Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Элиор Лангре Гренталь Лиерго Игнис character4 name
game of a week

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [25.08.1082] Настоящие герои всегда идут в расход


[25.08.1082] Настоящие герои всегда идут в расход

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

- Локация
о. Силва, Фалмарил, берег Альвийских вод
- Действующие лица
Элиор Лангре, Даниэль, Морган, члены ордена (нпс)
- Описание
предыдущие эпизоды: [24.08.1082] Пока я скрываю вашу тайну, [24.08.1082] В сражении честь
Потратив часть ресурсов, Орден добрался до тайного убежища на случай непредвиденных обстоятельств. Воины Мэтереленсов ищут в лесах острова беглую княжну и предателей крови. Малленгил обходным путём приводит сына вместе с княжной к Ордену. Несмотря на потери, княжну удаётся вернуть Ордену. Самое время восстановить дисциплину и расставить точки над "и".

+1

2

Ллиф

http://sf.co.ua/14/03/wallpaper-2551013.jpg

Старая деревня в горах Фалмарила. Даниэль не спрашивала название и не интересовалась жителями, которые поглядывали в их сторону из любопытства, но не задавали вопросов. Они выглядели возбуждёнными и заинтересованными, но Даниэль давно потерял интерес к незнакомым местам. Любопытный ребёнок в ней умер, и она не приставала с вопросами к Маллену и Моргану. Деревня и деревня. В скольких она побывала за последние полгода?
Они добрались до деревни на следующий день, к вечеру, когда в неё пришла приятная прохлада. Ланкре чувствовала себя уставшей. Воздействие заклинание Малленгила перестало действовать. Мысли закрутились в голове фалмари, выбрасывая развитие встречи с Орденом и Элиором. Она не спрашивала, кто все эти люди и почему Орден избрал это место своим негласным убежищем. На виду у всех, без знамён и настоящих имён. Об их приходе быстро доложили остальным. К ним навстречу вышел ламар в простой одежде. Руки выдавали в нём воина, но больше ничего. Он обменялся несколькими репликами с Малленом и показал ему направление.
- Идём, - эльф нахмурился. Он услышал что-то плохое? Даниэль переводила взгляд с одного мужчины на другого, но не понимала, что происходит.
Их проводили в один из домов. Хозяйка с дружелюбной улыбкой встретила их, как старых друзей, хотя они виделись впервые. Даниэль предложили воды и еды. Хозяйка крутилась возле неё, как заботливая мать, которая давно не видела своего ребёнка, но мужчины не шли. Никто не повёл Даниэль к Элиору и он к ней тоже не шёл.
«Что-то не так» Очевидное предположение не успокаивало девушку, но через полчаса выяснилось, что разговор с Элиором откладывается на неопределённый срок. Воины Мэтерленса догнали группу Лангре. Многие спаслись, но в ходе сражения Элиора серьёзно ранили. Ламар потерял много крови и за ним присматривали целители, чтобы поставить его на ноги, но он не приходил в себя. На секунду Даниэль обрадовалась, но потом ей стало мерзко от себя. Она никому не желала смерти, но избавление от Элиора дарило фалмари слабую надежду на то, что ей не придётся разлучаться с Морганом и выходить за ламара, потому что их обручили детьми.
Даниэль чувствовала себя странно. Она томилась в непонятном неведении в ожидании чего-то неизвестного. Малленгил предупредил, что Орден продолжит бороться за трон Фалмарила и попытается свергнуть князя с трона и вернуть династию её роду. Смерть Элиора изменит немногое, но что ей делать с остальным? Пока все хлопотали у раненного предводителя или решали, что делать с Мэтерленсами и планом по свержению узурпатора, Даниэль оставили в комнате с женщиной, один на один с её тайной и попытками не выдать себя. Никто не обращал на неё внимания и не интересовался её состоянием сверх меры.
Ночь в деревне Ллиф протекала в тишине. К Даниэль не шёл сон. Хозяйка и её дочь давно спали, восстанавливая силы перед новым днём. Они отдали фалмари хозяйскую постель, чтобы ей было удобно, и предложили звать любую из них, если что-то понадобится, но никто не мог дать Даниэль то, что она по-настоящему хотела. Ей хотелось хотя бы на минутку увидеться с единственным человеком, которому она доверяла. Ланкре не знала, где ночуют другие мужчины и как далеко Маллен держит от неё Моргана.
Она вышла из дома, тихо затворила дверь, унимая беспокойное сердце. В деревне горели редкие яркие фонарики, освещая пространство на несколько метров вокруг. Сверчки стрекотали. В реке тихо плескалась рыба. Даниэль показалось, что где-то в зарослях сидит часовой и наблюдает за деревней, но никто не вышел и не преградил ей путь. На улице фалмари дышалось свободнее и тело не бросало в жар. На лбу выступила липкая испарина. Даниэль протёрла её тыльной стороной ладони и осмотрелась, чувствуя себя одинокой и потерянной. Что она пытается найти в незнакомом месте и зачем вышла? «Глупая затея»
Она остановилась на деревянном мосту, соединяющем два берега реки, и развернулась, чтобы пойти обратно. Вспышка сильной боли была резкой и неожиданной. Она ударила по низу живота и заставила фалмари остановиться в растерянности. Даниэль схватилась за плетёные перила моста, согнулась, касаясь очага боли. Живот горел пламенем и не давал продохнуть. Вторая вспышка боли пришла через несколько секунд. Даниэль застонала и дрожащими пальцами сжала верёвку и ткань ночной сорочки на животе. Она не понимала, что происходит. Боль смешалась со страхом, когда девушка почувствовала под пальцами влагу. На дрожащих пальцах она заметила следы крови, но самое смелое и пугающее её предположение отступило, потому что Даниэль услышала шаги и размытым взглядом увидела фигуру, которая шла в её сторону. Ланкре попыталась развернуться и уйти, чтобы всё скрыть, но голова пошла кругом и круглый фонарик вдали превратился в настоящий круг беспокойного света.

Отредактировано Даниэль (2018-06-28 00:06:21)

0

3

Иселина чувствовала себя измотанной, причем, кажется, уже очень давно. Иногда ей казалось, что родилась она не полторы сотни, а, как минимум, несколько тысяч лет назад, и это состояние усталости с ней от рождения. Всё это время она не спала, держась на бодрящих настойках и бегая от Артана к Элиору, а от них - к другим членам Ордена, которым тоже требовалось её внимание. К счастью, в деревне, куда они прибыли, оказалось несколько знахарей; не боги весть что, но присмотреть за не критически больными и определить, если что-то серьёзное, смогут. И если эльф шел на поправку (рана была не смертельной, поэтому девочка довольно быстро вылечила его), то с Главой дела обстояли куда хуже. Ис провозилась с ним полдня, приказав не отвлекать её, даже если земля разверзнется, и путем невероятных усилий ей удалось убрать угрозу для жизни, однако молодой мужчина был без сознания и сколько времени это могло продлиться - ей было неизвестно.
В последнее время её преследовали чьи-то боль и тревога, причем, первая была не только физической, но и душевной; они давили на неё, заставляя забыть обо всем остальном. Иселина уже почти падала от усталости, однако чужие ощущения держали её на ногах, не давая свалиться и оказаться в том же состоянии, что и Элиор. То, что они не принадлежат ей, было очевидно для девочки, поскольку она давно научилась отличать свои ощущения от чужих. Однако никто из её пациентов не был в таком состоянии...
Глубокой ночью Ис зашла проведать Артана и убедиться, что тот более-менее в порядке и ничего плохого ему не грозит. Поняв, что тот спит, Ис еще какое-то время просто сидела на пороге его дома и старалась ни о чем не думать.
И в какой-то момент чужие тревога и боль достигли пика, напрочь уничтожая способность трезво мыслить и оценивать ситуацию. Иселина вскочила и буквально выбежала из дома. Она не думала, куда и зачем идет - её вел инстинкт врачевателя. Девочка быстро шла сквозь ночь, не глядя по сторонам и чутко прислушиваясь к своим ощущениям. И едва не натолкнулась на кого-то, стоявшего на мосту.
"Интересно, когда я уже успела пробежать половину деревни?.." - мелькнула в её голове мысль и тут же исчезла. А сама Ис замерла перед рыжеволосой девушкой, которую чуть не сбила. Всё. Нашла. Это её боль и тревога тревожили дракончика целый день.
- Ты понимаешь, что с ней? - сквозь пелену боли до неё донесся голос Спутника. В последнее время дух молчал, не мешая ей.
"Да. Она беременна, однако вот-вот случится выкидыш, и она умрет"
- Этого не случится, если ты не допустишь. Однако имей в виду: твои силы на исходи. Смотри, сама не помри.
"Знаю. Не помру" - после этих слов Иселина совсем перестала думать, начиная действовать. Она опустила руку на раскаленный лоб незнакомки. Постепенно ту окутало золотистое сияние, которое проникало под кожу и успокаивало - по крайней мере, таков должен был быть эффект.
Не дожидаясь напоминаний от девочки, дух вздохнул и развел руки в стороны, словно для объятий. От него повеяло холодным, сырым, затхлым воздухом - словно из подземелья. Он не раз это проделывал: после такого люди обычно спешили отвернуться, уйти и не смотреть на то место, которое он хотел скрыть. Спутник не сделал Иселину и её подопечную невидимыми - он просто отвел глаза окружающим и теперь никто не обращал на происходящее внимания.
Ис благодарно кивнула, на мгновение отвлекшись от незнакомки, а после дала глотнуть ей бодрящего зелья, которое сейчас очень часто пила. Всё же силы духа не вечны, поэтому надо было найти укромное место, чтобы там уже нормально вылечить рыжеволосую. Девочка думала сделать это в пристройке одного из домов, которую ей выделили - там она задержалась лишь на несколько минут, чтобы бросить вещи и убежать к следующему больному. К счастью, это было совсем рядом.

Отредактировано Иселина (2018-06-28 09:58:57)

+2

4

Нельзя. Никому нельзя видеть её в таком состоянии. Даниэль повторяла это про себя, как мантру, но силы не появлялись. Она хваталась за поручни моста хваткой умирающего, который пытается уцепиться за клочок земли. Боль преследовала её и отяжелила дыхание. Тело не желало подчиняться и слушаться. Сердце тяжело билось в груди фалмари, пытаясь громко и из последних сил кричать о жизни, но она медленно утекала. Сначала одна, потом вторая. Ланкре казалось, что это наказание за грязные мысли и желания. Она позволила подумать о смерти Элиора и освобождении через неё. Он ранен. Ламар может умереть, а она теряет то, что больше всего хотела сохранить. Это источник подарил ей ребёнка и он требовал его обратно за воровство из магического барьера. Старый источник бессилен в этих краях, а она должна заплатить за несколько месяцев жизни.
Даниэль пыталась отстраниться и скрыть, но из-за бесконечной боли она не понимала, что уже ничего не сможет изменить. Она не может сконцентрироваться на заклинании, чтобы исцелить себя или попытаться остановить кровь. Она не сможет убежать от кого-то, кто заметил её на мосту. Лекарь осмотрит её и в Ордене все узнают, что она беременна. Малленгил предупреждал её, но он слишком занят Элиором и Орденом, чтобы прикрывать её.
Чья-то ладонь коснулась её лба. Даниэль почувствовала воздействие магии. Она успокаивала и уменьшала чувство страха фалмари. Паническое состояние, преследующее и давящие на девушку, отступало, но ясность мыслей не возвращалась. У Даниэль по-прежнему кружилась голова и болело нутро. Она не понимала, что происходит и кто стоит перед ней и чего от этого человека ожидать. В тусклом свете ночного фонарика она видела размытый силуэт низкорослой девушки. Ланкре показалось, что это девушка. Это не Малленгил и не Морган. Ей нельзя находиться рядом с ней. «Она всё поймёт»
Незнакомка протянула ей пузырёк с неизвестной жидкостью. Она ни слова не сказала.
- Что это? – Даниэль не рисковала брать что-то из рук незнакомки. - Я не хочу. Уберите, - фалмари махнула рукой, отказываясь от зелья и помощи. Она не представляла, что делать дальше. Уйти куда-то, чтобы её никто не видел, у неё не получалось. Она не сможет подхватить подол сорочки и задорно побежать от незнакомки, чтобы к ней не приставали с вопросами и помощью. Мысленно звать Моргана с Малленгилом и надеяться, что кто-то из них найдёт её и успокоит и поможет всё скрыть? Такой вариант казался Даниэль неплохим, потому что ей было бы спокойнее находиться рядом с Морганом и знать, что Малленгил сделает всё, чтобы скрыть то, что произошло. Он псионик и может изменить чужую память, если найдёт девушку, которая видела её. Он может остановить кровотечение, исцелить её и всё исправить. Может же?
Почему это происходит сейчас? Почему с ней?
- Уходите. Оставьте меня одну!
Живот сковало новой болью. Даниэль не понимала, что подвижностью увеличивает свои шансы погибнуть и усиливает кровотечение. Она начинала понимать, что происходит. Она теряет ребёнка вместе с остатками надежд на другую жизнь и не может этого изменить.

0

5

Иселина поморщилась - боль становилась всё сильнее и не желала отступать, мешая трезво мыслить.
- Это обезболивающее, оно поможет вам дойти до дома. Я вас сама не донесу, а звать на помощь нельзя, как я понимаю, - терпеливо сказала она, сжав плечи девушки. - Выпейте это, иначе я не смогу вам помочь, и вы умрете, - тут её тон перестал быть уверенным и властным, голос снизился до болезненного шепота. Сколь привычной Ис не была, но это ощущение было сильнее её самоконтроля. - Пожалуйста... Мне больно... - глаза девочки увлажнились, и на щеку рыжеволосой упала ледяная капля. Кажется, это были слезы, но у Иселины были заняты руки и она не могла утереть их.
На затылок дракончика опустилась ледяная ладонь Спутника - и боль отступила, а сознание прояснилось.
- Сейчас не время давать боли овладеть тобой, - голос духа был холодным и властным. - Этим ты её не спасешь, да еще и себе навредишь. Вставай, бери её и иди. Мне едва хватит сил дать вам время дойти до дома. Ну же! - его злой, резкий окрик резанул по ушам, вынуждая подчиниться.
- Спасибо, - прошептала Ис, сжимая подбородок незнакомки и почти силой вливая в её рот зелье. "Ну же, глотай, ну пожалуйста" - взмолилась она мысленно. Девочка мотнула головой, возвращая контроль над собой. Её голос вновь стал уверенным и твердым, и девочка буквально заставляла рыжеволосую смотреть ей в глаза. - Вставай и иди. Ты сильная. Ты справишься. Вставай и иди, я помогу. Я рядом.
Давно девочка не говорила такой банальщины - обычно её пациентов успокаивать не приходилось, они сами отлично справлялись. Но тут она представила, что эта незнакомка - маленький ребенок, который боится лечения, что вполне естественно. И его надо утешить и подтолкнуть, внушить, что это безопасно и что он справится. Запугиванием и угрожающими предупреждениями делу не поможешь - незнакомка слишком обессилена и больше готова умереть, чем лечиться. А умирать ей точно нельзя - Ис не позволит. В противном случае, ей самой лечь и умереть впору.
"Боги, еще немного - и меня саму утешать и поддерживать придется" - зло подумала Иселина, мотнув головой. "Давай, соберись!".
Она подхватила рыжеволосую под мышки, готовясь помочь ей встать.

Отредактировано Иселина (2018-06-30 21:47:36)

+2

6

Незнакомка не уходила. Она настойчиво предлагала помощь. Моргана и Малленгила не было поблизости. Никто из них не почувствовал эмоционального крика и страха фалмари. Может, они слишком далеко. Или решили, что так будет лучше. Даниэль не знала, что ей делать. Она столкнулась с серьёзной и взрослой проблемой, с которой не понимала, как должна справиться. У неё не оставалось другого выбора. Терпеть боль было невыносимо, а попытки абстрагироваться от неё и заставить голову думать не избавят её проблем.
Даниэль не понимала, почему эта незнакомка никого не позвала на помощь. Если в этой деревне все сторонники Ордена, то она может окликнуть любого солдата, чтобы он помог донести её до ближайшего лекаря и оказать ей помощь. Шпионка, которая пользуется отсутствием сопровождения у княжны и собирается отравить её и убить, тайно выслуживаясь перед Мэтерленсами? В их неспокойной жизни, полной предательства и обмана, это возможный вариант, но Даниэль понимала, что у неё нет другого выбора, кроме как принять помощь незнакомки и надеяться, что всё пройдёт хорошо. «Хорошо… Хорошо уже не будет»
Фалмари сглотнула лекарство, заставляя себя принять его. Незнакомка чувствовала её боль, но Даниэль не подумала о наличии у неё эмпатических способностей. Она была слишком напугана, чтобы думать о чём-то постороннем. Она всего лишь девушка, у которой не получается взять себя в руки.
А если бы это произошло во время нападения Мэтерленсов?
Даниэль почувствовала, как незнакомка пытается поднять её и сама ухватилась сильнее за верёвку, заставляя своё тело двигаться. Подсознательно фалмари помнила, что из движения ей становится больнее, а кровотечение усиливается, но если эта незнакомка целитель, то чем она поможет ей на мосту? Здесь нет ни лекарств, ни инструментов. Ничего, что может понадобиться лекарю. По какой-то причине она помогала Даниэль и не стремилась выставлять её положение на публику, а здесь оставаться опасно.
Превозмогая боль, которая медленно стихала под воздействием зелья, Даниэль до боли закусила губу, чувствуя, как от страха дрожат не только руки и ноги, но и челюсть. Хорошая пара для храброго предводителя ламаров.
- Нас увидят, - выдавила из себя фалмари. Она ничего не знала о невидимом помощнике незнакомки.
Даниэль всматривалась в темноту, но головокружение мешало ей заметить что-нибудь. Зрение ламаров не приспособлено к прогулкам в темноте, а ночные фонарики больше мешали, чем помогали увидеть хоть что-нибудь. Ланкре старалась унять панику и подавить страх, но он преследовал её, как ночная темнота и не желал отступать, холодя спину, руки, шею. Когда зелье начало действовать и снимать боль, Даниэль почувствовала, как ночная сорочка неприятно липнет к ногам и холодит кожу. Даниэль понимала, из-за чего это происходит и боялась выйти на свет.
Незнакомка помогла ей добраться до дома. Внутри никого не было кроме них. Даниэль тяжело оперлась на стену и опустила взгляд, когда в помещении стало светлее. Подол сорочки пропитался кровью. На светлой ткани пятно ярко алело. Ланкре подумала, что от окровавленной одежды надо избавиться. Сжечь её, чтобы никто не нашёл, но что делать, если на мосту остались следы крови? Она бралась рукой за поручни моста, но не помнила, какой именно. Чистой или той, что выпачкала в кровь? А может на мост и на дорогу успело накапать, пока они шли? Что делать? Это вызовет вопросы, даже если незнакомка поможет скрыть всё и смолчит.
- Нужно избавиться от следов, пока их никто не заметил, - фалмари сглотнула. Во рту пересохло.
Даниэль видела юную девушку. Девочку, которая младше неё. Фалмари слышала о целительнице в Ордене, которая выглядит как ребёнок, но спасает жизни. Она занималась спасением Элиора, но почему она помогает ей? Хочет избавиться от ребёнка, чтобы Элиор ничего не узнал, и их посадили на трон Фалмарила? «Какой у меня выбор?»

+1

7

"Вот и хорошо..." - с облегчением подумала Ис, ощущая, как сначала проглотила лекарство, а после с трудом, но встала на ноги. Осторожно поддерживая её, девочка пошла в сторону своей пристройки.
- Идите, у вас еще десять минут на то, чтобы дойти, - сказал ей дух. - Кровь с досок я впитаю, ты не против? Давно хотел попробовать ламарскую кровь на вкус... - тут дракончик почти явственно заметил, как серый, змеиный язык скользнул по губам, облизываясь. Иселина вздрогнула и отвела взгляд, продолжая помогать девушке дойти до дома. Руки её непрерывно мерцали золотистым светом - она помогала ей, делясь своими силами. К счастью, они пошли незнакомке впрок и та ни разу не упала, пока они шли к пристройке.
Войдя в неё, Ис осторожно помогла снять рыжеволосой ночную сорочку, чтобы видеть все сопутствующие повреждения; при этом она ни на минуту не задержалась, чтобы просто разглядеть пациентку. Девочке вообще ни разу не приходило в голову начать разглядывать больных, как... Впрочем, не важно. Тем более, к горлу подступила тошнота, немного мутило. Иселина покачала головой и отошла к столу, на котором стояла посудина с чистой водой: прежде, чем уложить на постель, она осторожно смыла кровь с рук, живота и ног девушки, чтобы та не мешала ей. Правда, простынь уже немного запачкана, но это не страшно - отмоет, равно, как и пол. Когда незнакомка была более-менее чистой, Ис уложила её на постель, и села рядом, опуская руки на живот той: ладони замерцали нежным золотистым светом, уменьшая боль.
- Не беспокойтесь, нас никто не увидел, - мягко сказал дракончик. Голос его шелестел, как опадающая листва - тихо и успокаивающе. - А теперь слушайте меня: боль убрана, но вам нужно уснуть - я дав снотворное. Не беспокойтесь, я не причиню вам вреда: ребенка не удастся спасти, однако вас я вылечу. Это займет час, может больше. После я разбужу вас, и вы сможете привести себя в порядок. И мы обсудим, как всё обставить так, чтобы ни у кого не возникало вопросов. Хорошо?

Отредактировано Иселина (2018-07-02 15:39:06)

+1

8

Вас подослал Малленгил? Чтобы вы сделали за него грязную работу? – разные мысли и вопросы вертелись в голове Даниэллы. Она пыталась найти оправдание для себя и виноватого в происходящем. Кого-нибудь кроме себя. Для всех будет лучше, если ребёнок не выживет, и никто никогда не узнает о её связи с Морганом, но насколько такой вариант возможен? Ланкре чувствовала, что это не её мысли. Они не хотела лишаться последнего яркого воспоминания о спокойной и размеренной жизни. Несколько коротких месяцев, которые закончились очередным столкновением с Орденом и необходимостью принимать серьёзные решения, от которых ей хотелось выть и лезть на стену.
Даниэль с трудом выдержала, пока целительница стёрла с неё следы крови. Голова кружилась. Зелья хватило, чтобы уменьшить боль, но движение усиливало её. Внутреннее чувство говорило, что ей нужно лечь и ничего не предпринимать, чтобы не сделать ещё хуже. «Это я с собой сделала? Это из-за меня он умирает?» Фалмари могла спросить об этом у целительницы, но боялась услышать ответ.
Лечь. Не смотреть. Не думать. Даниэль хотела бы, чтобы у неё были силы с достоинством и смелостью принять это, но она боялась. Один страх цеплялся за другой. Она вспоминала, что должна сделать, чтобы обезопасить себя и Моргана. Что если она потеряет обоих? «Уже потеряла, когда Малленгил пришёл за ними»
Незнакомка говорила, что избавилась от следов. Правда или ложь, чтобы успокоить её? Даниэль понимала, что не узнает этого, пока не сможет ходить или не успокоится, чтобы применить магию родной стихии. В любой мелочи она видела угрозу и сумбурно пыталась решить, как это исправить. Сейчас она могла довериться целительнице и ждать, когда всё закончится, чтобы потом проверить всё и закончить со всем, если ей хватит сил. Можно работать физически на износ, но можно ли морально?
Незнакомка предложила рациональный вариант. Позволить помочь ей, спасти её жизнь, исходя из того, что они имеют, а потом завершить историю. Даниэль до этого не представляла, как будет делать вид, что ничего не было. Она осталась со своей болью и проблемой одна, как это предрекал Малленгил. Мир прогибался под его предостережения, и от этого болело вдвойне. Два псионика, которые должны были чувствовать её, не приходили. Ему рискованно появляться здесь, но ей хотелось, чтобы он был рядом, потому что ей страшно и она слабая, чтобы принимать это и бороться в одиночку.
Даниэль сжала пальцы до дрожи и закрыла глаза. Она не хотела разреветься в голос. Она знала, что так будет, но не хотела этого принимать, и всё равно от этого факта болело и щемило сердце. Слёзы потекли по щекам. Даниэль отвернула лицо, подсознательно пытаясь спрятаться от боли и чужих глаз, и выдавила из себя «Хорошо». Она позволяла целительнице делать всё, что она считает необходимым, но легко и утайкой коснулась ноющего живота холодными пальцами, как хотела точно убедиться, что его уже невозможно спасти и он мёртв.

0

9

Ис отошла к шкафу и достала из него флакон со снотворным. Слегка взболтав его, она села рядом с девушкой и, приоткрыв ей рот, влила в него снадобье. Девочка сомневалась, что у её подопечной хватит сил взять емкость в руки и выпить его содержимое самостоятельно. Дожидаясь, пока та уснет, дракончик заметил Спутника, который уже, видимо, разобрался с пролитой кровью пациентки и теперь замер на пороге комнаты.
"Пожалуйста, проследи за тем, чтобы никто не пришел и не помешал нам" - мысленно попросила его Иселина.
- Разумеется, - отозвался дух. Его голос звучал озабоченно, хотя девочка не была уверенна в этом. - Как ты себя чувствуешь?
"Более-менее. Уже не так больно..."- боль действительно почти отступила, уступая место сосредоточенности и... легкой печали? Ис никогда особо не любила людей и им подобных, однако считала, что у каждого есть право на жизнь. И когда кому-то не удавалось этим правом воспользоваться - особенно, если еще не родился - ей становилось муторно и тоскливо на душе. 
Убедившись, что рыжеволосая спит и что можно приступать, девочка молча кивнула Спутнику, тот кивнул в ответ и исчез, словно не желая мешать им. Она понимала, что он, скорее всего, снаружи, наблюдает за происходящим. Сама Иселина осторожно опустила ладони на живот девушки. Из-под пальцев растекалось нежно-золотистое сияние, проникая под кожу и успокаивая безумные жар и боль внутри. Постепенно оно окутало всю девушку, а Ис принялась осторожно массировать живот кончиками пальцев, передавая энергию подопечной. Постепенно боль отступала, и внутренности, ранее будто скрученные в узел, расслабились, а мучительный жар в голове отступил. Иселина сквозь слезы улыбнулась, усиливая воздействие магией. При этом она старалась быть как можно более аккуратней, поскольку понимала, что девушка сейчас наиболее уязвима. Прилагая все возможные усилия ради успешного исцеления, девочка потеряла счет времени. Наконец, спустя часа полтора, Ис успешно закончила и подняла взгляд на спящую пациентку. Похоже, всё прошло как надо, поскольку боль девушки поутихла - хороший признак. Теперь ей надо отоспаться и еще какое-то время не нервничать и просто отдыхать...
"Надо бы ей успокаивающих трав заварить..." - дракончик устало улыбнулся своим мыслям. Подобным она занималась впервые, и боялась, что не справиться. Однако всё получилось, и Ис на миг почувствовала острый приступ счастья - даже сильная усталость, преследующая её последние несколько дней, отступила.
Дав рыжеволосой поспать еще несколько часов - будить её раньше не было необходимости - Иселина мягко коснулась её плеча. За это время она успела приготовить успокаивающее снадобье, которое остывало на столе.

+1

10

Музыка под сон.

Сон – лучшее лекарство на все времена. Лекарство, горькое на вкус, вязкое и тошнотворное. Тело фалмари поддавалось лечению, но вылечить физический недуг – это не избавление и не полноценное исцеление. Мысли поедом сжигали её во снах, не позволяя Даниэль успокоиться и отрешиться от душевной боли. Она открыла глаза во сне и оказалась в другом месте, как хотела, вдали от деревни, повстанцев и рук целительницы. Она слышала стрекот насекомых, видела магические огоньки-светлячки, которые поднимались над водой из жерла старого Источника. Вита встречала её, чтобы показать будущее, которого фалмари боялась. Воды источника вынесли на берег младенца. Он спокойно дремал в зарослях камыша, дыша размеренно и тихо. Даниэль наблюдала за ним из-за деревьев, но не решалась подойти. Она не понимала, как оказалась здесь, и чему стала свидетельницей преображения.
К берегу кто-то шёл. Даниэль увидела болотника, похожего на КелЛи. Возможно, это был он, но фалмари не решилась окликнуть его. Она боялась, что её могут заметить и выгнать, а она хотела узнать, что случится с младенцем, которого принесла вода. Болотник положил трость у воды, он наклонился, чтобы поднять ребёнка, завёрнутого в листья, и всмотрелся в его лицо. Он повернулся к Даниэль, на несколько мгновений открывая ей лицо ребёнка с тёмными непослушными волосами и глазами цвет морской волны. Он становился частью отвергнутого круга, потому что Вита принимала всех изгнанных и отринутых, а он стал одним из них. Ланкре поняла, что болотник забирает её мальчика. Глаза фалмари задрожали от слёз. Девушке показалось, что она может его остановить и всё исправить. Она не осознавала, что сон-видение, которое ей подарила Вита, наказывая её за предательство, - это последствия их выбора.
- Стой! – она крикнула и побежала к нему, чтобы забрать.
Болотник не оглянулся. Он не видел фалмари. Он игрался с ребёнком, как с младшим братом, и уходил вместе с ним в сторону деревни детей Алиллель.
- Остановись! Отдай его мне!
Он не слышал её криков.
- Ты не можешь забрать его. Он мой!
Огромная змея показалась из воды и преградила фалмари путь. Она крепко обвилась вокруг её тела и потянула фалмари в воду. Даниэль задыхалась. Она пыталась освободиться, но змеи собирались вокруг неё и открывали пасти, чтобы погрузить фалмари в беспросветную и проклятую темноту. Из глубин источника выплыла яркая голубая рыба. Дух источника попал к ней в объятия, защитив от кошмара, и Даниэль проснулась.
Снотворное перестало действовать. Фалмари резко села в постели. Липкий холодный пост выступил на лбу девушки. Она вцепилась пальцами в простыню, как утопающий цепляется за тростинку, и несколько минут успокаивала беспокойное сердце. Ужасы сна притупили её воспоминания об утрате, но кошмар тускнел и уступал место настоящему. Реальность ужаснее сна. Даниэль вспомнила, что произошло и почему она оказалась в этом доме. У неё случился выкидыш, как предрекал Малленгил.
Фалмари заставила себя проглотить слёзы и обратиться к целительнице.
- Сколько сейчас времени?
Сколько у неё времени, чтобы собраться с силами и защитить хоть что-то?

+1

11

Девочка, бесшумно ступая, приблизилась к фалмари и положила ледяную руку ей на лоб, делясь своими силами - чтобы та полностью вынырнула из глубокого, мучительного сна, пришла в себя и успокоилась хоть немного.
- Куда?! - достиг её слуха тоскливый шепот, больше похожий на далекий вопль, Спутника. Его самого она не видела: то ли дух был снаружи, то рядом, но невидимый. - Ты и так сейчас в обморок от переутомления свалишься! Дала бы ей зелье, так нет - свои ценные и, что совсем плохо, заканчивающиеся силы отдаешь! А потом что?!
- Заткнись, - прошептала то ли про себя, то ли едва слышно вслух Иселина. Кожа её из просто бледной стала мертвенно-серой, глаза словно смотрели куда-то в пустоту, а она сама с трудом держалась на ногах. - Не видишь, надо девочку успокоить... К тому же, зелья осталось совсем чуть-чуть, и я его сама выпью.
- Да?! - зло и одновременно ехидно фыркнул Спутник. - Тебя от него скоро тошнить будет, а эффект снадобья с каждой дозой всё слабее. Тебе нужен полноценный сон, желательно - длиной в несколько суток. А ты тут бегаешь, суетишься, спасаешь всех, кого ни попадя, - его бурчание с каждым словом становилось всё более неразборчивым и отдаленным, а затем и вовсе стихло.
"Интересно, это он умолк, или я просто перестала слышать?.." - вяло подумала Ис. Закончив с рыжеволосой, она отошла, оперлась о стену - единственный способ не упасть - и подняла на неё усталый, потускневший от невыразимой усталости взгляд.
- Сейчас приблизительно два часа после полуночи, - медленно сказал дракончик, глядя куда-то за спину девушке. - С лечением я закончила. В ближайшие дня два вам нужны покой и много сна. И лучше не занимайтесь в это время магией. Если заметят ваше плохое самочувствие и скажут пройти осмотр - не бойтесь, приходите ко мне. Я скажу, что у вас нервное перенапряжение и что вам нужен отдых. Сейчас я дам вам зелье - это не вкусно, но обязательно - оно уберет с вас все следы моей волшбы. А после помогу незаметно добраться до вашего дома. Не беспокойтесь: всё произошедшее останется между нами. Я связана обязательством врачебной тайны, поэтому просто физически не могу никому рассказать о случившемся. Однако, если вы не верите мне и хотите подстраховаться, то в обмен я могу доверить вам свою тайну. И разглашение её с вашей стороны будет для меня куда опаснее, чем если я расскажу о вас.

+1

12

Даниэль не знала, когда она ушла из дома, и не могла высчитать продолжительность своего отсутствия. Хозяйка дома и её дочь могли что-то заметить. Продолжительные ночные прогулки выглядят странно. Хозяйка знает, кто она. Исчезновение княжны после ранения Элиора заметят быстро и поднимут панику, чтобы отыскать её, но паника отсутствовала. Целительница могла рассказать об этом, но тогда бы у постели фалмари сидел кто-то из орденских. Ни Малленгила, ни Моргана, ни Элиора, который чудесным образом пришёл в себя от последних новостей. Только она и целительница. Даниэль прислушалась. На улице тихо. Никто её не ищет. У неё достаточно времени, чтобы вернуться в дом и перепроверить мост и дорогу.
Вопрос о времени – это в большей степени попытка расшевелить себя и заговорить. Девушка пыталась заставить себя жить дальше и не думать о кошмаре и потерях. Она понимала, что ей нужно знать время, чтобы высчитать другие варианты, но она чувствовала пустоту внутри себя и не чувствовала себя живой. Пустая оболочка, из которой мясник всё выпотрошил.
Фалмари слушала и пыталась представить, что нужно сделать в первую очередь. Найти новые вещи, потому что старая сорочка пропиталась кровью и непригодна. Можно попытаться отчистить её при помощи магии. Ланкре не пробовала воспользоваться заклинанием, но подбирала максимально безопасный вариант. Хозяйка может заметить, что на фалмари другая одежда, но как она объяснит, что успела испортить предыдущую, и как разжилась новой? Она здесь никого не знает.
Даниэль впервые слышала о тайне лекарства и не представляла, что это такое.
- Мне не нужны чужие секреты, - фалмари говорила тихо. Она села в постели, подтягивая к себе простыню, чтобы прикрыть наготу – интуитивный жест.
Люди никогда не рассказывают о себе то, что по-настоящему хотят скрыть.
- Магия может мне понадобиться. Что произойдёт, если я ей воспользуюсь?.. – Даниэль посмотрела на целительницу.
Фалмари не замечала бледности девушки. Она не акцентировала внимание на чужих проблемах, потому что была полностью поглощена собственными.
- Мне нужна новая сорочка. Я... Я могу очистить эту от крови, чтобы хозяйка, давшая её мне, ничего не заметила.
Это не спасёт Даниэль, если их кто-то видел или если целительница проболтается или её осмотрит другой лекарь. Она не знала, что эта целительница занималась воинами Ордена и не представляла, как она объяснит желание, чтобы её осмотрел конкретный целитель, если это потребуется.
- Я не знаю вашего имени.

0

13

Ис выдохнула с облегчением. Она и представить себе не могла, что может произойти, узнай о её сути хоть одно живое существо - пусть и эта девушка.
- Я бы не советовала вам колдовать, - сказала Ис вслух. Говорила она тихо, едва слышно, и голос её напоминал сиплое, воронье карканье - но она этого не осознавала. - Или, по крайней мере, делать это по минимуму. После выкидыша ваш организм сильно ослаб, если начнете пользоваться магией - за стабильное состояние здоровья у вас я не ручаюсь. Рубашка... С этим я в силах справиться.
"Спутник" - мысленно позвала духа девочка.
- Ну? - послышался недовольный голос откуда-то из-за спины дракончика.
"Можешь впитать кровь?"
- Я тебе что, прачка?! - возмутился Спутник, но спорить не стал - от крови он никогда не отказывался.
"Ну прости... Вот с девочкой разберусь и лягу спать" - виновато отозвалась Иселина, пытаясь успокоить его.
- Можешь меня не утешать, - фыркнул тот. - Всё равно ведь после сразу решишь проведать больных - и кому-нибудь из них обязательно понадобится помощь... Будто я тебя первый год знаю. Ладно уж... Давай сюда одежду...
Девочка осторожно опустила запятнанную кровью рубашку рыжеволосой на пол и отошла на пару шагов. А затем и целительница, и её подопечная увидели, как над одеянием словно нависла чья-та тень, ткань затрепетала - а затем пятна крови начали исчезать. Прошла минута... вторая... И вскоре одежда была вполне чистой, хоть и холодной, словно полежала во льду некоторое время. Ис сбрызнула её каким-то снадобьем, и по комнате поплыл нежный, цветочный аромат.
- Вполне возможно, вы слышали мое имя, - сказал дракончик, доставая с полок несколько баночек с порошками, смешивая их и заливая водой. Взболтав полученную смесь, он поднес её рыжеволосой, чтобы та выпила. - Меня зовут Иселина.   

Отредактировано Иселина (2018-07-13 21:45:48)

0

14

«Выкидыш…» Даниэль сжала простынь. Она почувствовала, как её рука дрожит от растущего волнения и боли, которая пытается подняться и затопить её снова. Этот шторм остался в прошлом. Она должна замести все следы кораблекрушения. Фалмари заставила себя разжать пальцы и отпустить ткань. Она должна думать о будущем. О себе. О Моргане. Не о том, что она потеряла и что не сможет вернуть. Она пережила этот кошмар потери, в чём убеждала себя с каждым биением сердца.
- Меня не пугают последствия, - Даниэль потянулась за сорочкой.
Акт самопожертвования или глупости – так это могли назвать, но Ланкре никогда не была альтруистом. Она пыталась убедить себя, что так сможет защитить Моргана, отдав часть своих магических сил и увеличив риски появления осложнений после лечения, но по правде девушка пыталась занять себя чем-то, что считала полезным и важным. Она пыталась найти себе цель, к которой будет стремиться первое время, чтобы не думать о потере, и наказывала себя за то, что не смогла уберечь свой крохотный счастливый мир.
Даниэль подняла взгляд на целительницу. Девочка забрала сорочку и расстелила её на полу. Фалмари ожидала увидеть знакомое проявление простейших заклинаний, но увидела что-то странное, что не могла объяснить. Тёмная магия? Некроманты не могут использовать целительство. Даниэль чувствовала проявление светлой магии, исходящее от целительницы, но увиденное отталкивало её. Фалмари не задавала вопросов. Когда её взгляд зацепился за кровавое пятно на сорочке, она замерла, неотрывно смотря на него. В памяти отрывками всплывало всё, что она прожила за последние сутки. Как у неё на глазах умер воин ордена, как Малленгил предупреждал её о неизбежном, как она вышла в ночь и потеряла их сына. «Сына…» Этот сон был настоящим?
Пятно исчезло. Сорочка выглядела чистой.
- Спасибо, - Даниэлла впервые поблагодарила целительницу.
Фалмари взяла сорочку, чувствуя, как холодом колет пальцы, и надела её, унимая дрожь тела. От прикосновения холодной ткани по коже пробежали мурашки, но Даниэль по-прежнему отдалённо реагировала на внешние раздражители и пребывала больше в себе и своих мыслях.
Ланкре не помнила, чтобы где-то слышала имя целительницы. Она не сталкивалась с лекарями Ордена и не вникала вчера в события, которые крутились вокруг Элиора. Она знала, что о нём кто-то заботится и пытается поставить на ноги. Это мог быть кто угодно. Даниэллу не волновала личность целителя. Она беспокоилась о своём будущем и столкнулась с тем, чего больше всего боялась.
- От него… От него что-то осталось? – девушка запнулась.
Со стороны целительницы предусмотрительно избавиться от всего, что намекает на настоящую причину недуга княжны. Включая плод. Даниэлла не знала, каких он размеров на её сроке и будет ли там что-то заметное. Она не может даже похоронить его, как подобает, и не может отдать ему дань, чтобы не привлечь внимание. Сказать, что хочет почтить память павших воинов Фалмарила, а самой оплакивать ребёнка? Орден всё держит в тайне. Ей запретят делать что-то, что может выдать их нахождение в деревне.
- Что вы скажите Элиору? – этот вопрос волновал её не меньше.

0

15

"Спасибо" - мысленно поблагодарила девочка Спутника, после чего помогла натянуть рыжеволосой рубашку. После чего бросила тяжелый взгляд на неё.
- В результате от этих последствий можете пострадать не только вы, но и остальные члены Ордена - помните об этом, - сухо сказала она. Помолчав, дракончик какое-то время испытывающе смотрел на девушку. - Нет, ничего не осталось. Его больше нет, - наконец уже более мягко сказал он. - Мне жаль.
Ис протянула руку и едва заметно, но ощутимо, коснулась плеча подопечной ледяными пальцами - как бы напоминая о зелье, которое надо выпить. Без него было не обойтись.
- Элиору? - она на миг задумалась. Потом пожала плечами. - Ничего. Даже если он узнает о том, что вы приходили ко мне - скажу, что у вас было легкое недомогание. На большее я не имею права... Стойте...
И Иселина замерла, прикрыв глаза. "Если эта девушка так беспокоится о том, чтобы её никто не видел, её... мммм... друга? возлюбленного? мужа? нет рядом, а она так беспокоится о том, чтобы об это не узнал Элиор, то..."
О законной наследнице трона Фалмарила, которая играла столь важную роль в планах главы Ордена, дракончик знал мало - не до того было. Собственно всё, что ему было известно о девушке: она прячется где-то вместе с одним из членов Ордена и вскоре должна присоединиться к ним. Если учитывать то, что рыжеволосая ей раньше не встречалась, а у княжны могли завязаться отношения со своим спутником, а узнать об этом Элиор не должен, и этот мертвый ребенок - то вывод напрашивался сам собой...
- Вы - княжна Даниэлла? - спокойно спросила девочка, поднимая на подопечную тяжелый взгляд.

0

16

Орден может пострадать, если княжна умрёт или окажется в положении Элиора? Даниэль не хватило сил на сарказм. Малленгил говорил, что Орден – это нечто большее, чем Элиор или княжна. Они свергнут узурпатора, потому что так правильно. Многие из них потеряли своих родственников и близких. Они не остановятся на середине пути из-за того, что их предводитель умирает, а потенциальная княжна решила составить ему компанию. На трон Фалмарила посадят кого-то другого. Династия сменится. Жизнь восстановится. Нет незаменимых людей. Орденом движет идея, дух, а не его люди, поэтому Даниэлла считала, что она не так важна для них и может жить спокойно, если Мэтерленсов уничтожат, а Ордене оставит её в покое, но желанная мирная жизнь не приходила. Фалмари сталкивалась с проблемами, которые должна решить.
Даниэль почувствовала, как Иселина сжимает её плечо, но от этого жеста, выказывающего соболезнование, ей не становилось легче. Девушка выпила предложенное зелье, не чувствуя вкуса.
Она предполагала, что ей не вернут то, что осталось от её нерождённого дитя, но должна была спросить. Может быть, ночью ей удастся попрощаться с ним, когда волнения Ордена утихнут, а у Даниэллы найдётся немного времени на личное горе, пока никто не видит. Чтобы всё прошло гладко, она должна замести следы и делать вид, что всё нормально. Нельзя пересекаться с Морганом или Малленгилом, потому что в их присутствии она не сдержится. Даниэль старалась не думать о них и не притягивать желаемое, которое никогда не случится. От мыслей и ожиданий, которые не осуществятся, болит не меньше, чем от потери.
Ланкре не понимала, зачем целительнице скрывать правду от Элиора. Она боится, что из-за этого в Ордене начнётся разлад, поэтому поможет скрыть все последствия? Какой у неё мотив? Даниэлла хотела узнать его, чтобы заранее приготовиться, что в любой момент причина, по которой целительница согласилась молчать, может иссякнуть. Повитухи заметят, что с ней что-то не так при первом осмотре. Псионики, которые видели несколько аур вместо одной – Даниэль надеялась, что в их числе только Морган и Малленгил, тоже заметят изменения, но они ничего не расскажут Элиору, потому что это поставит их жизнь под угрозу.
Фалмари кивнула и направилась к двери, когда убедилась, что в её внешнем виде ничего не выдаст произошедшего.
Целительница неожиданно окликнула её. Даниэль остановилась и повернулась полубоком к Иселине.
- Даниэль, - поправила фалмари, - мне так больше нравится.
Она не отрицала, что именно так её называют в Ордене. Ланкре внимательно посмотрела на целительницу, которая только сейчас поняла, кого спасла от смерти. Что теперь произойдёт? Она изменит решение и расскажет обо всём? Она помогала ей только потому что не знала, кого пытается вылечить? Даниэль внутренне напряглась. Она опасалась, что правда всплывёт на поверхность, но не думала, что это произойдёт так быстро. Как давно Иселина с Орденом? Она может знать, что по срокам этот ребёнок не может принадлежать Элиору?

0

17

Удовлетворенно кивнув, когда девушка выпила снадобье, Иселина отошла к стене и устало прислонилась к ней. Казалось, что вот-вот исчезнут жалкие остатки сил, и тогда она просто свалится на пол и потеряет сознание.
- Если, конечно, не умрешь. Что весьма вероятно, - буркнул Спутник откуда-то с задворков сознания.
"Не каркай" - мысленно поморщилась девочка.
Удостоверившись в своей правоте, какое-то время смотрела на княжну, потом, вздохнув, пожала плечами.
- От ваших слов мое решение не изменится, - спокойно сказала Ис. - Я понимаю, что ребенок не ваш, но это не мое дело. Вы умирали, и моей задачей было спасти вас - что я и сделала. Ваши отношения с Элиором и то, чей это ребенок - не моя проблема. Я буду молчать, как и велит мне мой долг.
Она подняла спокойный взгляд на Даниэль. Потом с трудом "отлепилась от стенки" и подошла к ней.
- Пойдемте, я провожу вас до моста - так никто не заметит вашего отсутствия. А оттуда вы дойдете до вашего жилья и ляжете спать. Послушайте меня и постарайтесь не напрягаться - иначе всё будет только хуже.
До того места, где она встретила Даниэллу, они шли молча. По крайней мере, молчал дракончик, лениво слушая шепот собственных мыслей. Спутник вновь отводил глаза стражам, так что их никто не должен был заметить. К счастью, теперь на мосту, где упала от боли княжна, теперь не было никаких следов крови - дух постарался на славу. Тут же девочка остановила рыжеволосую и, поднявшись на цыпочки и потянувшись к ней, сжала её плечи ледяными руками и заглянула в глаза требовательно и тревожно. Глаза же самой Иселины словно превратились в две льдинки.
- Я знаю, что сейчас вам не до моих слов, - прошептала она. - Но, пожалуйста, запомните их и обдумайте, как следует, потом. Орден находит в себе силы сражаться дальше только до тех пор, пока живы вы и Элиор. Вы - символ Ордена, его надежда и единственный законный претендент на престол Фалмарила, которому они могут доверять. Что станет со всеми нами, если вы погибнете? Подумайте над этим, - и Ис, пошатываясь и почти падая от усталости и бессилия, ушла назад.

0

18

Даниэль не понимала, чем руководствуется целительница и что мешает ей рассказать Элиору правду. Может быть, она так защищает Орден и не меньше остальных желает свергнуть узурпатора и осуществить все идеи, которые годами вдохновляли воинов. Ланкре не разделяла их стремлений. Она думала о себе, но остальные тоже думали о себе – о своей роли в массовом кровопролитном спектакле, где фалмари не видела себя. Она получила одну из главных ролей, но не представляла, как её играть, и не хотела, если говорить честно. У неё нет такой ненависти к князю, которую должны были в ней воспитать с самого детства, чтобы она никогда не забывала о семье и ламаре, который отнял у неё дом, трон, родителей, жизнь. Даниэль видела ламаров, которое отнимали у неё скромное настоящее и превращали её будущее в песок, а он – утекал сквозь пальцы вместе с мечтами и надеждами. Она не хотела становиться взрослее и нести груз навязанной ей ответственности.
Всё когда-нибудь заканчивается. Никто не знает, чем закончится эта война. Возможно, сегодня Элиор отправится к предкам, а завтра на Орден нападут Мэтерленсы и от них ничего не останется. Даниэль не сможет сбежать от расплаты и составит компанию повешенным предателям или лишится головы – как решит князь или его верные псы. Раньше фалмари думала о побеге, но она понимала, что не приспособлена к самостоятельной жизни и нигде не скроется от Ордена или Мэтерленсов. Она сбежит из деревни, а дальше что? Можно натолкнуться на воинов, которые силком притащат её в Орден или к князю, поэтому Даниэль оставалась в деревне и чего-то ждала.
Фалмари вышла из дома, ничего не сказав целительнице. Она молчала в дороге и проверяла мост и землю, чтобы на них не осталось следов крови. Зрение у ламаров не такое хорошее, как у ульвов, а ночные фонарики, которые отбрасывали свет, как золотые тени, плохо освещали дорогу. Даниэль пренебрегла наставлениями целительницы и в её присутствии выпустила слабый луч магического света. Голубой шар плыл по воздуху перед ногами фалмари, показывая землю и мост. Всё чистое. Нигде нет крови.
Простое заклинание с минимум магических затрат далось девушке тяжело, но она смогла удержать его, пока Иселина не остановила её для разговора. Даниэль остановилась. Магический шар потух и исчез, погрузив их в полную темноту, непривычную после слабого света. Фалмари слушала целительницу. Слова Иселины противоречили тому, что ей сказал Малленгил до прихода в деревню. Орден продолжит жить без княжны и без Элиора, но кому-то из них, возможно, они нужны, чтобы следовать не пустой цели, а за видимость идеи. Даниэль не чувствовала веса потери семьи и положения, но она почувствовала, когда лишилась спокойной жизни в землях эльфов, когда лишилась возможности жить вдали от всего с Морганом или носить собственного ребёнка от любимого мужчины. Любимый мужчина не показался поблизости, и это резало не меньше всех потерь. У Даниэль больше причин ненавидеть Элиора и Орден, чем Мэтерленсов, но её никто не спрашивал.
«Ничего». В мыслях ответила Даниэль, проводив целительницу коротким взглядом. Она считала, что ничего не изменится.
Фалмари не стала ждать, когда перестанет видеть силуэт Иселины в темноте, и вернулась в док к спящей хозяйке и её дочери. Никто не заметил её отсутствия. А если заметил, то ничего не сказал. Может быть, утром всё изменится и тихое ожидание неизбежного обернётся новым кошмаром.

эпизод завершен

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [25.08.1082] Настоящие герои всегда идут в расход