Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Элиор Лангре Гренталь Лиерго Игнис character4 name
game of a week

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [15.06.1082] Стекло и зола


[15.06.1082] Стекло и зола

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

- Локация
Альянс, г. Акропос
- Действующие лица
Вивьен, Астаэр, Гипнос
- Описание
предыдущий эпизод - [14.06.1082] Теория вечности
Оставив послание Кайлебу, повредив его небольшое воинство нежити у Пределов, Вивьен де Трайх вместе с призванным демоном Астаэром отправляется в Акропос в поисках временного убежища. Некромантка делает рискованный шаг, прося защиты у своего несостоявшегося жениха - Гипноса Беннатора. Оккупированный город слабо походит на спасительный оплот и больше напоминает улей с пчёлами, но Трайх посчитала, что хорошо спрятано то, что находится под самым носом у Культа.

+2

2

Магия всегда оставляет след. Это знает любой маг. Сплетения нитей истончаются, тускнеют, но не исчезают полностью. Вивьен не заметала следы. Она знала, что след от её магии останется на нежити, а по нему всегда можно узнать, кто использовал заклинание. Трайх не сомневалась в талантах Ворлака, но навряд ли он лично явился в спаленную лавку Тариеля, чтобы запомнить её магический след. Некромант может догадаться об адресате и попытаться его выследить. В отличие от Магистра Эарлана, который привык считать себя всегда правым и заниматься самоубеждением, что всё под контролем, когда кресло под его задницей горит кабальским пламенем, этот некромант уделял внимание любому врагу. Даже такому незначительному и напоминающему собаку, которая лает на караван. Сломанные рёбра, спутанные карты, беглая глава и уменьшенная популяция нежити у Пределов – это незначительные достижения и скорее попытки кота шипеть на врага, чем показать реальные когти. У неё этих когтей нет. Астаэр ещё не готов. Она не готова.
В неспокойное время любой шанс спастись и залечь на дно рассматривается под призмой сомнения. Трайх просчитывала каждый ход, но сомневалась в принятом решении. Рискованно. Акропос давно находится под контролем Культа. Дедаулус Беннатор отвернулся от Магистра и служит другому некроманту. Можно уточнить, что изначально Магистр Эарлан отвернулся от всех, когда вмешался в помолвку между детьми других городов и наплевал на положение своих подчинённых, но эти детали в реальном мире малозначительны. Уже всё случилось. Новый порядок рушит старый. Магистр теряет власть город за городом, пока пытается поймать врага, но на деле остаётся без союзников. Даже собственный сын отвернулся от него.
Безумная Вивьен. Как иначе назвать некромантку, которая лезет в осиное гнездо, считая, что там можно найти годное убежище? Опасное в силу определённых причин – город оккупирован, входы и выходы тщательно охраняются. На стенах стоят часовые, которые сменяют друг друга, чтобы в любое время суток не пропустить никого без ведома главы города. Пробраться на территорию и остаться незамеченным – тот ещё квест для тёмного мага и призванного демона, но какие у неё варианты? До Севелена далеко, не один день пути. Возможно, что никого из её ковена уже не осталось в живых и все мертвы, а на подходе к замку её встретит сам культ и приберёт к рукам то, что ему не принадлежит. Их с Астаэром могут поймать на дороге, потому что Севелен – это самый очевидный ход для Трайх. До Лейдера ещё дальше. Им пришлось бы зайти в деревню или город, чтобы запастись провизией и только тогда выдвигаться в путь, который займёт много времени и сил, а это не лучшая затея, когда существует шанс, что их будут искать. Акропос при всей своей негостеприимности выглядел лучше. Возможно, что здесь её никто не будет искать, а если сам сын Магистра поспособствует, то дело пойдёт значительно быстрее.
Среди некромантов нет понятия доверия. Любое действие и предложение подвергается сомнению. Жажда выгоды – вот, что ими руководит.
– Подождём здесь, – Трайх остановила демона на безопасной территории от стен города. Где их не смогут заметить ни дозорные со стены, ни прочувствовать маги. Впрочем, один конкретный маг её интересовал, поэтому некромантка всматривалась в тёмное ночное небо, выискивая нужный сигнал.
Об увлечениях Гипноса Вивьен узнала два года назад, когда сын главы обмолвился о вороне – его глазах. По слухам птица летала не только над городом, но и за его пределы. Осталось дождаться её появления и тогда Гипнос будет в курсе новых гостей, а она сможет передать ему короткое послание. Трайх не могла назвать некроманта старым другом или другом вообще. Он допускала мысль, что, выдав себя Гипносу, они с Астаэром встретятся с отрядом боевых магов, которые бросят их в темницу на радость культу, как послушные и верные псы, но всё могло сложиться иначе.
От старой Вивьен практически ничего не осталось. За два года эмоции, чувства, мировоззрение – всё изменилось, когда она добровольно позволила кристаллу повлиять на неё.
– Город охраняется Культом и находится под ним. Не знаю, как давно, но нам нельзя попадаться никому из дозорных и жителям города в том числе, как и его Магистру, – Вивьен решила сразу расставить приоритеты, чтобы донести до Астаэра, почему они выбрали это место, но пока выходило, что она перечисляла причины, по которым нормальный и здравомыслящий человек обойдёт его стороной. – Я не буду использовать магию. Скорей всего на стенах это заметят, поэтому воспользуемся твоими крыльями.
Они ждали удачного момента и.. ворона. Трайх не хотела терять времени и упускать удачные моменты проникнуть в город, но всё же дождалась появления птицы. Призванный фамильяр заметил её, остановился и сел на ветку дерева, по-птичьи рассматривая знакомую некромантку и её странного друга.
Мне нужна твоя помощь.
Трайх не знала, насколько хорошо Гипнос завязан на птице, но надеялась, что он поймёт её. Ворон посидел на ветке, а потом вспорхнул и полетел в город.
Пойдём.
Она не знала, как трактовать действия ворона, но больше здесь оставаться нельзя.
***
Приземлившись по другую сторону стены, Трайх осмотрелась. Она всё ещё не решалась использовать магию, но пыталась прочувствовать магические нити и ловушки, которые могли оставить на стене. Она не видела других дозорных, но отвлеклась, услышав хлопот крыльев и тихое карканье. Ворон вернулся и, подождав, пока на него обратят внимание, низко полетел между домами, показывая дорогу. Если Гипнос хотел с ними поиграть и заманить в ловушку, то от практически развеял подозрения некромантки. Намного проще сообщить дозорным о нарушителе и сдать её им, чем тратить силы на фамильяра. Может быть, ему скучно сидеть дома, а тут такой отличный шанс немного развлечься.
Ворон уводил их всё дальше от стены, но, насколько помнила Трайх, не в сторону дома Беннаторов, где их два года назад почти вежливо принимали в саду на банкете. Ничего удивительного, что Гипнос не хочет тащить её в дом, где находится более сильный маг. Магистр почувствует проникновение в дом и навряд ли позволит своему сыну оставить несостоявшуюся невесту в качестве гостьи.

+2

3

Демон послушно донес хозяйку, куда он просила. Перед ними оказывается Акропос. Демон узнает его, хоть город находится в явном упадке. Пока некромантка ждала неизвестно чего, демон рассматривает «колонну до небес», которая есть на месте любого скопления разумной жизни. Многоуровневое бурление эмоций всех живых существ, пересечение магических контуров различных заклятий, ауры сотен живых и оживленных существ. Все это указывает, что город не настолько заброшен, как может позаться издали.

Астаэр поворачивает голову в сторону от города. Ему нужно миль на двадцать в другую сторону, чтобы разворошить свой другой схрон. Без качественного оружия, к которому привыкла его рука, чувствует себя как без одежды. Рана на плече зарубцевалась, движения уже не сковывает. Однако, больше сейчас демона раздражает факт того, что вызвавший его показывает зачатки разума, не думая посвящать демона в свои планы. Феэглеф это проглотил молча, только чуть натянул пружину внутри себя. Когда-то давно это ему не удавалось вовсе, что приносило кучу неприятностей, но сейчас сдерживание порывов дается легко. Но сжимать внутреннюю пружину демон может до определенного предела. Когда точка невозврата настанет, пружина выстрелит и ударит прежде всего по его новоиспеченной хозяйке и по самому демону. Смерть не смогла изменить натуру Феэглефа, магический контракт этого сделать не сможет тоже. Это не под силу даже богам, даже Творцу и тому, кто был до него.

– Город охраняется Культом и находится под ним. Не знаю, как давно, но нам нельзя попадаться никому из дозорных и жителям города в том числе, как и его Магистру.
Демон оглушительно чихнул, сам до конца не поняв, нарочно или нет. 
— Чего-чего? Культ чего? Что за магистр? — Астаэр хлопает глазами. — Ты решила «оставить послание» во всех опасных местах материка?

Демон смотрит, как некромантка разговаривает с птицей. Демон не стал никак этого комментировать, увидев в Хаосе нить магии, тянущейся из города. И чья же помощь ей требуется? Знакомый принцип магии. Покусай мои рога, это будет очередной некромант.

Далее Астаэр переносит хозяйку за стены, обойдя стороной все сигнальные чары и охранные заклятья, которые скрыть можно только в материальном мире. Судя по всему магию пытается почувствовать и девушка, но демон не стал говорить, что уже всё сделал сам. Тут к ним подлетает знакомая птица и ведет за собой вглубль города.

+2

4

Она что — сошла с ума?
Она определенно сошла с ума...
Поначалу Гипнос не поверил своим глазам (вернее, глазам своего крылатого помощника), и даже решил, что его излюбленное и привычное заклинание где-то дало сбой, и колдовская птица видит то, чего нет. Не могла же Вивьен де Трайх, за которой — он это знал! — охотится весь Культ, добровольно прийти под стены Акропоса и просить его о помощи...
Или могла?
Гипнос закусил губу, глубоко вздохнул, настраиваясь на ощущения и чувства фамильяра, и ворон спустился пониже, рассматривая незваных гостей. Они — сама Вивьен и ее незнакомый темноволосый спутник — не скрывались, даже как будто бы напротив, специально хотели привлечь его внимание.
Что это значило — ловушку? Но это глупо. Зачем кому-то устраивать ловушку на наследника Беннатора, когда в городе теперь правят другие? Тем более Вивьен... Гипнос не видел ее два года, хотя и не упускал случая узнать новости о ней (как и о других некромантах Альянса, впрочем), но во время последней встречи они расстались не врагами. Более того, если бы не вмешательство Магистра Эарлана, вполне возможно, сейчас они и вовсе были бы женаты, и, насколько помнил молодой некромант, Вивьен не очень-то против этого возражала.
Но сейчас все изменилось. Она не может не понимать, кто теперь правит Акропосом. Не может не знать, в каком он положении. И все-таки просит его о помощи — какой, кстати?
Он мог бы поступить так, как поступил бы любой человек, лояльный Культу: просто сообщить, что столь важная добыча сама пришла, и достаточно только высунуть нос за городские стены, чтобы заполучить ее. Возможно, это ускорило бы путь к Силентесу — ведь Хранительница Ключа была необходимым недостающим звеном...
Гипнос разрывался между осторожностью и любопытством, и, в конце концов, любопытство победило. Оно всегда было самым сильным пороком молодого Беннатора, он знал об этом и... все же был рад вновь чувствовать азарт. Последние месяцы правления Культа город сковало страхом и апатией — безумная смесь. Жители не осмеливались без нужды покидать дома, и даже сами расквартированные люди Кайлеба больше не ощущали той безграничной, опьяняющей свободы, как поначалу. Тот торжественный солнечный день, когда Гроссмейстер, озаренный пророческими лучами, вступил в Акропос, остался далеко позади.
Возможно, появление Вивьен — еще один недостающий кусок картины.
Ворон, повинуясь мысленному приказу Гипноса, коротко, глухо каркнул, и повел странную парочку в город.

***
Он привел де Трайх и ее спутника в старый особняк во внутреннем кольце Акропоса — провел через все патрули, подсказывая, когда следует замереть и куда нужно свернуть. Хотя сам Гипнос почти не покидал пределов собственного дома, глазами ворона он изучал город уже почти десять лет, и знал его и его тайны, как свои пять пальцев, так, как не мог знать никто из последователей Культа.
Особняк принадлежал одной из казненных семей — небольшой двухэтажный дом за кованым ограждением. Он давно уже был разграблен: стекла выбиты, окна кое-где заколочены досками, все добро, включая одежду, постели и посуду, вынесено и поделено. Именно поэтому сюда уже никому не было нужды заглядывать — в том числе и опасной нежити, поскольку дом находился внутри защитного кольца.
Теперь в окрестностях было много таких домов. Акропос, которому обещали жизнь, медленно умирал.
Ворон привел беглецов внутрь и с тихим звоном растаял, оставив дожидаться темноты.
Сам Гипнос появился вскоре после полуночи. Один и пешим — взять кресло-конструкт Мамочки, гораздо более удобное и безопасное, он не рискнул. Он знал, что рискует и без того — Вивьен, в отличие от него, боевой маг, а ее спутник выглядел со стороны достаточно сильным. Что помешало бы им взять Гипноса в заложники и потребовать обменять его жизнь на...
А на что? На восстановление Севелена? На то, чтобы ее оставили в покое? Да не будет такого. Культ не торгуется, Вивьен все равно им нужна, рано или поздно, так или иначе — и она тоже должна это понимать.
Он вошел внутрь, не пытаясь не шуметь — все равно его неуклюжее, искалеченное тело не могло двигаться ловко и тихо. Они ждали его, настороженные, утомленные дальней дорогой, ожидающие подвоха.
Гипнос остановился, рассматривая Вивьен. Она изменилась: черты лица стали более резкими, во взгляде появилась жесткость, но своей странной, неброской красоты де Трайх не утратила. Если бы он был влюблен в нее, это, возможно, тронуло бы его сердце, но он не был. И вообще не умел. Тем не менее, Беннатор был рад видеть ее — как воспоминание из полузабытого прошлого, когда все (если смотреть с нынешней позиции) было куда более безоблачным и теплым.
- Вивьен, - хрипло произнес Гипнос, тяжело опираясь на трость и скользя взглядом по сопровождавшему ее мужчине, высокому, ладно сложенному, с цепкими, внимательными глазами. Его магическую ауру некромант считать не мог — было в ней что-то непривычное, ускользающее, хотя и смутно знакомое. - Я рад, что ты жива.
Он не солгал.
- Почему ты пришла?

Отредактировано Гипнос (2018-05-06 12:46:33)

+3

5

Культ Безымянного, – уточнила Вивьен, позволив себе немного разговориться с демоном.
«Сколько же ты спал?»
Удивившись возрасту призванного демона, Трайх приблизительно прикинула, когда он мог погибнуть в бою, чтобы пропустить, как его создателя пытаются подчинить себе тёмные маги, и как умирают сами, пытаясь спасти целый мир. Нигде нет упоминания об Астаэре или других демонах и личах, которые спят в Пустоте до призыва. Нет упоминания о содержании ключей, только число, которое выгодно называть Магистру – девять, хотя на самом деле их на один больше, как и героев, но кто об этом помнит и знает, если Севелен долгое время хранил свою тайну? Когда ключ пропал, Вивьен подумала, что о тайне знают, но она обманчиво успокоилась, отыскав его после долгого и утомительного пути. Их тайну знают, что ещё она могла сделать, чтобы предотвратить призыв Безымянного? Только пойти против правил и использовать ключ, а потом придать его огню, в надежде, что этого хватит, чтобы врата навсегда остались закрытыми.
О древности Астаэра можно догадываться, а можно спросить напрямую, но зачем?
У Культа одна цель – призвать Безымянного и подчинить его себе ради власти, а Магистр – я о Беннаторе старшем, – решив, что это ничего не объяснит демону, Трайх с неохотой дополнила: – глава этого города. Он нам не обрадуется, если узнает, что мы здесь. Магистр сотрудничает с Культом.. или ходит под ним, как посмотреть, а Культу нужна я и Ключ, но не думаю, что они станут искать нас у себя под носом. Если мы будем осторожны, то всё пройдёт гладко.
«Если Гипнос окажется гостеприимнее своего отца»
У некромантов извращённое понятие любви и дружбы, а между Трайх и младшим Беннатором нет ни того, ни другого.
Старый заброшенный дом. Романтика. Вивьен осмотрелась, в целях предосторожности она магически ощупала местность, но из чего-то магического заметила только щит, который защищал это место странным образом и обрывался за его пределами. Она могла использовать магию и думала о том, чтобы использовать что-то до появления гостей, но решила не торопиться. Сначала нужно уладить некоторые нюансы.
Спрячь крылья, – Трайх придирчиво осмотрела спутника. – Никто не должен знать, кто ты на самом деле. Я тебя наняла ради своей защиты.
Да, от Астаэра разило сильной магией, но навряд ли кому-то придёт в голову мысль, что Вивьен пошла против правил и нарушила главный запрет своей семьи и воспользовалась ключом. Среди некромантов никто не знает, что за заклинания содержатся на всех фрагментах книги. Даже Вивьен не знала, с чем столкнётся, когда пыталась активировать ключ. Возможно, Астаэр был одним из защитников Безымянного и оказался заперт в ключе, когда не смог выстоять против магистров и защитить своего господина.
Вивьен терпеливо ждала, когда на место ворона придёт его хозяин. Если бы Гипнос планировал отдать их культу, то не ждал бы до полуночи. Сообщить боевым магам о проблеме и указать точное место, где она находится, – пятиминутное дело. Их могли уже повязать и бросить в магические кандалы, со вкусом и изыском допросить о ключе и выпытать много интересного, но по какой-то причине Гипнос этого не сделал. Он рискнул придти на встречу лично и Трайх не чувствовала за ним ни магического хвоста, ни стражников. Это выглядело странно, но способствовало осуществлению плана.
Жива, пока нужна Культу, – это правда, а вот свобода – сомнительно. Вивьен запросто может лишиться её в любой момент, когда заиграется и попадёт в работающую сеть, а она фактически пришла в неё, но пыталась пролезть под сетью и не привлечь к себе внимания больше, чем это требовало для более слаженного укрытия. – Ты лучше меня знаешь, что происходит в Альянсе, – Вивьен не упрекала его за сдачу города под Культ – это естественно, когда Магистр Эарлан годами закрывал глаза на проблемы городов-близнецов. Никто не кинулся спасать их от Культа. – Я не хочу повторения истории. Культ не должен получить Селентес, - она надеялась, что Гипнос поймёт её нежелание рисковать ради книги и знаний, которые на деле, могут оказаться всего лишь песком в руках жаждущего. Сколько некромантов погибло в тот день, когда они дерзнули призвать Безымянного? И сколько бы их погибло ещё, не запри они его в ледяной темнице. – Нам небезопасно возвращаться в Севелен, а до других городов далеко и не менее опасно. Мне нужно на время задержаться в Акропосе, чтобы это не стало достоянием Культа.
Она понимала, о чём просит Гипноса и чем это обернётся для него, когда тайна вскроется. Это неоправданный риск и Трайх не знала, что может предложить взамен некроманту и какие у него могут быть причины помогать ей.
«Никаких»
Даже заключённый брак не стал бы гарантом спасения. Скорей всего Культ бы забрал её ключ сразу и удерживал их в заложниках или убил сразу.

+3

6

Услышав про Безымянного, демон хватается за лицо в приступе смеха. Да, они тайком пробирались в негостеприимном городе, но Астаэру было все равно. Когда хочет смеяться, то будет делать это. Он даже остановился, сгорбился, будто в приступе, прежде чем тихо, а после все громче и громче начинает смеяться:
— Так этот полоумный культ все еще существует?! Такая преданность тому, кто чихать на них хотел!

Астаэр не стесняясь начал издавать звуки, которые в приличном обществе восприняли бы за смех сумасшедшего. Крылья распахиваются на всю длину и чуть подергивают. Феэглеф помнит истоки этого культа и первый призыв Безымянного. Он имеет свой взгляд на происходившие тогда события, которые могли вовсе не дойти до сегодняшних дней или дойти в искаженном виде. «Папочка Безымянный» всегда берет, всё что хочет и не отдает ничего взамен. И те, кто пытается его призвать, сразу передумывают в процессе. Но уже поздно бежать, ведь кровь в жилах застывает и превращается в копошащихся червей, грызущих себе путь наружу.

И когда рассвет принесет надежду
Мы увидим лишь холмы и фигуру эту
Сколько б не было чертей,
Ты бери лопату. Хорони своих друзей
Рядом с лесом Жатвы.

Безымянный все стоит
На холмах далеких
Нам трудиться предстоит
До заката мира.
«Сколько нам еще копать»?
Приглядись получше:
Всё что горы — это нам
Горы-горы трупов...

Феэглеф начинает напевать старинную песню могильщиков, популярную сотни лет назад и появившуюся не без причины как раз после первого призыва Безымянного. Культисты совсем обезумели и в своем безумии не понимают, что «папочку» не нужно призывать, так как он никуда не уходил. Он забрал их мечты и чувства, и на опустевшее место заполз сам. Самые одаренные из некромантов прошлого могли в своем отражении увидеть незнакомое лицо...

Астаэр внимательно выслушал те крохи информации, которые получил от госпожи. Беннатор-магистр? Ни о чем не говорит. А вот Ключ, а точнее Ключи, похоже не канули в лету, как того хотелось бы демону.
Они доходят на заброшенного дома. Хозяйка велит принять человеческий облик, что Астаэр и делает.
— Никто не должен знать, кто ты на самом деле. Я тебя наняла ради своей защиты.
О да, даже ты не должна этого знать. И ты меня не наняла, а вырвала из посмертия и посадила на цепь. Воистину последовательница Безымянного. Свои мысли вслух демон озвучивать не стал, как и использовать мысленную связь.

Когда они вошли в дом, то встретились с очередным некромантом. Демон понял, что именно его фамильяра они видели недавно. Потоки магии точно такие же, но вот что это? Поток Хаоса вокруг тела некроманта представлял из себя сразу две спирали, две ауры. Но не раздельные, а одна в другой, живая и мертвая. Совсем как у Безымянного, будь потоки магии высотой до небес, двигались бы со непостижимой скоростью и самими причудливыми зигзагами и петлями. Ну и душ должно быть куда больше.

Бросив гадать, Астаэр отходит в сторону. Пока материальный мир возвращается для глаз, демон достает из сумки трубку и табак. Одним ухом слушает разговор, привалившись к стене. Участвовать в разговоре пока не хочет. Похоже, они знакомы. С силой дунув в трубку, демон наблюдает вылетевшее облачно пыли. Сколько же времени прошло? Надо не забыть спросить, который сейчас год. Насыпав табаку, демон трет камень на трубке. Артефакт сам зажигает смесь. С удовольствием затянувшись, Астаэр выпускает пару колец дыма в сторону беседующих.

+3

7

- Вивьен... - Гипнос бросил быстрый взгляд на ее молчаливого темноволосого спутника и снова повернулся к девушке. Более странную встречу, чем эта, и представить-то было сложно. - Послушай. Посмотри на меня...
Он тяжело прошелся по разгромленной комнате, оперся обеими руками о стол, на удивление все еще не пущенный на растопку. Длинный, скошенный из-за его неровных плеч, подол мантии оставлял в тонком слое пыли слабый след.
- Ты знаешь, кто я. Ты видишь, какой я. Ты, наверное, одна из немногих, кто принял это в свое время, как должное — и именно поэтому сегодня здесь я, а не отряд культистов, - некромант вновь повернулся к ней лицом. - Но ты не можешь не понимать, что мне нужно. Чего я хочу больше всего. Это мне может дать только Силентес, гримуар Безымянного. И ты ставишь меня перед таким выбором, который мне сложно сделать...
Ее бледное лицо казалось удивительно спокойным — еще более спокойным и закрытым, чем в первую их встречу в тусклых садах Акропоса, и Гипнос невольно поразился тому, как она вообще осмелилась прийти сюда.
Наверное, у нее действительно не было другого выбора.
А у него?
- Ради собственного же блага я бы должен был сдать тебя Культу как Хранительницу. Без тебя до Силентеса не добраться, а без Силентеса я долго не протяну, - Гипнос медлил, и со стороны, должно быть, казалось, что он вправду размышляет о том, не переменить ли решение. Но ворон, его фамильяр, сидел на деревянном подоконнике снаружи, чистил перья, словно обычная птица, и не спешил срываться с места и лететь к замку, сообщать о прячущейся в руинах женщине.
- Но я знаю, что это будет означать твою смерть. Кайлеб Ворлак убивает без колебаний — я это знаю, я сам предсказал его восхождение к власти еще до того, как он пришел в Акропос. И хотя в некоторых случаях я одобряю его методы, и даже восхищаюсь его решениями, твоей смерти я не хочу.
Голос Гипноса был тихим, печальным, почти сентиментальным. Но спустя пару ударов сердца молодой некромант собрался, выпрямился, насколько позволяло его искалеченное тело, посмотрел ей прямо в глаза — и выражение лица его стало непроницаемым, и даже жестким.
- Назови мне свою цену Вивьен. Почему я должен спрятать тебя здесь? И кто это? - он кивнул в сторону столь тревожащего его темноволосого мужчины, курившего в углу так спокойно и невозмутимо, будто ему вовсе не было дела ни до Культа и его интриг, ни до умирающего Акропоса и его проблем, ни даже до бедствий девушки, которую он сопровождал.

Отредактировано Гипнос (2018-05-08 13:44:49)

+3

8

Астаэр непроизвольно выдавал ей крупицы знаний. Он удивился существованию Культа? Она удивлялась, сколько демон проспал в Бездне, но эти разговоры некромантка с чистой совестью или её полным отсутствием отложила на потом. Сейчас им необходимо позаботиться о своей сохранности и ближайшем будущем, которое может обернуться для них или временным пристанищем не совсем у друга или же клеткой. Трайх не думала, что у Астаэра хватит сил противостоять культистам и вырваться из самого центра оккупированного города. Не исключено, что Кайлеб оставил здесь несколько сильных и верных ему псов. Хватит Магистра и нескольких его подчинённым, чтобы связать и Хранительницу, и её защитника.
Астаэр позитивно напевал старую песенку, которую Трайх слышала впервые. Некромантка не хотела знать подробностей, а Гипнос концентрировал её внимание на важных вещах. Обычно после просьб внимательно посмотреть на говорящего начинается самое интересное и неприятное. Концентрация внимания собеседника нужна, чтобы донести до него важную и далеко неприятную ему истину, зачастую настолько очевидную для двоих, что она не нуждается в повторе. Как та, которую собирался озвучить Гипнос, но Вивьен выполнила его просьбу и посмотрела на него, как всегда, именно на Гипноса, а не на его брата или не на них двоих. Некоторые вещи в этом мире, кажется, остаются неизменными, несмотря на то, что за два года жизни характеры обоих некромантов успели исказиться и остались лишь тени от них былых. Всего лишь два года жизни, а столько переломных моментов. И вот ещё один.
Силентес – не панацея, Гипнос. Ты знаешь, что у каждого заклинания есть цена, – Вивьен понимала, почему некромант хочет заполучить гримуар. – Но Кайлеб преследует свои цели и ты – лишь рычаг для него. Он не даст тебе того, что ты хочешь. Как и не даст гримуар.
Даже за незначительное заклинание с призывом помощника Вивьен пришлось убить не одну сотню людей и сколько ещё придётся принести жертв, чтобы её защитник стал достаточно сильным, чтобы противостоять Ворлаку и его сторонникам. Трайх не сомневалась, что некромант уже получил в своё пользование несколько ключей, например, от городов-близнецов. Возможно, ещё какие-то. Один Безымянный знает, что за заклинания содержатся в этих Ключах и что ради их активации сделает Ворлак.
«Если уже не сделал»
Переубедить калеку, который всю жизнь вынужден бороться с непослушным телом, терпеть издёвки других, включая своего кузена Стефана, который при отсутствии дара к магии сам может считаться магическим калекой и импотентом, невозможно, но на этот случай у Трайх были другие мысли. Она бы предложила ему себя в качестве оплаты. Не в смысле постели – некромантов это практически не интересует, а силу, которую она могла ему дать. Пойти против законов и правил, чтобы стать сильнее, но это не излечит тело Гипноса, а сам он по слухам не сможет провести ритуал. Предложение бессмысленно и Трайх решила его не упоминать, но это не всё, с чем она могла к нему прийти.
Тебе необязательно гоняться за гримуаром, – это казалось чем-то нереальным. Ложью в личное благо некромантки, но она не лгала. – Один из Ключей содержит заклинание исцеления. Думаю, что это Ключ Крена с его чистыми водами у храма – они имеют магическое свойство и тоже исцеляют, но найти их сложно. Там истоки нашей магии, ещё до того, как мы стали такими. Возможно, что это Ключ поможет тебе получить то, что ты хочешь, – но его у неё нет, и она пришла фактически с пустыми руками. – Я помогу тебе найти этот Ключ.
Говорить правду об Астаэре она не хотела, но понимала, что одна тайна может испортить весь план.
Он мой хранитель, – это правда. В глазах Вивьен не отразилось ни намёка на ложь. – Его зовут Астаэр. Он демон, – необычное сопровождение для тёмного мага. – Я прошу временного убежища для нас двоих.. Ты можешь в любое время передумать и отдать меня Культу.

+3

9

Астаэр неотрывно наблюдает за разговором. Что-то ему совсем непонятно, другое вызывает отклик в памяти.
- Ты знаешь, кто я. Ты видишь, какой я. С ним что-то не то? Как-то связано со странным течением Хаоса вокруг него? Из рта вылетает очередное колечко дыма, вдруг сворачивающееся в восьмерку.

- Это мне может дать только Силентес, гримуар Безымянного. Вот тут ты ошибаешься, некромант. Ни один его владелец не закончил хорошо. Бесконечные страдания — вот что ждет того, кому в руки попадет. В свое время и мне гримуар обжег руки, напакостив даже после моей смерти. Восьмерка из дыма вдруг изламывается под причудливыми углами и растворяется в воздухе.

- Без тебя до Силентеса не добраться, а без Силентеса я долго не протяну. Значит, гримуар еще находится в ущелье. Глубоко затянувшись, демон наслаждается пульсирующим чувством, как сердце гонит кровь с дымом по всему телу. Выдыхаемый дым принимает очертания магического тома, который начинает переворачивать страницы, пока не останавливается на странице с перевернутым треугольником. Образ книги растворяется в воздухе. Жаль, что оригинал книги так просто не уничтожить.

- Кайлеб Ворлак убивает без колебаний. Что за Кайлеб Ворлак? – Силентес – не панацея, Гипнос. Верно, госпожа. Даже смерть уже не панацея от проблем, и уж тем более с гримуаром. - Но Кайлеб преследует свои цели и ты – лишь рычаг для него. Он не даст тебе того, что ты хочешь. Как и не даст гримуар. Мать вашу, что это за хмырь? Но пока демон не думает прерывать важный разговор. Стоит потерпеть, вдруг они скажут что-то еще интересное.

- Один из Ключей содержит заклинание исцеления. Тут Астаэр издает смешок. Слишком громкий. Тем самым он обращает на себя внимание, но делает вид, что занят исключительно сотворением дракона из дыма размером с голову.

Хозяйка все же решила назвать его имя. Это не понравилось демону, но к счастью, и некромантке он назвался ненастоящим. Призраки прошлого имеют скверную привычку появляться, даже если официально ты мертв. Астаэр уже не может больше сдерживаться, его хаотичная натура начинает требовать хоть какого-то действия, так как большая часть происходящих событий ему непонятна.

Подойдя к паре, Астаэр обращается в некроманту, которого хозяйка назвала Гипносом:
— Мой тебе совет. Если когда-нибудь этот ублюдочный гримуар попадется тебе в руки, уничтожь его. А если не сможешь, позови меня. Я тебе гарантирую, эта вещь не принесет тебе желаемого. Как и не сделает это и Безымянный.
Дым из трубки, зажатой в зубах, поднимается ровно вверх.

Отредактировано Астаэр (2018-05-11 14:31:22)

+3

10

Силентес может и не помочь ему? Кайлеб Ворлак использует его, как пешку? Ему нет смысла гоняться за гримуаром?
Все это Гипнос уже слышал и был бы полным дураком, если б ни разу не задумался об этом. Он знал, что не может доверять Гроссмейстеру Культа, знал, что не выдержит борьбы за книгу Безымянного, если придется вступить в нее, и знал, что абсолютно все некроманты в Альянсе — крысиная стая, в которой каждый только и ждет момента вцепиться другому в открытый загривок, когда это будет удобно. О том, что Силентес — не панацея, ему совсем недавно намекнула Вермина; о том, что Кайлебу Ворлаку можно доверять лишь постоянно оглядываясь через плечо, он знал и сам, причем давным-давно.
Но никто и ни разу не мог сказать точно, без увиливаний и загадок, почему Силентес опасен для своего носителя. Разумеется, будучи высвобожденной, такая сила легко может смести любого, но ведь никто и не планировал использовать ее бесконтрольно...
Вивьен что-то знала. Или о чем-то догадывалась. Как Хранительница, она наверняка разбиралась в связанной с Безымянным и Ключами истории лучше, чем сам Беннатор, и пока она здесь, он не мог упустить возможность расспросить ее об этом.
Тем более, что один из Ключей она предложила ему сама.
- Ключ Крена? - Гипнос почувствовал, как к его бледным щекам прилила кровь, и вцепился в эти слова, будто оголодавший ворон в кусок падали. Он знал, что Вивьен не лгала и не увиливала, сейчас ей было выгодно быть искренней с ним.
Словно в ответ на его жадное любопытство, темноволосый спутник девушки, до сих пор молча куривший странного вида трубку чуть в стороне от них, усмехнулся и шевельнулся.
Гипнос проводил глазами струйку дыма, выпущенную незнакомцем — и Вивьен решила прояснить его положение.
Демон. Еще один демон? Еще один некромант заключил союз с демоном?
У молодого некроманта было больше вопросов, чем ответов. Этот демон не был похож на Вермину, сопровождавшую Гроссмейстера, как его самое убийственное оружие. Он выглядел иначе. Он иначе чувствовался — еще более далеким, нездешним, чуждым этому миру, чем демоница Кайлеба.
Теперь он полностью завладел вниманием Беннатора.
- Ты что-то знаешь о Силентесе? Расскажи мне, - он перевел взгляд с Астаэра на Вивьен. - Расскажите, что вам о нем известно. На что он способен? Что он потребует взамен?
Он крепко вцепился обеими руками — живой и мертвой — в рукоять трости, подался вперед, стараясь не вдыхать окутавшее демона облако дыма.

Отредактировано Гипнос (2018-05-11 14:11:41)

+3

11

Вивьен слышала, как Астаэр издаёт смешок, и понимала причину. Этот демон знает намного больше о Безымянном и Силентесе, чем говорит. Это его проклятая сущность и сучность, не стоит отрицать. Трайх могла попытаться расспросить его, но не нуждалась в дополнительных знаниях, как считала. Всё, что она знает о гримуаре, – что он не должен существовать в их мире. Они должны уничтожить соблазн, но по какой-то причине Магистры этого не сделали, а спрятали бога и гримуар. Из-за жажды власти и силы или же потому что у них не хватило на это сил?
Некромантка не прерывала демона, хотя считала, что он поступал неосторожно, когда говорил о гримуаре. Он знал слишком много, даже больше, чем могла рассказать Вивьен, а для Беннатора, который жаждет исцеления любой ценой, каждая крупица знаний, как сочный кусок мяса для голодного волка.
Каждое заклинание Силентеса имеет свою цену, – об этом несложно догадаться. За любое незначительное магическое заклинание маг платит маной, но эти заклинания отличаются по формуле и цена у них неоправданно велика. – Они не требуют от тебя маны. Ты платишь за заклинание жизнью. Массовые жертвоприношения, но для тёмного мага – это такой пустяк, как уничтожить целый город и обратить его жителей в призраков и пленников своего проклятия. Зенвул – это то, во что ты превратишь мир. Ты ощутишь на себе смерть каждого из них, как свою собственную, и если это тебя не уничтожит, заклинание решит: достоин ты или нет знания Безымянного. Оно может уничтожить тебя, а если нет – тебе придётся столкнуться с осколком души Безымянного и подчинить его себе.
Каждое заклинание в книге сильнее другого. Вивьен точно не знала, какое из заклинаний самое сильное и не знала о содержании большей части из них. Она дорого заплатила за то, чтобы призвать в мир Астаэра и знала, что в любой момент, когда он окажется сильнее неё, она погибнет. Это проклятие, а не божественный дар и безграничная сила. Пока один становится сильнее – другие умирают. Таков баланс Безымянного.
Использовать заклинание и выжить после него – реально. Вивьен тому доказательство. Она не самый сильный некромант. Не исключено, что Ключ подчинился ей из-за родства с первым Хранителем, или потому что сам Безымянный когда-то давно озаботился, чтобы жадные до власти некроманты рано или поздно смогли освободить его божественное тело из ледника и вернуть ему его полную силу. Она не знала, чем придётся заплатить за другие заклинания и сможет ли Гипнос получить то, что он хочет, но понимала, что они быстрее уничтожат мир, чем получат то, что хотели.
Пока Кайлеб занимается поисками других Ключей, тебе ничего не мешает начать свои поиски.
Конечно, сам Гипнос не мог покинуть Акропос и свободно путешествовать по Альянсу с деловой миссией. Вивьен – тоже, но у неё с Астаэром с мобильностью значительно лучше, чем у Беннатора. Им нужно где-то спрятаться, пока Астаэр не наберётся сил, и в текущее время поиски Ключа – это всё, что она может предложить Гипносу в качестве оплаты временного пристанища и обещания, что он получит своё без гримуара и помощи Ворлаку. Она не желала смерти Гипносу, но понимала, что её долг, как Хранительницы Врат, уничтожить всех, кто пытается завладеть гримуаром. И если Кайлеб уже получил билет в один конец, то Гипноса ещё можно спасти.

+3

12

Некроманту похоже очень нужен этот кусок древнего дерьма, написанного кровью сотен людей. И не только людей. Их души по-прежнему должны покоиться на страницах гримуара, и будь гримуар перед демоном, тот смог бы разглядеть в Хаосе отблески изломанной ауры каждого несчастного. И многих он знал лично. Адрен Мукольтар, Милисса, Стефен Лин, Жеергрен, Герен Вир-Вел, Большой Манх, Аталия Менгеретт, Закатное Солнце, Вильгельм Азеротский, Феэглеф... И еще множество имен и прозвищ. Всех Безымянный и его наследие отправило в последний путь тем или иным способом. Дым, поднимающий из трубки, начинает закручиваться в безветренном помещении.

Удар в спину от бывшего друга, специально оставленная кем-то ошибка в заклинании гримуара, полное истощение, самоубийство, маниакальные идеи, роковое послабление внутренним демонам. Каждого проклятая воля Безымянного, которого по ошибке считают отцом и наставником, доводила до последней черты. А точнее сбрасывала в пропасть, дав ненадолго крылья для полета.

Где-то рядом с областями Бездны у Феэглефа есть хранилище, недоступное даже для богов. И там есть воспоминание очень далекого прошлого, в котором он изучал некромантию с близким другом-некромантом, занимавшим очень высокое положение в то смутное время, когда Альянс Городов еще не начали называть так. Его друг был таким же отбитым и лишенным морали и чувства самосохранения, как и Феэглеф. Иначе они не смогли бы сблизиться. В магии Смерти, только появившейся в мире от бога Смерти, демон мало что понял и не особо стремился приобщаться в источнику Безымянного, ведь его влияние на товарища и его коллег по новейшему ремеслу с каждым днем становилось сильнее.

Демон затягивается и выпускает в потолок шар дыма, в котором невидимо для других начинает клубиться Тьма Пожирающая. Остается только активировать заклятье и можно снова окунуться в перепитии прошлого и даже вновь пролистать Силентис от корки до корки, как будто хоть что-то написанное в нем может помочь хотя бы забить гвоздь, а не спалить постройку в черном незатухающем огне. Да и без самого проводника для формул с надписью «Silentes umbrae» знания остаются просто знаниями. И без подношений, как верно замечает хозяйка, объясняющая в этот момент некроманту, каким образом некроманты пользовались силами себе на погибель. Демон отметает мысль использовать Тьму Пожирающую, и шар дыма рассеивается уже под самым потолком.

Некромантка красочно описала, что может ждать собеседника после попытки использования. А демон не собирался облегчать задачу некроманту, который только начинает свой путь в Бездну:
— И даже если ты достигнешь успеха, ты потеряешь покой и однажды ночью проснешься от странного чувства, когда твои собственные руки начнут тебя душить. Или поставят перед выбором из трех вариантов, — демон с улыбкой показывает магу три оттопыренных пальца левой руки: указательный, средний и безымянный. Старинный магический жест, имеющий кровавые корни.
— Остаться верным себе и умереть, но сохранить свою душу. — Демон загибает указательный палец. — Остаться верным судьбе и умереть вместе с душой. — Астаэр загибает средний палец. — Или остаться верным Безымянному и проснуться утром с полностью мертвой душой. «Бездна-наяву». Ходячий труп. — Феэглеф загибает безымянный палец. В этой загадке нет правильного ответа. Демон в свое время тоже был поставлен перед выбором, хоть и бежал от него со всех ног. И выбрал в итоге первый вариант.
— Зачем тебе нужно это? Если дело во власти, знаниях или богатстве, то лучше найди новую, непроторенную тысячами трупов дорогу. — Астаэр снова затягивается и выпускает в воздух струю дыма.

Отредактировано Астаэр (2018-05-11 20:42:17)

+3

13

У него кружилась голова - от слишком значительной для него физической нагрузки, от дыма, неприятно царапавшего горло, от прилива крови. Сердце колотилось, как бешеное, и только эта повышенная, на износ, его работа и поддерживала разум в более-менее ясном состоянии.
Гипнос чуть отстранился от них обоих и слушал, не перебивая. Жертвоприношения... для большинства заклинаний темной магии они были необходимы в той или иной степени, он не сомневался, что их потребует и гримуар. Но вот дальше...
Заклятье, которое само решает, достоин ты или нет?
Гипнос не обнадеживался. Он не был ни героем, ни воином. Не про него складывали пророчества и не про него говорила судьба. То, что он увидел десять лет назад теплым летним днем, было не про него и не про Вилрана. Но это было похоже - так похоже на то, о чем говорила Вивьен.
Все складывалось, как кусочки эльфийской мозаики. Бездна, в которую обращался мир под шагами Кайлеба - то, что может ожидать мир после произнесения заклятья из Силентеса. Гипнос думал, что Гроссмейстер выжжет мир войной и раздором, и тогда его видение следовало бы понимать иносказательно - но похоже, разрушения станут буквальной иллюстрацией того, что будет.
Того, что может быть, поправился он. Может - но не точно. Вивьен не лжет - он не чувствовал это, не видел, а просто знал, иначе она не пришла бы сюда, к нему, - но она все-таки может не знать всего...
Демон ответил, словно прочитав его мысли. Вплел свой размеренный низкий голос в повествование Вивьен, без усилий продолжая и развивая ее мысль.
И Гипноса осенило запоздалым, но очень простым ответом на свой невысказанный вопрос.
- Ты видел его, - догадка переросла в уверенность при взгляде на невозмутимое человеческое лицо Астаэра, в котором не было сейчас ничего демонического или чудовищного. - Ты обладал им и держал его в руках - разве нет? Что же произошло? - молодой некромант пристально уставился на спутника Вивьен. - Ты сам отказался от владения им...  или не смог совладать? Какой из вариантов - твой?
Он не мог предположить, сколько примерно лет этому существу, и даже не брался угадывать, откуда Вивьен его откопала. Но то, с какой простотой говорил о бесценном артефакте Астаэр, только доказывало: в свое время он не только видел гримуар, но и пытался его использовать.
Разговор с ним сейчас был настоящим подарком судьбы.
- Мне не нужны власть и богатство. Я хочу исправить глупую ошибку, которая стоила жизни моему брату, и которая медленно убивает меня самого, - Гипнос помедлил и, под немигающим, как у древней рептилии, взглядом демона отвел в сторону воротник мантии. Вилран цеплялся за его шею, и сейчас, как никогда, казался маленькой сморщенной куклой, по странной иронии приросшей к телу некроманта. Он больше ничего не добавил и запахнул плащ обратно: Вивьен уже видела брата, и лишний раз ей демонстрировать он не хотел, а демону и вовсе не собирался рассказывать историю своей жизни. - Но мне гримуар все равно не достать, - произнес Беннатор, как о чем-то решенном и известном. Не врал. Не хватит ни сил, ни умения, ни готовности спалить самого себя. - Тем не менее, я рассчитывал на него, когда его найдет Кайлеб. А препятствовать ему...
Он не закончил, но по блеску в карих глазах Вивьен видел, что она могла бы без труда закончить за него. Препятствовать Гроссмейстеру, одержимому войной, тому, кто сам стал ею - бессмысленно. И уж точно не Гипнос станет это делать - вечный калека, запертый в собственном теле (как верно подметила сбежавшая волчица), в собственном доме, в собственном городе.
Но даже запертый, он вполне может рискнуть и попробовать для себя другой вариант. Тот, о котором говорила Вивьен - Ключ Крена.
Но это будет означать еще более опасную игру, чем приют для беглой Хранительницы врат. Не просто пассивное ожидание - но активное действие, которое может быть расценено как угроза Культу.
Об этом следовало подумать.

Отредактировано Гипнос (2018-05-11 20:37:03)

+3

14

Вивьен понимала желания Гипноса, но, признаваясь себе, – лишь отчасти. В отличие от него она прожила свои годы в здоровом теле, которое ничего не обременяло. Её не изуродовали. Она вполне здорова, насколько это возможно для тёмного мага, который заключил сделку с самой Бездной, чтобы не умереть в этой войне за Альянс. Да, общество аристократов смотрит одинаково на калеку Гипноса с хорошей родословной и властью в руках и на девушку, которая практически без рода и не так значительны её богатства и власть на фоне остальных семей. Она всего лишь Хранитель – тень Альянса, а не часть его. Некромантка давно не испытывала сильных человеческих чувств, а сострадание с юношества считала пощёчиной. Предложение помочь Гипносу не из жалости и сострадания, а скорее необходимость в текущем положении вещей и отчасти лишь способ убрать его со своего пути и не поставить в одну шеренгу на вылет вместе с Кайлебом.
Клубы дыма, словно призраки прошлого и настоящего, наполняли пространство, щекотали ноздри, драли горло и вызывали головные боли. Трайх начала к ним привыкать и в вырванную минуту молчания, когда Астаэр перенял у неё ведущую роль в разговоре, она пыталась привести мысли в порядок и магией разогнать клуб дыма. Демон говорил слишком много и сообразительный Гипнос, которого Вивьен никогда не считала дураком, понимал достаточно многое. Частично это могло вызвать у него доверие к словам некромантки, но одновременно с этим спровоцировать его пойти против её целей. Вивьен могла объяснить наличие Астаэра с его тонкими познаниями, как то, что он – часть Севелена, а Хранители знают больше о тайнах гримуара. Это не будет ложью, но и полной правдой – тоже. Трайх не сомневалась, что Гипнос захочет пояснений, но не была уверена, что стоит говорить парню всю правду. Кайлеб находится слишком близко и может что-то заподозрить и узнать. Вивьен пока не готова раскрывать все карты.
Вивьен не просила Гипноса препятствовать Ворлаку. Дело не в слабом теле Беннатора, а в том, что охрана гримуара – это не его забота, а Севелена. Она могла бы предложить ему такой вариант, если бы Магистр Эарлан не расторг их помолвку, но сейчас это не имеет никакого значения. Она уже попросила у Гипноса пойти против отца и укрыть у себя хранителя Ключа – это уже первый шаг против Ворлака или игра на два фронта, как кому угодно. Большего ей пока что не надо. И всё же она думала, что ещё можно предложить Беннатору, чтобы он не лелеял пустых надежд, но искал что-то более реальное и приземлённое.
– Ты не думал о переселении души?
Возможно, что такой вариант рассматривал сам Гипнос или его отец, чтобы подобрать для сына подходящее здоровое тело вместо нынешнего больного и умирающего, но у этого заклинания есть свои пределы и последствия. Не исключено, что Беннатор старший испугался, что может в ходе ритуала потерять сына или его способности к магии. Но если он хочет рискнуть, то такой вариант тоже возможен. Достаточно найти мага, который умеет управляться с душами и сможет качественно перепривязать душу Гипноса к новому телу и изгнать из неё душу хозяина или, как вариант, поменять души в телах.
«Но это не воскресит его близнеца, если он желает жизни им двоим»

+3

15

Юноша складывает одно с другим, приходя к нетрудному выводу. Но демон все еще не собирается помогать некроманту идти к полному краху, только предупредить. И если вдруг случится такое, что очередной искатель достигнет невероятного успеха, пересечет все препятствия, избавится от всех конкурентов, сохранит разум и обманет судьбу, то Феэглеф станет первым, кто будет аплодировать некроманту. За всех тех, кто не дошел до счастливого финала.
— По-твоему я похож на некроманта и присасываюсь к груди Безымянного? — Астаэр красноречиво показывает язык будто в рвотном позыве. — Гримуаром я предпочту только подтереться, если он мне попадется в руки.

Астаэр не собирается посвящать присутствующих в то, что действительно держал в руках и читал записи самых отбитых некромантов прошлого, которых «папочка» настойчиво подталкивал к Бездне:
— Думаешь, я так уверенно говорю, потому что уже насылал себе на голову казни фойрровы с помощью гримуара? Может я аватар дедушки-Творца и знаю всё на свете? Или собрал в кабаках все известные слухи по этой теме? Либо всё придумал только что? Ты это узнаешь только тогда, когда сожжешь последний мост за собой. — Демон улыбается, но не вышла ли улыбка слишком горькой, будто пожевал невкусной травы?

Некромант отвечает, что им движут не настолько банальные вещи, и показывает свое тело. На лице демона не дрогнул ни один мускул, несмотря на то, что он оказался удивленным. Неудачный магический эксперимент? Или родился таким? В его темном прошлом такое уже попадалось, но в гораздо большем масштабе. Tenebris Summa, Тьма Шьющая, она же Сшивающая, Шов. Магия, которая могла сшивать десятки тел в единый организм и почти единый разум. И в противовес существовала Тьма Разрывающая. Вот только вряд ли она поможет некроманту. Теперь понятно, что за отголоски были в Хаосе вокруг тела собеседника.

Астаэр пожимает плечами:
— Скажу честно, что с гримуаром, что без, шансов у тебя почти нет. Магия Смерти хороша для убийства и управления мертвой плотью и душами, но не для исцеления. Ты можешь отказаться от Безымянного, потратить десятки лет на очищение от силы бога Смерти, медитаций, восстановления эмоций и медленного принятия магии, которая управляет полным циклом смерти и возрождения. Но и здесь нет полной уверенности в успехе.
Как и нет гарантий в том, что предлагает хозяйка. Демон выбивает остатки табака из трубки о ближайший стол и убирает её в сумку. Широко зевает, будто резко потерял интерес к разговору. Возможно, усталость дает о себе знать, а ведь ему еще нужно слетать кое-куда.

+3

16

Демоны никогда не говорят всю правду, иначе они не были бы демонами — в этом Гипнос уже убедился, хотя до Астаэра встречал только одну-единственную демоницу.
И все же в том, о чем говорил спутник Вивьен, были драгоценные крупицы знаний — не просто абстрактных знаний, а воспоминаний существа, знающего, о чем оно говорит, имевшего дело с той силой, к которой сам Гипнос только лишь надеялся приблизиться. Этот демон не был другом молодому некроманту, но был настолько искренен, насколько, видимо, в принципе умел — не лукавил и не переоценивал его шансы на исцеление. Гипнос ценил это — как у союзников, так и у врагов.
Поэтому он чуть склонил голову вниз и набок, показывая, что действительно оценил.
- Спасибо, что рассказал мне, Астаэр. Я буду знать, чего ожидать от этих поисков, - и у меня будет время поразмыслить прежде, чем принять окончательное решение. - И спасибо, Вивьен, - он повернулся к девушке. - Я думал о переселении души, конечно, но... слишком велик риск потерять и самого себя, и Вилрана. Пока слишком велик. Я рассчитываю попробовать, если сумею дотянуть хотя бы до двадцати пяти.
Гипнос говорил буднично и спокойно, как будто речь шла не о его жизни и смерти, а о некоем магическом эксперименте, в котором он собирался принять участие, и шансы на успех которого хладнокровно и абсолютно реалистично взвешивал.
- Но если подвернется случай, и я смогу быстрее набрать силы, я использую его, - как уже использовал, вступив в союз с Верминой.
Демоницей.
«Все сделки с демонами всегда скрепляются так?»

Гипнос невольно запнулся, снова вскинул глаза на Астаэра, затем — на Вивьен. На что она пошла, чтобы заполучить этого союзника? Является ли Астаэр для нее кем-то большим, чем просто спутник и охранник?
Нестерпимо захотелось спросить об этом, но Гипнос вдохнул поглубже и заставил себя не думать. Вивьен больше не его невеста, а даже если бы ею и оставалась, не ему ее упрекать. Не с его телом и... не с его собственными сделками.
Но де Трайх изменилась. Стала сильнее, жестче, умнее, расчетливее — это он видел в ее глазах, жестах, движениях. Застенчивая молодая девушка, не знавшая, как начать с ним разговор, такой же странный изгой, как и он сам, осталась в далеких садах Акропоса. Возможно, на это повлиял и демон — или другая сила, с которой она столкнулась за время своего бегства.
- Что до укрытия, то я уже сказал раньше, - Гипнос усилием воли перевел мысль на главное и насущное. - Я не выдам тебя Культу и не облегчу их поиски, поскольку не желаю твоей смерти. Ты... вы оба можете оставаться здесь, основных сил Культа сейчас в городе нет, - он не мог не подметить, как ловко она выгадала момент, чтобы появиться и просить его о помощи именно тогда, когда ни Кайлеба с его проницательностью, ни пугающе-вездесущей Вермины в Акропосе не осталось. - Но они вернутся, а когда вернутся — скорее всего найдут вас. На службе Гроссмейстера демоница-оружие, и очень сильная, - некромант снова взглянул на Астаэра, пытаясь определить, кто из них двоих, Вермина или он, одержал бы верх. - И если они найдут вас сами, или если вы будете неосторожны и попадетесь — я никак не смогу вас защитить и сделаю вид, что таков и был мой план: предать тебя, Вивьен, когда ты утратишь бдительность. Иначе я не могу, - Гипнос развел руками, но они и сами это понимали. - Я не хочу клясться в верности той или иной стороне, я вообще не хочу занимать ничьих сторон, кроме своей собственной, но должен признать: сторона Культа сейчас гораздо сильнее.
Он отошел к выбитому окну, глянул на ползущую снаружи ночь. Сюда действительно мало кто заходил — кроме, разве что, забытых, потерянных душ тех, кто был предан защитниками города. Прибавится ли к ним душа Вивьен?
- Если что-то случится, я попробую предупредить. Мой ворон летает высоко и далеко, - Гипнос снова повернулся к незваным гостям, - но прийти сам больше не смогу. Если ты хочешь о чем-то еще спросить...
У него самого все еще оставался вопрос, терзающий его уже два года, глупый и детский вопрос, но казалось слишком сильным идиотизмом его задавать.

+3

17

Вилран.. Он хочет спасти своего близнеца. Вивьен понимала, что из-за близости со смертью и постоянным физическим присутствием мёртвого брата, от которого невозможно избавиться, любой может повредиться рассудком. Все они в некотором смысле ненормальные психически, но некоторым это не мешает жить почти нормально или не вредит окружению. Навряд ли Кайлеба на попытки уничтожить Альянс натолкнули чудесные воспоминания о маковых полях Пантендора и желание усеять ими мрачный Альянс, сменив хмурого Магистра в кресле. Гипнос хотел не просто отделиться от брата и обрести здоровое молодое тело, которое не будет обременено болезнью, а получить и тело, и живого брата. Никакие воды Крена и Ключи исцеления не воскресят Вилрана. В лучшем случае Гипнос получит физически здоровое тело с помутнённым рассудком. Можно попытаться призвать душу Вилрана в тело другого человека и уповать на то, что это не приведёт к самоубийству двух близнецов, но… Вивьен решила ничего не говорить. За неё всё сказал Астаэр.
Они получили желаемое. Временное убежище и подобие обещания, с чётко обозначенными позициями. Вивьен понимала, что Гипносу бессмысленно предавать Культ и выбирать Трайх, потому что по другую сторону этого выбора лежит смерть или что-то похуже смерти, зная Ворлака. Она лишь кивнула, потому что сама знала, что в любой момент Беннатор отдаст их Культу, если этот вариант окажется для него спасением, да и верить обещаниям и клятвам некромантов, которые не скреплены Клятвой – бессмысленно. Даже Клятву можно обмануть и, нарушив её, остаться в живых. Отсутствие Кайлеба и его главной помощницы Вивьен с Астаэром заготовили себе до прибытия, хотя Трайх не надеялась, что сам Кайлеб пойдёт проверить повреждённого лича. Возможно, они отправились в другое место и так удачно сложились обстоятельства, что у некромантки и её спутника есть время собрать силы.
– Ты можешь рассказать о демонице Кайлеба?
Она такая же как Астаэр или это что-то другое? Из-за небольшого знания о Ключах и монстрах, которые заперты в Бездне и воскресают по желанию мага-призывателя, Вивьен опасалась, что некроманту удалось завладеть одним из сильных Ключей. Тогда выстоять против него в случае непредвиденного столкновения окажется сложнее, чем она предполагала. До смерти сложнее. Трайх не хотела встречаться лично, ничего не зная о фамильярах Кая и его сторонниках. Гипнос мог много не знать, потому что он – такая же пешка в руках Ворлака, как всего его сторонники добровольные или покорённые. Насколько сильная эта демоница? Сможет ли Астаэр противостоять ей? Как долго она при Ворлаке? Если она такой же призванный демон, то ей нужно питаться, чтобы набрать силу, но как много она успела пожрать и насколько стала сильна с того времени? Астаэр не так давно в мире и тех душ и тел, что Вив отдала ему, пока что слишком мало. Отчасти она опасалась, что Астаэр слишком быстро наберёт силу и попытается освободиться, но в то же время понимала, что ему надо есть, чтобы он стал достаточно сильным. Нападение на лича у Пределов – это рискованный способ проверить пределы его силы, знаний и возможностей.
Трайх сделала для себя пометку узнать больше о содержании Ключей. Если она будет знать, какие Ключи уже есть у Кайлеба, то при встрече с ним у него в рукаве окажется меньше сюрпризов (не факт). Наблюдения и внутреннее чувство подсказывали, что Астаэр знает намного больше, чем готов рассказать.
– Как её зовут?
Возможно, она представилась реальным именем, и Астаэр знал её при жизни, тогда будет проще.

+4

18

- Спасибо, что рассказал мне, Астаэр. Я буду знать, чего ожидать от этих поисков.
— На здоровье, некромант, — усмехается демон, выглядывая в оконный проем на ночной город. Достаточно тихо, а воздух имеет слабый аромат надвигающейся грозы. Или демон просто ощущает изменение давления в воздухе? Астаэр вновь оборачивается, слушая молодого человека, который на мгновение замолкает, обводя взглядом демона и его хозяйку. К чему это было, демон не понял.

Некромант сообщает, что поможет им, но с этого момента Астаэр вновь теряет интерес к разговору, наблюдая за трещинами в потолке. До деятельности культа и его руководства Астаэру нет никакого дела, поэтому он слушал вполуха о существовании сильной демоницы (до сородичей аналогично дела нет) и подробном отказе от любой ответственности, ведь и так все понятно.

А вот хозяйка напротив вцепилась в ценный источник информации, пытаясь выяснить как можно больше информации о другом демоне. Её покорный слуга тоже мог бы многое рассказать о демонах. Правда, ничего для них лестного. Астаэр буквально падает в стоящее рядом кресло, и оно под неожиданным грузом издает резкий скрип и оседает почти до пола. Но демон остается сидеть невозмутимо, будто ничего не произошло, закинув одну ногу на другую. Только постукивает пальцами по пыльному подлокотнику, ожидая, пока некроманты закончат вершить судьбы мира в задрипанной комнате разваливающегося дома посреди загнивающего города.

Феэглефу неизвестны мотивы ни новой госпожи, ни её дружка, который каким-то образом вхож в круг недоброжелателей хозяйки. Похоже, что в некоторый момент даже задремал, тело стало почти невесомым, мысли исчезли. Ему приснилось что-то знакомое из времен, когда народы еще не додумались до такой вещи как магия. Но какой-то внутренний импульс его будит. Оказалось, что он не проспал и минуты. Широко зевнув, Астаэр обращается к хозяйке:
— А можно я кое-куда схожу? А вы пока можете хоть до утра делиться информацией и разрабатывать великолепные в своей хитрости планы.

Все же не стоит забывать, что он по-прежнему безоружен, не считая собственного тела, цепей и магии. Несмотря на то, что предпочел бы сейчас поспать, демон отрывается от кресла, сбрасывая сонливость. И перекусить тоже не помешает, он почти забыл вкус обычной еды: жареного мяса и лука, хлеба и пива, рыбных наваристых супов и острейшего соуса, вываленного на тарелку с овощным рагу, приправленным грибами. Интересно, сколько нового придумали за то время, пока демон и Бездна смотрели друг в друга?

+4

19

– Ты можешь рассказать о демонице Кайлеба?
О, Гипнос многое мог рассказать о демонице Кайлеба. Про странную голодную пустоту, про страстное желание познать непостижимость человеческой души, про чудовищную тягу к чужой плоти, про необузданную похоть и жуткое нелюдское стремление к тому, чего сам некромант понять не мог.
Но Вивьен хотела не этого. Конкретики. Фактов. Насколько сильна сторонница Культа, на что она способна, чего от нее ждать. Победит ли она Астаэра, к чему может быть уязвима. А этого Гипнос точно сказать не мог - да и не хотел, если быть честным. Он готов был предоставить им убежище - но не готов выдавать информацию, которая может стать слишком опасной как для нее самой, так и для него.
Но имя он сказать, пожалуй, мог.
- Вермина, - произнес он, пытаясь понять по лицу Вивьен, говорит ей это о чем-нибудь, или нет. Покосился на демона, но тот сохранял прежнюю невозмутимость, и по нему невозможно было сказать, был ли он когда-либо знаком с чудовищем под невинным обликом рыжей девушки. - Ее зовут Вермина, и это практически все, что я о ней знаю. Она всегда с Кайлебом, так что лучше не попадайся ей на глаза. Когда они появятся в Акропосе, вам лучше будет исчезнуть.
Гипнос слегка напрягся, когда вновь заговорил Астаэр, спрашивая разрешения удалиться. Куда он намерен пойти? Некромант не доверял новому союзнику Вивьен - отчасти потому, что тот был демоном, отчасти - потому что вообще не склонен был доверять кому бы то ни было. Но Вивьен, по-видимому, верила ему больше.
Гипнос проводил демона пристальным взглядом, и лишь когда тот окончательно скрылся, повернулся к девушке.
- Не лучшая идея - отпускать его бродить по Акропосу. Особенно сейчас.
"Не лучшая идея для тебя - приходить сюда и помогать ей!"
"Замолкни, брат..."

Он не мог избавиться от ощущения, что Вилран в очередной раз прав в своих подозрениях и предчувствиях, но не мог упустить случая поговорить с Вивьен и расспросить ее. Перемены происходили слишком быстро и слишком резко и внезапно, Беннатор не мог оставаться в неведении о том, что творится за пределами города, и позиция с другой стороны баррикад могла бы пролить больше света.
- Как он вообще попал к тебе? - Гипнос подошел к креслу, в котором до этого сидел Астаэр, тяжело, устало опустился на сиденье. Ворон-фамильяр легко пролетел через топорщившийся осколками оконный проем, сделал бесшумный круг по комнате, опустился на подставленную мертвую руку хозяина и разлетелся прозрачными черными перьями, истаявшими еще до того, как они коснулись пола. - Демоны... никогда ничего не делают просто так. За свои услуги они просят цену, и немалую. Что он взял с тебя - или пообещал взять?
Он поднял глаза на Вивьен, призрачно-бледную в затхлом полумраке дома.
"Она не скажет тебе того, чего ты не захочешь услышать..."
"Знаю."

Отредактировано Гипнос (2018-05-21 07:47:03)

+4

20

– Вермина?
Вивьен бы улыбнулась, если бы не скудный запас выражения эмоций и букет из эмоций в целом. Несколько месяцев назад, когда она находилась на лечении в Андериле в доме Тариеля, к ним пришла незнакомая девушка посреди ночи, которая назвала себя «Миной». Неужели демон Кайлеба мог поступить настолько глупо? Она несла полную ахинею про Культ и что-то ещё, что Вивьен не смогла до конца разобрать, но, услышав имя от Гипноса, она вспомнила этот инцидент. Ночные гости вцепились в Трайх, спутав её с матерью. Если это там самая Вермина, то некоторые моменты становятся на свои места. К сожалению некромантки это не давало даже частичной характеристики умениям демоницы. Кроме того, что она может путешествовать на большие расстояния от хозяин, и Ворлак достаточно доверяет ей, чтобы поручать подобные миссии. Вивьен пыталась вспомнить, какие навыки могли мелькнуть во время короткой встречи, но не припоминала ничего кроме лжи и скомканной отсылки к Силентесу и Ключам. Оставалось уповать на то, что Астаэр уже встречался с ней или что-то слышал, но с ним она поговорит позже и без Гипноса. Беннатор практически ничего ей не сказал о демонице. Ничего полезного кроме имени и предостережения, но, перед тем как ответить, он выглядел как-то странно, словно что-то вспоминал. Что?
— А можно я кое-куда схожу?
Вивьен посмотрела на Астаэра так, словно он попросился в отхожее место посреди важного разговора. Она надеялась, что он что-то скажет, когда Гипнос упомянул имя демоницы, но демона занимали другие вопросы. Она помнила, как демон при ней достал один их своих тайников, а там находилось его оружие. Возможно, он собирается вернуть себе что-то ещё не менее ценное. Отпускать или нет? Астаэр привязан к ней магически и не может нарушить договор. Пока что. Он должен вернуться к ней, но Вивьен не знала, как далеко демон может отходить от своего призывателя и не столкнётся ли он с невидимой стеной, когда нарушит границы, отведённые ему заклинанием. Он мог случайно столкнуться с кем-то из культистов и нарушить план или подохнуть в стычке с сильным противником, пока не успел достаточно окрепнуть. Но то, что находится в тайнике, может оказаться полезным в будущем.
Не попадись, – это всё, что она сказала.
К неудовольствию Гипноса Вивьен позволила демону уйти, что Беннатор незамедлительно высказал ей, когда они остались наедине.
«Если не считать Вилрана, который всегда вместе с Гипносом»
Ты прав, – этого она не отрицала, но не собиралась менять своё решение. Любой вариант в равной степени «плохой», включая тот, согласно которому она пришла просить помощи у Беннатора младшего.
Вивьен проводила некроманта взглядом. Вопреки её ожиданиям, он не торопился уходить, чтобы максимально озаботиться своей безопасностью, а решил остаться и поговорить без сторонних слушателей. Что-то подозревает или просто праздное любопытство? Трайх не собиралась рассказывать всего, но порционно можно выдать правду, которая едва ли намекнёт на то, что их действительно связывает.
От дяди. Он был узником нашего дома, но я нашла его навыкам другое применение. Он проиграл мне в бою, и договор привязал его ко мне. Его жизнь и свобода зависят от моей жизни. Умру я – умрёт он.
Они не говорили с Астаэром, чем она заплатит в будущем за такое сотрудничество. Она внесла свой вклад, когда принесла в жертву большое количество жизней, но подозревала, что в конце маг заплатит своей жизнью.
Думаю, когда-нибудь он меня сожрёт, – она пожала плечами, говоря об этом так легко, словно не о собственной смерти.

+3

21

:offtop:

Пропускаю остаток ходов

Как и ожидал Астаэр, хозяйка дает разрешение отлучиться на некоторое время. Перед уходом демон выслушал, что говорит некромант о некой Вермине. Нельзя сказать, что это имя вызвало какой-нибудь отклик в памяти. Как и то, что демон старался что-то отыскать в ней. Снова был упомянут некто Кайлеб и необходимость покинуть город, как только эта «парочка» вернется. Демон бодро вскакивает с кресла и направляется к единственной двери из комнаты.
— Не шалите, — прощается Астаэр и со смехом отвечает хозяйке. — Я буду вести себя тихо. Настолько тихо что...
Когда солнце потухнет
И корона падет
Навстречу востоку
Хлынет народ.

Демон на полуслове начинает петь старую балладу о Хозяйке Времени, направляясь из комнаты. Толкнув от себя дверь, Астаэр выходит из помещения. За дверью его голос слышен хуже, но вполне можно отследить его уход по угасающим в громкости словам.
Чертит колею
Колесо миров
Люд земной везет
До конца эпох
Когда солнце потухнет
И корона падет
Хозяйка Времен
Остановит свой ход.

Демон стоит на улице и смотрит в обе стороны, выбирая путь к стенам города. Ночь еще властвует на улицах, но новый день уже не за горами.
Но на востоке
Соберется народ
И снова запустит
Времени ход.
Где начало — конец
А конец — это смерть
Неси для народа
Сладкую весть:
Пусть солнце потухло
А корона в ногах
Вновь тронется песок
У Хозяйки Времени в часах.

Демон даже не думал понижать голос и, наверняка, кто-нибудь из жителей заметил темную фигуру, бредущую по ночной улице, но никто не рискнул мешать странному человеку. Ведь как известно, добрые люди по ночам не ходят.

+4

22

Гипнос не удивился ее словам и не был ими напуган. Некроманты, существующие между жизнью и смертью, были слишком тесно переплетены и с тем, и с другим. Чего-то подобного и следовало ожидать от договора между Вивьен и Астаэром. Связаны в жизни — связаны в смерти. В конце концов, и между ним самим и Вилраном существовала похожая связь. Очень, очень тонкая, иллюзорная связь.
И если когда-нибудь собственная сила сжигает своего носителя, а призванная тварь — сжирает своего хозяина, в этом тоже нет ничего удивительного. И он сам, и Вивьен говорили о собственных возможных и очень вероятных смертях, как о чем-то обыденном и предрешенном, хотя оба готовы были побороться за нечто большее. Гипнос не готов был сдаться так просто. Вивьен собиралась сражаться за что-то иное, нежели собственная жизнь.
- Когда-нибудь такие, как он или Вермина, сожрут все, до чего дотянутся, - молодой некромант припомнил неуемные аппетиты демоницы, ее кровожадное желание поглощать и расти, присущее, скорее, легендарной твари, чем живому существу. - Не хочу быть этому свидетелем. Вот только выбора нет.
И не было. Сейчас им оставалось только ждать. Ему — возвращения Кайлеба и вестей о том, что происходит сейчас на полях под Атропосом, как продвигается партизанская миссия в Мерриле. Ей — удобного времени, чтобы двинуться дальше, к ей одной ведомой цели. А еще — удара в спину. Его всегда ждут некроманты вне зависимости от того, во что они верят, и с кем они в союзе.
И ничего не изменить.
- Ты ведь не расскажешь мне, что произошло за эти два года? - вопрос Гипноса прозвучал, скорее, утверждением. - Что случилось с тобой? Как ты дошла до всего этого? - Вивьен выглядела едва ли не более отстраненной и незаинтересованной в происходящем, чем он сам. Такими некроманты становятся к значительно более позднему сроку своей жизни, проведя под влиянием Кристалла гораздо больше времени, а ведь де Трайх была еще очень молода. - Иногда я правда жалею, что у нас больше не было возможности связаться. Я оказался отрезан от мира в Акропосе, ты — в Севелене. А теперь мы почти враги, - Гипнос невесело усмехнулся собственной мысли. -  У меня только один любопытный вопрос остался, но он не имеет смысла, так что можешь на него не отвечать, если не захочешь. Если бы тогда, два года назад, Магистр Призыва не вмешался, и ты... осталась бы в Акропосе, - ему не хотелось напрямую говорить о неслучившемся замужестве. - Ты сильно бы расстроилась из-за этого?

+4

23

Этот разговор напоминал Вивьен встречу старых любовников или мужчины и женщины, которых в прошлом связывало что-то большее, чем условная свадьба и одно короткое знакомство при свидетелях. Они были юны, жили эмоциями, которые поглощали их, знали о долге и выгоде, но руководствовались собственными извращёнными принципами и видением мира, который несколько отличался от привычного для некромантов, но не был лишён налёта мрачной расточительности и расчётливости. Это у них в крови. Что-то похожее Вивьен чувствовала давно и, пожалуй, каждый раз, когда сталкивалась с одним из фрагментов прошлого. Но эти вспышки воспоминаний, ёрзающие в глубине её души потугами эмоций, с годами тускнели и терялись в спокойной и размеренной реке из отсутствия эмоций и чувств. Она слишком рано впустила в себя Кристалл, а могла жить вдали от него и наслаждаться эмоциональной свободой, как раньше, но не захотела. И на это была причина.
Не уверена, что у меня есть ответ на этот вопрос, – Вивьен иногда сама думала, в какой момент она решила отдавать эмоции фрагмент за фрагментом. Из-за того, что Магистр не позволил Севелену заключить союз с Беннаторами? Нет. Из-за того, что на маскараде всё пошло совсем не так, как ей этого хотелось? Тоже нет, ведь тогда она не пыталась отказаться от всего. Эцио? Гилдримм?.. Возможно, всё и сразу. – Защищать Врата – моя обязанность. Здесь нет ничего необычного, – кроме того, что ей пришлось пойти против семьи и активировать один из Ключей. Фактически она нарушила запрет, но не видела другого способа, как быстро стать сильнее. Использование Ключа влекло за собой риски, но Трайх давно уже не жалела свою жизнь и относилась к ней с расчётливостью некроманта. Она может использовать её, если цель оправдывает. – Твои глаза тоже изменились, – буднично и как между прочим.
И не только глаза. Вивьен это чувствовала, но зачем перемывать друг другу кости? Она понимала, чем руководствуется Гипнос и лично видела два года назад, как он живёт и как общество смотрит на него. Желания Беннатора вполне понятны, а то, что он делал – легко находило объяснение.
Это не отразилось на лице Вивьен, но она удивилась, когда Гипнос заговорил о несостоявшемся браке. Она не думала, что Беннатору сообщат, кто именно выдвинул предложение заключить этот союз, потому что не видела причины, по которой бы это заинтересовало некроманта. Она подозревала, что после всего он скорее откажется от такого союза, а Дедалус Беннатор защитит сына всеми силами, послав их всех в Бездну сношаться с Фойрром и его демонами, но…
Обычно я не расстраиваюсь, когда делаю выбор, – она ответила даже на тот вопрос, который Гипнос не задавал. Вивьен фактически сказала, что сама была инициатором заключения этого союза, хотя что тогда, что сейчас понимала, что этот брак не позволил бы ей обрести полную силу и, возможно, её дядя смог бы договориться о лучшем варианте даже при таком скудном приданом, как у Вивьен. – Я бы заключила с тобой магический брак, если бы ты этого хотел, – и мог, – но Магистр уже тогда знал, верно? – она перевела взгляд на Беннатора и наклонила голову на бок. Ей не хватало лёгкой улыбки на бледном лице. Эарлан не мог знать, что Трайх отчасти решится пойти против правил и захочет заключить запрещённый магический брак, а не отделаться пустым договором и обязательствами. Она бы привязала его к себе, как к якорю, чтобы он жил дольше, а у неё была возможность переселить его в другое тело, когда это износится. Зачем? Потому что она никогда не поступала так, как это нормально и естественно для их общества.

+4

24

Он не ждал, что она ответит. Ну или ответит что-нибудь обтекаемо-вежливое — такая изменившаяся, такая отстраненная и холодная. На самом деле Гипносу было больше интересно, в какую форму она облечет свои слова, и попытается ли, как настойчиво шептал Вилран, солгать покрасивее, чтобы добиться его большего доверия.
Но Вивьен неожиданно сказала правду — и даже более, чем правду, ответив разом на все вопросы, царапающиеся в его голове.
Гипнос замер, не сводя недоверчиво расширившихся, пытливых глаз с ее лица. Она сама на это согласилась. Сама выбрала тогда остаться в Акропосе, закопать себя в эту громадную могилу рядом с полуживым мертвецом — ради чего? Долга? Жалости? Или она уже тогда, будучи прорицательницей не растерявшей, в отличие от него, свою силу, умела видеть что-то, недоступное ему, но достаточное для принятия такого решения? Заключить с ним магический брак, перелить в его искалеченное тело часть своих сил, добровольно разделить эту жуткую постель — зная, что в будущем он сыграет какую-то свою роль в плетении судьбы, неспешно разворачивающемся сейчас?
Какое-то время Гипнос молчал, не в силах подобрать слова. Затем лихорадочные мысли отпустили. Перед ним все еще была Вивьен — девушка, которая некогда первой из всех проявила к нему хотя бы толику человеческих чувств. Вивьен, говорившая правду — он не почувствовал в ее словах расчета.
- Тебя никто не понял бы, - Гипнос с трудом улыбнулся, выдираясь из собственных мыслей. Медленно потянулся рукой — живой рукой — вперед, осторожно положил ладонь на запястье Вивьен. В этом жесте не было ничего от того расчетливого изображения нездоровой страсти, которое он разыграл перед Верминой. Он был легким, дружеским и, пожалуй, прощальным. - Спасибо, Вивьен. Для меня это очень важно. Жаль, что я не могу принять твой дар сейчас, и не мог тогда.
Отчего-то сама мысль о том, чтобы коснуться Вивьен как-то иначе, чем друг, показалась ему почти кощунственной. С Верминой такого не было — она вела себя как женщина, считавшая свое тело вполне достойной платой за договор, а соитие, пусть даже извращенное — естественной платой за его скрепление. И после этого скрепления Гипнос сам чувствовал себя еще более искаженным, тронутым не только собственным разложением, но и демонической силой, которой он коснулся через косу Ворлака. Слишком испорченным для Вивьен.
«- Или ты просто боишься, что в другой раз ничего бы не вышло, а?
- Заткнись!»

Он покрепче перехватил трость и поднялся, опираясь на нее. Город потонул в вовсе уж глубокой ночной темноте, и лучше было вернуться до смены караула. Не то чтобы с наследника Беннатора кто-то спросил бы, где он шляется посреди ночи, но его позднее возвращение обязательно запомнилось бы и не осталось бы без внимания.
- Мне пора. Едва ли снова увидимся, - если и увидятся в следующий раз, это будет значить, что либо убежище Вивьен раскрыли, либо она набрала силы и вернулась бросить полноценный вызов Кайлебу Ворлаку. - Но я надеюсь, что если и увидимся, то не врагами. Скоро ли вернется Астаэр? Он же должен защищать тебя, особенно сейчас.

Отредактировано Гипнос (2018-06-02 12:01:52)

+3

25

Меня не интересует их понимание.
Если бы интересовало, она бы вела себя, как кузина Гипноса, обсуждала бы его за спиной или высказывала прямо в лицо, травила и издевалась или с холодным расчётом подливала ему яд в пищу, пока это бремя не избавит её от себя. Но она никогда не поступала так, как это нормально для их общества. И это стало её собственной извращенной и в некотором смысле искалеченной нормой.
Вивьен могла похабно влезть на колени к Беннатору, властно и уничижительно увлечь его в поцелуй и самостоятельно продолжить издеваться над телом несчастного некроманта, но всё это - показательное выступление, которое не будет правдой. Гипнос не посчитает правдой, а лишь ещё одной формой издевательства над калекой, которым он является и которым считает себя. Хотела бы она касаться его по-настоящему и относилась бы так, будь у Гипноса здоровое тело? Он уже заметил, что ей не противно и не мерзко касаться его такого, но обычные прикосновения к руке, что ещё? Поцеловать? Показать, что она смотрит именно на него и замечает его, а не его мёртвого брата? Что воспринимает его искаженное тело, как что-то не нормальное, но естественное и то, в чём он не виноват? Вивьен не знала, как далеко растянутся её границы принятия, но что-то подсказывало, что Гипнос бы не стал проверять.
Она опустила взгляд, почувствовав прикосновение к руке. Вивьен не убрала руку, но и не попыталась прикоснуться к некроманту в нежно-влюблённом прикосновении или во взаимно дружеском. Какой в этом смысл? Они не влюблённая пара и не старые друзья. У Вивьен нет желания разыгрывать сцены и пытаться играть на чужих чувствах ради собственной выгоды. Она её не видела, но лишь отчасти понимала, что мешает Беннатору отказаться от подобного предложения сейчас. Страх перед Ворлаком? Или осознание, что тело на это не способно? Впрочем, Вивьен не предлагала этого. И дело даже не в Астаэре, который может вернуться в любой момент и застать хозяйку и Беннатора за интересным занятием.
«Сейчас мне не помешала бы дополнительная сила, но в погоне за ней я переступлю все границы, а ты станешь всего лишь моим сосудом с магией»
Что она должна ответить или сделать? Сказать, что ей тоже жаль? Вивьен не знала, что будет в будущем, но, смотря на то, что видела сейчас, понимала, что стала бы оружием в чужих руках и гарантией Ворлака, что Хранитель врат всегда будет у него под самым носом. Навряд ли бы Гипнос бросил ему вызов за жену или у Вивьен хватило бы сил за двоих убить некроманта.
Поцеловать его, как хотелось несколько лет назад, чтобы стереть из памяти поступок Живьен? Нет, они уже не дети, чтобы верить в то, что это что-то изменит.
Я не знаю, когда он вернётся, – потому что не знала, куда именно он отправился, какое расстояние ограничивает его и что он вообще ищет. Договор не позволит демону бросить её, но, возможно, он ищет способ, как его расторгнуть и освободиться, тогда количество проблем возрастёт до предела. И там, и там Трайх ждёт смерть. – Я смогу за себя постоять, – если переживания Гипноса основывались именно на безопасности, а не на опасения, что Вивьен на чём-то условилась со своим спутником и он сейчас играет против Беннаторов, а Гипнос – всего лишь приманка и пленник, которого они использовали или же, по старому знакомству и полупомовлке, спасли от смерти, выманив его из дома.
Будут ли они врагами, когда встретятся снова? Они уже враги, даже если хочется верить в обратное. Это правда. Гипнос не пойдёт против Кайлеба, а она не отдаст последний Ключ, чтобы спасти чью-то жизнь.

+2

26

Жалость.
То, что она, сама того не желая, испытывала - Гипнос не чувствовал этого, но мог догадаться. Не та снисходительная жалость, которой он сторонился - другая, с оттенком признания его сущности, но все-таки жалость.
То, что он дал Вивьен приют, несмотря на риск - тоже жалость. Она и подавно не просила его о ней, и уж точно не приняла бы, но среди той мутной мешанины эмоций, которую он испытывал по отношению к ней, сейчас, когда она оставалась одна, в заброшенном доме, тонкая и лишенная защиты, жалость брала верх. Для расчетливого Гипноса это чувство было таким же новым, как тогда, во время сватовства - незнакомое доселе смущение.
То, что так выпали кости, и они оказались по разные стороны баррикад, хотя в иной ситуации могли бы быть... нет, не любовниками, не нужно себя обманывать. И не супругами - хватит уже детских мечтаний. И даже не друзьями - в городах Альянса само понятие дружбы давно уже умерло и разлагается в сотнях могил и гробниц, ведь даже близкий друг - отличный материал для практичного некроманта. Но хотя бы людьми, способными открыто говорить об общих целях и общих интересах. Фойрр побери, и это тоже было для них недоступно - их цели расходились слишком далеко.
Когда они встретятся в следующий раз, возможно ему придется защищать Кайлеба Ворлака от ее клинка. А ей - быть может, спасаться от его, Гипноса, поднятой армии. Даже если она сдержит удар, чтобы не задеть Беннатора. Даже если он, посылая погоню, будет медлить до самого конца, чтобы - ох, незадача, сбежала! - не слишком-то проворные живые мертвецы отстали.
- Я знаю, - Гипнос кивнул. Если бы она не могла за себя постоять - то не стояла бы сейчас здесь, и все же...
Жалость.
- Будь бдительна и уходи при первой же возможности.
Больше он не добавил ничего и не оборачивался назад. Простучала по рассыхающимся ступеням тяжелая трость, прошуршал по мостовой змеиный хвост мантии. В покинутом доме снова воцарилась темнота и тишина, ничем не намекавшие на то, что под этим темно-тихим покровом прячется одна из самых непримиримых противниц Культа.
Жалость растаяла, с каждым следующим шагом сменяясь более практичными мыслями. Больше он о Вивьен думать не будет - ведь даже думать сейчас небезопасно для всех.

эпизод завершен

Отредактировано Гипнос (2018-06-04 21:19:06)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [15.06.1082] Стекло и зола