Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре май — июль 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Алекто Сэлтэйл Гренталь Лиерго Джем Перл Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [11.05.1082] Тени Алира


[11.05.1082] Тени Алира

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

— Локация
Алир, подземные ходы под Небесным городом. Неба не видно, но снаружи царит зябкая свежая ночь
— Действующие лица
Рейн, Оливер, Тени Алира (НПС)
— Описание
предыдущий эпизод —
[9.05.1082] Welcome To The Jungle
Оливер и Рейн оказались похищены доброжелателями в разгар наводнения пригородов нежитью. Этого, конечно, не было бы, не будь Рейн так плохо, а Оливер сбит с толку. Это, конечно, было и вовсе непредсказуемо, потому что о Тенях Алира никто из них не знал. Тени Алира знали о Рейн зато. И они за ней охотились, в том числе с помощью Робина.
А пробудились наши двое приключенцев в гуляющих сквозняком коридорах нижних ходов Алира, связанными, после того, как наглотались дурманящих испарений из алхимических колб, примерно через сутки после того, как последний раз увидели свет.

0

2

Пробуждение приходило в одеревеневшее тело рывками дискомфорта и боли, но это было не самым страшным. Осознание холодило Таэриона жутче любых переживаний плоти: всепоглощающее и чёткое осознание беззащитности, растерянности, беспомощности. Что может быть хуже для трансцендентного существа, изредка выбиравшегося в мир смертных добровольно ослабленным за разрешением важных вопросов?
Он не привык спать в плоти и тем более не привык спать в плоти больше абсолютно необходимого приятного минимума, который требовался, чтобы ноги могли ходить, глаза - смотреть, не смыкаясь, а руки - творить колдовство. Здесь же ситуация была чрезвычайно тревожной. Он знал, что прошло слишком много времени, и что сон этот был насильным. В горле Оливера скопился комок горькой густой слюны, которую было никак не проглотить. Сквозняк пробирал от каменного пола до костного мозга, но ещё носил и барабанил по коже под отсыревшей и остывшей одежде эхо голосов.
- Долго это продолжаться не может. Сколько ещё они будут в отключке? Лидер скоро придёт.
- Я выдернул этих двоих прямо из стычки с тварями. Наверняка они были не готовы к твоей лошадиной дозе снотворного.
- Вы уверены, что они не заразные?
Разговоры возвращали ощущение реальности миру, состоявшему из бесконечного ужаса обессиленного высшего существа. Точно. Он всё ещё был Оливером Шоу, студентом школы магических и естественных наук из Лейдера, просто ввязавшимся в очень сложное полевое исследование. За это и держимся в случае чего, хотя накануне он был готов разоблачиться перед самим королевским двором Остебена, требуя аудиенции у всех монархов мира разом, чтобы побороть живой корень Розы немёртвых.
- Рейн, - позвал севшим голосом некромант, шевеля связанными за спиной накрепко руками. Он пока не чувствовал магических оков, но был уверен, что на них обоих они были. Прежде, чем их допросят, кто бы там ни был, им следовало договориться между собой, что они расскажут.

+1

3

Представления Рейн о встрече с родным батенькой сильно отличались от того, что вышло на практике. На самом деле она и путешествие с Оливеров в Зенвул видела более поэтичным, чем то, что получилось на выходе. Конечно, никто не обещал ей мягкой дороги и целой шеи и не повреждённой души. Она сама считала, что только дурак отправится в проклятый город, чтобы найти там смерть и заражение розой, но всё равно пошла. Не денег ради, а… а потому что идиотка, отбитая на голову. И она, и Оливер, который был странным с самого начала и ничего хорошего ей не обещал кроме деньжат за выполнение миссии, а что вышло в итоге? Дважды он возвращал её к жизни, привязывал душу к умирающему телу, зашивал на ней раны и тащил дальше в пекло, пока задница горела вместе с пятками и дурной головой.
Рейн снился кошмар. Земля дрожала от боли и злобы. Мир громко стонал от ярости и пролитой крови. Пустошь пылала, вспаханная костями сгоревших в огне ненависти и общего проклятия. Души чёрными тенями вились над пустошью, словно ядовитые цветы, сотканные из темноты и отчаяния, они тянулись к чужаку, пытаясь затянуть в трясину умирающего мира, сделать его частью себя, сжечь изнутри дотла, пока не обратится в пепел и не станет частью отчуждения, сковавшего эти бесплотные проклятые земли. Рейн чувствовала, как что-то живёт под землёй и тянется в другие территории, набирая силу. Она вновь видела дерево, выросшее на крови и костях. Оно питалось плотью и дарило подобие жизни останкам, заставляя их прорастать страшной и неизвестной болезнью, создавала в них подобие разума и отправляло на бой, чтобы снова и снова пополнять строи нежити. И Рейн была среди них – живых мертвецов, проросших проказой, с горящими золотом глазами и пепельными руками. Она тянулась к живой плоти, желая вкусить её, разорвать её на части и раз за разом умирала от дикой боли, которая жидким пламенем выжигала её нутро, обращая его в пепел.
Крылатая болезненно проснулась после кошмара, находя спасение в реальности. Вокруг не было кострищ и толп нежити, не было дерева и голосов, которые шептали ей в уши и требовали стать частью проклятого круга. Рейн дёрнула руки, желая рассмотреть их, чтобы в страхе не найти пепельной заразы на коже, но ладони не слушались. Девушка запаниковала, дёрнула руки сильнее и, лишь услышав голос Оливера, подняла на него лицо.
- Руки… Руки пепельные? – она не думала, что звучит как сумасшедшая, но после очередного кошмара, который выглядел так натурально, Рейн опасалась, что всё это – правда.
Она не представляла, сколько времени пролежала без сознания, и где именно они оказались – эти мысли начали занимать её, когда Рейн начала медленно успокаиваться от присутствия Оливера. Некроманта никогда не было в её кошмарах, и он служил якорем реальности, за который она хваталась в периоды шторма. Алифер поняла, что руки не поддаются ей, потому что они связаны, а плечи ноют и затекли от неудобного положения тела, запястья растёрты до красноты и неприятных назревающих ран.
Рейн услышала незнакомые голоса и попыталась осмотреться. Она вспомнила, как неизвестный алифер прикинулся добрячком и предложил сопроводить их в Алир. Так круто сопроводил, что они теперь лежат связанными брёвнышками в каких-то катакомбах и знать не знают, что их ждёт. Одно точно известно – эти товарищи точно знали, кто попал к ним в руки и интересовала их одна неблагородная птичка. Вот только захрен им бастард? Деньги стрясти с императора? Шантажировать властью? Или сейчас из темноты выйдет её прославленный кузен-похититель и прирежет её, чтобы императору отправить кровавое послание?
Алифер дёрнула руками, попыталась применить магию – не работает.
- Зараза, - Грей от досады прикусила язык.
Ни оружия. Ни магии. И чем прикажите торговать? Мордой?
- Эй, хмырь крылатый! – Рейн не стеснялась в выражениях и пыталась найти алифера в тёмной комнате. Кто-то же должен за ними присматривать, так? – Что ты там говорил о беспокойстве императора и целом городе? – она чувствовала, что скорее передразнивает наивную себя, чем белобрысого алифера, который обманом вытянул их из сражения в Остебене. Лучше бы остались в столице, отбиваясь от нежити, чем протирали задницами полы в подземелье.
Рейн не рассчитывала, что на её зов, каким бы он ни выглядел глупым и нелогичным в её хреновом положении, выйдет тот самый алифер. Он не вышел, зато девушка услышала шаги, пока пыталась сесть, а не валяться на холодном и пыльном полу. Спина болела, ноги затекли, шею продуло. Во рту сухо и горько, желудок пустой и жрать охота.
- Ни чести, ни достоинства, - незнакомый мужчина покачал головой, встал возле бесславной компании, заслоняя свет от факела, и с придиркой осмотрел крылатую.
- А ты развяжи. Будет тебе и честь, и достоинство, - Рейн улыбнулась, широко и наиграно, с сарказмом.
Спесь крылатой немного убавилась, когда мужчина оказался рядом и крепкие пальцы сжались у неё на горле. Не с целью удушить, но расставить все точки над «и» и отбить желание словоблудить по поводу и без.

+2

4

- Опять плохо? - шепнул, и отнюдь не со знающим будничным тоном, Оливер.
То, что творилось с его компаньонкой, было на его совести в том числе. Они трахались так, как нравилось ей. Они делили плащ или одеяло и были похожи на влюблённую парочку идиотов - по внешним аспектам, и всё же. Её разум продолжал разлагаться о неведомые для защищённого аурой Безымянного Оливера, и он не сходил с ума лишь потому, что ум его был взят вместе с телом под холодный контроль демиурга.
Он хотел предупредить, что колдовать бесполезно и оковы на руках их зачарованы против магии - но Рейн быстро поняла это и сама.
- Зря, - поморщился Оливер, закрывая тёмные глаза. Он не хотел участвовать в разборках в небесах, в домене последней воле Творца - его мечты.
Это не значило, что он не пробовал путы. Просто путы оказывались сильнее их всех.
Ботинки с тонкими подкованными дугами прошлись по холодному камню сквозящих подземелий Небесного города.
- Да неужели, - язвяще иронично, негромко, и при том - жгуче и жаляще произнёс богатый на какой-то неуловимо звонкий тон - не то высокий баритон, не то - низкий тенор голос. Шёлковый, и всё равно - хлещущий безжалостно.
- Само её Светлое Ублюдчество предоставит нам свой глас, чтобы плюнуть всем в морды?
Уже не эфемерный, а физически тёмный и грязный сапог с каблуком ступил и мазнул по реальности со скрипом и треском. Урывок мига - Оливер увидел неуловимо-деформированное лицо. Он не мог сказать, как и почему именно, не находясь в магических путах. Главарь Теней Алира присел на камень в пустых проходах пустых лабиринтов над Бездной. - А ты уверена, что можешь мне хоть что-то предложить, чтобы успеть сделать вклад, де-воч-ка?
Он чеканил каждый слог.
- Конечно, - выплюнул Оливер. - Она же императорская "девочка". А вы все связаны клятвами…
Ему заехали в солнечное сплетение.

+1

5

«Не люблю, когда трогают горло».
Нелюбовь к прикосновениям появилась у Рейн недавно – с тех пор, как одна падаль в Лунных землях решила поточить о её шею клыки. Кожа наросла новая, шрам постепенно бледнел, оставаясь уродливым воспоминанием и напоминанием о тенях Зенвула, которые преследовали её в бесконечных кошмарах во сне и наяву. Но мужчине удалось временно заткнуть крылатую, обратить внимание на себя и пройтись в абсолютной тишине. Его шаги звучали, как удары хлыста. Словно опасный хищник прогуливался по клетке вдоль прутьев. Один его вид устрашал настолько, что прутья казались тонкими прутиками – захочет убить - сломает, убьёт и не подавится после.
Но прошло бы всё гладко, не будь они, Рейн и Оливер, идиотами.
- Могу плюнуть. Могу магией приложить, ты только руки от побрякушек освободи, а так я с радостью, - Рейн наигранно улыбнулась, позвенела оковами на запястье. Она хорохорилась перед мужчиной, но следила за каждым его жестом и шагом – ожидала от него подвоха и выпада. Ощущение угрозы не покидало крылатую и усиливалось от неизвестности. – Что тебе надо? Выкуп сторговать? Так я порченная. За такой товар не платят.
Рейн не думала что-то предлагать. Она предполагала, что у мужчины есть цена, но как многие психопаты или идейные люди он не торопился раскрывать все карты. Сначала помучает, поговорит, накрутит обстановку, пока она сама не взвоет и не начнёт искать варианты, но Рейн не хотелось думать и напрягаться. Им что-то нужно. От неё. Что она может дать настолько ценное, что за ней послали двух мужиков в самое пекло?
За неосторожный слова (уж не от неё ли Оливер набрался?) некромант получил под дых. Грей перевела взгляд на парня. Это было больно. Рейн не сомневалась. Получить сапогом по солнечному сплетению на полуслове – всегда неприятно.
- Интересненько…
Нормальная баба на её месте уже бы упрашивала, чтобы её мужика не калечили, оставили в покое и вообще не трогали, а вели беседу исключительно с ней, потому что он тут ни при чём. Как минимум, справилась бы о состоянии парня и кинулась к нему перед согласием пойти на диалог и любые уступки, но это нормальная баба. Рейн к нормальным никакого отношения не имела, а Оливер дальше развлечения и спутника в отношениях не уехал. И всё же неприятно.
- Ты с ногами аккуратнее. Этот некрос - моя собственность.
Да, Рейн не любила, когда кто-то трогал её вещи. Только ей дозволено издеваться над Оливером и испытывать его терпение.
Алифер придерживался другого мнения, о чём незамедлительно сообщил в грубой форме – пальцами на шее.
«Фу как некультурно», - Рейн прикусила язык, чтобы ещё раз не напроситься на воспитательные меры.
Вопреки ожиданию худшего, мужчина не торопился придушить её. Наоборот, он держал её и рассматривал лицо, словно пытался что-то разглядеть в её чертах, и… не находил.
- Нынешний монарх нас не устраивает, - мужчина отстранился, поднялся, возвращаясь к хождению. – Скоро восстание захватит Алир, и ветра переменятся в пользу нового лидера.
Рейн предполагала, что по всем законам мужчина будет продвигать себя, как идеального лидера алиферов, но никак не ожидала, что он снова посмотрит на неё, на этот раз без ухмылки, и задаст вопрос:
- Девочка, хочешь стать императрицей?
Рейн внимательно посмотрела на мужчину, опуская громкое и эмоциональное: «Чего-о?». Заржала в голос. Смеялась долго, до коликов и слёз, не мучай бы её обезвоживание. Перестала смеяться, с чеширской улыбкой посмотрела на мужчину – он это серьёзно? Глядите, он серьёзно!
- Да ты чокнутый, мужик, - Рейн фыркнула. – Может, не больной на голову, но тупой точно. С хера мне зариться на трон и вашей шайке-лейке помогать? Что так, что так подыхать, так зачем мне жопу рвать?

+1

6

Даже когда пятна цвета от резкой боли и шока от удара отступили, Оливер всё ещё не мог вернуть себе дыхание и ясность мысли. Он хватал ртом воздух, как рыба, с губ тянулась тонкая ниточка слюны с налипшей вдоль неё розовой пеной. Безымянный вертелся и раздражался в панике. Никто не смел так поступать с ним. Даже когда он ходил среди смертных, неся знание, в первый раз. Это был серьёзный урон божьему самолюбию. Но Таэрион был рационален, он понимал, что получает тумаки в то же время, как происходит нечто очень-очень важное.
Этот голос рассыпался не потому, что у него в голове дребезжало эхо боли - понял некромант почти мгновенно. А потому, что рассыпался на куски его хозяин. С ним что-то было точно не так. С его магической аурой, с его поведением, меняющимся от вздоха к вздоху, от фразы к фразе, обманывая ожидания, с ним всем - с светящимися золотым глазами! - но не было возможности проверить и прочувствовать.
- Нет, бастардка. Я спрашиваю, чтобы проверить твои притязания на трон и желание продолжать этот цирк. В каком пространстве лежат твои амбиции.
- Славно вещаешь, - просипел Оливер, сплёвывая под ноги. Сложно было сказать, кто сейчас дерзил и, несмотря на физическое страдание, вошёл в полный раж - он сам, или Таэрион, но то, что он сказал дальше, срывало сотню из десяти по шкале самонадеянной провокации. - Для рассыпающегося в прах смертного.
Они не трогали истерически ржущую Рейн, но не постеснялись ссыпать всё раздражение на него: стоило магу что-то вякнуть, его подтянули за руки и отходили ещё раз. Главарь шайки перестал ходить и теперь только холодно смотрел с непроницаемым выражением лица на обоих.
- Все  смертны. Могу напомнить на твоём примере об этом нашей общей подруге.
Он перевёл взгляд с задыхающегося Оливера на Рейн.
- Тебе решать. Можешь повлиять на своего отца отказаться от трона и венца, передав волю Небесного воинства назад его легионам. Можешь выбрать смерть в канаве, потому что ты в наших руках и судьбу твою решают Тени Алира. С другими членами вашей династии мы… - он сделал многозначительную паузу, - разобрались. Разберёмся и с твоим другом сейчас. Разберёмся с тобой.
Страшный, странный алифер, от которого веяло одновременно силой и страданием, стоял, заложив за спину руки, напротив двух пленников и лениво переводил с одного на другого тлеющий золотом - поганым, хаотическим, демоническим, а не небесным золотом - взгляд.
Это уже были не шутки.

+1

7

Рейн заметила забавную закономерность – испытывала терпение и напрашивалась она, а избивали Оливера. В некотором роде это очень удобно, потому что алифер не несла ответственность за свои слова, а по морде получал Оливер, почти как за свою бабу. Удобно, практично, но не честно. Но когда в этом мире существовала честность? Даже алиферы, которых по легенде создали самыми чистыми и непорочными – дланями Всеотца, которые должны были нести в этот мир свет и равновесие, скатывались в безумие хаоса. Она в том числе.
Аргументом, почему Рейн нужно работать с неизвестными алиферами, стало очередное нравоучение посредством избиения некроманта. Или он что-то сказал, пока она придавалась куражу безумного веселья, что так сильно выбесил алиферов? За месяц общего путешествия Оливер успел набраться всякого разного от неё в том числе. От затюканного мальчика со смазливой мордой он стал… ладно, он остался тем же затюканным мальчиком, но с чуть попорченной мордой. Шрам не добавлял ему брутальности, но теперь всё чаще Шоу лез из шкуры и примерял масочку крутого парня. Иногда потому что Рейн это нравилось.
Рейн не была чёрствой сукой. О дружбе знала, о привязанностях тоже. Когда-то даже довелось влюбиться, в кого не следовало. Дважды причём. Один раз по девичьей глупости, во второй спьяну выскочить замуж. Она отлично знала, что чувствовала по отношению к тем мужчинам и знала свою реакцию на любой вред, причинённым им сторонними лицами. Рейн помнила, как испытывала удовольствие, когда Элтору били морду в переулке и как она не пыталась позвать на помощь стражников, потому что он обошёлся с ней бесчестно. Помнила, как в дом лекаря завалился раненный Иритель. Она испугалась, что он может умереть и зачем-то оставалась рядом, когда всё время порывалась уйти. Одна часть хотела остаться, другая – сбежать. Оливер… Ничего в ней не вызывал. Она помнила, как один раз что-то промелькнуло, но были ли то намёки на какие-то реальные чувства, облегчении от избавления от тени Зенвула или просто воспоминания, которые наложились на настоящее – Рейн не знала и сама для себя выяснять не хотела.
Они не друзья. Не любовники. Просто делали общее дело. И всё-таки…
Грей отвела взгляд, посмотрела на лидера, слушая, что интересного он ей расскажет о перспективах.
- Ты хоть раз видел, чтобы кто-то добровольно отказывался от власти? – Рейн скептически изогнула бровь. Вот как он себе это представляет? Что она явится в небесный дворец, попросит отца отказаться от трона, потому что очередная группа фанатиков решила, что он неправильно управляет государством, поэтому его вежливо попросили с трона через внебрачную дочь? А главный аргумент тут, что Рейн очень сильно стало жаль почки Оливера.
О Тенях Алира Рейн слышала лишь вскользь и ничего серьёзного, но эти парни имели в рукавах все козыри – они держали их пленниками, делали, что хотели. Численный перевес был на их стороне. Рейн насчитала, как минимум, десятерых, и предполагала, что где-то есть другие. У них с Оливером нет ни магии, ни оружия, чтобы выбить себе свободу и жизни. Что оставалось? Ёрничать, ровно сидя на жопе?
- Другими? – она зацепилась за слова алифера, словно думала, что так сможет отвлечься их от увлекательного избиения некроманта. – Других не осталось.
- Ты в этом так уверена? – мужчина посмотрел её. Пронзительные золотые глаза смотрели будто бы сквозь неё.
Рейн стало не по себе.
- Никто не знает, где они находятся. И жив ли второй наследник династии, а первый вообще убийца.
Кто бы говорил о хороших поступках.
Мужчина никак не отреагировал на её слова. Он не получил от неё то, что хотел. Они устали ждать, когда девчонка примет нужное решение. Мужчины обступили некроманта. Рейн услышала ещё один звук удара и прозвучавший следом болезненный стон. Она молчала и смотрела, не видя Оливера за их спинами, словно верила, что ещё немного и, не имея рычага для давления, они перестанут его избивать. Как же. Удары продолжались.
«Я. Ничего. Не. Чувствую. Ничего».
Этот парень дважды спас ей жизнь. Он оставался рядом с ней, пока её мучили кошмары. Интересовался видениями, которые мучили её с последнего воскрешения. Он…
- Остановись.
Удар.
- Ты оглох?! – Рейн выходила из себя. – Я сказала: клешни от него убери, пока я тебе их в жопу не засунула.
Новых ударов не последовало. Лидер отдал приказ, мужчины остановились и отошли от некроманта. Рейн боялась смотреть на него и проверять: жив ли он, не потерял ли сознание, насколько сильно они его искалечили, пока она телилась с решением и пыталась абстрагироваться от происходящего.
- Тебе есть что сказать? – золотые глаза посмотрели на неё.
- Я помогу свергнуть императора.

+1

8

Если бы на Оливера не сыпались удары и вспышки боли и отчаяния живого существа, которое не желало умирать, не перекрывали его зрение, слух и тактильное восприятие, главные чувства после заглушенной магической ауры, он бы почуял в диалоге подвох. Кто-то что-то недоговаривает, блефовал, и не только Рейн. Но где и как - они не распознали бы. Бастардка не была в Небесном городе годами. Он — ни студент магических наук, ни Таэрион — никогда вовсе. Даже сфера Ньёрая была молодая, и она, в отличие от Бездны Фойрра или даже садов и лесов Алиль, была очень удалена, чтобы он мог так легко по рекам энергий сквозь туманы и пустоты их измерения в неё заявиться. Им просто катастрофически не хватало информации. А неведомое, как известно, вызывает беспокойство, ненависть, страх.
Даже бог Смерти и Магии может беспокоиться, уж поверьте.
А потом новый удар по уже теряющему чувствительность телу не прилетел. Сквозь пульсирующий жар сплошного болезненного ощущения тела до ушей добрались обрывки ругани и сиплых криков Рейн, в основном из-за того, какая оглушающая после этого повисла тишина.
Шуршание ткани, звон металлических деталей — от клёпок и боях завёрнутый в узлы ремней до клацанья клинков в ножнах. Довольное, душное молчание.
Собеседник, командовавший доселе всеми головорезами, перестал двигаться и переминаться с ноги на ногу, как будто ему сама неподвижность была неуютно, остановился и присел на корточки.
Неровный слабый свет померк под густой тенью, а потом вновь проявился жутким ореолом вокруг приблизившийся к ним головы, по контурам сухого, неуловимо неправильного лица, подсветить облачка мгновенно выстывающего в сыром тоннеле пара дыхания.
— Вот и славно, — наконец тихо, вкрадчиво, почти неслышно на гудком воздухе сказал он. — Тащите их в укрытие и пошлите сообщение через стражу.
Он мог больше ничего не говорить, оставив их неизвестности, но, глядя на сплёвывающего розовую пену и кровь некроманта, он посмаковал, вскинув приказ и в их с Рейн уши. — Приведём девочку в порядок и выведем на переговоры об отречении.

+1

9

Привести в порядок, м-м-м! Платье подогнать, отмыть, надушить? Накормить и обогреть? Отыметь? Конечно, нет. Рейн могла ёрничать, сколько влезет, потому что воспринимать происходящее с серьёзной миной она отчаянно не хотела. Реальность отдавала привкусом желчи, кислоты и бог весть чего ещё. Алифер чувствовала себя дерьмово, а ведь даже не её отходили по бокам, как кусок мяса перед жаркой.
Им с Оливером предоставили короткое свидание на двоих, пока Тени Алира готовили первый этап отречения императора. Рейн не представляла, как это будет выглядеть, но чувствовала, что вляпалась по самую макушку, а то и на три головы выше. Как выбираться из этого приключения, во что это вообще выльется – она не представляла. Два раза воскресать после вмешательства некроманта, чтобы после попасть в руки непонятно к кому. Почти обидно.
Рейн старалась не смотреть на некроманта, не бросалась к нему как трепетная подружка, которая пытается хоть чем-то помочь своему спутнику, не кудахтала над ним, не лила слёзы. Вообще нихрена не делала, потому что не знала, как себя вести, и считала, что ничем не может ему помочь. У неё нет должных знаний, нет предрасположенности к целительной магии. Она вообще ни на что не способна кроме колкостей, грубостей и битья морд. И всё же она слушала. Его дыхание. Как он сипло вдыхает, как выдыхает. Каждый его болезненный вдох, каждый выдох она чувствовала, что они на неё давят. Незримо, но настолько ощутимо, что она сама не хотела дышать или чувствовать, как у неё в груди бьётся собственное сердце, и всё же она хотела жить. Отчаянно.
У неё хватило ума подобраться ближе к боку некроманта, подложить ему колени под голову. Со связанными руками за спиной на большее можно было не рассчитывать. Да и что большее?.. Потрахаться на прощание?
Непроизвольно она скользнула взглядом по телу некроманта. Места ударов постепенно приобретали сине-бурый оттенок. На губах некроманта, красных от крови, скапливалась вспененная слюна. Перед глазами у Рейн промелькнуло лицо другого мужчины и его раны, но воспоминания едва ли имели общее с настоящим.
Тени вернулись раньше, чем она успела собраться с силами и что-то сказать. Мужчина поднял её на ноги, потянулся к её Сосуду душ – Рейн вспомнила о нём только в этот момент, и почти удивилась, что его оставили при ней, а не забрали, а потом она почувствовала странную колющую магию, которая опутала её Сосуд. Грей не решилась спросить, но ей ответили:
- Будешь много болтать и не по делу, останешься без крыльев.
Хороший аргумент. Рейн даже хотела, заикаясь, спросить про Оливера, почему аргумент не он. В первый раз Теням удалось уговорить её подчиниться, пока отбивали некроманту рёбра, но в этот раз нашли другой более действенный вариант.
- Шагай. Его императорское величество заждался любимую дочь.
Рейн грубо подтолкнули в спину. Делая шаг и озираясь через плечо, она поняла, что уводят только её, а Оливера оставляют. Конечно, с таким лицом он не мог сойти за прекрасного здорового принца, но отец в любом случае усомнится в душевном здравии дочери, когда она попросит его с трона. Так почему бы не взять Оливера с собой?
- Придержи пегасов, - Грей заартачилась. – Он пойдёт со мной.
- Ты здесь ничего не решаешь.
Да, это так. Она здесь ничего не решала, но она им зачем-то нужна.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [11.05.1082] Тени Алира