Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Алекто Сэлтэйл Гренталь Лиерго Джем Перл Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [15.07.1082] Луна над Лунными землями


[15.07.1082] Луна над Лунными землями

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://s8.uploads.ru/t/1nXor.png

Локация:
окраины Лунных земель

Действующие лица:
Гипнос, Кинатан, Вилран (периодически)

Описание:
Старые недруги, столкнувшись в одинаково опасных для обоих условиях, заключают неожиданный для самих себя союз.

[icon]http://sh.uploads.ru/lSWeE.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (2018-09-25 18:08:06)

0

2

Все сложилось хорошо и правильно, стая нашла новый дом и оставаться с ними Кинатан больше не имело смысла.
В шумном, пропахшем рыбой, солью и водорослями Ауреллоне волчице удалось сторговаться с капитаном корабля идущего к Лунным землям. За время пути Кинатан успела познакомиться с командой - на борту оказались и другие ульвы, и полукровки, и кажется, такая жизнь им была вполне по нраву, но вот душу Кинатан морской простор не затронул. К тому же, охотничий азарт, щедро приправленный ненавистью к заклятому врагу почти сводил с ума и волчица понимала, что не сумеет найти покоя ни на Силве, ни среди бескрайних морей, ни в любом другом месте пока не завершит начатого.
За несколько дней корабль благополучно пересек Альвийские воды и причалил у Лунных земель. Странно было вернуться в этот край, зная, что западной стаи здесь уже нет. Впрочем, ни задерживаться в Анвалоре, ни соваться вглубь Лунных земель Кинатан не собиралась. Забавная штука - охота на человека почти и не отличается от охоты на зверя, только и разницы, что за добычей ведет не запах, а людские слухи, сплетни и разговоры, так что ее путь лежал дальше, в чуждые, неуютные людские города.
Сейчас Кинатан направлялась в людскую столицу, в Вильсбург. Конечно, можно было опять наняться на корабль и дойти на нем до города, но на реке развелось слишком уж много работорговцев да пиратов, а угодить в рабство или сложить голову в очередной схватке ей совсем не хотелось. Рассудив, что с нежитью будет все же попроще (тем более, что Кинатан собиралась пройтись по краешку Лунных земель и выродки тут пока еще встречались не так часто) отправилась в путь пешком.

...Кинатан даже не сразу поняла, что именно ее выдернуло из сна, заставило вскочить на ноги и схватиться за оружие. С полминуты она принюхивалась и прислушивалась, пытаясь уловить неведомую опасность и наконец сообразила - поменявшийся ветер принес запах дыма, а прислушавшись, волчица уловила крики и шум доносящиеся со стороны реки.
Кинатан опустила топор, отчаянно зевнула, потерла глаза и глянула на небо, на побледневшие звезды - до рассвета оставался примерно час и снова устраиваться на ночлег уже не имело смысла.
Волчица подобрала рюкзак с вещами, накинула на плечи лямки, впихнула в петлю на ремне топор и чуть помедлила, размышляя, а потом все же пошагала к берегу.
Через полчаса запах дыма стал отчетливее, крики и шум - громче, а меж деревьев начали мелькать проблески огня. Деревья стали реже и тоньше, а вскоре и вовсе расступились открыв не высокий, но довольно крутой прибрежный обрыв, широкую реку и пару кораблей. Кинатан присела на корточки возле большого валуна, почти слилась с тенью, глядя на развернувшуюся картину.
Один корабль, видимо принадлежащий пиратам или работорговцам, покачивался на волнах посреди широкой реки и казался мелким, словно игрушечным, но наверняка был легким и быстроходным.
Второй - широкий, весельный, стоял почти у самого берега и стоял как-то странно, наклонившись на один бок, видимо, пытаясь сбежать от преследователей сел на мель или же пропорол брюхо об острые подводные камни. В довесок, из кают валил густой, темный дым, а пламя, весело пляшущее на палубе, накрыло куполом света воду и берег.
Корабль было уже не спасти и остаться на нем значило задохнуться от дыма или сгореть заживо, таких безумцев не нашлось, люди покинули корабль и схватка продолжилась уже на берегу. Матросы, совсем не желая сдаваться в плен и пополнять ряды рабов дрались отчаянно. Вот только... сколько они еще продержатся? Десять минут? Двадцать? Полчаса? Исход боя был предрешен - нападавших было больше и они медленно, но верно брали верх.
Ввязываться в эту свару было глупо и незачем, Кинатан вздохнула и поднялась на ноги. То, что ее могут увидеть волчица не боялась - до рассвета еще оставалось добрых полчаса и в лесу все еще царил густой полумрак, так где ж им, в горячке боя да еще и ослепленным светом пожара заметить среди прибрежным валунов и деревьев перевертыша? - но вот крики, шум и запах крови обязательно привлекут нежить, падальщиков, а встречаться с ними Кинатан совсем не хотелось и значит, нужно было уходить отсюда, как можно дальше и быстрее.

Отредактировано Кинатан (2018-09-27 17:18:28)

+1

3

Прикосновение разбудило его — легкое и холодное, будто щеку на миг обдало морозным ветром. Гипнос вздрогнул, открыл глаза, выныривая из сна, в котором пребывал последние два дня, изредка просыпаясь, чтобы попробовать съесть хоть что-то.
Над ним в темноте каюты белело лицо Вилрана. Длинные бесцветные волосы свесились Гипносу на шею, бледные губы были плотно сжаты, но серые глаза взволнованно блестели.
- Что?..
Вилран остался безмолвен. С самого момента своего пробуждения, когда Гипнос вырвал его из небытия, поместив в тело Стефанна Атропосского, он не произнес ни слова, и воспоминание об этом в очередной раз болезненно сжало сердце. Идеальное тело — и разум, полностью закрытый от него, таким стал Вилран, лишенный посмертия. Живая кукла, способная передвигаться и не желающая говорить.
Если бы Гипнос не видел его тогда, в тот момент, когда Кайлеб судил его, если бы не замечал, каким странным огнем порой озаряются светлые глаза брата — он решил бы, что величайший, самый важный ритуал в его жизни провалился. Но Вилран был там, внутри оболочки чужой плоти, безмолвный, но... живой.
И сейчас, отстранившись, он молча кивнул в сторону двери, ведущей на палубу. Хотел что-то показать?
Гипнос приподнялся, опираясь на локоть, и с трудом сдержал стон. Тело сломало короткой судорогой, дрожащие руки были неподъемно-тяжелыми. Вся боль, ударившая в него после ритуала, не ушла — скопилась в нем, пока он спал, затаилась глубоко внутри, и сейчас набросилась с новой силой.
Ритуал что-то сломал в нем. Разрушил печати, сдерживающие умирание тела.
Он старался не думать об этом. Сейчас не было смысла об этом думать.
Вилран ждал, стоя в стороне, по-прежнему не шевелясь и не издавая ни звука. Наблюдал, как Гипнос с трудом нашаривает трость, встает, тяжело опираясь на костяной набалдашник, пережидает новую волну тошнотной боли и медленно, по-старчески спотыкаясь, бредет наружу.
Яркий после полумрака каюты свет ударил в лицо, заставил болезненно зажмуриться. Холодный ветер прогнал сонливость. Гипнос зябко поежился, завернулся плотнее в меховой плащ, который не снимал последнее время, оглянулся на брата, стоявшего возле борта.
- Что ты хотел показать? - он тяжело подковылял к Вилрану. Тот не обернулся к нему — смотрел вдаль, туда, где серые воды реки встречались с берегом. Выжженным, изуродованным, умерщвленным берегом.
Волчий край.
Гипнос видел его впервые — место, где некроманты во главе с Кайлебом Ворлаком прошлись огнем и мечом, стирая в прах народ ульвов. Бескрайние холмы под хмурым, бессолнечным небом, и где-то вдали — черная, колючая стена леса. Место, умирающее так же, как и родной Акропос.
Про него говорила его бывшая пленница, Кинатан. Было бы, за что сражаться и рвать шкуру...
Хотя — не ему ли говорили то же самое и про Акропос? Город, который невозможно спасти. Земли, за которые больше нет смысла бороться. Дом, в котором больше нет жизни.
Он взглянул на Вилрана, но бледное, гладкое лицо оставалось безэмоциональным. Что знал Вилран о его мыслях? О чем он догадывался? Что запомнил из тех моментов, когда Гипнос все эти годы разговаривал с ним в своей голове, делился соображениями, просил совета?

***
Люди — слуги Гипноса, матросы, снующие вокруг по палубе, алхимики и бойцы Культа — не подходили к братьям Беннатор в течение обоих дней пути, кроме Доры, помогавшей господину и здесь. Вокруг них простиралась стена отчуждения, вполне, впрочем, устраивающая самого Гипноса. Некоторые из них знали, что наследник Акропоса отправлен на север не по своей воле, он — важный пленник, получивший последний шанс от милосердного Гроссмейстера. Что именно он совершил, оставалось загадкой для них, и их домыслы вызывали у Гипноса кривую усмешку. До истинной сути не докопался бы никто. Предатель, променявший расположение Гроссмейстера на зыбкую благодарность женщины, с которой был знаком всего один день в далекой юности — такой глупости не мог бы представить никто.
«На войне невозможно оставаться в стороне и избежать предательства. Предательством будет любой поступок, даже если хочешь, как лучше для всех, не правда ли, Кай?»
Что ж, можно было рассматривать это вынужденное путешествие как самое большое приключение в его замкнутой жизни. Если он доживет до его конца — то увидит белоснежный Хериан, бескрайние льды Ангора и стылое море. Как-никак, для такого, как он — это развлечение. Умеренно безопасное, по сравнению с войной, сотрясавшей Альянс, под присмотром верных шпионов, в стране вампиров, откуда вкусивший свободы Беннатор никуда не денется и не сбежит. Идеальное укрытие для ненадежного союзника.
Вилран, стоявший бок о бок с братом, издал тихий, едва различимый звук, похожий на фырканье хищного зверя. Где блуждали сейчас его мысли — оставалось только догадываться.

***
К вечеру река, все это время протекавшая широкой лентой, пошла беспокойными волнами, русло сузилось. Качка стала невыносимой, а поскольку блевать на глазах у всех наследник Акропоса не хотел, пришлось вернуться к себе, в темное логово каюты, замереть на кровати дрожащим от озноба свертком и попытаться забыться, отстранившись от тошноты, боли и холода. Бесконечное укачивание корабля на волнах не давало уснуть, и Гипнос балансировал где-то на грани между сном и явью, погружаясь в беспокойные видения, вызванные утомленным сознанием. Ему снилась река с ее мертвыми берегами, и волки, воющие в черноте лесов, и холодное лицо Вилрана, и угасающий закат.
Глазами ворона он осматривал реку с высоты — хотя и знал, что сейчас не призывал фамильяра и не отправлял его на разведку — и видел множество длинных, крепко сколоченных юрких лодок и небольшой, хищно-остроносый корабль без флагов и парусов. В сумерках кольцо вокруг корабля Акропоса стягивалось все туже, но усилившийся ветер и затянутое тучами небо мешали заметить засаду. Гипнос видел ее во сне, но была ли она наяву?
Со стороны он видел людей, бесстрашно вставших на покачивающихся лодках, выстроившихся вдоль палубы корабля, поднимавших длинные луки. На концах стрел трепетала подожженная пакля, дрожали тетивы, готовые по команде послать огненные стрелы в полет.
И они сорвались — коротким сияющим дождем.

Первый громкий крик вырвал Гипноса из беспокойного сна — и только тогда колдун осознал, что то был не сон. На них в самом деле напали.
Некоторое время он лежал, чувствуя, как отчаянно колотится сердце. Он знал, что корабль окружен, но как-то глупо еще надеялся, что удастся проскочить. Затем приподнялся, так быстро, как позволяло неловкое, медлительное тело — и в этот момент каюту сотряс сильный, внезапный удар. Весь корабль дрогнул от мачт до палубы, раздался громкий треск ломающегося дерева, и Гипноса швырнуло на накренившийся пол.
В ушах звенело, когда он вновь приподнялся, нащупав отлетевшую трость.
- Господин! - в комнату влетела перепуганная Дора с растрепанными волосами, в сбившемся на сторону плаще. Схватила Гипноса за локоть, поднимая на ноги. - На нас... на нас напали!
- Альянс? - хрипло выдавил Гипнос, чувствуя во рту кровавый привкус.
- Не знаю, господин! - да и откуда она, в самом деле, могла бы знать?
- Отведи меня наверх.
Она взглянула в его напряженное лицо и повиновалась, как делала всегда, даже когда его приказы казались ей безумными. Вытащила его на палубу, озаренную огнем, вспыхнувшим где-то на носу корабля, тихо взвыла от ужаса: кругом была настоящая бойня. В неровном полумраке метались тени. Свои — охраняющие корабль, чужие — хладнокровно расстреливающие издали, атаковавшие со стороны накренившегося борта. Корабль Акропоса сел на мель у самого берега, и бой шел уже в мелкой прибрежной волне, сбивавшей с ног как нападавших пиратов, так и культистов. Тела усеивали берег, качались на поверхности воды, пронзенные стрелами, рассеченные лезвиями.
Тела...
- Найди моего брата и скройся! - коротко велел Гипнос. Дора не сразу поняла, чего он хочет — ему пришлось дать ей быструю, слабую оплеуху, чтобы привести в чувство, и она умчалась куда-то вниз.
А  сам Гипнос развернулся к побережью, держась за стену, чтоб не упасть. Простер вперед живую левую руку, нащупал сознанием все угасшие огни оборванных в бою жизней, и даже те, что еще чуть теплились в умирающих бойцах. Для некроманта нет разницы, поднимать ли своих или чужих: мертвые тела — не более, чем материал.
И они зашевелились, вставая один за другим — только что убитые, еще истекающие кровью, мокрые насквозь от воды, подволакивающие отрубленные ноги, не зажимающие страшные раны на животе, из которых падали внутренности. Скалились в темноте разрубленные лица, когда все они, покорные его воле, обратились против нападавших.
Короткий миг власти — почти всемогущества. Он мог создать себе армию, способную защитить их корабль, и это осознание заставляло забыть о жестокой боли, которой он непременно будет расплачиваться позже. Крики изумления и ужаса стали музыкой, разбавившей грохот стали и треск пламени.
Белая фигура во мраке возникла перед Беннатором внезапно — Вилран явился, всегда безошибочно, твердо зная, где находится брат. Его лицо было залито кровью — чужой кровью, покрывавшей и его одежду, и даже кончики растрепанных белых волос. Он был чем-то гораздо большим, чем безмозглые трупы, поднятые чарами Гипноса, и все-таки и для него тоже не было разницы, кого отправлять на тот свет. Идеальное, не чувствующее боли тело, отточенные боевые навыки Стефанна Беннатора и холодный разум воскрешенного — вряд ли на всем побережье можно было найти более смертоносного бойца.
Что-то полыхнуло уже возле центральной мачты, совсем неподалеку, и щеку Гипноса обдало жаром. Огонь распространялся, несмотря на все усилия сдержать его. Полыхала уже вся передняя часть корабля, и если пламя доберется до трюмов...
...до лабораторных установок, до алхимических ингредиентов, до взрывчатых веществ, на которые Гипнос порой даже дохнуть лишний раз не рисковал...
Беннатор понял это раньше, чем кто бы то ни было еще.
- Назад! - заорал он, срывая слабый голос, надеясь лишь, что его услышит как можно больше людей из тех, кто все еще пытался потушить пламя. - Все прочь от корабля!
Его услышали, но не сразу. Когда все же дошло — спешно ринулись к бортам, прыгать в красную от крови холодную воду, под клинки нападавших и под защиту поднятой некромантом нежити. Гипнос и сам заковылял к борту так быстро, как только мог, когда Вилран налетел на него со спины, сбил с ног, прижимая к палубе всем весом. Бесстрастное лицо было искажено жуткой гримасой, и на какое-то дикое мгновение Гипнос подумал, что Воскрешенный окончательно дал волю самым темным, голодным своим инстинктам.
- Пусти... - прохрипел он, пытаясь скинуть с себя брата.
А в следующий миг грянул взрыв.
Перед глазами все смешалось: Вилран, принявший на себя удар, пытающийся погасить со своего тела охвативший его огонь, ночное небо, озаренное всполохами, как зарницами — и холодная вода, о которую Гипнос ударился всем телом, и под которую ушел почти мгновенно.
[icon]http://sh.uploads.ru/lSWeE.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (2018-10-16 13:48:18)

+1

4

Кинатан уже собралась уходить, даже сделала пару шагов к лесу, но тут увидела, как убитые люди начали подниматься на ноги и, словно бы желая отомстить за свою смерть, с удвоенной яростью набрасывались на пиратов!
Со стороны это выглядело жутким, не реальным и, наверное, Кинатан бы испугалась, если бы не видела уже этого раньше! Сейчас же волчица лишь стиснула кулаки и глухо, зло заворчала, а темные глаза зажглись не хорошим огнем - среди обороняющихся был некромант и видимо, не самый слабый, раз сумел поднять такую толпу! Но кто? И какого демона он забыл в ульвийских землях?!
Кинатан снова, уже более внимательно присмотрелась к людям да так и замерла, не веря своим глазам и вместе с тем понимая, что не ошиблась - на палубе корабля, озаренная светом от пожара возвышалась странная, скособоченная фигура. Вряд ли бы в мире нашелся еще один подобный уродец и значит, в ульвийские земли пожаловал Гипнос Беннатор собственной персоной.
Ей моментально вспомнились слухи о уродливом некроманте, что ходили по Акропосу, встреча на улицах ночного города и долгие, томительные дни плена... Отвращение, злость и ненависть всколыхнулись с новой силой, затопили разум, вытеснили остальные чувства. Хотела она этой встречи? Да. Не искала нарочно, но судьбе оказалось угодно снова их свести и отказываться от такого подарка Кинатан не собиралась.
Волчица окинула берег и корабль внимательным взглядом, прикидывая, как бы суметь подобраться к Беннатору и тут на полыхающем судне что-то изменилось, люди, пытавшиеся затушить огонь заметались в панике, а потом начали прыгать за борт. Через мгновение грохнул взрыв, корабль содрогнулся, затрещал и заскрипел будто от боли, пламя взметнулось чуть ли не до небес, а Гипноса словно ударил невидимый кулак, подбросил в воздух и вышвырнул за борт.
Кинатан отшатнулась и удивленно охнула, моргнула, потерла глаза, а потом уставилась на реку, пытаясь рассмотреть в темной воде Гипноса. Слуги не спешили вытаскивать своего уродливого господина из воды (да наверное из-за взрыва, из-за боя и пожара и вовсе не видели, что он туда свалился), но сумеет ли он выбраться сам? Вряд ли. Так наверное и не стоит вмешиваться? Чего ради его вытаскивать из воды? Чтобы поглумиться пару минут, а потом прирезать, как барана на бойне? Вот разве... что же произошло в Акропосе, раз этот урод выполз из своей норы? Да еще и сунулся в волчьи земли!
Больше не тратя время на размышления перевертыш торопливо скинула заплечную сумку, стащила перевязь с оружием, разделась, разулась, быстро-быстро убрала вещи в сумку, на нее же приладила перевязь и перетянула широкие, кожаные лямки сделав их гораздо больше - возвращаться за вещами будет некогда.
А потом, пристроив за плечами сумку с вещами, потянулась к своей второй половинке души. Несколько секунд... и вот уже из леса выметнулась здоровущая, темная волчица. Наверное, в неверных рассветных сумерках ее приняли за химеру, по-крайне мере и пираты, и матросы оказавшиеся у нее на пути даже не попыталась атаковать, а бросились в рассыпную. Кинатан клацнула внушительными клыками и жутко, низко взвыла, усиливая панику и суматоху и, пользуясь заминкой, со всех лап рванула к реке.
Гипносу повезло - он рухнул в омут и вода смягчила удар, однако одежда быстро намокла и теперь тянула его на дно. Но все же, все же она успела - в три прыжка преодолела расстояние до реки, нырнула, цапнула его за воротник, вытянула на поверхность и погребла к берегу. На отмели стало хуже - тяжелый, меховой плащ промок и теперь хрупкий на вид некромант стал тяжелым даже для ульва.
"Придурок! Собрался искупаться, так хоть бы шубу свою снял!" Кинатан мысленно честила Беннатора на все лады, однако бросать свою добычу не собиралась, упираясь лапами в скользкие мокрые камни упрямо, рывками тащила его на берег.
На корабле снова что-то взорвалось, резкий, громкий звук больно ударил по ушам, в воду полетели горящие обломки, Кинатан от испуга разжала пасть и некромант снова плюхнулся в воду.
Волчица раздраженно хлестнула хвостом, собралась было опять вцепиться в меховой воротник и тут приметила меж деревьев большие, гибкие и юркие тени - к месту бойни, привлеченные шумом и кровью, пожаловали химеры. Здоровущим тварям не было нужды прятаться и подбирать падаль, они выскочили на берег и почти сразу же к реву огня и звукам боя добавился визг, рычание и громкие, надрывные вопли.
Встречаться с этими тварями волчице совсем не хотелось, нужно было бежать отсюда, но что делать с Гипносом? Может прямо сейчас его и убить? Но тогда она не узнает зачем он пришел в Лунный край!
Кинатан совсем по-собачьи отряхнулась, снова глянула на некроманта, сморщила нос (не то что прикасаться, даже просто стоять рядом с этим уродом было невероятно противно) и, понадеявшись, что химерам хватит мяса и на берегу и в погоню они не кинутся, ухватила Гипноса зубами за плечо и, словно пойманную на охоте косулю, закинула его к себе на спину и рванула вдоль берега, прочь от горящего корабля и бойни.
Вскоре стало светлее - звезды отгорели, забрезжил серый рассвет и окружающий лес стал еще непригляднее: деревья корявые, с растрескавшейся потемневшей, словно обожженной корой, с поникшими, почти засохшими ветвями, трава чахлая и скорее желтая, чем зеленая словно в Лунных землях царила осень, а не середина лета, запахи... А впрочем, лесных запахов волчица почти не чувствовала, их намертво заглушали запахи воды, тины и тлена, мертвечины.
Кинатан не знала сколько она бежала, лишь когда звуки боя стали уже почти не слышны - остановилась и, тяжело дыша, свалила свою добычу на землю.
Подпихнула некроманта мордой, заставив перевернуться на спину, заглянула в лицо и невольно оскалилась, вздыбила мохнатый загривок. Даже вот такой, без сознания, Гипнос вызывал чувство крайнего отвращения, гадливости, хотелось впиться клыками, убить, разорвать, уничтожить.
Кинатан тряхнула башкой и спрятала клыки. Нет, не для того она тащила его такую даль, чтобы вот так просто убить. Да и чего уж там лукавить? Волчице хотелось посмотреть на физиономию Гипноса, когда увидит к кому угодил в лапы и поймет, что здесь нет ни надежных стен за которыми можно спрятаться, ни стражей, что защитят, ни даже крепких цепей, что могли бы удержать ульва.
Все так же не сводя с недруга взгляда, волчица отступила на пару шагов. Несомненно здоровущая, клыкастая волчья морда была страшнее человеческого лица да только волчья пасть не предназначена для бесед, а если так, то и оставаться в лохматой шкуре не было смысла.
Сменив облик Кинатан вытащила из сумки штаны и рубашку (благо сумка из кожи не пропустила воду и вещи остались сухими), одевшись прихватила клинок и снова приблизилась к некроманту. Гипнос все так же валялся на земле и все еще изображал утопленника, но, перевертыш слышала, - дышал.
- Просыпайся, падаль!
Волчица слегка его пнула, но "утопленник" словно бы и не почувствовал пинка. Кинатан ругнулся и опустилась на корточки рядом с недругом, ухватила за ворот плаща и сильно встряхнула, а потом от души отвесила оплеуху.
- Ну! Хорош уже валяться дохлой тушей!

+1

5

Говорят, некроманты не страшатся смерти. Гипнос Беннатор, Полумертвый, ходячий труп, не страшился ее точно, но, совсем недавно побывав за Гранью, вовсе не думал, что так скоро придется туда вернуться.
Крики умирающих и побеждающих, вой химер, треск пламени и грохот взрывов - все отдалилось, отшумело, когда вода - она показалась ему ледяной! - сомкнулась над ним. Удар о ее поверхность стал последним для и без того переутомленного ритуалом, качкой и отчаянным выплеском сил сознания некроманта - и оно милосердно погасло.
Что ж, в какой-то степени это было лучше, чем медленно идти ко дну, чувствуя, как вода заливает легкие, и красные отблески пожара гаснут за темной толщей...
Но поднятая им нежить не спешила безвольно оседать в воду, как марионетки с оборванными ниточками - они продолжали атаковать пиратов, бездумно, с пугающей решимостью, щедро расходуя на свою не-жизнь остатки магических сил некроманта. Только Гипнос этого уже не видел.

Он очнулся от удара — весомого, хлесткого удара по щеке — и вздрогнул, пытаясь сморгнуть с ресниц воду. На него в упор, не мигая, смотрели злые, блестящие темные глаза.
- Что... - прохрипел он, не услышав собственного голоса. Во рту застыл отвратительный привкус речной воды
Осознание происходящего было постепенным — с каждым новым ударом сердца Гипнос замечал все больше деталей. Прежде всего — он не за Гранью: там нет и быть не может физических ощущений, а все тело, которое он чувствовал, буквально вопило о холоде и боли. Затем — вокруг не было ни реки, ни корабля, напротив, насколько хватало взгляда, по обе стороны высились, вспарывая небо, колючие черные деревья.
Ну и, наконец, злые темные глаза принадлежали его знакомой — Кинатан, женщине-ульву, которую он несколько недель держал в плену в Акропосе минувшей зимой. И вот это было по-настоящему плохо.
Убедившись, что он пришел в себя и узнал ее, Кинатан выпустила воротник плаща, за который удерживала некроманта, и Гипнос опрокинулся обратно на землю, больше изумленный, чем испуганный. Как она здесь оказалась?! Хотя нет, с этим лишних вопросов не было — в конце концов, это Лунный край, исконные земли ульвов, где еще быть перевертышу. Важнее другое: как здесь оказался он, да еще и в ее компании?
- Что происходит?.. - попытался Гипнос вновь сформулировать свое недоумение. - Кинатан... ты что тут делаешь?
И почему он при этом до сих пор жив? Гипнос не обольщался: волчица, не колеблясь, убила бы его еще тогда, в Акропосе, просто не имела возможности это сделать. Сейчас же, насколько он мог судить, кругом не было никого — ни его слуг, ни корабля, ни стражи, ни Вилрана...
Брат!
Мысль об этом заставила было его приподняться — и у него это не получилось. Левая, живая половина тела конвульсивно дернулась, и некромант даже смог опереться на локоть, но правая, та, что он контролировал постоянным вливанием магии, оставалась неподвижной, бесчувственной и тяжелой, как камень.
Стоило шевельнуться, как накатила тошнота и головная боль такой силы, что Гипнос не смог сдержаться: застонал и закашлялся, выплевывая из желудка речную воду — счастье, что за последние дни он, утомленный постоянной качкой, почти ничего не ел. Он хрипел, отплевывался, и с каждым вздохом понимал, что магии в нем не осталось ни капли, даже на поддержание активности собственного тела. Он пуст, выжат досуха — очевидно, пока он был без сознания, поднятые им трупы выкачали его магический резерв.
И вот это было совсем паршиво: Гипнос был абсолютно беспомощен, а по физиономии Кинатан с крепко сжатыми губами было заметно, что ее этот расклад очень даже устраивает. Хотя о том, что он истратил всю магию, она и не знала.
- Ты что, похитила меня? - откашлявшись, спросил Гипнос, все еще недоумевая. - Где корабль? И пираты...
[icon]http://sh.uploads.ru/lSWeE.png[/icon]

+1

6

Кинатан со злорадством, презрением и долей отвращения наблюдала за некромантом, купание в реке явно не пошло ему на пользу, Гипнос хрипел и кашлял, отплевывался речной водой да и вовсе выглядел так, что его следовало бы добить хотя бы из жалости.
Волчица чуть нахмурилась, сейчас в облике Беннатора была какая-то "неправильность", однако ей никак не удавалось понять, что же изменилось и это раздражало. Но когда некромант попытался приподняться, пошевелился, наконец сообразила - правая половина тела так и осталась неподвижной и это было очень уж странно, ей крепко врезалась в память хрупкая, детская ручка, которой уродливый некромант действовал весьма ловко. Так почему же теперь тело отказалось подчиняться? Ударился об воду? Или и вовсе переломал кости? Можно ли вообще переломать кости в мертвом теле? Волчица тряхнула головой, прогоняя и воспоминания, и ненужные мысли - какое ей до этого дело? Раз судьба выдала шанс поквитаться с этим уродом, то теперь только и нужно разузнать, что же привело Беннатора в Лунный край, прирезать его и идти дальше.
- Похитила? - Кинатан насмешливо фыркнула и отрицательно качнула головой - Да нет, что ты! Конечно же ты сам выбрался из реки и приполз сюда! - голос прозвучал с изрядной долей яда и издевки.
Но вот же забавная штука - Гипнос явно ее узнал, однако страха волчица не чувствовала, скорее удивление, чем испуг. Все еще не верил, что угодил в ловушку? Надеялся, что за ним кто-нибудь да придет? Хотя... если вспомнить их первую встречу на улицах Акропоса, тогда Беннатор тоже не слишком-то испугался.
- Не надейся, за тобой никто не придет, Гипнос. Корабль сгорел, а пираты... - Кинатан чуть запнулась - перед тем, как берег окончательно скрылся из виду, она видела, как с пиратского корабля спускали шлюпки, наверное, кому-нибудь да удалось спастись. Хотя, если среди спасшихся окажутся люди из команды Гипноса - их или убьют, или продадут в рабство, искать Беннатора в любом случае никто не станет. - И пираты, и твои люди пошли на корм химерам.
Волчица сжала в кулаке рукоять тяжелого ножа, второй рукой сгребла в кулак мокрые, белые волосы некроманта, потянула, заставив его поднять голову и, глядя в глаза, поинтересовалась.
- Зачем ты пришел в волчьи земли? За каким демоном ты вообще вылез из своего города?
Конечно, был шанс, что Беннатор не поверит, упрется рогом и откажется говорить, надеясь потянуть время, дождаться своих воинов, вот только Кинатан не собиралась тратить время, чтобы разговорить недруга и удовлетворить свое любопытство. Не захочет говорить? Ну и демон с ним! Тогда она его просто убьет.

+1

7

Она смотрела на него с нескрываемым презрением. Гипнос не мог не отметить, что выглядит волчица теперь гораздо сильнее, чем во время ее пребывания в замке Акропоса, а ведь она и тогда вполне способна была прихлопнуть его одним ударом – неважно, человеческой руки или волчьей лапы.
- Похитила? Да нет, что ты! Конечно же ты сам выбрался из реки и приполз сюда!
- То есть… - выдохнул Гипнос, - …ты самолично выловила меня из реки, тащила на себе в такую глушь, подальше от пиратов и химер… чтобы просто поприветствовать?
Это он зря. Глаза Кинатан полыхнули вовсе уж злым огнем, и некромант почти пожалел о том, что не сдержался. Он действительно впервые в жизни оказался настолько беспомощным: лишенный магии, вдали от своего города, который был знаком ему, как собственная ладонь, вдали от слуг и охраны, благодаря которым его хлипкое тело могло хоть как-то существовать. Но если подумать, если не обращать внимания на ее слова о том, что никто из его команды не спасся, и никто не придет за ним… одно существо все же придет. В этом колдун не сомневался. Вилрана не истребить так просто – воскрешенный больше, чем нежить и не обладает человеческими слабостями. И связь между братьями по-прежнему сильна, он это знал. Вилран придет за ним.
Если только получится дожить до этого момента.
Кинатан тут же решила снизить его шансы на выживание. Волосы рвануло болью, острый нож сверкнул у самого горла. Темные глаза волчицы оказались совсем близко – от нее пахло речной водой, опавшей листвой и, почему-то, мокрой шерстью.
- Зачем ты пришел в волчьи земли? За каким демоном ты вообще вылез из своего города?
Как бы ему ни было хреново и больно, как бы ни царапал многозначительно шею отточенный клинок, Гипнос едва не рассмеялся. Ситуация, произошедшая зимой в Акропосе, повторялась с точностью до наоборот: тогда он считал, что она подослана кем-то другим, теперь она приписывала ему цели, которых он и в мыслях не держал. Проклятая насмешка судьбы! Надо было ему встретить сейчас именно ее, затаившую на него кровную обиду – ведь эта сумасшедшая волчья сука и без того жизнь положит, чтобы отомстить всем некромантам.
- Ты не поверишь… но я действительно плыл по своим собственным делам, и даже не планировал… не планировал останавливаться в Лунных землях, - Гипнос прервался хриплым кашлем. – Мы шли на север, и шли бы дальше, если бы не это нападение… Мне не нужны ни твои земли, ни твои люди, ни ты сама…
Ну вот и все. Самое забавное, что он сказал абсолютную правду, ни разу не погрешив против истины. Гипнос заметил, как на ее лице отразилось недоверие, затем – на краткий миг! – недоумение, сделавшее волчицу совсем юной. Что, вся возвышенная месть оказалась ни о чем? Подлый враг не лелеял мечты о том, как бы истребить ульвов под корень, не вынашивал коварных планов, не держал ножа за спиной…
Кстати, о ноже. Его костяной клинок все еще был при нем – Гипнос чувствовал, как рукоять впивалась ему в бок, еще когда валялся на земле. Кинатан сейчас совсем близко, если бы получилось быстро ударить ее…
Но она куда более опытный воин, чем он. Сейчас у него работала только одна рука, и некромант отнюдь не был уверен, что опередил бы закаленную в боях волчицу. И искры магии не вызвать. Оставалось только смотреть ей в глаза – другого выбора не было.
- Что теперь? – поинтересовался он. – Удовлетворил я твое любопытство? Убьешь вот так, даже встать не дашь?
Встать он, в общем-то, не смог бы при всем желании.
- У меня есть к тебе другое предложение. Уверен, оно тебя заинтересует.
[icon]http://sh.uploads.ru/lSWeE.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (2018-10-04 12:23:42)

+1

8

Даже рядом со здоровым некромантом ульву неприятно находится рядом, а уж рядом с Гипносом было и вовсе противно - запах тлена раздражал чувствительный нос перевертыша, от мысли, что под темным тяжелым плащом спрятано искореженное, на половину мертвое тело становилось жутко и мерзко, а вторая, волчья сущность чувствовала темную ауру и Кинатан сейчас требовалась вся выдержка, чтобы не убить Беннатора. Волчица крепче стиснула рукоять клинка, пытаясь спрятать нервную дрожь и огрызнулась.
- Какая тебе разница, как сдохнуть - стоя или валяясь на земле?
То, что Гипнос не стал отмалчиваться (пусть даже и заговорил пытаясь потянуть время) порадовало волчицу, но вот ответ оказался весьма неожиданным. Кинатан зло сверкнула глазами, разжала кулак освобождая белые, мокрые волосы и с силой толкнула Гипноса в плечо, заставив приподнявшегося было некроманта снова брякнуться на спину и рявкнула.
- Врешь! Ни один некромант не сунется добровольно в Лунные земли! Ты может и безумец, Гипнос, но явно не идиот и если тебе так приспичило побывать на севере, то наверняка бы выбрал более приятный и безопасный путь.
Волчица резко осеклась и сжала губы, продолжая сверлить Гипноса взглядом - уродец не ответил, что же выгнало его из родного дома, но... даже, если эти мрази и замышляют очередную пакость против ульвов, то отправлять на передовую калеку не имело смысла. Может, он что-то да и смыслит в этой проклятой некромантии, но в волчьем крае не выживали сильные и здоровые колдуны, Гипнос сложил бы голову в первом же бою. Так какой в этом смысл? Разве что от него хотели избавиться? Но на кой демон такие сложности? Дешевле и проще было бы подкупить слуг и подсыпать ему в еду яда, чем снаряжать в Лунный край целый корабль.
Но тогда получается Беннатор не солгал. Что же произошло в его городе, раз путь через Лунные земли показался лучшим (или и вовсе единственным?) вариантом?
- Зачем тебе в северные земли? Что ты задумал? 
В принципе, ей было все равно за каким демоном некромант отправился в чужие земли, но хотелось убедиться, что слова Гипноса правда - сумеет ли он рассказать чего ради отправился в такую даль? Или замешкается с ответом, пытаясь придумать более-менее достоверное объяснение?
На слова Гипноса о предложении, которое ее якобы могло заинтересовать Кинатан кривовато усмехнулась и, припомнив собственное пленение и последнюю беседу с некромантом, с издевкой поинтересовалась. 
- Пытаешься купить себе время? Зачем оно тебе? И чем же ты собрался расплатиться, купец?

+1

9

И все же она верила. Не хотела верить - некромант это видел по упрямо сжатым губам, чувствовал, как слегка дрогнуло лезвие у горла, царапнув кожу, - но верила. Какой бы она ни была неискушенной в интригах и дикой в своих привычках, ложь читать Кинатан умела, а он не лгал, и это приводило ее в замешательство.
В следующую секунду он вновь грянулся спиной о землю, да так, что дыхание перехватило, а в груди вспыхнула злость. Тупая девка! Сперва приволокла его сюда, а теперь швыряет, как мешок. Если бы у него оставалось хоть немного сил, он бы расплющил ее на месте, и плевать, что будет дальше с ним самим!
Но все-таки...
Все-таки у него еще есть шансы. Пока что есть, если он не будет терять контроль. Гипнос Беннатор с детства учился не выдавать эмоций, и сейчас это умение ох как нужно. Как всякие дикие звери, она чует неуверенность и страх.
А он боялся, хоть и пытался не показывать этого. Сейчас от смерти - окончательной смерти без малейшей надежды вернуться - его отделял только один взмах ее ножа. Кто тогда найдет его искалеченное тело здесь, в глуши? Даже если найдет Вилран, будет уже слишком поздно.
Все, что ему оставалось - это просто говорить с ней. И говорить правду, лишь самую малость не договаривая.
- В Акропосе война, - он глядел на волчицу снизу вверх, не пытаясь подняться или пошевелиться. Лежал на земле в том же положении, в каком и был, и бледное лицо оставалось спокойным, голос не дрожал. - Все земли Альянса охвачены ею. Странно, что ты этого не знаешь, если так пристально следишь за нашими городами. В моих землях небезопасно, и потому мой отец и его союзники поручили мне сопроводить обоз с некоторыми вещами, которые не должны оставаться в городе. Вот и все. Говорю тебе, мы вышли бы в Альвийские воды, и спокойно отбыли бы, куда нам нужно. Никто не ожидал, что на реке встретится отряд отбитых на голову отморозков...
Гипнос глубоко вздохнул, чувствуя, что внутри вновь загорается раздражение. Тем более - от издевательского вопроса, который задала Кинатан:
— Пытаешься купить себе время? Зачем оно тебе? И чем же ты собрался расплатиться, купец?
- А почему бы и не купить, если есть хорошая цена? - Гипнос чуть переложил голову, чтобы лучше видеть волчицу. - Ты удивишься, но у меня есть дела, которые я должен уладить, и люди, которых я должен защитить. Что же до моего предложения... - он помолчал. - Я знаю, что есть человек, которого ты ненавидишь куда сильнее, чем меня. Ты ищешь Потрошителя. Ты на все готова, чтобы его найти, так? - некромант продолжал совсем тихо, размеренно, поневоле заставляя прислушиваться к себе. - Я знаю, где он. И я скажу тебе - если ты отведешь меня в ближайший порт. Это будет... маленькая сделка, выгодная нам обоим. Информация от меня - в обмен на твое знание этих земель.
Он не стал говорить о том, что вряд ли сможет пройти всю дорогу самостоятельно - придется попробовать. Он умолчал о своих истинных мотивах - пусть она думает, что он в самом деле готов предать Потрошителя. Он не сказал о том, что давно уже предупредил Кая об охотнице за его головой, и если волчица сунется к нему - умрет быстрее, чем успеет понять, что происходит.
Но пусть это уже будут ее проблемы.
[icon]http://sh.uploads.ru/lSWeE.png[/icon]

+1

10

Беннатор не молил о пощаде, держался спокойно и ровно да и вовсе разговаривал так, словно бы они вели беседу не в лесу среди Лунных земель, а в уютной и безопасной таверне. Впрочем, Кинатан могла бы отдать собственный хвост на отсечение, что это равнодушие и спокойствие напускное - Гипносу было страшно. Конечно, он всеми силами старался не показывать этого, но волчица чувствовала страх и это ей очень нравилось.
Впрочем, сейчас ее гораздо больше занимали слова Гипноса о предложении - Кинатан крепко сомневалась, что Беннатор сумеет найти достойную цену за свою жизнь. Ну в самом деле, что он может предложить? Деньги? Золото? Одно из колечек, что украшает его пальцы? Так на кой ей это? Кинатан спросила о сделке просто чтобы еще чуть-чуть поиздеваться, но оказалось Гипнос и правда знал, что можно выставить на кон, выслушав предложение, волчица вытаращила глаза и аж шарахнулась в сторону.
- Чего? Ты совсем свихнулся, Гипнос, раз хочешь заполучить ульва в проводники?!
Сделка с некромантом?! От одной мысли об этом хотелось рычать от гнева, негодования и ненависти, хотелось впиться ему клыками в глотку! Одним резким, стремительным рывком Кинатан вскочила на ноги, черты лица заострились, тело напряглось, движения стали резкими, хищными, казалось еще секунда и на месте молодой женщины появится здоровущий, разгневанный зверь.
- Да мне проще тебя прям здесь прирезать, а эту тварь, Потрошителя, я все равно рано или поздно найду!
На счастье Беннатора Кинатан все же редко поддавалась сиюминутным желаниям и порывам и сейчас выполнять свою угрозу не спешила. Какой-то частью сознания, спокойной и рациональной, не охваченной гневом, понимала, что цена для сделки и правда была хороша, Гипнос наверняка знал, где сейчас шляется Ворлак и отыскать его так будет проще и быстрее.
Волчица глянула на недруга и снова едва не зарычала - две недели пути! Как минимум две недели! В компании полудохлого урода! Дело даже не в том, что находиться рядом с Беннатором было на редкость не приятно, просто он станет обузой и путь до Вильсбурга будет гораздо, гораздо труднее и медленнее, чем если она пойдет у одиночку. Но Потрошитель...
Перевертыш скрипнула зубами, сверкнула темными глазами, глянула на Гипноса и все еще сгорбившись и скалясь словно зверь, раздраженно процедила.
- Хорошо. По рукам. Я отведу тебя в Вильсбург.
Кинатан чуть помедлила, словно бы пытаясь осознать, уложить в своей голове, что все-таки согласилась, а потом спрятала клинок в ножны и вернулась к своей сумке с вещами. Натянула сапоги, прихватила топор и, больше не сказав ни слова, скрылась в лесу.
Вернулась волчица минут через пятнадцать и притащила кучу хвороста - она сама спокойно могла бы искупаться в реке хоть посреди зимы и даже не подхватить насморк. Но Беннатор не обладал столь крепким здоровьем, Кинатан же совсем не улыбалось возиться с простывшим некромантом и значит, прежде, чем трогаться в путь, следовало просушить вещи.
Волчица сноровисто сложила костерок из сухой травы и тоненьких веточек, покопавшись в сумке вытащила мешочек с огнивом, чиркнула раз-другой, яркие искры сыпанули на сухую траву и она занялась тоненькими, робкими пока еще язычками пламени. 
Вскоре огонь распробовал тонкие веточки, обвил их яркой, рыжей ленточкой, теперь уже можно было не боясь добавлять и ветки потолще, пламя разгрызало их с веселым треском, как пес кости.
Убедившись, что огонь и не думает гаснуть, волчица обтесала пару длинных палок и забила получившиеся колья в землю неподалеку от костра.
- Раздевайся. - глянув на физиономию некроманта Кинатан фыркнула - Да что ты жмешься, как невинная девица? Шубу свою сними, она так на тебе до следующего полнолуния будет сохнуть!
Видя, что Гипнос не спешит выполнять указание, волчица пожала плечами, приблизилась и попросту содрала темный, тяжелый плащ с хлипкого некроманта. Может он и был против такого самоуправства, но куда ему против ульва?
- Ну и урод же ты! - Кинатан недовольно сморщила нос, сгребла плащ и отступила к костру - Еще и разит от тебя, как от лежалого трупа!
Подвесив "трофей" на кольях, перевертыш опустилась на землю по другую сторону костра с отвращением и брезгливостью разглядывая некроманта - вот же странное дело, насколько Кинатан помнила, зимой, в Акропосе Гипнос выглядел получше.  Нет, ну т.е. он и тогда был редким уродом, но сейчас - бледный, как полотно, с запавшими глазами, изможденный, словно после тяжелой болезни. Не зря ли она согласилась на эту сделку? Дотянет ли Беннатор до людской столицы? Или помрет на полпути и Кинатан только потратит время?
- Что с тобой случилось? Я помню, что в своем замке ты мог передвигаться. Как пьяный симурами, но мог. Да и руками ты тогда пользовался. А теперь вон валяешься дохлой тушей, с чего бы?
Не то чтобы Кинатан так уж заботило самочувствие недруга-спутника, но кто знает? Может Гипнос окочурится уже к вечеру и тащить его за собой просто не имело смысла?

Отредактировано Кинатан (2018-10-08 05:42:26)

+1

11

Это было очень близко к провалу. Очень опасно. Кинатан ощерилась, сгорбилась - будь у нее шерсть сейчас, наверняка встала бы дыбом на загривке. Гипнос замер, пережидая эту вспышку ее гнева, глядя, не моргая, в темные карие глаза, совсем черные из-за расширившегося зрачка.
Мгновение, другое... в висках застучало из-за ускоренного сердцебиения.
И она сдалась. Согласилась. Приняла его условия. Недоверчиво сверкнула глазами, будто сама не понимала, как вообще такое произошло - и, не говоря больше ни слова, развернулась, взяла топор и ушла в лес.
Гипнос остался лежать на мокрой траве, вдыхая и выдыхая, пытаясь вернуть себе самообладание. Что все это значило? Она оставила сумку - она вернется? Какой подтекст искать в ее словах?
Только сейчас он сообразил, как сильно рисковал. Ведь, поняв, что он знает, где искать Ворлака, волчица вполне могла начать его пытать. Некромант и сам поступил бы так же: если у жертвы есть сведения, и жертва абсолютно беспомощна и находится в твоей власти, ничто не мешает выбить эти сведения у нее силой. Ей, должно быть, легче легкого заставить его вопить от боли, верша месть за зимнее пленение, она могла бы выдумать с десяток способов заставить его говорить. Но она этого не сделала. Почему?
Гипнос усмехнулся, но усмешка, обращенная в небо, вышла нервной, неуверенной. Кинатан не сделала этого потому, что ей не придет в голову измываться над пойманной добычей. Убить, как врага - да. Разорвать на куски в бою - да. Но не мучить, упиваясь страданиями. Должно быть, даже для ее жесткого характера это чересчур.
Или он обманывается, и у нее другая причина притвориться, что она согласна. Он ей не верил.
Ее все не было. Гипнос попробовал пошевелиться, принять положение поудобнее - голову все еще сдавливало болью, правая рука и правая нога не отзывались, пустая оболочка Вилрана, слепленная с его собственным телом, висела на нем неконтролируемым безвольным грузом. Тем не менее, некромант ухитрился проверить свои вещи: костяной нож (хорошо!), полностью разряженные артефакты (так себе), несгруд с заключенной в него душой Стефанна Беннатора (отлично!) - и все. Ни обезболивающего, ни даже трости, без которой он попросту не мог ходить.
Ладно. Главная задача - восстановить силы. И не умереть, раздразнив волчицу до такой степени, чтобы она захотела все-таки перегрызть ему глотку.
Он улегся поудобнее, закрыл глаза и сделал несколько глубоких, размеренных вдохов, пытаясь погрузить себя, как учили, в восстанавливающий транс. Не получалось: живую половину тела трясло от озноба, сжатые холодом мышцы ныли, а тут еще и Кинатан вывалилась из леса. С хворостом, за которым, видимо, и ходила.
Ловко она взялась обустраивать лагерь. Гипнос, приоткрыв глаза, наблюдал за ее точными, выверенными движениями, понимая, что сам он даже не распознал бы дерево, пригодное для костра, от непригодного, не говоря уже о том, чтобы разжечь огонь. Без магии, разумеется - с магией смог бы и не такое...
А еще - она явно стремилась хотя бы попытаться сделать вид, что ничего такого особенного не произошло. Вернуть себе иллюзию привычности под рутинной, успокаивающей работой. Как будто сделка с заклятым врагом не выбила ее из равновесия, не порушила планы. Может, им обоим и вправду лучше сделать вид, что они почти не замечают друг друга?
Едва он подумал об этом, как Кинатан легким и непринужденным, как движение волчьего хвоста, жестом порушила все к демонам.
— Раздевайся.
- Ты еще не насмотрелась на меня? - Гипнос, вовсе не желавший расставаться с одеждой, даже под угрозой оскаленных клыков, не сразу сообразил, что она имеет в виду. Воистину, этот хренов лес лишал образованного, далеко не глупого некроманта остатков разума.
Волчица не стала просить дважды - попросту подошла и стащила с него плащ, оставив Беннатора зябко сворачиваться на земле. Растянула пошитую на заказ, отороченную дорогим мехом одежду прямо над дымом костра (Гипнос поморщился, наблюдая за этим варварством) - и от мокрого плаща сразу повалил неприятный запах реки и свалявшейся шерсти.
Ругнувшись сквозь зубы, Гипнос перекатил себя на живот, подтянул непослушное тело ближе к костру живой левой рукой, и кое-как уселся, привалившись боком к здоровенному, заросшему мхом поваленному дереву. У огня было теплее - он не согрелся, но колотившая его дрожь хоть немного отступила.
Волчица все разглядывала некроманта, щурясь поверх пляшущих язычков пламени, и Гипнос не удержался, ответил ей таким же пристальным, испытующим взглядом.
- Чего? - он бы не удивился, если бы она снова завела песнь о его уродстве. Быть может, даже подыграл бы ей, нарочно выставив сросшееся тело вперед (наблюдать за тем, как кривится ее лицо, было, пожалуй, даже приятно!), но Кинатан неожиданно спросила о другом.
— Что с тобой случилось? Я помню, что в своем замке ты мог передвигаться. Как пьяный симурами, но мог. Да и руками ты тогда пользовался. А теперь вон валяешься дохлой тушей, с чего бы?
Гипнос задумался, прежде, чем ответить. Насколько это знание может быть опасным для него самого? В конце концов, он решил, что немногое и теряет: она и так должна была уже понять, что он истощен, и если бы хотела - могла бы убить еще полчаса назад.
- Мертвая половина меня двигается исключительно магической силой и волей, - произнес он наконец, - а я совсем недавно проводил сложный ритуал. К тому же пришлось выложиться на корабле, защищая нас, так что... - некромант дернул живым плечом, обозначая досаду. - Тепло, сон и хорошая еда - и я восстановлюсь. Вот только вряд ли у тебя здесь есть действительно хорошая еда.
Он даже представлять не хотел, что могут жрать ульвы в естественной среде обитания.
[icon]http://sh.uploads.ru/lSWeE.png[/icon]

+1

12

Кинатан нахмурилась - весть о ритуале ей совсем не понравилась. Конечно, она не знала, что именно сотворил Беннатор, но крепко сомневалась, что это было хорошее и доброе дело.
Однако, расспрашивать не стала, мысли волчицы занимала другая проблема: для ульвов лучшей едой было мясо, особенно во время болезней. Но чем может питаться вот этот?!
Отправляясь в дорогу Кинатан совсем не рассчитывала на спутников, она сама-то прекрасно обходилась охотой - птицы, зайцы, иногда даже мыши и сейчас в ее сумке лежал хлеб, кусок сыра и мешочек с крупой - запас на случай, если охота выдастся неудачной. Но даже, если она продолжит добывать себе пропитание исключительно на охоте, этих припасов все равно не хватит на две недели пути. Кинатан, с запозданием осознав в какую авантюру ввязалась, с трудом подавила желание побиться лбом о ближайшее дерево и праведно возопила.
- Да ты издеваешься! Я тебя прям сейчас придушу, мороки будет меньше! А потом утащу обратно к реке и скормлю химерам!
Впрочем, перевертыш хоть и ругалась, но отступать от своего слова и приводить угрозу в исполнение не торопилась. Бросив взгляд на Гипноса волчица раздраженно рыкнула и, помянув демонов, которые, конечно же, помогли зачать такого никчемного урода, ухватила за ремень свою сумку и подтащила ближе.
Наверное, при другом раскладе она даже позлорадствовала бы, глядя на мокрого, трясущегося от холода некроманта, теперь же... Помощь заклятому недругу претила, но волчица понимала, что если не хочет так рано его угробить, отправляться прямо сейчас в путь никак нельзя, Беннатору нужно было обсохнуть и отдохнуть.
Возиться с готовкой не хотелось (к тому же, по мнению Кинатан пустая каша вряд ли бы могла считаться такой уж вкусной и полезной едой - собирая хворост, волчица не чувствовала запах зверей, а слишком уж удалятся от стоянки не рискнула: от берега, где погиб корабль они ушли не так уж и далеко и было бы весьма досадно, если б, пока она охотится, на их стоянку наткнулись химеры и сожрали Беннатора), так что все еще ворча себе под нос и мешая человечьи и волчьи ругательства, достала из сумки хлеб и сыр.
Чистая льняная тряпица сохранила сыр свежим, а хлеб был испечен таким образом, что мякиш не черствел даже после долгого путешествия в кожаном мешке. Конечно, коврига не казалась только что вынутой из печи, но была мягкой и не отдавала плесенью.
Наскоро порезав сыр и хлеб, вытащила из сумки собственный плащ (большой и теплый, он вполне сошел бы за одеяло) и, мысленно вздохнув - наверняка провоняет мертвечиной и его останется только выбросить! - поднялась на ноги и шагнула к недругу. Швырнула плащ рядом с некромантом, положила на траву тряпицу с едой и покосившись на небо, на краешек яркого, летнего солнца, показавшийся среди густых, темных деревьев и раздраженно, отрывисто бросила.
- Два часа. Потом нужно идти дальше.
Вернувшись на свое место, Кинатан поворошила угли и подкинула в огонь пару толстых веток. Ругаться больше не хотелось, но на душе было не спокойно - нет, дело было в неприязни и ненависти, которую Кинатан испытывала к уродливому некроманту, не в том, что Гипнос - враг и его следовало убить, а не заключать с ним сделки и даже не в том, что их путешествие грозило вылиться во множество проблем. Перевертыш пыталась понять, что будет, когда он наберется сил и снова сможет пользоваться магией? Попробует ее убить? Волчица исподлобья глянула на недруга. Вряд ли. Он наверняка понимает, что в одиночку не сумеет протянуть в этих лесах и дня. Если и нападет, то явно не здесь и не сейчас, вот позже, когда они доберутся до людских земель придется быть внимательнее и осторожнее.
Пару часов спустя, когда солнце забралось высоко в небо, волчица поднялась на ноги. Засыпала костер землей, затоптала угли, потрогала растянутый на кольях плащ и одобрительно кивнула - высох, напитался теплом от костра, но правда и пропах огнем и дымом. А в сущности, какая разница? Лучше так, чем ходить в мокрых тряпках. Сняв плащ с кольев, волчица шагнула к некроманту и слегка подпихнула уродца кончиком сапога.
- Поднимайся. Пора идти.

+1

13

Еда, которую, злобно шипя, отыскала волчица в своих сумках, была вполне сносной для Гипноса, привычного к аскетизму за столом - хлеб и сыр. Достаточно свежие к тому же. Наблюдая за взбешенной Кинатан, некромант невозмутимо кивнул, подтащил к себе пищу живой левой рукой, и ею же, неловко придерживая, кое-как отпилил по куску собственным ножом. Его все еще подташнивало, и голова разламывалась от боли, но еда была необходима, и Беннатор заставил себя есть, откусывая маленькими порциями и тщательно пережевывая.
Усталость накатила еще прежде, чем он доел - предупреждение волчицы о милостиво предоставленных двух часах отдыха некромант слушал, уже наполовину провалившись в сон. Еще сумел подгрести на себя выделенный ему плащ (во имя Бездны! знать бы еще, что за блохи могут водиться в волчьих плащах!) и задремал, даже не пытаясь поудобнее устроить неповоротливое, каменно-тяжелое тело.

***
Он выбрался из реки в полуобгоревшей одежде, с опаленными волосами, отяжелевший от воды, но живой. Если его, конечно, можно было назвать живым.
Боли или бессилия он не чувствовал, но его откинуло слишком далеко от корабля. Он медленно переставлял босые ноги - сапоги утонули еще на глубине - и длинные белые волосы чужого тела мокрыми слипшимися прядями покачивались перед глазами. Он не отбрасывал их - и без того видел, что бой уже почти закончен.
Мертвые с пугающим, безмолвным хладнокровием добивали живых, и прибрежная речная полоса покраснела от крови. Ему нравился этот запах, один из немногих, что он распознавал безошибочно, и он заинтересованно повернул голову туда, где, хрипя от предсмертной муки, пытался отползти подальше от воды один из нападавших. Или защищавшихся - для него не было разницы.
- Нет... о боже, нет! - рот человека скривился от ужаса, когда Воскрешенный присел возле него, наклонив к нему красивое, бледное, бесстрастное лицо, иссеченное предвкушающей ухмылкой. Цепкая, удивительно сильная рука вцепилась в горло раненого, удерживая человека на месте, в то время, как ногти второй погрузились в рваную рану на его животе, выхватывая горстью теплую, живую еще плоть.
До безумных, звериных криков пожираемого заживо никому не было дела - на окровавленном берегу метались и вопили практически все. Уцелевшая команда спасала выживших людей и вещи, и Дора, чудом избежавшая взрыва, с отчаянием оглядывала темные предрассветные воды, понимая, что молодого господина нет. Нигде нет. Она не понимала до конца всю его извращенную натуру, но привыкла к его вспышкам, к его прорывавшемуся безумию, почти что привязалась к искалеченному мальчишке, вверенному ее заботам. И когда она наткнулась взглядом на того, кого Гипнос называл теперь своим братом - прижала обе руки ко рту, чтобы не закричать.
Вилран ответил ей равнодушным взглядом и продолжил утолять голод. Она отвернулась, борясь с тошнотой, не привлекая к нему внимания. Боже, если он исчезнет, если он пойдет своей дорогой... всем будет только лучше.
Воскрешенный не спешил ее переубеждать, вернулся к трапезе, терзая уже переставшее кричать тело. Он знал, что Гипнос жив - чувствовал это той странной частью своей существа, что способна была чувствовать.
А раз он жив - отыскать его станет лишь вопросом времени.

***
Его полусон-полутранс был так глубок, черен и непроницаем, что со стороны некромант куда больше напоминал мертвеца: бледное до пугающей белизны лицо, впалые щеки, тусклая тонкая кожа, холодные руки - одна, живая, аккуратно уложенная на грудь, другие - изогнутые под неудобным, неестественным углом.
Он не видел снов и не чувствовал реальности, полностью отрешившись от нее. Чернота была спасительной, умиротворяющей, бессловесной. Чернота - и тишина. Его союзники.
К сожалению, пока еще живому, невольному союзнику этого было не объяснить.
Когда Гипнос с трудом разлепил веки, волчица была, похоже, уже не просто слегка раздражена, а всерьез вознамерилась закопать его там же, где он и лежал. Некромант моргнул, еще раз, вспоминая все навалившиеся события, и со свистом выдохнул сквозь сжатые зубы:
- А я надеялся, все это мне приснилось...
Он был совершенно не готов вставать и пойти - его искалеченное тело, пожиравшее магию на свое постоянное восстановление, все еще не подчинялось. И к тому же - теперь он чувствовал это особенно ясно! - разлад, глубокая поломка где-то в самой глубине его, лишь усугубился. Сердце билось натужно, неровно, слишком медленно струилась по жилам кровь. Где-то в центре груди поселилась тупая, ноющая боль, по коже расползалось жжение.
Как ни странно, именно это заставило Гипноса проснуться куда вернее, чем все старания Кинатан. Хотел он признавать это или нет, но печати сдвинулись. Ему нужно место, где он сможет получить помощь или оказать ее себе сам, и попасть туда следовало как можно скорее.
- Не уверен, что смогу идти, - донес он до ее сведения. Оперся левой рукой о примятую траву и кое-как сел.  - Мне нужен ремень. Или веревка. И достаточно крепкая палка.
Если она хотела заставить его двигаться, придется отыскать подручные средства. А как иначе она себе это представляла?
[icon]http://sh.uploads.ru/lSWeE.png[/icon]

+1

14

Гипнос никак не отреагировал ни на голос, ни на пинок да и вовсе подозрительно напоминал свежий труп.
- Твою ж мать! Только не говори, что ты сдох!
Волчица выпустила из рук плащ и, с трудом подавив отвращение, опустилась на колени рядом с некромантом. Чуть замешкалась, пытаясь сообразить, что же с ним делать и где в этом странном теле может находиться сердце, но тут уловила слабое, едва слышное дыхание.
- Живой? Просыпайся давай! Слышишь?!
Несколько минут Кинатан всячески тормошила колдуна, однако Беннатор и не думал приходить в сознание да и действительно мало чем отличался от покойника - бледный, как молоко и холодный, очень холодный, словно ледышка. Волчица уже начала подумывать о том, чтобы попросту свернуть ему шею и идти дальше, как тут веки дрогнули и Беннатор наконец-то соизволил открыть глаза.
- Тьфу, дрянь! Урод хренов! - Кинатан раздосадовано сплюнула, отстранилась, а потом и вовсе поднялась на ноги - И надо ж было тебе очнуться!...
Сейчас, глядя на Гипноса она испытывала странную смесь злости, разочарования и облегчения, а еще, кажется впервые за все время их знакомства была солидарна с некромантом - она и сама была бы рада, окажись все это сном или бредом. Наверное, если бы ей предложили обмен, даже согласилась бы снова проснуться в Анвалоре, в том погребе, куда она забилась после наказания, чем в этом лесу, рядом с ненавистным колдуном.
Но вот что странно - Гипнос, хоть и очнулся, но выглядел теперь еще хуже чем, когда засыпал. Может это все и правда бесполезно? И зря она его не добила?
- Не уверен, что смогу идти.
Голос Беннатора выдернул из размышлений и Кинатан не сдержала разочарованного вздоха. Глупость, конечно, но в душе волчицы теплилась надежда, что пары часов отдыха хватит, чтобы он смог передвигаться сам, пусть, как в Акропосе, медленно и неуклюже, но все-таки.
Перевертыш скрестила руки на груди и окинула некроманта изучающим, скептическим взглядом - лучше было бы, конечно, не трогаться с места, дать ему отлежаться хотя бы до завтрашнего утра, но...
- Не сможешь? Что ж, тогда оставайся здесь. Только учти: мы не так уж и далеко ушли от берега, от места, где сгорел корабль. Сейчас химеры наелись, но ночью они наверняка опять выйдут на охоту, а я совсем не жажду с ними встречаться и уж точно не собираюсь сидеть здесь и защищать твою задницу от этих тварей. - Кинатан досадливо качнула головой, с одной химерой еще были шансы, но от трех-четырех в одиночку ей точно не отбиться. Бросив взгляд на Гипноса, кривовато усмехнулась и не удержалась от подначки. - Хотя может ты и выживешь, вряд ли эти выродки прельстятся такой падалью.
Неизвестно то ли из чистого упрямства, то ли не желая проверять насколько химеры всеядны, но оставаться на этой поляне Беннатор явно не собирался и затребовал себе палку и веревку. Кинатан неопределенно хмыкнула, пытаясь сообразить, что задумал Гипнос, но если с палкой все было ясно (перевертыш помнила, что в Акропосе некромант ходил опираясь на трость, а она, вылавливая Беннатора из реки, как-то не сподобилась прихватить еще и трость), то на кой ему сдалась веревка?
- Веревку? Неужто решил повесится на ближайшем дереве? Благое дело. А если еще сначала расскажешь, где этот ублюдок, Потрошитель, то, пожалуй, я тебя даже подсажу...
Впрочем, попусту зубоскалить Кинатан не собиралась, как и отказывать недругу в такой малости. Волчица пересекла стоянку и опустилась на корточки рядом со своими вещами. Покопавшись в сумке и отыскав клубок тонкой, но крепкой веревки, снова поднялась на ноги. Легко, мимоходом выдернула из земли один из кольев, на которых совсем недавно сушился плащ некроманта. Приблизившись, швырнула Гипносу клубок и палку, сама же остановилась рядом, даже не думаю предлагать свою помощь, но с интересом и легким злорадством наблюдая за недругом.

Отредактировано Кинатан (2018-10-11 18:52:01)

+1

15

Гипнос не спешил - он никогда не торопился без нужды. Не повышал голос, не отвечал на ядовитые комментарии волчицы, которые сыпались из нее, как из продырявленного мешка с горохом, и уж тем более не пытался с нею спорить. Не делал лишних движений, которые потребовали бы от него слишком много сил.
Одной рукой он аккуратно размотал веревку, прикидывая ее длину и прочность, перекинул ее себе через шею, второй конец пропустил подмышкой мертвого тела Вилрана, притягивая его к себе как можно плотнее. Когда он мог контролировать обе мертвые руки брата, костяная ладонь сама удерживалась за его живое плечо, не давая потерять равновесие, но сейчас некромант на такой трюк был не способен, поскольку вовсе не чувствовал правую половину тела.
Зато чувствовал живую - лучше, чем ему хотелось бы. Веревка, удерживающая вес мертвой плоти, больно впилась в левую ключицу, сдавила грудную клетку. Наверное, так бы чувствовал себя здоровый человек, которому с чего-то вздумалось подвязать к своему правому боку неравномерный тяжелый мешок, кренивший его на сторону.
Гипнос чувствовал, что волчица наблюдает за ним, хотя не смотрел в ее сторону, затягивая неровный узел левой рукой и частично зубами. Вряд ли он продержится долго, но Беннатор не был особым мастером в завязывании узлов.
Затем он, все также неспешно надел свой высохший черный плащ, закрепил застежки. Хорошая ткань не покоробилась и не повредилась ни от воды, ни от жара и дыма. Как он будет обходиться без своего портного дальше?
Он забивал себе голову этими пустяковыми мыслями, оттягивая тот момент, когда придется попытаться встать. Гипнос хорошо знал, что произойдет дальше: неловкая правая нога подломится в колене, бесполезный груз мертвого тела перетянет - и он упадет обратно. Такое уже было, когда он заново учился ходить после смерти Вилрана, и это его не пугало - но сейчас другого способа показать Кинатан всю бредовость ее затеи идти прямо-вот-так-и-срочно некромант не видел. Пусть посмотрит сама.
Так и произошло. Несмотря на палку-опору, за которую он ухватился двумя руками, удерживать равновесие без магии не получилось. Упал он неожиданно больно - мертвая сторона удара о землю не ощутила, но он отозвался и в живой части его тела. Гипнос сжал зубы и попробовал снова - с тем же результатом.
Ее раздражение и злость он ощущал почти физически.
- Кажется, нам все же придется остаться здесь еще на одну ночь, - невозмутимо сообщил он ей после четвертой попытки, хотя здоровая рука дрожала от усталости, а дыхание сбивалось. - Ну или тебе придется снова подвезти меня. Ты же уже делала это прежде?
Насмешку в его голосе - совсем легкую, ядовитую - могло услышать лишь очень хорошо натренированное ухо.
[icon]http://sh.uploads.ru/lSWeE.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (2018-10-12 13:22:12)

+1

16

Кинатан смотрела на некроманта, что неуклюже, неловко пытался подняться на ноги и чувствовала, как душу захлестывает раздражение - чего ради этот калека так цепляется за свою жизнь? Ну ладно, пусть ему хочется продолжать влачить такое существование, но на кой демон он выперся из дома? Сопроводить обоз? Неужто не нашлось никого другого? Толку от этого урода в дороге? Да от него больше проблем, чем помощи! Разве что... Гипнос говорил, что он единственный наследник, будущий харг Акропоса, может быть в городе стало слишком опасно и поэтому его решили отослать подальше? Волчица кривовато ухмыльнулась - ну да, компания ульва, конечно же, безопаснее, чем город, охваченный войной.
Урод в очередной раз растянулся на земле и, чуть отдохнув, снова начал подниматься, а Кинатан почувствовала, как раздражение сменяется опасной, темной злобой. Согласившись на сделку она честно попыталась смирить свой гнев и ненависть, дразнила и издевалась - да, но все же, заставляла себя думать о путешествии по Лунному краю, о том, как сохранить проклятому некроманту жизнь и вытащить его из этих земель, а не о том, как бы всадить в него нож.
Теперь же... Несколько месяцев назад, в замке Беннатора она с таким же упрямством и остервенением пыталась сначала расшатать и выломать, а потом, когда повезло перекинуться в волчью ипостась, разгрызть толстые железные прутья, что отделяли ее от свободы. Понимала, что глупо, что бесполезно, но пыталась, раз за разом. А теперь Гипнос точно так же, с таким же упрямством пытался изменить, то против чего он был бессилен, пытался подчинить себе непослушное тело, хотя прекрасно ведь понимал, что ничего не получится. И вот это глупое упрямство злило, воскрешало в памяти воспоминания, а вместе с ними - и жажду крови и мести.
Кинатан хотела огрызнуться, но горло сжало от гнева, волчица, сверля недруга темными, злыми глазами, кашлянула, тряхнула головой и процедила-прошипела сквозь зубы.
- Поверь, мне это не доставило ни малейшего удовольствия.
Сейчас Кинатан чувствовала себя так, словно угодила в капкан - польстившись на выгоду, на шанс быстро отыскать Кайлеба, она не подумала о том в какие проблемы выльется это путешествие. А заключив сделку, пообещав довести Беннатора до людского города - сама себя связала словом и, хоть и грозилась оставить недруга здесь, если он не сможет идти, но понимала, что не сможет так поступить, не сможет нарушить обещание. Что будет стоить ее слово, если она так легко его нарушает?
Но что же теперь делать? Волчице не нравилось это место, слишком открытое, не лучший вариант для ночевки. К тому же, про химер она ведь упомянула не ради того, чтобы напугать недруга и поглядеть, как он будет корячится, пытаясь подняться на ноги, эти твари действительно могли заявиться ночью по их души и ох, как же волчице это не хотелось!
Попробовать все же унести Гипноса? В конце концов, не такой уж он и тяжелый. Кинатан окинула растянувшегося на земле уродца неприязненным взглядом - тащить на себе искореженное, воняющее падалью тело было противно. К тому же, волчица вспомнила, как тащила некроманта сюда - Гипнос так и норовил сползти на землю и через каждые десять-пятнадцать шагов приходилось останавливаться и снова закидывать его на спину. Сейчас же Беннатор мало отличался от безвольной тушки и, наверное, так же не сумел бы удержаться на волчьей спине, а значит далеко они все равно не сумеют уйти.
- Хорошо. - Кинатан недобро улыбнулась - Могу и подвезти. Но сначала отрублю ту дохлую тушу, что ты все еще за каким-то демоном таскаешь на себе. Может вонять будет меньше? Да и... тебя, знаешь ли, не слишком удобно тащить, когда ты перевешиваешься с бока на бок.
Несколько секунд полюбовавшись на физиономию Гипноса, волчица насмешливо фыркнула.
- Что, не согласен? Ну что ж, тогда и правда придется остаться здесь.
Приняв решение перевертыш взялась более основательно обустраивать стоянку: для начала прихватила топор и снова отправилась в лес, где нарубила целую охапку разлапистых еловых веток. Притащив их на стоянку, соорудила лежак, закинула сверху своим плащом - на такой лежанке уж точно удобнее и теплее, чем на голой земле.
Не то чтобы ее так уж заботил комфорт недруга, но... ульвы редко мерзнут, сейчас ей в одной тонкой рубашке было жарко, а Гипносу, кажется, даже в теплом, меховом плаще - зябко. Ночью же станет холоднее, земля, скрытая тенью деревьев, не прогреется толком и даже костер не спасет от холода. Обустроив лежанку, волчица  шагнула к Гипносу, ухватила за плащ и одним рывком перетащила на лежак.
- Вот же я дура... Надо было прихватить еще кого-нибудь из твоих прихвостней, пусть бы он с тобой нянчился.
Волчица отступила, демонстративно обтерла ладони, словно бы испачкавшись в чем-то мерзком и опять пошагала в лес - нужно было запастись хворостом.
Полчаса спустя, решив, что собранных дров хватит, чтобы продержаться ночь, Кинатан снова взялась за клинок. С его помощью сняла слой дерна, а потом толстой, широкой палкой выкопала довольно глубокую яму - ночью, в темноте костер будет слишком заметен, а ей совсем не хотелось привлекать чужое внимание.
Закончив с обустройством стоянки, перевертыш устало опустилась на землю, тщательно обтерла клинок от травы и земли, убрала его в ножны и вытащила из сумку флягу с водой, сделала глоток, а потом покосилась на Беннатора, заткнула горлышко пробкой и перекинула флягу ему.
- Пей.
Кинатан привалилась спиной к дереву, лениво наблюдая за Гипносом и тут ее неожиданно озарило.
- Я не следила за вашими землями, последние месяцы... - волчица чуть запнулась и досадливо качнула головой - мне было не до того. Ты сказал, что в Акропосе война, а насколько там сейчас опасно? Можно ли туда пробиться? Я не подумала сразу, но... туда ведь ближе, чем до Вильсбурга. Так может тебя проще вернуть под крылышко папочки?

Отредактировано Кинатан (2018-10-13 18:55:32)

+1

17

Да. Ему пришлось предпринять больше попыток, и упасть больше раз, чем он изначально планировал, чтобы до нее, наконец, дошло. Но Гипнос уже сообразил, что, имея дело с Кинатан, проще взывать к практичному и понятному без слов, чем пытаться донести теорию. Можно было потратить несколько часов, пытаясь объяснить ей тонкости строения и функционирования его безумного, поломанного тела, его зависимость от магии и принципы работы артефактов - но наглядная демонстрация оказалась куда эффективнее.
Действительно эффективнее - темные глаза Кинатан, и без того обычно мрачные, теперь метали молнии, и в первое мгновение некромант решил, что она передумала, наплевала на свое же собственное отчаянное желание найти Потрошителя с его помощью, и собирается, недолго думая, прирезать его. Она была достаточно непредсказуемой, чтобы сделать это, но...
Мгновение, другое - и волчица отвернулась к почти свернутой стоянке, а Гипнос опустил голову, пряча под капюшоном улыбку, если только слабое, почти конвульсивное движение уголков губ можно было назвать улыбкой. Он выбил у нее еще немного времени - снова. Интересно, сколько еще ему будет так везти, и как надолго хватит ее терпения?
Пока Кинатан занималась обустройством жалкого подобия лагеря, некромант прислушивался к собственным ощущениям. Будь его воля, он тоже предпочел бы убраться подальше отсюда - да что там, будь его воля, он бы и не задержался в Лунных землях ни на миг. Все здесь - от неба, быстро затягивающегося низкими облаками, до скрипучих черных деревьев - дышало неприкрытой враждой, и Гипнос знал, откуда взросли семена этой вражды. Горькая ирония: он не участвовал в войне с ульвами, она не имела никакого отношения к разрушению Акропоса, но оба в равной степени чувствовали себя на территории врага.
Так или иначе, а к утру, по расчетам Гипноса, он должен был восстановиться хотя бы для того, чтобы вновь обрести контроль над неподвижной частью своего тела. Были бы наполнены артефакты - было бы проще, но на это некромант не особо надеялся.
Хотя...
Он охнул, когда вернувшаяся Кинатан без предупреждения, как вязанку дров, втащила его на самодельную постель из каких-то веток и все того же плаща. Хотел было возмутиться, но ее грубоватая забота, отдающая искренней, неподдельной ненавистью, принесла свои плоды: здесь тепло от разгоревшегося пламени ощущалось гораздо сильнее, а мышцы, кричащие о слишком долгом пребывании на твердой земле, наконец-то слегка расслабились. Гипнос устроился поудобнее, откинув голову, провел рукой по ткани волчьего плаща - плотной, прочной. Ему нравилось концентрироваться на тактильных ощущениях - тепле, шероховатости материи, колкости еловых лап. Это отвлекало от мыслей о безнадежности ситуации, от угрызений за жизнь (существование?) воскрешенного Вилрана и команды корабля. Это напоминало о том, что он все еще жив. Пока что.
Волчица вновь прервала его мысли - и предложением воды, которому он был рад, и вопросами.
- Опасно? - Гипнос ответил не сразу. Сперва подтащил к себе флягу, открыл одной рукой, и осторожно, маленькими глотками, напился. - Да, пожалуй. Я бы предпочел вернуться домой, чем идти в Вильсбург, но ситуация меняется очень быстро, а без разведки я не смогу сказать, насколько рискованной может быть дорога до Акропоса. Впрочем, сейчас нигде небезопасно...
По ее лицу он видел, что она, несмотря на усталость, тяготится молчанием больше, чем разговором. Поколебался немного и продолжил, слегка приподнявшись, чтобы удобнее было говорить:
- Акропос не всегда был таким, каким ты его видела. Разлагающимся мертвецом. Я и сам почти не застал его другим, но достаточно знаю о том, что было прежде. Сила, которой мы, некроманты Альянса, наделены от рождения, вышла из-под контроля и обратилась против нас самих - никто не может сказать точно, почему это произошло. Но мой город пал первым - немертвые осаждали его так же, как некогда осаждали эти земли, - Гипнос слегка повел подбородком вокруг, указывая на темнеющий в сумерках лес. - Ты знаешь, как это происходит. Но ульвы смогли бежать, а мы оказались отрезаны. Мертвых в городе стало больше, чем живых, и о нас постарались забыть. Магистр Призыва отвернулся от нас, решив, что проще отдать союзный город ордам нежити, чем тратить на него свои силы. Мой отец... долгое время удерживал Акропос, и, поверь, ты застала его в не самые худшие времена. Сейчас там гораздо опаснее. Когда наши ресурсы иссякли, нам все же предложили помощь. Но чтобы спасти город, пришлось разорвать союз с остальными городами Альянса.
Он намеренно умолчал о том, кто именно предложил помощь, и чего это стоило, и рассказывал волчице очень сокращенную, сухую и сжатую версию того хаоса, что сейчас раздирал земли Альянса. Тем не менее, разговор увлек самого Гипноса, и некромант заинтересованно вглядывался в лицо Кинатан.
- Магистр Призыва жаждет оставить все на своих местах - сохранить, как есть, пусть даже придется пожертвовать при этом и Акропосом, и парой других городов. Мы же понимаем, что если хотим выжить, менять нужно саму эту систему. Это... нечто большее, чем война за власть. Если мы проиграем - потеряем дом.
Возможно он и лукавил, намеренно акцентируя лишь на том, что было болезненно близко ей самой, что она смогла бы понять из всей этой запутанной политики благородных домов некромантов, но лишь слегка. Для самого Гипноса война между Альянсом и Культом была лишь декорациями, но то, что стояло на кону - его жизнь, его город, его вера в будущее, которую олицетворял сейчас Культ - было неподдельным.
- Сейчас основные бои идут между городами близнецами. Акропосом, - живой рукой Гипнос едва обозначил на земле мертвый город, - и Атропосом, которым правят мои родственники. Возможно, мы сумели бы пробраться в обход обеих армий, но я бы не рассчитывал на это. Как только я восстановлюсь, смогу немного разведать, что там впереди. Может, проще было бы вернуться к побережью, и посмотреть, не остался ли там кто-либо живой...
Он умолк и снова глотнул из фляги, не сводя бледных глаз с лица волчицы.
- Ты вообще бывала когда-нибудь в любом другом городе Альянса, кроме Акропоса?
[icon]http://sh.uploads.ru/lSWeE.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (2018-10-13 18:46:20)

+1

18

- Живой? После атаки дохляков да химер? Неужто ты правда на это надеешься?
Волчица насмешливо фыркнула, но все же задумалась - чего ради Гипнос хочет туда вернуться? Не верит рассказу про химер? Все еще считает, что она его коварно похитила и надеется, что его люди уцелели, разбили лагерь на берегу и ищут его? Наверное и правда стоит завтра вернуться к реке - нет, в то что там могли остаться выжившие Кинатан верилось слабо, но Беннатору стоило самому посмотреть на место битвы, а ей - пополнить запасы воды.
Послушать что сейчас творится в землях некромантов было интересно и она даже слегка порадовалась, что на Гипноса снизошел "приступ разговорчивости". Или это была своего рода благодарность за помощь?
Правда, слушая рассказ, Кинатан не понимала чего ради люди так цепляются за Акропос? Ульвы, когда совсем приперло, покинули насиженные места, а люди отчего-то упрямо цепляются за родные дома. Хотя, для ульвов дом - леса, реки, поля, озера, огромная территория, охотничьи угодья, а для людей - четыре стены да двор, огороженный забором. Так может именно поэтому ульвам проще отправится на поиски лучшей доли?
- Чем же вы заплатили за помощь? И стоила ли она того? Ослабленное, потерявшее много крови животное проще убить. Знаешь, волки так охотятся - загоняют добычу, рвут шкуру, а когда она ослабевает и уже не может защищаться или убегать - убивают.
Кинатан разожгла огонь и приладила над ним котелок, потом забрала у Гипноса флягу с водой и наполнила ей котел.
- Наверное, с твоим городом было так же - дождались, пока вы ослабнете и только потом предложили помощь. Хотя помощь ли это? Скорее уж возможность добить и сожрать. Я помню, ты говорил, что ты... правитель? - это слово волчица произнесла медленно, не до конца уверенная, что правильно его запомнила - Но, если Акропос для тебя так важен, отчего же ты сейчас не там? Не защищаешь свой дом, земли, своих людей? Говоришь тебя послали сопроводить обоз? Неужто больше некому было этим заняться? Уверен, что когда... - Кинатан качнула головой и поправилась - если вернешься в Акропос он все еще будет твоим, а не перейдет под руку Магистра Призыва или твоих же родственников из Атропоса? Думаю, ты уже потерял свой дом, когда покинул город.
Когда вода в котелке закипела Кинатан вытащила из сумки мешочек с крупой, сыпанула горсть крупы в котел, добавила соли. Жаль поохотится сегодня не удалось, с мясом каша вышла бы сытнее и всяко полезнее. Сосредоточиться на готовке, на таком привычном, рутинном занятии никак не удавалось, чуть ли не кожей она чувствовала внимательный, изучающий взгляд недруга и, немного помолчав, все же ответила.
- Мне довелось побывать в Атропосе. Грязно, тесно, шумно, воняет людьми и крысами. В общем, почти твой Акропос, - волчица подняла голову, взглянула в глаза некроманту и ухмыльнулась, вспомнив физиономию Гипноса, когда они впервые встретились на темной улице и добавила - только и разницы, что всякая дрянь по ночам на улицах не шляется.
Мысли снова, сами собой вернулись к рассказу Беннатора. Видимо идти в Акропос не имело смысла, слишком уж это рискованно - если Гипнос не лжет (а лгать ему в этом уж точно нет смысла, вряд ли он в таком восторге от Лунных земель, что жаждет подольше тут задержаться) и там сейчас действительно война, то нарваться на вояк из Атропоса - раз плюнуть. А что они сделают, если увидят Гипноса? Правильно - или убьют, или возьмут его в плен, а волчицу это совсем не устраивало.
С другой стороны, если им повезет выйти на подданных или союзников Беннатора, что тогда? Прикажет убить ее? Или снова попытается взять в плен? Нет, уж лучше идти в Вильсбург, дольше, зато надежнее.
Кинатан невесело улыбнулась - но все же, как порой забавно переплетается прошлое и настоящее: если бы некромант убил ее тогда, в Акропосе, то сейчас не было бы этой встречи, Гипнос просто утонул бы в реке. И кстати...
- Почему ты меня тогда отпустил?
Ей и правда было интересно, она много раз размышляла над этим, но так и не смогла понять мотивов Гипноса. Может быть, из пустого любопытства? Решил все же посмотреть, чем закончится ее охота на Потрошителя?
Кинатан помешала кашу, попробовала и довольно кивнула - крупа разварилась, стала рассыпчатой, напиталась запахом костра. Сняв котел с костра, пристроила его на лежаке рядом с некромантом, положила рядом деревянную ложку.
- Ешь.

Отредактировано Кинатан (2018-10-15 10:20:28)

+1

19

Гипнос не ожидал, что волчица поймет - или хотя бы заинтересуется тем, что творится на землях Альянса Девяти, и почти готов был к презрительно-равнодушному отпору с ее стороны. Бывали ли у ульвов войны за земли? Или за принципы? Вероятнее всего, нет - что делить народу, который не знал ни письменности, ни обустройства городов с крепкими стенами, или осадных машин для их сокрушения; народу, который столь долгое время не интересовался ничем за пределами своих владений, что, в конце концов, превратился в разрозненные остатки исчезающих племен?
Однако Кинатан внезапно ответила - подхватила осторожно подкинутую некромантом мысль, и Гипнос заставил себя вспомнить, что она далеко не глупа, даже несмотря на отсутствие того, что он называл образованием. Она не только схватывала на лету, но и проницательно угадывала за словами то, о чем он не хотел говорить.
А может, просто мастерски натренировалась причинять боль нажатием на свежие раны где-то еще?
— Но, если Акропос для тебя так важен, отчего же ты сейчас не там? Не защищаешь свой дом, земли, своих людей? Говоришь тебя послали сопроводить обоз? Неужто больше некому было этим заняться? Уверен, что когда... если вернешься в Акропос он все еще будет твоим, а не перейдет под руку Магистра Призыва или твоих же родственников из Атропоса? Думаю, ты уже потерял свой дом, когда покинул город.
Это было похоже на внезапный удар под дых, туда, где и так после ритуала разливалась жгучая, нехорошая боль. Сама того не зная, Кинатан попала в цель, и Гипнос чуть плотнее сжал губы, чуть ниже опустил голову, скрывая замешательство.
- Я не по своей воле покинул Акропос, - сказал он наконец. - И я вовсе не уверен, что смогу вернуться туда.
Он больше ничего не пояснял, а она не спрашивала. Оба недруга, сидящие по разные стороны разгоравшегося костерка, погрузились в собственные мысли. Акропос действительно вспоминался - сейчас он казался невообразимо далеким. Наполовину разрушенный стычками с нежитью, наполовину разоренный срочными военными сборами, упрямо цепляющийся за жизнь, укутанный вечным сумраком... какой-никакой, а он был домом. Единственным, который знал Гипнос. И хотя молодой некромант отлично понимал, что вовсе не одна только злость к предателю заставила Кайлеба Ворлака принять решение о его изгнании, и что этот ход имел немаловажный стратегический подтекст, и что с его собственной, Гипноса, стороны весьма и весьма глупо так думать... при всех этих холодных рассуждениях разума сложно было не думать об Акропосе, как о доме, который он больше никогда не увидит.
Прощаясь с отцом, Гипнос отчего-то чувствовал, что это навсегда. Боль, разраставшаяся в груди, служила тому подтверждением.
О чем думала Кинатан, он не знал, но волчица спросила сама:
— Почему ты меня тогда отпустил?
Гипнос моргнул, выныривая из собственных тягостных мыслей, и только через несколько ударов сердца понял - вспомнил! - что она имела в виду.
Усмехнулся - уголки рта словно дернуло за ниточки.
- А разве ты не сама сбежала, о храбрая воительница? Мои стражи поутру доложили мне, что замок на клетке взломан, и она пуста, но жертв нет... пожалуй, им стоило бы порадоваться твоему милосердию. Или же что? - в усталых серых глазах некроманта зажглись лукавые огни. - Это был волшебный ворон, который вывел тебя из подвалов потайным ходом? Не станешь же ты именно эту версию истории рассказывать всем подряд...
Кинатан плюхнула перед ним котелок с деревянной ложкой, и Гипнос, приподнявшись, неуклюже помешал крупяное варево. От слабости его все еще мутило, но каша выглядела вполне съедобной.
Беннатор поймал сверкающий взгляд волчицы и вздохнул, стирая ухмылку с лица.
- Не знаю, на самом деле... - он пожал левым плечом. - Можешь считать, что я действительно верю в судьбу. Судьба многих бездомных выродков, спившихся бродяг и опустившихся мародеров - умереть на моем столе, чтобы я извлек выгоду из их жалкой кончины. Но вряд ли твоя - я так не думаю. И к тому же... возможно, существу, так отчаянно желающему жить, стоит дать второй шанс.
Он осторожно зачерпнул крупы, в любой момент ожидая, что волчица набросится на него, разозленная его словами. И все же не удержался от ответного вопроса:
- А тебя что заставило нырнуть за мной в реку? И, к слову, как ты вообще там оказалась?
[icon]http://sh.uploads.ru/lSWeE.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (2018-10-16 13:46:15)

+1

20

- Ну-ну, еще скажи, что ты делал благое дело - очищал улицы города от всякой швали.
Голос прозвучал глухо, с низкими, рычащими нотками, лицо волчицы исказила не красивая, злая гримаса. Кинатан захлестнуло воспоминаниями - кривые, извилистые улочки Анвалора, ночь, пропахшая кровью и дымом, хмельное безумие, что затмевает разум и милосердие, стирает границы и превращает и людей, и ульвов в диких тварей, жаждущих крови.
И усталость, тяжелая опустошенность после боя. И кровь, которая, кажется, навечно въелась в кожу.
А иногда... иногда смерть - это подарок, который ты можешь сделать, чтобы избавить от боли и страданий.
Отнять чужую жизнь не сложно, но убивать вот так?! Оправдываясь какой-то судьбой, выгодой, знаниями?!
- Выгода? Знания? Ломанный медяк цена знаниям за которые приходится платить чужими жизнями.
Кинатан почти ощутила на языке мерзкий, маслянистый привкус той дряни, которой поил ее Гипнос, вспомнила странное, неправильное путешествие "за Грань"-в воспоминания.
- Вы, некроманты, не отличаетесь от тех тварей, которых создаете, такие же выродки, только и разницы, что пускаете кровь не клыками, а ножом. А если так... то только смерти и заслуживаете.
Впрочем, спорить и ругаться Кинатан больше не хотелось, выплеснув гнев, волчица замолчала и отвернулась, уже почти жалея, что не сдержалась и ввязалась в этот разговор. Толку трепать языком да пытаться что-то доказать? Как будто словами можно что-то изменить.
Между тем, на лес опустились густые, вечерние сумерки, костер, надежно укрытый от чужих глаз, почти на разгонял подступившую темноту. Конечно, для волков темнота ничего не значит, нос и уши порой говорят больше чем глаза, но все же, чем темнее становилось в лесу, чем ближе к ночи, тем сильнее волчица нервничала, Гипносу сейчас было проще - человеческих нос и слух не улавливали и трети тех запахов и звуков, что были доступны перевертышу. Теперь, сидя у костра Кинатан настороженно, словно зверь, прислушивалась и принюхивалась, пытаясь уловить чуждые запахи и звуки. Может лучше бы и вовсе перекинуться в волчью шкуру? В случае чего удирать на четырех лапах сподручнее, чем на двух ногах.
- Стало интересно, что же произошло в твоем городе, что ты оттуда выполз. - разговаривать с уродливым колдуном Кинатан совсем не хотелось, но беседа могла хоть немного приглушить окутавшую душу тревогу. - А как оказалась... - волчица замешкалась с ответом - рассказать Гипносу про нежить, которая расплодилась в Лунном крае настолько, что жить здесь стало просто невозможно? И о том, что просто не смогла продолжать охоту на Потрошителя, зная, что в Лунном крае гибнут ее близкие и поэтому вернулась в родные земли? Или про Анвалор, после которого ей нет места среди сородичей? А может про ульвов, которые ее отец увел на Силву и Авуса, странного перевертыша, что помог найти волкам новый дом в долине, укрытой среди гор? Казалось бы, всего лишь несколько месяцев, но множество событий, интересных, запоминающихся, порой горьких и болезненных. Впрочем, некроманту про всё это точно не следовало знать. Кинатан пошевелила костер, подкинула пару полешек, протянула к огню руки и невесело усмехнулась. - Считай, что на реку меня привела судьба, в которую ты так веришь.
Дождавшись, когда Гипнос закончит есть, волчица забрала котел и ложку, смысла водой остатки каши, убрала ложку в сумку и к ней же приладила котелок (если среди ночи все же придется сниматься со стоянки, времени, чтобы собрать вещи просто не окажется).
- Завтра мы вернемся к реке. Я не верю, что там могут быть выжившие, но нам нужна вода. - Кинатан снова устроилась у костра, положила на колени тяжелый топор, сцепила руки в замок и уперлась в них подбородком, с раздражением и неприязнью разглядывая некроманта. - Сколько тебе нужно времени, чтобы восстановиться? Завтра ты сможешь подняться на ноги или опять начнешь клянчить отсрочку? И кстати... - до Кинатан внезапно дошло, что Гипнос скорее всего совсем не ориентируется в местных землях и не представляет сколько времени у них может занять это путешествие. Может, предлагая сделку, он рассчитывал всего лишь на два-три дня вот такой, "дикой" жизни? - Мы не пойдем в Акропос. Так, конечно бы, выгадали дня четыре, но слишком рискованно. Ближайший порт в Вильсбурге, людском городе и туда, как минимум пара недель пути. Уверен, что дотянешь? - и полувшутку, полувсерьез предложила. - Может тебя все же лучше прям здесь прирезать? К чему такие мучения?

Отредактировано Кинатан (2018-10-17 17:02:55)

+1

21

Судьба привела, значит?
Что ж, такой ответ Гипноса вполне устраивал. У каждого из них было достаточно секретов, которыми совершенно не хотелось делиться с врагом, и все яростные вспышки Кинатан и ее издевательски-ехидные реплики годились для того, чтобы эти секреты скрыть. Пусть скрывает.
Каша была горячей и сытной, обжигала рот. Больше всего Гипнос опасался, что не сможет ее проглотить, но изможденное тело нуждалось в этом.
- Я уже сказал - пища, вода и сон, и я смогу двигаться, - ровным голосом произнес Беннатор. - И я не стану "клянчить" отсрочку, если восстановлюсь. Поверь, мне все это тоже не доставляет никакого удовольствия... Когда начнет доставлять - обещаю, я, скорее, сам прирежусь, чем тебе придется пачкать руки в моей крови.
Он наблюдал, как волчица, настороженно прислушиваясь и, кажется, даже принюхиваясь, устраивается напротив - гибкая, сильная, дикая. Может, она и слышала и чуяла что-то, чего не мог ощутить он, может, и осознавала сейчас себя хозяйкой положения, но что она станет делать, когда его магический резерв восстановится, и они будут разговаривать уже на равных?

***
Гипнос ощутил возвращение магических сил тем часом, когда ночь плавно переходит в рассвет.
Ощущение нарастало - сперва словно покалывание, какое обычный человек чувствует, отлежав руку или ногу. Затем - как если бы легкие, до того сдавленные положенным на грудь камнем, наконец-то смогли сделать полный вдох. Гипнос знал, что он - калека, но к обычному своему состоянию он привык, а без магии был едва ли лучше, чем мертвец, и возвращение сил стало приливом эйфории.
Он раскрыл глаза, глядя в темное предрассветное небо, проглядывающее сквозь бурые древесные кроны. Какое-то время просто лежал и дышал, наслаждаясь тем, что снова чувствует себя прежним - хотя бы частично, поскольку режущая боль в груди никуда не делась, лишь притихла ненадолго. Потом осторожно, медленно повернул голову.
Кинатан дремала полусидя, прислонившись спиной к толстой замшелой коряге. Костер возле ее ног почти угас, лишь угли еще вспыхивали багровым. Чуткая рука волчицы лежала на рукояти топора, уши наверняка улавливали каждый шорох.
Магия не издает звуков.
Гипнос помедлил, размышляя. Пока что она не пыталась его убить - если не считать угроз с клинком у горла. Стоило ли попробовать уничтожить ее сейчас, быстро и тихо, раз он может двигаться, пока она не вздумала воплотить свои угрозы в жизнь? Один точно направленный магический удар - и голова волчицы взорвется изнутри...
Нет.
Он не знал лесов, не умел в них выживать и не ориентировался в Лунных землях. И хотя у него еще оставалась надежда, что с корабля кто-то сумел спастись, что брат ищет его - и найдет, поскольку целеустремленность Воскрешенного нельзя было недооценивать - это была всего лишь надежда. С Кинатан - был шанс.
Некромант медленно, тихо выпростал руку из-под плаща, которым был укрыт - мертвую, правую руку, которой теперь мог управлять - выдохнул призыв.
Соткавшийся из предутренней темноты ворон раскрыл клюв в беззвучном крике, искоса глянул на хозяина черным агатовым глазом - и сорвался с его ладони, взмывая вверх. Гипнос опустил веки, собирая силы, наслаждаясь тем, как магия вновь наполняет его, пока еще тонким, слабым ручейком, сконцентрировал внутренний взгляд на своем помощнике, что кружил над их маленькой стоянкой, побуждая его взлететь еще выше. Все это время некромант даже примерно не представлял, где находится, и что вокруг, и не мог упустить этой возможности осмотреться.
И вздрогнул, когда зоркие глаза бестелесного существа уловили хищные, юркие тени, тихо подбирающиеся к их ночлегу. Пока еще бесшумно, пока еще достаточно далеко для атаки... но уже, пожалуй, слишком близко, чтобы успеть подготовиться.
- Кинатан! - выкрикнул Гипнос так громко, как только позволяло охрипшее горло и слабые легкие. - Просыпайся, они здесь!
Сам некромант, собравшись, рывком посадил больное, закостеневшее тело. Оно все еще слушалось плохо, но, по крайней мере, слушалось. Костяная рука привычно обняла его за шею, мертвая правая извлекла из-за пояса ритуальный нож.
Химеры - сшитые уже неизвестно кем и неизвестно когда. Выжившие, зализавшие раны, полученные в войне с ульвами, сбившиеся в стаи, продолжающие влачить бессмысленную, бесцельную жизнь, никому уже не подчиняясь. Будь это нежить, Гипнос сумел бы переподчинить ее себе.
А так - лишь взорвал лапу первой из подкрадывавшихся тварей. Та взвыла от неожиданности, вой перешел в тонкий испуганный визг, ошметки мяса и костей брызнули в стороны.
[icon]http://sh.uploads.ru/lSWeE.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (2018-10-18 20:07:58)

+1

22

Ночь тянулась бесконечно долго, ожидание и нервное напряжение выматывали хуже самой тяжелой работы. Но кажется, боги, что свели заклятых врагов у одного костра, оказались милостивы - ночь прошла тихо и спокойно. Уже под утро, не в силах совладать с накатившей усталостью и сонливостью, Кинатан, все так же не выпуская из рук оружия, привалилась спиной к толстой коряге и прикрыла глаза, провалившись в тревожный, неспокойный сон.
- Кинатан! Просыпайся, они здесь!
Тело отреагировало на окрик раньше разума, Кинатан схватилась за оружие и вскочила на ноги, кажется даже раньше, чем открыла глаза. Окинула стоянку взглядом, выискивая угрозу и тут из леса донесся громкий, полный боли, вопль. Химера. Волчица бросила короткий взгляд на Гипноса, кричать "а я ведь говорила!!!" было глупо и некогда. Сколько у них времени? Пара минут? Меньше?
- Уходим.
Впихнув топор в петлю на перевязи, волчица метнулась к некроманту, спихнула его на край лежака, сгребла плащ и сунула его в сумку. Торопливо, трясущимися руками разулась, стащила рубашку и штаны, кое-как запихав вещи в сумку, накинула на плечи лямки (благо хоть ночью сподобилась приладить к сумке перевязь с оружием да подогнать ремни под волчий размер) и потянулась ко второй, звериной сущности.
Кинатан знала, что со стороны смена облика выглядит не слишком эстетично да и в другой ситуации уж точно не стала бы менять ипостась в паре шагов от недруга. Но сейчас? Плевать! Лишь бы быстрее, лишь бы успеть. Тело увеличилось в размере, лицо вытянулось, раздалось хищным развалом пасти, кости и мышцы изменили форму, кожа покрылось густой, длинной шерстью... На смену облика понадобилось всего несколько секунд, волчица плюхнулась на живот рядом с недругом и, к счастью, Беннатор не стал упрямиться или строить из себя героя, способного в одиночку, щелчком пальцев одолеть тварей. Кинатан хлестнула хвостом и коротко, раздраженно рыкнула, когда некромант больно дернул за шерсть, а едва Беннатор устроился на ее спине, как среди деревьев показались химеры, двое (третья, хромая и подволакивая изувеченную лапу, плелась позади).
Твари совсем не походили на тех, что обитали в замке Беннатора и выглядели обманчиво-хрупкими - большие, да, но при этом длинные, поджарые, с выпирающими, от вечного недоедания, ребрами и костлявыми, похожим на драконьи гребни, хребтами, казалось достаточно крепкого пинка, чтобы переломать им половину костей. Шкуры на химерах были серые, покрытые шрамами и свежими ранами и до того плешивые, словно бы уродливые твари болели лишаем. Лапы высокие, с крепкими когтями, а хвосты - увенчанные шипами, длинные, очень уж похожие на плети.
Морды - длинные, вытянутые, как у волков, но кожа на них натянута так туго, что кажется, будто ее и не было вовсе. Вместо носа - темный провал, здоровенные, кривые зубы в вечном оскале, а глаза, глубоко запавшие в глазницах, горели желтым огнем.
На фоне этих задохликов перевертыш казалась особенно большой и мощной. Впрочем, Кинатан очень уж хорошо знала сколь опасны эти тощие выродки и связываться с ними (особенно в одиночку да против троих) совсем не горела желанием.
Твари, выскочив из леса и увидев ульва на миг смешались, замерли, волчица оскалилась, поднялась на лапы, вздыбила шерсть, угрожающе рявкнула и круто развернувшись, одним скачком перемахнула через лежак и рванула в лес. Химеры, уверенные в численном превосходстве и слишком голодные, чтобы упускать добычу, серыми, безмолвными тенями кинулись следом.

Отредактировано Кинатан (2018-10-19 10:27:15)

+1

23

Ехать на волке? На огромном волке? На несущемся вскачь через ночной лес гигантском волке, на котором не за что толком ухватиться, кроме шерсти, ушей и болтающейся на лямках дорожной сумки?
Гипносу доводилось слышать такие истории - в детстве, когда сказки и легенды слушаются взахлеб, даже если в будущем тебе грозит судьба калеки-некроманта. Но взаправду стать героем такой сказки он не хотел никогда и, если бы его спросили, не захотел бы и в будущем.
Но выбора не было: пока оголодавшие твари, еще испытывая какие-никакие сомнения (разорванная в клочья лапа товарки была хорошим предупреждением), подбирались ближе, Кинатан в волчьем облике, уже лежала на земле, словно всю жизнь служила ездовым зверем темным колдунам, и Гипнос, выругавшись под нос, скорее, повалился на ее спину, чем сумел устроиться там хоть как-то. Намертво вцепился всеми тремя руками в дорожную сумку, сжал коленями мохнатые бока - и волчица рванула с места длинным, высоким прыжком.
В первые мгновения некромант едва не слетел - он и на лошади-то не был хорошим наездником, никогда не пуская кобылу вскачь и предпочитая передвигаться неспешно и с каким-никаким удобством. Волк же весь словно состоял из сплошных мышц, ходящих ходуном при беге, и лишь жестокое напряжение мышц (которое, Гипнос был уверен, еще откликнется в будущем), длинная шерсть и злосчастная сумка не дали упасть.
Химеры сперва опешили - затем, взвыв, ломанулись следом. Добыча не стала драться, добыча убегала - а значит, она слабее.
От их воя, тихого шелеста когтей, мельтешения деревьев и листвы перед глазами Гипноса мутило, как с вина. Он раньше видел, как охотятся химеры, как они настигают и загоняют цель, но до этого он всегда был с другой стороны поводка. Это он спускал тварей, это он отдавал им приказы, это его слова с нетерпеливым или боязливым скулежем ждали звери, сшитые им самим. И к тому же долго на несущейся опрометью, совершающей неожиданные прыжки волчице вряд ли удержался бы даже более крепкий человек, чем Гипнос Беннатор.
Да и как долго Кинатан пробежит с двойным грузом на спине против поджарых, быстрых, опасных от голода тварей?
Он попробовал обернуться назад, и тонкие ветви кустарника хлестнули по лицу. Гипнос поспешно опустил голову, вжался в мохнатую шерсть, и вовремя - Кинатан пронеслась под накренившейся сухой елью, сучья которой легко распороли бы ему лоб. Удивительно, что оно все еще не упало.
Не упало...
- Стой! - он разжал руки и рухнул на землю, да так, что на мгновение вышибло дыхание, и собственные зубы до крови прокусили губу. Кинатан по инерции пробежала еще несколько десятков шагов и с гневным рычанием остановилась. Химеры взвизгнули, увидев упавшую добычу, и ускорились.
Гипнос сглотнул кровавую слюну, лихорадочно ища глазами надлом в древесном стволе, ту опасно-узкую точку, которая продолжала удерживать ель от окончательного падения.
Он уже делал так однажды - в Акропосе, с Кинатан. Уж это она должна была помнить. Только сейчас магии ему с трудом хватило бы еще на один взрыв, так что стоило промазать хоть немного...
Он не промахнулся. Выдохнул - и с его выдохом из поломанного ствола вылетели взорвавшиеся щепки и труха. Дерево затрещало, тяжело кренясь все ниже и ниже, все быстрее, уже слишком быстро, чтобы можно было остановить его или остановиться.
От удара вздрогнула земля, и едва приподнявшийся для колдовства Гипнос поспешно закрыл рукавом глаза и нос. Он рассчитал почти что правильно: первая из бегущих тварей не успела притормозить, и ель придавила ее бедра, хвост и задние лапы - передняя часть чудовища с жалобным, надрывным визгом скребла когтями по земле, пуская пену из пасти. Второй повезло еще меньше (или больше - она хотя бы сдохла сразу) - ее перебило одним ударом.
А вот третья, отставшая, хромающая следом за товарками, успела сбавить скорость. Прыжком взлетела на поваленный ствол и злобно ощерилась, уставилась немигающими белесыми глазами на некроманта, хватающего ртом воздух и тщетно пытавшегося отползти подальше.
[icon]http://sh.uploads.ru/lSWeE.png[/icon]

+1

24

Любому ульву в удовольствие побегать по лесу на четырех лапах. Сильное волчье тело идеально приспособлено для долгого бега, мышцы и мускулы, скрытые под толстой шкурой не чувствуют усталости, работают дружно и слаженно и кажется, с каждым шагом, с каждым прыжком только наполняются энергией.
Правда, для полного удовольствия хорошо бы, если б по следам не гнались химеры, а на спине не болтался уродливый, вонючий некромант.
Юркие, легкие твари и не думали отставать, рыча и азартно завывая неслись следом, с каждой минутой подбирались все ближе и ближе. Волчице было страшно, она понимала, что не сумеет убежать, рано или поздно ее нагонят и все же придется принять бой. Хорошо бы найти какую-нибудь скалу или хотя бы, достаточно толстое дерево, чтоб выродки не сумели окружить... Правда толку-то? Против трех химер... Но если скинуть Гипноса, то ей хватит времени, чтобы сбежать - мысль мелькнула и пропала, Кинатан лишь упрямее стиснула клыки и прибавила ходу. 
- Стой!
Короткий крик ударил по ушам, но уж конечно выполнять столь абсурдный приказ перевертыш не собиралась. И тут Беннатор то ли свихнувшись от страха, то ли просто решив красиво помереть - разжал руки и мешком рухнул на землю.
Волчица гневно рыкнула и пробежав еще несколько шагов, резко затормозила, метнулась было к некроманту, но... Кинатан аж припала к земле и прижала уши, когда здоровущая, сухая елка с треском и грохотом повалилась на землю.
Дерево рухнуло так удачно, что прибило одну химеру и придавило вторую. Хотя при чем тут удача? Волчице вспомнился Акропос и неудавшееся покушение на Беннатора - тогда на нее свалилось что-то тяжелое. Видимо полудохлый мерзавец и сейчас провернул такой же фокус, обрушил ель на головы химерам!
Кинатан одобрительно заворчала и тут на поваленный ствол запрыгнула уцелевшая химера, злобно скалясь, уставилась на некроманта, словно бы понимая кто виноват в гибели "подружек".
Волчица взъерошилась, выщерила клыки и низко, угрожающе зарычала, ввязываться в драку с этой тварью совсем не хотелось и она надеялась, что химера, оставшись в одиночестве, испугается и сбежит. Но то ли голод оказался сильнее, то ли просто в голову этой твари забыли положить мозги - уродливая, покалеченная химера хлестнула хвостом-плетью, пригнула голову и издав рычание вперемешку с хрипом и храпом, прыгнула. Кинатан молнией метнулась ей на встречу, звери сшиблись и покатились по жухлой, мокрой от росы траве единым клубком.
Схватка была полона ярости, злости и ненависти, ни ульв, ни химера не желали отступать, в воздух взметнулись клочки бурой шерсти, на траву брызнули капельки крови, противники рыча и визжа рвали и кусали друг друга, пытались добраться зубами до горла. Но все же, все же у ульва было одно значительное преимущество - Кинатан была мощнее и тяжелее химеры и в какой-то момент сумела подмять длинную, вертлявую тварь под себя и тут же впилась мертвой хваткой в хребет, сжала челюсти, кости хрустнули и химера, взвизгнув и коротко, конвульсивно дернувшись, замерла грудой мертвой, изломанной плоти.
Волчица, тяжело дыша, облизнула окровавленную морду и отступила от убитой твари. Сама она отделалась малой кровью - несколько царапин на животе и боках да выдранная шерсть, крепкая толстая шкура и длинная, плотная шерсть защитили от серьезных ранений.
Бросив взгляд на вторую химеру (та больше не кричала, растянулась на земле, а по камням и траве расползлась темно-бурая лужа крови), все еще ощерившаяся, взъерошенная после драки волчица приблизилась к Гипносу, уставилась на него желтыми глазами, пытаясь понять может ли он двигаться дальше? Но пожалуй, если он сейчас заикнется об отдыхе Кинатан его покусает: оставаться на этой поляне перевертышу совсем не хотелось - мало ли какую еще дрянь привлечет шум и запах крови?

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [15.07.1082] Луна над Лунными землями