше, если Шайтанар пример вид человека. Гудрум не был в этом уверен, потому что мало что знал о драконах, и как ему помочь, чтобы рана быстрее зажила – тоже не знал.
- Как тебе помочь? Или само затянется? – мужчина посмотрел на дракона, почувствовал себя идиотом, который говорит с драконом, потом вспомнил. Лекарем он никогда не был, да и с магией не ладил, но осмотрелся на местности, раскопал землю и нашёл, что искал. Он наложил глину аккуратным слоем поверх раны дракона, чтобы кровь не сочилась из раны, дальше дело за регенерацией. – Прости, но повязки у меня таких размеров нет.
Гудрум отошёл от дракона, попытался сориентироваться на местности.
- Тебя в таком виде в лагерь нельзя. Тут переночуем, а утром вернёмся в лагерь. Рана же затянется до утра? Не истечёшь кровью? Ты вообще понимаешь, что я говорю или как у вас… у драконов?

+1

17

К счастью друг прекрасно понял дракона и без слов, и таки решился вытащить это раздражающее копье. Да, конечно, эта процедура была болезненной, но зеленый дракон стиснул зубы и лишь глухо рычал снося боль, пробивающую миллионом разрядов тело. Услышав, как из-за толщи воды слова Гудрума, о том, что копье целое и осколков в ране нет повернул морду к нему и кивнул. Он прекрасно понимал все, каждое слово. Да, звериная форма, говорить он не может, но, он остается тем же Шаем, то же сознание, те же мысли. Сложил крылья прикрывая одним рану, которую друг все же сумел обработать, и легко ткнулся мордой ему в бок, где висела фляга с водой, пытаясь намекнуть, что хочет пить. От частого пламя извержения во рту все пересохло, прям как в пустыне. На слова о повязке мотнул головой, не нужна она ему. Вывел на земле когтем, криво, всего одно слово «заживет».
Лег на здоровый бок и прикрыл глаза. Заживет ли рана до утра? Вот этого он не знал. Но он мог бы, наверное, найти себе укрытие, если нет, а Гудрум вернется в лагерь, ему же нет надобности слоняться черт знает где с зеленой заразой.
Вот только оставаться в одиночестве не хотелось, да и молодой дракон боялся быть один. С такой раной он вряд ли сможет дать отпор тем же работорговцам. Да и огонь он тоже вечно извергать не сможет. А когда не сможет, что тогда?
Вновь подался к другу и ткнулся мордой под его руку, ища у него некого утешения что ли, так как все же боль никуда не собиралась уходить, и терзала зеленого дракона, раздражала.
А где-то неподалеку в кустах шуршали маленькие зверьки, возможно мыши, или еще какие-то грызуны, там на дереве суетилась мелкая птичка, собирая в дупло листья да травку, обустраивая дом для будущих птенцов вероятно. Жизнь продолжалась, все шло своим чередом.
«Боль скоро пройдет, пройдет… Все будет хорошо. Хорошо я сказал!»
Внушал себе Шайтанар смотря на Гудрума, и повторно тыкаясь носом ему в руку. Ну а что, неужели дракон не заслужил немного ласки?
Да, так не к каждому дракон будет ластиться, только к тому, кому верит, но этот отдельный человек показал, что ему можно верить. Он вернулся за драконом, хотя вполне мог бросить его и уйти. Или все же не мог? У людей ведь тоже есть понятия о долге, дружбе и чести, ведь есть?

+2

18

- Пить? – переспросил Гудрум, когда дракон ткнулся носом в его флягу. – Она не магическая. Три капли в море… Или ты рану промыть хотел сначала?
Мужчина подумал, что сглупит, и надо было хотя бы водой сначала рану промыть, но что толку думать об этом, когда рана закрыта глиной. Уже ничего не попишешь. Видимо, дракон хотел всё же утолить жажду. Гудрум не пожадничал, вылил всё содержимое фляги на язык дракону, но всё равно сомневался, что ему это хоть чем-то поможет, а рядом не было ни реки, ни ручья, чтобы довести туда дракона или самому сбегать туда и обратно.
- Что? – Гудрум удивлённо посмотрел на дракона, когда тот ткнулся в него носом. – Я никуда не ухожу. Побуду с тобой до утра.
Мужчина сел на траву рядом с боком дракона, но решил не разводить костёр. Ночи холодные, но своя голова дороже, а он успел устать за день и опасался, что уснёт. Беда всегда приходит неожиданно. Гудрум считал, что им опасно оставаться на месте, но поблизости не было хорошо укрытия, размером с дракона.
Когда дракон во второй раз ткнулся в него носом, словно кошка, которая соскучилась по ласке человека, мужчина усмехнулся.
- Диковинные вы создания, драконы… Не обижайся.
В качестве примирения Гудрум погладил дракона.

Ночь прошла спокойно. Утром, когда солнце заиграло красками рассвета, Гудрум уже был на ногах. Он изучил местность, пока дракон спал, и убедился, что никто из контрабандистов не вышел на их след. Хороший знак. Он также осмотрел рану дракона и убедился, что та успела зарасти и покрыться плотной коркой, а на неё вырастала новая пластина чешуи. Пока что это место уязвимо для атак, если заметят, но Гудрум рассчитывал, что им не придётся больше сражаться. С такой раной дракон выживет. Раз затянулась, то и человеку не страшна.
Они вернулись в лагерь ближе к обеду. Гудрум делал остановки и справлялся о самочувствии дракона, а ещё с любопытством поглядывал, где на человеке проступил след от раны.
- А если в хвост ранят, то рана где будет? – не удержался мужчина. – На лапе или на заднице?
Вопрос показался мужчине забавным, и он впервые посмеялся.
В лагере было спокойно. Спасённые вольные уже собирались в дорогу вместе со спасителями, чтобы добраться до деревни и там начать жизнь заново. Раненного друга, которого они спасли накануне, целительница успела залатать. Сейчас он сидел у костра и вместе с другими ел наваристую похлёбку. Возвращению лидера и дракона порадовались, их так же осмотрели и пригласили вместе поесть у костра, а дальше… дальше у дракона был выбор: идти в деревню к своим или оставаться с группой освободителей.

+1

19

На первое же слово дракон согласно покивал, ибо да, жутко хотелось пить. И было все равно какая там вода, просто нужно было, просто смочить горло. Вновь ткнулся носом желая, чтобы друг наконец понял и дал глотнуть водички. Отрицательно помотал башкой на слова про промывку раны. Да и зачем, если уже замазали, м?
И хвала всем богам и небу в придачу, Гудрум его понял, и водичка, какая же она вкусная была, м… Мало, но лучше, чем ничего, поэтому довольно облизнулся. Не то чтобы совсем не напился, но мог бы еще выпить, но раз нету, то ныть зеленый дракон не стал. Благодарно лизнул руку друга. Ну а что, как еще сказать спасибо, если ты не можешь говорить? Вот то-то и оно.
И да, был рад, все же, что друг не бросил его тут одного. Как не крути, даже если ты дракон, все равно страшно оставаться в одиночестве.
И да, согласился полностью, что диковинные они, ну а что ж поделать то? Какие уж есть.
Поднял крыло и накрыл друга, чтобы их в темноте не рассмотрели, а так, зелено и зелено, то ли куст, то ли камень, покрытый мхом. Пока не подойдут поближе и не поймут ничего.

К счастью ночь прошла, а ненужные им приключения обошли стороной друзей. И когда Шай проснулся Гудрум уже был на ногах. Немного погодя дракон все же принял человеческий облик, и вместе с другом отправился в лагерь. Рана затянулась, не полностью, но все же. Значит то копье не было ни магическим ни смазано в каком-нибудь яде, что конечно же порадовало. На боку, том же и у дракона была порвана одежда, и красовался алый след, да и рубец был.
- Думаю, что если ранят хвост, то рана будет все же на заднице, - ответил смеясь Шайтанар. Ну а что, не плакать же в конце то концов. Да и обижаться на эти вопросы не собирался. Интерес к его роду был не в новинку, а тут спрашивали не для того чтобы причинить вред, а просто так, потому что забавно.

+1

20

Иметь дракона в группе освободителей – огромный перевес и преимущество на их стороне, но Гудрум давно перестал считать это хорошей жизнью для молодого парня. Шайтанар провёл много лет в клетке и не видел мира за её пределами, поэтому группа спасителей помогла ему добраться до города и устроиться там, чтобы дракон начал новую жизнь после освобождения и не тратил мгновения на опасное дело. Спасение рабов хоть и приносило некоторое облегчение с каждой удачной миссией, но превратилось в вечную погоню за отмщением, а в мести вкус жизни терялся.
Так группа спасителей, объединённых одной горькой судьбой – скрепившей их цепью работорговцев, подарила дракону новую жизнь без оков и попросила впредь скрывать свою истинную сущность и беречь себя, чтобы жертвы их были не напрасны.
На том их пути разминулись. Гудрум и его группа отправилась в другой город в поисках новых работорговцев, а Шайтанар и другие свободные люди отправились в ближайшую деревню в поиске дома и работы – свыкаться с осознанием, что теперь они – свободны.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Воля-неволя