Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Элиор Лангре Гренталь Лиерго Игнис character4 name
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [3-4.06.1082] Ярмо выбора


[3-4.06.1082] Ярмо выбора

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

- Локация
Сильмарил, г. Эденвел, темница и допросная комната
- Действующие лица
Руфио, Феантур (нпс), другие пленные
- Описание
предыдущий эпизод - [3.06.1082] Последний довод лжеца
Всех виновных в убийствах в Девореле королева призывает к ответу. В столице на суде королевы собраны дети покойных глав и их супруги, Око Её Величества провёл личное расследование и добивается полного уничтожения деворельской верхушки. Личные мотивы туманят разум эльфа и мешают ему здраво смотреть на вещи. Недоверие королевы к деворельцам растёт, а старая боль за потерю так сильна, что Мираэль готова вырвать этот сажень раздора с корнем, но кто из присутствующих говорит правду? Настолько ли велика их вина перед короной или же это Мираэль допустила огромную ошибку и повинна в том, что годами не вмешивалась в разборки Деворела?
Феантур получил в свои руки возможность лично допросить всех деворельцев, но больше всего его интересует один конкретный эльф и для него у Ока приготовлено особое холодное блюдо.

0

2

Феантур никогда не считал себя жестоким, но сегодня, допрашивая каждого пленного, он чувствовал удовлетворение и свою маленькую, но такую сладкую победу. Он ненавидел Деворел и всё, что с ним связано, сильнее и яростнее, чем королева, но годами скрывал своё отношение к городу и его главам. Он играл на публику тонко, искусно, словно паук, что терпеливо плетёт свою паутину. Он переловил всех мух в комнате и теперь пировал, напевая себе под нос незамысловатую песенку. Клац-клац. Он проникает в сознание пленного. Клац-клац. Достаёт из него всё самое дорогое. Клац-клац. Перерезает нити и порождает кошмары, пока пленник не начнёт его умолять. Это продолжалась часами. Феантур намеренно поставил стул так, чтобы Руфио и остальные пленные видели, что происходит с их товарищем. Как из боевого эльфа он превращается в безвольную послушную куклу. Как глаза воина и смельчака пустеют и душа варится всмятку. Кажется, что эти эльфы – сломанные куклы и они уже никогда не будут прежними. От тишины до болезненного крика всего несколько секунд. Всего один короткий взгляд Ока на пленных. Смотрят, нет? Отворачиваются? Исходят пеной на ругательства, пытаясь добраться до него? Он монстр? О, да.
Эльф истязал пленников до глубокой ночи. Часы перевалили за полночь, когда он начал чувствовать усталость от постоянно игры в разум. Мужчина отошёл от привязанного пленника. Элрод уронил голову, глубоко и отчаянно дыша, как после долгого погружения. Вода сдавливала ему лёгкие и не позволяла дышать. Он чувствовал жизнь, но не чувствовал себя живым.
Феантур снял с рук аккуратные перчатки, отбросил их на стол к инструментам и потёр переносицу.
- Утомительно и скучно, - он вздохнул. За несколько часов одинаковой реакции на его поступки ему приелась игра. Он надеялся показать всем, что бывает за неповиновение и в особенности наказывал, как думал, Регенлейфа, когда сажал на стул одного за другим его друзей.
Перед ним сидела Солитер, когда в допросную вернулся практик Ока. Феантур выслушал его и в смешливом взгляде эльфа что-то изменилось. Ярость. Он отослал помощника, но не сказал ни слова. По его приказу Солитер отвязали и бросили обратно в клетку, а вместо неё потянули Регенлейфа. Раньше, чем он хотел бы, но злость не уйдёт, если он замучает девчонку до смерти.
- Ты же ничего мне не расскажешь, верно? – Феантур усмехнулся. – Не признаешь свою вину, - он даже не пытался услышать эльфа или дать ему шанс высказаться и сознаться (ха, можно подумать, он бы это сделал!). – Я мог бы сказать, что буду причинять боль каждому, кто тебе дорог, пока ты не сознаешься, но тебе не в чем сознаваться. Я и так всё знаю.
[nick]Феантур[/nick][status]конфетку?[/status][icon]http://s5.uploads.ru/PW2gA.png[/icon]

+1

3

Феантур не ошибся - бывший воин королевской армии и лейтенант Бурерожденных не боялся боли и смерти, но издевательства над его друзьями были для него хуже пыток. Он не показывал это. Сидел в углу клетки с закрытыми глазами и пытался хотя бы в мыслях оказать где-то в другом месте. Это удавалось с переменным успехом. Авран уносил его прочь по залитому сочным светом солнца полю, расправив руки, всадник летел, ловя пальцами ветер, потом он стоял на скале, возвышавшейся над изумрудными волнами лесов, летний дождь смывал страх и гнев, плакала воинственная Солитер, всегда надменный Мэгфед пытался ее успокоить, стонал от боли непобедимый Элрод.  За эти несколько часов Руфио похудел, будто паук и правда пил из него жизнь. Черты эльфа заострились, и он еще больше стал похож на хищную куницу. 
Самому занять почетное место было избавлением. Руфио немного ожил. Практикам он не сопротивлялся, лишь наблюдал за происходящим с деланным любопытством ребенка, которого усадили на карусель. Он заерзал, пытаясь устроиться удобнее. Трон королевы в зале суда выглядел более комфортно, вне сомнения так и было. Однако, грех жаловаться - пыточная была самым  удобным местом, которое Регенлейфу за сегодня довелось видеть. Голос Феантура отвлек его созерцания ножек стула.   
- Тебе гипогриф в уши насрал? Сказал же, что признаю вину. - он наклонился ближе и, нахмурившись, пристально посмотрел на эльфа, - Так мы тут столько времени сидим зря? Только потому что на суде ты не слушал внимательно, а летав в облаках, как озабоченная послушница?
Он насмехался над Оком королевы. Разговор обещал быть долгим и мучительным, но не для Регенлейфа. Он смотрел на обнаглевшего паука так, как обычно смотрят на насекомое. Знал, что когда-нибудь, сегодня, завтра или через несколько лет раздавит его. Это уже стало целью. Клац-клац? Шмяк-шмяк!
- О, правда? - Руф вскинул брови. Полученная с утра рана снова начала кровоточить.
Пленника, кажется, обидели слова Феантура.
- Я разочарован. Я так долго ждал своей очереди... Я хочу признаться, а ты не хочешь меня слушать? Типа ты все знаешь... пф... Я бы на твоем месте не был так уверен. Вот только моим словам ты не поверишь, и все равно полезешь ко мне в голову проверять. Так почему бы не сэкономить время и не заглянуть туда сразу?

+1

4

Каждое воспоминание – это оружие, которое псионик может использовать против пленника. Достать из омута памяти самое дорогое, что есть у эльфа, и извратить это воспоминание, наполнив его болью и страхом. Это настоящая пытка для разума, который может кричать в агонии, не испытывая её по-настоящему. Феантур годами оттачивал свои навыки и каждый раз балансировал на грани, чтобы не уничтожить чужой разум, но это дело отличалось от других. Он старался контролировать себя, пока мог, чтобы не вызвать подозрений, но деворельские лорды и в особенности этот мальчишка – Феантур узнал о нём совершенно недавно, но хотел, чтобы он и Серокрылая страдали, как в своё время страдал он из-за чужого выбора и фойрровых нравов деворельских лордов. Он хотел, чтобы все они сгнили, чтобы их род перевёлся, а имена стёрли из истории, когда надоест клеймить их, как грязь и отходы.
- Видишь ли, я достаточно сдержан, чтобы суметь насладиться чужой продолжительной агонией, - эльф легко улыбнулся. Он не торопился надевать перчатки, как делал каждый раз, когда в этом кресле оказывался очередной друг лейтенанта. Этот допрос давно превратился в пытку и был ей с самого начала, потому что Феантур не пытался узнать что-то ещё сверх того, что он уже знал. Он знал намного больше, чем доложил королеве, но, пока она доверяет ему, всё складывается именно так, как он этого хотел.
Если иш’Синдэ всё испортят – он сможет это исправить и уничтожит малые дома один за другим, чтобы не осталось следов, но к тому времени он сможет утолить своё желание отомстить.
- Твоя жизнь закончится здесь или на площади в петле – как этого пожелает королева. Ты не очень старался выпросить себе свободу. Да и кто я такой, чтобы перечить воле Её Величества? – он хмыкнул, педантично ровняя инструменты на столе. – Но ни ты, ни твой дядя, ни Бурерождённый и Солнцеликие не интересны мне так, как твоя… как это омерзительно… жена.
Ожидание – это тоже пытка.
- Пожалуй, у меня есть несколько вариантов, того, что может быть, - Феантур не любил долго говорить, а некоторые вещи лучше всего показать. Тяжело опустив руки на плечи Регенлейфа, словно они были старыми приятеля, и вот только что произошла их радостная встреча, он заглянул в глаза лейтенанта холодным взглядом – секунда до того, как картина из его разума заполнила сознание эльфа.
Он будет держать её пленницей. Не станет навязывать ненависть, пытаясь переубедить её, что он виноват и его стоит презирать за каждый день, прожитый вместе. Нет. Она должна любить отчаянно и крепко, чтобы ненавидеть себя за то, что сама своими руками привела свою семью к смерти, а затем лишилась ещё одного дорого эльфа, чтобы после узнать, что есть ещё один. Пока что не рождённый и не окрепший. Что ей придётся жить с возможно единственным эльфом, который займёт место её супруга и станет для неё сущим проклятием, которое выждет время, чтобы отнять и то последнее, что ему никогда не принадлежало и не будет. Никто не защитит, никто не узнает, потому что все хранители этой маленькой тайны будут болтать на верёвках, а он – упиваться долгой выдержанной местью, попирая веру людей в светлых и чистых эльфов.
[nick]Феантур[/nick][status]конфетку?[/status][icon]http://s5.uploads.ru/PW2gA.png[/icon]

0

5

Руфио бы очень хотелось вести себя, как Феантур: отвечать в невпопад, делать вид, что он в комнате один и говорить сам с собой. Но тяжело провернуть такое, когда тебе положили руки на плечо. Эльф хотел отстраниться от мерзкого паука, но путы  мешали пошевелиться. Потом Око начал посылать ему видения и воин опустил глаза, будто прислушиваясь к какому-то далекому звуку. Когда Феантур закончил свое откровение, он снова поднял на эльфа равнодушный взгляд.
- Да ты просто монстр. - ответил Регенлейф с издевкой. - Есть еще какие-то варианты поинтереснее?

+1

6

Феантур был удовлетворён полученной реакцией. Даже лучше, чем он ожидал. Этого вполне хватит, чтобы продолжить гнуть свою линию, когда наступит время. Он посмотрел на Руфио, улыбнулся, игнорируя попытку к издевательству. Око никогда не придавал значения издёвкам и короткое жало едва ли могло задеть его гордость и уколоть, но есть вещи, который выводили мужчину из себя и мешали ему сохранять привычный расслабленный вид заносчивого морального урода.
Он наклонился к эльфу, выпустив магию. Она сделает всё за него. Проникнет в чужое сознание и разбудит старые страхи. Феантуру не обязательно знать, чего на самом деле боится эльф. Бесстрашных не бывает. У каждого что-то есть в глубинах сознания. Иногда она прячется где-то глубоко и спрятано под десятком замков, а иногда – лежит на поверхности и достать его не трудно даже неопытному псионику. Достаточно немного надавить.
Их прервали. Феантур отвлёкся, когда практик вошёл в допросную, подошёл к нему и быстро зашептал на ухо. Новости, которые он принёс, не понравились Оку. Мужчина нахмурился, но не стал переспрашивать в нахальной манере: а не ослышался ли он. Не ослышался. Перед тем, как подать ему информацию, практики тщательно её проверяют. Они знают, что Феантур не терпит ошибок. Запоздалую информацию – тоже.
Раньше, чем он успел бы среагировать, в допросную вошла женщина. Тонкие эльфийские одежды были расписаны магическими рунами. Он уверенно ступала, отчеканивая шаг по каменным ступеням, пока не остановилась в нескольких метрах от Феантура и его помощника.
- По приказу Её Величества я помогу достопочтенному Оку с его работой. Она переживает, что у вас слишком много обязанностей и вы переутомитесь, - саркастичное замечание прозвучало без эмоций. Поведением она нисколько не отличалась от Феантура. Холодная и расчётливая – таким должен быть Око, но Феантуру желание мести давно застелило глаза.
Женщина прошла дальше и остановилась возле молчаливого Ока. Феантур легко усмехнулся, не препятствуя женщине.
- Я так понимаю, это тот самый болтливый эльф, который наделал шума в столице, - он холодно и чуть свысока посмотрела на Руфио. – Ваш дядя отчаянно пытался вас спасти, напоминая короне о заслугах своей семьи.
[nick]Феантур[/nick][status]конфетку?[/status][icon]http://s5.uploads.ru/PW2gA.png[/icon]

+1

7

Вряд ли кто-то мог определить безошибочно собственные страхи до того, как не столкнется с ними лицом к лицу. То, что предстало перед Регенлейфом под действием магии псионика удивило его самого. Оказывается, он не настолько боится смерти, потери друзей, семьи или Аяны, сколько его продолжают мучить страхи из прошлого. Эльф сжав руки в кулаки, убеждал себя, что все им увиденное не может быть правдой, и щупальца пожирателя душ плод магии ухмыляющегося Феантура.
Спасение пришло внезапно.
На этот раз самый болтливый эльф, к этому времени уже порядком измученный и бледный,  оказался на удивление неразговорчив.  Искоса он наблюдал за женщиной, позволившей себе прервать развлечение Ока.

+1

8

- Похоже, слухи лгут, - женщина не показывала: разочаровало её это или нет.
Она выпрямилась и полуприкрытыми глазами посмотрела на эльфа. Из-под капюшона, натянутого на лицо эльфийки, выглядывал витиеватый рисунок-узор, который покрывал смуглую кожу на лице и плавно переходил на губы. Рисунок играл каждый раз, когда она говорила, но ожил, когда она применила магию. Узор загорелся зелёным светом, под стать её глазам.
- Как интересно… - женщина отняла руку от лица пленника, но чуть наклонилась к нему, чтобы заглянуть в глаза эльфа. Белая прядь волос выпала на грудь эльфийки. Её предупреждали, что Феантур может превысить свои полномочия, но Окам дозволяется копаться в голове пленников, если они не желают сознаваться добровольно. Будь в них страхи совершенно не обязательно, чтобы получить нужную информацию. Но, кажется, Око забыл об этом. – Здесь все? – холодно спросила она, повернув голову в сторону Феантура.
- Разумеется, - эльф вёл себя свободно. Он сложил руки на груди и с лёгкой усмешкой ждал, когда женщина вернётся к своим обязанностям.
- Вы не могли бы нас оставить, - просьба прозвучала настолько неожиданно для Феантура, что он опешил. – Здесь слишком мало места. И ужасно душно. Вам стоит подышать свежим воздухом и передохнуть. Продолжительное псионическое вмешательство отнимает силы и вредит вашему здоровью, - ничего в её словах или голове не выдавало насмешки, но Феантур псионик – он чувствовал предостережение и угрозу. Он знал, что произойдёт, если он окажется уйти или настоит на своём присутствии.
- Ваша забота, практик Сиаран, милостива, - Феантур позволил себе лёгкую насмешку. Он отвлёкся на Руфио и не успел закончить с работой полностью. Эльф думал, что лучше всего сделать, чтобы опасная информация не попала к ней в руки. Любое магическое вмешательство с его стороны, если он сделает его в её присутствии, вызовет подозрения. Лучше оставить всё, как есть. Никто из этих дураков ничего не знает о его причастности или об истинном подстрекателе. Он об этом позаботился, когда отловил лишь косвенно виновных.
Эльф с лёгким раздражением вышел из допросной, предоставив работу женщине.
Сиаран отличалась от него. Она смотрела на пленников без высокомерия и издёвки.
- Полагаю, что вы уже всё рассказали Феантуру и ещё больше – королеве, - она сухо обратилась к Руфио, видя проблеск сознания в его глазах. – У меня нет желания копаться в ваших головах, но Её Величество желает знать правду… Кто предложил напасть на Дома лордов? Кто кроме вас и вашего дяди продумывал план по нападению? – она смотрела на Руфио и ждала, что эльф пожелает разговориться с ней, но слабо надеялась на это. - Они могли использовать поддельные имена, но постарайтесь вспомнить детали, их внешности в том числе. Это поможет нам найти подстрекателей.
[nick]Сиаран[/nick][status]Тень Её Величества[/status][icon]http://sg.uploads.ru/RZ5gw.png[/icon]

+1

9

Сознание в глазах пленника так блестело, так и сверкало - никуда оно не делось, как и сарказм.
- Неужели ваша королева считает, что инквизитор в юбке добьется здесь большего? Я все сказал в зале суда...
Пленник фыркнул
- Почему бы вам не спросить своего коллегу. Он сказал, что уже все знает, еще до того, как привязал меня к этому "трону".

+1

10

Пост написан при содействии Каэроса

Ах, если бы всё было так просто!
Привязать Око к стулу, сковать его магическими кандалами, чтобы не смел проявить магию и защититься от вмешательства в его собственный разум. Содрать с него все амулеты и артефакты – Сиаран не сомневалась, что у Феантура на любой случай найдётся интересная заначка. Она видела, с какой неохотой мужчина уходит из допросной. Наверняка он придумал, как замести следы и не вызвать подозрений. Возможно, уже сейчас он готовится встретить её за пределами допросной, когда она понесёт к королеве всю свеженькую информацию по делу, поправит ей память, сотрёт все ненужные воспоминания, что она и не заметит, что они там были, она напоёт на ушко королеве, какой он прекрасный и что все её опасения – паранойя, а руки Ока чисты перед законом и суд его справедлив.
Чтобы посадить Око на стул вместо Руфио и других несчастных пленников (впрочем, не таких уж несчастных, сели за дело), нужно предъявить королеве существенные доказательства, а у Сиаран их не было. У королевы – тоже. Одного письма-записки и нескольких моментов проявленных эмоций или знаний биографии Феантура недостаточно, чтобы подтвердить его причастность к событиям в Девореле, но она постарается. Любыми способами.
Болтливость Регенлейфа никому не пошла на пользу, но Сиаран вторгалась в их сознания и, вместо того, чтобы мучить их страхами, она искала обрывки воспоминаний. Любой разговор, лицо, деталь – всё, что могло бы рассказать ей правду о том дне, когда эльфы сговорились и собрались вместе, чтобы убить лордов. Она видела, как это происходило, чужими глазами. Видела, что обвиняли эльфов не без основания, но чувствовала, что, несмотря на всю ненависть к лордам и желание другой жизни, они не стремились их убить. Они желали им справедливого суда и смеялись, представляя, как свяжут троицу, словно свиней, бросят в повозку и отправят их в столицу к королеве на справедливый эльфийский суд (на что практически не надеялись).
Она смогла найти лишь одно имя в памяти других эльфов, которого не нашла среди них. Струсил и сбежал до начала или его не смогли поймать? Сиаран не знала, но имя запомнила, решив, что лучше не будет записывать его. Она прислушивалась к шуму за пределом допросной и приготовилась встретиться с Феантуром или его практиками, когда в допросную спустился сам Бурерождённый.
- Что лорд Деворела забыл в этом месте? – Сиарана неотрывно смотрела на него, ожидая подвоха, но эльф, кажется, сам не ожидал увидеть её здесь.
- Королева дала разрешение, - отчеканил он.
Губы женщины вытянулись в ровную полосу. Она его считывала. Бурерождённый не лгал.
- Посмотрите в мою голову.
Просьба эльфа удивила Сиаран. На секунду на её спокойном лице что-то изменилось, выражая удивление.
Эльфийка искала подвох, но не находила его. Она подошла ближе, задевая пальцами клещи на столе, словно пыталась показать, что в этом месте Бурерождённый не хищник, а заяц, который попался в клетку к зверю. Сиаран коснулась его висков, заглянула ему в открытые глаза и погрузилась в чужие воспоминания. Он помогал ей, доставал из памяти один эпизод за другим, пока она не увидела то, что он хотел ей показать. Свой договор с младшим Домом.
- Вы знаете, что ваше участие в этом не оставят без наказания?
Знал, но всё равно позволил ей увидеть это.
Сиаран получила достаточно пищи для размышления.
- У вас есть несколько минут до того, как сюда придут практики.
Она вышла из допросной и оставила двух друзей наедине. Пока в коридоре не появился Феантур или кто-то из его помощников, Сиаран спешила к королеве. Она должна рассказать ей то, что смогла узнать.
[nick]Сиаран[/nick][status]Тень Её Величества[/status][icon]http://sg.uploads.ru/RZ5gw.png[/icon]

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [3-4.06.1082] Ярмо выбора