Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре май — июль 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Алекто Сэлтэйл Гренталь Лиерго Джем Перл Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [9.12.1069] Dare the devil


[9.12.1069] Dare the devil

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Локация
Альянс Девяти, Фолент. Нижний город.
Действующие лица
Кайлеб Ворлак, Давос Рихтер, и другая шелупонь
Описание
Пьяные слёзы и дикие мысли из горячей головы - обычное дело в жизни Варлока, бойца из ям, чемпиона начала года, и теперь ползущего вверх по турнирной таблице, чуя скорую возможную смерть. А ещё его сердце разбито женщиной, в которую он искренне был влюблён. А ещё его друзья - непризнанные актёры и музыканты, проститутки из борделя, ещё один живой актив их общего господина, несчастны не меньше него, и уже закончившиеся выигранные деньги и получаемые за каждый бой, но впритык, чтобы дожить до нового, залечиться, починиться, подготовиться, поесть и поспать, отдохнуть нормально - горят не так задорно и ярко, как прежде. Он их даже перестаёт тратить, стал копить, а не прожигать в кутеже, который не топит, а только нагнетает удушье и усталость. Планирует сделать что-то дерзкое. Нанять ещё одного полунищего и несчастного выходца из грязи, но не чтобы напиться с ним, терзая струны, а чтобы сделать доброе и хорошее дело в своём понимании - выкрасть долговые грамоты работников "лани", спасти их души от рабства, прежде чем он сорвётся и сделает что-то совсем безумное сам. Благо, Давосу, как домушнику, в целом нечем рисковать: шлюхи принадлежат богатому некроманту не напрямую, как боец, выступающий за уроки магии и спонсорство, чтобы не голодать, а принадлежат маман. Маман же не сказать, чтобы была колдуньей или даже пользователем магических причуд. Выбрать время, сделать дело, тем более что заказчик тоже ой не прочь влезть и взять у погонщицы упряжки мзду за унижение своих друзей и всех голодных.

+1

2

Сколь смрадной и омерзительной дырой был Нижний Фолент, раскинувшийся в бывших штольнях и шахтах мраморных каменоломен на этой уникальной чёрно-белой горе, у него были свои прелести. При том количестве бездомного населения из-за постоянных пожаров в настроенных в три и больше яруса муравейничкового вида домах из деревянного мусора и паршивого ломкого кирпича, перемежавшихся с очень редкими выточенными верно и не обваливавшимися в себя или не горевшими изнутри каменными строениями в стенах известняковых пещер, а также поражающей воображение нищеты босяков, спать в этой дыре было немного теплее, чем в городах под открытым небом. Особенно холодной и долгой осенью Альянса, которая в первые дни последнего месяца, но точно - к началу тридцатидневного отсчёта до Кэтеля схватывалась морозной, снежной и лютой из-за влажности зимой. В норах этого каменного пирога было тепло из-за жара печей черновых производств имеющих только торговые палаты наверху цехов и гильдий, а запах телесных жидкостей и духота как раз выдувались сквозняками, спускавшимися из свинцовых днём и чёрных ночью колодцев бывших шахт, в современности застроенных ещё более-менее приглядными жилищами середняков и заведениями по нижнему уровню.
Среди таких вот заведений, смотрящих на кусок неба, огороженный даже голыми по зиме когтями высаженных вокруг деревьев, отмежевавших от ямы всадников и прохожив Верхнего города кроме осознанных самоубийц и скинутых таковыми (оттирали чьи-то разможённые в отбитый изнутри блинчик тела конкретно на дне этой шахты довольно часто), была и лань, и любимый Варлоком аптекарь, и, конечно, жрачечная. Сальная и грязная, как и почти всё внизу, но не совсем. Почти прилично за те деньги, которые он или человек, с которым он рассчитывал здесь встретиться, могли себе позволить каждый день или, хотя бы, через день. С почти приличным, хоть и кислым или несущим слишком густо дрожжами элем, и рагу, в котором добротно вываривали желей из костей и жил так, что всё превращалось в подливу даже лучше и вкуснее, чем отдавшие вкус кусочки: бери, собирай немного подсохшим в сухарь вчерашним хлебом, и балдей.
Парень вошёл с улицы, неся с собой глоток относительно свежего для шахты воздуха и треск и вой зимних воздушных масс, которые смешивались снаружи с поднимающимися кверху испаринами заметными глазу потоками, иногда разве что не пробегая молниями. Лицо у Кайлеба было пергаментно бледное, сказывалась недавняя, пусть и залеченная, но серьёзная кровопотеря в яме, от которой он чуть не сдох прямо на топчане у лекаря, даже несмотря на то, что с песка до него дополз сам, и особенно эта белость контрастировала с красными пятнами на щеках и торчащем из ворота носу, а также кажущимися кровавыми по серости и бессолнечности Фолента, особенно в зиму, обросшими медно-русыми волосами. Густыми, но сальными до лоснящегося зеркального блеска, как только на них стаивали снежинки, вот что местные обтёртые тысячами немытых рук столы.
Не ища ещё глазами по залу, зная, что со входа и в такой аншлаг, когда самый дырявый карман наскребёт на выпивку, чтобы погреться в углу внутри хоть часочек, это немного бесполезно, вчерашний чемпион и завтрашний завтрак чьим-то легавым прошёл к стойке, у которой было не протолкнуться нормальному человеку, но не такому вусмерть оборзевшему и даже в лицо многим известному, н с боёв - так с ночей в Лани сорвиголови.
- Кромби! - гаркнул он севшим голосом. - Налей мне греющего и одолжи ухо на минутку - надо поговорить.
Шептались с хозяйским племянником - уже наполовину облысевшим в свои тридцать жилистым таким парнем с руками и грудью настолько поросшими чёрным мехом, что было не видно кожи из ворота и из-под закатанных рукавов, по делам приватным. Ввиду близости борделя, Кромби был скорее сводником по разным дельцам, хотя ночи простых горожанок, у которых был муж на сменной работе где-то в нижних уровнях горы под Нижним городом, откуда ещё достовали драгоценный чёрный мрамор, или просто желающих поднять денег на жизнь и нужды "честных" девушек, он тоже знал и продавал желающим, гарантируя, что людей подберёт полюбовно. На людей у него, на вид - обычного грубого ушлёпка с лёгкой, даже придающей его раскатистым речам шарму картавостью, был драгоценный глаз. Оптика для придворного астролога, а не зенка. И узнавал у крошки-да-мишки-сводника Варлок, кто нынче у него сидел по укромным углам и провисал или работал, но пока выжидал, из знакомого ворья. Неоспоримым плюсом его было то, что за десять лет он заработал себе уникальную репутацию: что-то в голове Кромби было не так, что его схему, что он сводил двух ищущих, а за пределами их дел был полная могила, не нарушил ни один мозгоклюйный псионик из тех, какие в злачную жрачечную такого пошиба только забегали - шпики не в счёт, такие обычно если и делали дело, то так тихо, что не оставляли следов, а мелкие делишки мелких людей их интересовали разве что задним числом, если случалось немелкое последствие, и то, если придавали значение прохождению по влажному и заплёванному следу на этот уровень дна.
[nick]Варлок[/nick][status]роза средь навоза[/status][icon]http://i.imgur.com/iqjevTX.png[/icon][sign]Лучше один день прожить королём, чем всю жизнь быть нищим.[/sign]

Отредактировано Кай (2018-10-29 23:18:54)

+2

3

Наверно даже такой город как Фолент, кто-нибудь описывает. Кто-то восхваляет его, слагает о нем стихи. Однако если бы кто-нибудь спросил Рихтера, как бы он описал этот город, то он бы смог сделать это максимально емко, лаконично и правдиво. Пыльный и вонючий. Этого словно никто не замечает, никто не придает этому особого значения. Даже сам Давос, выросший в этом городе, задумывался об этом не всегда. Но пару раз оказываясь за пределами города ради работы, он все время напоминал себе, что не весь мир такой пыльный и такой вонючий.
Вонь была очевидна. Уймы бедняков, пьяные вусмерть уроды, валяющиеся у зданий, вечные помои, в которых утонуть можно, явный смрад разложения и болезненности, вездесущий запах немытых тел. Этот запах был повсюду, сколько бы люди не пытались подметать полы в своих лачугах, сколько бы шлюхи не пытались натираться маслом, чтобы прикрыть запахи своих недугов. Запах дерьма и пота был везде и просто где-то его было больше, где-то чуточку меньше, а где-то вдохнуть невозможно.
Пыль тоже была очевидна. Давос понимал, что каждый раз оказался на улице, он начинал щуриться. Какая-то взвесь, поднимающаяся в воздух бесконечными шагами прохожих, приходящая с остатков каменоломен, она была вездесущей. Иногда доходило до того, что улицу не было видно из-за плотной стены этой зависшей в воздухе пыли и в горле постоянно першило.
Но несмотря на то, что Фолент был таким вонючим и пыльным куском дерьма, Давос привык жить здесь. Привык дышать как можно более размеренно, привык щурить глаза и двигаться спокойно, стараясь не задохнуться в этом воздухе. И даже имел две причины улыбаться. Одну достаточно большую, другую маленькую, но стремительно подрастающую.
Впрочем, сегодня его улыбка, когда он заходил в едальню, был чуть более тусклой. Он думал по-быстрому перекусить и выпить, потом, возможно, направиться домой к Нае отдыхать. Она приглядывала за ребенком большую часть времени. Давос понимал, что его «труд» не был постоянным на прибыль, потому старался контролировать себя и расходы. И он знал умеренность. На улицах он нередко встречал тех, кто не знал этой умеренности. Их можно было увидеть издалека, их распахнутые рты, вывалившиеся опухшие языки и глаза, которые пожирали мухи. Все-таки подвешивали их достаточно высоко, чтобы увидеть даже через слой сажи. А он до сих пор среди живых, если таким считать население нижней части Фолента. Хотя с мертвечиной, наверно, не слишком большая разница.
И сейчас умеренность оборачивалась для него некоторыми затруднениями. Явно нельзя было позволять себе проигрывать столько денег. В результате сегодня пришлось вылезти за рамки обыденности и шуровать в Верхнем Фоленте. Да, хабар был солиднее, но рисков попасться страже было больше. Его к тому же наверняка будут искать и значит в ближайшее время в Верхнем Фоленте ему лучше не появляться совсем.
Источник своих проблем он, к своему удивлению, обнаружил достаточно быстро, потому начал нашаривать в кармане то, что ему было нужно. Обходя людей, умудрившись даже «заглянуть» в один очень неаккуратно выставленный напоказ кошелек, он оказался у нужного столика.
- Больше я не сяду с тобой играть, Кай, - сказал он, ставя маленький столбик монет, который был должен, – Я не могу играть на такие суммы, - кратко сказал Давос. Да, его наверно засмеют за такие слова. Но ему было наплевать. Улыбка Наи стоила больше, чем уважение кого-либо из местных посетителей, какими бы хорошими собутыльниками они не были.
[icon]http://s9.uploads.ru/Ppb30.jpg[/icon][status]It's reflex...[/status]

Отредактировано Давос (2018-10-30 00:17:41)

+2

4

Ему нужно было взять поесть: в таком состоянии да натощак даже сброженная просто чтобы не держать в себе заразы из далеко не везде чистых подземных источников, в которые гадили все уровни города, а пил только не имеющий доступа к акведуку с соседнего горного хребта Нижний, выпивка даст ему в голову хорошо. Но последнее время у него, как у известного и довольно настойчивого самоубийцы, да ещё с отягчающими, был дюже скверный аппетит и не лучший сон. Парня снедала тревога и он смотрел в кружку и сквозь неё и стол в свою зримую тьму, в накатывающий, почти хтонический ужас перед миром, жизнью, будущим в них. Разболтанное от силы десяти людям в городе домашнее настоящее имя заставило его, впрочем, встряхнуться - он поморщился:
- Я ж просил… - не называть его так. И пусть его псевдоним - анаграмма, и слишком велика слава Аделарда Ворлака, присылающего с дисциплиной беглых каторжников и преступников (включая долговых рабов) назад в Фолент на дивное праздничное повешанье или любой другой способ казни по вкусу обезумевшей от нищеты и злобы, которую пили ещё из худых грудей своих рахитичных матерей толпы бедных и зажравшейся и охотно кидающей деньги в удовольствие смерти, данное им чужими руками - богачей. Он не хотел позорить имя своей честной семьи. Кай - мальчик из очень приличного дома. Ему не пристало быть некромантом и шарить по помойкам, чтобы научиться у любого, кто был готов взяться его учить, чтобы остановить кошмар, который вытекал из его навсегда вывернувшейся холодом мира теней, даже в испепеляющих чарах огня, ауры.
- Драть твою мать в её вислые сиськи, смотри, куда прёшь! - разразился он бранью на задевшего жопой стол протискивающегося с кучей кружек к соседней шумной кампании у очага обывателя. И он даже не заметил окрик, потому что его появление утопило игроков в восторженно встречающем выпивку рёве. Стопка монет накренилась, но реакция у гладиатора была верная, отточенная десятками боёв с ситуациями жизнь или смерть и сотнями кошмаров, которые прогоняли только кутёж до беспамятства и объятья отвергнувшей его женщины. Он быстро словил медные и серебряные долговые, о которых, признаться, немного позабыл с бодреньким "ять-ять-ять" и поднял руку вору, прося остановиться. И отодвигая деньги.
- Я тоже не буду играть. Вообще. Забери это, потому что сегодня я принёс деньги тебе.
Игроки пососедству толкались стулом, чуть не выплёскивая ему уже сильно початую пинту. Кай сплюнул.
- Пошли наверх, на окно, поговорим там спокойно.
Маленькое, круглое, по форме набранное в толстую деревянную раму как колесо и забегаловке же имя давшее, очень редко мывшееся снаружи, но всегда надышанное и до блеска вытертое изнутри мечтателями, которые здесь смотрели на дни и ночи прямо под открытым небом напротив, над кольцеобразной же площадью и дальше идущей вниз шахтой - окно было глотком свежего воздуха и местом относительной тишины над галдящим залом и севшей пить на ступеньках одинокой и опоздавшей на праздник жизни голытьбой. Если не забираться на сеновал на чердаке над третьим этажом, где было уже совсем холодно, вдали от кухни и её инфернально жарких печей и дыхания сотен посетителей, и не грел даже звук редких счастливо стонущих вместе парочек из уединённых комнат - вообще лучшее место в заведении. Но его прелесть замечали лишь дети, либо вечные дети, которые не хотели умирать, не важно, какие наставали времена. Как Кай.
- Эгей, шелупонь, - сказал он щербатой девчонке с братом - чернявым, наверняка Кромби либо двоюродным, либо родным сёстрам-братьям или детям, - дайте нам поговорить, ваш тать там карамель на сидре жжёт для кого-то - сбегайте, попросите.
Дети крепких, но таких же смотрящих вечно в бездну бедности и долгов середняков, ушлые и подозрительные с малолетства, посмотрели на них придирчиво, но узнали обоих, добрых гостей их слишком проходного дома, и с не огороженного подхода к "колесу", который больше напоминал площадку из жердей между выступом и балкой над залой, чем балкончик, сдёрнули, освобождая место парням сесть на корты или свесив над проходом в зал капающие с ещё не досохших из-за месива снаружи и внизу внутри ноги.
- Работа есть, - глянув в мутное пузырчатое стекло окна и вздохнув, сказал Варлок. - По твоей науке, рядом, срочно. Ты берёшь?
Он поднял мутные бледные глаза в обрамлении расходящихся от носа тёмно-розовых крыльев своей вечной от сих пор жизни спутницы - бабочки бессонницы. В этом стекле нередко спьяну или от наплыва отчаяния играли бесы, и теперь тоже.

[nick]Варлок[/nick][status]роза средь навоза[/status][icon]http://i.imgur.com/iqjevTX.png[/icon][sign]Лучше один день прожить королём, чем всю жизнь быть нищим.[/sign]

Отредактировано Кай (2018-10-30 01:13:29)

+2

5

Наверно местный колорит мог бы показаться кому-то раздражающим и надоедливым. В конце концов, ассоциация со свиньями, которые в какой-нибудь вонючей яме жрут, срут и спят, была довольно стойкой при виде подобной едальни. Но это было нормально. Давос привык и даже умел ценить подобную атмосферу. Нужно было всего лишь войти в ритм. Ритм постукивания кружкой по столу, стуку игральных костей в стакане, звону монет. Музыка этого места обладала своей притягательностью и способностью забраться глубоко в голову, чтобы там постоянно звучать. Словно детские песенки, которые можно слышать в трущобах, которые время от времени Давос насвистывал, хотя казалось бы, забыл еще года три назад.
Впрочем, сейчас в этот ритм вписываться не хотелось. Не хотелось швыряться деньгами, требовать больше кислой выпивки, которая сильно била в голову, также раздавать затрещины жуликам, которые слишком палятся. За столами мухлевали все, но при этом надавать тому, кто делает это слишком неуклюже – дело определенно правильное. Давос утратил немного вкус к такой жизни, деструктивной, без оглядки в завтрашний день.
Он проигнорировал слова собутыльника, который проворчал что-то невразумительное. Деликатностью Рихтер не слишком отличался, предпочитая говорить, что он думает. Язык лизать чужие ботинки у него отвалился еще в детстве. Конечно это не было серьезным плюсом, но лучше уж так, чем все время подстраиваться под других. Спасибо за это в любом случае не скажут, а на шею сядут только так.
В отличии от Кая Давос не взбесился от внезапно навалившихся игроков, которые толкались неподалеку. Он постарался увернуться, по пути еще толкнув другого пьянчугу. Еще пара таких ситуаций и можно практически гарантировать пьяную драку на всю таверну, но Давос осторожничать не особо собирался.
Его собутыльник оттолкнул монеты обратно, чем немало удивил Рихтера. Это как если бы на улицах Фолента вдруг запахло бы лесом, цветочными лугами, а дороги стали бы чисты и красивы. Никакой нормальный человек не станет отказываться от денег. Дают – бери, обязательно бери и уноси ноги, никому не отдавай. Это прям закон выживания, который был важнее всех норм и правил на Фоленте. Убивать можно, топить детей в море можно, а вот отказываться от денег нельзя.
Давос немедленно сгреб деньги обратно. В голове счеты с щелчками задвигались, перепроверяя сбережения и представление о том, на сколько дней им хватит с Наей. Ненамного дольше, но все равно. Он хотел обеспечить нормальную жизнь, но для этого надо было красть все, что к полу не приколочено. Да продавать стараться как можно лучше. Даже наплевав на то, что вещи иногда таким образом возвращаются к своим хозяевам. Вечный круговорот барахла и меди с серебром в Нижнем Фоленте. Главное – удержаться на гребне этого безумия.
Давос молча последовал за собутыльником, стараясь уклоняться от столкновения с людьми, которые одновременно играли и пили. Проигрывали, судя по всему, все алкоголю, потому что денежный пул тратился на оплату выпивки. Но это было не страшно, так как походу всем все нравилось. Обойдя игроков, Рихтер поднялся наверх, чувствуя, как лестница противно скрипит под ним, обещая, что в какой-нибудь момент одна из ступенек сломается, а потом сломаются его ноги при падении. Он уже понимал, что разговор вряд ли нормальный выйдет.
И в самом деле. Прогнав мелюзгу, Кай обратился к нему с предложением. Давос прищурился, пытаясь внимательно приглядеться к знакомому, выяснить, в чем же тот может его попросить. Вряд ли конечно что-то очень хреновое, но откуда знать, какая дурь творится в голове человека, который от денег отказывается.
– Зависит от работы. И это не значит «да», - ответил Давос. В его работе интуиции уделялось много внимания. Все, кто к ней не прислушивались, долго не работали. Пахнет неприятностями – лучше сразу отказываться. Лучше прослыть трусом, чем оказаться трупом.
[icon]http://s3.uploads.ru/DCfgB.jpg[/icon][status]It's Reflex[/status]

Отредактировано Давос (2018-10-30 16:36:17)

+2

6

На миг юный и не столь отмороженные как большинство ему подобных некромант выглядел так, как будто он Давосу лицо откусит: под мягкими щеками детсковатого лица с очень смутно наметившейся на подбородке и верхней губе рыжей щетиной прокатились желваки, по птичьей длинной и тонкой шее поднялся и снова сел глубже в горло острый кадык.
Но вместо неоправданной спонтанной агрессии он просто смыл её элем с горечью от голода, в желудок. Переварит.
Маман "Лани", Давос. Она живёт там же, в флигельке. Последний раз, когда я был рядом, ничем магическим там не пахло, кроме зелий для работников и такой простенькой фигни.
Он решил, что уговорам поспособствует только сложный аргумент: поставил на доску рядом с ногой стопку из двенадцати серебряных и поскрёб их натёртые бока грязным расслоившимся ногтём с ободком цвета запёкшейся крови.
Это последнее, что у меня есть, ну ещё неделю пожить. Я валю из города, Давос, но прежде чем я освобожусь свою душу — я спасу души их. Надо взять только бумаги, ну, может, какие-то незначительные завалившиеся побрякушки, чтобы она сразу не заметила. Ты читать умеешь?

[nick]Варлок[/nick][status]роза средь навоза[/status][icon]http://i.imgur.com/iqjevTX.png[/icon][sign]Лучше один день прожить королём, чем всю жизнь быть нищим.[/sign]

+2

7

[status]It's Reflex[/status][icon]http://s3.uploads.ru/DCfgB.jpg[/icon]
Давос понимал, что дело не будет обычным. Такой человек как Кай не станет просить его красть приглянувшийся ему канделябр или какую-нибудь книженцию. Даже любовные письма вряд ли бы пришлось выкрадывать. Необычное дело почти всегда означало повышенные риски. Значило ли это то, что Давосу надо было разворачиваться или уходить? Нет. Если он будет при каждой странности воротить нос, то жрать точно будет нечего.  Воровство это как азартные игры. Есть необходимые риски, которые надо всегда учитывать. И надо балансировать на грани между осторожностью и жаждой наживы.
Рихтер немного удивленно воззрился на Кайлеба, немножко замешкавшись. Ну вот обносить бордель это как-то странно. Во-первых, вряд ли там можно очень хорошо поживиться – бордель редко когда бывает богаче, чем окружающие его жители. Во-вторых, там всегда есть какая-никакая, но охрана. Да, она в основном следит за тем, чтобы никто из клиентов не вздумал товар портить, пальцы там ломать или резать ножом за то, что товар чем-то не устраивает. Но вряд ли вышибалы будут сильно рады вору.
Но когда Кай озвучил приблизительную суть заказа, то у Давоса глаза на лоб полезли.
– Ты в пророков Люциана что ли записался, Кай? - уточнил Рихтер у собутыльника. То, что Кай собирался свалить это было нормально – любой разумный человек, нашедший возможность покинуть этот свинарник, тут же бы им воспользовался. Но вот сначала прощать долг, а затем еще и делать одолжение половине населения Нижнего города – это как-то слишком лихо. Причем такое себе одолжение. Это все равно что ловить крыс, чтобы их помыть в чистой воде и отпустить. Через пять минут крыса все равно начнет копаться в грязи и мусоре.
- Ты серьезно думаешь, что эти души не окажутся в точно такой же ситуации через пару недель? - спросил Давос. В его голосе не было презрения или отвращения. Да, люди не особо умные и ведут себя практически как свиньи, не заботясь о собственном благополучии, пропивая содержимое своей черепушке и спуская деньги на игры и девок. Но нечего нос воротить, что всюду насрано, жизнь такая. Давос в общем-то тоже такой, разве что по бабам не ходил.
- Читаю я очень так себе, - заметил Давос, поглядывая между делом на стопку монет. Не то, чтобы много, но весомая прибавка к его сбережениям.

+2

8

Не неси чепухи, — отмахнулся парень. — Ты же родился здесь, знаешь, что в Альянсе и на Безымянного полагаются в разы реже, чем на деньги и себя.
Ну, не везде. В Пантендоре люди были всё-таки людьми по отношению друг к другу. Но Пантендору был больше не близок он. И всё равно его тянуло домой, и казалось, что его там всё-таки ждали.
Я уверен в ребятах.
Нет. Ну, не очень, и Давос задел больной нерв. И Кай проглотил, почему да и почему нет, как и прежде, отравляя себе желудок, а не воздух всем, своим недовольством. Да, они уже сколотили неплохую труппу, тоже уйдут из города, но к весне. Но они были беззащитны, хоть и очаровательны своей уродливой, нелепой странностью. Их было некому охранять, помимо него и ещё пары бойцов, которые собирались с ними, но вряд ли останутся надолго.
Тогда я пойду с тобой. Заодно помогу магией, если нужно. Мне нужно, чтобы ты нашёл ход и не сломал замки и вернул на место их после, а я сам разберусь, какие бумаги надо забрать...
И какие подменить фальшивыми копиями.

[nick]Варлок[/nick][status]роза средь навоза[/status][icon]http://i.imgur.com/iqjevTX.png[/icon]

+2

9

На себя и на деньги как раз люди полагаются. Только вот при этом отношения между людьми выглядят как гадюшник. Каждый сам за себя, с готовностью идти по головам других людей, не показывая наличие у себя таких недостатков как порядочность и честность. Давос прекрасно это усвоил еще в малом возрасте. На каком бы уровне достатка он не находился, он всегда должен был держаться мертвой хваткой за свое место. Ведь стоит ему оглянуться назад, как он увидит, что найдется с десяток уродов, которые захотят занять его место. Тянущийся вверх Фолент напоминал гору не только в плане архитектуры. Но и в плане человеческого общества. Надо было обязательно лезть наверх по людям и не давать никому лезть по тебе.
А сейчас Кай плевал на все эти понятия со своим идеализмом. Кого он хотел спасать – было неважно. Давос бы никому за просто так не помогал, потому что был уверен, что рано или поздно те, кому он помог, его кинут. Это нормально, он бы сам так сделал, вопрос цены. Хотя отчасти он мог понять желание кому-то помочь. Потому что ради Наи и ради своего ребенка он был готов на что угодно и ему казалось, что никакая сила не сможет это изменить.
– Ладно, посмотрю, что я смогу сделать, - Давос подхватил столбик монет и спокойно пошел на выход. Да, не было клятвенных обещаний, что все будет сделано в лучшем виде, он точно будет абсолютно незамеченным и неузнанным. Он был честен хотя бы в этом вопросе, да и только всякие бестолковые идиоты пытаются кого-то убедить. Спускаясь по лестнице, он вдруг обернулся, поняв, что надо прояснить кое-что.
– Если вдруг моя жена решит, будто бы я посещал «Лань» не по твоим делам, я спрошу с тебя, как бы ты далеко от Фолента не убрался, - тихо сказал он. Есть у него и Наи определенный уровень доверия и понимания. Он ее любил и верил в нее, а она верила в него. Но он понимал, что даже чувства можно поколебать, если действия будут говорить о чем-то другом. И Давос был уверен, что не собирается позволять кому бы то ни было подрывать отношения между ним и женой.
[status]It's Reflex[/status][icon]http://s3.uploads.ru/DCfgB.jpg[/icon]

+2

10

- Да не парься, - скрипнул Кай. — Могу написать тебе расписку, да токо ж она всё равно не поймёт.
Нет, серьёзно. Женщины продают ночи. Чем хуже мужчины, особенно если это отнюдь не те ночи, пусть и в неприглядных местах? Он никогда не понимал.
Но они понимали. В двадцать с чем-то выглядящие на тридцать-сорок. Простаки без гроша за душой, ей старые с рождения. Что за магия?! Кайлеб, вечный мальчик, никогда не мог понять.
- Нам понадобится наблюдение в течение дня, — бросил он вслед Давосу, и не думая дёргаться. — Возможно, дольше. Я буду ждать.
Он будет ждать своего проводника.
Эти тёмно-розовые мешки под глазами не могли врать - и угрожать, что уж, больше.
Кай просто молился, чтобы его сомнительный - но уж какой был - друг не забыл и не заставил его прийти его, убийцу, рыскать по долгам.

[nick]Варлок[/nick][status]роза средь навоза[/status][icon]http://i.imgur.com/iqjevTX.png[/icon][sign]Лучше один день прожить королём, чем всю жизнь быть нищим.[/sign]

Отредактировано Кай (2018-11-02 01:00:05)

+2

11

– После полуночи, в тупике за «Ланью» встретимся, - спокойно сказал Давос, продолжая спускаться. Разговор дальше смысла продолжать не было, у каждого из них была своя работа. А сейчас он должен немного подготовиться, а потом уже идти наблюдать за борделем. Шум таверны не дал возможность как-то дальше разговаривать, уж слишком много было народу. Он постарался пройти сквозь давку около входа и вновь попал в пыльный мешок под названием «Нижний Город». Теперь у него была одна задача на остаток дня – выспаться. Следуя привычными кривыми закоулками он шел к своей халупе.

«Лань» засыпала поздно. Это было для нее вполне нормальное состояние, девочки допоздна встречались с клиентами и даже позже. То рабочие, то группа стражников, то какие-нибудь торговцы захотят отдохнуть после того, как закрыли лавки с наступлением ночи. Лишь где-то к середине ночи люди возвращались по домам и ложились спать.
Давос оказался рядом с «Ланью» вскоре после заката. Нижний Город не становился краше с наступлением ночи, скорее его негативные стороны слегка смягчались полумраком и тенями. С той же пылью и грязью, но уже без толп, что словно реки, движутся по улицам города. Зато теперь в любом переулке почти наверняка можно было натолкнуться на каких-нибудь милых граждан, которые решат, что выпотрошить и ограбить простого прохожего – это самое нормальное явление на свете. Впрочем, они были по-своему правы.
Время от времени обходя вокруг «Лани», он приглядывался к ней, как кот, который видит на столе кусок мяса и думает, как бы его стащить незаметно от хозяев. Пальцы медленно скручивали самокрутку. Да, сейчас курить нельзя, от него пахнуть будет, но после работы можно. А пока даже шорох грубого папируса как-то помогал приводить в порядок нервы.
[status]It's Reflex[/status][icon]http://s3.uploads.ru/DCfgB.jpg[/icon]

+2

12

Время названо, и деликатная работка взята.
И Кайлеб облегчённо вздохнул.
Ему оставалось шататься часы по сизой зимней тьме этого неродного и недружелюбного ему города, трезвея и сотрясаясь от зябкого чувства беспричинного холода, который пробирал до костей. Он нашёл время, чтобы выкупить из сэкономленных от возврата выигрыша денег дорогую писчую бумагу, нашёл время пристроиться в углу лавки довольно дорогого для этого уровня города бакалейного коробейника, нашёл в себе трезвости не проверять свой магический запас на первом встречном пьянице, выжигая ему глазницы пальцами.
Кай не нашёл время только чтобы поспать. Его нынешний забег тянулся двадцатый, не меньше точно, час, и до того он тоже спал паршиво и мало. Он в целом очень скверно спал, ведь во снах за ним охотились… они. Да, именно они. Непознаваемые и слишком обыденные, непобедимые чудовищи. Его непобеждённые враги. Его непростившие друзья. Ох, этот грех грозил терзать его ещё долго! Вечность, например. Но девок он всё равно вытаскивал, даже подлогом, даже ценой своей жизни.

В полночь в переулке у стены дрожала от сквозняков одинокая и тощая фигура. Завидев Давоса, по ожидаемым от среднего простого мужика, пусть и рановато, залысинам по оба бока от вдовьего пика надо лбом, он отлепился от стены и скинул капюшон, хотя в далёком отблеске света черт лица его было совсем не видно. Только лихорадочный влажный блеск в глазах. Обшарпанный лососеватый с кружевом деревянных узоров по перекладинам и наличникам бок борделя, соседствующего - ха-ха - с богадельней - был его пристанищем и хранителем его телесного тепла.
- В свои комнаты маман поднималась последний раз в начале вечера, - доложил обычно шелковистый певчий, но севший до неузнаваемости и старости баритон. - Сегодня у неё занятая ночь. Так как… - он оглянулся, почти щупая стены в поисках ушей, - найдёшь мне внутрь путь?

[nick]Варлок[/nick][status]роза средь навоза[/status][icon]http://i.imgur.com/iqjevTX.png[/icon][sign]Лучше один день прожить королём, чем всю жизнь быть нищим.[/sign]

Отредактировано Кай (2018-11-11 01:18:46)

+2

13

Наблюдательность – наверно даже более полезный навык для вора, чем скрытность. Тому, кто заметит возможность что-либо украсть или какую-нибудь хитрую ловушку, не придется пытаться прятаться и красться в тенях. И Давос старательно тренировал этот навык, приглядываясь к любым возможностям что-нибудь стащить.
Вот и сейчас он долгое время до полуночи не дремал, прислонившись к стенке, а приглядывался к деталям. Пока не нашел несколько вариантов свершить задуманное. Каждый из них был, в общем-то, так себе, но, по крайней мере, есть из чего выбирать.  Давос примерно знал планировку «Лани», чтобы представлять себе, куда надо идти, чтобы попасть в шпиль. И какие будут возможные препятствия. Он присматривался внимательно к наиболее подходящему пути, как недалеко объявился его заказчик-собутыльник.
– Да уж, - поддакнул Давос, решив, что никак не стоит комментировать информацию Кая о маман борделя. Все-таки он-то не мог себе позволить изучать, что же было внутри. Может, конечно, и был какой-нибудь говорливый уборщик там или еще что, но таких ворюга знал плохо. Прислуга в «Лани» довольно часто менялась из-за того, что они иногда становились свидетелями чего-то, на что смотреть определенно не рекомендовалось и потому оказывались в ближайшей канаве.
Он думал предложить идти по-простому через черный вход, но подумав, решил, что не стоит. Попадать в служебные помещения это одно дело, но там всего одна лестница и она была в большой комнате на первом этаже. А там наверняка кто-нибудь да был, даже несмотря на то, что «Лань» уже как бы закрыта и большинство девочек спало, отдыхая после тяжелых трудовых будней.
Давос сделал небрежный жест рукой, и в ней из рукава появилась монтировка. «Маг недоученный, блин»  - что бывало всегда в голове вора в этот момент. Ему было так удобней всего носить эту вещицу - всегда можно резко достать и размозжить кому-нибудь голову. Сейчас впрочем, планы были более мирные. Он зацепился ею и полез наверх, чтобы добраться до второго этажа. Его интересовало одно конкретное окно. Ставни на нем покрывал хороший слой инея, что говорило только об одном – комната была совершенно холодная, и там никого не было. А значит их можно было практически без боязни открывать. Он держался, уперев локти в оконный проем и упираясь ногами. Открыв ставни при помощи монтировки, он залез в темную комнату, в которой, видимо, давно уже не принимали клиентов, судя по тому, что все было покрыто пылью и грязью. Возможно, убили здесь шлюху или еще что произошло, сложно было угадать. Но главное было то, что вроде как никто не спешил ответить на их взлом. Он подошел к окну и сделал жест рукой Каю, мол,  лезь.
[status]It's Reflex[/status][icon]http://s3.uploads.ru/DCfgB.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [9.12.1069] Dare the devil