Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Элиор Лангре Гренталь Лиерго Игнис character4 name
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [10.04.1082] Если уж я решил кого-то съесть


[10.04.1082] Если уж я решил кого-то съесть

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

- Локация
о. Силва, Фалмарил, дорога в сторону Гиллара
- Действующие лица
Кристофер, Тэйэр
Тэлл, Алиллель
- Описание
предыдущий эпизод — [8.04.1082] Глаза Змея
В руки Культа Змея попалась необычная девушка, которая каким-то образом связана с лесом фейри и Древом Жизни. Они не представляли, что через несколько дней пути к ним попадёт сам Аллор, а потом два божественных пинка от зайцелопы и волчары.

0

2

Аллор надеялся, что сможет исправить ошибки, но погружение в очищенное озеро и изучение корней ничего не изменило. Он пытался влить в них магию, сколько мог, но корни едва приобретали оттенок жизни, как снова тухли и ссыхались. Это место подпитывал один уцелевший корень, и демиург опасался, что он погибнет вслед за остальными – его сил слишком мало на одного сильного хранителя и место такого размера.
Ламар выбрался на берег, выжал вещи от воды, собираясь подумать, что делать дальше, пока тело отдыхает от магической встряски. Он не спрашивал у фейри, которые следовали за Тэйэр, куда она направилась – он знал ответ. Эта девушка слишком упряма, чтобы пойти в деревню или остаться у Фиго и костерить бога за всё хорошее. А жемчужину-то себе оставила, ага!
Вечер потрачен впустую. Кристофер не жалел, что отправил девушку, пока под вечер следующего дня его на полпути к Комавита не догнала Тавел. Фейри испуганно пищала, обращаясь к нему, говорила о Тэйэр и плохих ламарах. Из общего набора слов и оборванных реплик он понял, что случилась беда и девушка угодила в неприятности. Вот теперь он почти пожалел, что отослал её, надеясь, что девушка воспользуется проверенной тропой. На что он рассчитывал? Их вторая встреча завязалась на том, что её поймали контрабандисты и тащили продать на рынке рабов. После приключения Тэйэр только пополнялись нелепыми и опасными ситуациями, в которых она постоянно находилась на грани и нуждалась в помощи. Сейчас бы удивляться, что она снова влипла в приключения!
Проблемная женщина ему досталась.
Изменив планы, Аллор поспешил за Тавел к тому месту, где фейри в последний раз видела девушку. Когда они пришли, ни культистов, ни девушки уже не было, зато по пути ламару попался Вальдек. Он не успел удивиться встрече с ламаром, а быстро пришпорил ламара к дереву. Тавел парила над плечом демиурга и утверждала, что он причастен к похищению Тэйэр – это он отдал её в руки культистов. А Тэйэр ему говорила – ревность. Да он задницей чувствовал, что этому ламару нельзя доверять!
- Где Тэйэр?
Вальдек не ожидал его встретить и не понимал, откуда Кристофер узнал о похищении девушки, если по словам Тэйэр они разошлись и пошли разными дорогами, но ламар заметил фейри – ту самую, которая была с Тэйэр.
- Ты её понимаешь?
- Где девушка? – Кристофер был слишком зол, чтобы разговаривать на отвлечённые темы и отвечать на вопросы ламара. С целью профилактики он стукнул спиной ламара о створ дерева, к которому его пришпорил, и продолжил в упор смотреть на него, ожидая ответа.
Это движение вызвало другую реакцию – Вальдек опустил голову и заметил на руке ламара знакомые прожилки.
- Он укусил тебя? – удивился ламар. – Но как ты выжил? Почему?
Вальдек не понимал, как кто-то мог выжить после укуса левиафана, а Аллор – почему он ещё не убил этого ламара, когда рядом не порицающей его Тэйэр.
- Его яд в тебе, да?
- Говори, куда пошли культисты с Тэйэр, - в приступах гнева Аллор плохо контролировал магию – она хаотично проступала, выплёскиваясь яркими молниями на пальцах, но пока не задевала ламара.
- В Гиллар. Они принесут её в жертву Змею.
Аллор отпустил ламара, отошёл от него, но не оставил поступок безнаказанным. Тэйэр не обязательно знать, что он сделал с Вальдеком. Навряд ли она подумает о нём, после того, как «хороший парень, спасающий сестру» отдал её культистам. Или снова попытается оправдать его поступок? Женщины же так поступают – оправдывают мерзавцев, а потом удивляются, когда мерзавец оказывается мерзавцем, а не напускным мудаком?
Кристофер преследовал культ несколько дней. Он знал дорогу в Гиллар, но какой воспользуются культисты? Ламар давно не был в этих землях. Многое изменилось за время его отсутствия. Если бы он уделял больше внимания жизни Фалмарила, то ничего бы этого не произошло. Он не понимал, откуда взялся этот культ, а Тавел не могла ему ничего рассказать о них. Культ нужно уничтожить – Аллор это понимал, но сначала он должен найти девушку и освободить её. Потом заняться культом и древом.
Без пищи и воды, без отдыха и сна, с ядом левиафана, текущим по его венам, Аллор был не в лучшей форме. Смертное тело продолжало бороться за жизнь, духовные силы демиурга поддерживали его, но он понимал, что этого мало, чтобы поставить в противовес той силе, с которой он может столкнуться. Сколько культистов охраняют Тэйэр? Сколько у них магов и воинов? Эффектно выйти к ним и показаться во всей красе – поступок идиота.
Услышав голоса, Аллор решил приблизиться, прислушаться и присмотреться, оставаясь в тени зарослей, чтобы сначала разведать обстановку и распределение сил, а потом действовать. В первую очередь его интересовала девушка.

+1

3

Ну конечно же ей было страшно! И дело было совсем не в том, что с Тэйэр обращались плохо, тыкали шпиками в спину, били по почкам сапогами или издевались. Напротив - культисты оказались весьма вежливыми, обходительными и очень порядочными ламарами. Интеллигентно попросили вытянуть руки, обвязали тёмно-зелёной лентой, спроваживались, не слишком ли быстро идут и успевает ли за ними Тэйэр, кормили обыкновенным хлебом и поили водой, если просила, укутывали в шаль. Заботливые и внимательные. Красноречиво и весьма вдохновенно рассказывали о превосходстве змея и провалах Аллора. Она бы с удовольствием посплетничала и о его скверном характере, и о некоторых интимных нюансах, но вот незадача - делать культистов-еретиков своими лучшими подруженьками казалось не самой перспективной идеей. Чуть позже они спокойно и рассудительно объяснили, что быть отданной змею - великая честь, и Тэйэр станет особенной жертвой, и после в её сердце обязательно поселится всеобъемлющая любовь к пресмыкающимся.
Да вообще без проблем! Она ж даже не сомневалась! С детских лет спала и видела, как чокнутые старикашки бросят её в пасть ползучему гаду!
Шутить Тэйэр не стала - в первый же день пленения выяснилось, что чувство юмора у культистов хромает. А испытывать судьбу она не решалась - кто знает, как бы повели себя культисты, стань она сопротивляться.

Сбежать бы у неё не вышло. Их было восемь, и как минимум трое - вооружены, а почти половина - магичила. Возглавлял процессию старик, обращающийся к ней по одному полному имени, она шла где-то посерёдке - ни вправо, ни влево, ни назад, ни вперёд нельзя метнуться. Безвыходная ситуация. Можно было истерить, кричать, что они тут все сбрендили, верните меня домой к маме, у меня несчастная любовь, топать ножками и кусаться, только вот обессиленная Тэйэр отлично понимала свои шансы. Они поили её чем-то, что путало мысли и мешало просыпаться - всё время она проводила как в дрёме и некоем тумане. Тёрпкое и сладкое на вкус, питьё вливали разве что не силком, и, в конце концов, Тэйэр сдалась. Кормят, одевают, общаются на важные философские темы - может, разрешат маме с папой и сестре письмо начеркать, прежде чем усадить на алтарь. Тоненький, слабенький голосок внутри пищал, что надо сбросить оцепенение, бороться за жизнь, за себя и за Древо, но после обязательных дневных глотков отмахиваться от него было гораздо удобнее. А что она могла? Даже - даже если бы ей удалось побежать и ненадолго оторваться, увернувшись от ножей, без фейри в качестве проводника Тэйэр не смогла бы найти дорогу. И куда ей идти? К Фиго? А если культисты проследят за нею до грота?
Собственно говоря, у них на Тэйэр были свои планы, удивительные и амбициозные. Мортиш, тот самый старик, был главным, как Тэйэр поняла. Все обращались к нему с почтением, поклоном и трепетом в голосе. Вот Мортиш и попросил её, пленницу и будущую жертву, отвести всех к Комавите.
- Я не знаю дороги, - попыталась отказаться Тэйэр, но Мортиш покачал головой и напомнил, как она пыталась в компании Вальдека отыскать заветную тропу. Тяжко вздохнув, Тэйэр предупредила, что ничего обещать не может, и Мортиш согласился.

Два дня плутаний ни к чему не привели. Скорее всего, Древо само сбивало их с пути и водило кругами, а Тэйэр, продираясь сквозь опьянение, прислушивалась к угасающей интуиции. Культисты ей не верили, но Мортиш, тесно приближаясь - и обдавая Тэйэр зловонным, гнилым дыханием - всматривался в её глаза своими, жёлто-коричневыми. И удовлетворительно кивал. Она не врала, и Мортиш решил, что пора выдвигаться «домой».
Куда домой? Тэйэр не понимала. Пока надежда отыскать Комавиту ещё теплилась, Мортиш охотно принимал участие в беседе, терпел её болтливость и отвечал на вопросы - односложно и пространно, но отвечал же! А теперь в неё влили полбутыли, наказали помалкивать, и Тэйэр притихла. Тело налилось свинцом, а идти нужно было дальше. Ненадолго они сделали привал. 
Тэйэр сонно моргала, борясь со сном, восседая на небольшом холмике и рассеяно оглядываясь вокруг. Ой какая божья коровка... синенькая... ой какая ящерка... жёлтенькая... ой какие там кустики красивые... шевелятся... и ягодки красные...
- Будешь обедать, Тэйэрлеена Мэрдок? Идти долго. Поешь, - один из культистов, молодой, с мечом, ну очень высокий и мощный, уселся рядом, развязал руки и поставил миску с булькающей жидкостью перед Тэйэр. Плавало в ней нечто не особо съедобное, но Тэйэр лишь послушно кивнула и начала хлюпать.
- Слу-у-ушай, - протянула она, расплываясь в улыбке, - а что после?
- После? - не понял культист.
- Ну! Вот меня змей - того, - Тэйэр нервно рассмеялась, - а дальше? Куда я попаду?
- Дальше тьма, - культист её не очень понял.
Тэйэр отмахнулась, мол, глупый ты, и отставила похлёбку.
- Раз уж я такая важная жертва. Не найдётся чего сладкого? Мёд, ягодки, сдоба какая.
Раз помирать (да сколько ж раз она за последние недели помирать пыталась!) - то с роскошью! Культист задумался и предложил ржаную корочку.
Ну то есть ей даже не дадут сдохнуть принцессой. Что за культисты такие, бедные и обнищалые. Возмущённая Тэйэр хлебушек приняла и начала медленно пережёвывать, бормоча под нос простенький мотив о славном и храбром рыцаре.

Отредактировано Тэйэр (2018-09-08 13:25:25)

+1

4

«Эффектное появление – не мой конёк».
Кристофер и культисты вышли из зоны магического леса. Здесь силы фейри и Аллора слабели в отдалении от магического источника. Аллор не мог воззвать к помощи страж-деревьев, чтобы избавиться от части противников и спасти девушку, пока культисты заняты борьбой с дубовыми противниками. Он думал, что может сделать, чтобы освободить девушку с меньшими потерями. Для себя и для неё, разумеется. Жизнь культистов его не волновала. Он собирался оставить в живых одного и использовать его, как язык, чтобы узнать всё о Культе и избавиться от него по случаю.
Увидев Тэйэр, которая жива и вполне в своём духе – даже в плену умудрилась потребовать комфортной жизни у похитителей и убийц, Аллор заметно расслабился. Он успокоился и перестал волноваться о её судьбе. Эта девушка не пропадёт. Пока. Ламар не сомневался, что она попытается оседлать левиафана и перед бесславным концом обязательно покажет незабываемое шоу-унижение для всех почитателей Змея, но в Гилларе нет силы древа. Никто не защитит её, не излечит от яда, не достанет живой и невредимой из тела голодного левиафана. Он за ней в пасть змея тоже не нырнёт. Такая себе романтика, знаете ли. В горе и в радости, в бедности и в богатстве, в пищеварительном тракте и в д… жуках навозниках.
Противников оказалось больше, чем он ожидал. Аллор не рискнул нападать на них днём во время привала – дождался ночи, когда часть из культистов уляжется спать и оставят часового сторожить девушку. Не возможность тихо войти в лагерь и унести девушку, пока все спят, а часовой считает звёзды, закусывая сон мхом, ламар не рассчитывал, но надеялся, что такой план облегчит ему задачу. Культисты как назло долго не ложились спать, постоянно травили байки, размышляли о Змее и не прекращали лекции о благородной и лучшей жизни в Гилларе среди отшельников, которые на самом деле избранные. Аллор медленно начинал злиться, и каждый раз гнал от себя желание ворваться сразу и без раздумий. Что-то внутри упрямо толкало его выйти к культистам, твердило, что они смертные и бессильны перед его мощью, но Аллор отлично помнил, как эта бессильная мощь уползала на заднице от разгневанной смертной.
Наконец культисты договорили, доели паёк и разбрелись на ночлег. Один остался у костра на страже девушки и остальных братьев по идее. Аллор подождал, когда сон культистов станет более вероятным и крепким, а после начал воплощать план в реальность.
Воздух оказался вязким и сухим. Мана с неохотой подчинялась воле демиурга, текла по его рукам, напоминая кисель. Лес слушался, отвечал на его зов – из земли показались первые побеги, ветви лозы и корни деревьев поднимались из земли и в тени, отчасти скрывающей культистов от света костра, медленно оплетали тела спящих. Аллор старался действовать осторожно и заняться сначала большим числом противников, чем кинуться сразу на часового и перебудить весь лагерь. Всё шло по плану, пока часовой не почувствовал магию и не всполошился.
Мимо дерева, за которым прятался Аллор, пролетело ледяное копьё – оно врезалось в столб дуба и разбилось на осколки. Шум разбудил остальных культистов, которые сонно, не понимая, что происходит, ворочались в клетке из листьев, пытаясь освободиться. Кристофер собрался с духом и выступил против часового. Аллор трусом не был, но Кристофер где-то на крае сознания орал, что демиург полный придурок и они все умрут. Отчасти Аллор с ним согласился, потому что часовой оказался крепче и умелее, чем он ожидал. Он не пытался произвести впечатление на Тэйэр – это сложно сделать, когда противник крепче телом и выглядит как воин, а не тонкий щегол с двумя иголками в руках.
Мифрил выдерживал сильные удары. Лезвие мечей слабо мерцало от молний, но у Аллора не получалось выбросить ещё одно заклинание и закончить этот бой в свою пользу. Он понимал, что у него мало времени, пока он пытается справиться с одним противником и думает, как хорошо, что он пока один, но долго уворачиваться от меча у него не выходило, и во второй раз он получил расквашенный нос, когда два тела, сцепившись, упали возле костра. Аллор почувствовал, как жар от пламени обдаёт жаром щеку, как собственный меч приближается к его горлу и давит на выпирающий кадык. На истой ярости и желании Кристофера не умирать магия молний усилилась и противника ударило разрядом. Немного поджаренный и с всклоченными наэлектризованными волосами культист упал на спину и освободит Аллора от давления.
Побитый герой справился. Почти.
Аллор поднимался на ноги, когда удар нанесли в спину – один из культистов освободился и успел бросить в него заклинание, не размениваясь на кулачные приветствия. Магия оглушила демиурга и он уже не смог подняться с колен.

+1

5

Lévon Minassian - They Have Taken the One I Love

- Ты что здесь делаешь, избитый и связанный?
- Тебя пришёл спасать! ©

Просто так обойти вниманием отсутствие вкусняшек Тэйэр не смогла и капризничать продолжила. Культисты, наверное, не очень привыкли к голодным женщинам, а может женщин и не видели вообще - только за своими книжками просиживали дни и ночи, разучивали псалмы и со змеями непотребствами занимались. Но трапезу повкуснее по итогу ей всё-таки достали - откуда удалось добыть несколько ломких, искрящихся пчелиных сот и горсть смородины, Тэйэр предпочла не спрашивать. Всучили ей и коврижку, отняв лакомство у одного из несчастных воинов - он с такой безысходностью, с таким страданием наблюдал за Тэйэр, уплетающей его паёк за обе щёки, что пришлось поделиться, совесть бы зажрала. От привала остался один догорающий костёр - затушили очаг они как-то плохо.
Чем дальше продвигались культисты, тем сильнее ныло у Тэйэр сердце. Несмотря на затуманенное питьём сознание и притупленные чувства, она отлично понимала, что они успели покинуть пределы леса фейри. Ей сделалось невыносимо грустно, печально и одиноко - точил и трупный червь. Воспоминания об Аллоре - оказывается, мысли о нём столь же эгоистичны, сколь и самовлюблён демиург - пытались вызвать ностальгию и покалывание в носу. Захотелось плакать, потом - топать ножками и в красках расписывать, что именно крюком для разделки рыб Тэйэр бы с Аллором совершила, после - спать. Накал эмоций зашкаливал, культисткое питьё заливало их непонятным жаром, и Тэйэр остановилась на варианте «хочу петь». Пока пейзажи сменялись с насыщенно-изумрудных и красочно зелёных на безжизненно-серые, редели кусты и деревца, а солнце яичным жёлтком расплывалось по небосклону и превращалось в белесую жижу, Тэйэр не стеснялась вытягивать «ведь это так просто, вырваться в лето, проще уже никак, прянуть змеёй в небо клыками, звёзды твои, как тебе бьётся под каблуками сердце змеи?». Мортишу песня понравилась, разучили. Тот самый воин, у которого Тэйэр отобрала еду, великодушно признался, что она - самая требовательная, невыносимая и талантливая жертва, которую он когда-либо вёл закалывать на алтарь. Тэйэр, в свою очередь, покраснела, отмахнулась и сообщила, что тоже ну очень довольна столь необычным знакомством.
Потом спустилась ночь. Она даже и не заметила, как сумерки навалились чернотой, но её заставили допить всю бутыль, и теперь Тэйэр блуждала где-то на перекрёстке путей, дрёмы и яви. «Съешь перед боем сердце змеи», бормотала она в полу-сне, ворочалась в плаще, шмыгала носом и не могла до него дотянуться связанными руками. Охраняющий её воин внимательно посматривал на беспокойный сон фалмари, заботливо укрывал краем плаща и раздумывал, примет ли Змей такую жертву. Он как-то не рассчитывал на особенную любовь к подобным песенкам своего идола.

- Нет! НЕТ!
Сначала Тэйэр не поверила и обругала саму себя. Подумаешь, ну путешествовали вместе недельки две! Ну подарил он ей жемчужину! Ну провела она с ним ночей шесть… или чуть больше… ну говорил он ей, что она красивая, удивительная, восхитительная и… Но это же не повод являться во снах, да ещё в таком непрезентабельном виде. Нет, если уж мучить несчастную девушку по ночам - то как положено, в парадном цветастом костюме, в шапочке с бубенцами и трезубцем, а лучше - в рыболовной золотой сетью, повязанной на голый торс, и с сушёной воблой в зубах… Так, Тэйэр точно думала куда-то не туда, потому что сотканный из грёз Аллор отказывался обряжаться в желанные наряды. Она прищурилась, часто заморгала, пытаясь согнать негу с ресниц. Да жалко ему что ли! Золотая рыболовная сеть, всего-то, и медовые соты, стекающие по груди…
Ох ты ж осьминожьий тентакль в китовый ус.
Ох ты ж протухшее мясцо дельфина, облепленное жгучими медузами.
Аллор, которого сейчас гоняли по разбитому лагерю, не был прекрасным образом из её фантазий. Нет. Этот умник сначала обвинил её в преступлении супротив всей их нации, после отправил куда глаза глядят, а теперь, видите ли, спасать явился! И ведь как плохо, непродуманно из плена выручал!
В груди у Тэйэр начало зарождаться нечто тёплое - всё-таки он не оставил её одну-одинёшеньку, пошёл следом, выследил и попытался застать культистов врасплох. Эта недолгая слабость длилась меньше минуты - злость и обида задавили сочувствие. Но спасти непутёвого бога всё-таки стоило - во-первых, он без неё сгинет, во-вторых, в их тандеме ей приходится все проблемы решать, в-третьих - право покалачивать демиурга есть только у неё лично.
Поэтому Тэйэр ринулась вперёд - да так неожиданно, что приставленный к ней охранник не успел ни предугадать намерения фалмари, ни броситься на неё и оттащить подальше от сцены битвы.
- Шоб вас всех гнилая акула капустными зарослями поглотила! Шоб рыба-ёж пятки в мясо исколола! Да шоб...
Тэйэр рвала и метала, ринувшись защищать Аллора лицом и грудью. Она не успела рассмотреть, кто именно напал на него последним - но поняла, что он не встанет. Замахнувшийся мечом культист чуть помедлил - жертва с таким неистовством чуть ли не зубами вцепилась в нарушителя спокойствия, а насаживать её на лезвие следовало-таки в Гилларе, по всем правилам.
Пришлось подождать Мортиша.
- Тэйэрлеена Мэрдок, - голос у него был сладким, едким, как малиновый яд, - ты знаешь этого юношу?
От шока - что Аллор пришёл и что их сейчас обоих могут на месте убить - и от близости к костру - Тэйэр ненадолго потеряла дар речи. Язык вязало; чем они поили её?
- Тэйэрлеена Мэрдок, - очень спокойно повторил старик, - так ты знаешь этого молодого человека?
Тэйэр кивнула.
- Откуда?
- Мы путешествовали вместе, - убито сообщила она, пока один из воинов растаскивал двух ламаров.
- Неужели, - в блеске пламени зубы у Мортиша показались ей почерневшими и какими-то искривлёнными, - так это тот самый лекарь. Ты говорила, что вы разминулись после ссоры.
Тэйэр слабо кивнула. Воин крепко держал её под обе руки, но что она вообще могла им предоставить? Аллор тихонько застонал, его грубо перевернули на спину. Защипало в глазах. Придурок!
- Посмотрите, что у него с собой. Опасен ли.
Мортиш сам склонился над Аллором - Кристофером - и принялся внимательно его рассматривать. Через несколько секунд он удивлённо вскрикнул и отшатнулся. Посмотрел на Тэйэр, снова на Аллора - и его встряхнуло.
- Посмотрите. Этого ламара укусил левиафан, и в его теле течёт яд. Но он жив, он выжил, и мог колдовать.
Тэйэр была просто в шоке. Что значит яд? Она же вылечила его... она же... Она видела почерневшие прожилки на его руке - видела следы укуса. И не могла понять, насколько страшным оказался для него укус.
- Мортиш, - один из воинов обратился к старику, - странный лекарь. Сам погляди.
Он высыпал на жахлую, пожелтевшую траву содержимое походной сумки. Фляга с водой, медальон - маги склонились, принялись рассматривать. Два клинка... о клинках Тэйэр не знала.
И флейта. К ней она успела привыкнуть, но Мортиш схватился за неё с каким-то лихорадочным выражением лица.
- Это...
- Он же не...
- Он не один из нас.
- Флейта - почти такая же.
- Откуда у него столько всего? Вальдек говорил, целитель как целитель.
- Вальдек часто ошибался.
Один из воинов пнул Аллора ботинком в бок.
- Кто ты такой? Отвечай.
Пнул ещё раз. И ещё.
Он только простонал, а Тэйэр застыла и побледнела. Страх не снял опьянение, мир продолжал расплываться, не сходил туман, и она никак не могла связать мысли. Но знала одно - нельзя. Нельзя, чтобы они узнали, кто он на самом деле.
- Или, может, знает Тэйэрлеена.
Мортиш выжидающе уставился на неё своими мелкими, прищуренными глазками. Тэйэр промямлила едва слышно:
- Мы простые целители. Знахари. Отпустите его. Пожалуйста. Я пойду с вами, только его не трогайте.
Зря. Мортиш пожал плечами и сделал неопределённый жест рукой. И Тэйэр услышала, как они закричали - и Кристофер, и Аллор, потому что им обоим сломали руку.
Она заплакала. Или это пот выступил по щекам - не могла понять.
- Пожалуйста! Он не сделал ничего дурного! Он просто пошёл помочь мне...
- Ты мне врёшь, Тэйэрлеена Мэрдок, - голос Мортиша превратился в едва различимое шипение; оно слилось с треском хвороста и веток. - Врёшь! Кто он? Откуда у него эта флейта? И клинки?
- Я не знаю, - Тэйэр потупила взгляд. Наступила недолгая тишина - может, они ей поверили?
Снова раздался крик. Нет... Она не могла поверить - тот самый культист, с которым она делила коврижку, заломил Аллору вторую руку. Послышался треск - так ломались кости. Один из воинов придерживал его, а теперь держал за шкирман - обе руки повисли тряпичными сосисками.
Тэйэр всхлипнула. Попыталась сосчитать до десяти. Не могла. В ней всё болело, вопило и кричало, и ей было очень, очень страшно. Как никогда. В прежние дни путешествия она была уверена, что демиург найдёт выход - а сейчас как?
Но она не могла рассказать им. Не могла. Не должна была.
- Не скажешь.
Не скажет.
- Луд.
Это было имя одного из магов. Тэйэр не хотела смотреть. Но держащий её воин заставил - взял за подбородок и голову поднял.
Аллор задыхался. Вернее, задыхалось тело Кристофера Ламирана - кажется, шли трещины по белкам глаз, и сам он неестественно дёргался. Маг, отнимающий у него право дышать, отпустил на мгновение - и повторил процедуру. Тэйэр билась в истерике, и только Мортиш беспристрастно взирал на них двоих.
Смотреть на то, как любимый человек умирает - за тебя и из-за тебя - было выше сил любого ламара. Любого живого существа. Тэйэр не выдержала.
Что она могла сделать? Что они с ним сделают, если узнают? А если Кристофер умрёт, что произойдёт с Аллором? Куда он отправится дальше? Кристофера нельзя будет вернуть. Из-за того, что им обоим не повезло её встретить.
Все проблемы - из-за неё.
Тэйэр уже ничего не видела - болела голова, жгло нёбо, и питьё тоже жгло изнутри. Мысли, мысли... она не могла думать, не могла размышлять, не могла продраться через эту завесу. Только слышала, как грузно, как отчаянно сделал вздох Аллор - Кристофер. Может, последний.
- Хватит! Хватит! Я скажу!
Вдалеке ухнула сова - как ухала несколько дней назад, когда они грелись друг об друга.
- Отпустите его. Пожалуйста. Он не виноват... Кристофер не виноват... просто... он меня встретил... а потом... потом я узнала... что это он... Я тоже не поверила! Но он всё умеет, и природу, и всё такое... Понимаете? Это он! Создатель. Аллор.
Тэйэр сделала выбор - и не смогла простить себе. Но и смерть тела Кристофера бы не простила.

Повисло молчание.
- Это правда?
Мортиш сомневался - да кто бы безоговорочно поверил на его месте, но Тэйэр закашляла.
- Не вру.
И посмотрела в его лживые, змеиные глаза своими - мутными и пьяными. Мортиш опять опустился на колени перед Аллором, долго-долго смотрел на тушу, опять ощупал флейту и клинки.
- Вылечите ему руки. Свяжите. Посадите с девчонкой. Сумку отдайте мне.
Все засуетились, а Тэйэр оттащили куда-то подальше, к дереву. Она плакала тихо, но лицо почему-то оставалось сухим - потом поняла, что её просто трясла истерика. Ни на шаг от неё не отходил воин, и сколько времени прошло - она не знала, но питьё начало медленно отступать, рассеивалась дымка, и тогда её заставили сделать ещё один глоток.
И в то же время привели Аллора. Тэйэр клевала носом, качалась из стороны в сторону, то хохотала, то сопела, то бормотала нечто несвязное, а вот его появление немного привело фалмари в чувство.

Олег Медведев - Сердце змеи

- Ну зачем, зачем ты пришёл?! - Тэйэр хотелось одновременно и обнять его, и расцеловать, и ударить, и хорошенько так пнуть по почкам. Но Аллора уже как следует отпинали, и потому она легонько, со злобой ткнула его локтём куда-то в бок. Чай живое место. - Я прекрасно справлялась одна! Следовала секретному плану! А ты всё испортил. У меня всё было под контролем!
Мужчины. Мало того, что разбивают сердца, шантажируют жемчужинами и портят путешествия своими ревностями, так ещё и мешают на жертвоприношения красиво идти. Вот что с ним теперь делать?!
Пока Аллору стягивали запястья верёвкой, вытряхивали содержимое сумки и шушукались, обсуждали, верить или нет в божественное происхождение не шибко божественного на вид паренька, Тэйэр начали чудиться расплывчатые зелёные фигуры ползучих гадов, танцующие вокруг, шипящие и злющие. И с клыков у них падал яд.
Тэйэр прислонилась лбом к его плечу, зажмурилась.
- Смейся, глупец, съешь перед боем сердце змеи...

+1

6

Бесславного героя накормили землёй.
«Не так ты себе это представлял, да?»
Появиться верхом на белом коне, спасти девушку из лап негодяев и в блестящих доспехах ускакать в закат, выслушивая клятвы в любви и верности – так это описывают на страницах книг для маленьких подрастающих принцесс. Аллор не сомневался, что где-то действительно существуют такие герои, но он не имел к ним никакого отношения. Разве что иногда сильно походил на коня. Любви и нежности от Тэйэр он не ждал, но на быструю смерть носителя от рук культистов не рассчитывал.
Он заметил, как Тэйэр рвётся к нему и пытается помочь. Хорош герой, которого приходится спасать. Ущемлённое мужское самолюбие велико, а самолюбие демиурга не знает границ. Аллор хотел бы сделать вид, что всё под контролем и он сам справится, но при всём желании не мог вывернуться из магического хвата и ощущал, что совсем скоро всё закончится с клинком. Можно поэтично описать смерть и соединить лезвие в сердце с отсылкой к предательству Тэйэр и её симпатии Вальдеку, но Аллору было совсем не до веселья и поэтичной ревности в стихах.
— Тэйэрлеена Мэрдок.
Наследие Вальдека. Аллор поморщился.
Как можно так обезобразить имя небезразличной девушки?
Отрицать их знакомство бессмысленно. Навряд ли в мире найдётся столько героев, желающих спасти девушку и подставить голову под чужой меч за благое дело. Аллор предполагал, что Вальдек мог предупредить культистов о спутнике-целителе, который может явиться, чтобы помочь девушке, но никто из них не знал, кем был на самом деле Кристофер Ламиран. Он не представлял, что случится, если они узнают, но понимал, что смерть носителя не поможет Тэйэр. Он должен выжить, чтобы освободить её, но как это сделать, если заносчивости столько, что в заднице не помещается?
Аллор хотел вставить слово, но ему не позволили – сильный удар выбил из лёгких воздух. Он опасался, что культисты заставят его говорить, используя Тэйэр, но всё произошло наоборот. Лучше ли этот вариант? Да. Он не хотел видеть, как Тэйэр ломают палец за пальцем, как на её теле оставляют неглубокие порезы от ножей, медленно рисуя на её теле символы. Не хотел, чтобы кто-то из них, поддаваясь животным инстинктам, срывал с неё одежду и заставлял их смотреть друг на друга, пока её морально уничтожают и втаптывают в ничто, пока от Тэйэрлеены Мэрдок ничего не останется. Он мог представить больше сотни вариантов пытки, которые не оставляют на телах следов. За годы войн, в которых купались народы Рейлана, он узнал слишком много черни и боялся, что она коснётся Тэйэр. Он не представлял, как будет смотреть ей в глаза, как сможет держать язык за зубами, чтобы не рассказать правду или будет пытаться отчаянно убедить культистов, что он не лжет.
Станет ли правда для них спасением?
Все вещи Аллора вытряхнули на землю. Его самого осмотрели, как кобылу на рынке перед покупкой. Он знал, что многие его вещи выглядят странным комплектом для обычного целителя. Откуда такая роскошь? Но он никак не ожидал, что культисты заметят во флейте что-то большее, чем обычный музыкальный инструмент.
«Откуда они знают?»
Вальдек ничего не знал о флейте. Неужели Тэйэр рассказала? Вряд ли. Она продолжала называть его целителем и не обмолвилась о божественной силе. Тогда откуда культисты могут знать о флейте?
Знал бы он, что его дорогая сестра пошла против него и создала флейту-близнеца, которая попала не в те руки.
— Кто ты такой? Отвечай.
Аллор поморщился от удара, но не ответил. Никто не поверит, если он скажет, что демиург. Ламар собирался молчать, и до момента, пока культисты не решили, что Тэйэр разговорится быстрее, у него получалось держать язык за зубами. Он испугался, когда Мортиш придвинулся к девушке. Аллор представлял, что могут сделать с девушкой, чтобы разговорить его, и почти собрался всё рассказать сам, когда понял, что Тэйэр не тронут. Он увидел испуга на её лице. Она ещё не понимала, что произойдёт, но уже боялась последствий своих слов. Хотел бы он её успокоить, но крики боли – сомнительное внушение и совершенно не похожи на вариацию фразы «я в порядке», «всё по плану», «тебе не о чем беспокоиться».
Он не успел ничего предпринять. В смертном теле Аллору никогда не приходилось испытывать боль. Предыдущим носителям везло намного больше, чем Кристоферу. Боль от перелома похожа на укус змеи. Резкий и внезапный. Одна яркая вспышка боли, которая перехватывает дыхание, выбивает из головы все мысли. От неё с силой зажмуриваешь глаза – перед ними пляшут яркие алые и белые круги, а потом приходит осознание и из груди вырывается крик, едва осознаёшь, что можешь дышать.
Аллор не хотел смотреть на руку, но Кристофер его заставил. Ламар открыл глаза, увидел, как на земле лежит часть его тела, но будто чужая – вывернутая под неправильным углом. Без торчащих наружу костей и следов крови, но от вида переломанной конечности его начинало тошнить. Кристофер отказывался верить в то, что видит. Он не слышал Тэйэр и её попыток спасти его от пытки. Ламиран бесновался от паники на дне сознания. Аллор пытался вернуть себе полноценный контроль, вытеснить чужое сознание, но боль оказалась настолько сильной, а последствия пугающими носителя, что он не справлялся.
«Успокойся, это всего лишь ру…»
Боль повторилась.
Аллора снова выбросило в чужое сознание. Он пытался призвать магию, но потоки не слушались его. Кристофер не помогал делу, а основательно портил любую попытку демиурга взять ситуацию под контроль и что-то предпринять. Он выдержит. Он сможет. Тэйэр не должна ничего сказать, иначе они окажутся в ещё большей проблеме, чем сейчас. Казалось, что хуже уже некуда, но Аллор понимал, что культисты ухватятся за возможность вытрясти с демиурга за все пережитые страдания, а мотивацией его послушания станет Тэйэр. Он не хотел этого. Она этого не заслужила. А Кристофер? Он заслужил? Он расплачивался за прихоть Аллора не меньше девушки, но о его судьбе Аллор не беспокоился. Смерть носителя его беспокоила до этого дня.
Демиурга подняли, он стиснул зубы и глухо рыкнул на культиста. Аллор хотел убрать хват с горла, но сломанные руки не слушались. Чужая магия наполнила пространство, овилась вокруг его горла удушающим потоком. Ламар жадно глотнул воздух, но почувствовал, как его лёгкие болезненно сжимаются – в них не поступал кислород. Призвать магию и нанести удар в таком состоянии стало ещё тяжелее. Как можно поверить в то, что он демиург, если не может сбросить с себя такое простое заклинание? Он знал, как его можно разбить. Знал все слабые места ламаров, но не мог ничего сделать. Проклятое смертное тело.
Он забил ногами по земле, пытаясь найти опору и сбить концентрацию мага, но ничего не получалось. Время уходило. Кристофер Ламиран закатывал глаза и задыхался. Если он здесь умрёт, то Тэйэр отведут в Гиллар и принесут в жертву, как планировали, но если они узнают, что он действительно Аллор – выживет ли она?..
- Это он! Создатель. Аллор.
Тэйэр сдалась первой. Культист отпустил его и Аллор упал на колени, не имея возможности смягчить падение руками. Он жадно вдохнул. Воздух со свистом врывался в лёгкие, пока Аллор не почувствовал, что больше не задыхается. Он забыл о боли в сломанных руках, пока думал, что умрёт от удушения, но она вернулась, когда боль в сдавленном горле и истерзанных лёгких начала меркнуть.
Культисты разъединили их. К Аллору подошёл мужчина, осмотрел его руки и пустил в ход магию. Ламар почувствовал, как его тело наполняет целительное тепло, и пытался понять, какие планы у культистов. Скорей всего они сомневаются в правдивости слов Тэйэр, но на всякий случай попытаются перестраховаться и проверят ещё раз, когда придумают испытание, достойное бога. Многое говорило о том, что Кристофер – не обычный целитель, но достаточно ли этого, как доказательства его божественности? Вряд ли.
- Ты действительно Аллор?
Демиург поднял взгляд.
- А что? Наделаешь в штаны и упадёшь на колени, вымаливать прощение, или пожалеешь, что не сломал мне шею?
Измученный и бледный юноша не выглядел грозно и устрашающе.
- А наш бог шутник, - Мортиш без веселья усмехнулся. – Заканчивайте с ним и тащите к девчонке.
Целительская магия отнимала много сил. Она ускоряла заживление костей и повреждённых тканей, но из-за яда левиафана, который по-прежнему оставался в теле Кристофера, и большого повреждения костей, заживление ускорилось, но полноценно не завершилось. Культисты оставили это на волю божественной регенерации, но для верности связали пойманного демиурга верёвками и магическими путами, чтобы наверняка от них не сбежал. Со стороны за ними пристально наблюдали, не оставляя их наедине, и между собой решали, что делать с ними дальше.
Аллор чувствовал себя вымотанным. У него не осталось сил на споры с Тэйэр и попытки переубедить её. Конечно, она сама бы справилась и оказалась в желудке у левиафана. Демиург нисколько не сомневался в грозности и изобретательности Тэйэр, но посчитал, что после всего должен был помочь девушке. Она попала в неприятности по его вине. Если бы он не предложил ей вместе пойти  к Комавита, то ничего бы не случилось. Своим появлением он ничем ей не помог, но, сидя с закрытыми глазами под деревом, используя столб в качестве опоры, он не мог думать о чём-либо вообще.
Тэйэр прислонилась к нему. Он почувствовал, как плечо и рука заныли, когда на них налегла девушка, но эта огненная боль служила сигналом, что Тэйэр остаётся рядом; он чувствовал её присутствие, через накатывающую дрёму.
***
С наступлением утра Аллор проснулся, почувствовав, как его пинают по ноге. Он открыл глаза и заспанным взглядом увидел Мортиша.
- Поднимайся.
Ламар не увидел на лице мужчины намёка на принятое решение касательно божественности пленника, но что-то изменилось.
- Покажешь нам дорогу к Древу.
- Хотите уничтожить Комавита?
Мортиш удивился.
- Нет, но у нас есть планы на тебя и на древо.
Никто не собирался посвящать их в свои планы. Их поставили на ноги и заставили шагать в центре группы. Иногда встряхивали, чтобы напомнить, кто здесь главный и почему Аллор должен слушаться и выполнять то, что от него требовалось. Кристофер искал возможность освободиться и добраться до клинков. Он чувствовал, что с ночи руки почти исцелились полностью, но требовалось ещё время, чтобы его силы переключились с восстановления костей на пополнение магического резерва. Тогда можно говорить об освобождении.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [10.04.1082] Если уж я решил кого-то съесть