Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре май — июль 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Алекто Сэлтэйл Гренталь Лиерго Джем Перл Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [24.10.1081] В черном-черном городе


[24.10.1081] В черном-черном городе

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://s5.uploads.ru/kHzE1.png

Время и место:
Акропос, середина осени 1081 года

Участники:
Джеральд де Катос, Гипнос Беннатор

События:
В Акропосе пропадают знатные люди, негласно связанные с Культом Безымянного и лояльные ему - одновременно в окрестностях появляется странного вида нежить. Дознаватель Альянса и одновременно Магистр Культа Джеральд прибывает в город, чтобы с помощью наследника Беннаторов, стремящихся помочь делу, распутать происходящее.

Отредактировано Гипнос (2018-06-04 17:16:52)

+1

2

- Господин де Катос просит о приеме...
Скрывая замешательство, Гипнос с силой потер переносицу. Как некстати! Ожидаемо, но все равно некстати... Именно сейчас, когда отец целиком, с головой, ушел в работу, и тревожить его нельзя, встречать высокопоставленное лицо, господина Дознавателя, остается только наследнику.
Дознавателя и, если верить неподтвержденной еще информации, одного из Магистров Культа.
Гипнос скрежетнул зубами. Ему не впервой было заниматься какими-либо организационными вопросами в то время, как старший Беннатор был полностью поглощен зачарованием или иной магической практикой, но приветствовать человека, являвлегося одновременно и официальным, и неофициальным в Альянсе лицом — нет.
Хотя он знал, для чего прибыл в город Джеральд де Катос. Догадывался.

Это было похоже на внезапную эпидемию — медленно, целенаправленно, расчетливо косившую одно семейство за другим. Не умерщлявшую, но забиравшую неведомо куда. Вечером люди ложились спать — а утром исчезали, все жильцы дома до единого, включая детей, и без того немногочисленных в Акропосе, слуг и даже домашнюю живность. Не было ни шума, ни крови, ни криков, ни следов борьбы, все вещи оставались на своих местах — даже те, кто непременно понадобились бы в том случае, если бы семья собралась бежать из города. К тому же ни стражники, охранявшие ворота и патрулировавшие улицы, ни шпионы, ни даже магический фамильяр самого Гипноса не замечали беженцев.
И Гипнос не удивился бы, если бы пропадали люди, неугодные Беннаторам —  но о таких он знал бы сам, как один из непосредственных участников. Напротив, все исчезнувшие, все три с лишним десятка человек, были надежными сторонниками власти Акропоса. И даже более того — лояльными Культу магами, чьи стремления к переменам не вызывали сомнений.
Что это было — планомерная акция по истреблению очагов бунта? Но у руководства Альянса были дела поважнее, чем выпалывать сорняки в Акропосе, и без того охваченном тлением и угасанием. Магистры махнули на город рукой — с чего бы им интересоваться отдельно взятыми людьми и семействами, которые, тем более, не афишировали настолько уж открыто свои настроения, планы и предпочтения.
И тем не менее, Джеральд де Катос был здесь — от Альянса он прибыл или от Культа, Гипнос не знал. Возможно, что он работает на обе стороны, и если так — Беннаторам следовало быть вдвойне осторожными.
В конце концов, их собственная лояльность находилась под сомнением.

Гипнос нашел посланца в одной из маленьких гостевых приемных замка, спешно открытых специально ради такого случая. Слуги успели поставить перед гостем легкие закуски и угощения, чтобы скрасить ожидание, но юноша заметил, что все они остались нетронуты.
- Милорд де Катос, - Гипнос наклонил голову, вовсю пользуясь тем, что ему, калеке и сыну лорда, нет необходимости в более глубоких и официозных поклонах. - Извиняюсь, что заставил ждать.
Он, не скрываясь, рассматривал Джеральда. Высокий, крепкий мужчина в самом расцвете лет, с приятной, располагающей внешностью. На сапогах еще подсыхала грязь — осень в окрестностях Акропоса выдалась дождливой, хмурой и холодной, что сам Гипнос ощущал каждое утро, поднимаясь с кровати и чувствуя, как ноет каждая косточка в искалеченном теле.
- Чем могу быть вам полезен?

+3

3

Получив это назначение Джеральд некоторое время прибывал в растерянности. Не каждый день ты получаешь приказ от обоих своих "господ" заняться одним и тем же делом. Причем делом, в котором ты сведущ лишь отчасти и в обоих случаях должен все повернуть тайно. Не знай де Катос о вражде, то мог подумать, что культ и Магистр заодно. Но хоть причина визита в умирающий город у него была схожа, цели разнились. Впрочем, в этом не было ничего удивительного, когда дела касались Культа и Альянса Девяти.
От всех этих размышлений Ленар чувствовал себя устало, но еще хуже было от мерзкого ощущения лжи и лицемерия. Кольцо на среднем пальце давило и словно жгло, ежесекундно напоминая: "Ты не тот кем притворяешься! Лжец! Обманщик. Предатель!". Еще хуже было смотреть каждый раз в зеркало и удерживать себя от желания разодрать лицо, снять эту маску, что с каждым днем все сильнее прирастала к коже. Тошнило. Как же его тошнило от того, что с ним происходило. Даже от своего собственного лица не было так мерзко как от осознания того, кем он притворяется. Только мысли о сестре настоящего Джеральда не давали сдаться и отступить. Как и говорил господин де Катос, Ленар найдет ей пару и объявит наследником ее ребенка, а далее будет верным псом охранять род как раньше.
- "Как раньше..." - эти мысли вызывали горькую усмешку и привкус пепла на губах. Ничего уже не будет как раньше. С того самого дня к прошлому нет возврата. Теперь Ленар даже не принадлежит себе. Теперь он лишь воля и слова своего мертвого друга. Шорт тоже умер во время войны. Но от чего же так тошно видеть свое отражения в серебряной посуде и зеркалах?...
Мысли не давали покоя Ленару  с того самого момента, как слуги дома Беннаторов оставили его одного в комнате для гостей. Пару раз они появлялись и ставили на стол что-то, но внимание на них мужчина не обращал. Он обучился этому мастерски - поступать как господин место которого он занял. Эта мысль болезненно резанула.
Занял. Его. Место.
Нет, как бы Шорт не старался, ему никогда не стать тем, чью роль он играет. Кстати, на "сцену" пожаловал будующий хозяин Акропоса.
- "Ваш выход, магистр. Свет, музыка, занавес"...
Дознаватель встал с места, коротко кланяясь хозяину дома. Он заметил как взгляд юного Беннатора скользнул по нему и еле сдержал ухмылку. Что этот юноша мог видеть в нем? Его маску, не более того. Приятного мужчину в темно-синем плаще, черном дублете с серебряной вышивкой закрывшего горло темно-синим платком. Усталого путника чьи сапоги и низ плаща забрызганы грязью. Ничего более.
После дозволения хозяина он снова присел в кресло.
- Господин Беннатор. Я приношу свои извинения за то, что пришлось оторвать вас от дел. Дело по которому я прибыл срочное и не требует отлагательств. - Джеральд быстро осмотрел Гипноса, стараясь не задерживать взгляд на юноше. Он был уродлив и красив одновременно. Тело его больше напоминало тело какой-то "куклы" сшитой неумелым некромантом, пусть держаться парень пытался, но этого было не скрыть. Но лицо... Он был безумно красив как мраморное изваяние.
- "Он очень напоминает свой город". - мысленно отметил Джер и направил взгляд своих усталых глаз в глаза собеседника.
- Позвольте мне перейти к самой сути вопроса отставив в сторону весь принятый политес. Я признаюсь, что оказался в очень интересном положении. Сюда меня прислал Магистр Призыва наказав держать в тайне для остальных цель моего прибытия, но обещавшего Вашу помощь. Что я нахожу забавным отчасти. - де Катос позволил себе ухмыльнуться - Магистр наслышан о том, что происходит с славными семействами вашего города и желает это прекратить и оставить в тайне. Ради этого нас даже "высадили" далеко от города и мы добирались сюда верхом - Джер с насмешкой глянул на свои белые перчатки со следами грязи.
- Интереснее другое, что наши общие друзья тоже заинтересовались этим делом. Скажите, насколько свободно я могу говорить здесь об этом? - получив дозволение, Джеральд продолжил.
- Наших общих друзей тоже беспокоит происходящее и, не поверите, они намекнули мне, что просить помощи стоит у Вас. Я наслышан о том, что Вы отличный специалист в вопросах нежити. Признаюсь, я в этом слаб. Потому я и здесь. - дознаватель ненадолго замолчал, давая Гипносу подумать над услышанным. Опасался ли Ленар, что Беннатор сдаст его - конечно. Потому говорил с оглядкой на то, что сможет обратить эти слова в нечто невинное. С другой стороны Гипнос не был похож на предателя. Но глаза врут. Не сам ли Ленар воплощал это высказывание всем своим существом? Значит действовать нужно с оглядкой на возможный нож в спине.
- Я хочу, чтобы Вы понимали меня правильно. Я пришел сюда не как Верховный Дознаватель. Я пришел сюда не требовать или приказывать. Я пришел как человек, которому нужна помощь того, кому он сможет доверить свою спину в этом деле. Да, среди моих людей есть люди, которые понимают в нежити, но нет ни одного, кто при этом знал бы город, местные семьи и особенности. Я прошу о сотрудничестве. Если вы откажите, я пойму. Но ответ мне нужен сейчас. - Джеральд легко улыбнулся и словно невзначай добавил - Быть может, когда-то вам тоже понадобиться помощь и я смогу ее оказать.

Отредактировано Джеральд де Катос (2018-06-14 01:16:33)

+3

4

Усталый, но решительный. Скрытный, но прямой. Пожалуй, господин де Катос представлял собой одну сплошную загадку – производя впечатление очень честного человека, он, тем не менее, как-то умудрялся годами поддерживать доверие Альянса, одновременно являясь лояльным Культу.
Интересный человек. Опасный человек.
- Вы можете говорить здесь свободно, - Гипнос кивнул, чуть прикрыв глаза. Он знал, что их никто не подслушивает: его призрачный шпион, роняя темные, тающие, как снег, на лету перья, чистил крыло в коридоре, и предупредил бы хозяина о возможных любопытных ушах. – Я знаю о вашей деятельности, милорд де Катос, и не могу ее не уважать. Мне очень жаль, что мой отец не может встретить вас лично – транс зачарователя опасно прерывать – и потому приношу извинения от его имени и беру на себя смелость говорить за нас обоих и за Акропос…
Чего раньше ему делать практически не доводилось – сгорбленная тень в тени отца, Гипнос мог сколь угодно упражнять разум в головоломках, политических ребусах и логических играх, но серьезных решений почти не касался. Отец муштровал его, готовил – как раз на такой случай, когда сам окажется недоступен, и груз проблем придется тащить увечному отпрыску.
Он не мог отказаться от этого расследования, да и не хотел. Не мог пустить его на самотек или доверить кому-то из других некромантов.
- И, говоря от лица Акропоса, скажу – конечно, мы имеем прямую заинтересованность в этом деле. И не только как правящая семья, под носом которой пропадают люди, но и как те, кто теряет лояльных и преданных сторонников. Поэтому, милорд, я не только согласен, но и хочу лично сопровождать вас и оказывать вам посильную помощь – и как представителю Альянса, и как… - Гипнос помолчал, - нашему доброму другу.
Если, конечно, де Катоса, по всей видимости, не дурака подраться и отлично развитого физически, не смутит ограниченная подвижность наследника. Беннатор невольно улыбнулся.
- Предлагаю начать с утра – вам и вашим людям не помешает отдых. Если вам что-нибудь нужно, или для вашего комфорта будет чего-то не хватать – просто скажите мне, я все устрою. И можете звать меня просто Гипносом. Опустим формальности.

***

Утренний Акропос был мрачен, хмур и дождлив. Низкие темные облака плыли над самыми крышами домов, вспарываемые шпилями башен, и по улицам расползались серые, тоскливые сумерки. Щербатые мостовые были мокрыми и скользкими, в канавах скапливалась дождевая вода, ноги немертвых солдат и лапы химер расплескивали холодные лужи.
- Известно об этом немногое, - Гипнос, поглубже надвинув капюшон от дождя, почти не раскачивался в седле, пока излагал Джеральду суть. Поступь у его низкорослого, флегматичного коня была ровной, а седло – тяжелым и устойчивым, сделанным специально для искалеченного наследника. Вообще-то идти было не так уж далеко, но для Гипноса перспектива провести весь день на ногах (и, разумеется, постоянно отставать от здорового и быстрого Джеральда) означала еще пару дней непрекращающейся боли в мышцах и трясущихся конечностей после. – Сперва, примерно месяц назад, пропало семейство Сареоник. Их не сразу хватились, поэтому время похищения можно установить только приблизительно. Я бы предположил, что их убило что-то из нежити, но дверь не была взломана, ставни на месте, и вообще дом находился в пределах внутреннего круга, хорошо защищенного от различных тварей. Стражники сообщили, что в доме не было никаких следов насилия – ни крови, ни сломанных предметов. Если бы напала нежить – то и сожрала бы всех на месте, так что следов бы хватило с избытком, - некромант поморщился и плотнее натянул перчатку на руку. – Потом точно так же исчезли Лобрин, Гламир и Рьяис, и совсем недавно, накануне вашего приезда – семейство Тенван. Пятеро не самых слабых магов плюс их жены, слуги и даже двое детей – тридцать восемь человек в общей сложности. После Лобринов отец отдал приказ утренней страже ежедневно стучать во все дома и дожидаться ответа.
Немногочисленные люди, направившиеся куда-то по своим делам, поспешно сворачивали в стороны при виде процессии из мертвых и живых. Рядом с бесформенной фигурой Гипноса, возвышавшейся в седле, шагало пятеро немертвых слуг и две химеры, а Джеральд со своими спутниками и вовсе были новым явлением в городе, а нового Акропос сторонился, не без причины ожидая угрозы. Они направлялись к дому Сареоник, первых исчезнувших людей.
- Я пытался определить хоть какие-то общие черты у похищенных, - задумчиво произнес Гипнос, - но не слишком преуспел. Все они по-своему опытные заклинатели, кто-то из них жил с семейством, кто-то в одиночку. Все проживали во внутреннем городе, все пользовались нашим доверием… и не только нашим, - за пределами стен собственного дома некромант предпочитал говорить более обтекаемо, но про Культ пояснять и не требовалось. – Где-то в Акропосе есть враг, о котором я не знаю, но который знает – или подозревает – о связях похищенных. Если бы остались тела, я мог бы поднять их для допроса, но дома опустели вплоть до дворовых псов… - помолчав, Гипнос невзначай уточнил. – Скажите, Джеральд, вы же псионик? Прорицатель?
Признаться, эта способность дознавателя интересовала Беннатора больше всего остального. Сам являясь искалеченным, наполовину «запечатанным» псиоником, он не мог упустить возможности понаблюдать за человеком, в котором этот дар был развит сильнее и проявлялся ярче. Это было тоскливое, болезненное любопытство, хорошо знакомое Гипносу: в детстве они с Вилраном с такой же жадностью смотрели за здоровыми людьми, обладающими отличными, гибкими и подвижными телами. Теперь объектом этого нездорового интереса был маг с отличным, гибким и подвижным разумом – только и всего.

+3

5

Джеральд с внутренним облегчением слушал слова юноши. Отказ юного Беннатора участвовать в этом деле сильно связали бы руки господину дознавателю. Пришлось бы, уже не в первый раз, изловчиться, что-то придумать, но сейчас де Катос устал даже думать об этом.
- Я благодарен вам за ваше радушие и помощь - мужчина сдержанно, но благодарно улыбнулся собеседнику - Думаю с меня и моих людей будет достаточно теплой еды и мягкой потели. Когда долго проводишь время в седле это единственное, о чем ты можешь мечтать. - де Каатос усмехнулся, обозначая чтослова его можно считать шуткой. Он не был уверен, что калека понимает какого это весь день трястись в  седле, но наверняка в своей жизни он ощущал вещи еще более неприятные.
- Можете звать меня Джеральдом, раз уж мы решили отбросить формальности в сторону. Я благодарю вас за оказанный прием. - мужчина встал и коротко поклонился хозяину дома - До завтрашнего дня, Гипнос.

***Акропос не радовал хорошей погодой. Джеальд сильнее надвинул капюшон на лицо спасаясь от пронизывающей до костей сырости норовивший залезть, казалось, в самую душу. Его вчерашний костюм сегодня был вычищен, а белые перчатки заменены черными. Де Катос был уверен, что опрятность одежды он сохранит ненадолго. Рычь недовольно ступал по лужам время от времени фыркая и дергая ушами. Близость химер была животному не по душе, хоть он и был приучен реагировать на них спокойно.
Казалось не только мерзкая погода, но и серость города пыталось заползти прямо в душу. Большая часть отряда, ступающая возле господина дознавателя была хмура и больше напоминала серых глиняных големов нежели людей. Джер бы не удивился что при такой-то славе города, погоде и пейзажах знатные семьи бы сами вздернулись. Но нет, они имели дело с чем-то непознанным, с позволения сказать, мистическим.
- Люди никогда не пропадают бесследно, если сами того не хотят. Да и если хотят им не всегда это удается. -  мужчина усмехнулся недобро. - Скажите, Гипнос, вы не проверяли следы магии? Может были какие-то телепорты? Может кто-то из соседей что-то слышал или видел? Не могло же столько людей разом оглохнуть и ослепнуть. Кто-то да должен быть. Может подземные ходы? - никто в этом мире не смог бы убедить дознавателя, что не осталось ни одного следа после исчезновения. Провести столько похищений идеально просто не возможно.Быть может люди Беннатора плохо искали, может упустили что-то, не заметили, не смогли предположить. В человеческую глупость и невнимательность Джеральд верил больше, чем в исчезающих бесследно людей.
Настроенный исключительно на рабочий лад, де Катос никак не ожидал вопроса про свой "дар". Мужчина привык к тому, что его люди такие вопросы не поднимают, что лишний раз его не спрашивают о том, что он пытается забыть.
- Я псионик, все верно. Я был прорицателем до войны. Сейчас можно сказать, что мой дар проще было бы выкинуть в выгребную яму, чем использовать по назначению. Как бы вам объяснить. Это так же, как если бы кто-то разбил множество фесок, разрезал несчетное количество картин, а потом склеил и эти безумные полотна выдавал тебе без всяких объяснений, рекомендуя найти в них смысл самому. Раньше несомненно, я видел достаточно четкие и понятные видения. Сейчас... - Джеральд запнулся с неприязнью вспоминая последний приступ - сейчас проще забыть о моем даре. - мужчина поморщился. Нельзя сказать, что этот разговор был ему приятен, впрочем любопытство Гипноса вполне объяснимо. Юноша, вероятно, пытался понять как можно использовать дознавателя в общем деле. Будь это праздный интерес, то он, наверняка, спросил о уродстве, которое бросается в глаза только...
- "Черт!"  - только вспомнив о своем уродстве Джер осознал, что намедни забыл наполнить артефакт энергией, а это значит, что сорваться его облик мог в любой момент.
- Гипнос, я должен вас предупредить, не знаю куда нас заведет расследование, но в процессе его я могу притерпеть некие внешние изменения. Думаю вам стоит  это знать. Не хочу, чтобы меня спутали с нежитью и подняли на пики. У меня были планы на следующую неделю. - де Катос улыбнулся юноше и поспешил перевести тему. Обсуждать свое уродство посреди улиц Акропоса он не собирался.
- Вы ранее спрашивали о моем "даре", скажите, вас интересовало что-то конкретное?

+3

6

- Соседей опрашивали, - Гипнос кивнул, серьезно обдумывая вопросы Джеральда. – Никто из них ничего не видел и не слышал, но я этому не удивлен. По ночам Акропос… небезопасное место, даже в таких защищенных районах, - некромант обвел мертвой костяной рукой притихшие серые улицы. – Для своего же блага люди глохнут и слепнут с наступлением темноты, а некоторые предпочитают и вовсе не прозревать большую часть времени. Дома обыскивали, ходов обнаружено не было. Следы магии есть, но это семьи магов – все следы настолько въевшиеся и запутанные, что сложно говорить наверняка. К тому же сам я их не смотрел…
Он взглянул на дознавателя с некоторой симпатией: де Катос быстро брал быка за рога, и к делу подходил основательно. Да и на самого Беннатора смотрел как на равного, словно бы не замечая ни перекошенной фигуры, ни слишком маленькой и хрупкой правой руки, ни костяной длани, нет-нет да и проглядывавшей под высоким воротником, ни слабого запаха смерти, перебиваемого запахами благовоний.
«Он просто не видит меня, - рационально предположил Вилран. – Или не замечает намеренно. И к тому же…»
…и к тому же не так все просто было и с самим де Катосом. О чем он? О каких внешних изменениях? Гипнос чувствовал магию вокруг Джеральда, но это было естественно – он же колдун и не из последних, и к тому же наверняка имеет в рукаве пару тузов в виде припрятанных артефактов. За кого его могут принять?
Чем сильнее маг, тем темнее его тайны…
- Я не бью наобум, - размеренно отозвался Гипнос, пытаясь прочесть скрытый смысл слов Джеральда. Хотел было уточнить, пусть и видел, что де Катоса настораживает эта тема, но тот сменил тему беседы. – Да, не спорю, ваши навыки могли бы быть очень полезны в этом деле, ведь следов практически нет, и я надеялся воссоздать картину произошедшего хотя бы по отголоскам. Обрывкам…
Дом Сареоник располагался в конце длинной, плавно изгибающейся улицы. Обнесенный высокой оградой, он был невысоким, двухэтажным и приземистым. И совершенно пустым. Слепо таращились наружу окна, забранные частым переплетом, скрипели под ногой ступени крыльца. Человеческие жилища так быстро дичают без хозяев, так быстро умирают. Должно быть поэтому Акропос – полумертв. Слишком много в нем мертвых домов, совсем скоро станет больше, чем живых. Скоро, особенно если они с Джеральдом ничего не найдут.
- Охранять, - коротко велел Гипнос сопровождавшим их химерам, и мутировавшие звери истуканами замерли у ворот, столь диковинно неестественные, что почти не походили на живых существ. Сам некромант неуклюже перетащил через седло малоподвижную ногу, ступил на подставленную спину немертвого слуги, и лишь затем – на землю, частично размытую последними дождями. Забрал из рук мертвеца свою трость и какое-то время постоял, заставляя тело привыкнуть к новой позе. Ноги сводило.
Разумеется, нетронутым дом не остался – не в городе, который вечно нуждается в материалах для отстройки, в железных костях и деревянной плоти. Хозяйственные пристройки были разобраны до последней досочки, и лишь наложенные на двери и окна охранные чары помешали мародерам вынести изнутри и всю утварь, нетронутую неизвестными похитителями. Темнота в окнах смотрела настороженными, голодными провалами.
Гипнос простучал тростью по двору, втащил себя на крыльцо, снял перчатку с мертвой руки и, помедлив, приложил к замку, снимая заклятье. По двери пробежала короткая дрожь, и створка, скрипнув петлями, отворилась.
- Дверь не была повреждена, - повторил Гипнос, первым пропуская внутрь одного из мертвецов на случай обнаружения каких-нибудь неожиданных ловушек. – У меня складывается впечатление, будто ее открыли по доброй воле…
Вот только куда и по доброй ли воле делись все обитатели?
Внутри все также оставалось нетронутым – лишь мебель успела покрыться тонким слоем пыли. Комнаты слуг и хозяев были наполнены тем затхлым, спертым воздухом и неуверенным эхом, которое образуется в покинутых помещениях.

+3

7

С каждой фразой Беннатора становилось все яснее, почему на это дело послали именно Де Катоса а не кого-то другого из выслужившихся дознавателей. И дело было не только в том, что пропадали именитые маги. Чтобы не думал себе Джеральд, кем бы не считал себя, ему удалось убедить остальных в своих удивительных умениях. Джер никогда не испытывал энтузиазма от нового дела, не впадал в раж от раскрытия как то бывало с некоторыми коллегами. Он был непременно холоден, спокоен, обстоятелен и не терял головы. Быть может именно это и ценилось. Мужчина не знал. Последние несколько лет единственное что он знал - как отыгрывать свою роль. Все остальное кроме служения ордену или семье потеряло для него какое либо очарование и интерес.
- Не сочтите за грубость, но я хочу еще раз поговорить с соседями. Если они оглохли и ослепли по своему желанию, то я уверен что могу убедить их собственными методами помочь расследованию. Я бываю крайне убедительным, когда того требует ситуация. - Джеральд усмехнулся плотнее кутаясь в плащ. Чертов ветер пробирал до костей. Оставалось только надеется на плащ и удивляться тому, как тут живут люди. Полумертвый город, дрянная погода, жуткий внешне наследник... Конечно Гипос пока производил на дознавателя исключительно хорошее впечатление. Манера разговора, голос, выдержка, попытка держать себя несмотря на увечье, ум. Но люди слишком любят ценить по внешности. Джеральд видел такое много раз. Чувствовал на себе и играл на этом.
- Отрадно слышать, что мне довелось работать с таким осмотрительным человеком. -Джер чуть наклонился и похлопал по шее всхрапнувшего коня. Тому не нравилось, что один из немертвых слуг подошел чуть ближе.
- К сожалению. Прозреть в прошлое я не могу, могу работать только с настоящим. Поверьте, мне бы в таком случае было намного проще. - впереди показался нужный дом. Он был таким же отражением города как и наследник дома Беннатор. Полумертвый. Все в Акропасе словно отражало саму суть некромантии. Не живое и не мертвое. Застывшее в отвратительной нерешительности.
Джеральд спрыгнул на землю и дал знак четверым своим людям следовать следом.  Мужчина некоторое время молчал, осматривая убранство коридора, заходя в гостиную и пристально изучая обстановку. Все как и описывал Гипнос - люди словно исчезли.
- Осмотреть дом. Проверить наличие потайных ходов, магии и всего. - коротко приказал дознаватель своим людям.
- А мы с вами, пройдем в кабинет. Может найдем что-то интересное в бумагах. - он кивнул юноше неспешно направляясь за ним. Мужчина не торопился, понимая, что двигаться калеке наверняка непросто. 
- Скажите, эти семьи не вызывали никаких подозрений? Может быть они были не чисты на руки, подозрительно вел себя в последнее время или ходили какие-то необычные слухи о этих людях? - Джер рассматривал картины и мебель, поражаясь тому как все было обычно.
- Мне никак не дает покоя мысль о том, что у этих людей есть нечто определенно общее, то, что мы с вами упускаем. Какая-то деталь... Помимо таинственного исчезновения. Боюсь, что если не найду хоть какую-то зацепку, то не смогу спать спокойно этой ночью. - рассмеялся и вошел в кабинет хозяина дома. Де Катос достал огниво и подойдя к столу зажег свечи. Одну из них он снял с серебряного подсвечника.
- Будьте добры, Гипнос, найдите бумаги покойного. Желательно письма. - сам мужчина отошел к полке с книгами осматривая их и наблюдая за пламенем свечи. [icon]https://image.ibb.co/hn6v4o/image.png[/icon]
- Знаете, что мы не рассматривал с вами? Что упустили?... Возможность того, что эти люди действительно могли уйти самостоятельно. Но не по своей воле. -  мужчина провел с улыбкой по корешку старой книги - Трактат о человеческом разуме и его пластичности. Замечательная работа о гипнозе. Но возникают вопросы как некто смог очаровать такое количество людей одновременно и как попал в дом? - Джеральд разверзнулся к коллеге и пламя свечи обрисовало ужасные шрамы на лице. Вместо приятного мужчину на Гипноса смотрел урод. Глаза с красными прожилками, сухая шелушащийся кожа, шрамы  делавшие лицо похожим на растрескавшуюся от жары почву, осунувшееся лицо. Чудовище смотрело на Гипноса и ждало ответа.

Отредактировано Джеральд де Катос (2018-06-27 15:39:30)

+3

8

Он все ждал – и нет-нет да и кидал пристальный, быстрый взгляд на лицо Джеральда. Не хотел пропустить то мгновение, когда это лицо приобретет отчужденное, нездешнее выражение прорицателя, когда глаза затуманятся, прозревая то, чего не увидеть обычному взгляду. Ждал, как ребенок, которому пообещали сюрприз, но все оттягивают и оттягивают момент его вручения. И сердце отсчитывало одну неровную секунду за другой – а ничего не происходило. Его собрат по искусству действительно забросил свой дар, как и говорил, и, осознанно или нет, но вовсе не желал к нему прибегать. Не мог. Не был способен.
Впрочем, и без этого в доме хватало, на что посмотреть. Бумаги, тайники, которые наверняка имело каждое уважающее себя магическое семейство, артефакты, следы… Де Катос разбирался в этом уверенно, и пока немертвые Гипноса сторожили дом снаружи, люди дознавателя растворились в полумраке низких перекрытий, обшаривая место похищения сверху донизу.
- Ни я, ни мои шпионы не замечали за Сареоник никаких подозрительных преступлений… сверх ожидаемого, - отозвался молодой некромант, ковыляя следом за Джеральдом и чувствуя себя, как никогда, дряхлым стариком рядом с пружинистым де Катосом. – Поймите правильно: многие знатные семьи грешат мелкими хищениями или иными… относительно безобидными преступлениями, особенно когда город наводняют хищники всех мастей, но немногим это сходит с рук. В лояльности пропавших не возникало сомнений ни у меня, ни у отца. Сареоник и остальные семьи, - Гипнос задумался, - были преданы нам, в первую очередь, потому, что не любили Альянс. Если мне не изменяет память, эта семья потеряла своего старшего сына в боях в Лунном краю. Дочь Гламиров умерла от эпидемии, отец Лобринов пропал без вести после одной из атак нежити… и каждый раз только мы, Беннаторы, и оказывали хоть какое-то содействие в поисках или компенсации. Взамен – они преданы нам и преданы Культу, но имеют зуб на Альянс…
Гипнос остановился, задумавшись над собственными словами.
- Общее… - он попытался сформулировать ускользающую мысль. – У всех этих людей был кто-то близкий, погибший по той или иной причине, но… - Гипнос склонился над грубо оструганным столом, машинально переставил на другое место баночку с засохшими чернилами, провел рукой под столешницей, ища возможный скрытый тайник.
- Знаете, что мы не рассматривал с вами? Что упустили? Возможность того, что эти люди действительно могли уйти самостоятельно. – Джеральд говорил откуда-то из-за его спины, и Беннатор не поворачивался, занятый собственными поисками. - Но возникают вопросы как некто смог очаровать такое количество людей одновременно, и как попал в дом?
Гипнос застыл и почувствовал, как связь между этими двумя фактами уже возникает где-то в его голове. Кто-то проникал в дом похищенных семейств… что если этот кто-то был хорошо им знаком? Или тот, кого они неосознанно ждали – людям свойственно ждать, даже когда надежды на ожидание уже не остается.
- Джеральд, но это же получается, что… - он развернулся к дознавателю, желая поскорее поделиться с ним своей догадкой.
И слова застряли в горле, когда в ответ на него уставилось лицо из ночных кошмаров.
Гипноса Беннатора сложно было напугать – он видел трупы, работал с химерами, творил чудовищных созданий, и сам был чудовищем. Но он привык к собственному уродству. Он знал, чего ждать от своих безобразных творений, и взгляд на полуразлагающиеся трупы тоже не смущал некроманта. Но увидеть вместо Джеральда – это
Гипнос шарахнулся от него назад со сдавленным воплем. Наткнулся спиной на стол, сшиб чернильницу, со звоном рассыпавшуюся осколками на полу, выронил трость и ухватился за угол столешницы, чтобы не упасть.
Хорошо, что первым рефлекторным заклятьем, вспыхнувшим в памяти, была защита, а не нападение. Сила свилась вокруг него непроницаемым щитом, способным отразить первую атаку неведомой твари, что смотрела на него своими красными глазами с испещренного шрамами лица.
Но неподдельное изумление на этом жутком лице остановило его. Оно – существо! – не нападало. Стояло и смотрело, и…
«…не знаю, куда нас заведет расследование, но в процессе его я могу претерпеть некие внешние изменения…»
- Джеральд? – осипшим голосом выдавил Гипнос, все еще не опуская щита. – Это ты..?
Или все же – нечто, захватившее оболочку де Катоса? Он же так мало знал о дознавателе, чтобы говорить наверняка.

Отредактировано Гипнос (2018-06-29 15:15:38)

+2

9

Он обернулся и в глазах своего соратника увидел страх.  Животный ужас который бывает при встрече с диким зверем или монстром. Джеральд удивленно поднял брови, не понимая отчего Гипнос шарахнулся в сторону. На пол полетела чернильница, а тишину нарушил вскрик. Причина возможного поведения довольно быстро стала ясна. Де Катос не удержался и поморщился. Он ненавидел когда кто-то видел его истинный облик. Сколько бы лет не прошло - к такому не привыкнуть. Ему казалось, что вместе с магической маской падала и его защита, ведь его уродство это то немногое настоящее, что осталось от него.[icon]https://image.ibb.co/hn6v4o/image.png[/icon]
- Как не прискорбно, Гипнос, как не прискорбно. Кажется я предупреждал, что во время наших исследований могу измениться?... - на лестнице раздался топот ног и в кабинет влетел один из магов свиты де Катоса. Дознаватель даже не повернулся к мужчине, слабо махнув рукой и небрежно произнеся.
- Все в порядке. Продолжайте обыск. Мы тут сами.
Слуга раскланялся и тут же покинул кабинет, словно ничего и не произошло, словно лицо хозяина сейчас не напоминало морду чудовища.
- Война мало кого щадит, господин Беннатор. Особенно когда ты остаешься один. - мужчина усмехнулся и отвернулся. Он развязал шейный платок и Гинос мог увидеть уродливый шрам на шее оставленный, без сомнения, ошейником. Полоска грубого рубца на относительно целой коже шеи была видна даже в полумраке.
- Зато вы можете гордиться, один из немногих кто видел истинное мое лицо. Знаете, в высшем свете до сих по гадают, как же я выгляжу на самом деле. Столько слухов, столько слухов... - Джер улыбнулся мужчине и повязал платок на лицо чтобы тот закрывал нижнюю половину его и шею.
- Думаю, так будет лучше. Зачем нам с вами пугать излишне впечатлительных людей?... -
мужчина не смог удержаться от усмешки, благо за тканью видно ее не было.
- Меж тем вы, как я понял, о чем-то вспомнили? В домах был тайный ход? Какие-то иные возможности проникнуть незамеченным? - красные глаза внимательно смотрели на Гипноса. Джеральд не хотел подозревать в чем-то юношу, но как-то само выходило, что цепкий взгляд бегал по фигуре.

Отредактировано Джеральд де Катос (2018-07-05 22:02:24)

+1

10

Джеральд. Все-таки Джеральд.
Гипнос выдохнул, чувствуя, как приливает кровь к его бледным, никогда не знавшим румянца щекам. Опустил и развеял магический щит. Идиотский, глупый жест – ведь де Катос действительно предупреждал его. Но он не сказал, чего именно ожидать, а Гипнос, придерживаясь правил, да и вообще не желая говорить о чьих-либо уродствах, не спросил. Что ж, теперь и придется действовать, как подобает наследнику величественного города и человеку, ведущему расследование, а не мальчишке, испугавшемуся зловещей тени в углу.
- Простите меня, Джеральд, - он искренне старался не показывать смущения, но подозревал, что обмануть де Катоса напускным спокойствием (а Гипнос отлично умел принимать безразличный вид) не сумел. – Я повел себя… недопустимо грубо. Мне… очень жаль.
Он помедлил, прежде чем наклониться за откатившейся тростью, боясь упасть, но все же нагнулся, удерживаясь за угол стола. Не хотелось представать в глазах дознавателя не только трусом, но и слабаком. Тем более, что вбежавший в комнату маг из свиты Джеральда нисколько не удивился жутковатому внешнему виду начальника, лишь коротко кивнул и вышел обратно, закрыв дверь.
Гипнос вернул себе утраченное было равновесие, но сцепленные на трости пальцы все равно лежали слишком неуверенно. Ему стоило бы догадаться. Но он, сам давно привыкший к собственному чудовищному внешнему облику, просто не подумал о том, что рядом может оказаться кто-то не менее чудовищный. И вот теперь они, два монстра, пытаются спасти город от неведомого врага, похищающего людей прямо в их домах…
Это было даже забавно, и тонкие губы Гипноса тронула усмешка.
- Да, я не вспомнил, а, скорее, подумал… - он выдохнул, концентрируясь на том, о чем размышлял до того, как обернулся к Джеральду. Мысли путались, поскольку куда сильнее теперь хотелось расспросить де Катоса подробнее о войне, в которой он участвовал, и обстоятельствах, при которых его лицо так изуродовали, но, понятное дело, не следовало бы. – Мне пришла мысль, что люди открывали дверь, потому что… ждали того, кто пришел. Но по одним лишь Сареоникам это сказать сложно. Я предложил бы оставить часть вашей команды здесь, пусть досконально обследуют весь дом и допросят свидетелей, а мы отправились бы к следующему. Как мне кажется, наша первоочередная задача – найти сходство между всеми похищениями непосредственно на месте…
Некромант взглянул в сторону заколоченного окна, где все еще барабанил дождь, и поежился. В любом другом случае он предпочел бы переждать такой холодный, болезненный до дрожи день в поместье, но сейчас непривычный азарт согревал изнутри. Не может он после всего произошедшего, и после своей проявленной перед де Катосом слабости, просто оставить все. К тому же такая загадка подстегивала и его самого – не просто теоретическая задача, но реальное, настоящее дело.
- К слову, потайной ход есть не во всех домах – это закрытая зона города, защищенная от нежити магией, и создавать нарочитую уязвимость, коридор, который вел бы куда-нибудь за пределы закрытой зоны, никто бы не позволил. К чему нарушать уже установленную защиту? – Гипнос вновь перебрал бумаги на столе, обычные письма к знакомым и друзьям, и, аккуратно сложив их стопкой, убрал во внутренний карман плаща, чтобы изучить в более спокойной обстановке. – Но я не исключаю возможности, что кто-то из них мог и нарушить запрет. Тем самым впустив похитителя прямо сюда, во внутренний город…

+2

11

Пускай истинный облик Джеральда больше походил на неудачную попытку некроманта поднять труп, в этом обличье он чувствовал себя увереннее. Не нужно было играть, ведь прочитать эмоции по изуродованному лицу было сложнее прочитать чувства. Люди старались лишний раз не смотреть на шрамы либо из-за страха, либо из-за не желания оскорбить. Впрочем, разве не так же поступал сам Джеральд при первом знакомстве с наследником Беннаторов? Смешно, но у них было больше общего чем  казалось с первого взгляда. Вот только Ленарду повезло и он не стал пленником собственного тела, в отличии от Гипноса. [icon]https://image.ibb.co/hn6v4o/image.png[/icon]
- Бросьте, Гипнос. Я давно уже научился иронизировать над своим видом и мня не сколько не смущает такая реакция. - мужчина улыбнулся. Несмотря на то, что врал он больше себе, чем Гипносу, извинения были приятны. Немногие после увиденного могут удержать любопытство и продолжить обычный разговор не сводя его к множеству так или иначе появляющимся вопросам.
- Мне кажется, что вы как никто другой не понимаете меня. - Джеральд смолчал, но ка же смешно выходило. Прекрасный внешне юноша запертый в изувеченном теле и владелец прекрасного тела внешне ужасный. Они словно отражения друг друга в кривом зеркале. Это расследование рисковало запомниться лучше других.
- Кто-то впустил? Гммм... - Джер задумался - В этом что-то есть. Знаете, в расследованиях есть несколько главных вопросов которые делают картину целостной. "Кто, как и зачем?" - вот эти вопросы. Сейчас мы, увы не знаем ни одного ответа. Но знаете, в ваших словах есть логика. Посмотрите на меня, по сути своей желай я, то мог бы получить любое лицо -дело пары артефактов. Если я могу, что мешает кому-то другому? Только вот разработка и изготовление такого артефакта на одну внешность занимает несколько месяцев. Это значит, что совершивший планировал произошедшее загодя. Еще мне интересно, что это за человек, которому каждая семья открыла без сомнений. Извините меня, но ваш город явно не из тех, где хочется гулять по ночам. - Джеральд усмехнулся и отошел от книжных плок. Взгляд сам собой вновь упал на так приглянувшийся трактат - Еще я никак не могу взять в толк, как можно воздействовать на разум всех. Это явно не что-то добавленное в еду. Не прикосновения. Не взгляд. Что-то иное, что позволило бы охватить почти всех жителей дома. Пока не могу понять что именно. - мужчина вздохнул. Он видел лишь примерные очертания витража, который они собирали по уликам. Но никак не мог понять, что же на нем изображено и по какой причине в этом деле пересеклись дела Ордена и Магистров.
- Возможно вход был в одном из домов. С него и началась эта "чума" скажите, Сареоники были первыми? - мужчина отошел к двери слушая ответ Гипноса. Когда юноша закончил говорить, де Катос подозвал одного из своих людей.
- Оставайтесь здесь и переверните все верх дном. Опросите соседей с пристрастием. Мне нужно знать все, любую мелочь которая хранится в их головах. - Джер смотрел ка слуга поклонился и отправился выполнять распоряжение.
- Ведите, Гипнос. нам нужно восстановить произошедшее в хронологическом порядке. Кто был первым, кто вторым. Мне кажется это важно.

+2

12

- Кто-то получил неограниченную возможность создавать такие артефакты? - предположил Гипнос, скорее, как теорию. Если бы кто-то поблизости от Акропоса стал бы клепать их в таком количестве, об этом давно было бы известно. - В любом случае, Сареоники были первыми. Обследуем остальные дома...
До того, как ливень хлынул окончательно бесповоротно и сильно, они успели объехать еще три дома, и Гипнос все больше убеждался в двух вещах.
Во-первых, теория о том, что обитатели домов добровольно открывали двери своему похитителю, подтверждалась. Внутри, несмотря на сильный магический остаток — все-таки каждый дом принадлежал чародею — не творилось никакой магии непосредственно в ночь похищения, в бумагах и личной переписке, которую им удалось обнаружить — никаких намеков на то, что пропавшие собирались бежать.
Во-вторых — ему начинало нравиться обсуждать это с Джеральдом де Катосом. Строить теории. Искать ответы. Гипнос мало общался с людьми за пределами собственного поместья, и каждый гость был для него новой, закрытой пока что книгой. А осознание того, что де Катос так же изуродован, как и он сам, и несет на себе то же бремя, располагало молодого некроманта к собеседнику еще больше.
Только в доме Рьяис им выпала зацепка — зыбкая, неуверенная, но все же зацепка. В ночь после пропажи мага и его семьи (жены и старшей дочери — младшая умерла от болезни) он видел странное серебристое свечение возле дома, но не решился выйти и посмотреть. Джеральд был прав: Акропос не был любопытным городом.
- Но если сюда приходили уже после похищения, значит... - Гипнос нервно стиснул рукоять трости. - Что-то забыли? Искали? Джеральд, я думаю, нам стоит поставить на ночь охрану в каждом из домов. Даже если ничего не всплывет в эту ночь — подождем еще, - некромант был так взволнован, что готов был сам остаться ночевать в одном из покинутых домов. Предрассудками он не страдал, призраков, как сосед Рьяис, не пугался, а возможность казалась ему реальной. - Тенваны пропали совсем недавно. Быть может, к ним еще могут вернуться?

+2

13

Джеральд в задумчивости глянул в окно. По хмурому небу ползли тучи не предвещавшие хорошей погоды. Интересно, возможно ли привыкнуть к Акропосу? К тому, что он разлагается заживо, медленно умирает отравленный сам собой и находить свое существование тут хорошим?.. Сейчас в это не верилось.
- Я думаю, что если кто-то начал бы изготавливать в таком объеме артефакты вы, как минимум об этом знали. Моя семья занимается подобным и я представляю, какой след должны были оставить подобные манипуляции. - Мужчина вздохнул. Задачка выходила сложная настолько, что легче было просто прислать еще охраны и на том успокоить свою совесть. Однако де Катос полагал своим долгом вызнать, кто и как это делает. Особенно его волновал второй вопрос. Такие умения могли бы пригодиться ордену и самому дознавателю в частности. Страннее всего, что зацепок не было. Сработано было так ловко, что даже бывалые ищейки разводили руками. Спустя несколько домов у них появилось только одна - странное свечение. Не густо, но можно было пытаться строить хотя бы какие-то догадки.
- Вы правы, Гипнос. Странно только то, что приходили только сюда. Или нет? - Джеральд поправил платок на лице и окинул взором своего коллегу.
- К сожалению у меня не так много людей с собой, чтобы выставить достаточное количество в каждый из домов. Более того, в доме Тенванов я бы предпочел остаться сам. А то придут гости, а встретить некому. Не хорошо. - Катос хмыкул.[icon]https://image.ibb.co/hn6v4o/image.png[/icon]
- Я не призываю вас оставаться со мной, и тем более не могу настаивать на этом, учитывая специфику вашего здоровья. В доме будет холодно и сыро. Но от нескольких ваших человек я бы не отказался. - дознаватель не мог осудить Гипноса за то,что ему нужны особые условия. Он прекрасно понимал, что не всем здоровым людям повезло быть настолько крепкими здоровьем как самому Ленарду, что же говорить о калеке? Однако наследник Беннаторов удивил дознавателя, вызвавшись остаться в доме на ночь. Быть может мальчишка просто боялся, что де Катос скроет какую-то часть информации? Или сделает что-то "не то"? Сложно было судить что именно двигало юношей. конечно, это можно было узнать с помощью магии, но это так не вежливо лезть в чужую голову без разрешения.
- Хорошо, пусть будет так - мужчина кинул своему коллеге. - Надеюсь все это не зря...


Промозглая сырость пробиралась под плащ, а сквозняки свободно гуляли по некогда обитаемому дому. Наполненный ранее жизнью, сейчас он выглядел не то осиротевшем, не то умершим. Свежий такой покойник, который не окоченел даже. Катос улыбнулся своим мыслям. Почему в этом городе его так тянула на фатализм глупый и бессмысленный. Может все от того, что ему было холодно. Дознаватель сильнее укутался в плащ. Несколько свечей на столе не давали толком не тепла ни света и лишь окрашивали стены причудливыми теневыми узорами.
- Вы хотите что-то спросить, Гипнос. Я уже не первый раз ловлю вас на таком взгляде. Хотите спросить, но вас что-то останавливает. Вероятно, нормы приличия. - мужчина оторвал свой взгляд от огня свечей и глянул на сидящего напротив - Можно попытаться догадаться что. Так как вы не дама на выданье и у вас нет сестер, это явно не вопрос о моей личной жизни. Так же вы не похожи на светского человека досужего до слухов. Это подтверждает мой вывод. Будь это вопрос о моей работе, то вы бы уже задали его. Слишком для этого подходящее время. Раз это не первое и не второе, значит вам, вероятно, интересна история моего уродства внешнего или магического. Я прав не так ли? - Джеральд улыбнулся пусть улыбку и скрывал платок на лице. Такой интерес, хоть и не льстил, был вполне закономерен и даже немного привычен.
- Задавайте ваш вопрос. Все это было слишком давно, чтобы я плакал от воспоминаний. - мужчина взял со стола бутылку с разбавленным и вином и отхлебнул из горла. Ночь долгая и холодная, а голодать его работа не обязывала. Потому помимо бутылок с водами и разбавленным вином располагалась еда.

+2

14

Даже если бы Гипнос пожалел о своем решении остаться на ночлег в незнакомом доме - без слуг, знающих, как оказать ему помощь в случае чего, без своей лаборатории, в которой хранилась большая часть нужных ему лекарств (не считая кошеля на поясе, в котором бряцали несколько склянок обезболивающего), без горячей ванны которая могла бы согреть согнутое ознобом и напряжением тело - даже если бы он пожалел об этом, то ни за что бы не сказал.
Не так уж и часто он ночевал вне дома в необычной компании, чтобы отказываться от такой возможности.
"Все потому, что ты эгоистичный идиот", - шипел на ухо Вилран, но Гипнос предпочел его не слушать. - "Если ты вдруг умрешь после всего этого от боли или от руки того, кто похищает людей, мы оба потеряем все. Окончательно..."
Гипнос усилием воли отогнал его и сосредоточился на Джеральде. По де Катосу сложно было сказать, что вся эта ситуация хоть сколько-то его угнетает. Он сидел, завернувшись в плащ, как бывалый воин на коротком привале - все в его позе указывало именно на это стремление пользоваться удобствами, пока есть возможность - по-походному же глотал вино из бутылки, закусывал холодным мясом, хлебом и сыром и улыбался под своим платком.
И видимо Гипнос, расположившийся в притащенном на первый этаж дома кресле далеко не так непринужденно, не сумел до конца скрыть своего любопытства.
- Вы меня подловили, Джеральд, - прошелестел молодой некромант, поудобнее придвигаясь к столу. - Действительно, вы сами, лично вы, интересуете меня не меньше, чем все это дело с похищениями. Видите ли, мы с братом, - Гипнос едва заметно повернул голову в сторону своей мертвой половины, - практически не покидали городских стен. История - по книгам. География и политика - по картам. Но я любопытен, настолько, что определенно умру из-за этого, и скорее раньше, чем позже. Чертовски любопытен. Одно время я собирал своеобразную коллекцию человеческих уродств. Не обязательно таких же, как мое, - он произнес это без малейшей запинки, поскольку отрицать очевидное было бы глупо. - Уродства тела и уродства духа в равной степени накладывают отпечаток на человека. Конечно, я хочу спросить вас о том, как именно вы приобрели эти шрамы, и как именно лишились дара, раз уж мы заговорили об этом. В прошлом я тоже псионик... неоперившийся, правда, но когда-то предсказания были доступны и мне. Ночь длинная, и в ответ я мог бы рассказать обо всем, что заинтересовало бы уже вас.
Снаружи кашлянул кто-то из оставшихся на страже людей Джеральда. Настороженно шевельнулась химера, лежащая у порога, потянула воздух искаженной мордой и, успокоенная, улеглась на место. Ночь и вправду еще только начиналась.

+1

15

Джеральд легко улыбнулся  потрескавшимися обветренными губами. Обычно ему не льстило такое внимание к собственной персоне но Гипнос... Можно сказать, что этому мальчишке не повезло дальше больше, чем ему. Наверно он один из немногих мог понять состояние Джеральда, то как его выворачивает от видений, как съедают ночами кошмары и как болезненно было слышать шепотки слуг за своей спиной. Не сможет понять лишь то, почему так больно смотреть на свое отражение в зеркале. На прекрасную иллюзию что обычно видят люди. Как и самому Джреальду не понять до конца, что значит жить в своем теле как в клетке. какого это быть молодым, амбициозным, желать жить, но влачить жалкое существование калеки не способного нормально забраться даже на лошадь.
- Это случилось во время войны. Так вышло, что мня оставили умирать на чужой территории без еды, воды и хоть внятного снаряжения. Я и раненый... друг.  Мы двигались в сторону Альянса питаясь подножным кормом. А потом друг подцепил что-то и скончался. Мне пришлось пробираться к Альянсу одному. Когда я уже был слаб и не верил толком в то что у меня хватит сил дойти, я набрел в лесу на дом. В нем жил вполне приветливый старик, который накормил меня едой с сонной травой. А потом... - Джеральд встал отходи к каминной полке и рассматривая стоящие на ней вещи. - Я даже не знаю сколько дней или недель он держал меня в подвале скованным. И до сих пор не могу понять, что это был за ритуал. Он превратил меня в живой источник манны. Он выпивал ее до конца, ждал и повторял снова. В те моменты, когда я не лежал в бреду и горячки, когда мой разум не заполняли кошмары, я пытался бежать. Однажды мне удалось. Я не знаю убил я его или нет, но искать это место у меня нет никакого желания. Именно из-за него это стало с моим лицом - Джеральд усмехнулся. Сейчас воспоминания эти были не так болезненны как когда-то. Он мог говорить практически спокойно и тело не покрывали мурашки и липкое чувство страха.
- А что случилось с вами, Гипнос? - мужчина взял небольшую статуэтку из камня  в руки. Она изображала какое-то непонятное существо и через пару секунд Джер почувствовал как земля уходит из-под ног. Тело его рухнуло на пол, вот только мужчина уже не чувствовал и не видел этого.
Его глаза ослепило сияние и голос который повторял одну и ту же фразу, которую разобрать было не возможно. Он видел уродливого человека в зеркале, который душил сам себя и улыбался беззубым ртом. Рама зеркала постоянно двигалась переливаясь латунью и на ней один за другим выступали лица, которые урод хватал и примерял на себя. Он напевал что-то тихо, сменяя одно лицо за другим. Последнее лицо принадлежало Беннатору младшему.  Тварь усмехнулась лицом Гипноса, которое выглядело как издевательство, перекошенное словно платье которое было не в пору. Тварь выползла из зеркала и стала медленно подходить к Джеральду. Мужчина сделал несколько шагов и упал в воду. Та заливалась в легкие, нос, рот. Он тонул...
И спустя мгновение очнулся на полу пытаясь откашляться от не существующей воды. Над ним стоял слуга обеспокоенно всматриваясь в лицо господина.
- Вы вернулись - с облегчением выдохнул он и помог де Катосу подняться. Служка усадил мужчину в одно из кресел. Джера до сих пор била дрожь от произошедшего, а ощущение было такое, словно Джеральд и правда боролся с потоком и почти утонул.
- Ты спрашивал про да. Вот он. - хрипло выдохнул мужчина пытаясь прийти в себя. Чувство воды не отпускало, хоть одежда была сухой. - Я не контролирую его. А что случилось с твоим даром?
[icon]https://image.ibb.co/hn6v4o/image.png[/icon]
- 65 ед. маны.

Отредактировано Джеральд де Катос (2018-08-20 15:59:35)

+2

16

История Джеральда не удивляла - но невольно завораживала. Рассказ его был текучим и плавным, голос - негромким и уверенным, словно он не жуткую историю своей жизни рассказывал, а страшную легенду из тех, что как раз в такое ненастье и слушаются лучше всего.
Вот только Джеральд был не сказочником, а Гипнос - не ребенком, да и рассказ дознавателя не был легендой. Гипнос слышал о том, как превращают людей в живые источники энергии, но функционируют такие источники, как правило, не так уж долго - лишь до тех пор, пока несчастный способен еще дышать, а его сердце - поддерживать жизнь. То, что де Катос прошел через все это, уже было чудом.
"Чудо", отошедшее к каминной полке напротив него, усмехнулось.
- Мне очень жаль, Джеральд, - а что еще он мог произнести? Де Катос и сам смирился со своим новым обликом, и он, по крайней мере, всегда мог спрятать его под маской. - Но я восхищен вашей волей к жизни. Она достойна уважения, - он помолчал, когда дознаватель задал свой собственный вопрос. Покосился на брата - мертвое лицо, бессильно поникшее ему на плечо.
"Расскажи ему", - прошелестел Вилран, и Беннатор не мог понять, с каким выражением это было произнесено. - "Раз уж у вас сегодня вечер страшных историй..."
Гипнос облизнул губы, но в этот момент Джеральд пошатнулся. Взгляд его остекленел, статуэтка, которую он вертел в руках, с глухим стуком повалилась на пол. Вслед за ней рухнул и сам дознаватель.
- Джеральд! - Гипнос дернулся вперед, пытаясь опереться руками о подлокотники, но на такое быстрое движение его искалеченное тело не было способно. - Джеральд! Сюда! На помощь!
Он крикнул так сильно, что в горле заболело, и со всей силы заколотил тростью по столу, надеясь, что слуги, дежурившие снаружи, услышат грохот. Что произошло с де Катосом? Яд? Заклятье? Неведомая болезнь из тех, что он мог подхватить в период своего пленения, и о которой не успел еще рассказать?
Со стуком распахнулась дверь, и в комнату, топоча, влетел один из слуг Джеральда. Бросился к упавшему господину, пытаясь приподнять его. Ноги и руки мужчины скрутило судорогой, тяжелые сапоги конвульсивно подергивались, но пена изо рта не шла, и некромант начинал понимать, в чем дело.
- Нет! - остановил его Гипнос, и сам нередко терявший сознание, чего давно уже перестал стыдиться. Дора обычно знала, что делать, и он хорошо запомнил тоже. - Не поднимай его! Освободи ему горло - ему нужен воздух. И воды сюда, живо!..
Он осекся - глаза Джеральда распахнулись, и мгновение спустя приобрели осмысленное выражение. Все произошло быстро, заняло, наверное, не более, чем полминуты, но только сейчас Гипнос почувствовал, как заломило пальцы оттого, что он слишком крепко сжал ручки кресла.
- Джеральд! - с облегчением выдохнул он, разжимая пальцы. - Слава богам... что произошло?
Де Катос поднялся, и слуга умчался за водой. Гипнос перевел дыхание. Бесконтрольный дар - еще одна тайна Джеральда, которой он так схож с молодым наследником Акропоса.
- Не думаю, что кто-то вообще способен контролировать такой дар. Я тоже не был... Что ты видел?
Единственное, что совершенно точно Гипнос знал о прорицании - оно всегда накатывает внезапно, но никогда - случайно. То, что увидел сейчас де Катос, могло иметь прямое отношение к происходящему с ними.

+2

17

Отвратительное ощущение воды никак не отпускало, казалось плеск ее он еще слышал, но то были лишь остатки видения которое высасывало из него силы словно чудовищная опухоль. Мужчина чувствовал себя сейчас уязвимым, тем самым калекой которого может убить его же "дар". Что было бы, если он свалился в обморок прямо во время одного из сражений. Думать об этом было жутковато и де Катос поежился и перевел свой взгляд на Гипноса. Признаться, он был удивлен такому беспокойству юноши о шкуре дознавателя. Что было в этом беспокойстве? Нежелание выдавать труп Мастеру призыву? Страх остаться с этим "убийцей" одному? Что-то более личное? Мужчина вглядывался в собеседника и пока не мог разгадать мотивов которыми руководствовался его коллега.
- Я раньше мог. По крайней мере меня не скручивало так. Эти приступы...
- дознаватель пожевал губами. Он не знал насколько может доверять этому человеку. Паранойя вопила о том, что он должен заткнуться прямо сейчас, но в Гипносе его что-то привлекало. Может его искалеченность а может волнение которое он увидел в чужих глазах. Он отвык,что за него волнуется хоть кто-то кроме сестры. Всем плевать на его жизнь.
- ... они наступают когда угодно. Хоть посреди ужина, хоть в пыточной перед искалеченным телом. Они... выпивают меня. Я уверен, что это как то связанно. И я боюсь, что увиденное мне никак нам не поможет. Дар и раньше показывал смутные картины, а сейчас эти ведения похожи больше на бред сумасшедшего. Я даже не уверен что смогу истолковать его правильно, но... - Джер улыбнулся принимая стакан воды у подошедшего слуги. Пить не хотелось и от вида жидкости воротило.
- ... две головы лучше чем одна, верно? - дознаватель сначала пошутил и лишь потом понял, над чем он шутит. Извиняться он не стал, потому что во первых находил эту шутку еще более забавной, а с другой это смотрелось бы еще более глупо и нелепо. [icon]https://image.ibb.co/hn6v4o/image.png[/icon]
- Я видел зеркало с латунной рамой. На ней то и дело выступали лица, а отражение, которое было беззубым уродцем душившим себя, хватало эти лица и постоянно примеряло на себя. Он пел, но слов песни его разобрать я не мог. И последнее лицо, которое он схватил было твое, Гипнос. Оно не подходила ему, но он пытался изображать тебя. Существо вышло из зеркала и когда я попятился, то оступился и утонул упав в воду. - мужчина потел глаза руками - Очень не люблю достоверность этих видений. - Катос отставил в сторон стакан с водой и отвел в сторону взгляд.
- Единственное что я понял из видения, что опасность грозит и тебе тоже. Я могу попытаться создать иллюзию внутри твоего разума и передать точнее то, что видел сам. Но я пойму, если ты откажешь. Я сам ненавижу когда кто-то пытается пролезть в мои мысли. И еще. Ты говорил, что дару тебя "был", что случилось с ним? Это важно. - Джеральд снова встал. Его раздражало чувство слабости во всем теле. Подойдя к небольшой статуэтке он снова поднял ее и поставил на столик за которым они сидели с Беннатором младшим.

Отредактировано Джеральд де Катос (2018-09-08 23:06:17)

+2

18

Похоже, для де Катоса такие внезапные потери сознания были действительно не впервой - он пришел в себя довольно быстро, так же скоро оправился от дурноты и заговорил. И да - чем дольше некромант его слушал, тем больше думал, что Джеральду, возможно, повезло с его даром еще меньше, чем ему самому. Вот ирония! Впервые в жизни Гипнос был, пожалуй, даже рад, что лишен возможности ощутить накатывающее видение, стоя перед искалеченным телом в пыточной и понимая, что видение будет связано с очередной жертвой палача - тебя самого.
Он вновь откинулся на спинку кресла - от напряжения и волнения тело совсем закостенело. А ведь в какой-то момент он действительно испугался, что Джеральд помрет прямо так, посреди комнаты. Забавно, первая мысль была не о том, что дознаватель Магистра и тайный агент Культа может умереть в его городе, подведя всех под удар, а о том, что он не хотел терять человека, с которым у него было столько удивительно похожего: сродство, связывающее псиоников, общность, присущая уродцам, тайное знание, сковавшее некромантов. Джеральд ему нравился - один из немногих таких людей из "внешнего" мира за долгие годы.
- Тогда уж три головы, - задумчиво улыбнулся Гипнос, слушая его. Оговорка Джеральда его не задела, а вот рассказ увлек. - Зеркало и Меняющий лица...
Толковать это на самом деле можно было как угодно: тайный враг, шпион, сам де Катос (в конце концов, и у него самого была маска-артефакт) или, если расценивать внезапное видение как относящееся к их делу - подтверждение их догадки о похитителе людей. Гипнос и свои-то видения никогда не мог понять правильно, а уж прорицания другого псионика...
Но вот тут де Катос его удивил.
- Поделиться? - переспросил Гипнос, выныривая из размышлений. - Да, так было бы лучше всего, но это может быть... - он умолк, не зная, как описать тот спутанный клубок, в который превратилось его сознание. Его постоянное напряжение, его связь с Вилраном - мир его мыслей был вовсе не тем местом, в которое хотелось бы пускать постороннего, и в котором бы этому самому постороннему было бы приятно находиться. - ...может показаться слишком.... Я утратил дар, когда погиб мой брат, - некромант коснулся мертвой, правой детской руки своей собственной, левой, - а до этого увидел всего ничего.
Воспоминание о ярком солнечном дне, когда они с братом слушали выступление бродячих артистов, о певце, несущем за собой смерть, и о живых мертвецах, которыми станет труппа, было тревожащим даже сейчас. Как некогда увиденный страшный сон, уже утративший четкость деталей, но еще не стершийся из памяти и все еще пробирающий холодом вдоль позвоночника.
- Мой брат погиб, унеся с собой часть меня самого, а я был оставлен в этом мире только благодаря ритуалу. С тех пор я никогда больше не видел пророческих снов, и не могу достучаться ни до одного псионика. Я "закрыт" для возможности самому посещать чужие сознания, но в мои мысли пройти можно. Вот только то, что ты можешь там увидеть... - он на миг задумался, затем сжал кулаки и кивнул. - Хорошо. Давай попробуем. То, что ты увидел, может стать разгадкой, и я не упущу возможности поскорее до нее докопаться.
Он увидел, как сидящий напротив него де Катос закрыл глаза, и тоже опустил веки. Мысленному контакту это не помогало, но позволяло отстраниться от реального мира, приглушенного разговора слуг де Катоса за дверью, отдаленного собачьего лая, пламени свечей, внезапно колыхнувшегося и погасшего от сквозняка, оставив двоих некромантов в темноте.
Гипнос глубоко вдохнул и раскрыл для Джеральда путь в свое сознание - похожее на тот темный, умирающий город с трепещущими, гаснущими и вновь загорающимися свечными огоньками, ненадежными, болотными светляками. Покосившийся, сдвинувшийся мир, населенный памятью об умерших - Джеральд внутри его головы ощущался странным, нездешним чужаком, бредущим по незнакомому лабиринту улиц без проводника и путеводной нити, наощупь, наугад.
И видение, брошенное ему Джеральдом, встроилось в этот черный город его головы как нельзя гармоничнее и лучше.
Накатило волной, так, что Гипнос сжал подлокотники кресла, ухмыльнулось беззубой, раззявленной пастью, глянуло из латунного зеркала чужими лицами, примерило на себя маску самого Беннатора - как странно было смотреть на эту безумную ухмылку на своем собственном лице! - заставило оступиться в воду...
Воду. Очень много воды...
- Вода... - прохрипел Гипнос, крепче вцепляясь в кресло. Видение отступило, оставив после себя гнилостное, дурнотное ощущение. Напротив него в кресле так же тяжело дышал де Катос. - Джеральд, вода... Это место с водой... оно знакомо мне, я видел его раньше, где-то поблизости, но где? Не могу вспомнить... Но возможно ключ не в зеркале, а в ней!

+2

19

Этот юноша запертый в своем искореженном теле не переставал удивлять и внушать уважение. Не каждый, даже ради дела, готов доверить свой разум прорицателю, который способен сделать с ним все, что угодно. Джеральд знал, что сам никогда бы не смог довериться другому. Гипнос же шел на этот шаг с такой же легкостью, с которой поведал о своем брате. Де Катос не жалел Бенатора, ведь полагал что это чувство унижает, но проникся к юноше уважением. Мало кто может держать себя достойно после сушившегося несчастья. Особенно в таком возрасте. Дознаватель не видел перед сбой калеку, слабака или юнца по которому могила плачет, а ведь именно к этому его готовили злые слухи, он видел человека сильного, который насмешкой судьбы был закован в сломанную куклу.
- Я буду осторожен - Джеральд чуть кивнул и прикрыл глаза. Он не в первый раз проникал в чужое сознание и знал, как неприятны могут быть подобные манипуляции.
Мужчина тяжело выдохнул. Постепенно дыхание его стало медленнее, а весь окружающий мир исчез, слово стертый мокрой тряпкой мел. Не существовало больше камина и комнаты не слышна была возня химер и слух. Лишь отчетливый холодный ветер пронизывающий до костей и серый мрачный Акропос. Образ Гипноса и города в сознании де Катоса слились воедино. Оба некогда прекрасные, но ныне обредшие славу монстров, мертвые, но с теплящейся жизнью. Застывшие между жизнью и смертью. И в этих декорациях дознаватель воззвал к собственным воспоминаниям, что яркими картинами вновь предстали перед ним. Мужчина старался не упустить ни единого штриха, ни малейшей мелочи, которая могла быть важна для расследования. Зеркало, уродец, рама, вода. Он показал все что видел сам и, тяжело выдохнув, открыл глаза. так странно было видеть перед собой этот мир, так необычно понимать где реальность.
Джеральд, вода... Это место с водой...
Дознаватель тряхнул головой отгоняя последние остатки наваждения. Кажется его дар смог сослужить хорошую службу. Хоть на что-то сгодился.
- Нужно постараться вспомнить. Это может быть очень важно, Гипнос. Это предместья Акрпоса? Это в городе? Может у кого-то в саду? - Джеральд спрашивал, но никак не мог отогнать от себя странное чувство того, что что-то не так. Интуиция буквально верещала об опасности, о том, что происходящее сейчас неправильно, чуждо, не та как должно быть. Замешательство отразилось на лице мужчины. Он никак не мог понять природу этого чувства, ведь сидевший напротив юноша явно не представлял угрозы. Только через несколько секунд де Катос осознал, что не так. Тишина. В комнате стояла глухая тишина нарушаемая только их с Гипносом голосами и действиями. не хрипели химеры, не слышно было возни слуг, скрипа старого дома и ветра за окнами. Все словно замерло и от этого мурашки бегали по спине.
- Ты слышишь? - тихо проговорил мужчина - Слышишь какая тишина.... мертвая. - некромант усмехнулся. Внутри он был напряжен словно тетива лука. И вот в этой раздирающей тишине послышался звук. Единственный, тихий, но четкий. Протяжное пение, приближавшееся все ближе и ближе. Джеральд неспешно встал с места и взял оружие. С каждой минутой он чувствовал себя все более усталым, а мир снова начинал смазываться. пение это словно проникало в самую душу. Больше всего хотелось бросить меч и сесть обратно в кресло. Успокоится, ведь ничего страшного не произошло, кто-то поет и ну что? Эти эмоции, такие родные... были сейчас такими неуместными.
- Блок. Оно действует на мысли - еле слышно выдохнул мужчина сжав меч и свободной рукой начертив символы в воздухе. Пение продолжалось, но желания увлекавшие несколько секунд назад отхлынули. Сейчас мужчина чувствовал, словно что-то чужеродное бьется о его защиту, пока не в силах пробить. [icon]https://image.ibb.co/hn6v4o/image.png[/icon]
Звук нарастал и вместе с ним нарастало давление, а в дверях появилось существо...

- 35+45=80 ед. маны.

Отредактировано Джеральд де Катос (2018-09-20 16:10:23)

+2

20

Существо не походило ни на одно другое, доселе виденное Гипносом. Не умертвие и не восставший мертвец, хотя оно явно не было живым - слишком подвижное и прыгучее, с неестественно, пугающе длинными руками и ногами. Не химера и не призрак, хотя плоть и кровь его не были произведены природой.
Больше всего оно напоминало высокого - слишком высокого из-за чрезмерной длины ног, худого, как скелет, человека, наполовину укутанного обрывками темной одежды. Жутковато таращились с бледного лица белесые, с мутными зрачками, глаза, чутко шевелились на каждый звук крупные, заостренные уши. Существо перевело взгляд на Джеральда - и ухмыльнулось беззубой, но от этого почему-то еще более опасной улыбкой.
Гипнос заметил его не сразу, слишком поглощенный мучительными попытками вспомнить, где же он видел то затопленное водой помещение, что показал де Катос в своем видении. Он даже не сразу услышал пение твари - оно так органично и незаметно, исподтишка вплелось в его мысли, слилось с ними, замедлило их течение. Когда Джеральд поднялся на ноги с мечом в руках, и гипнотическое ощущение отступило - Беннатор обернулся к двери, через которую вошел пришелец.
Но сделать ничего не успели - оба. Неведомая тварь с пугающей быстротой метнулась вперед и вверх, скакнула на стену, отталкиваясь от нее бледными ломкими ногами и разворачиваясь в полете, как пружина. Грохнул об пол пошатнувшийся шкаф, длинное, обернутое лохмотьями тело вытянулось, как у змеи.
Тварь приземлилась на стол, за которым сидели некроманты, толчком ноги опрокинула стол на Гипноса, роняя Полумертвого на пол вместе с креслом и, не теряя ни мгновения, развернулась к Джеральду.
"Вот как оно проникало в дома!" - успело мелькнуть в голове. Затем Беннатор грянулся об пол с такой силой, что в глазах потемнело. Выдохнув сквозь зубы от боли, Гипнос пытался приподняться и осмотреться - тварь билась где-то в углу, и он никак не мог сфокусировать на ней взгляд, а палить колдовством наугад - зацепить Джеральда. К тому же боль, вновь вспыхнувшая в перекрученной спине, еще больше мешала концентрации.
Когда беззубый урод повернулся к нему, у него было лицо Джеральда. Не та маска, которую носил де Катос, чтобы не пугать окружающих - его настоящее, обезображенное лицо.
Почему-то это так поразило, что Гипнос упустил момент, когда тварь рванулась на него. Нанесенный им псионический удар окончательно разломал в щепки стол, но не задел юркое существо. В мертвую правую ногу Беннатора вонзились длинные острые когти, Гипноса поволокло по полу, ударило об стену, перед глазами мелькнуло узкое окно и вид на ночную улицу и мостовую с высоты второго этажа дома - а затем стало совсем темно.

+2

21

Непропорциональное длинное тело показалось со стороны коридора. Несмотря на то, что за свою жизнь Джеральд повидал не мало, ничего похожего на это существо он не встречал. Больше всего пугало то, что тварь умела проникать в сознание, пусть на примитивном уровне, но очень тонко и умело. Мужчина вытащил меч из ножен медленно и мягко отходя в сторону от стола. Лишние преграды помешают, когда оно нападет. В том, что тварь их атакует Де Катос не сомневался. Он быстро глянул на Гипноса, надеясь, что юноша сможет защитить себя. Но слишком Джер на это не надеялся. Слуг не было рядом и химер тоже, а значит они либо мертвы, либо очарованы тварью.
Размышлять долго не вышло. Не давая времени на составление плана тварь на удивление быстро метнулась на стол, сбивая его. Готовый к атаке де Катос отпрыгнул в сторону, чуть не потеряв равновесие. столик отлетел в сторону вместе с креслом на котором сидел Гипнос. Дела их становились все хуже и хуже.
- Хэй! - гаркнул дознаватель видя, как тварь отвлекается на него и с молниеносной скоростью бросается на бывшего военного. Только армейская закалка и чудо позволили мужчине парировать удар этой твари, которая, впрочем с силой оттолкнула его и стала теснить. Тяжело было держать по настоящему град ударов, практически без возможности контратаковать. Лишь единожды получилось задеть тело этого чудовища, но тот быстро и хитро извернулось и прижало де Катоса к стене, не стараясь, что странно, убить. Оно всматривалось своими пустыми белесыми глазницами в его, а затем лицо начинало оплывать как воск под горячим воздухом, принимая внешность де Катоса и  силой ударяя военного о стену. Джеральда не знал, что именно отвлекло тварь, но этой заминкой он воспользовался чтобы с силой садануть твари в  бок и получить за это знатный удар по голове. Существо резко отпрыгнуло в сторону, понеслось на Беннатора младшего и Джеральду физически сложно было уследить за тем, как тварь вскарабкавшись ушла через окно, а догнать и речи не могло быть. Мужчина тяжело выдохнул. Уже было понятно, что сюда тварь пришла именно за Гипносом.
Чуть морщась от звона в голове, Джеральд вышел к тому место где должны были ждать слуги. Они спали настолько крепко, что разбудить их де Катос смог только вылив ведро воды на спящего. И судя по его выражению лица, склонившийся над ним разгневанный начальник это не то, что слуга хотел видеть по пробуждению.
- Других разбуди! Живо! Беннтор похищен. Разошли всех, пусть каждый камень перевернут, но найдут хоть какой то след. Живо! - рявкнул дознаватель и подчиненный засуетился. Кажется их ожидает дооолгая ночь...
***
Джеральд был смурнее тучи. Не прибавлял радости и капитан стражи, которого дознаватель выдернул прямо из постели.
- Мы должны сообщить об инциденте главе города - упрямо повторял он уже третий раз за диалог - Он должен  знать, что его наследник...
- Уважаемый... - Джеральд усмехнулся под платком закрывавшим нижнюю половину лица - Господин Беннатор должен знать только то, что я скажу, вам это понятно? - скрывать раздражение получалось все сложнее, а вместе с ним и волнение за Гипноса. Джеральд пытался не делать опрометчивых действий, ведь они могли стоить юнцу жизни, если уже не стоили. Даже селит так, даже если спасти его не удастся, де Катос хотел найти хотя бы его тела и дать объяснение этому иррациональному желанию он мог не одно, но только не было бы среди них истинного. [icon]https://image.ibb.co/hn6v4o/image.png[/icon]
- Но вы же понимаете, что... - капитану этот разговор тоже был неприятен и это было видно, малейшие изменения в мимике, ставшие резкими действия Джеральд замечал прекрасно.
- Я все прекрасно понимаю. И поэтому Беннатор старший не узнает ничего, пока я этого не пожелаю. Или вы хотите оспорить мою волю, а с ней волю верховного судьи? - Джер чуть приподнял бровь, видя, что оспорить сказанное капитан не мог.
- Вот и отлично, а теперь, будьте добры, укажите мн все точки открытой воды в городе. Колодцы, руки, еще что-то подобное. Где тут у вас карта? - Джеральд дождался пока мужчина резко встал и наконец занялся делом, а не пустой болтовней.
- Это безумие, но... Здесь и здесь колодцы, вот тут когда-то колодец был засыпан, здесь затопленный район города. - мужчина указывал пальцем на точки города, а де Катос пристально следил за улицами.
- Здесь тот дом, где мы были. Дом последней пропавшей семьи, верно - Джеральд указал на здание.
- Да, верно
Дознаватель мысленно провел линию, петляя по улочкам города, но что-то не сходилось. Да, его люди нашли платок Гипноса и было известно примерное направление твари....
- Погодите,а на плане, вот тут, перед затопленным кварталом стоит глухое здание. Можно его обойти?
- Оно обрушилось около месяца назад. Не больше. Так что если убрать доски, которыми заколотили проход, то...
Но де Катос уже не слушал, он поднялся с места.
- Фур, ты охраняешь сегодня господина сержанта и его семью. Никого не впускать, никого не выпускать - приказал дознаватель на ходу поверяя хорошо ли выходит меч из ножен. Кажется он знал, где нужно искать.

Отредактировано Джеральд де Катос (2018-12-11 11:57:02)

+3

22

Мерно, лениво капала вода.
Вода, Джеральд, вода! Это место как-то связано с водой…
Гипнос пошевелился, чувствуя, как мокрая одежда липнет к телу. Поднял голову, осторожно оперся руками о скользкий, пахнущий сырой затхлостью каменный пол – ладони тут же с тихим плеском погрузились в мелкую водяную лужу.
Вокруг было темно – и да, действительно очень сыро. Вода разливалась кругом, черным озером, и лишь там, где лежал некромант, возвышался относительно сухой участок. Совсем небольшой – шага два в длину. Гипнос небрежно, как сваленная в угол кукла, валялся на самом краю этой площадки. Прямо за его спиной вверх уходило несколько обломанных каменных ступеней, обрывавшихся в пустоту.
А вокруг вздымались крепкие стены какого-то дома, поросшие мхом и плесенью от сырости. Подвал? Затопленное здание? Достаточно большое, чтобы в него успело натечь столько воды. Но где оно? И что это вообще?
- Джеральд? – Гипнос прочистил горло, уже понимая, что де Катоса поблизости нет. – Джеральд!
- Джеральд!
Он вздрогнул от неожиданности – настолько резко, отчетливо прозвучал в тишине тонкий, писклявый голос. Обернулся, так быстро, как только мог.
Напавшая на них тварь сидела совсем рядом: за его спиной, на последней, обрывавшейся ступени, смешно, по-лягушачьи. Но в ней самой ничего смешного не было – белесые глаза вращались в воспаленных глазницах, уши подрагивали, гибкие, длинные пальцы с длинными темными когтями то и дело шевелились. Существо вновь открыло беззубый рот и издало:
- Дже-е… Джераль-д!
Словно пробуя слово на вкус. И на этот раз тембр его голоса был гораздо больше похож на высокий, глухой голос самого Гипноса.
- Пошел прочь! – Гипнос на рефлексах попытался достать его псионическим ударом. Тварь расхохоталась – мощные длинные ноги распрямились и сорвали узкое тело с места за миг до того, как ступень под нею взорвалась осколками. Чудовище ловко спрыгнуло вниз, в воду, почти без всплеска ушло под черную поверхность и вынырнуло снова – в нескольких метрах в стороне. Взобралось на какой-то дрейфующий обломок и уселось на нем, не переставая бормотать:
- Прочь! Прочьпрочьпрочь!.. пошелпрочь!
Теперь она вправду говорила его голосом – не отличимым от настоящего. Лицо урода тоже неуловимо, но верно менялось – сужалось, изменяло форму и черты, выпученные глаза уменьшились, приобрели ясность, лысая голова обрастала длинными белыми волосами. Гипнос смотрел на самого себя – и это зрелище почему-то так поражало, что он даже не пытался ударить тварь еще раз. Тем временем, укоротились неестественно длинные руки и ноги, грудь и правое плечо, напротив, уплотнились, вздулись, под лохмотьями создания пробегали волны, когда его податливая, как воск, плоть принимала нужную форму.
Только сейчас Гипнос заметил свой собственный плащ, небрежно накинутый на плечи твари. Та вновь ухмыльнулась – все еще беззубым ртом – и плотнее завернулась в черную ткань, скрывая возможные огрехи скопированного облика.
- Джеральд, я здесь! – крикнула она голосом Беннатора, ухмыляясь и глядя Гипносу в глаза. – Джеральд, здесь, в воде!
Оно расхохоталось и вновь плюхнулось в подвальные воды, уходя от нового удара некроманта. И больше не показывалось – должно быть, где-то там, внизу, был еще один выход.
А Гипнос начинал понимать всю серьезность ситуации. То, что похищали семьи, верные Культу – это лишь одна сторона. Наверняка, их трупы (а в то, что они живы, колдун не верил) можно найти где-то здесь, в этом здании, служившем твари логовом. Но то, что она взялась за Беннаторов – было уже совершенно другим делом. В его, Гипноса, облике чудовище может подобраться к Джеральду, или даже к Дедалусу – кто успеет его остановить, не зная об истинной сущности? А если твари удастся заполучить облик Джеральда, убив оригинал – дознавателя при Верховном Суде Альянса и одного из магистров Культа? Или захватить тело правителя Акропоса, который, хоть и съел собаку на интригах и заговорах, вряд ли ожидает такого от собственного сына?
Кто бы ни создал это существо – а разумным оно не казалось – он все прекрасно знал и про Культ, и про заговоры в Акропосе. И стравить Акропос с Культом, убив Джеральда или Дедалуса, да или хотя бы самого Гипноса – проще простого. Или натравить на Акропос Альянс за убийство дознавателя…
Гипнос поднялся на ноги, схватившись за обломки лестницы, чтобы не упасть – трости не было. Он догадывался, где оказался – в старой Башне Безымянного, обрушившейся несколько десятков лет назад. Во время одного из боев с нежитью, живые мертвецы перекрыли плотину, полностью затопив целый район города, и Башня, что в равной степени росла как вверх, так и вниз (подвалы ее имели несколько этажей, вгрызаясь в основание Акропоса), оказалась намертво отрезана.
Квартал вскоре перегородили, вход в него опечатали, а о Башне, которую в последние годы практически не использовали, забыли. Как выяснилось, забыли не все.
Как рассказать об этом Джеральду? Как предупредить? Наверх не подняться – ступени обломаны. Если и был выход где-то под водой, он был затоплен, а плавать Полумертвый не умел, и не сомневался, что камнем пошел бы на дно, если бы даже и рискнул нырнуть в непроглядно-черную воду. Послать ворона? Гипнос сотворил чары, но призванное существо, подавленное остаточной энергией Башни, тщетно билось в потолок, в котором угадывался запертый люк.
Оставалось только одно. Если Джеральд – не Джеральд-дознаватель, но Джеральд-псионик! – вновь попробует прибегнуть к своему нестабильному и опасному дару. Гипнос не мог «говорить», но он мог «слышать». Если бы только его мог «услышать» Джеральд…

Отредактировано Гипнос (2018-10-18 20:04:40)

+2

23

Джеральд раздраженно провел по лезвию меча смахивая перчатками кровь  твари которая решила напасть на отряд в затопленной части. Под ногами было сыро и скользко. В сапогах уже около получаса булькало, а вид раскинувшейся на остовах здания плесени не внушал оптимизма. Магический резерв дознавателя был опустошен больше сем на половину, а толку от этих поисков не было никакого. С каждой минутой найти Гипноса живым становилось все более призрачной мечтой. Лен был раздражен, что видно было в его резких жестах и тягостном молчании. Мужчина подал знак и небольшой отряд остановился. Они блуждали там, где указал стражник, но толку с того не было. Здания не было в этом месте.  Дознаватель не знал ошибка ли это, а может злой умысел. Шорт продолжал упрямо искать, как пес который никак не может напасть на след и только кружит, кружит кружит...
Мужчина прикрыл глаза, тяжело выдохнув и успокаивая свое дыхание. Он с трудом поймал внутри себя то самое равновесие, которое требовалось для сотворения ворожбы. Даже с закрытыми глазами он видел в своем разуме этот унылый пейзаж разрушенного города, темную мутную воду, камни и грязь. Осторожно он прощупывал окружающее пространство пытаясь найти разум Гипноса, связаться с ним. Телепатия податливо касалась разума слуг и те ежились, но никаких иных откликов магистр не находил. Только слуги Де Катоса. Абсолютная пустота. маг раздраженно оборвал заклинание.
- Ищем дальше. - рыкнул он. Мужчина начинал терять терпение и на краю разумного замаячило отчаяние. Он должен найти юношу. Чего бы ему это не стоило.
- Найдите безопасное место где можно держать оборону. - приказал мужчина. Еще пять минут  что истончали веревку, на которой была подвешена жизнь наследника дома Беннаторов.
- Мой господин, там впереди... - слуга указал на руины какого-то дома с обвалившейся стеной. Отлично, эта нора подходила идеально. Уставший и вымокший отряд медленно зашел внутрь, осматривая дом. Обрушившаяся кладка, мебель превратившаяся почти в слизь, богато раскинувшаяся плесень на потолке.
- Следите за входом и выходом. Ближайшее время я не смогу помочь вам ни чем и... присмотрите за моим телом. - Джеральд отошел к одной из кучи камней и сел на нее, прислонившись спиной к мокрой стене. Последнее, что он видел была дыра в потолке разрушившегося дома. Он закрыл глаза погружаясь в полную тьму и позвал. Его кошмар. Его уродство. Его затопленный город. магия в теле встрепенулась, словно оскалилась на что-то чужеродное, темное. Видение пришло не сразу. Словно хищник в темноте оно выжидало. Маг чувствовал как его покидают силы и это ощущение словно призвало ночной кошмар дознавателя. Разум погрузился в мутное видение.

Плеск воды...


[align=right]45+100 = 145 ед. маны. [/i]

Отредактировано Джеральд де Катос (2018-12-11 12:31:42)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [24.10.1081] В черном-черном городе