Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Элиор Лангре Гренталь Лиерго Игнис character4 name
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [16.06.1082] Черная археология


[16.06.1082] Черная археология

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

- игровая дата 16.06.1082
- локация Альянс, в 20 милях от Акропоса, заброшенное кладбище и близлежащие поселения
- действующие лица Астаэр, Вермина
Астаэр временно покидает хозяйку и Акропос, чтобы забрать оружие и другие вещи из схрона, спрятанного давным-давно на кладбище. Демон считает, что раз один схрон уцелел, то и до второго ничьи руки не должны были добраться. Но проверить он сможет только на месте. Но о чем демон еще не догадывается, так это то, что слепой случай сведет его с другим представителем народа Фойрра, который тоже пришел по делам в то же место.

Отредактировано Астаэр (2018-05-19 13:23:55)

0

2

Ночь постепенно идет на убыль, пока Астаэр пробирается по улицам Акропоса. Он не крадется, но все равно избегает ненужного внимания, так как видит всех окружающих существ и обходит их. Тоже касается охранной магии, расставленной тут и там. Через полчаса демон уже за стенами города. Ночная прохлада приятна после пыльной комнаты и наполненного различной вонью грязного города. Демон начинает вслух напевать гимн одного вампирского клана на том же северном наречии, на котором услышал в первый раз. Похоже, что гроза все же будет, но обойдет город стороной.

Тело начинает гореть, меняя обличье до полудемонической формы. Скелет начинает видоизменяться, появляются дополнительные суставы, растягивается кожа, кое-где заменяясь чешуей, пока за спиной не оказываются два крыла. Астаэр с силой отталкивается от земли и начинает набирать высоту. Все выше и выше в сторону грозовых облаков. Демон подстраивается под воздушный поток, несущий тучи из одного конца континента в другой. Такие полеты всегда сопряжены с риском, но летать в грозу сущее удовольствие. Демон ныряет в тучи, прямо в бушующий вихрь воды, падающий на землю. Одежда, волосы моментально промокают, по крыльям бьют капли. А также не видно ни зги, демон просто летит вместе с грозовым фронтом. С определенными интервалами во времени пространство вспыхивает ослепительным светом, а кожа буквально электризуется от ударившей рядом молнии. Это одна из главных опасностей таких путешествий, так как среагировать на удар очередного разряда невозможно, только облетать области, где кожа начинает покалывать сильнее всего.

По внутреннему ощущению, которое Астаэр называет «птичьим», демон понимает, что начинает отклоняться от верного курса и начинает подниматься еще выше, оставив грозовые тучи под собой. Становится все холоднее и скорость полета сбавляется, стоит покинуть грозовое течение. Однажды он на спор пытался долететь до солнца, но ничего хорошего из этого не вышло. На горизонте начинает подниматься солнечный диск, хоть на земле еще должно быть темно. Астаэр переворачивается в воздухе брюхом кверху, продолжая планировать. Перед ним во всё поле зрения раскинулось ночное небо, постепенно становящееся темно-синим, все сильнее светлеющим. Очень странное ощущение, которое никогда не надоест — смотреть в небо на большой высоте, не видя в поле зрения ни облаков, ни тем более чего-то земного. В эти моменты начинаешь понимать, что мир достаточно большой, в нем наверняка осталось еще много неизведанного, особенно, если ты давно здесь не бывал.

Дышать становится тяжелее даже для демона, поэтому Астаэр вновь обращается лицом к земле, складывает крылья и начинает головокружительное падение. Ветер шумит в ушах, глаза слезятся, чувство свободного падения не похоже ни на блуд, ни на вкусную пищу, даже ни на боевой азарт. Очень трудно описать. Демон пронзает облака, продолжая падение. С высоты отмечает в памяти карту местности, направляясь по ориентирам к нужному кладбищу под горой. Когда до земли осталось чуть более дюжины десятков локтей, Астаэр с трудом раскрывает крылья и начинает гасить набранное ускорение, приземлившись около какой-то фермы. Рассвет доходит и до земли, но похоже, что живущие здесь еще спят. Демон проникает в амбар, где находит заступ. Так же тихо покидает жилище людей и направляется к виднеющейся горе снова в человеческом обличье. До кладбища он доберется за двадцать минут и будет очень здорово, если в это время там никого не будет. Людей, грабящих могилы, не любят. А демонов не любят просто так. А привлекать к себе внимание сейчас Астаэр не намерен.

Отредактировано Астаэр (2018-05-20 08:17:30)

+1

3

Отправляясь на кладбище неподалёку от города через густой полумёртвый лес, всего было выглядеть как существо, которое абсолютно точно не могло само появиться здесь при подобных обстоятельствах. Аристократически бледная девчонка десяти-одиннадцати лет отроду с седыми волосами в роскошном чёрном платье с символами, обозначающими принадлежность к династии Беннаторов, вызывала, наверное, максимальное количество вопросов у случайного встречного и абсолютную, непреложную уверенность: что бы это ни было, с этим не стоит связываться. Нет, к Фойрру такие встречи.
Вермину такой подход устраивал. Проделав большую часть пути сквозь лес в более подходящей для ночных пробежек форме, демоница с явным вожделением преобразилась и вышла на дорогу. Она кое-как успела до рассвета миновать деревушку под редкий лай собак и достичь заветного кладбища.
- Для обывателя я не выгляжу как чудовище, способное и страстно желающее его сожрать, - очень тихо обронило существо, идеально подходящиее под данное им же самим описание, водя тонким детским пальчиком в воздухе. Вермина искренне радовалась своему выбору формы и тому, что она посеет странные догадки и нелепые вопросы среди сельских жителей, а не страх и чувство угрозы. Можно было поступить иначе и сожрать ещё и эту деревню, но она находилась слишком близко к штабу. Не то, чтобы Вермина боялась реакции Кая, скорее предпочитала не уничтожать ресурсы, находящиеся в распоряжении Гроссмейстера, без острой на то необходимости.

Это был старый могильник, по крайней мере, люди не пользовались им уже несколько столетий, чтобы хоронить своих погибших родственников - но часто наносили визиты, чтобы почтить память усопших, и поддерживали место в порядке и чистоте. Посреди аккуратно вымощенной площадки в лесу, не больше шестидесяти ярдов в поперечнике, находился величественный склеп, украшенный причудливо витиеватым шпилем. На дверях склепа красовалась древняя печать, и словом, снимающим её, с гостьей услужливо поделилась Мамочка.
От Мамочки же демоница знала, что эта усыпальница стара как мир - во всяком случае, идея поселить здесь лича пришла на ум культистам ещё до Второй Призыва, а сам склеп вроде бы возник ещё до Первого Призыва Безымянного. Стройная архитектура склепа с высокими колоннадами и крылатыми изваяниями у самой крыши как будто рвалась в небо, даже спустя столько лет безмолвно выражая своё почтение к Люциану. Мина не стала кривиться или как-то выражать своё неуважение к Всеотцу, напротив, удивительный облик сооружения подтолкнул её внимательнее изучить его, неспешно обходя кругом и спрятав как будто бы мёрзнущие ладошки в рукава. Хотя здесь не было зрителей - вернее, так считала сама Вермина - стремление всегда держать себя в рамках образа было свойственно ей.
Инструкции были просты: войти внутрь и забрать результаты исследования. Если апатия ещё не сковала сущность лича - попробовать забрать его с собой и притащить ближе к городу, попутно сообщив о результате через Красавицу. Выглядело вроде бы весьма и весьма просто. Как будет на самом деле - оставалось гадать.
[icon]http://s5.uploads.ru/V8nGf.jpg[/icon][status]Фойррова Прелесть[/status]

Отредактировано Вермина (2018-05-23 16:27:36)

+1

4

Что-то весело насвистывая, демон вприпрыжку перемещается между заросших могил, обвалившихся памятников. Хотя, кто-то кладбище все же держит в относительном порядке. Астаэр наслаждается воздухом, возможностью двигаться, чувствовать тепло и жажду. За это он в некоторой степени благодарен смертной некромантке, которая решила играть с огнем. Вот только вслух он так никогда не скажет.

Тут особо ничего не изменилось, разве что куцые отростки вокруг кладбища превратились большие и старые деревья. А вот и тот самый склеп, построенный артелью Гидриха для какого-то знатного семейства. В нем Астаэр сделал схрон, так как не было времени искать что-то более подходящее. Закинув заступ на плечо, демон в грязном балахоне и сапогах, со спутанными волосами стоит перед дверью в склеп. И не понимает. Раньше дверь была другой, но смотрит Астаэр, разумеется, не человеческим зрением. В Хаосе растворяются стены усыпальницы, земля и кости, перед демоном сияет магическая печать, наложенная на вход. Пересекающиеся круги плавают в пространстве Хаоса, блокируя физический доступ в склеп. А вот за ними потоки магии весьма знакомые, кто-то посадил сюда лича.
— Люцианова хрень, кто такой умный? Ненавижу, тлять, нежить, — бормочет под нос демон и не сразу замечает, что поток Хаоса начинает притягиваться куда-то в сторону. Взглянув туда, Астаэр забывает о печати. Где-то он такое уже видел...

— Смотри, Феэглеф, это что? — Алифер показывает игральную карту.
— Крылатый Мировой Змей. Старшая Аркана. А нормальных карт у тебя нет? — Демону не особо хочется сидеть здесь.
— Нет! Смотри через Хаос, вся колода зачарована. Тебе нужно развивать свой дар виденья, чтобы видеть истинную природу вещей, — крылатый напарник трясет картой перед лицом демона.
— Истинную природу там, где нет ничего постоянного? — Феэглеф воротит нос от доставучего спутника.
— Это парадокс лишь логики. Давай смотри.
Демон сдается от напора долбанутого прорицателя. В истинном обличьи карта преображается в клубок извивающейся Тьмы. С сотней рук, с сотней глаз.
— Гекатонхейр, Оборотная Старшая Аркана, — отвечает Феэглеф. — И он же...
— Да, Безымянный. Но это было слишком легко. Попробуй эту.

Поток, форма и скорость Хаоса сейчас перед Астаэром почти как в этом воспоминании. Феэглеф знает только одно существо с обликом Гекатонхейра. И оно точно взаперти. Но вот в привычном реальном мире перед ним оказывается девочка с седыми волосами и черном платье, которой совершенно нечего делать в этом месте. Возможно ли? Или все же путаю? Скорость потока не та, как и объем. Астаэр делает небольшой поклон:
— Ты что, бродишь по свету в теле аватара?
Демон не стал уточнять, за кого он принял девочку. Астаэр знает, что в этом случае ему бы ответил он, поэтому реакция странной девчонки сразу покажет, прав ли демон.

Отредактировано Астаэр (2018-05-23 09:33:12)

+1

5

Мина опасливо обернулась на приближающегося человека. Отчасти искренне, отчасти подложно: она не предполагала, что кто-то решит приблизиться, но это и не нарушало её планы. Напротив, это придавало больше смысла маскараду. Но маскарад следовало соблюдать, особенно когда ты - маленькая девочка в присутствии крупного взрослого мужчины с лопатой, которой можно и по голове приложить, и могилку присыпать.
От мыслей о возможном столкновении вдоль позвоночника возникло приятно покалывание, а в глазах - буквально на мгновение - блеснули звёздочки кровожадности. Впрочем, демоница тут же моргнула и демонстративно отшатываясь и превращая удивление в испуг, а затем как будто бы взяв испуг под контроль, вытянула руки вниз, оттопырив ладони, и в неуклюжей манере растерянной девицы сделала вежливый поклон незнакомцу, словно находя в этом жесте какую-то иллюзию безопасности. И способ вернуть самообладание. Всё для маскарада.
Следующая фраза её ошеломила.
Ты что, бродишь по свету в теле аватара?
И без того большие глаза стали ещё больше, а внутренний взор попытался раскрываться и охватить незнакомца. Он стоял достаточно близко, чтобы его можно было почуять. И в этом существе неуклонно ощущалось что-то отдалённо родственное, и отпечаток чужих жизней, манящих жизней, доставшихся не ей. Впрочем, это запутывало ещё больше. Гипотезы складывались одна за одной, но почти никакая не давала точно понять, откуда он вообще знает о том, что за сущность перед ним? И почему это удивляет его? Не всё время ей же в косе сидеть, в конце концов, пора бы и выйти погулять.
Мысль заставила Вермину расплыться в той "улыбке с маски", в которой искренней было бы только лёгкое движение губ, остальное - сплошь натянуто. И тут же спрятать её, как и положено юной леди. Осознать сразу все возможности и высчитать наиболее оптимальный ответ строго она не успевала - амбициозная слишком затея, учитывая то, как мало она понимает в происходящем. Поэтому сделала самое логичное: дала честный и максимально невинный ответ.
- Эээ... да, - девочка сначала заколебалась, затем умеренно ответила, мило смутилась и чуть опустила голову. В течение пары мгновений она глядела на собеседника исподлобья и стучала указательными пальчиками друг о друга. Ещё её очень смутило "по свету", хотя постепенно всё вставало на свои места. Кабала Фойрра, подземелья, казалось, это было вечность тому назад, и всё же для возможного собрата это могло иметь значение. "По свету". Мина ещё пару секунд колебалась, словно пытаясь сообразить, что бы ещё добавить, но ничего не лезло на ум. Поэтому она просто развела ладони, как бы демонстрируя, что это само собой разумеется и она элементарно не понимает, почему данный факт может удивлять незнакомца. Не сводя серых глаз с собеседника, она ждала, невинно снаружи и жадно внутри, ждала его следующего хода, чтобы хотя бы немного больше понять о том, кто он, зачем он здесь, по её ли душу и что ему вообще известно о ней.
[icon]http://s5.uploads.ru/V8nGf.jpg[/icon][status]Фойррова Прелесть[/status]

Отредактировано Вермина (2018-05-23 16:27:51)

+2

6

- Эээ... да.
Мужчина молчит, ожидая еще какого-то ответа, но странная девочка просто разводит руками. При этом пытается довольно ловко изображать обычного ребенка. Вот только обычные дети так не выглядят. Похожа на духа-оборотня, завлекающего неопытных путников в чащу, болото или пещеру. Если, конечно, люди не истребили их окончательно.
— Это всё, что ты хочешь сказать мне? — Демон криво улыбается, понимая, что обознался. Он бы никогда не получил настолько простого ответа. А как было бы здорово, если бы судьба свела дорогу с ним. Возможно, Феэглеф обрел бы истинную свободу. И вышел из замкнутого круга ошибок прошлого.

Астаэр вновь разглядывает дверь и пытается просунуть лопату в щель. Было бы ошибочно полагать, что демона совсем не заинтересовала девчонка, но враг бы уже атаковал. Значит, она пришла не за ним. А вот печать сильная. Придется скорее всего разрушить её, резко увеличив энтропию магической формулы. И зачем ставить на дверь склепа в этой глухомани? Там точно не было ничего ценного, кроме моих вещей и людских останков.

Но вот что интересно: «маяк», который Феэглеф оставил в схроне, никак не отзывается в Хаосе. Или его сила иссякла за столетия ожидания, либо схрона уже нет в склепе. Если это так, то он выследит принадлежащее ему и жестоко растерзает тех, кто подумал, что можно брать без разрешения его вещи. Астаэр с размаху бьет по двери ногой, но та даже не дрогнула.

— Ух, зараза, легче стену проломить.
Демон отбрасывает лопату и начинает рисовать на двери невидимые линии, отмечая в памяти опорные точки печати. Нити магии явно выдают некромантию, а некроманты в прошлом основательно насрали в душу, что вонь их силы можно уловить издали. А потом еще нужно будет пройти лича.

— Присматриваешь местечко для себя? — Астэр косится на девочку в слишком красивой и чистой одежде, решив немного передохнуть прямо под дверью. Он бы не отказался сейчас даже вздремнуть, но усилием воли прогоняет сонливость, которая только и ждала момента, когда демон расслабится. — Ты здешний сторож?
Уж больно чудная. Хотя тоже самое можно сказать и про самого Астаэра, слишком часто ловил недоуменные взгляды, хотя большинство взглядов думало: «Почему земля все еще носит его?».

Отредактировано Астаэр (2018-05-23 19:15:29)

+1

7

Это всё, что ты хочешь сказать мне? - наверное, кривая улыбка собеседника и отсутствие огня в его глазах, сродни тому, что мог бы возникнуть в глазах человека, собирающегося атаковать, даже слегка раззадорили Мину. Сделав осторожный шаг вперёд, она тихо заметила глухим голосом:
- Пока так, - чуть-чуть колеблясь, миниатюрная девочка сделала ещё один шаг, пристально следя за действиями демона. Они казались странной. Знаний практической магии Вермине явно недоставало. Даже те, что были, безнадёжно устарели. Впрочем, она видела в этих узорах что-то знакомое...
Наблюдать за работой профессионала было интересно, и всё же её немного беспокоило то, что он заставляет её терять время. Когда он собрался отдохнуть, миниатюрная демоница уже стояла совсем рядом. На вопрос насчёт "местечка для себя" Вермина только снова чуть натянуто улыбнулась, желая хмыкнуть, но сдерживая порыв.
Ты здешний сторож?
Мина отрицательно покачала головой. Ей не нравилось, когда кто-то ей пренебрегал, но сейчас видимо незнакомец всё же решил сменить надменность на милость.
- Нет, - ответила она без натянутой улыбки и чуть-чуть приблизилась. Её глаза были чуть выше уровня глаз сидящего мужчины, и это было отличной возможностью для атаки. Чуть слышно сквозь фальшивую ткань платья проступили когти, оставаясь спрятанными за спиной, но уже готовые распрямится для атаки. Вермина не могла пройти мимо подставленной спины так легко. Взять того же Кайлеба - постепенно он отдалялся и становился для неё большей проблемой, чем преимуществом. Абсолютно ненадёжно. Правильно ли она поступила, что не ударила его в спину, когда могла, и не поставила Мамочку перед фактом? Кто знает.
- Я просто пришла сюда кое-что забрать. Но ты, видимо, меня опередил. Остаётся надеяться, мы пришли за разными вещами, - как бы невзначай спросила она, шумно втягивая воздух и прислушиваясь к своим ощущениям. Кто бы ни был сидящий напротив, он определённо стоит того, чтобы его сожрать. Но всё же эта избыточная осведомлённость сильно её беспокоила. Тем более, что он явно показывал: его цель в склепе, а совсем не в ней. Было ли это уловкой? Если да, то весьма искусной. Оставалось снова свести пальчики, - добрый человек, я - маленькая, испуганная и уже давно ничего не бравшая в рот юная леди из города, и мне страшновато рассказывать такому сильному взрослому мужчине всё о себе. Вдруг ты кому-то потом скажешь, что я здесь была? Можно попросить тебя, пожалуйста, назвать сначала, кто есть ты? - Хотя бы в рамках нашего маскарада
Мина снова развела руки по сторонам, вытянув пальчики и чуть подавшись телом вперёд, ещё чуть-чуть сократив расстояние между собой и вероятной жертвой. Руки беспокойно двигались, перехватывая внимание и выдавая девичье волнение, и она была готова с радостью протянуть ладошку в любой момент, если бы мужчина попытался подняться - это ещё один способ сократить дистанцию. А чем короче дистанция - тем уязвимее добыча.
Рационально Вермина понимала, что, раз она может войти внутрь и что-то забрать, значит, у неё есть ключ. А если гость откуда-то знает о личе внутри, что она может как-то помочь ему избежать схватки. И вот здесь она может узнать максимум, включая и то, откуда он знает о том, что её тело - это именно аватара, а не истинное воплощение. С другой стороны, если он пренебрежёт её обществом и в одиночку вступит в бой с личом, она может присмотреться к поединку и, оценив силу незнакомца, понять, стоит ли рисковать, чтобы его слопать, или нет. А пах он вкусно, даже маняще: именно такие опаснее всего. Кай тоже вкусный, но сходиться с ним в поединке опасно. Особенно когда на кону его жизнь. Загнанные в угол сражаются отчаяннее тех, кто может откупиться чем бы то ни было.
[icon]http://s5.uploads.ru/V8nGf.jpg[/icon][status]Фойррова Прелесть[/status]

+1

8

Пока демон возился с дверью, пытаясь открыть самым простым способом, девчонка подошла очень близко. И продолжала приближаться, когда демон уселся передохнуть. Астаэр лишь хмыкнул на односложные ответы и ответную попытку выяснить чуть больше о собеседнике. Девочка подходит почти вплотную, перебирает руками и очень пристально смотрит. Астаэр качает головой и резко поднимает руку, направив на собеседницу указательный палец правой руки:
— Не думаю, дух, оборотень, морок, аватар или что ты на самом деле. Не думаю, что это хорошая идея. При маскировке ты не учитываешь ни обстановку, ни поведение той, кем пытаешься казаться. Ты уверена, что успеешь задуманное быстрее меня?

Тон демона серьезен, указательный палец чертит в воздузе невидимые крошечные линии, словно готовясь к броску. Астаэр встает без помощи рук и отходит от двери, подняв лежащий заступ.
— Если тебе нужно в склеп, то прошу, — демон указывает на дверь. — Но если хочешь, могу дать небольшую подсказку для оценки маскировки. И она заключается в следующем: если на тебя обратили внимание, твои усилия не стоят и ломанного гроша, маленькая бесстрашная девочка, гуляющая в одиночку по кладбищу и заговаривающая с незнакомцами.

Демон втыкает лопату в землю и заходит за спину девочки. Его руки ложатся на маленькие плечи:
— Естественность — лучшая маскировка, она не бросается в глаза. В маленькую ложь лучше всего вплетать много правды, искренность не проверяют на честность и на неё чаще всего отвечают взаимностью. Можешь убить с первого удара — не играйся. Не можешь — даже не подходи. 

Сам того не желая, Феэглеф начинает повторять старинные догматы ассасинов, которые появились в тот момент, когда людям пришло в голову зарабатывать на убийствах. Фойрр знает, зачем Астаэр вообще пытается учить уму-разуму случайно встреченного человека. Может потому что многих демон отправил в землю, и большинство из них презрело выработанные предшественниками правила? Таким чаще всего глаза застилает неопытность, жажда приключений или огромная награда за голову.

Астаэр мягко подталкивает девочку к двери. Раз она пришла сюда же, вероятно, знает о печати и может её снять. А может даже сама её и наложила, хоть демон и не ощущает в ней нити магии, с помощью которых запечатали вход в склеп. У демона пока нет догадок о том, кто именно стоит перед ним. Единственное, что можно сказать наверняка — она вовсе не маленькая, беззащитная и заблудившаяся дочка какого-нибудь знатного семейства.

+1

9

Не думаю, дух, оборотень, морок, аватар или что ты на самом деле, - демон указал на неё указательным пальцем. В этот момент Мину словно подбросило и притащило на перекрёсток, заставляя выбирать из двух дорог, слыша за спиной душ неумолимо и очень быстро приближающегося камнепада. Его ответ почти наверняка разбивал ранее сложившееся впечатление об излишней осведомлённости. Варианты были очевидны: атаковать немедленно, пока он сидит, или подождать, рассчитывая выудить хотя бы немного информации о том, кто он. А потом уже атаковать, в менее выгодной тактически ситуации. Или не атаковать, если он окажется в большей степени полезным живым, нежели сожранным. Это было сомнительно, но исключать не стоило, - Ты уверена, что успеешь задуманное быстрее меня?
Самоуверенность противника ей польстила. Предпочитающая играть в поддавки, Мина быстро спрятала когти за спиной, так и не дав незнакомцу их увидеть. И сделала то испуганное, обиженное выражение на лице, с распахнувшимися глазами и чуть опущенными уголками губ, которое выдавало в ней эмоции маленькой, глупенькой и несостоявшейся охотницы - лучшее, что она могла сейчас сделать.
Покровительственный тон собеседника и обилие слов - явно мало похоже на попытку запугать или выиграть время. Скорее он пытается наладить с ней контакт, может быть - незаметно что-то украсть. Демоница соблюдает маскарад, позволяя себе реагировать на его слова так, словно они действительно её задевают, то хмурясь, то таращась, и не решаясь оборачиваться или держать его всё время перед глазами.
Когда неизвестный зашёл за спину и положил руки на плечи - отличная позиция для того, чтобы свернуть шею, если бы только этот метод надёжно помогал против монстров из приведённого им самим списка - Вермина с трудом удержалась от того, чтобы резко свернуть на первую дорожку и выпустить когти, прошивая торс незнакомца насквозь. Удержалась лишь благодаря смутному осознанию того, что это может быть не последний случай, когда он подставляет ей спину. Вероятнее всего, это проверка. Он сам сказал: Можешь убить с первого удара — не играйся. Не можешь — даже не подходи.
Она послушная девочка: она как бы признала правоту собеседника, приняла свою капитуляцию, обнажила в себе неспособность убить "с первого удара". И, пока эта иллюзия крепка, её стоит использовать.
- Я... я не могу снять печать, если не знаю, кто ты и что тебе нужно. М-меня накажут, - произнесла Вермина, резко заступая на сторону незнакомца и мягко переводя предыдущую игру в игру "я порабощённая Культом сущность, милая и слабая, я их боюсь, но вынуждена им служить, заберите меня, помогите мне!"
В целом это было не так далеко от правды: по крайней мере, в лице Мины. Если бы малышка так сильно не была привязана к Каю, то трактовала бы ряд его опасений и решений, вкупе с его паранойей, как угрозу личной безопасности. И чувствовала бы себя скорее цепным псом на поводке Культа, чем самостоятельной и ведущей фигурой в нём. Единая считала наоборот, но Единая не играла этот образ. Если бы сейчас она командовала балом, то стоящий за спиной мужчина был бы сожран при первой же возможности - а таких было по крайней мере уже две. Как, кстати, и ближайшая деревня.
Девочка обернулась и запрокинула голову, испуганным, и в то же время умоляющим взглядом смотря снизу вверх, подтверждая покровительство незнакомца и обращаясь к нему с позиции наивной глупышки. Глупышки, которая, однако, может провести его внутрь. И вряд ли станет просить за это что-то материальное.
[icon]http://s5.uploads.ru/V8nGf.jpg[/icon][status]Фойррова Прелесть[/status]

+1

10

Минуты неумолимо уходят в небытие, а Астаэр похоже на время забывает о причине прихода сюда. И зачем ему контактировать с кем-либо? Нужно ломать печать, растащить лича на кости и забрать свое барахло. Однако, демон встречает какое-то забавное существо, которое ведет себя очень странно. Не атакует и не убегает. Возможно, демон изголодался по общению. За последние три дня с момента призыва он успел переброситься словами только с немногословной хозяйкой и еще одним некромантом из Акропоса.

- Я... я не могу снять печать, если не знаю, кто ты и что тебе нужно. М-меня накажут.
Астаэр смотрит на это пытающееся выглядеть несчастным существо. Он замечает робость, неуверенность, но все это не вяжется с обликом в спектре Хаоса. Астаэр, а точнее Феэглеф — демон. Очень старый демон. Его мало трогают страдания, мольбы о помощи. Смерть — вещь уже совсем обыденная. И неважно, своя или чужая. Пусть он не уничтожал эмоции под корень, как это делают некроманты, но привычка «пожирать собственные крылья», держать внутренний хаос под контролем уже давно стала второй натурой. Поэтому он не почувствовал никакого эмоционального отклика на попытку существа разыграть что-то еще. И лишь хлопает глазами. Но поднимает ладонь:
— Я торжественно клянусь, что мне нет никакого дела до твоих целей, и тех, кто тебя сюда прислал. И прочее, и прочее. Я пришел забрать принадлежащие только мне вещи из этого склепа. Меня зовут Гед, наемничаю, курю, в чужие шкафы носа не сую.

И ни в чем демон не солгал. Ему действительно неинтересно, что сюда привело девочку, откуда она и каким образом связана со склепом. Его действительно зовут Гед, пусть это не истинное имя, и так называли немногие в прошлом. Ему доводилось продавать меч тем, кто готов был щедро платить. И даже сейчас он связан магическим контрактом. И права на схрон имеет только он.

Астаэр наблюдает за девочкой, ожидая реакцию. Она же явно не тянет время, пока не подойдет кто-то еще. Поблизости больше нет аур разумных существ.
— И раз уж ты можешь снять печать и теперь знаешь меня, может откроешь дверь? — Демон облокотился на воткнутую лопату. — А то стоять и смотреть друг на друга можем, пока Луна и Солнце на небе не поцелуются. Не слышала эту песенку?
Солнце уже освещает землю и нагревает холодный утренний воздух и, наверняка, предпочло бы не слышать про себя никаких песен. Тем более таких.

+1

11

Потерянность резанула по сознанию демоницы тупым, но очень сильным ударом, словно старая секира. Среди всех существ, встреченных ей, многие черпали силу в чётком осознании своей цели и игнорировании всего. Другие были слабы в незнании своей цели и неспособности раз за разом пропускать через себя поток энергии, усиливая его и набирая обороты, превращаясь в неудержимый вихрь. Незнакомец не выглядел целеустремлённым, в его лице была потерянность, а механизм, вызывающий ветер, как будто бы спал, слегка покачиваясь. Но определённо слабаком он также не был. Мина с трудом пыталась понять, что это? Горечь утраты? Смена флагов против воли? Слова незнакомца осветили этот вопрос совсем в ином свете.
"Этот склеп был запечатан во время Второго Призыва. Если там его схрон, то он бы потребовался этому человеку раньше. Судя по всему, он был неприятно удивлён, увидев печать. Допустим, он говорит правду. Значит, он недавно проснулся. Странное должно быть у него состояние... Наверное, такое же было бы и у меня, не будь Кая", - отметила про себя Вера, запуская руку в кармашек и выуживая оттуда данный Мамочкой одноразовый предмет.
"Что я вообще знаю про наёмников?" В Кабале Фойрра молодости Мины наёмничество не было чем-то из ряда вон выходящим, как из-за пересечения амбиций разных демонов, так и из-за опасных пещерных чудовищ, встречающихся не то, чтобы часто, но всегда невовремя. Наёмники идеально ложились в концепцию Красоты и Силы, куда лучше, чем более мирные, "спортивные" забавы. У людей, видимо, примерно так же: отребье Культа проигрывало наёмникам с недавнего каравана в равном бою, но тот бой был далёк от равного. Да и основную ударную массу составляли совсем не эти отбросы. В целом, наёмник - это звучало серьёзно, и даже с вызовом, и спокойная самоуверенность поведения этого конкретного говорила в пользу.
Серия мгновенных едва-едва различимых воздействий на разум, при прикосновении к аватару, позволила узнать минимальное о "носителе". И некоторые линии сводились. В конечном счёте, теперь она была уверена, что рядом с ней - собрат-демон, и души в нём закономерно не было. А значит, нельзя было не признать, сожрать его с полной отдачей для себя никак не получится.
- Не кури, - Мина осмелела достаточно, чтобы показать дружелюбность. В конце концов, она до этого момента не встречала собратьев, и это вызвало бурный отклик внутри. У неё так и не хватило духу расспросить Кайлеба о состоянии мира - не в тех они были отношениях - но теперь она, к глубокому своему облегчению, осознала, что абсолютно точно осталась не последним отродьем Фойрра, - Мама называла меня Феей, Гед. Я... очень рада знакомству.
Фраза была произнесена совершенно искренне. Она не тешила себя надеждой, что её собеседник назвал своё истинное имя - скорее всего прозвище, судя по контексту того, что он назвался наёмником - и с этой точки зрения она оказалась честна в равной мере. И всё равно, это ещё немного сближало их.
- А то стоять и смотреть друг на друга можем, пока Луна и Солнце на небе не поцелуются. Не слышала эту песенку? - произнёс Гед. Эта фраза пропитала сердце Мины неожиданной теплотой. Она чувствовала почти что раскрывающуюся ловушку, увлекающую её, но её столь же сильно увлекала мысль о самоуверенности собеседника. Десять острых, как сабли, когтей рвались из-за спины, ещё десять пытались прорвать тонкую кожу до дрожи в кончиках пальцев. И в то же время чувство родственности, лишённое симпатии - пока - но уже наделённое бесцветным небезразличием, было наверное, тем, чего очень сильно не хватало. Демоница привыкла уже чувствовать себя одной такой барашкой, выросшей на подкормке для драконов, которая могла пугать и поедать волков. Она всегда противопоставляла себя миру и вела деятельность строго в определённом ключе: в необходимости развиваться внутри мировой системы и постепенно пытаться осознать её, заполнить и в конце концов поглотить без остатка. Если сказанное было правда - а сентиментальная Мина хваталась за это - то теперь она была не одинока, и её мысли и мироощущение трещали. Голод, вытесняющий идеологию и прочие ценности, отступал к острому недовольству Единой. Но Вермина была напряжена, как сжатая пружина, готовая резко, разочаровываясь и отбрасывая встречного в общую массу "мира вокруг", предвещая обман, ловушку и неудачу. Её потребность была очевидна - выжить.
- Споёшь мне эту песенку? Я никогда не слышала, - управляющая аватарой Мина, тем не менее, продолжала дурачиться, пытаясь найти лазейку внутрь Геда, чтобы заставить его испытать небезразличие. Чтобы ещё немного его послушать и, может быть, узнать больше. Чтобы он не прощался с ней раньше времени и удовлетворял её любопытство. И может быть, он раскроет перед ней свою идею, которая может стать альтернативой Голоду Единой, после того, как Кай разбил слезливую мечту Мины сблизиться с ним. Или она сама придушила её своими когтистыми лапами... непонятно.
Возможно, это просто трещало по швам сопряжение душ. И ему требовалась альтернатива философии Пожирательницы. Неважно, была ли эта декомпозиция простая или сложная. Сохранение внутренней целостности было ничуть не менее важным, чем целости текущей оболочки. Вопрос был неизбежен. Диалог был необходим.
Пока что - любой ценой.
[icon]http://s5.uploads.ru/V8nGf.jpg[/icon][status]Фойррова Прелесть[/status]

+1

12

Они продолжают стоять перед склепом, хотя демон замечает, что девчонка что-то вытаскивает из кармашка. Оружие, ключ? Но открывать дверь не торопится.
- Не кури. Мама называла меня Феей, Гед. Я... очень рада знакомству.
— Ладно, Фея, — соглашается Астаэр, поворачивая голову в разные стороны, хотя вокруг не появилось ничего, на что можно обратить внимание. Может, показалось.

Демон знает, что не стоит надолго оставлять хозяйку, даже самые практичные некроманты имеют привычку дурить и влипать в неприятности. Время идет, но останавливает демона вовсе не печать на двери или находящийся за ней лич. Это понятные препятствия. Но вот наличие здесь странного существа заставляет проявить осторожность. Астаэр пообещал хозяйке и самому себе, что не будет встревать в переделки в ближайшее время. Во всяком случае, пока держит внутренних демонов под контролем. Оставлять за спиной это существо, притворяющееся девочкой, ему совсем не хочется. Богатый опыт дарит чудесные возможности спать, когда дают, жрать, пока есть что жрать, даже если ты сидишь, укрывшись от летящих стрел щитом, перед решающим штурмом укреплений сотого врага на очередной лишенной смысла войне. Астаэр спокоен, расслаблен, но готов отпрыгнуть в любой момент, если девчонка ринется к его горлу. На магическом плане абсолютно черные нити медленно бьются в такт сердцу, готовые сорваться в форме заклятья. Но первым нападать демон не будет, у него по-прежнему мало информации о собеседнице, окрестностях и происходящем в мире.

- Споёшь мне эту песенку? Я никогда не слышала.
— Может и спою, но для этого тебе нужно подрасти, — Астаэр подпирает лицо ладонью, положив локоть на конец черенка. — Она в некоторых местах неприличная. Либо, можешь помочь мне открыть дверь склепа и вытащить мои пожитки наружу, и я, хоть не бард, но спою тебе что хочешь: про затерянный в море город, про отраву озера Вита или про сиськи Алиллель. Или про затерянные сиськи в городе на дне озера Вита.

Демон громко чихает. Вот уже во второй раз с момента призыва в мир. Неужто мэтр Горцен поминает его всеми чертями с того света? Известный в прошлом бард поседел бы от умения Феэглефа коверкать рифмы и не попадать в ноты, если бы уже не был седым на момент знакомства с демоном. Еще больше мэтра выбешивала манера демона переделывать чужие произведения, к тому же бездарно. Но он сам был виноват, наняв Феэглефа охранять его от конкурентов и бывшей супруги. Мог часами рассуждать о ритме и классицизме, одновременно стеная от пристрастия демона к табаку. Однажды он спросил в пылу творчества, как лучше срифмовать: «Тьма бежит наперегонки с силой света, День и ночь плывут в бесконечном круге» и ушел в сердцах, получив в ответ: «Но ты не убежишь, жертва людоеда, Плачь и хнычь вот здесь, мерзкий ты ворюга».

+1

13

- Либо, можешь помочь мне открыть дверь склепа и вытащить мои пожитки наружу, и я, хоть не бард, но спою тебе что хочешь: про затерянный в море город, про отраву озера Вита или про сиськи Алиллель. Или про затерянные сиськи в городе на дне озера Вита, - наверное, это был худший из возможных ответов: превратить любительское искусство в объект мелкой сделки. Он остро, необычайно остро напомнил о Кае. Мина не любила сравнивать никого с Гроссмейстером, потому что это ранило в любом случае, распаляя либо высокомерие, либо разжигая вечнотлеющие угли обиды и ненависти. Но всё же в её окружении тогда и теперь было мало других людей, для кого сцена была не только средством заработка на хлеб, но и способом перевоплощать и находить себя.
  - Обойдусь, - буркнула демоница, - что ты вообще за бард такой, Гед, если требуешь оплаты впрок от ребёнка, да ещё и из знатного рода?
Последний факт был объективной ложью, но отвечал её сценическому образу и знакам дома Беннаторов на платье. Уверенно пройдя вперёд, девочка важным и наигранно-элегантным жестом приложила ключ Мамочки к печати, скрывающей проход. Та чуть слышно зашипела и расплелась многочисленными густыми и тёмными линиями, похожими на огромные, покрытые колючками корни, освобождая возможность беспрепятственно привести в движение дверь. Вермина деловито хлопнула в ладоши, ожидая, что врата сами распахнуться перед ней и её спутником.
Ничего подобного не произошло.
"Оно что, прохудилось за все эти годы? Но печать? Печать-то была действенная?"
- Откройся, - потребовала Вермина у двери.
И снова ничего не произошло.

"Какого...?" Мина с силой толкнула каменную плиту, но весь вес её тщедушного тельца для двери был для неё просто ни о чём. Она понимала, что, используя когти или просто подтянув вес из косы, она смогла бы не одним так другим способом ворваться внутрь, но в то же время не сбрасывала со счетов, что это будет либо очень шумно, либо очень долго. Лучше всего было использовать достоинства стоящего рядом собрата.
- Вот ты её сломал, ты и открывай! - демоница надула губки, изображая детскую обиду и с трудом скрывая смех и неловкость в своём взгляде, - наколдовал с ней что-то, и теперь эта старая каменная развалюха не шевелится.
Картинно изображая злость, малышка пнула туфелькой плиту.
Плита не отреагировала.

Было бы ложью сказать, что Мина не подозревала о том, что целью удара в спину может стать она сама. Но правда состояла в том, что она не знала ни о том, когда её могут ударить, ни о том, как, а магические таланты делали противника опасным вдвое. Пока же она рассчитывала, что мощи одиночной атаки Геда, если что, не хватит, чтобы сразить её наповал. А расстояние между ними достаточно маленькое, чтобы поставить под сомнение, доживёт ли он до следующей. Он мог сосредоточить свои заклинательные способности на предварительной защите, возможно, прикрываясь представлением об опасности изнутри. Но это было бы заметно и заставило бы её срочно принимать решение: атаковать или нет. И, Вермина считала так, он уже знает, что она может отреагировать агрессивно. Что она может быть опасна. И не будет лишний раз её провоцировать за рамками своего сценического образа.
Чудовищно не хватало информации друг о друге. Они оба дурачились, в лучших традициях Кайлеба Ворлака, но их позиции были изначально неравны. Это ей нужно было как-то порвать эту цепь взаимных опасений, чтобы вытащить из незнакомца что-то, что удовлетворило бы его любопытство. Он вряд ли спросит первым, и это делало его в каком-то смысле победителем. Факт поражения - в отдалённом смысле, и всё же, - злил демоницу не на шутку. Она что, совсем не могла спровоцировать его всем этим маскарадом?
Но этот факт заставлял хорошенько думать над следующим шагом.
[icon]http://s5.uploads.ru/V8nGf.jpg[/icon][status]Фойррова Прелесть[/status]

Отредактировано Вермина (2018-06-09 19:51:17)

+1

14

- Обойдусь, что ты вообще за бард такой, Гед, если требуешь оплаты впрок от ребёнка, да ещё и из знатного рода?
Демон лишь снова хмыкнул, так как не назывался бардом, и не понимал, почему девочка продолжает выдавать себя за простого человеческого ребенка. Может это новые загоны ныне живущих, Астаэру трудно понять. Девчонка что-то прикладывает к двери, печать на которой тихо зашипела и перестала сторожить богами забытое место. Демон не меняет положение и никак не комментирует дальнейшее действо. И даже поверил, что дверь сама распахнется, настолько уверенно выглядела собеседница.

- Вот ты её сломал, ты и открывай! наколдовал с ней что-то, и теперь эта старая каменная развалюха не шевелится.
Демон видит, что магическая система печати потухла, значит, магия точно больше не держит дверь. И раз уж девчонка имеет действующий ключ от двери, значит, она из некромантов и им сочувствующих. Люди удивительная раса: столько среди них ненавистных демону некромантов, но вместе с тем именно среди людей (и даже мастеров Смерти) он встречал самых интересных и разносторонних союзников и врагов. Если девочка из какой-то группировки некромантов, то нужно быть осторожнее вдвойне. Её внешность, одежда, манера говорить ничего не говорит Астаэру. Он уже почувствовал это раньше в Акропосе, он слишком надолго выпал из объективной реальности и с трудом вспоминает про смысл некоторых слов, предметов, шуток и акцентов. «Когда Бездна реальнее солнца». Это выливается в некоторую неспособность смотреть на окружающих существ, как на кого-то, являющимся уникальными личностями, которые постоянно играют в свои, наверняка, интересные игры. Поэтому он даже не сразу отвечает, уйдя в мысли.

— Я? — Вздыхает демон, вставая напротив двери. — Единственная дверь в жизни, которую я сломал, до сих пор долбит по мне.

Астаэр берет заступ и срывается с места, чтобы врезаться плечом в створки. Где-то что-то скрипнуло, затрещало, и вход в склеп распахивает зев, наполненный пылью. Тело даже не успевает до конца остановиться, как будто удар порвал тонкую цепочку изнутри. Похоже, что основной защитой была магия и петли в ржавчине. Астаэр остановился, смотря в темноту. Демон поворачивает голову вправо-влево и за его движением с помощью простейшей магии вспыхивают ближайшие факелы между ровным рядом каменных гробниц. Но больше половины помещения все еще сокрыто в темноте, а там должна быть лестница на подземный ярус гробницы, где и обустроен схрон в самом дальнем саркофаге по правой руке.

— Кстати, для твоего дружка тоже есть ключ-выключатель? — Сомнений о том, что склепом сейчас заправляют какие-то некроманты, а девчонка на них работает, у него нет.

Отредактировано Астаэр (2018-06-07 07:01:34)

+1

15

Единственная дверь в жизни, которую я сломал, до сих пор долбит по мне.
Эту фразу Мина запомнила необыкновенно отчётливо. Есть такое свойство у мыслящих существ: говорить то, что на душе. А ночь и одиночество отлично к этому располагают.
Незнакомец не был послушной куклой в её руках, но он определённо не заставил превращать намёк в просьбу и показал себя, пускай и не слишком-то демонстративно. Малышка сложила кулачки перед грудью, с наигранным восторгом всматриваясь в его движения, оценивая, обладает ли этот кадр сверхчеловеческой силой. Судя по увиденному, не такой уж и нечеловеческой. Он явно не из тех, кто умеет проламывать черепа пальцами рук.
Среди химер некромантов Вермина встречала и таких монстров.
Столь любезно вызванные демоном вспышки света заставили её на мгновение усомниться: не ошиблась ли она? Демоны из Кабалы могли жить и ориентироваться без света, как, впрочем, и их противники. Поступок мгновенно обрёл смысл: если внутри есть лич, то свет необходим: глаза легко привыкнут, если он внезапно потухнет, но вот если в полном мраке возникнет вспышка света, то по глазам незваных гостей это ударит сильно. А высшей нежити это не доставит никаких неудобств. "Да, разумно", - мысленно согласилась Вермина.
—  Кстати, для твоего дружка тоже есть ключ-выключатель? — спросил незваный гость. Мина, подошедшая сзади,  напряжённо замерла, вспоминая давнишние встречи с личами.
У давным-давно мёртвых нет друзей, —  отметила она, вглядываясь в темноту и лихорадочно соображая, есть ли у неё шансы хоть как-то достучаться до стоящего рядом. "Он тоже демон. Его нельзя упускать!" В этом сценическом образе она отчётливо понимала, почему, но даже в мыслях не произносила, опасаясь, что Единая вспылит и всё испортит. Зато произнесла вслух, неожиданно искренне и тоскливо, — и у меня их тоже нет.

В глубине сознания хищница проснулась и мягко положила свои когтистые лапы на плечи хрупкой девушки - Мины.
- Почему тебя это беспокоит? - спросила она, предвкушая, как приведёт эту глупышку к очевидной истине слабости её чувств и переживаний. Но та, неожиданно для Единой, в этот самый момент поняла, в чём дело.
- Потому что друзьям не всё равно, - дала уверенный ответ обычно зажатая в компании чудовища девушка.
- И что это меняет? - вкрадчиво поинтересовался монстр за спиной, явно сохраняя наигранную невозмутимость оппонента, способность критически мыслить, несмотря на разрывающееся от нахлынувшего понимания подсознание. В их тройке этой силой могла похвастаться только одна.
- Так значит, ты с ней, Вера? - возмутилась Мина, однако, возвращаясь к теме, - а ты не думала, что высшую нежить поглощает безразличие. Года стирают крупицы жизни душ личей. Чем ты лучше? О да, тебе неприятно это слышать, я чувствую, как ты выпускаешь когти и нервно дёргаешь хвостом из стороны в сторону. Думаешь, я тебя не знаю, а, Вермина? Ты думаешь, я не в курсе, кто ты, демоница-из-косы?
Аватара между тем замерла, расплываясь в самодовольной, но ничем внешне не обоснованной улыбке, смотря стеклянным взглядом перед собой.
- Ты такая же мёртвая. Ты не испытываешь подлинных чувств, они неведомы тебе. Всасывая чужую жизненную энергию, ты обретаешь эту способность, но что ты чувствуешь? Какие эмоции тебе доступны? Голод и страх. Ты хочешь есть, поглощать, всё, всё, всё что только можно. Информация, опыт, ответы, плоть, души, энергия, власть... И страх остановиться, зная, что ты мертва. Что ты не сможешь прийти в движение без чужой жизни, Вермина, - демоница нехотя признавалась себе в этом и позволяла пережить минутку самобичевания, - ты просто мёртвая машина, запущенная Каем и разогнанная до пугающих оборотов. Тебе необходимо пожирать, чтобы двигаться и разгоняться, и ты считаешь, что это - жизнь. Твой Голод - это жизнь. Но подспудно ты понимаешь, Голод - это не жизнь, это смерть. Все остальные твои чувства - это я. Без меня ты труп, твоя конечная точка - пустота, и стараниями Веры осознание этого приходит к тебе всё чаще. Это я - твой смысл существования. Мне небезразлично, значит, я живая.
- Ты во мне, - глухо возразила коса, напоминая об очевидном факте, - я могу заменить тебя на любую другую душу.
- Неужели? - встряла, наконец, Вера, отсекая наглое враньё. Уничтожая в зародыше попытку самообмана, забивающую единственную по-настоящему живую часть демоницы в угол в страхе быть подменённой.

Отойдя от мгновенного замешательства, девочка стиснула кулачки и спешно поравнялась со спутником.
Ненавижу, — с яростью произнесла она, — Ненавижу этих мёртвых бесчувственных тварей! И дураков, которые пытаются стать такими же.
Слова эхом разлетелись по залу и как будто бы ловко спустились по лестнице, проскакивая сразу через четыре ступеньки. Но никто не отозвался. По крайней мере, пока. Что-то в глубине склепа издало едва слышный, трескучий звук, а затем очень, очень тонкий металлический лязг. Усыпальница... напрашивалось слово "оживала". Но это в корне неверный эпитет, если только целью не было создать оксюморон. Усыпальница активизировалась. Мёртвая машина приводилась в действие. У неё был разум и предопределённая интересами Культа цель. И ничего, что заставляло бы испытывать сочувствие к ней.
Сценический образ говорил испугаться, и Мина послушно испугалась, прижимаясь к спутнику сбоку.
Какой-то ты невозмутимый, — девчонка прищурилась, глядя на наёмника заговорщическим взглядом, —  может быть, ты один из них, просто притворяешься? Или высосал недавно кого-то дочиста, да, Гед?
Будь Вермина хоть немного мудрее, она бы знала, что разумные существа склонны в первую очередь замечать друг в друге то, что есть в них самих. И хотя обычно этот механизм способствует их сближению, очень часто отражение своих недостатков вызывает ярость. Что бы заключил нормальный человек? Что этот парень знает свою работу и уже бывал в подобных передрягах, возможно, без беловолосой обузы под боком - но никак не то, что он тоже может быть тем ещё  вурдалаком. И всё же всеми интонациями Мина указывала на то, что шутит, что провоцирует, что не играет с огнём и вовсе не допускает всерьёз, что Гед под своей маской чудовище. Зато он, кажется, знает наверняка, что под её маской прячется монстр неизвестной силы. Но монстр - вне всяких сомнений. И в этом он, к сожалению, прав.
[icon]http://s5.uploads.ru/V8nGf.jpg[/icon][status]Фойррова Прелесть[/status]

Отредактировано Вермина (2018-06-09 21:37:47)

+1

16

— У давным-давно мёртвых нет друзей и у меня их тоже нет. — Произносит девчонка из-за спины. Астаэр просто пожимает плечами:
— Мертвым они не нужны. А зачем такой как ты друзья?
Демон давно научился не лезть в дела посторонних, особенно на темы их личных переживаний, которые не очень меняются из века в век. Собеседница почему-то мешкает у входа, пока Астаэр разглядывает склеп.

— Ненавижу этих мёртвых бесчувственных тварей! И дураков, которые пытаются стать такими же.
Это было неожиданно. Девчонка вцепилась в него и прокричала в темноту свои мысли о нежити. И похоже, весьма искренне. Удивительно, но они абсолютно совпадают с мнением Астаэра. Но улыбки на его лице не появилось, он уже начинает опускать заслоны в сознании и концентрироваться на возможной атаке со стороны спутницы. Не то чтобы он раньше не понимал, что это потенциальный хищник на беспечных жертв, но когда уверился в её связях с некромантами, понимает, что нужно держать дистанцию и следить за тем, что говорить.

— Какой-то ты невозмутимый, может быть, ты один из них, просто притворяешься? Или высосал недавно кого-то дочиста, да, Гед?
— Ну да, я бессмертный лич-вампир, мне тысячи лет и взглядом плавлю сыр. Что мне волноваться? — Отвечает демон, даже не раздумывая над ответом. Все важные мысли уже скрыты под непроницаемой тишиной в сознании, начальный уровень защиты против тех, про кого Астаэр ничего не знает. Именно тот, кто умеет работать с чужим сознанием, особо опасен. Поэтому лучше перебдеть.

Тем временем из гробницы доносятся какие-то звуки, будто мертвецы откидывают крышки саркофагов и начинают идти к ним, царапая камень костями. И катят перед собой телегу, колеса которой не смазывали лет пятьсот. Радует то, что в Хаосе количество неупокоенных в склепе по-прежнему равно одной единице. Демон делает первые шаги в сторону лестницы на нижний уровень. Сильно напрягает то, что девчонка вцепилась в него, из этого положения трудно защититься от удара. Поэтому он просто протягивает левую ладонь, чтобы хоть так сделать дистанцию между ними. Но возьмется ли за нее спутница, неизвестно.

— Но ты не ответила на вопрос о том, что будешь делать с местным постояльцем. Твои... — «хозяева», «работодатели»? — тебе о нем не рассказали?
Демон проходит мимо саркофагов и останавливается перед ступенями вниз. Если ему придется атаковать лича, значит, и эта девчонка тут же бросится к его горлу. Они наверняка вертятся с одними и теми же некромантами. Сражаться против двоих в тесном помещении не лучший вариант.

Отредактировано Астаэр (2018-06-10 14:56:33)

+1

17

Мертвым они не нужны. А зачем такой как ты друзья? — таков был ответ и таков был вопрос спутника. Мина переключилась не сразу. Ей было о чём подумать до этого. Да, она могла сказать многое о людях как о социальных существах, о вдохновении, о коллективной борьбе и много о чём ещё, о чём смертные пока просто не задумываются, предпочитая считать какую-то ерунду про Люциана и игольное ушко.
Ну да, я бессмертный лич-вампир, мне тысячи лет и взглядом плавлю сыр. Что мне волноваться? — она молча подняла взгляд, рассчитывая встретить улыбку или смех в глазах. Ничего подобного. В нём не было попытки спрятать страх или внушить остальным уверенность шуткой, что было козырем смертных, но не было и надменности, смешанной с беспечностью, которая была присуща самоуверенным наглецам. Мине было неприятно не видеть улыбки. Она продолжала делать удары в случайных направлениях, но все они не достигали цели... или не давали ответа. Однако, и этого успеха нельзя было отрицать, теперь он хотя бы протянул ей ладонь.
"Это отличная возможность чуть-чуть его распробовать!" - заключила мелкая, тотчас уверенно вкладывая свою ладошку, прислушиваясь к тому, что чувствует от его тела, к наличию тепла или мягкого пота на ладошках. Её собственная кисть была прохладной, словно успела остыть на холодном ветру снаружи, но быстро отогревалась в руках спутника.
Хотя Гед не улыбался, демоница всё-таки просияла во весь рот, с трудом сочетая параноидальную бдительность и искренний восторг. Не в последнюю очередь - школа Гроссмейстера.
Но ты не ответила на вопрос о том, что будешь делать с местным постояльцем. Твои... тебе о нем не рассказали?
Да Фойрр его знает, — с беспомощной улыбкой ответила Вермина, — говорят, этот склеп стоял опечатанным много-много лет, пока культисты не решились забрать отсюда что-то важное. Но раз ты говоришь, что оставил свои пожитки внутри, я даже не знаю, что и думать...
Мелкая повернула голову, всем лицом глядя на спутника. Ей хотелось добавить что-то ещё, что-то, призывающее к действию, но боковым зрением она заметила какое-то движение в коридоре внизу лестница, а затем характерный металлический скрежет, словно приводящий в движение какой-то механизм. Стены отразили звук, заставив его резать уши.
Сделав коротенький шажок вперёд, Вермина робко - в рамках образа - взглянула на лестницу. Отблески влаги на каменных ступенях и леденящий холод из глубины сильно обеспокоили Мину, вызывая одно-единственное желание - бросить всё и бежать отсюда без оглядки. Эхом ужаса в голове, по телу расползлась густая, глухая и ненасытная пустота Единой, захватывая контроль над оболочкой. Время отщёлкнуло в сознании. Возможно, если бы она знала, что творится в разуме наёмника, то нашла бы немало общего. Они оба прятались, выпуская вперёд защиту.
Там что-то есть, — тихо произнесла демоница, перебирая вереницы мыслей и пытаясь предсказать, что их может ждать впереди. Внутри она спрашивала себя, есть ли смысл древнему личу нападать на них - зачем, какая цель? Что это ему даст? Но стоило подумать, что он мёртв, как невольно возникал вопрос:
"Какой смысл своего существования он избрал?"
Если когда-то, когда у него ещё была своя воля и свои потребности, он спланировал ловушки на незваных гостей, то теперь он может следить за тем, как они приводятся в движение. Сейчас ему уже ничего не нужно. Но если он когда-то решил так сделать, значит, он определил этим цель своего посмертия. И от этих мыслей невольно пробегал холодок по спине. Это ощущение - ощущение абсолютной смерти вокруг, бесчувственности, выверенных действий, направленных на прогнившую цель, потерявшую смысл, но ещё оставшуюся в памяти.
Десятки лиц на мгновение возникли перед Миной.
"Осознав это, я решил стать богачом!"
"Тогда я решила убить её во что бы то ни стало!"
"Тогда я поняла, что хочу родить шестерых детей..."
"Я поклялся сражаться за своего господина до конца своих дней!"
Решимость становится дочерью искреннего желания, а желать - это способность живых. Разве золотые монеты, смерть соперницы в охоте за женихом, дети для любимого мужчины и верность сюзерену - разве всё это имело смысл для существа с костяными истлевшими пальцами, забывшего любовь и ненависть, жадность и человеколюбие? Забывшего, кто он есть, но способного следовать своей решимости и дальше - ради себя старого, ради того, кто мог желать и мечтать?
Мине было это и близко, и не очень. Она - уже - не могла просто так умереть в один момент, и вернуться обратно ожившим механизмом, сохранившим только решимость и бесцветные воспоминания. Нет, её чувства жили в ней. Она помнила, как прыгала, сняв обувь, по гладким камешкам ручья поверхности, наслаждаясь необычными ощущениями. Или это были зеркала воспоминаний поглощённых душ? Искренне, Мина опасалась той формы смерти, которую предсказывала Вера - если она потеряет себя. Следуя путям Единой и меняя маски, она неуклонно переставала понимать, а кто она такая сама по себе. Она думала, дело в чувствах, в духовных связях, во вливании энергии людей друг в друга.
Оказалось, нет. Если ты носишь маску, это не имеет смысла. Но кто она без маски? Она не помнила точно. Ей хотелось раскрыться Кайлебу и нащупать себя, если ему будет угодно, дать ему вылепить из неё, словно их глины, детали её сущности, а уже она сможет понять, близки они или нет. Но Ворлак отверг её. А Мамочке и вовсе никогда не было до неё дела. Возможно, Единая была даже более удобным инструментом для управления - легко предсказывать действия существа, движимого только Голодом и Страхом - идеально для кнута и пряника.
Но пока Вермина была жива. И пусть катятся к Фойрру все, кто хочет её гибели!
Гед, я скажу тебе ответ. Он прозвучит глупо... но мне нужны друзья, чтобы не умереть, — наконец, ответила демоница спутнику, осторожно поставив одну, а затем и другую ногу на следующую ступеньку. Ситуация была пугающе похожа на заурядную фольклорную сказку о милой принцессе, которая была так чиста душой, что в ней удалось запечатать некого повелителя демонов. А может, так оно на самом деле и было? Что именно произошло на том источнике, во что именно превратилась её душа и она сама? Может быть, она лишь приняла на себя роль сосуда, и Единая - это древний монстр сродни истинным богам, заточенный, таким образом, в косу? Такой же пустой и лишённый собственного "я", как и, предположительно, Безымянный?
Пойдём? — предложила Вермина, потянув спутника за руку и указывая пальчиком свободной руки вниз. Всем своим видом она буквально вопила, что не пойдёт первой ни под каким предлогом, потому что боится и вообще не дело это для маленькой сопливой девочки шагать в склеп вперёд мускулистого взрослого дяденьки.
[icon]http://s5.uploads.ru/V8nGf.jpg[/icon][status]Фойррова Прелесть[/status]

Отредактировано Вермина (2018-06-11 16:09:04)

+1

18

Кто знает, зачем он вообще идет в потенциально очень опасное место с тем, кому не доверяет. Это походит на азартную игру, когда ставишь на кон все сбережения. Но сейчас нет времени придумывать другой план. Ему надо проверить схрон, иначе весь этот путь окажется проделанным зря.
— ...говорят, этот склеп стоял опечатанным много-много лет, пока культисты не решились забрать отсюда что-то важное.

Культисты? Культ Безымянного? Картина начинает складываться еще печальнее. Надо же снова натолкнуться на тех же самых отморозков. Неужели в Альянсе более не осталось никаких течений, кроме как пытающихся вкусить крови Безымянного? Феэглеф помнит, что их было немало. Тех, кто видит в некромантии не способ получения силы и бессмертия, а предмет философии и познания мира. Интересно на месте ли еще некрополь Нерек-Тарау, чьи пещеры не таят голодной нежити? Сухие коридоры, пряные благовония, свет тысяч негаснущих свечей. Место для медитаций и восстановления посреди места, которое должно ассоциироваться с неизбежным разложением.
— Не думаю, что они пришли за моими вещами. Среди них нет ничего, чтобы могло бы заинтересовать этих недоносков.

Девчонка хватается за его руку, Астаэр ощущает, что она довольно холодная. Возможно, здесь действительно холодно, хоть демон слабо восприимчив к холоду. Где-то внизу некий механизм противно скрипит, а по звуку трудно уловить, что именно там находится. Решетка, рычаг, взводимый пусковой механизм? Слова о спутницы о том, что впереди что-то есть, весьма очевидны.

— Гед, я скажу тебе ответ. Он прозвучит глупо... но мне нужны друзья, чтобы не умереть.
Нельзя сказать, что Астаэр понимает, что творится в голове у девочки. Тем более у той, кто простой девочкой лишь притворяется. А были ли у него самого друзья? Нет, никогда. Были товарищи, с которыми он смог найти общий язык. Он мог с ними веселиться и идти в бой, не поглядывая через плечо. Мог обсуждать интересные вещи, и вместе что-то исследовать и тренироваться. Но друзьями они никогда не были, и когда судьба распорядилась разделить их дороги, они разошлись без сожалений и чаще всего более никогда не виделись. Слишком долгая жизнь оставляет особый отпечаток, когда самодостаточность становится неотъемлемой частью жизни, а желание создавать новые связи гаснет. А еще с таким норовом, каким он был в начале жизненного пути, Феэглеф был обречен на одиночество. Он всегда говорил, что хочет; шел, куда хочет; не чурался ни насилия, ни грязных дел. Никогда не создавал семью и не имел потомства. Поэтому никогда не рассматривал наличие близких людей как нечто, от чего зависит жизнь.
— Мм.. Это не мое дело, но смерть зависит от тебя самой, а не от решений других. Только твои цели, твое самоосознание, твой выбор. Если ты выберешь смерть, твои друзья этого не изменят. Ты погибла? Это результат твоих действий или бездействия. Это liberantary vacalam.

Как-то объяснять, что это значит, демон не стал. Сейчас не время для этого. Они начинают спуск, но первые же пять ступеней оборачиваются форменным представлением. Причем, оборачиваются в прямом смысле слова. Ступени вдруг проворачиваются, превращая лестницу в крутой скат. Демон не помнит, чтобы здесь были такие ловушки. Да и на кой хер они в забытом склепе на захудалом кладбище? Но подумает над этим Астаэр позднее, сейчас они на полном ходу скользят вниз, в темноту. Но демон успевает заметить, что горка заканчивается заточенными клинками сверху, снизу и по бокам. Он все еще держит за руку спутницу и в момент опасности забывает о других вещах, кроме как о сохранении жизни себе и, как ни странно, девчонке. Астаэр втыкает заступ поперек хода прямо перед окончанием ската. Лопата застревает и дает погасить ускорение. Демон позволяет спутнице и себе проскользнуть чуть дальше, намертво вцепившись в черенок правой рукой, а левой подбросил Фею в воздух прямо в проем между лезвиями, благо инерция для этого как нельзя кстати. Но вот заступ такого не выдерживает, поэтому сам Астаэр продолжает движение, протаранив верхнюю секцию с лезвиями. Демон чувствует, как холодные предметы втыкаются ему в плечо и руку. Металл давно уже покрылся ржавчиной, а стяжки не выдерживают веса демона, поэтому Астаэр вместе с ловушкой несется к земле, проворачиваясь в полете, чтобы упасть на другой бок, а не на лезвия. Остается надеться, что девчонка уже успела отпрыгнуть.

Свернутый текст

53 — ранения

Отредактировано Астаэр (2018-06-11 20:15:18)

+1

19

—  Не думаю, что они пришли за моими вещами. Среди них нет ничего, чтобы могло бы заинтересовать этих недоносков.
Мина сначала хотела возразить, как существо, состоящее в Культе. Но быстро одумалась. Если задуматься, кого она видела в этой жизни, после пробуждения? Она видела скот, в головах которого очень плохо укладывалась сама концепция какой-то борьбы или движения вперёд и вверх, и она питалась этим скотом без каких-либо колебаний. Она видела неорганизованных подонков, чья борьба была сугубо хищнической и направленной против всех. К ним кто-то приходил и организовывал их, бросая кости и натравливая на жертв. Она видела этих же подонков сбитых в стаю, и видела то, во что они превращаются - в организованных подонков, в циничных и крайне беспринципных лицемеров, окончательно утрачивающих остатки понимания целей своей борьбы. Вермина искала смысл, и обретала его в каждом из своих аспектов - цели каждой стороны её души были относительно чёткими и "высокими", не в вопросах морали, но в вопросах их кульминационной важности для бытия. И не было ничего удивительного, что, ассимилируя чужие души, она захватывала их одноимённые аспекты своими, разрывая и подавляя личности, мало способные к борьбе.
А ещё был Кай. Была Мамочка. Был Гипнос. Был Джеральд, частично потерянный в своём ментальном лабиринте, но оттого не менее живой. Была ещё пара ребят из отряда, и ещё несколько - из города... это были настоящие люди, но как же чудовищно мало!
Остальные становились как будто бы средой, зеркалами, трамплинами для "настоящих", то подавляя их, то поддерживая, сподвигая к продолжению борьбы и собственному развитию. И ещё были кормом для демоницы, за что их сложно было осуждать.

Мм.. Это не мое дело, но смерть зависит от тебя самой, а не от решений других. Только твои цели, твое самоосознание, твой выбор. Если ты выберешь смерть, твои друзья этого не изменят. Ты погибла? Это результат твоих действий или бездействия. Это liberantary vacalam.
И снова внутренний протест. Вера между тем надёжно спрятала эти слова в архивы памяти.
"Постой-ка постой-ка, - заметила демоница-библиотекарша, - а если он действительно знает лучше?"
Мина встрепенулась:
"Да откуда бы ему знать, кто я и что меня беспокоит?"
Вопрос ненадолго повис в воздухе.
"Он может быть существом более высокого ранга..." - высказала предположение Вера.
"Тогда он бы попытался убить меня" - парировала Мина. У абсолютно лишённой человечности Единой не нашлось, что вставить, но вот Вера всё поняла. И не стала даже озвучивать. Мина неуклонно тащила за собой хвостом ощущение вины перед миром за поглощённые души, и отчасти упивалась этой виной. От мыслей о жалости к себе у Единой едва ли не физически стало горько во рту, она крепко стиснула зубы и... покатилась вниз.
Нет, чего-то вроде ловушки она и ожидала, но наверное было плохой идеей залипать на слова недавнего знакомого и забывать о мерах предосторожности? Конечно, старые ржавые клинки могли изрядно потрепать её воплощение, но преждевременное испускание когтей на глазах у Геда могло бы нанести куда более непоправимый вред.
Спутник перевернул ситуацию с головы на ноги: прежде, чем Мина успела осознать, что происходит, он с удивительной лёгкостью подхватил её и метнул прямиком в не такой уж и узкий зазор между лезвиями. Пролетела она в основном удачно, слегка оцарапав руку и рассекая платье. Никакой крови не выступило, порез постепенно стягивался, без тени сомнения растворяя в теле оставшуюся ржавчину.
А затем тельце девочки плашмя грохнулось на каменный пол.
"Как ты можешь позволять себе быть такой бесполезной?" - поинтересовалась Единая с плохо скрываемым ехидством, урывая контроль и круто перекатываясь в сторону, уходя с пути падения Астаэра.
Ты в порядке? - получив от чудовища необходимое, Мина тотчас вернула власть в свою руки.
Отвратительный металлический звук стих и сменился странным шуршание. Стоило поднять голову - и Вермина увидела хозяина этих мест. И увиденное ей не понравилось.
За годы, проведённые в этом месте, на личе не осталось никакой одежды. Но, видимо, ему хватило терпения создать некоторое подобие чешуйчатой рубашки из тонких камней, сцепленных металлическими кольцами на манер кольчуги. В руках Гильденхаура ничего не было, но вокруг парили длинные стальные цепи, покрытые совсем не ржавчиной, а кровью. И кровь эта пульсировала остаточной жизненной силой, словно была взята у свежего трупа.
Мина была уверена более чем полностью, что этого не должно было быть, но она видела то, что видела. И отрицать это было странно. Гильденхаур не изучал магию иллюзий, она знала об этом от Мамочки.
Зато он изучал магию пентаграмм. И, видимо, это и было сильнейшим оружием в его руках - мгновенно меняющие форму цепи, формирующие контур, нужный для конкретного заклинания. Даже прямо сейчас они были сформированы в какой-то узор. Лежащая на полу девчонка не могла оценить всю картину и понять, что это за заклинание - если допустить, что она вообще знает о таком. Но возможно спутник смог бы выяснить ответ вовремя.
Лич чуть заметно качнулся, впившись в пришедших ледяным взглядом иссиня-холодных светящихся глаз.
Назовите цель вашего визита, псы Фойрра, — его импровизированный голос был наполнен насквозь фальшивыми, наигранными эмоциями: попыткой быть страшным, выражать презрение к демонической расе, говорить эпатажно. Вероятнее всего, он следовал памяти и фантазиям того предыдущего Гильденхаура, которым он был когда-то бесконечно давно. А какие у него были варианты? Учиться общаться с людьми, на случай, если они придут?
Представив, как древний лич сидит в темноте на старом, полусгнившем кресле и читает книжечку "Как общаться с людьми?" Мина расплылась в невольной улыбке, не вполне отдавая себе отчёт, как может отреагировать хозяин этого места. К счастью, никак.
Демоница бросила короткий взгляд на Астаэра. Спутник явно лучше разбирался в магии, а значит, мог предсказать, насколько опасен этот вероятный противник, и как строить с ним беседу. Вермине ужасно не хватало возможности свободно видеть магию. Но если бы она могла, то вовремя обнаружила бы ещё один леденящий душу факт.
Печать на склепе также была создана Гильденхауром.
[icon]http://s5.uploads.ru/V8nGf.jpg[/icon][status]Фойррова Прелесть[/status]

Отредактировано Вермина (2018-06-17 10:26:07)

+1

20

Девчонка успевает уйти с пути Астаэра, лишь подтверждая, что она не человек. Человеческая девочка не успела бы отреагировать. Демон падает на другой бок, но тут же встает и с ругательством отбрасывает в сторону ловушку, которую прихватил вместе с собой. На вопрос спутницы лишь что-то неразборчиво буркнул.

— Назовите цель вашего визита, псы Фойрра.
Астаэр поворачивается в сторону лича, это может быть только он. Ну здравствуй, красавчик. Аура нежити выдает нужную информацию. Высший лич. И эти цепи... Очень похоже на то, как ими управляет сам демон. Неужели человек, который еще не стал нежитью, был знаком с надзирателями из Восьмого Эха? Мастера-охотники за головами и тюремщики одной из самых жутких темниц Кабалы могли управлять цепями как продолжением рук. Феэглеф в Эхе успел побывать и как заключенный и как надсмотрщик. И там же научился контролировать цепи до уровня автоматизма. Но сейчас вряд ли будет к месту демонстрировать таланты, лич может воспринять это как нападение. Да и сменить облик Астаэр не успеет, человеческое тело для этого слабо.

Но что еще больше не нравится демону, так это магия Пентаграмм. А здешний не-жилец цепями складывает одну из пентаграмм. В спектре Хаоса видны потоки магии, эта форма заклятья... Опасность подстегивает разум, заставляя отыскать в памяти ту самую форму, полностью совпадающую с тем, что видит перед собой. Что же, в этих ситуациях очень кстати близкое знакомство с некромантами, многие из которых пытались отправить демона в Бездну и более изощренными заклятьями.

— Я — забрать свои вещи, — Просто отвечает демон, облизывая рану на руке. Ранение не помешает возможному бою. Особенно против врага, который полагается на магию. В такту творимой магии пространство до нежити начинает крутиться. Хотя движение может видеть только тот, кому виден спектр Хаоса. Если Астаэр увидит активацию пентаграммы, он повысит энтропию вокруг лича, разрушая его чары. Маги могут быть весьма высокомерны, но ровно до того момента, когда магия вдруг откажется работать независимо от силы, природы волшебства и умений заклинателя.
— Эта от Культа к тебе, — демон кивает на девчонку и криво улыбается — Какой там пароль или секретное рукопожатие?

Может иронизировать в этот момент не следовало, но когда это останавливало Астаэра? И снова в голове возникает закономерный вопрос, зачем тут лич, ловушки, магические барьеры. Зачем это культистам, которые раньше просто носились как ошпаренные и резали друг другу глотки? Зачем личу сидеть здесь, когда выйти ему особо ничего не мешало. Кто знает, что происходило в Альянсе после смерти Феэглефа и разгадывать загадку демону не особо хочется. Ему эти сложности будто сама судьба подбрасывает.

Отредактировано Астаэр (2018-06-17 15:32:53)

+1

21

Эта от Культа к тебе, — сообщил спутник Вермине с характерными интонациями. В этот самый момент Мина испытывала лёгкую зависть: какой же силой нужно обладать, чтобы так спокойно и невозмутимо себя вести? Или он просто дерзкий лихач, который умело врёт? Не похоже. Морозная аура, исходящая от лича, пробирала до костей, и даже сделанная совсем не из плоти демоница отчётливо её ощущала. Простой авантюрист бы уже давно наложил в штаны. И нет, он не вопил бы от боли, и всё же, — Какой там пароль или секретное рукопожатие?
Одну минутку, — девочка поднялась, поклонилась присутствующим, с опаской глядя на стоящих рядом магов. Она не могла точно понимать, что именно происходит между ними сейчас, но подспудно ощущала, что это скрытое противостояние. По всей видимости, Гед мог что-то противопоставить Гильденхауру, но это вызывало у самой Мины лишь ещё больше опасений. И причин лавировать между этими двумя. Она перестанет быть нужна Геду, если лич будет уничтожен, но пока она нужна ему. Как это можно использовать? Вере так и не пришло на ум ни одной хорошей идеи.
Так что, встав на ноги, Вермина демонстративно достала платочек и вытерла ладони. Затем она резко наклонилась и с демонстративным трудом отняла от юбки нижнего платья длинный лоскут, бывший, в действительности, частью её самой, и остающийся таковым даже после отделения. В отличие от одежды наёмника - если конечно её спутник не врал открыто и был наёмником, подолгу не следящим за чистотой и тем более стерильностью носимой одежды - одежды ей амплуа предполагали исключительную для этих тёмных краёв и времён чистоту.
Обработай пожалуйста рану. В самом воздухе здесь витает смерть, — с заботой произнесла девочка. Снова оказавшись рядом с таким спокойным Гедом, она почувствовала уверенность и посмотрела на лича уже гораздо смелее. Сделав шаг вперёд - снова подставив спину спутнику - Мина робко запустила руку куда-то в одежды и извлекла и извлекла толстое серебряное кольцо, — это ваше, магистр Гильденхаур.
Да, — подтвердил лич.
Это было утверждение, — зачем-то пояснила демоница. Если копнуть, понятно зачем. Приободриться, — я за результатами исследований.
Значит, ваши миссии не связаны? — представитель высшей нежити терпеливо изучал гостей. Мина едва изменилась в лице, а он уже знал ответ, — Ладно. Какие у тебя есть доказательства своей принадлежности к Культу?
Демоница внутренне напряглась. Сказанное сильно обеспокоило её. Она хотела было запустить руку в платье, в поисках записки от Мамочки - раз кольца не хватает, возможно, переписанные с древнего иссохшего свитка инструкции всколыхнут в его сознании что-то. Но стоило ей извлечь свиток, как одна из цепей сорвалась вперёд и ловко вырвала его из рук. Своё кольцо он забирать не спешил.
Люди меняются, рода прерываются. Что остаётся? Только верность идее, — лич просмотрел свиток, но не был убеждён содержимым, — я не вижу в вас этого, псы Фойрра.
Тогда пойдём со мной? Я тебе покажу тех, кто чтит божественные заветы, — "Фойрр, отец наш, что за чушь я несу?"
Нет, — ответил лич. Демоница, уже успевшая как следует оправиться от первого впечатления, стала мыслить холоднее. Как она и думала, он всего лишь следует изначально заложенной задаче как основной. Пока он сомневается, и не пойдёт за ней в опасении ловушки. А аргументы... Она просто физически не может выполнить его требования. Вполне вероятно, Культ Безымянного его времени и Культ под предводительством Кайлеба Ворлака - совсем разные организации, несущие разную философию. Значит, тот Культ, которому служит Гильденхаур, больше не существует. "Этот лич начинает мешаться", - недовольно подумала она.
Видимо, лицо Вермины было говорящим.
Мы разберёмся здесь. У меня есть много вопросов к тебе, девочка, но сначала выпроводим отсюда твоего спутника.
Нет! — выпалила Мина, отчётливо понимая, к чему всё идёт, — пусть лучше заберёт зачем пришёл.
В этот раз лицо демоницы, невидимое Геду, говорило личу о том, что наёмник умрёт - но чуть позже. Для верности она даже добавила несколько слов на языке подземного мира, которым общаются демоны, зная, что Гильденхаур его знает, — Гед, наш разговор может затянуться. Как заберёшь нужное, подожди меня у выхода. Мне страшно идти в обратную сторону одной. Рассчитываю на тебя.
Лич никак не отреагировал на фразу. Но в это самое время несколько цепей приблизились по полу к аватаре Вермины и по-змеиному коснулись скользнули вдоль её ног, забираясь под платье и обвиваясь вокруг тонких, гладких и ничем не прикрытых ног. Ситуация достигла пика своего накала. Мина всерьёз рассчитывала, что её собрат всё-таки проявит себя именно как такая двуличная скотина, какой должен быть настоящий демон, — просто плюнёт на всё и пойдёт за своим добром. Но, если ситуация резко поменяется, он не промедлит отреагировать.
[icon]http://s5.uploads.ru/V8nGf.jpg[/icon][status]Фойррова Прелесть[/status]

Отредактировано Вермина (2018-07-01 17:02:23)

+1

22

Чего демон не ожидал, так это такой помощи от спутницы. Девчонка отрывает кусок ткани от платья и подает демону. Тот молча принимает и делает повязку на руке. Этого будет достаточно, регенерация уже началась, это выдает покалывание в руке. Действие было сделано машинально, внимание полностью сосредоточено на нежити.

Далее между девочкой и личом происходит разговор, обмен предметами. Имя Гильденхаур ничего Астаэру не говорит. Как и то, о каких исследованиях они говорят. Что можно исследовать в запечатанном склепе? Секреты вечной жизни? Трансмутацию металлов? Выращивание популяции пещерных грибов? Смешно.

Понимание дальнейшей беседы тоже ускользнуло от демона. Может это какие-то кодовые фразы, но в вопросы верности идеям и божественным заветам вдаваться не стал, хоть и имеет на этот счет тысяча и одно колкое замечание. А вот когда лич упоминает, что Астаэру нужно показать на дверь, хищно улыбается, готовясь послать лича в самую далекую жопу Бездны, в которой даже Великое Абсолютное Пламя не осветит и метра перед собой. Но спутница неожиданно противится словам нежити. Зачем, демону непонятно. Культу нет смысла помогать ему, даже не зная истинной личности.
— Гед, наш разговор может затянуться. Как заберёшь нужное, подожди меня у выхода. Мне страшно идти в обратную сторону одной. Рассчитываю на тебя.
Замечательно, но пойти вперед означает оказаться между двух огней. Магическую атаку лича он успеет заметить и сбить, но одновременно следить за спиной не получится. С другой стороны он не может не пойти, иначе зачем сюда шел?

— Ну что же, развлекайтесь, — говорит Астаэр, смотря на то, как цепи исчезают под платьем. Странная парочка. Старый лич, явно скатившийся до маразма, и, пускай с очень необычной аурой, но все же демон. У самого Астаэра аура в Хаосе тоже должна быть странной, но увы, не существует зеркала, в которое демон мог посмотреть на себя через спектр энергий, пронизывающих мир. Пока лич не атакует, Астаэр и сам не будет делать резких движений. Хоть и странно, что он тянется цепями к другому культисту, а не к Астаэру. У этого какое-то иное значение, нежели атака? Демон начинает шагать, закинув на плечо заступ, который (слава богу лопат) не развалился на части. Хаос начинает сильнее вращаться во все стороны сразу без проявления в реальном мире. Лич точно использует магию для управления цепями, в Хаосе они не являются частью его тела.

— Сла-авься Безымянный, отец идей, мертвецов и идей, доводящих до состояния мертвеца, — Астаэр достаточно противным голосом вдруг начинает славить «папочку», будто не удержавшись от подколки в сторону лича, у которого кислая мина навечно отпечаталась на лице. Демон поравнялся с нежитью и прошел дальше. А в Хаосе тем временем беззвучно ревет шторм, достаточно сделать небольшую щель, чтобы энтропия взбухла на магическом плане.

Отредактировано Астаэр (2018-07-01 20:01:25)

+2

23

Цепи обжигали ноги мертвецким холодом. К счастью, это был совсем не той природы холод, который бы действительно мог сковать демоницу. Тот холод, который замораживал воду и покрывал стены вокруг корочкой инея, здесь царит примерно так же, как и в старом деревенском погребе. Погреба вообще не ассоциировались у Мины с морозом - там, как правило, хватало всего, чтобы это сожрать и согреться.
Тем не менее, они отнимали силы и уверенность в себе, вызывали страх. Должны были вызывать. Вермина изображала их, без лишнего лицемерия, с трудом разделяя свои сознания. Мина пускала в своё сознание эту силу первобытного страха перед смертью и несвободой, а Единая замерла, терпеливо отмеряя шаги Геда, чтобы ударить в спину. Спина более-менее живого, имеющего плоть мужчины нравилась ей куда больше. Вера неусыпным сиянием разума безмолвно напоминала, что есть другая спина, куда более проблемная. Нехотя голодная тварь повиновалась.
Лич провожал демона взглядом. Чем дальше он оборачивался вслед за наёмником, тем выше поднимались цепи, не забираясь, к счастью, в порочащие честь и достоинство места.
Сла-авься Безымянный, отец идей, мертвецов и идей, доводящих до состояния мертвеца.
Мину слегка перекосило. "Что за ересь он тут несёт? А если лич не оценит?" Представитель высшей нежити, стоило отметить, не оценил. И хотя он никак не отреагировал, но его внимание слишком сильно увязло в словах Геда. Как кстати.
Десятка длинных когтей, похожих на костяные, выскользнула из-за спины и раскрылась смертоносным цветком, оттягиваясь за лопатки и сжимая мышцы, словно стальные пружины, единственно для того, чтобы быть выброшенными вперёд, словно турнирные копья шеренги кавалеристов. Монстр отреагировал стремительно, он обернулся, чуть-чуть отстраняясь к стене и пытаясь удержать в поле зрения обоих существ. Цепи тотчас охватили ноги девочки с такой чудовищной силой и потянули в стороны, что, будь бы она живой, она бы тотчас заорала от невыносимой боли, словно её пытались разорвать пополам.
В общем-то так и было. И возможно, у Гильденхаура бы и получилось, будь у него немного больше времени. Но когти устремились вперёд, словно чёрные стрелы, пробивая плотные одежды и втыкаясь между рёбрами, оставляя несколько переломанных костей. Быстрыми цепкими движениями Мина нарушила узор до того, как пентаграмма была активирована.

Это была не победа, отнюдь. Следующими были сломаны уже ноги девочки. Даже повреждённый, лич выглядел ещё вполне способным контролировать то, что было вокруг, и даже пробивший костяную черепушку отросток не вызывал у него ничего, кроме небольшого неудобства. Единая кое-как закрыла глаза на боль, практически зависнув за выпущенных когтях. Резко забрав два из них назад, "мизинцы", она упёрла их в пол, пытаясь сохранить равновесие.
Подобное состояние очень сильно не пошло ей на пользу. Стоило цепям ослабнуть после того, как они перемололи скелет, превратив аккуратные девичьи ножки в два безвольных отростка из плотного живого теста и чистой боли, как Мина испытала мгновенное облегчение. Напрасное облегчение.
Вера слишком поздно поняла, что это не слабость лича, а совсем наоборот. Что прямо сейчас цепи сложатся в магический глиф прямо под ней. "Вот ведь..."
Судя по тому, что говорили про Гильденхаура, он мог уничтожить её одним-единственным заклинанием. Значит, нужно было уходить. Прямо сейчас. Но единственное движение, которое её мышцы могли произвести быстро - это сжаться, подтягиваясь к личу.
Вермина рванула вперёд, уходя от, как ей казалось, неминуемой гибели, чуть было не уронив при этом врага. Лич держался, и, похоже, параллельно готовился что-то сотворить, но что именно и какой частью цепи - Мина уследить не могла. Оставалась надежда на то, что Гед всё-таки вмешается и выберет сторону. Прямо сейчас.
[icon]http://s5.uploads.ru/V8nGf.jpg[/icon][status]Фойррова Прелесть[/status]

Отредактировано Вермина (2018-07-04 19:17:22)

+1

24

Аxуеть, чё происходит.
Пожалуй, мысль родилась достаточно стремительно, чтобы нарушить тишину в разуме. Астаэр ожидал какой-то подлянки в спину, но дальше понеслось что-то совсем невразумительное. Девочка-паук прыгает на нежить и вонзает в мертвое тело какие-то отростки. Лич пропускает атаку, возможно, отвлекся на фарс демона. Но вот цепи уже опутали ноги спутницы и начинают ломать кости с противным хрустом.

Астаэр машинально делает пару шагов в сторону от схватки. Непонятно, зачем девчонка напала на лича. Они ведь должны быть заодно. Борьба за власть внутри Культа? Или истинная задача демоницы заключается в уничтожении лича? Демон не пытается вмешаться, смотря на борьбу двух чудовищ из Культа. Феэглефа не касаются никакие войны современности, даже если его попытаются в них втравить, хоть та же новая хозяйка. Не до конца ясно, кто берет верх, но лич в более выигрышном положении, в Хаосе магический рисунок на полу начинает упорядочивать бесконтрольную энергию. А почему девчонка не использует магию? Месить подобным образом тело трупа бесполезно, нужно использовать магию или найти филактерию. Кстати, где она?

Невидимая обычному глазу реальность материи магии вдруг наполняется черным облаком. Темные струи хлещут в разные стороны будто из артерии той крохотной границы, разделяющей мир привычного союза маны и разума и мир Хаоса. Пускай эта «граница» лишь гипотетическая, а уж цвета Хаос и подавно не имеет, поэтому приходится придумывать в голове самому. Уже готовая магическая формула лича вдруг сворачивается в трубочку вдоль и поперек, как и мнимый контроль цепей. В коридоре склепа даже ветерок пару пылинок не поднял, но цепи вдруг перестают двигаться и падают на землю. Но есть шанс, что безостановочно начнут крушить все вокруг, все-таки энтропия — это не отсутствие движения магии, это его бесконтрольный переизбыток.

— Подождите, когда я сказал «развлекайтесь», я имел в виду не это, — Астаэр бы стоял с открытым ртом, если бы не выработал привычку кривить губы в любой непонятной ситуации. Собственно, комментарии тут излишни, но демон тянет время, обшаривая подземелье в поисках точек пересечения нужной энергии, личи намертво связаны с филактерией, как бы иронично не звучало. И большинство из них предпочитает не отходить далеко от вместилища души. Быстрый поиск дает результаты, лишь два источника духовной энергии поблизости. Один в конце коридора, куда и направлялся демон, а другой около нежити. В реальном мире это оказывается металлическим шаром на цепи, оканчивающейся на ноге лича.

По-хорошему, выйти победителем из склепа должен только Астаэр. И самым опасным сейчас является лич. Нужное решение приходит быстро. Пока демоница вцепилась в труп, вряд ли он успеет отреагировать достаточно быстро. Пока он зоне действия энтропии, магия ему не помощник, хоть это палка о двух концах. Короткий разбег, заступ описывает дугу, пока металлическая часть не прорубает шею. Дерево рукояти с треском переламывается, все же удар слишком силен для сельскохозяйственного орудия. Заступ остается в шее, а Астаэр криво улыбается, уже наклонившись и вцепившись ногу лича:
— Тащи.
Девчонка должна верно понять, что её нужно вернуть свой шип вместе с головой лича, пока Астаэр тянет ногу со странным шаром в другую сторону.

Отредактировано Астаэр (2018-07-05 17:08:45)

0

25

Вполне вероятно, Гильденхаур склонен был считать двоих вторженцев недостаточно важными или опасными. Могло быть и так, что он позволил первичной оценке возыметь верх над последующим переосмыслением. Действительно: два демона, крупный мужчина и мелкая девчушка, осведомлённая о происходящем гораздо лучше, представляли собой именно традиционный дуэт сильного и умного. Были обманчиво на него похожи. В действительности мелкая дрянь пустила в ход когти и силовые методы - учитывая исходящую от неё ауру, сложно было допустить, что магией она действительно не может пользоваться. А высокий гость с заступом неожиданно проявил себя как колдун, способный дать отпор и остановить собственное волшебство лича.
Его фраза вызвала у Мины лёгкую ухмылку. Гед на проверку оказался таким же засранцем, каким и представлялся изначально. Это пугало. Допустим, он мог сохранять молодецкую браваду в старом сыром склепе, пахнущем смертью. Допустим, он мог смотреть свысока на древнего лича, явно представляющего смертельную опасность. Но продолжать позировать прямо во время боя? "Ладно", - в конце концов, для восприимчивой к боевому духу демоницы его слова звучали ободряюще.
Одна, две выигранные секунды позволили удачно откочерыжить ничем не закреплённую голову от тела. "Вот это славно!" - подумала Мина, подтянув к себе проломленный череп чудовища и не без любопытства заметив на его костях аккуратно пришитые заплатки, явно принадлежащие в прошлом... другим людям. В иных обстоятельствах её воображение дорисовало бы всё то, что это могло бы значить и от чего мурашки могли бы пробежать по коже. Но сейчас она действовала быстро - с жутковатой лёгкостью натянулась широким ртом на голову, с видимым усилием сжала челюсть, заглушая большинство звуков вокруг хрустом ломающихся костей, и без колебаний проглотила осколки. "Вот не думаю, что ты восстановишь свою башку отсюда!"
- Ащи! - что-то такое Вермина и услышала. Конечно, она наспех сообразила, что нужно что-то тащить - скорее всего, останки лича в сторону к себе. Возможно также стоило бы по возможности удержать на короткое время успокоившиеся цепи. Это выглядело здраво. Там, где металл не мог дать слабину, поддавшись прочным когтям демоницы, кости проявляли большую податливость.
Аватара была недостаточно тяжёлой, а силы когтей, выставленных в качестве распорок, было элементарно недостаточно, чтобы оттащить тяжеленные цепи Гильденхауэра. Когти пытались вырвать кости, и кости отлетали, тут же спешно подтягиваемые к себе по полу. Лич явно не мог быстро восстанавливать собственную упорядоченность. Вера не была волшебницей, но сложила два и два и смекнула, что в этом как-то замешан наёмник. "Хитрый приём, или что-то вроде". Неважно. Вряд ли Гед был настолько силён, чтобы в одиночку заблокировать противника.
В следующее мгновение цепи пришли в движение.

Наверное, противник что-то заподозрил - или напротив, сделал именно то, чего ожидал от него наёмник - потеряв контроль над цепями, всё же влил в них избыточное количество энергии, полагая, что сопутствующий ущерб окружению и его собственному телу будет вряд ли сравним с тем, что ему уже обеспечили и готовятся обеспечить впредь.
Одна из цепей налетела на выставленный вперёд коготь и намоталась, с силой дёрнувшись в сторону. Вермина пискнула, но всё же напряглась и не позволила вырвать одну из своих лапок. От другой - вовремя успела отдёрнуть коготь, оставив пару волочимых по полу рёбер в покое. Некогда роскошный плащ, вместе с несколькими позвонками, костями с лопаток и плеч был благополучно оторван от остова древнего некроманта, смят, перемолот и сожран.
Более всего демоница опасалась не ударных движений самих цепей - сколько бы в них не было фунтов массы и прочности стали, при спонтанности их движений можно было надеяться отделаться лёгкими ушибами, возможно, синяками или мелкими внутренними кровотечениями - в случае её напарника. Куда больший ужас навевали метающиеся по залу металлические крючья, острые и, к удивлению, имеющие флажки, наподобие тех, кто бывают у гарпунов или мясницких крючьев. И от мысли о попадании таким в её тело - или хотя бы платье - Мину передёргивало.
Однако, ни ей, ни Геду не довелось испытать острые ощущения рыбки на крючке, которой со всей дури лупят по камню. Вместо этого, один из крюков зацепился за ничем не примечательное массивное кольцо на стене, кажующееся до того момента декоративным. Кольцо неожиданно поддалось, стена частично обрушилась, открывая небольшую полость, объёмом не больше пивного бочонка.
Из неё брызнула, интенсивно паря, странная светлая субстанция. Буквально вырвалась под большим давлением, распространяясь вокруг, пугающе быстро растекаясь и исчезая, стремительно замораживая всё, с чем соприкасалась. Чувствительная к холоду Вермина, испытав на себе эффект всего нескольких капель, опасливо вперила взгляд вперёд, напрягая когти и кое-как отрывая переломанные ноги от пола. Вот этот холод как раз был для неё опасен, действительно опасен. Нужно было срочно восстановить способность ходить...
Воздух остыл почти мгновенно. Выпал иней, леденящий и сковывающий движения. Металлические цепи остыли следом, став обжигающе-холодными. Чем бы ни был этот эфир, теперь он витал в воздухе в огромных количествах. Судя по тому, что почувствовала чересчур недружелюбная гостья, дышать им ой как не следовало.

- Гед, задержи дыхание! - спешно подсказала она, продолжая пытаться рвать костяное тело. Тянуть обломки на себя стало уже не вполне возможным, но спешно заменить переломанную массу свежезаимствованными костьми лича было более-менее реальной задачей, при всей жутковатости и сюрреалистичности этого действия. Стиснув зубы, аватара с силой вдавила острые когти в свою имитацию плоти, с трудом игнорируя многочисленные импульсы боли, и наживую выскребла крупные осколки имитации берцовых костей. Безвольно висящие ноги повисли ещё безвольнее. Вспомнив то, как Вера обеспечивала армировку этому веществу, проверяя его ударостойкость - правда, для взрослой аватары, - на способности заблокировать удар моргенштерном от типичного дуболома Кайлеба с саженью в плечах и кровожадностью людоеда, и имитация костей поглотила импульс без единой трещинки, демоница наконец-то осознала реальные возможности управляющего вихрем стали лича.
"Да он просто смерть во плоти!"
Плечевые кости монстра были наспех вставлены заместо раскрошенных, также наспех скреплены с остальными, словно это был живой конструктор, наподобие буратино, деревянной куклы. И, как и у деревянной куклы, малых берцовых у неё теперь не было. Сосредоточившись, Мина попыталась как-то восстановить способность ходить, хотя бы за пределами боя. Она отчётливо понимала, что Гед сейчас втянут в смертельно опасную ситуацию, единственный выход из которой - спешно что-то сделать. Он мотивирован сражаться в полную силу - отлично, вот пускай он этим и занимается, а ей нужно чуть-чуть восстановиться.
"Да я слежу за боем, слежу, и вмешаюсь, если так уж надо будет!"
В конце концов, думала демоница, если он всё-таки найдёт вместилище души лича, то она не должна упустить возможности этой душой полакомиться. Мысли о том, каким качеством и вкусом может обладать сущность настолько жуткого противника, заставляла Вермину расплываться в возбуждённой предвкушающей улыбке.
[icon]http://s5.uploads.ru/V8nGf.jpg[/icon][status]Фойррова Прелесть[/status]

Отредактировано Вермина (2018-07-16 15:03:54)

+1

26

Как и предполагал демон, отделить голову от тела лича удалось, сражаться на два фронта без магии у нежити получается не очень хорошо. Лич пытается вернуть контроль над цепями, но вливание большего количества магии не выход. Энтропия увеличивает беспорядок пропорционально увеличению концентрации маны. Однажды, таким образом несложное заклинание для воспламенения дров разворотило холм, удобрив дымящуюся почву пеплом заклинателя, который просто решил сильнее давить на преграду. То же происходит и сейчас, цепи начинают двигаться, но не слушаются заклинателя. Одна из них больно бьет по ноге, другая проносится в опасной близости от лица, чуть не зацепив крюком на конце. Насколько страшное оружие, Астаэр знает не понаслышке. Сам же его использует.

Спутница за личом решает судя по всему отступить, Астэр замечает, что ноги её вряд ли будут держать, надеется на странные конечности. Похожа на демона-кузнечика, если такие бы демоны существовали. Одна из цепей бьет по стене и что-то задевает. Уследить демон не успел, но результат оказывается весьма неожиданным: в стене появляется разлом, из которого вырывается смертельный холод с каким-то белым дымком. Судя по всему, там была одна из ловушек.

— Гед, задержи дыхание!
Что-то ответить Гед не успевает, помещение стремительно покрывается инеем, поэтому Астаэр принимает единственно верное на свой взгляд решение. На девчонку надежды мало, поэтому демон напрягает силы для тарана стены туловищем лича, которому он успел зайти за спину перед первой атакой. Мышцы горят от слишком быстрого перевоплощения, но полностью переходить в полудемоническую форму Астаэр не собирается, нужно лишь немного больше силы и скорости, чем отпущено людской расе. Демон впечатал тело нежити прямо в разлом, тем самым заткнув  прореху с промораживающей субстанцией. Финальный пинок поглубже продавливает нежить в пролом. Останки лича к этому времени покрыты толстой коркой льда. Похоже, лич выбывает из схватки из-за собственной ловушки, хоть и не уничтожен. Что трупу смертельный холод? Прихрамывая, демон отменяет трансформацию. Сапог, которым Астаэр выполнил финальный пинок, задубел и обрел прочность камня. Прыжками выбравшись из опасной зоны, демон с шипением снимает обувь. Девчонка осталась с другого конца царства льда, но теперь хоть эссенция стужи более не выливается из трещины.

— Голову можешь приложить к его заднице. Я слышал это хорошо изгоняет злых духов, бесов и наглость из личей. — Крикнул Астаэр, направляюсь к месту, где должна находиться цель путешествия. Энтропия в Хаосе постепенно сходит на нет, а Астаэр вперемешку с ругательствами обшаривает один гроб за другим. Понятно, почему он не чувствует магический маяк, его схрона здесь уже давно нет.

+1

27

Предприняв тактическое отступление, демоница совсем не собиралась покидать поле боя. Однако найденное спутником решение её приятно удивило. Пускай Гед и не показал себя во всей красе, пускай он сохранил то напускное ощущение легкомысленного и дерзкого бандита, но он сотворил нечто выходящее за рамки возможностей обычного демона... высшего демона, конечно.
Мина знала не понаслышке о многообразии форм, и отточила искусство их пересборки на ходу до поражающих воображение пределов даже для таких титанов магии, как Мамочка или Гроссмейстер. У неё не было никаких сомнений в способностях к своеобразному "оборотничеству" среди своих собратьев. Привычное дело. Но контролировать смену облика до такой степени, чтобы не раскрывать слишком много, но получать необходимый прирост сил... это было нечто удивительное, что проливало свет и на самого Геда, и на границы его возможностей.
Перебрав в голове несколько простых гипотез, Мина заключила, что частичная трансформация почти наверняка имеет под собой банальную и оттого жуткую причину: размер. "Будь это восприимчивость к холоду, Гед не стал бы трансформироваться частично - морозящая жидкость бы сцепила его, несмотря ни на что. Такие эфемерные штуки, как риск потери контроля над собой или наличие меня как свидетеля уж точно его не должны беспокоить в реальном бою. Остаётся банальное - потеря контроля над сменой облика может нанести ему непосредственный урон, или убить. Скорее всего, из-за размера".
Этот факт заставил девочку расплыться в широкой и кровожадной ухмылке. Если основной козырь Геда - истинная форма, отличающаяся значительным размером и невероятной мощью, то здесь, в узких помещениях, у её небольшого тела с множеством острых и быстрых конечностей, есть неоспоримое превосходство. Значит, она сможет диктовать свои условия - если у неё хватит смелости и понимания, что именно она может ему продиктовать. Пони бегает по кругу: её спутник бездушный, и пожирать его имеет смысла крайне мало.
Мина восстанавливалась, терпеливо дожидаясь, пока выпавшая на стены вода затвердеет ледяной кромкой на всей поражённой территории, регулярно лопаясь мелкими острыми осколками льда, когда странная алхимическая субстанция нагревалась достаточно и пыталась испариться. Выглядело это весьма забавно. Вскоре сформировались постоянные отдушины, через которые воздух вырывался вверх, словно маленькие гейзеры в каменистой пещере с жаром, идущим из глубин. Гед между тем что-то искал в глубине. Цепи понемногу пришли в движение, но, ограниченные подвижностью замурованного лича, только зависли в проходе, словно готовые в любой момент сорваться и ударить того, кто попробует пройти мимо. Некоторые потянулись и попытались освободить остатки тела. Слишком неуклюже.

"Однако", - рассудила Вермина, сложив руки в замочек и изучая уже небоеспособного, но ещё подающего признаки некоторого подобия жизни Гильденхаура. "Однако каким образом эти цепи продолжают сохранять привязку к телу? Если так-то подумать, то лич - нежить, чья физическая оболочка способна выдержать весьма-таки конечный урон, достаточно скромный, чтобы Кайлеб имел шансы раздолбать его аватару. Если бы Гильденхаур был обычным личом, он бы уже закончился и вернулся бы в филактерию, восстанавливая новое тело. В филактерию..."
Мина усердно вперила взгляд в положение цепей. Всё кричало в пользу того, что сосуд души лича где-то очень близко к центру активности цепей. И что длинные металлические звенья парят в воздухе не из банальной вредности, вернее, кхм, следования исходной задаче, а совсем по другой причине - защищают вместилище Гильденхаура. Такая мысль звучала чертовски здраво. Собственноручно разорвав аватару лича на куски, Мина была уверена более чем полностью, что среди привычных элементов одежды филактерии нет.
Металл, из которого были сложены цепи, в основном сохранился неплохо и мог распространять внутри себя магнитное поле. Вера знала крайне мало о том, как именно работают магниты - но понимала, что некоторые формы магии распространяются по схожим эмпирическим законам. Наиболее логичным казалось ей, что цепи, чья сила сосредоточена в плотно-материальном мире, управляются также при помощи свойств плотно-материального мира, то есть, являются и инструментом, и проводником одновременно. Осматривая их сплетения, Вермина зацепилась взглядом за странный шар, напоминавший тот, к которому приковывают узников в темницах. Этот шар был прикован к ноге трупа, однако, здравый смысл буквально вопил: "Если бы Гильденхауру это мешало, то он бы давно его снял".
Мина была готова дать голову на отсечение - ничего страшного, если что, отрастим новую - что она не видела во время появления лича, чтобы шар, громыхая, волочился по полу. Лёжа на полу и глядя снизу вверх, малышка могла очень подробно помнить этот момент. Так и не получив никаких опровержений ранее выдвинутой идеи, демоница наконец приняла решение действовать.
Ноги кое-как стояли и даже сгибались. Это радовало.
С силой вбив четыре когтя в стены, Мина вступила в неравный бой с цепями. Неравный, стоило отметить, в её пользу - Гильденхаур не мог достать крючьями до её основного тела и в целом вынужден был сражаться в слепую. И пускай время играло против неё сразу в двух ключах - лич оттаивал, а Гед заканчивал свои дела, - юная расхитительница гробниц умела действовать быстро.
Провозившись чуть меньше минуты, демоница в конце концов нащупала слабые звенья цепей. Хотя основная цепочка, ведущая от шара к ноге лича, была безупречной, но дальнейшие разветвления оставляли желать лучшего. Как следует промёрзнув, они всё же были разбиты, после чего продолжавшие метаться цепи наконец-то рухнули. Её когти получили несколько тяжёлых ударов, панцирь кое-где дал трещину, но остался целым.
С довольной физиономией девчонка подтянула шар к себе. Отойдя на небольшое расстояние, Мина встала на ноги и плотно зафиксировала извивающуюся, словно змея, цепь на полу, оставив неглубокие выбоины от когтей в зазорах между камнями. Чуть умехнувшись, голодное чудовище нанесло удар, удар, затем ещё один удар, пытаясь хоть как-то повредить металлический шар. В конце концов, отделить его от цепи не удавалось, а глотать получившееся образование целиком было чересчур опасно - если у Гильденхаура осталось достаточно сил, он вполне может разорвать её изнутри, или по крайней мере серьёзно повредить.
Мина не оставляла попытки вплоть до того момента, пока шрамы на ногах не закрылись, лёд не перестал стрелять, а Гед не закончил осмотр. Судя по всему, он не нашёл то, что хотел. Это весьма не радовало демоницу. Мужчины всегда злятся, когда не получают желаемое, и будет сложно сыграть на хорошем расположении духа с его стороны, чтобы что-то узнать о нём самом.
- Не раскалывается! - наиграно-капризным голосом пожаловалась Вермина, с вызовом улыбнувшись демону-наёмнику, мол, он старший собрат-демон и точно всё может, - Гед, совсем никак не получается. Я думаю, его филактерия внутри этого цельнометаллического шара. Давай её выковыряем?
"А потом я её съем", - закончила мысль Мина, ничуть не сомневаясь, что он уже и так понял её мысли и цели.

Кубы

Извлечение филактерии (к100): 36 общий результат (скорее неудача), 98 отбить филактерию против цепей лича, 96 на размыкание звеньев, 16 на выковыривание.

[icon]http://s5.uploads.ru/V8nGf.jpg[/icon][status]Фойррова Прелесть[/status]

Отредактировано Вермина (2018-07-23 13:17:50)

+1

28

Мать-перемать. Ну как так-то? Кто такой безрассудный, что решил взять без спросу вещи демона? Астаэр покачивает головой с закрытыми глазами. Внутренний контроль начинает давать трещины, а из трещин льется абсолютно черная кровь. И достаточно небольшой искры, что пожар эмоций захлестнул разум Феэглефа, как когда-то в молодости. А опыт подсказывает, что это создает больше проблем, чем решает. Астаэр поворачивается вполоборота, не открывая глаз, будто пытается определить источник непонятного шума. Тем временем в голове начинает складываться новый план.

Магический маяк из крови самого Астаэра не должен был угаснуть даже спустя тысячелетия, пускай слабо, но еще должен светить. Но чтобы заметить, нужно оказаться очень близко. Демон поворачивает голову в другую сторону. Во время полета сюда он видел какое-то село неподалеку. Наверное, кто-то из селян убирается на кладбище, и, возможно, знает о расхитителях могил. Конечно, если это было очень давно, вряд ли кто-то из них до сих пор жив. Приняв решение, Астаэр открывает глаза, на носках поворачивается в сторону выхода. Больше тут делать нечего.

По пути забирает сапог и осторожно проходит мимо ледяного гроба лича и цепей вокруг него. Тем временем девчонка зачем-то вытащила металлический шар, который волочился за нежитью.
— Не раскалывается! Гед, совсем никак не получается. Я думаю, его филактерия внутри этого цельнометаллического шара. Давай её выковыряем?
— И зачем тебе она? — Спрашивает демон, погруженный в свои мысли. На какое-то мгновение назад он вообще забыл, что находится здесь не один. Но вместо того, чтобы просто пойти дальше, он останавливается и обращает ладонь к лежащему шару. Сейчас вполне видимая энергия Тьмы окутывает шар черным дымком. Магия заставляет шар осыпаться металлической стружкой, а после вдруг резко расколоться, а удерживающую цепь отсоединиться. Правда, повреждения шар получает не настолько сильные, хотя в идеале должен был развалиться как ком глины. Все-таки чары требуют концентрации, а внимание Астаэра сейчас обращено поиск решений по дальнейшему нахождению схрона.

— Лучше обратись к какому-нибудь кузнецу, чтобы он его расплавил в печи, — бросает Астаэр через плечо, так как уже направляется к чудо-лестнице, чтобы потом подняться по ней и отправиться в ближайшую деревню. Хочется рвать и метать, но сначала он найдет свои вещи, а уже потом убьет того, кто ими владел. Каким образом вернуть ступени лестницы-ловушки, Астаэр не особо понял, так что начинает подъем на босу ногу в надежде, что на металлической поверхности не появится каких-то дополнительных лезвий или шипов.

Свернутый текст

Расщепление, 59 удача с трудностями

+1

29

Не было ни одной причины, чтобы усомниться в недовольстве Геда, и, хотя и не обладающая магическим зрением, Вермина всё же имела какую-никакую интуицию, подчас вырисовывающую необычайно яркие образы. В этот раз - образ огарка, раздуваемого ветром, пламенеющего изнутри и как будто бы готового сбросить с себя чёрную кожу - готового, но не способного. Отличала же от раскалённого чурбана наёмника одно - самодисциплина. Но, похоже, в этом схроне было что-то стратегически важное - или просто незнакомец был весьма несдержан. Несдержан настолько, что его немного циничная маска мистера "мне плевать я владею ситуацией" становилась не естественным продолжением силы, а способом держать себя в узде.
"Он может ярко вспыхнуть, а затем быстро потухнуть. Древний демон? Один из первых легионеров или штурмовиков Фойрра?"
Гвардеец бога, спящий тысячу лет, а может и больше, представлялся весьма-таки лакомым кусочком. Их всеобщий отец сильно ограничил способность к размножению, однако, благословлённые его волей демоны зачастую обладали резкими и выраженными незаурядными возможностями, не всегда сбалансированными и культивируемыми с неясной целью. Впрочем, возможно и со вполне ясной. "Было бы неплохо навестить родину, да" - с усмешкой отметила Вермина.
Однако, гнев сменяется на задумчивость, попытку найти виновного, следы схрона, а может - и то, и другое. Демоница не знала наверняка, но, видимо, сумела вовремя выдернуть своего собрата из его мыслей, чтобы он помог.
И зачем тебе она? — бросил Гед, используя какую-то жутковатую магию. Эфемерные лоскуты тёмно-багряного тумана сковали предмет, заставили девочку ойкнуть, с трудом удерживаясь от того, чтобы отпустить звенья цепи. Она думала, те будут шататься сильнее, словно, предвидя опасность, лич начнёт барахтаться из последних сил, но как-то запоздало сообразила, что у нежити, особенно такой древней, нет "последних сил". Эти монстры действуют выверенно. К счастью, Гед сделал главное - сломал скорлупу и отделил цепи, сделав содержимое более неподвижным. И пускай корпус ещё сохранял целостность, он уже не мог причинить вред демонице. Что из этого следовало, стало ясно уже в следующие мгновения.
Не стесняясь никого и ничего, девочка быстро, по-кошачьи прыгнула на шарик, касаясь его пальцами через мгновение после того, как тёмная сила наёмника ушла. Тот между тем направился на выход - весьма некстати, она ещё не успела забрать то, за чем пришла, но и отпускать его категорически не собиралась. Расколотый и изъеденный эрозийной силой магией Геда металл кое-где осыпался и искрошился, обнажая необыкновенную, сияющую внутренним светом янтарную начинку. Взгляд ненадолго замер на поверхности филактерии, наблюдая завораживающую игру света. Возможно, это тоже была одна из возможных ловушек Гильденхаура - сложно было сказать наверняка, так как коса, явно не попавшая под воздействие, дала мощный внутренний толчок. Мужчина рядом неслышно прошёл вперёд - или просто демоница, сидящая на полу, была чересчур поглощена процессом?
Сама же Мина быстро-быстро, как мышка, подтащила к себе филактерию, быстрыми движениями маленьких пальцев счищая уже разложившийся металл, и спешно запихала в рот. Затем точно так же, по-мышиному поднялась, напрягшись и с трудом протолкнув здоровенный шар вниз по глотке. Потребовалось мгновение, чтобы растерянно-умиленное состояние, наполненное почти детской радостью, сменилось на задумчивую негу победительницы.
Лучше обратись к какому-нибудь кузнецу, чтобы он его расплавил в печи, — в ответ на эту фразу Мина могла только выразительно икнуть и смущённо прикрыть рот ладошкой. Для некоторых задач она сама себе печь. Но в одном Гед был прав - острия её когтей нуждались в капитальной доработки. Вероятнее всего, их следовало армировать линиями зачарованного металла, по возможности восстанавливающего форму и заточку. Проблема решалась куда проще при слиянии со своим изначальным вместилищем - косой - где она уже обладала и нужным металлом, и нужной формой, и смертоносными характеристиками древнего артефакта, который вряд ли смог бы так легко выковать даже самый искусный кузнец, даже с помощью лучших чародеев Альянса. Но обычно её аватара крутилась отдельно от вместилища. Например, сейчас это не создавало для неё большой уязвимости - в противном случае, при гибели от магии Гильденхаура или Геда её жизнь бы круто развернулась. А учитывая магическую силу и характер возможностей встреченного ей незнакомца - был даже риск полного уничтожения. Небольшой, конечно, но с чем Фойрр не шутит?

Спасибо, Гед. Я думаю, тебе тоже пригодится помощь. Не возражаешь?, — Мина хмыкнула, наблюдая за тем, как её собрат карабкался вверх по пологому скату, чуть скользкому, пытаясь избежать лезвий. Как следует расставив лапки, используя зазоры в полу и стенах от ловушек в склепе, девочка ловко зафиксировала себя в проёме, после чего метнулась сзади к наёмнику, пытаясь схватить его руками за талию и мощным броском вынести их двоих наверх, ко входу в склеп. Сюда она ещё вернётся. Немного позже. Пока стоит разобраться с собратом. Кем бы он ни был, он не простой мастер магии огня или земли, это точно, и возможно действительно из легионеров Фойрра. Хотя, откуда бы ему тогда знать Безымянного?
В любом случае, дальше она предпочла бы спрятать когти и быстро-быстро переставлять ножки, семеня рядом со своим собратом или держась сзади, чуть поодаль, как ему будет удобнее. Да, снаружи у него будет преимущество - ведь он сможет сыграть свой главный козырь. Но зачем? Избежать утечки информации он уже точно не сможет.
Гед, а Гед? Мне показалось, ты знаешь о Культе Безымянного немного больше. По крайней мере, у меня было такое впечатление, что вы с личом говорили о каком-то совсем другом Культе. Ну вот не укладывается в моей голове, что недавно нарисовавшаяся на территориях Альянса Девяти армия воров и шлюх во главе с несколькими поехавшими некромантами, потерявшими своих близких и помешанными на их возвращении - это тот самый Культ, который был... кхм... тогда, когда ты спрятал здесь свою заначку. Слушай, а какой он был... раньше? По идее? Тот самый, настоящий Культ, чьи знамёна сейчас поднимают мои... кхм... хозяева?
В основном Вермина говорила правду. Кай, потерявший Алисию, и Гипнос, а также Дедалус, потерявшие Вилрана, вполне неплохо подходили под это. Судя по непорочности Мамочки, она тоже потеряла кого-то близкого - саму себя, способную получать не только ментальное, но и вполне физическое удовольствие, испытывать теплоту и какие-то родственные чувства. Так что нет, в её словах не было ни капли лжи, да и удивление было искреннее. Она не слишком-то хорошо понимала догмы Культа, и не видела этого понимания в глазах тех, кого запугивала и кем пыталась управлять. Это была Сила, и у Силы была Цель, Цель получить ещё больше Силы, чтобы нарушить старый Порядок и построить Новый. В некотором смысле это был дух переворота, вызванный чересчур запущенной политической ситуацией, не в последнюю очередь продиктованной поражением в северной войне и потерей контроля над Розой Немёртвых. Старые волки плохо вели свои стаи, и новые готовы были вцепиться им в глотку - не ради лучшей жизни всем, но просто почуяв слабость. Эта была очень простая философия.
А каким был Культ Безымянного на самом-то деле?
[icon]http://s5.uploads.ru/V8nGf.jpg[/icon][status]Фойррова Прелесть[/status]

+1

30

Демон осторожно переступает ногами, места недостаточно для размаха крыльев, все же простор гораздо милее тесноты. Из-за спины доносится голос спутницы:
— Спасибо, Гед. Я думаю, тебе тоже пригодится помощь. Не возражаешь?

Ответить Астаэр не успевает, но отмечает про себя, а с чего она привязалась к нему, как банный лист? Девчонка налетает сзади в каком-то невероятном прыжке. Импульс позволяет набрать скорость и пробежать большую часть лестницы без ступеней. Вторым рывком они оказываются на наземном уровне. Быстро оглянувшись, Астаэр замечает, что девчонка помогла себе теми странными конечностями. Повидал всякого, каждый демон непохож на другого, поэтому удивление вряд ли к месту. Но стоит отметить, что физическая сила у нее непропорциональна телу. Кто-нибудь другой мог бы причислить к достоинствам, но Астаэр бы не захотел бы использовать такое обличье: меньшему весу нужно приложить больше усилий при ударе, а демон как раз таки привык решать задачи не магией, а кулаками и оружием.

Астаэр выходит из склепа и с наслаждением вдыхает воздух. Ставит сапоги на чье-то надгробие, чтобы солнце немного разморозило их. Однако, девчонка не спешит никуда уходить, и демон не заметил, куда она дела филактерию. Чего привязалась? Мысли, наверняка, хорошо читаются на лице, но потом задумчивое выражение их сменяет. Она решает расспросить его о Культе Безымянного. Феэглеф никогда в нем не состоял, и желание такое не появилось. Что он может ей сказать? Для демона мир пожавших лапу Безымянному делится на две части. Одну он мысленно называет фракцией «философов», которые изучают взаимосвязь Жизни и Смерти без задних мыслей. Как правило, одиночки, но иногда создавали некое подобие семьи или клана. Вторая фракция — «торговцы». Эти искали выгоду, стоя на границе между миром живых и мертвых. Если понадобится, трахали, убивали и жгли, причем в произвольном порядке. Копили силу, богаство и знания, чтобы завоевать больше власти. А потом в клан «философов» пришли новички из числа «торговцев», перебили половину старейшин, и стали называть себя Культом Безымянного. Даже несмотря на то, что богу смерти на них явно насрать, если боги вообще мыслят такими категориями.

— С чего ты решила, что известный тебе Культ вообще когда-то существовал? — Если Астаэр напряжет память, то сможет вспомнить пару дюжин подобных групп с громкими названиями и чумой головного мозга. Причем, все из «торговцев», «философы» не гнались за силой и известностью, хоть и были куда более умелыми. Группы объединялись в банды, названия менялись, союзы распадались, и за заботами даже забыли дать имя богу смерти. Армия воров и шлюх? Вполне подходит и неважно, какое горе их толкнуло в грязь. — Не думаю, что в силах дать какие-либо откровения. Если ты работаешь на них, или может даже молишься папочке Безымянному, то должна была увидеть сама. Есть только мир и ты. Культы, государства и даже боги — всё вторичное, то, чему название дали сами разумные расы. Хочешь воровать и трахаться? Пожалуйста, но только если это действительно твое желание. Всё сводится к твоей liberantary vacalam.

Астаэр прислонился к надгробию и смотрит на спутницу. Неизвестно, удалось ли донести мысль о том, что неважно, каким был мир раньше. Разные люди об одном и том же будут иметь разное представление. Каждый носит на голове призму из своих взглядов и опыта, и пытаться смотреть через призмы королей и глав любых организаций — дело изначально гиблое. Лучше один раз выбрать дорогу и забыть о правилах прочих путешественников. Астаэр как-то побуянил в деревеньке из дюжины домов, построенных из говна и палок, а вернувшись через несколько десятилетий, обнаружил небольшой городок с замком. Люди гордо называли его Азеротом и не позволили Феэглефу отколупать кусочек от Кристалла. Там-то и встретил некромантов, которые жили на одной волне с демоном, и вполне вписывались в его представления о жизни, полной открытий, но потом угасли под воздействием Силы, которая честно ничего не обещала. Демону казалось, что они предали его, а они равнодушно пожимали плечами, не видя через свою призму ничего дурного.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [16.06.1082] Черная археология