Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Хэльмаарэ Гренталь Лиерго Игнис character4 name
game of a week

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Дневник памяти


Дневник памяти

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- игровая дата:
Различные ситуации из отрезка протяженностью в несколько лет.
- локация
Теллин.
- действующие лица
Марцесса, Ашгур.

0

2

Свернутый текст

• Одежда: пыльный дорожный плащ с капюшоном, сапоги и льняной сарафан.
• Инвентарь: склянка с сонным порошком в кармане, маленький кинжал на поясе в ножнах.
• Деньги: пять медяков и серебряный.

Весна 1073 года
Обидное изгнание из Вильсбургскоой академии степенно отходило на второй план, и каждый вздох юной ведьме давался всё легче, как окружающий дорожный пейзаж принимал более знакомые и родные сердцу очертания.
Колдунья болтала ногами, свесив их с поскрипывающей телеги, которую тащила понурая лошадь. И пусть бывшая студентка в немалой степени устала в дороге, пробыв в пути не один день (к примеру, до перевалочного пункта ей пришлось болтаться чуть ли не сутки в экипаже академии), сейчас открылось второе дыхание, стоило почувствовать, что до дома осталось всего ничего.
Извозчик, отправленный матерью встречать Марцессу, что-то недовольно бурчал, изредка шлепая вожжами и подгоняя савраску, и ведьма поглядывала на бедолагу с легким сочувствием, однако шествовать на своих двух в обнимку с котомками не одну милю до города вовсе не спешила.
Уже к раннему вечеру, когда солнце только-только начало подступаться к горизонту, покачиваясь на негнущихся ногах, она стояла на пороге.
Заготовленная оправдательная речь перед Хасцеллой благополучно выветрилась из головы, оставив предательскую пустоту...
И все-таки радость от воссоединения с семьей была сильнее опаски по поводу очевидного недовольства матери.

- Чего не хватает? - вопрос, брошенный Марцессе, едва та увидела ведьму-мать на кухне, застал девушку врасплох - та замерла на месте с невысказанной вслух мыслью: "вот тебе и здрасьте...".
С ответом девушка не спешила, делая несколько шагов в сторону Хасцеллы, орудующего возле стола. Шторки были занавешены, даром, что при доме был свой небольшой участок с оградой. Если матушка орудует здесь, не спустившись в погреб с лабораторией, то зелье было априори не опасным и не запретным. Либо же умеренно запретным. Либо же легко утилизировалось в случае чего...
В принципе, сладко-щекотливый запах, коснувшийся ноздрей девушки, был весьма красноречив для выводов, в коих Марцесса могла быть уверена на все сто.
- Приворотное зелье, - фыркнула юная ведьма, - Сезонный товар. Спрос на него подскочил?
Она склонилась над миской, не получив ответ, и чуть качнула ее, чтобы увидеть консистенцию, а заодно вблизи медленно и осторожно вдохнуть этот запах. Кому-то он казался приятным и манящим, но для Марцессы он звучал, как аромат металла и кожи для лошади.
Запах неволи. Запах узды.
- Ты не успела положить имбирь к моему приходу, - убежденно сообщила анимаг, а потом, уже с явной толикой гордости в голосе, добавила, - А еще можно добавить одно растолченное чуть ли не в пыль разбитое сердце для пущей драмы и эмоций. Отравленный этим зельем чуть ли не в окно пойдет с горя, если его отвергнуть забавы ради.
- Верно. Разбитое сердце? И кого же ты сделала актером драмы? - Хасцелла улыбалась за спиной - она слышала. - Это зелье не отрава, не неси чепухи.
- Неважно, - анимаг почувствовала, как щеки защипало жаром. - Где Ашгур? На охоте?
- На работе вестимо, - Хасцелла неспешно продолжала дорабатывать настой, призванный, по неукоснительной вере Марцессы, отравить чье-то сердце, сломив разум и волю.
- На работе? - девушка замерла, лишь сейчас осмыслив, что чуть ли не полжизни прошло, покуда она отбывала свой срок в академических стенах. - Ты мне об этом не писала!..
- А о таком и не пишут, - по голосу матери юная ведьма поняла, что за словами кроется что-то донельзя интригующее и секретное.

Странно и приятно было оказаться дома. Странно и приятно было то, что прокол с исключением оказался безразличен Хасцелле, которая куда больший интерес проявила к полученным знаниям девушки и задавала немало вопросов с подвохом. Марцесса спохватилась, когда на улице начало темнеть - ей не терпелось повидать брата. За эти годы стерлось из памяти, что в его компании ей было нечего делать, и они были слишком разные. Ей верилось, что она соскучилась по хмурому рыжему волчонку - анимаг свято верила, что снизойди на Ашгура идентичный магический дар, именно этот зверь покровительствовал бы ему.
Значит, он будущий ассасин. Она чуть ли не взвизгнула от восторга, когда Хасцелла сдержанно поделилась событиями последних лет, будто не воспринимала, что теперь он умоется не только звериной кровью. И теперь Марцесса, кутаясь в плащ с капюшоном, чтобы не быть заметной на Теллинских улицах, спешила к таверне, где, согласно словам матери, Ашгур был пару дней назад.
Быть может, он всё еще там. Ей не терпелось встретиться.
А уж если кто посягнет на девичью честь или кошель дочери ведьмы... Что же, не один сюрприз в рукаве у нее был припрятан.

+1

3

В голове гудело со вчерашнего вечера. И пить. Очень хотелось пить. Парень приподнялся на локтях и огляделся: он был в небольшой комнате под скошенной крышей, лежал на соломенном матрасе пропитанном дешевейшим запахом "Цветочной воды". Именно этот запах дал ему понять, чья это комната:
- Эльке! Эльке, мать твою, иди сюда! - крикнул Ашгул хриплым голосом и, чувствуя, как все начинает крутиться и вертеться, откинулся обратно на матрас.
Через недолгое время к нему заглянула дородная деваха лет тридцати.
- Эльке... Где тебя носит. Мне плохо. Принеси что-нибудь на опохмел.
Эльке вильнула крупными бедрами и протянула ему из-за спины бутыть с настойкой.
- Знала, что попросишь - мягко улыбнулась она.
- Знала, - сердито хмыкнул Ашгур, - если знала, так подала б, видишь же - не встану.
Девка присела в изголовье, по-матерински приподняв его голову и угнездила на своей пишной груди. Аккуратно поднесла горлышко бутылки к губам парня и дала сделать несколько глотков. Тот выпил, оттолкнул ее руку, скривился выдыхая, повернулся вбок и упёрся в одну из грудей Эльке. Занюхав ее настойку, Ашгур расслабился и растекся в блаженной улыбке.
- Чё там? - кивнул он на дверь. - Наши ещё здесь? Вэйл тут?
- Угу, продрыхли весь день, вон токма как полчаса проснулись и заказали ужин.
- Ужин? Уже вечер?
- Угу, - вновь ответила Эльке, поглаживая все это время грудь парня.
Но Ашгур остановил ее:
- Не сейчас. Ща живот лопнет - пойду отолью... А это... Ну, попозжее, мы тут ещё долго сидеть будем, не каждый день с большого круга проставляются...
Девка сначала надула и без того пухлые губы, но потом улыбнулась и помогла своему молодому любовнику подняться и проводила до нужника.

В таверне народа было достаточно для сумерек, но никто не подсаживали за общий стол к трем мужчинам, которые смеялись и разговаривали громче всех. К ним то и пошел Ашгур, ведь это были его собратья по гильдии. Старшим из них был Вейл, его непосредственный наставник и куратор. Прибытие "младшего" порадовало честную компанию.
- Ааа... Гур-Гур! - поприветствовал его Гристон, протягивая пинту пива.
Ашгур ухмыльнулся и заказал местной наливки, которую принесла Эльке и присела рядом с ним. Мужчин ее присутствие не смутило, ведь они уже третьи сутки заседали в этом гостеприимном месте, щедро платя за все свои капризы, и уже привыкли к этой медведицеподобной глупышке, которой приглянулся "младший". Сам же Ашгур облакотился на нее и вступил в нехитрые разговоры с товарищами.
- Эй, смотрите ка какая краля к нам пожаловала! - присвистнул Рэндш, указывая на девушку у входа.
Все разом на нее посмотрели.
- Да, ничего такая, хотя мне больше нравятся такие как Эльке. - подмигнул подруге Ашгура Гристон, но она лишь крепко прижал к себе парня.
- Кого-то она мне напоминает... - задумчиво протянул Вейл.
"Младший " же молчал. На его лице сначала проявилось изумление, потом - непонимание, а конце - злорадство. Он отвернулся и опрокинул чарку настойки и закусил сыром.
Девушка у двери, как ни странно, направилась прямо к ним.

Отредактировано Ашгур (2018-04-16 21:31:58)

+1

4

Сама она повзрослела и изменилась, сбросив детское оперение, будто гадкий утенок из детской сказки, обрядившись во взрослый наряд. Оставив далеко за спиной подростковую нескладность тела, теперь девушка могла бы, при должном желании, завоевывать сердца или как минимум жадные взгляды в свою сторону без всякого приворотного зелья, но... Всегда, практически всегда вмешивалось это самое "но", делая большую часть слов до своего местонахождения бессмысленной и бесполезной.
Ведьме надлежит быть тенью: не привлекать к себе лишнего внимания, быть тихой и незаметной - наблюдать, но самой не стать объектом чьего-то наблюдения... Но наставления Хасцеллы, успевшие подзабыться за годы в академии, еще не стали второй кожей для Марцессы, спешащей сейчас по капиллярам улочек Теллина. Она не стала переодеваться с дороги, спеша по зову своего желания - поговорив с матерью, лишь вновь набросила плащ на плечи, покрывая голову капюшоном и выбежала за дверь.

Ашгур стал ассасином - эта новость, переданная тихим сдержанным шепотом, до сих пор не давала юной ведьме покоя. Отчего-то Хасцелла не препятствовала стремлению дочери повидаться с братом, даром, что убийцы обычно оставляют за чертой свою прошлую жизнь и семью, ведь это - слабое место, по которому неизбежно появившиеся ненавистники и враги ударят, сокрушая одним ударом. Марцесса для нее была раскрытой книгой - запретишь повидаться, так молодая дереза по-тихому всё сделает назло по-своему и уж тогда по незнанию может и вляпаться в проблемы, которые так просто не разрешить.
Ашгур не дурак, - знала Хасцелла. Сколь бесполезным и ничтожным он ни казался в ее жизни по устоявшемуся укладу, он был достаточно наблюдателен и сообразителен. Как минимум для того, чтобы отправить свою сестру восвояси с первых минут встречи, едва ли кому дав знать, что у него есть сестра, вернувшаяся в город на днях. Он и свою мать навещал неохотно и редко, впрочем, и та не горела желанием видеться излишне часто.
Всё, что ей оставалось делать - ждать горького возвращения Марцессы в дом.

Анимаг же, замерев на пороге, до того поплотнее закутавшись в плащ, с внезапной робостью осматривалась по сторонам. Отчего-то чувствовала она себя цыпленком, что почти сделал шаг в вольер, заполненный извечно голодными лисами, что уже заприметили беспечную жертву и ждут не дождутся, когда удастся вонзить в нее острые зубки.
Конечно, при ней была магия, при ней были зелья, благодаря которым удастся дать отпор и благополучно убежать, а еще здесь был Ашгур, на которого Марцесса уже неотрывно смотрела. До чего странно было видеть его спустя почти семь лет! Немалых размеров кусок жизни, за который брат успел подрасти, окрепнуть и научиться вызывать одним своим видом робость. Или то чувство расползается лишь на сердце у его сестры?
Она его не узнавала. Понимала, что вот он - возмужавший брат, встречи с которым она так искала, но... Его взгляд - вначале удивленный, потом насмешливый и равнодушный уколол, а мысли об их разговоре внезапно разлетелись во все стороны стаей потревоженных птиц.
На одеревеневших ногах Марцесса заставила себя сделать несколько шагов в сторону веселой компании. Анимаг не замечала, что его друзья-собутыльники уже обратили на нее внимание - взгляд девушки прикован лишь к брату.
- Аш? - растерянно обратилась она, остановившись поодаль, и сбросила капюшон с головы, позволяя пушистым локоном разлечься на плечах. - Это я, Ма... Марта. Приехала сегодня, - в последний момент вспомнилось строгое наставление Хасцеллы, что искренним именем негоже ведьме разбрасываться из стороны в сторону, одаривая им каждого встречного. В имени таится сила, и чем больше чужаков его ведает, тем слабее становишься ты. Наставляла она строго-настрого и Ашгура обращаться к сестре может лишь так, никак иначе. Да и свое имя на людях Хасцелла так же скрывала, именуясь Ханной.

+1

5

Сестрица явно зашла сюда неслучайно, видать, хотела поздороваться с ним по приезду, но ему так было хорошо в компании своих приятелей, что Ашгур совершенно не горел желанием удовлетворить сентиментальные настроения "Марты".
- Это... ну, молодец, че... - только и нашелся, что ей ответить брат.
Рэндш, не теряя времени, смахнул со скамьи рядом с собой попадавшие со стола крошки и куски закуси.
- Располагайтесь, Марточка. У нас тут не царские хоромы, конечно, но в хорошей компании и свинарник дворцом приглянется. - улыбаясь своей совсем неровной из-за шрама улыбкой, пригласил он девушку к столу.
Ашгур почувствовал, как Эльке нервно вздохнула, пялясь на Марцессу. "Ревнуешь что ль?" - насмешливо глянул на нее парень. Девка вся раскраснелась и потупила взор.
- Дура совсем? - хохотнул он, забавляясь наивными мучениями Эльке.
Та несчастно посмотрела на него, потом кинула злобный взгляд на его сестру и, задыхаясь от негодования, пошла обслуживать других посетителей таверны.
Приятели за столом разразились хохотом, наблюдая за этим действом. Ашгур же сидел всматриваясь в лицо сестры. Ну, не сказать, что прям красавица неписаная, но он признал, что девушка была весьма такая ничего. Только вот портило все выражение глаз, сейчас оно было как у коровы, которая хочет, чтобы ее подоили - пугливо-несчастное. "Вообще-то сама виновата, притащилась в бендюжную таверну, где через одного воры и разбойники! Чего хотела-то? Распростертых объятий и душевного разговора?" - думалось молодому человеку.
Тем временем друзья всячески пытались развести Марцессу на непринужденный треп: Откуда такая красавица приехала, что будет есть и пить? Ашгур был не против выпить с сестрой и закусить, но тут в голову пришло предположение, а вдруг он сам напьется до беспамятства, а сестричку без его надзора прибьют по пьяной лавочке или, что хуже, отымеют всей частной компанией? Мамаша же потом с него голову снимет!
- Из большого города приехала, - ответил за нее Ашгур, вставая из-за стола, - поест и попьет дома.
- Да ты что, Гур-Гур! - запротестовал Гристон. - Девица только приехала, пусть посиди с нами, отдохнет, расслабится...
- Дома, сказал! - огрызулся на него "младший", а сестре кинул, - Че застыла? К выходу давай.
- Ладно тебе, парень, ты о ней как о сестре родной печешься...
- Она - соседка. Ее батя потом меня прирежет, если с нее хоть волос упадет. - многозначительно поглядев на Марту, сказал Ашгур и, взяв ее за плечо, потащил к двери.
На полпути им дорогу перегородило колыхающееся формами тело Эльке. Девушка явно была недовольна уходом любимчика. Потоптавшись напротив нее, молодой наемник понял, что девка не даст им пройти.
- Ды вернусь я к тебе, не дури... - шепнул он ей.
- Вообще можешь не возвращаться! - ткнув его в торс мясистой рукой, злобно проговорила Эльке.
Ашгура качнуло назад, и он врезался в стол позади себя. Это привело его в ярость, он подскочил к ревнивице и смачно залепил ей оплеуху по левым уху и щеке. Плюнув за тем ей под ноги, парень повел сестру к выходу.
На улице, пройдя пару сотен метров, он резко повернулся к Марцессе:
- Ты больная совсем? Ты че пришла? Из академии что ль выперли, и к мамке идти страшно?

Отредактировано Ашгур (2018-05-02 14:05:30)

+1

6

Не так она себе всё представляла. Не ожидала, да и не особо жаждала теплых крепких объятий, приправленных нежными словами, будучи пусть и мягким человеком, но с любовью к личным границам, которые никто не пересекает. Но этот взгляд, так и говоривший, что ей здесь не рады... Впрочем, нет. Друзья Ашгура, от которых явственно несло перегаром, как раз-таки были довольны ее визиту, мгновенно предложив ей место на скамье рядом с ними. Марцесса, будто не расслышав приглашения, не шелохнулась, продолжая растерянно и подавленно смотреть на брата, словно отвергнутая.
- Дура совсем?
Марцесса дрогнула, однако перехватила напряженный и неприязненный взгляд пухлой служанки, что жалась к ее брату, и поняла, что ничего не понимает - разве что обращение, по всей видимости, не к ней относилось. Уж не за возлюбленную ли Ашгура та приняла ведьму, в самом деле?..
- Нет-нет, спасибо, - вяло, угнетенная такой встречей, отбивалась от настойчивых приглашений анимаг, окончательно потерявшись - то ли ей уйти, выловив Ашгура на разговор потом, одного, то ли все-таки остаться здесь, ибо это лучше, чем совсем ничего?.. Разбитые о реальность ожидания открыли воспоминания, что выползали из потаенных уголком разума с вальяжной неспешностью. Да, с братом в детстве практически не было стычек - он не обижал ее, не провоцировал и не творил пакости, скорее... Просто избегал, стараясь держаться подальше, как от потенциального источника проблем. Не то, чтобы у Марцессы было много времени на развлечения из-за учебы, в которой матушка ее едва ли не топила, однако Ашгур был единственным сверстником рядом с ней, а потому рассматривался как ожидаемый партнер по играм.
И сейчас, по всей видимости, он с легкой душой был готов оставить и ее, и Хасцеллу в прошлом, предпочитая обществу семьи друзей. Если, конечно, считает их друзьями.
"Они ведь тоже... убийцы?", - внезапно похолодело на сердце у девушки, неловко улыбающейся на очередное предложение присесть на лавку. Отчего-то прежний восторг и потаенная гордость за брата (она словно не соотносила с фактом, что Ашгур убивает людей, он преступник, он проливает кровь!) отступали прочь, оставляя место панике.
- Поест и попьет дома, - сказал брат, поднявшись из-за стола. Это прозвучало грубо, однако Марцесса пришла к выводу, что это всяко лучше того, чем рассиживать в обществе сомнительной компании. Не то, чтоб она была беззащитна, как божий одуванчик - ведьма весьма успешно могла за себя постоять, но находиться рядом с теми, чей маслянистый взгляд ничего доброго не сулит, не хотела тем паче.
- Да-да, - робко подала голос девушка, - Я просто поздороваться зашла...
И - осеклась, услышав дальнейшее. Что?! Соседка?! Она чувствовала, что в уголках глаз защекотало, но промолчала, не зная, как реагировать. Испуганно отпрянув к дверям, когда стала заодно и свидетельницей разыгравшейся драмы, Марцесса покачнулась, ощутив, как сердце зачастило, а ноги напряглись сжатой пружиной, предлагая побег... Глубокий вдох, размеренный выдох - паника с готовностью перекинуться от избытка эмоций притаилась в ожидании очередного благоприятного момента заявить о себе.
От таверны они шли молча; Марцесса так и шла с непокрытой головой, забыв о капюшоне, и локоны мягко подпрыгивали в такт нервному шагу. Глядя себе под ноги, она ни о чем не думала, не ведая, что теперь сказать. Все должно было быть не так. Не так. Не так.
И когда деревянное здание осталось далеко за спиной, он набросился на нее коршуном, заставив сжаться... И тут же, не без усилия воли, расправить плечи, отвечая прямым взглядом влажных глаз.
- Черт побери, мы не виделись... сколько... Шесть лет, и ты спрашиваешь, чего я пришла?! - голос дрожал, и за это анимаг уже себя презирала. - Я приехала сегодня и искала тебя Фойрр знает сколько времени, а ты говоришь, что я больная?! Мы же... мы же родная кровь, Ашгур! Почему ты со мной так?.. - последние слова она произнесла упавшим шепотом, искренне не понимая, что не так. Да, в детстве не было всё гладко, но ведь столько лет прошло, они уже давно не дети. Они должны были стать другими!..
И он, получается... стал совсем другим?
- Может, придешь домой к ужину? - не особо веря в успех, спросила она. Упрямо не понимая, не зная, что убийцы рвут свои семейные узы окончательно, дабы не быть уязвимыми.

+1

7

Естественно, она понятия не имела о методах предохранения семей ушедших в гильдию наемников, но парень был жутко зол. Тут смешалось все: и то, что он чуть не разругался с товарищами, и то, что сестра почти выдала себя при них... что Эльке устроила сцену ревности. "Дура набитая!... Надо будет ей какое-нибудь украшение притащить в следующий раз..."
Слова Марцессы и ее вид также не способствовали примирению со внутренним миром. Ашгур нахохлился, надулся и молчал. Он понимал, что она то тут тоже не особо виновата, ведь ничего не знала. Но и отступиться от своей внутренней ярости и чувства собственной правоты ему было не под силу. Единственное, что оставалось, так это рассматривать сестру.
- Я думал, ты будешь выше. - буркнул он, ломая себя и переходя на другую тему.
А сестра лишь робко произнесла:
- Может, придешь домой к ужину?
Закатив глаза Ашруг прислонился к углу здания, около которого они остановились.
- Вижу, ты совсем ничего не понимаешь. Когда мать отдала меня на обучение, она таким образом подписалась под тем, что вы обе теперь не имеете ко мне никакого отношения... - он помедлил. - Ну, кроме того, что я отдаю ей часть заработка - никакого. Это безопасности вашей ради, пойми же. Вдруг я кому-то "дорогу перейду", так ведь вы же первые под удар попадете. А с моей стезей такое ой как возможно. Так что оставь сестринские замашки и мечты о счастливой жизни со своим братцем.
Он криво улыбнулся. Знал, что немного перегибает, но по-другому почему-то не получалось. Видать, повышенная наглость и дурость не давали разговаривать с сестрой по-хорошему, но вдумываться в такие тонкие вещи ему явно не хотелось. Как сказал, так и сказал, и нечего тут выдумывать душевные метания.
- Но если хочешь поужинать, то пойдем. Я тут одно место спокойное нашел, там никто нас не приметит.

Отредактировано Ашгур (2018-05-17 12:20:03)

+2

8

Хотелось всё переиграть. Либо каким-то неведомым способом предугадать и отступиться от своих задумок - второе, впрочем, далось бы ей труднее, поскольку практически всегда в подсознании надежда нашептывала о благоприятном исходе... Даже если вероятность его воплощения близится к нулю. В хорошее вообще приятнее и легче верить - мало кто любит признавать, что его мечты рушатся и восстановлению не подлежат. В какой-то миг анимаг задумалась о побеге: просто махнуть рукой и броситься домой, к Хасцелле, прохладно-насмешливый взгляд которой, при упоминании о встрече с братом, становился весьма понятен и объясним теперь. Она предвидела исход такой встречи, однако не стала держать свою дочь на поводке, позволяя младшей крови самостоятельно набить шишки и сделать соответствующие выводы. Сейчас Марцесса к собственной неожиданности почувствовала обиду на мать, однако послушалась бы анимаг чужих наставлений, попытайся ведьма не пустить девушку на встречу с братом?..
- Что? - заявление про рост оказалось уместным в своей неуместности - замечание не в тему неплохо выбило из колеи, отвлекая от не самых веселых мыслей. Вряд ли Ашгур целенаправленно это сказал, однако своего добился. И, несмотря на то, что своим ростом Марцесса была всецело довольна, ее тут же кольнуло обидой, - Сам-то вон какой низкорослый, я-то думала гордиться братом, - она нарочно подчеркнула это слово, - буду, а тут вон оно что. Выглядишь помотанным жизнью бродягой-карликом, - дрожь в голосе сменилась ехидными интонациями. И пусть брату, кажется, ничто не мешает поднять руку на женщину, Марцесса верила в собственную неприкосновенность. А если что, то... в конце концов, она же научилась постоять за себя?..
Но промелькнувшая тень улыбки на лице сменилась очередной хмуростью, когда Ашгур начал доказывать, что о прежних временах стоит забыть.
- Я думала, ты охотником станешь, шкурами зарабатывать будешь, - расстроенно проговорила она, наивно и по-детски расстраиваясь тому факту, что отныне их кровные узы представлены тайной. И если Хасцелла была равнодушна к достижениям своего сына, желая получать с него лишь выгоду, оправдывающую вклад сил в его воспитание и развитие, то Марцессе думалось, что им стоит быть вместе и на подхвате друг у друга. - У тебя ведь здорово получалось стрелять.
На улице становилось темнее и воздух отдавал приятной прохладой. Перекусив лишь парой яблоком в родном доме, сейчас анимаг чувствовала себя голодной. Очень голодной. И потому согласно кивнула на предложение брата, радуясь тому, что тот все-таки не оттолкнул в полной мере.
- Я теперь настоящий анимаг, - не преминула она похвастать, успокоившись, - Поди уже забыл, кем я умею оборачиваться, да?
Несмотря на то, что в стенах академии ей довелось выслушать немало шуточек по поводу животной ипостаси, в том числе и просьбы прокатить на своей спине, Марцесса восхищалась своим выбором. Или своей раскрывшейся сутью?

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Дневник памяти