Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре май — июль 1082 год


«Не по-божески!»

За годы влияния тёмной магии Роза немёртвых изменилась. По последним данным алхимиков и инквизиторов, в эпицентре заражения — в городе-призраке Зенвуле, что на территории Лунного края, проросло сердце склеры — Мёртвое дерево. Корни дерева за годы бездействия растянулись на всю территорию Лунного края и проросли в земли Остебена. Следы склеры найдены во дворце короля, а отряд инквизиторов отправился в Зенвул, чтобы выжечь заразу огнём.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Алисия Вэлех Элиор Лангре Сердце скорби Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » An open-all-the-cages-in-the-zoo kind of stupid [AU]


An open-all-the-cages-in-the-zoo kind of stupid [AU]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://image.ibb.co/dmFhcq/4.jpg https://image.ibb.co/ffWAVA/6.jpg

- игровая дата
осень 1982 года
- локация
город Вервон, Фалмарил, остров Силва
- действующие лица
Тэйэр, Фарран (Гипнос)

Modern!AU
Когда ты вьюный и восторженный ламар, на пороге взрослой независимой жизни пора выбирать будущую профессию. А уж если ты вьюный и восторженный ламар, который борется за права магических животных и занимается экологическим активизмом, то нужно ухо держать востро — вдруг новый куратор окажется не совсем тем, за кого себя выдает? Совсем не тем?
[sign]Фалмари, 17 лет; школьница, эко-активистка, борец за права единорогов и за сохранность лесов фейри от вырубки. Организовывает благотворительные ярмарки, занимается сбором средств.
Не пьёт (вообще), не курит, вегетарианка со стажем.
[/sign]

[icon]https://image.ibb.co/iHGoHq/5.jpg[/icon]

Отредактировано Тэйэр (2018-11-15 11:52:21)

0

2

Melissa ManchesterJust Too Many People

«...продолжается самая масштабная забастовка ульвов за последние десять лет. Тысячи коренных жителей вышли на митинг, выступить против строительства нефтепровода Fairy Access. Активисты утверждают, что трубопровод не только представляет серьезную экологическую угрозу, но и осквернит священные места захоронений предков и древних храмов. Fairy Access должен проходить через священное для ульвов озеро и пересекать реку...»
- Мам! Я побежала!
Тэйэр закончила сражаться с двумя серёжками-жемчужинками, перекинула пышную косу за спину и съехала по перилам со второго этажа. Из гостиной раздавался шум телевизора и треск поломанного проигрывателя пластинок - неудивительно, что Шайэна решила попытаться узнать, что там в мире вокруг происходит, за пределами трёх стен её розовых кукольных домиков, раз поломала и радио, и патефон. Или это «Золотые фалмари» ещё не начались? Тёмная головка младшей сестры выглянула из-за дверей - локоны у неё были уложены в красивый конский хвост, платье усеяно нежно-лиловыми ирисами, а глаза ровно подведены. В отличие от растрёпанной Тэйэр, в растянутых джинсах и заляпанной краской клетчатой рубашке, Шайэйна выглядела настоящей маленькой леди. Осмотрев внешний вид примера для подражания, она неодобрительно фыркнула, покачала головой и гордо удалилась обратно к телевизионным викторинам. Тэйэр закатила глаза, схватила сумку и уже почти успела проскочить мимо родительского ока, но матери удалось поймать её за локоток у самого выхода.
- Тэйэр, ракушка моя. Ты сегодня обедаешь не дома?
Она немного осунулась, но вечная алая помада и домашнее платье скрашивали её болезненный вид. Тэйэр аккуратно высвободила локоть и замотала головой.
- Нет, мам, прости. Я сегодня помогаю ребятам в «Лососевом озере».
Мама выгнула бровь, сложила руки на груди, придирчиво осмотрела маникюр, отстучала каблуком лейтмотив последнего хита. Тэйэр посвистела в такт.
- Не свисти. Это не там ли проходят собрания анонимных алкоголиков? - наконец, выдохнула мама, пытаясь пригладить торчащие во все стороны лохмы кровиночки.
- Да, мам, именно там, - умело увернулась Тэйэр. «Лососевое озеро» подходило для таких встреч идеально - ресторан находился вдалеке от центра, в спальном тихом районе, мог похвастаться приземлёнными ценами, понимающим и сердобольным хозяином, и, конечно, тем, что таким образом они с женой продолжали лечение сына. То есть ни с того ни с сего выгонять бы никого не стали. И, конечно, рядом была церковь.
- Тэйэр! - мама схватилась за сердце, как-то обескураженно скрючилась, не в силах подобрать достаточно убедительные аргументы. - Там же... туда же ходят ульвы. И, ещё, я слышала, что один некромант....
- Не говори глупостей, мам! Там все очень милые люди в ремиссии. Никто никого не обижает, все друг друга сильно поддерживают. Дай поцелую.
Тэйэр быстро чмокнула маму в щёку, обогнула торшер в брюликах и два багряных алоэ камерони, почти-почти дотянулась до джинсовки и врезалась в отца. Из гостиной донеслись звуки тревожного вальса - начинался любимый кровавый детективный сериал Шайэны.
- Опять убегаешь? - папа поправил очки, сложил вдвое газету и потрепал её по белесой макушке, - Тэйэр, мы тебя почти не видим. На прошлой неделе ты вообще из своей суповой столовой не вылезала.
Она поспешно скривила рожицу.
- Ну, пап! У нас крыша над головой, телевизор и дом тёплый. А у этих несчастных - вообще ничего, только разливная жижа. Социальные программы для бездомных хороши только в декларации, ты бы посмотрел, какой там кавардак творится! Ещё и воровать продукты пытаются... Кто-то ведь должен помочь всё это организовать, и с ярмарками для сбора средств помочь... Всё супер будет, - она чуть нервно рассмеялась. В последнее время Тэйэр и правда домой заявлялась нечасто, нередко оставалась ночевать у подруг, постоянно торопилась и суетилась. На носу был ежегодный морской фестиваль, и они с Лейни, её куратором, продолжали разрабатывать грандиозную программу. Заданная планка для сбора средств казалась просто фантастически завышенной, но Тэйэр постоянно всех подбадривала, что у них обязательно получится, главное - много работать и искренне верить. Мешала школа и сезон контрольных.
- Шаэйна говорит, завтра в школе игра. Ты пойдёшь? - мать уже махнула рукой, указав половником в сторону кухни отцу. - Сегодня лазанья.
Наконец-таки она добралась до джинсовой куртки! Ещё кеды, и всё - свобода.
- Я не хожу на спортивные игры, мам, - Тэйэр активно пыхтела и скакала на одной ноге, врезаясь спиною то в шкаф, то в вешалку для пальто, - и у меня нет времени.
- Ещё бы, пошла она, - пробурчала Шайэна, учуявшая запах еды.
- Иди ешь, - прервала её мама, - Тэй, лучше бы ты в чирлидеры пошла. Я ведь в твоём возрасте уже была помощницей капитана! Каждая игра, всё это было так весело, так празднично...
Она мечтательно вздохнула. Вечная мамина мечта, что её девочка будет первой красавицей, возьмёт помпоны и посвятит свою юность стихотворным односложным кричалкам, чтоб перекачанные ламары бодрячком по травке за мячиком бегали. Может, потом соберёт в выпускном альбоме не только вульгарные признания поклонников, но и пожелания счастья.
- Да она трибуну всю сожгла, если б на поле вышла, - бросила Шайэна, и тут же проскочила ко столу. 
- Шайэна, не начинай! Не чавкай и не забудь держать спину. Милая, - мама не сдержалась, в порыве нежности погладила Тэйэр по щеке, забыв и о кухне, и о весёлом смехе Шайэны, которая наверняка первым делом полезла за конфетами, - ты была бы прекрасной танцовщицей. И эта синяя форма так бы хорошо на тебе смотрелась...
Мама с такой надеждой, таким восторгом осматривала худощавого подростка, представляя ленты в волосах и эмблему дельфина на груди, что Тэйэр замутило.
- Мам, - она глубоко вдохнула, - ты же понимаешь, что все эти обтягивающие полоски, типа одежда, объективизируют нас с тобой, как женщин? Уничтожают нашу ценность? Насколько нужно себя не уважать, чтобы скакать полуголой по травяному полю на потеху всем этим футболистам? Мы же не какие-то там заводные игрушки.
- А я говорил не отправлять её на каникулы к твоей матери, - прокричал отец с кухни и зачавкал.
- Мне пора, мам.
Прежде, чем разговор продолжился, Тэйэр успела миновать крыльцо и побежала к велосипеду, но, даже выкручивая педали со всей силы, она не успела сбежать от последних слов матери, брошенных вслед:
- Мы поговорим об этом завтра!

В «Озере» народу оказалось много. Во-первых, по первым четвергам месяца приносили мясной пирог и вишнёвый, а ещё домашний лимонад. А, во-вторых, встречу сегодня вёл Даррен, который не устраивал скучные и болезненные показательные выступления выздоравливающих, и не предлагал дурацкие упражнения на доверие, когда нужно было браться за руки и водить хороводы. Нет, Даррен умел по-настоящему находить подход ко всем — все четыре часа пролетели незаметно, прошли как посиделки добрых старых друзей, а под конец устроили и просмотр позорной первой свадьбы Мисси, где она врезалась прямёхонько в свой свадебный торт, испортила платье, оттаскала за волосы попытавшуюся сорвать торжество любовницу жениха и самого несостоявшегося будущего мужа. Хохотал каждый, Мисси — до слёз. Подвал «Озера» напоминал какой-то удивительный склад: тут в ряд стояли и два стола для бильярда, и висел настоящий дартс, и была целая куча пиратских копий фильмов на кассетах, и виниловые плакаты, и даже несколько мохнатых скульптур монстров, которых Ларри, хозяин, почему-то никогда наверх не выставлял. Тэйэр, утирая слёзы, продолжала уборку со стола: нужно было помочь Даррену составить отчёты (которые он не любил и люто ненавидел), свернуть расклеенные по стенам плакаты, оттащить в угол стулья и сдвинуть столы, со всеми попрощаться и раздать по памятному еженедельному буклету, договориться с пастором о следующем четверге. В общем, дел невпроворот, а была Тэйэр сегодня одна-одинёшенька — Нестер, экая пережаренная шпрота, бросил её, сославшись на какое-то там свидание. Свидание! Как какое-то свидание может быть важнее встречи анонимных алкоголиков и Ларри, у которого в последнее время и так финансовые трудности назревали?
Выпроводив гостей и пообещав Ларри совместный ужин, Тэйэр утирала пот с лица и мимоходом успевала рассматривать пыльные журналы и никому ненужные, сложенные стопками тяжёлые книги. Ей всё хотелось перерыть кладовку, но никак времени не хватало. Ни на что времени не хватало... На ужин с Ларри тоже, но не могла же она ему отказать! Сын уехал к детям, жена отправилась в бридж-клуб.
Но когда Тэйэр поднялась наверх, в зал «Озера», её встретил не Ларри, а Лейни, куратор, и вид у него был какой-то стухший. Как будто в уксусе передержали. А рядом стоял незнакомец.
— Тэйэр, — Лейни сочувственно и как-то неприятно, липко похлопал её по плечу, — присядь. Нам нужно поговорить, а ещё я тебя кое с кем познакомлю. Это касается фестиваля и наших... — он выдержал недобрую паузу, — ...грандиозных планов.

[sign]Фалмари, 17 лет; школьница, эко-активистка, борец за права единорогов и за сохранность лесов фейри от вырубки. Организовывает благотворительные ярмарки, занимается сбором средств.
Не пьёт (вообще), не курит, вегетарианка со стажем.
[/sign]

[icon]https://image.ibb.co/iHGoHq/5.jpg[/icon]

Отредактировано Тэйэр (2018-11-14 20:52:09)

+3

3

Ламары. Фойрровы ламары!
Из всех мест, где Фаррану доводилось бывать, города и районы фалмари с их осоловелым поклонением воде были самыми странными. Бесконечные каналы, бассейны, разводные мосты — и ни одного, ни одного, дери их Бездна, навеса от ливня.
Единственное, что у них было хорошего — это пляжи. Вот уж пляжный отдых рыболюди устраивать умели и любили. И, в конце концов, эти миниатюрные купальники, в которых щеголяли сейчас по всему миру, тоже изобрели они — за это им, пожалуй, можно было простить часть прегрешений.
Собственно, купальники пришли ему на ум из-за яркого плаката в магазинчике напротив, возвещавшего о начале распродажи. Хотя с такой грудью, как у девицы-фалмари на плакате можно было и без купальника сфотографироваться — не хуже вышло бы...
- Дригло! - оборвал его мысли Ивор, наклонившись к нему через пластиковую столешницу. - Ты вообще, мать твою, слушаешь?! Или твои полуэльфийские уши уже заплесневели?
Фарран перевел взгляд на подельника. Ивор всегда выглядел так, будто уже пять минут как опаздывал на поезд. Или будто его организм уже добрых полчаса напоминал ему, что надо бы заглянуть в сортир, а вокруг — мост Ауреллон-Нертан, и снимать штаны перед несущимся потоком машин как-то стремно.
- Не жалуюсь, - отозвался Фарран и в доказательство своей не-жалобы потянулся за зубочисткой, обернул ее салфеткой и демонстративно провел по раковине уха — и действительно, самую малость остроконечного. - «Лососевое озеро». Шесть вечера. Собрание благотворительной организации.
- И не только сегодня, но и...
- ...но и впредь, пока чего-нибудь не выяснится. Слушай, мы уже установили, что я не глухой, и не тупой. Единственное, чего я не пойму — на кой хрен это Радбурну? Неужели подался в благотворительность?
Ивор хохотнул. Два раза — непозволительно много для парня, имевшего дело, в основном, с кастетами и «Клыком» сорок пятого калибра.
- Да ты шутник, Дригло. Смотри, не пошути так при Радбурне. Не твое дело.
- Не мое — так не мое, - легко согласился Фарран, художественно ощипывая зубочистку. - Но сам знаешь, как меня бесят «зеленые» и вся эта правозащитная шиза...
- А любить их тебя никто и не заставляет, - Ивор снова чуть наклонился вперед, и на этот раз был убийственно серьезен, серые глаза превратились в холодные льдинки. - Пошутишь с этими ребятами. Будешь своим парнем. Расслабишься, заведешь друзей, можешь трахнуть пару высоколобых моралисток, призывая их «творить любовь, а не войну». Не воспрещается, не возбраняется, пока не мешает Делу. Понадобится — и с плакатом выйдешь орать лозунги и ложиться под гусеницы тракторов, сносящих эльфийские лесочки, и нехрен такую рожу строить. Короче, вотрешься в доверие, это ты умеешь. А дальше...
- Я весь внимание.

***
- Фарран! Фарран, - Лейни приглушил магнитофон, около которого расположился эльфинит, и «Necromant's Scream» захлебнулись припевом. - Подойди, пожалуйста.
Фарран послушно встал, одернул полы небрежно распахнутой куртки. Губы привычно растянулись в обаятельной полуулыбке. Он знал, что умеет быть обаятельным — спасибо бабке-эльфийке, подарившей и приятную физиономию, и худощавое телосложение, и яркие глаза. Свое четвертьэльфийское обаяние Фарран не слишком-то ценил, куда больше воздавая должное глазомеру и ловкости рук, но сейчас оно было как нельзя кстати. Вся эта благотворительно-правозащитная шарашка, вопреки его ожиданиям, состояла вовсе не из одних лишь хипповатых ромашек. Прозорливых ребят здесь хватало, и Фарран полагал, что не без повода. На одном голом энтузиазме далеко не уедешь, и тот, кто координировал всех этих студентиков и бывших алкашей, всех этих домохозяек, варящих похлебки для бездомных, и безработных, надеющихся получить хоть какое-то дело, за которое им худо-бедно заплатят, наверняка в будущем поимеет их, как ламар — устрицу.
Тьфу ты, Фойрр, что за сравнения пошли! Поживешь тут с этими чешуйчатыми...
Фарран никогда не осуждал тех, кто зарабатывает. Любым путем и способом. Легко рассуждать о бескорыстии и морали, когда к ужину у тебя всегда есть печеная картошка, а к Кэтелю — фаршированная индейка с домашним пуншем. Бездомные, сползающиеся к подачкам, как курицы к сараю в указанное время каждый день — и снова, и снова, и снова — вот кто был действительно достоин презрения. Дригло на всю жизнь запомнил этот запах дешевой похлебки из картошки, кукурузы и — если повезет! — пары кусочков хрящей. И вкус запомнил тоже.
И сейчас в «Лососевом озере» ему невольно мерещился тот же самый запах.
- Да? - Фарран подошел к ламару, одному из координаторов. Рядом с ним стояла девчонка-фалмари — премиленькая, этакий пупсик с чистой кожей и растрепанными волосами. Ивору, любителю нимфеток, наверняка пришлась бы по вкусу.
Улыбка Дригло стала чуть дружелюбнее. На тщательно рассчитанные пару градусов.
- Привет. Я Фарран, - не дожидаясь, пока Лейни представит его, сообщил он, протянув девчонке руку. - Я тут у вас недавно, так что... надеюсь, никакой дресс-код не нарушил.
Спохватившись, он опустил закатанные по локоть рукава, открывавшие яркую, цветную татуировку, украшавшую правую руку по плечо — стандартная этническая эльфо-ульвийская абстракция, вошедшая в моду с распространением экологического движения. Набил ее по молодости, когда еще хотел подчеркнуть свою связь с эльфами, а не скрыть ее. В последнее время она его гораздо больше бесила, но сейчас Фарран был, пожалуй, рад, что она у него есть.
[icon]http://s9.uploads.ru/TcnSZ.png[/icon][nick]Фарран[/nick][status]Дригло[/status][sign]Эльфинит, 28 лет, начинающий правозащитник и активист[/sign]

Отредактировано Гипнос (2018-11-14 20:35:49)

+3

4

— Тэйэрлеена Мэрдок, ассистент, заменитель и правая рука господина Лейни, — машинально и на автомате отозвалась Тэйэр, отвечая на рукопожатие. Гость привёл её в растерянность; если это было встречей деловою, то Лейни обязательно бы предупредил её заранее, попросил захватить необходимые документы, проспекты, брошюры, значки и символику — несмотря на знание, что Тэйэр и так с ознакомительными публикациями не расставалась. Если же он жаждал устроить нечто вроде неформального обеда, то тоже выделил бы минутку позвонить Тэйэр; она давно стала желанным гостем в его доме, сидела субботними вечерами с близнецами и старшим сыном, пока Лейни с женой выбирались в кино или ресторан. Фарран на типичного представителя «водопадников» никак не походил — Тэйэр без малейшего смущения оценивающе и придирчиво осмотрела его от макушки до пят, чуть ли не ощупывая на профпригодность — крепкий ли, подсобит ли с тяжёлыми коробками поставок. Но вместо сияющих глаз и энтузиазма, смятых льняных туник и брошек с привычными лозунгами, Тэй встретил почти эльф, в кожаной куртке неясного происхождения и с тюремной символикой на руке. Она не могла вспомнить ни одной известной и официально зарегистрированной правозащитной организации, которая бы одобряла подобные внешние отличительные знаки. Значит, или неформал, или маргинал. Час от часу не легче. 
— Лейни, — Тэйэр пыталась одновременно удержать в голове тысячу и одно дело, но мысли расплывались по сторонам, как спуганные головастики, — Ларри хотел... что... Нет-нет-нет! Ребята! Не туда!
Тэйэр активно замахала рукой двум официантам, которые пыхтели и булькали от напряжения, перенося старенький музыкальный автомат. Аппарат был украшен лягушками из пенокартона и разукрашен под болотистое дно, одному из ламаров на лицо неумолимо сползала кепочка с острозубым плотоядным лососем. Они почти добрались до места назначения.
— Конечно же, он не может стоять в этом углу!
Официанты замешкались; на шее у них вздулись вены.
— Но хозяин сказал...
— Ларри неправ, — нахмурилась Тэйэр. Ларри действительно был неправ, подобрав для раритета тёмный запыленный угол — пускай он и гордился стеной, увешанной его фотоснимками с редко забредающими звёздами (по центру висела самая ценная, с певцом и его известным ирокезом под морского гребешка) — но кому здесь нужен позабытый джуксбокс?
— Надо туда, — указала пальцем Тэйэр в противоположный угол. Один из официантов застонал.
— Тэй, ты что, издеваешься?
— Не-а, — замотала она головой, — несите. Обязательно. Идеально просто будет.
— Оно помешает...
— Никому не помешает! Быстрее, а то он Маркусу все щупальца поотдавливает.
Оба официанта шумно выдохнули, развернулись и засеменили к противоположному углу. Тэйэр же вновь обратила свой светлый лик к Фаррану, заметив, что так руки и не отняла; тут же смутилась, выдернула ладошку и вытерла о джинсы. Из громкой, шумной и активно командующей кем ни попадя фалмари она превратилась в чуть смущённую девчушку.
— Лейни, так почему...
— Ребята, вы что наделали! — теперь сокрушался Ларри. — Почему сюда?
— Я им сказала, — беззаботно отозвалась Тэй, послав воздушный поцелуй хозяину, — место, которое ты выбрал, Ларри, ну никак не подходило! Точно говорю!
Владелец «Озера» остановился, почесал макушку, открыл рот — начать перепалку — махнул рукой и вышел. Джуксбокс во всей красе сиял между аквариумов с актиниями. Тэйэр же, засунув руки в задние карманы джинс, любовалась сложившейся картиной.
— Вот о чём я тебе говорил, — украдкой шепнул Лейни на ухо Фаррану, и только после подозвал поближе помощницу, — Тэй, мне скоро убегать. Нам нужно поговорить. Сейчас.

Pink Floyd - Breathe

Заказали блюда разные. Тэйэр — вываренную крупу и сырые овощи, Лейни — тушёные на пару и паровую булочку, а от заказа Фаррана у обоих перекосились лица, выражая глубочайшее неодобрение. Ну, вернее, у Тэйэр так точно; Лейни скорее не одобрил возглас «как ты можешь кушать убитые жизни!». В вопросах вегетарианства они с Лейни расходились кардинально.
Куратор явно планировал, что Тэйэр захочет познакомиться с новичком, но она вела себя неожиданно аккуратно, лишь уточнила, кто привёл его к «водопадникам» и как он оказался в Вервоне. Зато Лейни Тэй заваливали миллиардами вопросов: как продвигаются проекты, подтвердили ли своё участие музыкальные группы, что там с печатью афиш, прошли ли колики у близнецов, что он думает по поводу забастовок ульвов... Только после десерта Лейни смог собраться с духом и выложить новость — он передавал место главного организатора фестивальных мероприятий Арнике, а Фарран становился подопечным Тэйэр.
— Что?! Ты не можешь уйти! — Тэйэр вскочила из-за стола, упёрлась в него ладонями, и в звонком голосе явственно читалась детская обида, — не сейчас! Не когда мы столько всего сделали! И оставить нас на... на неё! Лейни, как ты можешь! Как...
— Тэй, — ему пришлось обнять её, усадить обратно и гладить по голове, — успокойся. Мы оба знали, что этот день придёт. Ты знаешь, почему...
Он по-отечески взял её за руку, поцеловал в макушку.
— Ты станешь моим заместителем. Это будет твой первый крупный проект. А Фарран тебе поможет. Правда, Фарран?
Лейни сделал эльфиниту знак — мол, кивай головой, соглашайся.
— Мы потом обсудим детали. Мне пора ко врачу.
Зазвенели металлические стержни — это Лейни вышел из «Лососевого озера», оставляя полупустынное помещение за собой. Тэйэр, скрючившись и широко расставив ноги, уткнулась носом в пол. Она не двигалась, не шевелилась, и только руки у неё дрожали — так сильно вдавливала она ногти в нежную кожицу. Сменилась песня — на неприлично весёлую; Тэйэр тут же ожила, встрепенулась, сложила руки на столе, как прилежная ученица, расплылась в улыбке, обращённой к Фаррану.
— Ну, хорошо. Значит, ты теперь мой... как это... протеже.
Смешно да и только. И дело было не в разнице в возрасте, и не в росте — нет, а в опыте. Любой сразу поймёт, сколько сил придётся Тэйэр вкладывать в этого необразованного, неумелого, ненатасканного молодого человека!
— У тебя есть транспорт, Фарран? Нам нужно съездить к пруду светлячков. Нет, у меня, конечно, велосипед в наличии, но, — она неуверенно повела плечами, — ты на него не поместишься. И, ах да. Я за рулём. Если машина.
Только не байк! О, светлый и великодушный Аллор, пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Пускай он водит не мотоцикл! Ей же придётся проверять, топливом ли пользуется Фарран или на «ветре»![sign]Фалмари, 17 лет; школьница, эко-активистка, борец за права единорогов и за сохранность лесов фейри от вырубки. Организовывает благотворительные ярмарки, занимается сбором средств.
Не пьёт (вообще), не курит, вегетарианка со стажем.
[/sign]

[icon]https://image.ibb.co/iHGoHq/5.jpg[/icon]

Отредактировано Тэйэр (2018-11-16 22:08:06)

+2

5

Улыбка - дружелюбная, вежливая, исполненная почти что стопроцентного эльфийского обаяния и стопроцентного человеческого идиотизма - не сходила с лица Фаррана практически весь вечер, хотя под конец его куда больше напоминала хищный оскал дригло.
И нет, если они рассчитывали, что он великодушно вызовется помочь перетаскивать местным какую-то громадную музыкальную хреновину - они сильно просчитались. Дригло продолжал улыбаться и сиять глазами, мысленно желая незадачливым грузчикам провалиться на первый этаж кафешки, но пока его напрямую не просили - не вмешивался, строя из себя дурака. А попросить напрямую никто так и не осмелился.
Эти ребята были форменными психами. Они могли сколько угодно прикрываться своими пафосными лозунгами о спасении природы, размахивать плакатами и трястись над каждым зеленым листком - это не отменяло того факта, что при этом они яро ненавидели практически все, что составляло удобство и комфорт адекватного, здравомыслящего человека. Ну или получеловека. Они были против нормальных машин. Против нормальной одежды. Против, мать их, нормальной еды. Фойрр, да им даже пиво не угодило! Как, спрашивается, здоровому существу любой расы может не угодить пиво?!
Особенно настораживала белобрысая девчонка Тэйэр. Нет, Лейни - наименее упоротый, на взгляд Фаррана, из всей этой компании - предупреждал, что девица защищает свои идеалы со страстью, достойной службы в инквизиции старых времен, но первое же высказанное возмущение про "убитые жизни" заставило эльфинита приподнять брови в вежливом недоумении.
К счастью, на вопросы о Вервоне и "зеленом" движении у Фаррана уже была заготовлена история. Прочувствованная и с кучей деталей - благо, Херри, его приятель-писатель, с которым они периодически уходили в совместные запои с длительными размышлениями о смысле жизни, с энтузиазмом помогал ему выстраивать всю драматургию личной биографии. Так что Дригло потихоньку, кусочек за кусочком, невзначай выдавал фразы о тяжелом детстве (почти правда!), приемном отце-эльфе, уволенном с завода пластмасс (чистейшая ложь!) и потому на закате жизни осознавшем, что избрал не тот путь, и клятвенном обещании посвятить себя делу охраны окружающей среды (пускайте слезу, титры и пару белых голубей для торжественности момента, Фарран был готов облачиться в доспех героя!).
Насколько ему поверили - их дело. Эльфинит с удовольствием жевал свой стейк, краем уха прислушиваясь к разворачивающейся драме. Ну конечно, все, как в кино - кино он любил и не упускал случая посетить: юный, наивный неофит получает великую ответственность и власть, которой должен распорядиться исключительно во благо. В юности Дригло такие сюжеты любил, сейчас же они ему казались скучными до зевоты. Но стоило признать, из Тэйэр неофит выходил отменный: эти пылающие щеки, сверкающие влажные глаза, звенящий от волнения голос... пять баллов из пяти.
Подыгрывая этой трогательной сцене, Фарран с готовностью кивнул на предложение стать помощником этой горе-активистки, и осознал, на что подписался, лишь когда она попробовала распорядиться насчет машины.
- О да, - Дригло кивнул, поднялся во весь рост, возвышаясь над крошкой-фалмари, и вновь успешно трансформировал ухмылку в улыбку. - Транспорт у меня есть...

***
Разумеется, это был байк.
Еще не хватало, стоять в Вервонских пробках или топить машину в здешних лужах! Фарран предпочитал передвигаться быстро и ловко, в случае чего - байк легко пролезет в любой переулок. В совсем крайнем случае его всегда можно было бросить и удрать на своих двоих, а из авто еще поди выберись...
Но, судя по лицу новоявленной наставницы, она при выборе транспорта имела другие приоритеты.
- Настоящий дракон! - расхваливал Дригло своего колесного друга, словно бы не замечая глаз фалмари, преисполненных такого ужаса, будто он демонстрировал ей не старенький, но шустрый мотоцикл, а корзину невинно убиенных котят. - Тихий, быстрый, разгоняется до сотни километров за четыре секунды, маневрирует с одного поворота руля... Давай, надевай шлем и запрыгивай в седло за меня, - Фарран помолчал, добавил в голос тщательно выверенную долю участия и чуть побольше - тупой, солнечной наивности. - Но если боишься... можешь доехать на велосипеде отдельно, я подожду. Я постараюсь не заблудиться около этого... пруда мотыльков?
[nick]Фарран[/nick][status]Дригло[/status][icon]http://s9.uploads.ru/TcnSZ.png[/icon][sign]Эльфинит, 28 лет, начинающий правозащитник и активист[/sign]

Отредактировано Гипнос (2018-11-20 15:11:22)

+2

6

Когда Тэйэр исполнилось девять, родителям впервые удалось накопить на отпуск заграницей. Шайэна тогда уже успела вырасти в капризную и недовольную любительницу кукол и причёсок, и, вчетвером, они отправились в круиз до Хериана, к Нивалискому морю. Курорт считался далеко не престижным, никаких прекрасных парящих дворцовых башенок, да и до экзотики не дотягивал — горнолыжники, скалолазы и любители полетать на драконах поднимались к Ангорскому леднику. А тут, у побережья в гальке, сбивались в общины ламары, люди, эльфы и залетевшие невесть как алиферы; в летний сезон количество посетителей зашкаливало, и на пляжах было не протолкнуться — промасленные, блестящие потные тела вульгарно блестели на солнце, а на песке кишело всамделшиное море из плоти и костей. Тэйэр навсегда запомнила эти раскидистые заросли цветастых зонтов в полоску, но сами они остановились в кемпинге, у друга отца; матрац был заблёванный, каждое утро они начинали с оздоровительно-профилактической процедуры, опрыскивались зельями от клопов, завешивали бунгало амулетами, авось летучие тараканы не нанесут визит. Как и на любых зонах отдыха, развлечений было маловато, но тогда в Хериане появилась диковинка: предлагали прогулки на грифонах, воздушные, и на пегасах, в том числе наземные. Тэйэр навсегда запомнила тот глаз-бусинку, чёрный и блестящий; глаз несчастного, пойманного и загнанного в вольер животного, которого накачивали зельями и недокармливали. Шайэна устроила грандиозный скандал и вытребовала прогулку, а Тэйэр тем же вечером соврала, что отправляется на небольшую лесную вечеринку. На деле же она пробралась в загон неринского дельца, выпустила несчастных зверей и собственноручно, тайком толчила с неделю лекарства, таская из общего буфета травы. Пригрозила Шайэне, отобрала карманные на мороженое и потратила все остатки на базовые «трезвители». Три грифона благодарить её не стали, только посмотрели свысока и воспарили над макушками лиственниц; пегас ткнул влажным носом в ладонь, попросил клубники и пропал. Тэйэр долго-долго стояла на валуне, а потом торгаш продолжал наведываться в кемпинге, обнаружил обрывку уздечки неподалёку. Отец странно, с каким-то неясным подозрением вечно поглядывал на Тэйэр, но ничего не сказал.
Вот так вот в свои девять лет она выбрала дело всей жизни.

И, конечно, с тех самых пор Тэйэр была яростным противником любителей «естественного» транспорта, а уж какие слухи ходили о её поведении среди участников протестных акций «Скажем «нет» пегасовым бегам»! Она пускай и выросла, но поверить не могла, что кто-то мог в сознательном сознании животное загнать в шапито и дрессировать. Ну-ка, химерочка, прыгни через огненный обруч! Использовал бы Фарран какого дригло для передвижения, оказался бы не жильцом. Лояльнее всего Тэйэр относилась, безусловно, к лодкам и катерам — вервонская система каналов, разводных мостов и водных дорог была сконструирована ещё триста лет тому назад, отвечала всем современным удобствам, ну а в неприятном запахе были виноваты службы здравоохранения. В какой-то мере стерпеть она могла машины, если в качестве топлива использовали «ветрянки», но Фарран был слишком бедным для них. Лекция не заставила себя ждать.
— Издеваешься?! Боюсь, конечно! Лучше захлебнусь в болотной жиже, чем на это чудовище сяду!
Тэйэр разошлась. Она чуть ли не заламывала руки, тыкала пальцем то в самого новоиспечённого помощничка, то в его монструозного дружка.
— Это же позор! Позор! Какой кошмар! За что мне это всё, за что!
Она обхватила голову обеими руками, присела на корточки и закусила губу. Эмоции прорвались наружу — ушедший Лейни означал целую ушедшую эпоху. На протяжении долгих лет он не только курировал их проекты, но был идейным лидером, движущей силой, наставником для самой Тэй. Он показал ей, что такое стоять за свои убеждения, что значит не отступаться от правого дела, как обращать законы в свою пользу. И вот он бросал их, а взаместо себя подсовывал... вот этого вот... вот это вот...
Тэйэр взяла себя в руки.
— Завтра поговорю с Арникой. Нужно будет арендовать пикап. Нам придётся часто заниматься поставками.
Она поднялась на ноги, отряхнула и так замызганные джинсы, гордо задрала нос, нацепила шлем и вцепилась в Фаррана как в плюшевого единорога.
— Ты же знаешь, что на трассе максимальная скорость — шестьдесят миль в час?

Janis JoplinSummertime

Над Вервоном сгущались тучи, и, чем больше свинцовые покрывала затягивали графит небес, тем дальше отъезжали от «Лососевого озера» Тэйэр и Фарран. Они выбирались за черту портового города, но в сторону противоположную, нежели спальные кварталы; ухабистое шоссе в выбоинах и с поломанными, плохо выкрашенными знаками гасло в сумерках. Фонарные столбы на пути встречались им редко, только заросли борщевика глазастого — шапочки из мелких голубоватых соцветий горели несильным пламенем, а в центре полыхала золотистая сердцевина. Наконец, они добрались до приюта для бездомных существ — затянутое илом и тиною озеро булькало и подозрительно бурчало, а облезлый бетонный домишко терялся контурами среди елей и пихт. Навстречу им выбежала Дейрлин — медно-рыжая, в униформе, она была растрёпанной и усталой.
Фаррана заставили таскать мешки, коробки и заниматься перестановкой. Что Тэйэр, что Дейрлин — обе и так были болтушками, но, встречаясь, они не умолкали в целом. Пока смена Дейрлин подходила к концу, они успели перемыть косточки половине знакомых, нелестно отозваться о причёске Фаррана, обсудить новости о забастовке ульвов, поболтать за несмываемую флуоресцентную краску — идеальна для митингов, пропеть последний хит о любви к рок-н-роллу, пару хриплых ходовых блюзовых баллад, посетовать об ушедшем лете, и, что главное, поговорить о питомцах.
Безымянный приют на отшибе мало кем спонсировался, но принимал всех и помогал чем мог. С каждым зверем, будь у него хозяин или прибреди он из леса, они были знакомы, знали историю каждого, постоянно наблюдали за друзьями, вели дневники с фотокарточками, подробно описывали игры и процесс лечения.
Стемнело совсем, Дейрлин уже натянула джинсы и свитер, болтала бутсами, в ожидании своего парня и его грузовика. По озеру разлетелись светляки — оно всё будто подсвечивалось сотнями огоньком. Это можно было бы назвать почти романтичным, но тишина и глухомань лишь напоминали о необходимости быть осторожными.
— Тэй, — наконец, тихо пробормотала Дейрлин, заметив, что пришла её сменщица, — я тебе кое-что должна была показать.
Фаррана девчонки не то чтобы игнорировали, просто, поняв, что дальше тюкать не удастся, дали посидеть на диване, пожевать еду и расслабиться. А тут Дейрлин бросала двусмысленные взгляды. Тэйэр пожала плечами — и все трое отправились на улицу, к сараю.

Сарай упирался в пристань, скрывался за ежевичными кустами. Этот запах — гноя и спекшейся крови — Тэйэр сразу учуяла, и шагу лишь прибавила. Они обошли сгнившую дверь, висюльки плакучих ив, и, наконец, оказались у каменистого берега, врезавшегося в мягкую траву — там развалилась некая субстанция, тёмно-лиловая жижа в присосках. Жижа тяжело дышала, подрагивала, а потом моргнула — и распахнула янтарно-жёлтый огромный глаз. Это был раненный кракен.
Светлячки плохо освещали местность, но Дейрлин легко исправила ситуацию, установив два магических шара в керосиновые лампы. Смотреть на открытую рану, чёрную, рваную, до мяса, было страшно — закрадывались подозрения, что кракен вообще жив. Тэйэр молчала, недолго, потом кивнула.
— Езжай домой. Я разберусь.
Потом повернулась и к Фаррану.
— Спасибо тебе за помощь сегодня. Я останусь здесь на ночь, чтобы заняться лечением... нашего друга. Можешь возвращаться домой, дорогу помнишь? К обеду сюда приходит катер, я, пожалуй, на нём завтра доберусь обратно. На выходных позвоню, поговорить о... фестивалях.
Катер к озеру светлячков не ходил шестой год, место потому и выбрали. Голос у неё дрожал, и сама она тоже.
Однако в знак одобрения — и за знакомство — Тэйэр похлопала Фаррана по плечу. Ну, дотянулась только чуть пониже лопаток.
[sign]Фалмари, 17 лет; школьница, эко-активистка, борец за права единорогов и за сохранность лесов фейри от вырубки. Организовывает благотворительные ярмарки, занимается сбором средств.
Не пьёт (вообще), не курит, вегетарианка со стажем.
[/sign]

[icon]https://image.ibb.co/iHGoHq/5.jpg[/icon]

Отредактировано Тэйэр (2018-11-28 22:34:39)

+2

7

Фарран терпеливо слушал.
Сперва прочувствованную лекцию на тему того, как топливные выхлопы и неосторожное обращение с отходами вредят окружающей среде. Затем - нападки лично на его старенький "Дрэгон" и его двигатель. После - претензии уже к его самого, Фаррана, скромной персоне. И, наконец, завершающим штрихом - чисто девчоночьи жалобы на тяжелую жизнь, коварно бросившего ее Лейни и слишком сложную миссию, возложенную на хрупкие школьничьи плечики.
О, слушать он умел. Достаточно было в нужные моменты изображать правильную эмоцию, а думать в это время можно о чем угодно своем. Этому эльфинит научился еще в приюте, благодаря чему всегда отделывался самым легким наказанием - ну как наказывать воспитанника, который с самым покаянным видом сносит все обвинения и даже может в нужный момент блеснуть увлажнившимися, полными искреннего сожаления глазами? То, что Фарран мог крутить в этот момент в голове заевшую песню, собственную фантазию или даже просмотренный недавно порноролик, никого не волновало - магов-телепатов в бюджетных приютах отродясь не заводилось.
Вот и сейчас Дригло дождался, пока девчонка выдохнется, сделал самое доброе и участливое лицо, на которое только был способен (учитывая, что он от нее наслушался), и дружелюбно предложил:
- Ну так что, едем?
Она согласилась так легко и быстро, будто только что не распиналась полчаса о вреде транспорта в целом и самого Фаррана в частности, послушно уселась за его спиной и даже нашла в себе силы обхватить его за пояс.
Ох уж эти, блин, женщины!
Даже если они еще мелкие...

***
Следующие два часа были для эльфинита, пожалуй, самыми бестолковыми и унизительными. Хотя он и занимался тяжелой работой, но последние годы выдавались легкими на заработок - у Радбурна всегда подворачивалась нормальная работа! - и таскать мешки и выгребать грязь Фаррану не приходилось уже давненько.
Особенно на глазах у двух малолеток, трещавших с такой скоростью и на таких восторженно-звонких тонах, что у Дригло уже через полчаса голова от них заболела.
Разгребать старый, того и гляди рухнет, приют для животных - ну конечно, в чем еще могла видеть для него достойное призвание белобрысая Тэйэр со своей рыжей подружкой?! тлять, да как он вообще до такого докатился?! Если бы не Радбурн и его подозрительный интерес к этой "зеленой" организации, Фарран сунул бы обеих девчонок головами в ящик и поставил бы на их любимом складе с кормами. Авось, "несчастные зверушки", употребят балаболок по назначению...
Он посмаковал немножко эти картины в голове, счел их для себя слишком заманчивыми и, вздохнув, потащил к дверям очередной ящик.
Твари, обитавшие в приюте - от банальных котиков и песиков до выводка симурами и каких-то странных тварей, видовую принадлежность которых Фарран затруднялся определить! - провожали своего нового "благодетеля" меланхоличными взглядами.

***
Когда его короткий обеденный перерыв кончился, Дригло совсем уже надеялся убраться отсюда поскорее - но как бы не так. Девицы, трындевшие все это время без умолку, внезапно таинственно замолчали. Тэйэр сделала ему некий знак лицом (должно быть, означавший приказ следовать за ними), и Фарран, выматерившись про себя, соскребся с дивана, чуть застонав от боли в уставших мышцах, и поплелся следом.
Он ожидал увидеть очередную гору долбанных ящиков, но вместо этого наткнулся взглядом на...
Фарран не сразу осознал, что именно видит на мелководье, в окружении вездесущих светлячков и любопытных рыбьих стаек. И лишь когда в горе грязно-серой плоти, воняющей умиранием и тленом, внезапно раскрылся громадный желтый глаз, понял.
- тлять!.. - не сдержался Дригло, машинально делая шаг назад и привычным жестом дернув руку туда, где обычно висела кобура с пистолетом. Но сейчас оружия при нем не было - как бы он мог изображать "защитника природы" с пистолетом?! - да и тварь нападать не спешила. По правде говоря, по кракену видно было, что он подыхает, и вряд ли протянет до утра.
По спине эльфинита невольно пробежали мурашки. Он никогда еще не видел вживую таких исполинов, и как бы скептически ни относился к самой затее "твареприюта" (как Дригло мысленно окрестил этот сарай), это гигантское существо вызывало странное чувство... жалости.
- Его что, катером порвало? - Фарран, закусив губу, присмотрелся к громадной ране на вздувшемся склизком боку.
Ему не ответили. Только Тэйэр, покровительственно похлопав по пояснице, предложила ехать домой - она, мол, сама справится.
Сперва Фарран хотел издать торжествующий вопль и, не прощаясь, кинуться к припаркованному "Дрэгону" - и гори синим пламенем и весь этот хренов цирк, и эта дурная девица со своими дурными зверями.
Затем включилось рациональное мышление - и он призадумался.
Если ему нужно втереться в доверие "зеленых", лучший способ его заполучить - сделать вид, что он искренне заинтересован в выживании подобных созданий. И хотя ему невооруженным глазом видно было, что кракен не увидит новый рассвет, и лучше всего было бы сказать об этом Тэйэр, правильной стратегией было бы остаться.
В конце концов, всего-то и нужно, что досидеть на озере до утра (фигня, лишь бы комары не кусали!) и в нужный момент состроить подходящую скорбную мину.
И потому Фарран мысленно проклял и Радбурна, и подонка-Ивора, и самого себя, и Тэйэр - и сказал:
- Я тоже остаюсь.

***
Время тянулось медленно.
С наступлением ночи Лососевое озеро не потемнело - напротив, светлячков все прибывало и прибывало. В их неверном призрачно-зеленоватом свете огромная, тяжело вздымавшаяся и опадавшая туша кракена казалась чудовищем из ночных кошмаров, а кровь, выступавшая из его гниющей раны - угольно-черной нефтью.
Фарран натаскал для девчонки чистой воды, а она - чокнутая! - собиралась всерьез лезть лечить эту тварь.
- Тэйэр, - наконец, прочистил горло Дригло, впервые назвав ее по имени. - Я не уверен, что он выживет. Взгляни на него.
Огромный глаз раскрылся вновь, будто морская тварь прекрасно понимала каждое его слово.
[icon]http://s7.uploads.ru/wnWyZ.png[/icon][sign]Эльфинит, 28 лет, начинающий правозащитник и активист[/sign][nick]Фарран[/nick][status]Дригло[/status]

+2

8

— Это не повод оставлять его умирать одного.
Иногда всё-таки чудеса случались, но в безымянном приюте в них верили мало, и Тэйэр была одной из тех немногих фалмари, которые продолжали со сцепленными зубами ратовать за регулярный рейды и отлов больных зверюшек. Естественный отбор имел право на существование тогда, когда сами они, дети Аллора, не нарушали баланс и не добавляли к циклу витков из-за технического прогресса. Дейрлин бы не стала маяться ночь напролёт с кракеном, которому каждый вздох давался с непосильным трудом — он дрожал и вибрировал, как желейный торт; а некоторые в приюте предложили бы не мучить несчастное создание и прописать ему летальную дозу яда. Таким Тэйэр советовала самим бутыль принять.
Решение Фаррана остаться удивило её — она даже не поняла, как реагировать, восхититься отвагой и желанием помочь или насторожиться. Он с таким испугом, как маленькая форелька, отшатнулся от кракена, да и ничего приятного или эстетичного в наблюдении за тем, как на твоих глазах умирает монстр подводных глубин, не было. Или Фарран привык к подобным зрелищам, или сердце у него действительно было золотое. Тэйэр привыкла судить не по обложке — в их деле лишняя осторожность никогда не мешала; никогда не знаешь, кого подошлют сорвать акцию в качестве нового начальника штаба. Плавали уже, проходили, когда их прошлый рекламный директор оказался сотрудником Центральной разведывательной фалмарилской службы. Правда, в Фарране оперативника ЦРФС Тэйэр не заподозрила бы, он по профилю не подходил, но и в секреты посвящать его после первого же дня знакомства она бы не стала, а тут — приходилось.
— Ладно. Разыщи в гараже аптечку, зелёная такая.
Мягкие волны коралловых вод нежно накатывали на кракена, частично остававшегося в воде. Умирать он собирался в своей стихии. Светлячки сбивались в целые стайки, образовывали спирали и цветы, и эти почти звёздные скопления освещали рифы и ярко-красные махровые водоросли под водой. Потом к ним присоединились аурелии, лунные медузы — грибные шапочки раздувались и сияли золотисто-оранжевым свечением. Картина складывалась по-настоящему волшебная, и кракен тратил последние секунды своей жизни на то, чтобы вяло шевелить щупальцами, молотить ими о мелководье, разгоняя планктонов и мальков.

Он был больше Тэйэр раз в тридцать. Им с Фарраном пришлось вколоть ему дозу обезболивающих зелий впятеро больше критической, дабы облегчить боль — вопль кракена, звериный рык, разлетелся над Лососевым озером и распугал всю живность, но, потихоньку, превращался в слабый визг. Тэйэр кое-как наложила повязку из водорослей и морской капусты на его рану, огладила аккуратно перепончатую слизистую поверхность туловища. Кракен, наполовину распахнув исполинский глаз, обвил щупальцами её за талию и ладони, прижал к себе. Тэйэр только успела пискнуть и, в испуге, заискала глазами Фаррана — сейчас он был единственной её ниточкой к сараю и суше. Но кракен не собирался переламывать её напополам, только, казалось, желал почувствовать тепло и доброту перед вечной тьмой.
Присутствие Фаррана давало Тэйэр надежду и успокаивало. Привыкнув к неприятным ощущениям слизи кракена и вони раны, Тэйэр прочистила горло и обратилась к нему зовом изнутри, пытаясь установить контакт — поговорить. Для Фаррана всё это звучало как некий неясный писк, какие-то фырчания, и если Тэйэр щебетала, то кракен отвечал скрипуче, односложно и мало.
Он не дожил до рассвета — Тэйэр проснулась в объятиях мёртвого создания. Щупальца заледенели и не хотели разгибаться, и она горько заплакала, подзывая Фаррана — если бы не его помощь, то она бы не смогла выбраться из этой ловушки. Поток слёз не прекращался, но Тэйэр попросила Фаррана помочь ей соскрести спекшуюся слизь из раны в несколько пробирок, закупорить их, и только потом они подожгли туловище чудовища.
Начинался рассвет. В наступающих холодных лиловых пятнах горел холодный костёр, сжирая остатки кракена, и Лососевое озеро теряло своё ночное очарование, становясь неприглядным, мутным и илистым. Ещё можно было различить стеклянные луну и звёзды, которые гасли с каждой минутой, растворяясь в разбавленной акварели купола небес.
Сарай они отмыли быстро. Тэйэр только тогда и заметила, что слизь и кровь кракена пропитали её одежду, испортили рубашку и джинсы, въелись под ногти и в волосы. Воняла она, скажем так, знатно. Зуб на зуб не попадал — сказывалась утренняя прохлада. Послышалось рычание мотора — это заезжали на утреннюю смену.
— Нельзя, чтобы нас увидели, — прошептала она Фаррану, дёргая его за рукав, — надо уехать незаметно.
Они пробрались к мотоциклу по ежевичным кустам, и Тэйэр закусывала губу каждый раз, как шипы впивались в руки. Как только хлопнула входная дверь и послышались звуки кантри, она задёргала Фаррана за рукав — и они были таковы. Те самые колбы, в которых осталась слизь, Тэйэр захватила с собой.
— Останови у ресторана, — крикнула она Фаррану на ухо. По правде говоря, ей было не особо куда податься — домой в таком состоянии она бы точно не заявилась, а у Ларри могла переодеться в форму официантки, принять душ и отогреться.

[sign]Фалмари, 17 лет; школьница, эко-активистка, борец за права единорогов и за сохранность лесов фейри от вырубки. Организовывает благотворительные ярмарки, занимается сбором средств.
Не пьёт (вообще), не курит, вегетарианка со стажем.
[/sign]

[icon]https://image.ibb.co/iHGoHq/5.jpg[/icon]

+2

9

Он послушно притормозил, чувствуя, что изрядно отупел и закостенел за прошедшую тяжелую ночь. Молча наблюдал, как девчонка с трудом, едва переставляя ноги, сползает с мотоцикла и ковыляет к ресторану - ободранная, грязная, покрытая слизью издохшего монстра...
И все еще решительная.
Это было странно - то, что он увидел ночью. Фарран полагал, что для детей вроде Тэйэр вся эта заварушка со спасением мистических животных - игра. В игре можно помахать ярко раскрашенным плакатиком, или даже с видом мученика-за-идею лечь на пути огромных гусениц трактора, твердо зная, что ни один нормальный строитель в здравом уме не захочет отправиться греть жопой нары из-за раздавленного подростка, и точно остановит махину. Это все Дригло было понятно, и он, с его любовью к авантюрам, был, в принципе, не прочь поиграть.
Но сидеть всю ночь рядом с опасной подводной тварью, промывать гниющие раны, колоть в умирающую плоть недешевые обезболивающие, засыпать под склизким боком... Это была уже не игра. Слишком грязно, страшно и тяжело для школьницы. Фарран видал всякое, но даже его, здорового парня, ночная работа вымотала, и по собственной воле он не стал бы повторять это. То, что Тэйэр сама в охоту лезла в подобные дела, могло означать лишь одно: она поехавшая, окончательно рехнувшаяся на почве спасения зверушечного мира фанатичная... глупая, маленькая девчонка.
Такая преданность идее, быть может, даже была бы достойной уважения, если бы Дригло не так устал.
И все же...
- Эй! - он окликнул Тэйэр, когда та уже почти взялась за дверную ручку ресторанчика. Ее измазанное кровью, слизью и грязью личико казалось осунувшимся и очень взрослым. - Не вешай нос. Ты сделала все, что могла. И все правильно.
Он еще мгновение постоял, разглядывая ее, затем поставил ногу на педаль и сорвался с места, покуда она не нашлась с очередным душеспасительным ответом.

***
Фарран проспал почти весь день - вернувшись домой, в арендованную квартирку на окраинах города, он, не включая свет и с отвращением скинув провонявшую рыбой и гнилью одежду (любимую куртку как бы и вовсе выбрасывать не пришлось!), поплотнее закрыл окно, повалился ничком на скрипнувший пружинный матрас и провалился в глубокий сон без сновидений.
И только под вечер, когда яркие полоски дневного света, проникавшие сквозь опущенные жалюзи, сменились желтыми лучами фонарей, его разбудила трель телефонного аппарата.
Вырванный из сна Дригло вздрогнул, выматерился, неохотно скатился с кровати и, путаясь в закрученном проводе, снял трубку. На том конце скалился - Фарран чувствовал это по его голосу, - отвратительно бодрый Ивор.
- Как тебе твоя защитническая деятельность, Дригло? - полюбопытствовал он.
- Да пошел ты...
- Следи за языком, пацан. Я слышал, что произошло на озере. Впечатляет. Из тебя вышел бы настоящий бравый эльфийский воин лесов. Самоотверженно, благородно и по-идиотски. Все как надо.
Фарран молчал, ожидая продолжения. Он все еще чувствовал себя слишком усталым и сонным, чтобы пикироваться с Ивором.
- Теперь, когда тебя будут держать за своего, можно будет перейти и к настоящему делу.
- Этого мало, - подал голос эльфинит. - Слишком мало, чтобы втереться к ним в доверие. Эти ребята - настоящие параноики и фанатики. Не сомневаюсь, они устроят мне еще с дюжину различных проверок.
- Так пройди их, - нетерпеливо отозвался Ивор. - Ты для этого там. А я просто скажу тебе, чего ради ты там вообще ошиваешься.
- Я весь внимание.
- Зоопарк.
- Что? - Фаррану показалось, что он ослышался. Чтобы Радбурн, громила-ульв, глава всех окрестных мафиози, всерьез интересовался каким-то зоопарком?!
- Зоопарк, Дригло. Такое прелестное место, где в клетках содержатся маленькие, миленькие, пушистенькие зверюшки... понимаешь?
- Нахрена он Радбурну?
- В ближайшие месяцы твои новые друзья собираются туда наведаться. Нельзя же держать всех этих чудесных магических тварей взаперти, они должны гулять на воле, свободно трахать самочек, размножаться и пердеть радугой. Сплошное бла-бла-бла. Короче, к делу. Ты должен участвовать в этом зоошизанутом набеге.
- Для чего?
- Единорог. Рогатая лошадь, мифологическая скотина. Эта тварь непременно должна попасть на волю, и выпустить ее должна твоя миленькая новенькая подруженька.
Фарран молчал. Ивор знал больше, чем говорил. Откуда он успел узнать про Тэйэр, если они познакомились только вчера? Что еще ему известно, и сколько у него глаз?
- Дригло? Заснул?
- Почему она? - Фарран потер переносицу, пытаясь проснуться. В разговоре с Ивором нужен ясный и цепкий ум, а именно сейчас он, как назло, дрых.
В трубке коротко хохотнули:
- Девственницы и единороги.
- Чего?!
- Почитай легенды, дебил. Просто запомни, что эта милашка должна остаться целочкой до встречи с единорогом, так что держи ширинку застегнутой. Единорог отведет ее, куда нужно, а ты поймешь, куда.
- А дальше-то что? - Фарран все больше думал, что Ивор пьян. Или обдолбан. Такого идиотского плана он в жизни не слышал.
- А дальше не твоя забота. Единорог и девчонка - это твоя конечная цель. Так что смотри в оба, делай все, что эта свихнувшаяся тебе скажет, и присматривай за их планами. Я буду выходить на связь раз в два-три дня, сообщишь мне, когда планируется освободительный поход в зоопарк.
- Понял.
Фарран повесил трубку. Вся эта затея, и без того казавшаяся ему бредовой, теперь попахивала настоящим, форменным безумием. Что нужно Радбурну от единорога и девственницы? Что вообще за хрень происходит?

***
К шести вечера он, переодевшийся и выливший на себя, кажется, добрых пол-флакона "Эльфийской мяты" (все казалось, что запах гнилой и паленой плоти въелся в кожу), снова был в "Лососевом озере". Обошелся на этот раз без кожаной куртки, отыскал даже любимую зверозащитниками клетчатую рубашку. Не хватало, разве что, пафосных значков.
Лениво ковыряя вилкой рыбное рагу и перебрасываясь безобидными шуточками с посетителями ресторана, Фарран ожидал Тэйэр уже с неприкрытым интересом, и при виде девчонки изобразил самую дружелюбную физиономию.
- Хэй, босс. Какие у нас планы?
[nick]Фарран[/nick][status]Дригло[/status][icon]http://s7.uploads.ru/wnWyZ.png[/icon][sign]Эльфинит, 28 лет, начинающий правозащитник и активист[/sign]

+2

10

Тэйэр встретила Фаррана с привычными ей энергией и энтузиазмом. О ночном происшествии с кракеном напоминали разве что едва различимые круги под глазами, но их фалмари тщательно замазала тональным кремом, да и в целом выглядела гораздо приличнее, чем в их первую встречу — не только накрасилась, но и оделась по-другому. На ней был персиковый свитер с высоким воротником, объёмный, размера на три больше, подпоясанный плетённым ремешком, и льняные брюки в розово-серую клетку. На шее у Тэйэр болталось украшение — крупный кулон, изображающий круг, эмблему движения по спасению единорогов. Волосы она оставила распущенными и убрала с лица ободком, но они продолжали мешаться — как оказалась, коса спускалась у неё ниже пояса, и меж жемчужно-сероватых локон мелькнул карандаш, спрятанный за остроконечное ушко. Она было улыбнулась, заметив Фаррана, и отвлеклась от своего занятия — принимала заказы и разносила тарелки с овощами и дымящимися морепродуктами, забирала грязную посуду, хотя ни бейджика, ни фирменного передника на ней не было. Тэйэр помахала Фаррану рукой, подбежала, и тут же, протараторив приветствие, отругала:
— Что за непотрбеный внешний вид? У нас сегодня куча важных дел, а ты как рабочий со склада! Джек! Да! Переодень его во что-то приличное, — и, пока эльфинит не успел опомниться, Тэйэр подтолкнула его в сторону кладовки, а потом, чуть подумав, добавила: — И чтоб татуировок видно не было. Не хочу знать, где они ещё, кроме руки.

Этот день Тэйэр провела дома, в постели, пытаясь разгрести завалы по учёбе, вникнуть в заданные рефераты и закончить научный проект — она готовила презентацию о древних морских драконах, их происхождении и строении. Объёмная 3D-модель никак не выходила — магия упорно не слушалась Тэйэр, выделывала не те изгибы, и скелет получался неверным. Ещё срочно нужно было заканчивать эссе по «Судебным процессам над серыми ведьмами». Она ещё не успела потерять баллы и не ушла вниз рейтингового списка, но несколько несданных работ принесли бы ей кучу неприятностей. Количество прогулов тоже подходило к катастрофическому — конечно, директор и учителя закрывали глаза на многие её выходки, ведь Тэйэр била все рекорды по внеклассной социальной активности, но всё-таки на первом месте, как не уставали они повторять, должна была стоять учёба. А успехи Тэйэр в спорте приравнивались к минимальным. Она только отмахивалась — у её семьи не было денег на высшее образование и колледж, а Тэйэр не была уверена, хочет ли сражаться за стипендию, хотя Лейни настоятельно советовал. Родители обсуждали возможность взять кредит, но Тэйэр воспротивилась и попросила отложить деньги, скопленные на её первые два университетских года, для Шайэны. Пусть отправится на свои факультеты дизайна и моды, пусть не в пустую грезит глянцем и кино — как и мама с папой, Тэйэр видела блестящее будущее для сестрёнки. Она только надеялась, что гламур не затуманит ей голову окончательно, и до восемнадцатилетия Шайэна поумнеет.
Маме Тэйэр соврала — сослалась на болезненные женские дни и мигрень. Мама поверила плохо, но предложила горячего супчика. Тэйэр почти не вылезала из-под одеяла — большую часть дня она потратила на учёбу, а потом занялась другими, настоящими исследованиями. У неё оставалось ещё несколько дней до сдачи, а пока что она позвонила Дейрлин, попросила покопаться в архивах Национальной библиотеки. К четырём часам она была уже в «Лососевом озере», на подхвате у Ларри, успев по пути заехать в аптеку неподалёку.

Фаррана вытолкнули из подсобки. Его засунули в некое подобие костюма — тёмно-синего, с плечами на подкладке, и рубашку с жабо. Тэйэр прыснула со смеху, а потом не стала сдерживаться — захохотала на весь ресторан, чуть ли не тыкая пальцем в эльфинита. Смех звучал нервно, натянуто — да и к Фаррану, пускай она и успела оттаять, Тэйэр предпочитала относиться настороженно. Но в некоторые детали его было посвятить необходимо.
— Пойдём, — промокая уголки глаз, подозвала она его, подхватила за локоток и потащила за дальний столик. — Заказывай что хочешь.
Сама она выбрала похлёбку из соевых бобов и зелёный чай.
— Подвинься.
Тэйэр пересела с диванчика напротив Фаррана к нему самому. придвинулась близко, упёрлась локтями в стол и перешла на шёпот.
— Ты знаешь, почему вчера мы так осторожничали с кракеном? Это не первый случай. Его рана — это не естественное явление. Я взяла образцы слизи и отдала их проверенному человеку... Скоро придут результаты, но — плавники акуле подставляю! — кто-то специально ранит их. Можно было бы предположить, что браконьеры забивают их, собирают чернила, соскребают кожу и те особенные феромоны... Но феромоны кракены выделяют только во время нереста, а сейчас не брачный сезон. Умирающих и задыхающихся животных мы находили во все времена года — и кракенов, и кальмаров, и осьминогов. Мы предполагаем — я предполагаю — что их используют в качестве курьеров для наркотиков, а потом, если кракенов отлавливают или пакетики рвутся, потрошат на части, как мясники — чтоб никто не догадался.
Тэйэр выдержала эффектную паузу, чуть задрала подбородок, внимательно вглядываясь в лицо Фаррану. Он понимал серьёзность того, чем они собираются заняться? Или не понимал?
— Подозреваемые тоже есть. На этих выходных в «ShellCorp» состоится приём, и мы должны попасть туда. Сначала, нам нужны фальшивые документы. У нас есть друг, спец в таком, но придётся заехать за документами в северные доки. Ему нужны наши фотографии. После поедем на собеседование. Моя подруга всё устроила.
«ShellCorp» было одной из крупнейших корпораций в Фалмариле — в основном они занимались кораблями и верфями, трансморскими и трансокеанскими переправками, а также участвовали в финансовой пирамиде. А вот северные заброшенные доки славились как один из худших районов Вервона — это было тем самым местом, где каждый день случалось что-то ужасное. Отправляться туда без ножа, оружия и просто навыков в магии было гиблой идеей.
— Потом, нам понадобится легенда. Мы не можем пройти как гости — слишком заметно, да и списки уже составлены. Попадём как официанты, флористы, фотографы... Обслуживающим персоналом, в общем. А после — поищем доказательства в офисе CEO «ShellCorp».
Тэйэр предлагала Фаррану не просто в приюте полечить зверушек, а нарушить закон — причём нарушить серьёзно и вломиться на частную собственность. Это помимо того, что анализы она отправляла не в официальную лабораторию, конечно — то есть связывалась с нелегалами-учёными. То, как она говорила и спланировала их поход, подтверждало — для фалмари подобная авантюра была не впервой.
— В основном периметр охраняют маги, но есть и сейфы. А у нас нет кодов и к сигнализации. А вон у того парня, — она высунулась из-за краешка дивана, потянув Фаррана за рукав на себя, и почувствовала его теплое, щекочущее дыхание на шее, — есть. Это начальник службы безопасности. Его дочь ходит в общество анонимных алкоголиков. Он только что с работы, и у него в портфеле наверняка есть соответствующие документы. Ты должен их одолжить, на время. Лейни сказал, ты профи в таких делах.
Она уставилась на него своими огромными серо-голубыми глазами, выжидающе и с плещущейся надеждой в глазах. С лихорадочным, фанатичным блеском, восторгом от предстоящей вылазки и от жажды посмотреть на Фаррана в деле. Обычно гордые эльфы не отказываются доказать свою ловкость и продемонстрировать умения, особенно если они — мошенники.
План должен сработать. Фарран — получить документы. Всё просто. Элементарно. Легкотня.
Как сваренной креветке мозг высосать (пускай Тэйэр и выступала против подобного неэтического выражения, пропагандирующего жестокость в обращении с морскими обитателями).
[sign]Фалмари, 17 лет; школьница, эко-активистка, борец за права единорогов и за сохранность лесов фейри от вырубки. Организовывает благотворительные ярмарки, занимается сбором средств.
Не пьёт (вообще), не курит, вегетарианка со стажем.
[/sign]

[icon]https://image.ibb.co/iHGoHq/5.jpg[/icon]

Отредактировано Тэйэр (2018-12-27 17:04:29)

+2

11

Фарран медленно-медленно, словно в замедленной съемке, повернул голову - и взгляд голубых глаз Тэйэр, выглядывающей из-за его плеча, столкнулся с его собственным.
"Ну ты и безмозглая креветка!" - читалось в этом взгляде.
- Ну ты и безмозглая креветка! - не стал медлить с озвучиванием этих мыслей яростным шепотом эльфинит. - Ты хоть понимаешь, что творишь?! Одно дело - играться в спасение зверушек, и совсем другое - неиллюзорно за это присесть. Такие упыри, как в «ShellCorp» не будут церемониться с твоим возрастом, ты, мокрица-тупица! Запрут тебя в одной камере с веселыми ребятами, сидящими по статье двадцатой, пятому параграфу - и вот им будешь рассказывать о несправедливости мира!
В конце концов, всему есть предел, и его безграничному терпению тоже. Он мог стерпеть, когда эта девчонка заставляла его разгружать ящики, мог (скрипнув зубами!) - когда она нарядила его в идиотские кружева хрен знает зачем, но столь явное напоминание о его собственном прошлом едва не посылало к черту всю его выдержку и маскировку.
В тюрьме Фарран был. И возвращаться туда не хотел.
А для этой идиотки вся вылазка - до сих пор увлекательный квест. Как в автоматах-приставках, мать их!
Разумеется, она стала спорить. Возмущаться. Доказывать всю серьезность их Великой Миссии. Фарран, закатив глаза, уже не слушал. И только когда Тэйэр, распетушившись, брякнула, что вообще никуда с ним не пойдет, и он может и вовсе валить на все четыре стороны, эльфинит раздраженно дернул заостренными ушами.
В его планах - заставить чертову девственницу (если эта тупица все еще таковая... хотя кому бы она была нужна с такими загонами?!) встретить чертова единорога. Точка. Для этого нужно держать ее при себе.
- Я тебе достану документы, - прошипел Фарран сквозь стиснутые зубы, - но нихрена ты никуда не пойдешь, поняла?!
Он отвернулся от нее и сосредоточился на цели - мужике, неторопливо поглощавшем устричное рагу. Ламар, одет скромно, но лишь на первый взгляд, начальники службы безопасности бедными не бывают. В любое другое время, впрочем, Фарран лучше бы обошел этого парня стороной - чувствовалось, что он далеко не так прост, как кажется, и за попытку кражи, в лучшем случае, сломает руку на месте.
С другой стороны... она что-то говорила про его дочь? Общество анонимных алкоголиков?
Хм.

***
- Н-не... не ннадо меня до т-туалета провожать! - эльфинит, выписывая ногами немыслимые для трезвого человека фигуры, покружил по залу. К полному обалдению ближайшего официанта, который прекрасно помнил, что еще пять минут назад Фарран, трезвый, как стеклышко, сидел за столиком, разговаривая с Тэйэр. А теперь рубашка застегнута криво, одна из нарядных пуговиц оторвана с мясом, воротник сбился на сторону, волосы в беспорядке, на щеке прилипло несколько икринок. Долбанные отродья эльфов! - Я и с-ссам помню, где он... о! Ты... вы... это же мой дружочек!
Просияв, словно жук-фонарик, Дригло расплылся в такой широкой улыбке, что ламар из службы безопасности «ShellCorp» нервно оглянулся себе через плечо - не за его ли спиной стоит дружочек этого пьянчуги.
Нет. Пьянчуга смотрел прямо на него.
- Я тебя зна... ик! ...аю! - возвестил Фарран, плюхаясь рядом с мужиком на мягкий диванчик и нимало не смущаясь его шокированной физиономии. - Ты - батя этой... как ее там... Дженни? Бетти? Анни? А, ч-черт... короче, темненькой такой, да? Мы с ней в один кружок ходим! Ты ее туда приво... ик! приво... ик! привозил!
Пьяного Фарран изображал мастерски - примеров перед глазами было навалом, скопировать поведение не составляло труда. На лице ламара мелькнуло смешанное с гневом отвращение.
- Отвали от меня! - рявкнул он, с силой отталкивая от себя Дригло и быстро оглядываясь по сторонам. Чтобы он, уважаемый гражданин, отвозил дочь в клуб алкашей и был знаком с тамошним контингентом...
Фарран с готовностью завалился набок, и защелка портфеля, стоявшего на диванчике рядом с ламаром, оказалась у него прямо перед глазами.
- Што вы м-меня... толкаете! Толкают тут и... толкают... - забормотал он, опираясь на руку и приподнимаясь. Распахнувшиеся полы пиджака скрывали при этом его вторую руку, ловко отщелкнувшую застежку и нырнувшую внутрь. - Я вам не ...нененневаляшка какая-нибудь.. я все расскажу Дженни... или Бетти? Бетти же? - он оглянулся на побагровевшего ламара, нащупав в портфеле только одну угловатую бумажную папку. - Эээй, не надо меня... бить! Ну переп-пил я немного... с кем не бывает! Аааааа, у самого-то доченька...
Уворачиваясь от замахнувшегося ламара, он скатился на пол, "неловко" завернув под живот руку с документами. Вскочивший ламар, красный от злости и стыда, замахнулся снова, но Дригло шустро, на четвереньках, отполз от него в сторону и неловко отмахнулся от протянутой руки официанта, вздернувшего его на ноги.
- Ну ладно-лад...дно! - он успокаивающе вытянул вперед грязные ладони миролюбивым жестом. - Ну обознался... с-сам уйду...
И, дернув плечом, чтобы скинуть с себя руку официанта, такими же кругалями побрел к выходу. С четвертой попытки нашел дверную ручку, широко распахнул дверь, пьяно обернулся на пороге.
- Господа! Вы з-запомните этот день, когда... когд-да... - он нашел Тэйэр глазами, и взгляд на мгновение стал совершенно трезвым. - А, к черту...
Дригло шатнулся наружу и захлопнул дверь.

***
Разумеется, за углом "Лососевого озера" весь хмель слетел так быстро, будто свежий воздух крупного промышленного города был лучшим вытрезвителем для эльфов. Фарран стащил с себя идиотский пиджак, перекинув его через локоть, поправил застежки на рубашке, пригладил волосы и ждал Тэйэр в здании напротив, с игровыми автоматами.
Когда она появилась, лицо Дригло украсила самодовольная усмешка.
- Держи, креветка, - он жестом фокусника протянул ей папку.
[nick]Фарран[/nick][status]Дригло[/status][icon]http://s7.uploads.ru/wnWyZ.png[/icon][sign]Эльфинит, 28 лет, начинающий правозащитник и активист[/sign]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » An open-all-the-cages-in-the-zoo kind of stupid [AU]