Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре май — июль 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Алекто Сэлтэйл Гренталь Лиерго Джем Перл Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.04.1081] Пока горит свеча


[17.04.1081] Пока горит свеча

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s7.uploads.ru/P2gkS.png

игровая дата

локация

действующие лица

17.04.1081

Анейрот

  Камелия и Джеральд де Катос

Звезды поблекли, в заре растворившись,
Так неужели все кончено, брат мой?

Смерти Освальда де Катоса не ждали. Никто и подумать не мог, что в течении нескольких дней сильный и здоровый мужчина истлеет как свеча. Джеральд не успел вернуться до кончины того, кого называл несколько лет отцом. Камелия не смогла помочь отцу.
Поместье погрузилось в траур, а воздухе повисло напряжение. Что будет дальше? Как поступит молодой господин? Какая судьба ждет молодую госпожу?
Ответов нет. Лишь неизвестность, усталость и ночные кошмары от которых не сомкнуть глаз...

Отредактировано Джеральд де Катос (2018-07-30 22:34:22)

+1

2

Palodine - Ways to drown
От Камелии, очевидно, ожидали, что на похоронах она пустит слезу. Это было даже не столько некоим общепринятым жестом, выказывающим привязанность к усопшему родственнику, сколько глупой традицией, желанием пострадать сообща, а после открыть бутыли с горячительным. Но Камелия организовала похороны так, как готовила бы свадьбу.
Процессия, провожающая Освальда де Катоса в последний путь, была пышной, роскошной и дорогой. Рассадка гостей была произведена должным образом, так, чтобы враждующие главы торговых гильдий не затеяли драку, а воротящие нос друг от друга представители аристократии не отпустили парочку ядовитых замечаний. Тёмно-лиловые цветы вперемешку с серебристыми веточками герберы украшали увесистый гроб, а речь произносил близкий друг детства Освальда, срываясь на хрип.
За время похорон Камелия заключила две сделки, сбила налог у четырёх крупных точек и приняла несколько жестов доброй воли, наценку, меньшую в три раза условленной - всего-то на полтора месяца, и, тем не менее, эта мера была необходима для грядущего расширения ассортимента и выведения на рынок новых оберегов, которые должны были бы обрести популярность и узнаваемость, прежде чем оборот начал бы окупаться хотя бы в три процента.

У Камелии оказалось четыре траурных платья, но надевала она только торжественное, на похороны, и не снимала повседневное. Она всё никак не могла понять по-настоящему, горевала ли по отцу. Его кончина была закономерной - мы все становимся прахом и мхом, и на нас расцветут яблони. Более того, теперь Камелия могла по праву считать себя хозяйкой целого поместья и переорганизовать его в соответствии с собственными пожеланиями, реконструировать крылья и расчистить захламлённые помещения, которые Освальд держал под памятные вещицы, обуянный старческой ностальгией. Вопреки собственным ожиданиям, Камелия не зашла дальше составления чётких планов и инструкций. Тут, впрочем, сыграли роль и приличия - следовало выждать хотя бы несколько недель, прежде чем приступать к ремонтным работам.
Зато вернулся Джеральд.

Они успели пересечься за завтраком после похорон и за ужином два дня спустя. Камелия избегала его общества, выдерживая дистанцию, оговариваясь делами, визитами благодарности, поездками и проверкой расстановки товара в лавках, необходимостью обследовать сад - чем угодно. Джеральд, в свою очередь, не стремился утешать сестру, и на том они разминулись.
Камелия стала принимать двойную порцию сонного порошка, но и эта доза вскоре перестала действовать, вызвала слишком сильное привыкание. Ночами она слонялась по безлюдным, подсыревшим коридорам, обходя стражей-скелетов и големов, долго-предолго смотрела в окно на луну и размышляла о вечных вещах - например, вечном диссонансе искривления временного пространства в порталах. Потом начинался рассвет, Камелия принимала тоник и возвращалась к домашним делам, отправляя слуг передать Джеральду сообщение о том, что позавтракает она в компании каких-нибудь фон Гратенбургов.

Семнадцатого числа четвёртого месяц Камелия решила во что бы то ни стало поговорить с Джеральдом. О грядущих изменениях в поместье, о своей дальнейшей судьбе и о его планах. Она тщательно подготовилась к разговору, составив список важных и неотложных вопросов, даже одела нетронутое платье, но утром сорвалась разбираться с проблемами - один из представителей гильдий забыл, а, может, и не стал предупреждать хозяина лавки об условленной скидке, а сам укатил за горизонт. Камелия потратила на изматывающие и ни к чему не ведущие беседы на повышенных тонах - со стороны хозяина - целый день, и весь вечер наблюдала его пьянство. Правда и убеждение были на её стороне, но в поместье она оказалась за полночь, и ничего не оставалось, кроме как отложить разговор и готовиться ко сну. Но перед самым началом своих привычных ночных прогулок Камелия почувствовала неожиданно накатившую на неё усталость, измотанность за последние дни - и ещё небольшое покалывание под рёбрами. И решилась.

В детстве, когда Камелия уже начала страдать бессонницами, снотворное ей опасались выписывать. Ребёнок, слабый телом, мог попросту больше никогда не проснуться, и потому Джеральд подолгу сидел рядом, гладил её по волосам, заплетал ненавистные косы и что-то рассказывал. Пока она была совсем маленькой - сказки об ульвах, а после Камелия настояла на чтении вслух научных трактатов. За ними Джеральд засыпал раньше сестрицы, но ей было достаточно сосчитывать его вдохи-выдохи, и так они засыпали рядом. Всё это казалось жизнью не прошедшей, но не имеющей места быть в настоящем.
Страж у покоев брата пытался её не пустить, и Камелии пришлось в нескольких резких словах напомнить ему, кто она, а кто - он.

Джеральд не проснулся от скрипнувшей двери, но принялся ворочаться, а Камелия так и стояла босиком на каменном ледяном полу, пока масляные дорожки освещали трещинки и несовершенства поместья. Она колебалась, и всё же подавила зевок. Разве могли война и годы отнять то доверие, ту любовь, которая навсегда связывала их, родных? У них оставались только они сами, и оба хотели многого. Им обоим нужна была семья; по крайней мере, Джеральд так когда-то говорил, а Камелия ещё не успела решить, согласна ли с ним. Она в нерешительности опустилась на край матраца, болтая ногами, но знакомый, родной, такой далёкий - на неё накатили воспоминания, и она прижалась к Джеральду в поисках сна и покоя.
- Прекрати дёргаться, ты же меня столкнешь, - зашипела Камелия, когда Джеральд как-то слишком резко повернулся. Она лежала совсем рядом, прикрывшись не одеялом, а шалью, прижимаясь лбом и носом к позвонкам. Так было удобнее считать пульс, а Джеральд занимал всю кровать, совсем не оставляя ей места, - мне плохо спится, Джер, я побуду сегодня здесь? И ещё мне нужно обсудить с тобой... я принесла список.
Голос у неё звучал сонным, и всё же она непроизвольно сжимала его запястье своей рукой. Как будто боялась потерять в темноте.

+1

3

"Господин де Катос, мы вынуждены с прискорбием сообщит о кончине вашего отца. Соболезнуем" - эти строчки застали его в пути. Ленарду пришлось несколько раз прочитать письмо чтобы наконец осознать, что произошло. Он не верил. не верил до конца, что хитрый змей Освальд умер. По настоящему. Отправился прах к праху. Что это не очередной хитрый ход старого мага, не новый поворот интриг. Поверить в смерть своего нового хозяина было сложно даже тогда, когда Шорт стоял напротив каменной таблички с надписью "Освальд де Катос". Мужчина просто смотрел на эти буквы, словно не понимая их значения. Внутри, казалось, что-то надломилось и умерло, хотя казалось, что все превратилось в тлен еще там, на войне.
- Мразь... - Джер усмехнулся - Какая же ты хитрая мразь, Освальд! - мужчина с силой ударил по каменной табличке в фамильном склепе. - И что мне теперь делать?! ЧТО?! Ты впутал меня во все это! Ты! А теперь ушел! Какая же ты тварь, Освальд! - Ленрад зло выдохнул и рассмеялся. Хорош он! Слуга без хозяина. Он должен был защищать главу рода. Должен был. Но вот второй его хозяин  прах к праху. Телохранитель! Наследник рода Шортов, лучший из сыновей. Раз за разом, раз за разом допускал смерти своих господ. Тех, кого любил.
- Это не честно, Освальд! Слышишь меня! Не честно! - мужчина снова ударил по надгробию, ощущая как боль пронзает руку - Я этого не хотел!  Это не моя война! Моя война осталась там! Не мое дело! - Ленард злился от бессилия. Он кричал на того, кто его уже не сможет услышать.
Могильный камень оставался молчаливым напоминанием о беспомощности Ленарда.
- Не честно... - прошептал он прислонившись к каменной плите лбом. Мужчина чувствовал себя разбитым и обманутым ребенком. Он был потерян, раздавлен. Что ему делать теперь? Кто поможет? Кто наставит? Зачем все это?... Шорт не знал. Он был псом при мертвом хозяине. Потерянном и совершенно сбитым с толку.
Он не знал, сколько постоял так в одиночестве в склепе в дорожной одежде запачканной грязью и пылью. После смерти Джеральда Ленард и не думал, что хоть кто-то сможет ему сделать так же больно. Он не замечал, как за эти года привязался к хитрому и прозорливому старику, как полюбил его. Он ли?... Или все эти чувства лишь копия того, что должен был чувствовать Джеральд? Ленард медленно перевел взгляд в сторону.
"Джеральд де Катос" - значилось на соседнем надгробии. Пустая могила. Повод для шуток о том, что его похоронили заживо. Тяжелый груз правды, который был вынужден нести Шорт.
- Простите меня - лишь одними губами прошептал мужчина отталкиваясь от нагревшегося мрамора. - Простите...
Не защитил. Не уберег. Не смог отворить смерть, хоть для того и был рожден. Ошибка рода и сломанный меч, сейчас уже бесполезный. Человек без целей, стремлений, желаний потерявший последний смысл своего существования - вот кто он.
В нем нет больше нужды.
Мужчина правил плащ и последний раз бросил взгляд на надгробия.
Прощайте. И простите за все.
[icon]https://image.ibb.co/hn6v4o/image.png[/icon][status]Измотать себя и рухнуть в темноту до утра. [/status]
Он уедет завтра на рассвете - так решил Ленард. Закроет лицо повязками и растворится на рассвете в дымке. Он не пропадет - это Шорт знал наверняка. Меч в руках и магия помогут найти работу. Пусть не самую приятную, но с голоду не сдохнет. Отправится в сторону Меррила, оттуда, возможно в сторону людских земель. да хоть к ульвам! Теперь то какая разница?
Сегодня против своего обыкновения мужчина много пил, пытаясь заглушить боль и пустоту горьким вином. Надеясь этой ночью не увидеть во сне лица тех, кого не смог уберечь. Не видеть душных кошмаров, снов, видений. Ничего. Погрузиться в мрак.
Но желанный покой не приходил. Ленард видел смутные жуткие обрывки. Картины видений, прошедшего. Алкоголь сковал его разум  и вырваться из этого плена мужчина не мог. Не разбудил его скрип дери, превратившийся в часть сна, тихие шаги, чужое тепло. Лишь прозвучавший голос смог выдернуть его из паутины комаров.
Мужчина резко открыл глаза и уже почти замахнулся на незнакомку, но вовремя смог признать голос. Камелия де Катос. Девушка, которую он старался избегать все это время. Та, кто знала о Джеральде столько же, сколько и Ленард, а может и больше.
- ... мне плохо спится, Джер, я побуду сегодня здесь? - прозвучал тихий голос. Он был не против. Какая разница, если к утру он уедет и оставит ее одну... Последняя из рода де Катос. Истинная наследница останется без защиты и опоры. Даже "брат" покинет ее.
Ленард тяжело выдохнул. Сейчас он почувствовал себя виноватым. Ему было стыдно за свою трусость. Сонливость проходила, а вместе с тем приходило понятие, что он останется. никуда не уедет. Не сможет предать её. Память "брата". Память "отца". Он клялся на крови защищать каждого из них до последнего вдоха. И её. Но забыл в порыве жалости к самому себе. От этих мыслей становилось тошно. Сейчас шорт был противен сам себе. Слабак.
- Да, конечно. Ведь ночью в моей комнате,пока не остыл поминальный суп - лучшее место и время для обсуждений. - с ироничной насмешкой произнес Джеральд.
Ленард сейчас хаотично пытался вспомнить рассказывал ли ему де Катос про подобные ночевки. Но в голове всплывали другие слова, звучавшие словно обвинительный приговор: "Мое сестра другая, Лен. Все видят лишь холодную сильную девушку. Ошибаются. Потому что не знают ее так, как я никто. Даже отец. Ей нужна опека, пусть иначе считают все, даже она".  После этих слов Ленар начал присматриваться к внешне холодной девчонке и в ее спокойствии находил... что-то. Описать это чувство Шорт не смог бы даже сейчас.
- И что же ты хочешь обсудить? надеюсь не делить наследство и слуг? Я с полной ответственностью заявляю, что и дом и слуги полностью на тебе. Как и всегда, впрочем. - Джер замолчал. Он был рад,что сейчас сестра не видит его лица. Кольцо осталось на прикроватной тумбе и надеть маску он сейчас не смог. Да и не хотел после похорон. В груди снова защемило от тоски, но это чувство перебивалось приятным от чужого тепла, от дыхания на коже. Чувство, которое не должно появляться у брата.
- Мила... - имя он ее произнес тихо, решив увести тему в сторону. Она сюда пришла совсем не ради дел. Это только предлог. Так ведь?
- Тебе снился отец, да? - мужчина накрыл ее руку на своем запястье своей рукой - Мне снился он и....
- "Джеральд".
- Прости, глупо звучит. Словно мне лет пятнадцать. - Джеральд осекся. не зная как себя вести. Внутренний клубок противоречивых эмоций давил на него. Но насколько он мог доверить это сестре? Насколько Джеральд мог доверить это ей.

+1

4

- Я знаю законы, Джеральд, - парировала Камелия, не колеблясь ни секунды, - поместье принадлежит тебе. Ты - глава нашего рода.
Хотела она исхода или иного, было неважным. Законным наследником оставался старший брат, она выполняла роль запасного плана и игрока в тени. Такое положение приносило определённые выгоды - пока не ясна истинная значимость незаметной фигуры, ты не сможешь ударить в саму цель. Насколько бизнес де Катосов нуждался в хилой, болезненной руке Камелии, руководящей отрывистыми пасами неприкаянным призраком? Цифры говорили лучше любых доводов и аргументов, и всё же цифры, понятные и убедительные, не имели повсеместной власти. Для Джеральда многое всегда перечёркивалось интуицией, внутренним голосом, долгом и честью; для Камелии сводки за сезон возвышались над клятвами. Ему всегда удавалось объяснить ей эту зыбкую пропорцию между материальным и эфемерным, вывести дробь результата, и сейчас Камелия отчаянно пыталась число понять.

От Джеральда пахло спиртным, и довольно сильно. Пришлось поджать губы и опустить комментарии, что подобное злоупотребление непозволительно для их репутации и неэффективно. Вместо того, она переплела их пальцы, крепко сжав мозолистую ладонь - шершавая и колючая, как наждачка, от неё было несколько щекотно.
- Нет, - Камелия перевернулась на спину и уставилась в потолок, - отец мне не снился. Я полагаю, причина в самом сне. У меня не получается.
Или она не хотела встречаться со стариком во сне. Перед роковым часом, Освальд попросил её заварить чай и проверить лошадей. Всё произошло обыденно, рутинно, без неожиданностей, и продолжало идти своим чередом.
- На самом деле, я пришла поговорить с тобой о будущем. О том, что будет со мной. Но раз ты заводишь тему...
Камелия несколько скривилась. Присутствие Джеральда не только позволяло ей углубиться в незнакомые путы переживаний, но и честно, без прикрас поделиться таковыми - Джеральд бы никогда не осмеял её тревоги, внимательно выслушал бы и поделился собственными планами. Нюанс - тот Джеральд бесследно пропал на войне, а после всплыл, и Камелия до конца не была уверена в поворотах. Доверие и оставалось жить в ней непоколебимой верой, и отдавалось гулкой тягой в груди.
Узнать можно было одним способом - проверить.

- Когда мы считали тебя погибшим, я страшно злилась. Постоянно придумывала и записывала вопросы, которые задам, когда придёт время. А тут пустота.
Она перевернулась на бок, не переставала ворочаться. Подложила ладонь под щёку, оказавшись глазами на уровне с его плечом. Накрапывал дождь, шелестели кроны ясеней у окна. Освальд всю свою сознательность считал, что непогода не была препятствием ни для каких визитов.
- Я бы вот что у него спросила. Хотела всегда, но не успела - считает ли он меня виноватой в смерти матери? Это обвинение необоснованно и нелогично, но мы наши чувства иррациональны.
Она говорила ровно, будто одновременно вела диалог и с собой, и всё же по-детски терялась, по привычке перекладывая часть ответственности на брата. Кто, если не он?
Камелия поднесла переплетённые руки к носу, уткнулась под ключицу. Хорошо, спокойно, только прохладно чуть-чуть.
- Тебя он любил больше. Как думаешь, винил?

+1

5

Законный наследник. Как иронично сейчас звучали эти слова. Знай Камелия правду, он наверняка сейчас уже оказался бы в застенках, в которых сам недавно пытал. Девушка и не подозревала, что сеййчас в этой комнате только одни настоящий наследник - она сама. [icon]https://image.ibb.co/hn6v4o/image.png[/icon][status]Измотать себя и рухнуть в темноту до утра. [/status]
Девушка переплела пальцы с его, заставляя еще больше засомневаться и настроиться. У Джеральда ведь не было кровосмесительной связи, правда? Лнар вспоминал сейчас своего друга и чем дольше он думал о нем, тем было больнее и тем больше он убеждался, что такого быть не много. Он знал о всех похождениях де Катоса. Он столько лет был его тенью... прежде чем стать им самим. И все же эта нежность казалось мужчине удивительной.  К подобному он не привык, но ощущение тепла подкупало, призывало расслабиться и просто наслаждаться тем, что не принадлежало ему по праву.
Джер выдохнул и расслабился. А вот сестру терзали вопросы, на которые у Ленарда никогда не было ответа. Он молчал. Что будет с ней теперь если она останется одна? рано или поздно до нее доберутся враги рода. Вот только ее скорее возьмут замуж чтобы прикарманить себе дело де Катосов, а потом она зачахнет от болезни оставив мужу все свое состояние. Грустная история... Которой он не позволит случится. Он давал клятву, он обещал защищать род до последней капли кровь. Вот она - последняя, а значит его клятва еще не выполнена. Он знал, что будет делать дальше. Но не знал, что ответить ей на вопрос об отце.  Ленард никогда не был хорошим утешителем и не привык к тому,что вообще должен кого-то утешать. Как бы поступил на его месте Джеральд?..
- Нет. Наш отец был человеком умным. Он не злился на тебя, ведь это глупо. ты не хотела забирать ее жизнь. Он любил тебя, Мила. Любит так же как и меня. Просто я наследник оттого он столько времени проводил со мной. На моих плечах должен был лежать весь груз... ну и все такое прочее. Он вот как раз недавно на меня свалился. В общем, он был готов к тому, что равно или поздно уйдет к ней. И по его хитрому плану ты, наверное, должна быть безутешной, а я с хмурым взглядом стоять у его гроба и ощущать весь груз ответственности - Ленард с усмешкой выдохнул. Наверняка друг сказал бы нечто подобное. Он не любил трагических мин и все переживания старался скрывать за усмешкой. Черт, как же его не хватало.
Погода была в такт подобным тихим разговором. В стекло стучали ветви деревьев, а в водостоках шумел дождь. Сейчас бы выпить еще и забыться до утра сном. Слишком откровенными и правдивыми получались разговоры в такой час. Хотел Ленард того или нет, слова касались его души. Сейчас бы развернуться и обнять эту девочку. Да, кажется он начинал понимать слова Джера. Маленькая напуганная девочка, которая не знала что будет дальше. Которая пряталась за сводом холодности, непоколебимости. Но он не развернулся,а просто сильнее сжал ее пальцы меж своих. Зачем лишний раз пугать ее страшным лицом изуродованным шрамами и дышать перегаром.
- Ты говорила... Я думаю это не страшно. Что у тебя нет к нему вопросов. Ты знаешь, я был в склепе. Я задал ему множество вопросов. И он, почему-то, не ответил мне. Очень невежливо со стороны Освальда. - Джеральд выдохнул. Камилла продолжала ерзать.
- Ты замерзла? Вечерами тут ужасно дует. - Джер взглянул в угол комнаты где стояла рама от зеркала. Осколки блестели у его подножия в ночи.
- Ничего не изменится. Все будет как и было. Только без отца. Ты будешь заниматься делами, а я шататься по Альянсу в поисках врагов нашего дорогого правителя. Все как и раньше...
- "Для тебя"...

+1

6

Она не знала, как правильнее было бы к нему подступиться. Налицо были факты: предприятие, приносившее доход, весомое имя, поместье, слуги и наследство в виде всего этого богатства с големами, садом и приданым золотыми. Замечали и хрупкое, нестабильное здоровье Камелии: при недолжном уходе, магия её не спасёт, а она продолжала усугублять своё же положение, заменяя сон прогулками по ледяному камню, а еду и отдых - тониками. Рассматривая ситуацию со всех сторон, Камелия приходила к выводу: Джеральду было совершенно невыгодно с ней возиться. Поиски достойного брачного контракта и претендента, который бы не воспользовался открывшимися возможностями и чутко наблюдал за ней, при этом довольствуясь собственными выгодами, найти казалось невозможным. Трудоёмкий и кропотливый процесс, который займёт много дней - против которого будет Камелия, и которому на данный момент Джеральд посвятить себя не мог.
Но она не желала покидать ни родовое гнездо, ни брата, и не хотела допускать их разлуки - очередной и фатальной.
- Я не расстраиваюсь. Ты нужен был ему больше, Джер, он хотел достойного наследника, хотел передать свой опыт сыну. Ты стал бы, - Камелия замялась, тут же поправила себя, - вернее, стал его лучшим проектом. Я исполнила роль запасного плана, была на подхвате. Такова жизнь, и я не питаю иллюзий. Он не слишком любил меня, я же пыталась за счёт его внимания самоутвердиться, но не была дочерью, ему нужной.
Ей хотелось быть нужной Джеральду. Раньше он сам об этом говорил и не давал ей повода усомниться, но сейчас ей оставалось теряться в вероятностях, и методом тыка выбирать наименее неправдоподобную.

Он отвернулся. У Камелии замедлился пульс, пересохло нёбо - он избегал её и огораживался. И в то же время не выпускал руку, усилив хватку. Непоследовательно.
- Мне не кажется это такой уж критической ошибкой. Нас связывали кровное родство и закон, но мы были чуждыми друг другу.
Она выдохнула небольшое облачко пара под потолок, утопающий в тенях и мраке. В детстве Камелии нравилось мысленно расчерчивать своды над головами на клетки, как шахматную доску, и рассказывать Джеральду, как бы она передвигала эти плиты, составляя новые узоры и орнаменты. Кололо в горле.
- Холодно, - она обратила внимание на непогоду только после его замечания, - замёрзла.
И нырнула под одеяло, крепко-накрепко прижимаясь к брату. Он был тёплым, почти горячим, а она напоминала труп. В лучшем случае - мокрую лягушку из ночного водоёма. Камелия скользнула рукой под его рубашку, приобнимая и пытаясь согреть ладошки. Прижалась лбом к предплечью, стала ровнее дышать. Закинула ногу, запутавшись в подоле ночного платья, и всё-таки задела пяткой его голень. Рядом с Джеральдом ей никогда не было ни боязно, ни непонятно. Он был рядом, он любил её и всегда понимал. Оставил не по своей воле и вернулся, и этот момент близости почти доказывал, что они могут не сотрудничать дальше, а просто быть семьёй. В книжках именно так писали о таких желаниях, но сама Камелия сформулировала бы его иначе - быть прямо пропорциональными величинами. Увеличение одной приводил к успеху другой, крах и неудача выливались первой в провал второго.
- Теперь есть только мы, Джеральд. Только ты и я. Только мы вместе.
И их ночные посиделки. Прямо как в детстве, пускай они и сильно выросли.

Это не было сказано с какой-то обречённостью или слабостью. Камелия действительно запуталась после похорон Освальда - но перспектива остаться с братом навсегда, о таком она не мечтала, отчётливо понимая всю нереалистичность подобного желания. Но сейчас - сейчас она пыталась в это верить.
- Не отталкивай меня больше. У меня никого не осталось, ты - моя семья. Знаю, со мной порою тяжело... - она полусопела, полубубнила, и чувствовала, как постепенно её стягивала в путы сонливость, - знаю, что не выражаю этого должным образом. Но мне больно знать и больно видеть, что ты отдаляешься. Я ведь люблю тебя, Джер, больше всего и всех на свете люблю.
Увы, Камелия не была специалистом по отношениям. Прозвучало её нехитрое признание сухо и грубовато, по-деловому, как будто она предлагала Джеральду финансовую сделку. И всё-таки каждое её слово сквозило нехитрой, простой искренностью, с которой она жила, с которой ждала возвращения брата из мёртвых и с которой расстаться не смогла бы.

+1

7

Это было слишком. Слишком близко. Слишком необычно. Слишком трепетно и откровенно. И вместе с тем  до ужаса поражало  Ленарда. Он не привык к такой откровенности, не привык к тому, что кто-то мог говорить открыто и обнажать перед ним душу настолько. Да, он знал о Джеральде практически все, но потаенные уголки души так и оставались загадкой для верного пса де Катосов. А сейчас. Все что проходило выбивало из колеи. Он не знал как вести себя, сто делать, как поступить. Все, что сейчас делала Камелия, все это Шорт привык получать от своих любовниц. Мягкие касания, объятия, теплое дыхание на плече. Если бы он не знал Джеральда так хорошо, то уверился в том, что с сестрой они были гораздо ближе, чем то предполагает родство. Но он слышал, как друг говорил о Камелии. так не говорят о своих женщинах, так на них не смотрят. И раз она была так откровенна и нежна, то, вероятно, от ее брата требовалось то же.[icon]https://image.ibb.co/hn6v4o/image.png[/icon]
Джеральд накрыл своей рукой руку девушке а потом наклонился, согревая ее горячим дыханием. Она была совсем холодной и напоминала ледышку. От прикосновений Камелии бежали мурашки по коже.
- Ты совсем замерзла. Что же ты раньше не сказала - проговорил он негромко, чувствуя так близко ее. От этой близости в голове зарождались мысли совсем не братские, постыдные, которые мужчина пытался гнать прочь. то все из-за усталости и разобщенности эмоций, которые он ощущал разом. Стыд, обида, боль, горечь, удивление. Все смешалось в один котел, заставляя путаться. И при этом играть роль. Роль, которой, как казалось, сейчас позыбыл слова. А может и не знал вовсе. Не знал никогда, даже когда был Ленардом.
Все сказанные слова были настолько личные, настоящие, что даже стало стыдно за то, что он их слышал. Словно в чужую спальню влез без разрешения у видел то, что не должен. Такое скомканное, но искренне презнание больно резануло. Джеральд чувствовал погано себя за то, что слышал это. От того, что эти слова предназначались не ему.
- Я тоже люблю тебя... мелкая. - негромко произнес Джер. Он боялся, что слова его прозвучат не так. Что в тоне можно будет различить совершенно не братские чувства.
- Куда я теперь от тебя денусь? Ты же замерзнешь одна. И совсем перестанешь выходить из дома. Так что как не старайся, от меня не избавишься. - Ленард тихо усмехнулся. Теперь уже точно никуда не сможет. А хотел, поддавшись слабости и эгоизму.
- Я тебя не оставлю одну.
За окном барабанил дождь, а чужое дыхание успокаивало. Стук сердца Камелии прогонял мысли о кошмарах и Джеральд не заметил как провалился в сон.

Отредактировано Джеральд де Катос (2018-08-14 22:20:44)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.04.1081] Пока горит свеча