Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Элиор Лангре Гренталь Лиерго Игнис character4 name
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [20.03.1082] Блудный сын


[20.03.1082] Блудный сын

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

- Локация Остебен, г. Андерил, цитадель ордена защитников веры
- Действующие лица Алек Эарлан, его отец, церковники и чиновники Андерила (ГМ Кай)
- Описание
Предыдущий эпизод: [15.03.1082] Боль и сказка, свет и смерть
Не важно, пытался ты быть хорошим парнем или как всегда, мудачил и необравдывал надежды, ибо проще; не важно, как хорошо и как долго ты скрывался от прошлого, надеясь, что оно тебя успело забыть – потому что сам забыть ты сам не в силах; не важно, сколько белых и чёрных камней на твоих, быть может, и вовсе пустых весах в глазах мироздания, богов и самого молчащего со времён скрижалей Творца, иногда приходится мириться с тем, что круг справедливости и воздаяния в мире – та ещё сволочная сука и тебя под не очень белы ручки загребают за чужие дела в городе, в котором ты хотел от всех них, приведённых, спрятаться. А потом приводят в казематы иноверцев, но сажают не как поганого преступника и тёмного мага, нарушившего местный закон, на цепь, хлеб, воду (или на кол), а напротив твоего спокойно беседующего с Триумвиратом Храма Единого Творца отцом, Магистром Призыва и ещё большим мудаком, второй занозой в жопе всей твоей прекрасной жизни, Итаном Эарланом, который пышет здоровьем и как будто не имеет проблем с Культом Безымянного в своих владениях. Или нет?
- Дополнительно
Ввиду незавершённости квеста, его итоги сознательно умалчиваются и обстоятельства отъезда из баронства Пантар, а также состояние семьи баронессы остаются загадкой. Храмовники опознали некроманта на въезде в Андерил независимо от действий Мэллори и рекомендательных писем из-за приказов после происшествия в лавке целителя Тариеля.

+1

2

— И девку светлую попортил.
— С чего ты взял?
— Да нашенская она, говорю!
— Да не это, дурень, с чего порченная?
— А-а.. Дык говорит, что жена.
— Девка-то?
— Нет, блин, некрос!
Алеку хотелось прочистить уши ершом. Он терпеливо ждал объяснений, какого лешего его вместе с Алисией взяли на границе, как главных преступников всего Остебена. Эарлан всегда знал, что к тёмным магам в Андериле особенное отношение, а у него на морде написано, что он любит копаться в трупах и сшивать страшных кукол. Он ввязался в ненужную и опасную авантюру, чтобы получить им с Алисией нужные документы. Некромант их получил, незаслуженно, как считал, но принял и отправился в дорогу дальше, чтобы убраться в светлый город, где его не будут искать ни старые враги, ни старые друзья с масками врагов — эти ещё хуже.
Их продержали на границе, покрутили документы, не нашли к чему прицепиться — Мэллори не обманул и оформил все бумаги с педантичной правильностью и аккуратностью, но дело дальше границы не поехало. Его с Алисией попросили задержаться для дополнительной проверки. Алек чувствовал проблемы, но не рыпался, а терпеливо ждал развязки, как законопослушный некромант, которому скрывать нечего и имя у него настоящее вместе с документами. Он несколько раз повторил одну и ту же историю о цели своего визита. Настолько правдоподобно, что сам себе поверил.
За время ожидания рядом успел столпиться люд. На границе вытянулась змея из повозок, которые везли в город и не могли проверить и пропустить, пока не разберутся с тёмным магом. Все охочие допытаться, почему не едем и кто мешает честному народу работать, покинули своё добро и прогулялись до ворот. Увидев некроманта, крупная бабища с крытой головой нарисовала в воздухе треугольник Всеотца, поцеловала деревянный амулет на шее и смачно плюнула под ноги некроманту. Алек не сомневался: она пожалела, что не попала в него, но всем видом показывала, как желает ему смерти вместе со всеми его братьями.
— И ты исшо! — посетовала она на Алисию, которая стояла в стороне и молчала. — Фойрровская потаскуха.
Почему Фойрровская, если бог некромантов Безымянный, для Марека и Алисии осталось загадкой.
Алек покачал головой. Девушка вздохнула.
Сама меня выбрала.
— И долго прикажите ждать? — недовольно заорал мужик из середины шеренги. — Мне работать надыть! Семью кормить! А тут этот прокаженный! Больно много чести на него время тратыть!
Алек подумал о безобидных заклинаниях, чтобы припугнуть людей. Деревенские боялись тёмных магов. Они разошлись из-за его бездействия, потому что в Андериле, в городе под покровительством Триумвирата, все повёрнуты на вере, а принцип некромантии идёт против законов Люциана. Закон на их стороне. Тёмных магов здесь с распростёртыми объятиями ждёт костёр, как ведьм. Бумажки с покровительством легко теряются и уничтожаются, а против толпы стражники не впрягутся спасать ни тёмного мага, ни его женщину. Своя шкура дороже. На счастье Алека никто не рисковал подойти ближе и осуществить озвученную угрозу.
Ожидание затянулось. Продолжительная проверка документов закончилась, когда к стражнику на пограничье подошёл сослуживец, чтобы быстро тому шепнул на ухо, а потом показал взглядом на некроманта. Алек приготовился к худшему и не прогадал. Стражники ощёрились на него оружием.
— Так ему окаянному и надыть! И ведьму яго вяжите! Пущай на костёр оба идуть! – надрывалась бабка, ликуя со спины чахлого осла. Несчастная скотина желала сдохнуть, но выдала сдавленное «иа», довершив комедию.

Без объяснений его с Алисией взяли под белые ручки, предварительно наградив обоих щедрым набором специальных пут. Алек оценил, насколько стражники опасались, что он пустит в ход магию и лишили его такой возможности. Алисия магичить не научилась, но её не оставили без внимания при отсутствии намёка на некромантию. Боятся, что тёмный дар передаётся через постель? Теоретически передаётся, но не таким образом.
Алек вёл себя спокойно, стоически и сдержанно выдерживал тычки, когда его подталкивали в спину или под зад, не стесняясь в грубостях и выражениях, но на попытку подтолкнуть девушку одарил стражника долгим взглядом. Больше девушку не трогали, вдвойне огребал Алек за «нехороший взгляд».
Смирение Алека закончилось, когда девушку вытолкнули в поворот, а его прямо.
— Прогуляется с нами, — насмешливо ответил стражник на «Какого хрена?».
Некромант дёрнулся, но удар под дых отрезвил. Согнувшись пополам, потеряв дыхание, Алек отшатнулся к стене и остановился. Никто не объяснил, почему их из важных гостей баронессы перевели в разряд преступников, которых можно потрепать и забросить в родне казематы. Алек поднял взгляд на стражника; второй подтолкнул его в бок, разворачивая лицом к длинному коридору с застоянным воздухом.
— Шагай.
Алек выдохнул, попытался дотянуться до магии и черпнуть её, но кандалы оказались сильнее. Он почувствовал лёгкий всполох родной магической энергии, но настолько призрачной, что не смог за него ухватиться, как он исчез. Эмоции усиливают любое магическое воздействие, но его недостаточно, чтобы разрушить оковы. Может, он столкнётся с чем-то, что выведет его из себя и разозлит сильнее, чем хреновое обращение с Алисией и нежеланная перспектива поделиться ей с охочими стражниками.
Стражники подвели его к камере, раскрыли перед ним дверь и втолкнули внутрь. Замок закрылся с ржавым скрипом, и Алека оставили в темноте. Пока он сидел на полу и думал, как ему выбраться и снять с себя магические оковы, в конце коридора по стенам поползли огненные блики. Некромант услышал шаги, подобрался. К его камере шёл стражник, неся в руке факел, а рядом с ним, сложив руки под полами простой серой рясы, шёл храмовый жрец.
По приказу жреца камеру открыли, а Алека выпустили. Под его недоумевающий взгляд и освобождение от магических оков, жрец заговорил.
— В связи с недавним инцидентом, — объясняет представитель храма, — который произошёл в лавке местного целителя, мы вынуждены проверять каждого тёмного мага на причастность к тяжёлому преступлению.
Алек вскинул бровь.
— В пожаре замешан тёмный маг. По описанию очевидцев, женщина.
— А я к ней каким боком?
Старым и избитым. В Альянсе много женщин некромантов. Не меньше, чем мужчин, но конкретно эту некроманту Алек знал лично. Нигде это не задокументировано и судя по рассказу храмовника и поведению стражников на границе, они понятия не имеют о личности некромантки. Внутреннее чутьё подсказывало Алеку, что дело закопано глубже, чем неприятный инцидент в Андериле с каким-то травников и его лавкой.
— Никаким, — на сухом лице жреца не отразились эмоции. — Идите за мной.
Алеку не нравилась ситуация. Он получил немного информации по своему заключению, но чувствовал, что жрец дал её намеренно, чтобы умолчать настоящую причину его заключения. С него сняли магические оковы, но стражник неустанно следовал за ним. Некромант чувствовал его взгляд, который искал повода, чтобы пустить в ход оружие.
Жрец привёл Эарлана в допросную. Он вошёл первым и остановился у дальней стены. Алек вошёл следом без приглашения, но стражник остался снаружи. Дверь за ним закрылась. Некромант с недоверием посмотрел на стражника и перевёл взгляд на жреца. В допросной комнате они остались не вдвоём, а втроём. За столом, занимая место дознавателя, сидел Магистр призыва собственной персоной.
А я думаю: откуда гнилью повеяло, — Алек усмехнулся.

+2

3

Здравствуй, сын, — сказал немного скрипучий и ничуть не мягкий, несмотря на пониженный тон, голос, когда мужчина в кресле разом приподнялся, вместе со своим сидением пересел лицом к приведённому на ковёр Алеку, прежде чем с не меньшим комфортом сесть назад, закинул голень правой ноги на колено левой.
В цитадели храмовников ныне на месте дознавателя сидел самолично Магистр Призыва. И рыцари, несмотря на лёгкий скрип челюстей, повиновались его сухому маньеризму и небрежным движениям рук: мозолистых на подушечках, но определённо не приученных к тяжёлому физическому труду.
Ты присаживайся, — указали длинные пальцы некроманта на кресло напротив. Столы здесь были в избытке: столы с цепями, столы с кандалами, столы со скопированными магическими письменами и чем-то ещё, что напоминало восстановленные рисунки типичной пентаграммной ловушки.
А ещё здесь был и хозяйствовал, точно дома, этот человек.
Вообще, Итан Эарлан в жизни не выглядел так румяно и здорово, как нынче.
У нас тут с господами из Триумвирата любопытнейший случай: так много некромантов на самый святой город Остебена в такое краткое время — и никаких внятных связей с нападениями тварей с запада. Быть может, просветишь, что забыли тут наши молодые аристократы и культисты в таком количестве, хотя лишь недавно гнездились на Севере у вампиров и жгли заброшенные поместья?
Он посмотрел на рыцарей и дёрнул губами.
Оставьте, пожалуйста, нас, благородные господа.

[icon]https://i.imgur.com/oNsw3yo.png[/icon][nick]Итан Эарлан[/nick][status]Магистр ничего[/status]

+1

4

Твой старый друг красочно расписал, как ты гниёшь и умираешь.
Любящий сын при виде румяного и здорового отца должен радоваться и вздыхать с облегчением, но Алек рассчитывал на Магистра, отсчитывающего последние дни в своей постели. Он думал отдать дань уважения старику за наглядный военный урок и прогулку по Лунным землям с пикой в заднице, но раз отец живёт и здравствует, краснее, как красная девица и гастролирует по соседним государствам, то благодарности и плевки на могилу можно отложить до соответствующего случая. Все проблемы Альянса, упущенные ключи и время Алек мог списать на несостоятельность старшего Эарлана, как магистра, связанные с болезнью — она отнимает силы, магия выжигает и повреждает разум, но отец делал успехи, где не надо и гастролировал, гоняясь за слухами.
Не думал, что я не даю тебе покоя, — Алек сел, не гордый. Он не подросток, чтобы демонстративно стоять, показывать своё неприкрытое неудовольствие находиться со стариком в одной темной допросной и отказываться от возможности оказаться ближе к отцу. Эарлан рассматривал это как возможность сидеть на чём-то удобнее, чем пол темницы.
С удобностью я погорячился.
В допросных удобно сидится дознавателю, а не пленнику. Без цепей и с возможностью свободно передвигаться и использовать магию, Алек не спешил отвечать на вопросы отца. Никто из Триумвирата не мог знать, что на границе им повстречался сын магистра. Вероятнее отец здесь проездом и так хреново сложились обстоятельства, что Алек столкнулся лбом с тем, кого так старательно избегал, что забежал в самый ненавистный некромантам город. Алек начал жалеть, что связался с Пантаром и потратил время на решение чужой проблемы. Возмездие за девочку.
Девушка сидит в темнице или ты с ней обошёлся, как со всеми Ворлаками? — Эарлан со скукой посмотрел на отца. — У меня ушли годы на сносное воскрешение и привязку души к телу. Ты сам знаешь, что я слишком тщеславен для этого, — он не хотел, чтобы девушку убили или замучили. Он умолчал, что Ворлак пришёл на Север за местью и телом умершей сестры.
Алек немного знал о культе, но не успел связать Ворлака с ним и не догадывался, кто стоит за всеми проблемами Альянса, потому что не вникал в них до появления Вивьен. От неё он узнал об исчезновении нескольких ключей, от старого друга семьи о болезни отца, из слухов о наплыве нежити. За годы изгнания в Альянсе ничего не изменилось. Итан Эарлан продолжает просирать союзы, которые раздирают его царство на части. Особенно хитроумные некроманты пользуются разобщённостью глав и склоняют их на свою сторону.
Кто отщепился в этот раз? Беннаторы? — Алек улыбнулся. — Или Вольсфорды?
Вопрос без интереса.
Я не имею понятия о передвижении культа и других некромантов. Узнал о пожаре от жреца, пока шёл сюда, — некромант откинулся на спинку стула. Чертовски неудобную и не подходящую под строение нормального позвоночника, если его форма не повторяет змеиную S. На подлокотниках Алек заметил следы старой крови, которая въелась в дерево. Поскрёб ногтем пятно, уделив ему больше интереса и внимания, чем родному отцу. — В Андериле спокойнее, чем у вампиров. Если ты ещё не слышал, у них эпидемия голода, а я не привык безвозмездно делиться своей кровью.

+1

5

Итан Эарлан был человеком в крайней степени неприятным, хоть на первый взгляд и не отталкивающим. Говоря с равными, он держался холодно, говоря с остальными — надменно и ещё холоднее, делая мало скидок и редко прощая ошибки. Свою неприятность и сложность, подобные ощущению копания голыми руками в битом стекле, он, зная никаких иных путей в столь ж совершенной мере, возвёл в абсолют и обратил в тонкое искусство, но плюсы и минусы такой персоналии неизменно следовали за ним.
И не надейся, — отрезал Магистр, хрустя суставами в пальцах, прежде чем их сложить в замок. При внимательном рассмотрении и лицо, и пальцы рук у него были несколько бледнее и суше, чем казались на первый и второй взгляд в неверном свете закрытого от дневного солнца зала цитадели. — Злые языки имеют свойство говорить про меня множество нелепиц, когда я отказываю в аудиенции им, предпочитая более важных людей и дела. Ты — случайное совпадение в непредвиденную остановку по серьёзным делам.
В этот момент в воздухе не хватало пары хлёстких уточнений для эталонного впечатывания в грязь, но старший Эарлан умел заставить окружающих ощущать себя навозной кучей и без подробностей своей программы, лишь интонацией и взглядом. И с годами, несмотря на изрядно заползший вслед за общей линией волос за лоб и поседевший вдовий пик волос, потяжелевший взор и осунувшееся лицо, он этот навык лишь улучшил.
Твоя пустышка? Всё с ней в норме.
Так, поболтает по душам с Триумвиратом о том, что делали они там, где были, и, если что, послужит рычагом, чтобы на Алека и на фарцовщика бумагой, этого Мэллори, при надобности таковой, надавить. Пойдёт навстречу — она даже не вспомнит, что из неё тянули сведения, так это будет вежливо и изящно. По крайней мере Итан Эарлан, при всей своей нехватки дипломатичной обходительности с людьми и нетерпимости к идиотам, исповедовал путь наименьшего насилия, когда в нём не было нужды. В любое иное время он и так мог из перетирать как курительную смесь на кончиках своих сухих кожистых пальцев.
Беннаторы в их огромном множестве сидят по оба края перебитого хребта Пределов и друг друга тихо ненавидят. Сидят и корма просят, одни и другие, — мужчина потянул что-то расслоившимися ногтями у себя под узким рукавом на руке и сложил ладони на стол, спустив с колена закинутую ногу. — Но здесь не ты, молодой человек, вопросы задаёшь. Раз уж попался мне из всей нашей блудной молодёжи, так соизволь поведать, чем жил с тех пор, как я тебя от бремени наследства и обязанности быть приличным человеком освободил. Много юбок в обход восточной простушки оприходовал? К скольким богатым сиськам приложился, или зарабатывал честным трудом?..
Самодовольство и холодное презрение с Магистра можно было скребком снимать и консервировать, отправляя в лейдерскую палату мер и весов как идеальные образчики. Он даже кривил губой с презрением так, как позавидовал бы лучший актёр на роли отпетейшего мерзавца. Но целью разговора отца и сына было явно не излишнее для первого самоутверждение за счёт неудачно сложившейся жизни второго. Они сидели в одной лодке проблем, и уж Магистр, больной Розой в куда большей степени, это яснее прочих ощущал.
Пока сын ковырял пятна крови, отец, не без натуги, нагнулся и извлёк из-под стола жаровню правды. Небольшая чаша с зачарованными углями и подставкой в виде звезды из равносторонних треугольников тускло отразила их лица на полированном ободе. Источника огня, впрочем, некромант не спешил предъявлять, только предоставив средство, которым мог проверить, задавая точные вопросы. И он понимал, что это может быть изнуряюще долго, и сознательно предоставлял короткий путь: кооперацию и доверие.
В данный момент дела вампиров и Андерила меня интересуют в третью очередь. А в первую мне интересно слышать, сколько старых знакомых ты повстречал в последний год, когда, при каких обстоятельствах, и какие мысли имеешь по этому поводу. Например, что ты знаешь о судьбе Вивьен де Трайх и её целях. Магический след девочки был на месте последнего нападения Культа здесь, в Андериле, несколько дней назад. Тебя задержали, как и всех прочих тёмных магов, именно из-за этого.

[icon]https://i.imgur.com/oNsw3yo.png[/icon][nick]Итан Эарлан[/nick][status]Магистр ничего[/status]

Отредактировано Изувер (2018-04-19 01:39:02)

+1

6

Не надейся.
Алек проглотил язвительный комментарий. Он напомнил себе, что может контролировать эмоции и не поддаваться им. Некромант нашёл, на что отвлечься. Он со скукой осматривал комнату допроса, делая вид, что не скучает и не хочет напрямую смотреть на отца, но выбирал точку обзора с расчётом, что боковым зрением подметит нужные ему детали во внешности отца.
Эарлан младший терпеливо ждал, когда отец перейдёт к делу, но знал, что Итан Эарлан соблюдает традиции общения с сыном. Привычная надменность и нежелание видеть за ней противника и реально оценивать его и ситуацию, губила магистра во всём. В семье и управлении Альянсом. Он трещал по швам, раздираемый на части, но отцу проще убеждать себя, что он достаточно силён и всемогущ, чтобы удержать всех. Надменность и тщеславие — две пики, на которых сидел Магистр Альянса.
В попытках отца словесно и взглядами отхлестать сына ничего не изменилось. Итан Эарлан наверстывал упущенное время и телегами выкатывал сыну всё своё разочарование и недовольство непутёвым наследником. Ожидания Алека на его счёт разрушились на второй день похода в Лунные земли. В первый он ещё ждал, что папочка прекратит урок и заберёт его домой. Он же его единственный наследник. Практика показала, что Итану прекрасно живётся без наследников.
С упоминанием Алисии некромант глубоко вдохнул, выражая тяжесть бремени общаться со стариком. Преднамеренный жест позволил Алеку вдохнуть запах смерти. Обычная приправа к некромантам, которые часто или постоянно практикуют тёмную магию, но от отца несло смертью другого характера. Отец пытался казаться здоровым и придавать себе вид человека, уверенно стоящего на ногах, но Алек рассмотрел за спиной мага две пики, которые поддерживали мага и создавали видимость здоровья и благополучия. Слухи не лгут. Итан Эарлан медленно умирал. Бледная кожа, состояние когтей, которым не хватает нужных минералов — Алек ощутил на себе, как болезнь выжигает изнутри и уродует тело, лишая его видимого здоровья.
И после смерти и дважды воскрешения Алисии нет покоя. Проклятое тело, душа и призыватели в сущности оба дураки. Убить её милосерднее, чем отдавать на растерзание отцу и его псам. Алек не знал, насколько хорошо дух эниды привязан к человеческому телу и как на ней скажется магическое влияние. Алек не сомневался, что они влезут в её сознание и узнают, что она такое, поэтому он не рассчитывал на сознательность Алисии, которая прикусит язык и не взболтнёт лишнего.
Отец продолжал щедро сыпать надменностью.
Десяти бочек не хватит, чтобы её закатать. Но можно закатать одного магистра.
Не знал, что бросить сына в гущу войны — это сделать из него приличного человека, — заметил некромант, продолжая без интереса шаблонно отвечать отцу.
Алек наклонил голову, вскинул бровь.
У тебя после смерти матери совсем с бабами туго стало, что нужно слушать постельные истории сына? Возбуждает? — некромант не удержался от обмена любезностями, но сам себя старательно убеждал, что он больше не ершистый мальчик подросток, которому хочется вцепиться в отцовскую руку, потому что она с самого рождения и дальше чесала его против шерсти гребнем с гвоздями вместо зубцов. — Или кристалл оставил тебя мужчиной формально и ты вздыхаешь о былом? — Алек не задержался. Ответы его не интересовали, а парирование выпадов напоминало юношеские годы с прыщавой мордой и взглядом сыча на лиса. — Где ты увидел у некромантов честный труд? — Алек предположил, что болезнь добралась до сознания, и отец помутился умом, но он всегда был таким — надменной задницей. Алек тоже, потому что нахватался у папочки.
Ничего о жизни после изгнания.
Тебе не это нужно. Так что же?
Алек оторвался от увлекательного занятия — ковыряния засохших пятен крови и остатков плоти — посмотрел на отца, когда он хозяйским жестом уверенного в себе мужчины поставил на стол чашу и превратил дружеские посиделки с отцом — особый сорт извращения — в настоящий допрос с пристрастием. Некромант рассмеялся. Родной отец ищет управу на сына, прибегая к магии. С его пренебрежением, можно ковёр плести из личных противоречий и подсознательных страхов. Бесполезный мальчишка, который ему нужен — знания в его голове, если ближе к делу. Этим жестом он спровоцировал Алека изворачиваться от прямых и косвенных вопросов, как ужа на открытом огне.
Тёплый приём. И методы у тебя интересные, — Алек усмехнулся.
Ну, пытайся вытягивать. Пытайся. Ты знаешь, что я дерьмовостью характера весь в тебя.
Устраивайтесь удобнее, разговор будет долгим. Эарлан устроил локти на подлокотниках, игнорируя их предназначение, ладони сложил на животе. Сидеть на этом подобии благородного кресла с ровной спиной неудобно до одури и зудения в пояснице. Алек прямо посмотрел на отца, не исподлобья, но вторил отцовской надменности отборным сортом пофигизма. Папин флегматик.
Я впервые слышу о том, что Вивьен в Андериле, от тебя, — чистая правда, но без уточняющих деталей, что он видел её задолго до увлекательной поездки в Андерил, и что она искала один из ключей. — Но мне нравится, что в кресле Магистра сидишь ты, а я — изгнанник, знаю больше о передвижении твоих подданных, — но ему не нравится сидеть в кресле допрашиваемого и смотреть на надменную отцовскую рожу, зная, что магический запас полон до края. Он не самоубийца и разницу в силе запомнил с юношества. — Я с одной старой знакомой живу со дня изгнания. Твои псы с ней лично беседуют. А думаю, что мне удалось сделать годную копию девушки, которая помешала твоим планам.
Я видел Трайх и видел Ворлака. Хочешь услышать о сынке своего пантендорского друга? Я уверен, что он для тебя приготовил что-то изысканнее, чем отравленный кинжал в брюхо.
О Вивьен я слышал, что она неплохо справляется с новой должностью после смерти отца. Часть новостей без упоминания имён мне преподнёс жрец, — другую она лично, но умалчивание не причисляется ко лжи. — О Культе тоже не слышал, но раз ты заговорил о фанатиках, то они оказались большей занозой в заднице, чем ты думал? — взгляд Алека не изменился. Он не отвёл взгляда и не изменил позу. Что отец от него хотел, думал, что он в курсе передвижений всех тёмных магов или подозревает сына в сговоре и организации восстания против Магистра? — Я могу повторить ещё раз. В Андериле не любят тёмных магов. Я не ожидал, что в последнее время это самое популярное место для некромантов. Выбирая его, я рассчитывал на отдалённость от вампиров и толпы нежити у границ с Лунными землями.
И на отдалённость от тебя и Ворлака.

+1

7

Ты вёл себя неприемлемо, и я надеялся, что некоторое время вне роскоши и безопасности родных пенат выбьют из тебя подростковый гонор — и симпатию к этой девчонке и её брату-маргиналу. Прости, что столько ожидал, очевидно, ты был не способен извлечь необходимые уроки.
Спорить с магистром Эарланом было бесполезно. На любой апперкот в ответ он просто либо менял тему, либо бескомпромиссно расшибал аргумент одной короткой меткой фразой, и в любом случае именно его оппонент был всегда дурак, чудак, мудак, а Итан Эарлан — знает как всё надо и стоит в белом. Ну, метафорически, потому что, как и многие некроманты из сердца Затемнения, магистр предпочитал чёрную одежду любых благородных отливов, бархатную или шёлковую, вышитую золотой или серебряной нитью, но чёрную и практичную. И ему, в приталенном камзоле под накидкой со стоячим вышитым воротником, красавцу-мужчине в свои шестьдесят лет (по крайней мере, как он себя держал и как выглядел), было настолько скучно даже слушать встречные упрёки по половому вопросу, что он ответил лишь тем, что стряхнул с плеча невидимую пыль. Или волос.
Действительно, — фыркнул Эарлан на следующий комментарий. — Ведь так мало разницы между спокойной практикой при статусе и в достатке и гонянием немёртвой твари по весям и выступлении как скаковой жеребец в игрищах фолентского серпентария, подобно твоему бывшему дружку? Вижу мне стоило заниматься твоим воспитанием плотнее, а не отдавать тебя порукам твоей матери, которая всегда была слишком мягка и пренебрегала надобностью из-за доброты своего сердца. Это её и убило.
Ну, или рождение поздней дочери и отсутствие любимого и дорогого сына в доме.
Не желаешь сказать, куда ты дел Шейли?
Конечно, Алек не желал. И поэтому тоже Магистр Призыва использовал проверенное средство, и отныне смотрел то в глаза сыну, то на пламя, сверяя свои глухие чувства с объективной информацией. Конечно, Алек знал, как недоговаривать над жаровней истины, и потому Итан собирался задавать уточняющие вопросы, когда видел для них удачное место, как то:
Старая знакомая — Алисия Ворлак? И как, владеет она ценной магией её родственниц?
Ты встречался с леди де Трайх? Где и когда, при каких обстоятельствах?
Что на самом деле выгнало тебя из Северных земель, Алек?
И ни одного ответа. Магистр сидел, как вырезанное из камня изваяние, ни одна лишняя жилка, ни один кусочек ткани в его богатой, хоть и не столь броской одежде не двигались без надобности. Он не ответил ни на один выпад сына и, даже если эту скалу можно было раздражать трёпом, неконкретностью, непокорностью, он был как акула, почуявшая кровь: пёр к желаемой информации, не заботясь ни уточнить, что на самом деле женщину при приехавшем некроманте обследуют повитухи со вполне земным интересом, что на Севелен нападали, а Вивьен де Трайх до некоторых пор считалась пропавшей без вести, что, как ни лови, движения Культа были досадно неуловимы, их конспирация — превосходна, а Магистр Меррила, Фойрр бы побрал этого любителя сизого абсентина, со всеми его городскими выкормышами давал слишком мало информации, и если кто и мутил воду в контрразведке, то его было сложно словить за руку среди табуна параноиков и секретничающих негодяев, которые наполняли охотно снаряжающий пиратов и честных торговцев в равной степени Меррил.

[icon]https://i.imgur.com/oNsw3yo.png[/icon][nick]Итан Эарлан[/nick][status]Магистр ничего[/status]

+1

8

Кто-то был дерьмовым отцом. Магистр Эарлан никогда не признаёт ошибок. Они есть, как у любого смертного и бессмертного существа. Боги ошибаются, а Итан не бог. Он не справлялся ни с сыном, ни с болотом, которое гордо называл Альянсом.
Этот маргинал отнимает у тебя власть. По твоей вине.
Алек разобрался в «случайной» смерти Алисии и «закономерной» гибели её отца на войне, после смерти обоих. Он запомнил лицо отца, когда живая девушка, сильно похожая на Алисию, нашлась в компании его сына после ночи её убийства, а её тело в переулке — нет. Алек из упрямства усилил братскую боль и укоренил желание Ворлака изменить мир и уничтожить всё, что послужило разрушению его собственной жизни в прогнившем обществе некромантов. Алек не признавался, но он радовался, зная, что отец теряет власть и спотыкается на своей надменности и ослепляющем его благородстве и чистоте крови.
Не вспоминай при мне мать, — жители Азерота не способны на сильные эмоции, но Алек разозлился. Злость прозвенела в его голосе, сгустила воздух, насытив его магией, и отразилась во взгляде изгнанного наследника Магистра.
Любое упоминание Эрики Эарлан выводило Алека из себя. Он с детства связан с матерью крепче, чем со вторым родителем. Ради неё, как он себе внушал, Алек шёл против отца, но своим поведением ухудшал её жизнь и приближал смерть. Он должен был отдалить её от столицы, убрать от кристалла и мужа, которые уничтожали её сущность тёмной магией, но вместо этого отправился месить грязь и кровь в Лунных землях. Алек упрекал отца в смерти матери, потому что свою вину вынести не мог. Отец — один из немногих в окружении Алека, кто тормошил его эмоции и чувства вопреки пагубному влиянию кристалла, но выпады отца и его замечания Алек привык сносить за годы юношества и лениво-охотно отвечал на них, принимая как шанс оскалиться и покусать руку. Мать больная и неприятная тема.
Её убил твой ублюдочный характер.
Алисия Ворлак мертва. По твоему приказу убита в 1076 году. Память подводит? — он не солгал, но не договорил. — Откуда в ней взяться магии, если это не она? — Алек не проверял способности Алисии к магии. Энида в её теле обладала способностями к эмпатии и этот дар частично перешёл к ней в новое тело, когда Алек связал дух и тело. Он почувствовал выплеск стихийной магии, когда две Алисии — настоящая в чужом теле и чужачка в теле Лиссы Ворлак, столкнулись на улице и одна из них умерла у него на руках во второй раз. Алек не учил её магии и не замечал, чтобы девушка проявляла способности, но подозревал, что они могут вернуться к телу и проснуться после повторного пробуждения тела, если ему помочь. Он понимал, почему отец спрашивает о способностях, но не собирался давать ему шанс использовать девушку.
Встречался. На маскараде, когда имел честь опозорить тебя при всех, — Алек флегматично посмотрел на отца. Итан не уточнял, а Алек нагло пользовался возможностью говорить то, что Жаровня посчитает правдой. Последний вопрос сложен для самого Алека. У него много причин, чтобы уехать из Северных земель.
Парень не торопился с ответом, он запрокинул голову, сполз на стуле, как подросток, которому скучно разговаривать с родителем и он готов плевать в потолок от скуки и неуважения к старшему. Эарлан младший мог озвучить любой из вариантов из десятка причин оставить Северные земли. Он сказал о неспокойной жизни у вампиров во время голода — это хороший повод убраться с севера, но не основной. Кайлеб? Отчасти Алек не хотел с ним пересекаться. Он отхватил кинжал в брюхо и восстанавливался после отравления. Не хотел рисковать жизнью Лиссы после убийства Айрин и провоцировать Ворлака, когда не окреп. Он столкнулся с идиоткой-Живьен, у которой мало мозгов, чтобы серьёзно навредить ему или Алисии, но она доставляла проблемы.
Меня достали твои ищейки на севере, — Алек пожал плечами. — Я покинул Альянс, чтобы не сталкиваться с тобой и твоими псами, но ты неустанно следишь за мной, — он посмотрел на отца. Жаровня подтвердила, что он говорит правду. — В Сеонесе я встретил Живьен, — эту правду можно сказать, чтобы умолчать о Ворлаке. — Роковая идиотка, — некромант вздохнул. — Мой поступок на маскараде так глубоко ранил её чувства, что она разыскала меня на севере и решила передать привет.. Ты не мог выбрать мне в невесты менее тупую и похотливую кошку? Она мне покоя не даёт.

+1

9

Как скажешь, — дёрнул губами магистр. Несмотря на тень недоухмылки, его лицо оставалось не выразительнее камня: без каких-либо эмоций в глазах, без напряжённых жилок или наморщенных мускулов. Сплошное безбрежное самодовольство и педантизм. — Девицу Ворлак убивать я не приказывал: я не хотел видеть усиления и так обвесившегося оружием востока после кампании, и не хотел родства с семьёй бесполезного в могиле офицера, поэтому она должна была исчезнуть.
Совместите два и два, но что-то пошло, очевидно, не так. Было то сопротивление девушки или саботаж исполнителя? Кто теперь скажет.
Однако у этого затрапезного одуванчика оказалась хорошая родословная, сильная магия в крови, очень устойчивая к тёмной, если тебе интересно, — как жаль, что сам Итан Эарлан узнал об этом, когда к нему с требованием вернуть тело заявился не только полоумный Потрошитель, которого не пустили даже в приёмную, но и Лилиан Ворлак. Лично с матерью этого потрепавшего изрядно крепкие нервы Магистра семейства не знался, и о том пожалел. Вместо сдержанной, терпеливой и доброй подруги из рассказов Эрики он познакомился с до неприличия таинственной и себе на уме женщиной. Её вариант получить дочь холодной устраивал. Она была даже согласна на населённую энидой. Что угодно, только забрать тело. И тогда Эарлан присмотрелся к этой семье повнимательнее и нашёл любопытное. — Ты же, как я понял, исправил ошибку и завершил работу по полноценному воскрешению?
А, это значит, племенная кобыла может вне зависимости от происхождения души внутри иметь остатки магического дара и приносить соответствующее потомство. Вещие сёстры из Гленна, размытый в веках культ и размазанный по землям шести или семи городов Альянса род местной мелкой псевдобогиньки плодородия, скорее всего — еретички от веры Творца, неспроста скрывались от цивилизованного мира и выросшей на озере близ их же родных берегов магической школы Лейдера. Они единственные из практиков светлых школ в зоне Затемнения процветали и до ослабления савана из мира теней, пускавшего дневной свет частично над Близнецами, Лейдером, Фолентом, и и так мрачным от тумана Меррилом. Их ритуалы и знания уходили корнями во второй век мира, а магия была глубоко завязана на изначально неплодородной, а потом и проклятой влиянием Мира теней земле Альянса, её извороченной жизненной энергии, сохранённой, несмотря на все вопреки. За пятьсот лет до прихода алиферов, у них под боком были маги, способные удерживать баланс в себе и природе вокруг, и они смотрели мимо. Почему у них не было сыновей или, хотя бы, признанных сыновей? Посещала магистра такая мысль. Но куда ещё было податься Эарлану, как не к практикам чего-то неведомого в поисках исцеления от Розы? Только сделка не сложилась, к его превеликому сожалению, и теперь, кроме родословных, селекции и чужих путей на уме у магистра были более срочные и насущные вопросы.
Он смотрел в пламя, которое не выдавало в словах наследника лжи, но Итан чуял, где искать, и на одну уловку подцеплял немедля:
А в этом году?
Происходившее действительно напоминало расплату, даже такому самоуверенному и не озабоченному чувствами других по отношению к себе некроманту, каким был Эарлан-старший. И если расплату за грехи отцов и построенного ими общества представлял Культ, то расплату за грехи собственные, как родителя, Итан получал в виде ёрничаний сына. Его это умеренно раздражало. Как может раздражать некроманта: ну, знаете, хочется убить и допросить, просто чтобы сэкономить время.
Мои ищейки, в отличие от культистов, которые, как оказалось в том числе благодаря тебе, проникли далеко за пределы Альянса, тебя не трогали и охраняли, насколько возможно. Живьен Вольсфорд давно делает что хочет, пока её отец выводит на чистую воду и давит рабочие ячейки Культа, ни он, ни я за неё не в ответе, — отрубил магистр и тут же сказал. — Давай сэкономим время и тебе, и мне, говори конкретно, кто был участником пожара в Цветке Белого Ириса. Ты встречался с Кайлебом Ворлаком лично? Тогда же? Куда он исчез? Известно ли, где появлялся с тех пор? А что известно тебе об остальных? Где моя дочь?
Кошка устала играться с вёрткой мышкой, да и Алек сам напросился, чтобы его язык натянули над магическим пламенем и хорошо прожарили на цветном огне. На мгновение магистр пожалел, что отрядил Монету, мага-псионика и того ещё знатока пыточных, с двух сторон, искать следы Культа в другом городе. Самому быть дознавателем Эарлану было скучно, у него на это не хватало терпения, слишком жалко было тратить время.
Я готов снова признать тебя, восстановить тебя — неофициально, лучше твоих потомков — в правах и определить на любое сытое и тёплое место, хоть помогать нашим соседям, — судя по тону и вялому кивку головы куда-то на стены, особой любви к остебенцам магистр не питал, — с их исследованиями Розы и нашествием нежити. Судя по тому, что о тебе знали на въезде в город, один раз сыграть в героя тебе удалось — продолжай, отличное начало при чужом дворе, несмотря на все предубеждения.
[icon]https://i.imgur.com/oNsw3yo.png[/icon][nick]Итан Эарлан[/nick][status]Магистр ничего[/status]

+1

10

— Ты перестарался.
С фокусом исчезновения. Итан испортил психику сына с детства, нанёс по ней второй удар, когда выслал его подростком в Лунные земли, и добил смертью Алисии. Алек не оправдывал хреновый характер, жажду силы и власти, которую он получал от магии, но он отрезал себя от дома, когда потерял всё, что связывало его с ним. Мать, Лис и положение. Шайли напоминала о матери, о её смерти и судьбе светлых магов, которая ждёт каждого из них в столице Альянса. Отравление тёмной энергией кристалла и медленное мучительное выгорание магии, разума и тела. Долгая смерть.
Алек смотрел на отца и слушал его догадки об Алисии и её родственниках. Ворлак хотел заполучить тело сестры, чтобы упокоить его и не позволять Эарлану издеваться над её телом после смерти. Алек не предоставил ему такую возможность, но Кайлеба это не остановило. Некромант призвал разорванную душу сестры в тело другой женщины, которую Алек убил. Он отнял жизнь Алисии дважды. Эарлан младший оставил внешность и тело девушки, которую предположительно любил или испытывал к ней что-то, что принимал за привязанность и любовь, чтобы не казаться монстром или человеком, похожим на отца. У него больше общего с Итаном, чем Алек хотел.
Он пытался понять, что отец хочет от Алисии, но не считывал ход чужих мыслей.
Сомневаюсь, что у тебя проснулось желание нянчиться с внуками, так зачем она тебе? Восток ты уже не получишь. Ты растоптал эту возможность, когда убил Ворлака старшего, — Алек игнорировал вопросы отца. Эарлан опасался показывать отношение к Алисии и её значимость. Отец может использовать привязанности и слабости как ему заблагорассудится. Алек не сомневался, что у отца уже есть планы на него. Ничего не мешало магистру проигнорировать сведения о сыне. Он погнался за Алисией или что-то ещё? — У неё нет способностей целителя, если тебя это интересует.
Он хочет выменять её? На что? С кем? С матерью Алисии?
— Виделись, — какой вопрос, такой ответ.
Он видел Вивьен, Ворлака, Живьен, но рассказывал порционно, когда не мог увильнуть от прямого ответа, но уворачивался от развёрнутого и полного. Магистр может надавить, отдать сына кому-то из своих псов, чтобы они пытали и допрашивали в своё удовольствие, заслать псионика и покопаться в голове Алека, сделать его послушной марионеткой в руках Магистра, но самоуверенность не позволяет магистру пользоваться услугами других. Он покажет свою слабость, если не справится с сыном.
Мне не доставляют удовольствие долгие беседы с тобой, но мне нравится выкручивать твою надменность.
Ты позвал меня, потому что не справляешься с Культом и Ворлаком? — Алек поднял бровь, без интереса посмотрел на отца.
Признать и неофициально восстановить. Эарлан рассмеялся после паузы.
Ты серьёзно думаешь, что меня это интересует? Или ты думаешь, что я с радостью в качестве благодарности преподнесу тебе всю информацию на блюдце? Или ты медленно умираешь, а никто не хочет прикрывать твою гниющую задницу, и ты надеешься, что сын вспомнит о прошлом и поможет? Я не понимаю, нахрена это тебе, — Алек помассировал переносицу. Он устал от игр. — Я, Лис, Шейли, травница, Вивьен и Кайлеб. Твои ищейки недостаточно хорошо работают, что приходится спрашивать с меня, — некромант шумно выдохнул. — Встречался, тогда же. В первый и последний раз. Понятия не имею, куда он исчез, — Алек пожал плечами. Он не пытался выследить Ворлака и держался подальше. Вивьен ранила некроманта, но Алек после ранения и отравления был неспособен к поискам и диалогу. На него свалилась Живьен со старыми обидами. — Я не слежу за действиями и перемещениями Культа. Это твоя проблема… Шейли? С другом, — Алек не знал, где она с Эрасом, и предпочёл не списываться и не связываться с вампиром.

+1

11

- Прискорбно, - только и ответил на множество высказанных его сыном неприятных вещей Магистр Призыва. Что от руки кого-то не то из его сподвижников из Нертана, не то из скрытых врагов из Культа, убили излишне возвысившегося генерала? Что нынешняя владелица тела не унаследовала магических сил Алисии Ворлак? Что перестарался? Он не уточнял. На деле ему не нравился весь разворот событий за последние несколько лет. Там не дожал, здесь передавил.
- Проверяю информацию, которую собрали по вашим дымящимся следам, - с утомлением, плохо скрываемым в голосе, которое было самой яркой эмоцией в сухом как сухарь некроманте, который просто ненавидел тратить время на неинтересные ему вещи и, особенно, людей. - Ты встречался с обеими наследницами и должен знать их магический след лучше, чем мои осведомители. Что обе они, вместе с тобой и Ворлаком, забыли на севере, в Сеонесе - предмет для дальнейших спекуляций и разговоров, как и то, что ты позволил себе бросить собственную сестру на чужбине, семилетнюю девочку. Но позже.
В его словах не было глумежа, который следовало бы ожидать от циничного холодного человека, который ни дня в жизни не то, что не любил членов своей семьи, но даже не испытывал к ним чувство более тёплое, чем привычка к наличию в доме слуги, чьего-то ещё питомца или статуи. Сомнительно было также, что Итан Эарлан стал бы намеренно над сыном издеваться, когда чего-то вновь, спустя годы, от него хотел. Привычка обижать чужие чувства - допустим. Но сейчас он расхлёбывал за два или три странных несостоявшихся брачных союза, которые веками держали все земли Рейлана от войны за территории. Или же приносили нежеланные их конкурентам плоды.
- Ты должен понимать, - сказал, вынув из небольшого мешочка горсть чёрного порошка и кинув в жаровню. Та зачадила, но магический огонь почти сразу же погас, - что Культ, судя по последней активности, несмотря на затишье в том году и зачистки, действует. И Кайлеб Ворлак тоже жив, и всё ещё держит с нами счёты. И пока половина наследников семей-хранителей Ключей либо пропала без вести и притворяется мёртвой, либо лишилась надёжных попечителей или самих Ключей - главного смысла существования этих родословных, что бы они ни говорили о землях и власти - не только Альянсу не суждено спокойно спать. Ворлак ещё относительно молод, не привязан ни к чему, и зол, а мы, нынешний магистрат - увы, стареем. Если он не убедил обеих девиц примкнуть к нему, он будет на них охотиться, как и на тебя, потому что дети - это будущее, на которое будет опираться страна, все девять городов и Братство Севелен. У нас, за исключением Меррила и светлых городов, от которых я не жду поддержки, только подчитения - другого уже не будет.
И вот, в конце такой почти упоительно человечной речи, когда он загасил свой главный допросный инструмент и в кои-то веки не давил, а убеждал аргументами без насилия, некромант выложил на стол испещрённый магической вязью наруч, в котором и без зрения мистика была отчётливо видна переливающаяся сила с характерным густым иссиня-фиолетовым, близким к чёрному оттенком маны.
- Сейчас я хочу, - продолжал наперерез предположениям сына, и, зная "я хочу" Итана Эарлана, это было "хочешь-не хочешь, а будешь", и наруч, по виду - из размягчённой алхимическими растворами и переформованной кости это только подтверждал, - чтобы ты сопровождал меня в визите в Вильсбург. Ты, и твоя… жена. Нуждаться ни в чём не будете, бумаги с вашими нелепыми именами переправим и заверим как наши. Будешь моим писарем и иногда полноценным представителем. Я не могу тратить энергию и время на скучных и бессмысленных людей, которым должен уделять внимание в этой стране, чтобы не подрывать хорошие отношения и добраться до королевской четы, а тебе будет полезно войти в дела, и работа должна быть посильной. Выглядишь ты для этого презентабельно, и женщина твоя тоже, - он посмотрел на наруч. - Колдовать большую часть заклинаний это тебе не помешает, но о каждом твоём шаге я буду знать. Против меня поднимать руку не советую. Надевай.
С кивком и удовлетворённым грузным жестом на локтях, как будто даже не полный, просто немного потерявший форму из-за возраста и объективно скверного образа жизни Магистр Призыва не мог свободно подтянуть в кресло тело, Итан Эарлан предлагал своему блудному сыну выбор без выбора на последний шанс.

[icon]https://i.imgur.com/oNsw3yo.png[/icon][nick]Итан Эарлан[/nick][status]Магистр ничего[/status]

Отредактировано Изувер (2018-07-29 19:23:00)

+2

12

Алек хорошо знал магический след Вивьен. Он сможет выследить её, если она настолько глупа, что не в состоянии прибрать за собой, но зачем ему напрягаться ради отца и его раздутого самомнения? Вивьен де Трайх, молодая глава ковена, лично отправилась на поиски украденного Ключа. Она не доверила информацию Магистру и не отправила на дело кого-то другого, а ввязалась в это сама. Алек не знал тонкостей и не предугадывал шаги Вивьен. У них не хватали времени на дружеский разговор, и он не интересовался её планами. Вивьен не доверяла Магистру. Многие не доверяют Итану Эарлану, который часто поворачивался спиной к просящим и делал в угоду личным интересам. Вивьен не представляет угрозы. Она не интересуется властью. Кайлеб - другое дело. Он встал костью поперёк горла, мешал всем планам и оставался существенной угрозой спокойной жизни Эарлана вдали от отца и ненужных ему обязанностей.
Я не хочу знать, где он.
Алек полагал, что он узнает о нахождении Ворлака по ножу у себя в спине или брюхе, но он перестал находиться на верхушке списка главных ублюдков на месть и устранение. Ворлак и его прихвостни не пришли в лавку Эраса и не отправились по его следу, чтобы проверить, как сработал отравленный кинжал. Никто не следил за ними. Они с Алисией проделали длинный путь из Сеонеса, чтобы оказаться здесь, но Ворлак не показался. Алек – не главная цель, а побочная ветка в плане, как короткий приятный бонус во время гастролей. Он не отправится за ним.
Может передумать, если не найдёт тело девушки.
Прошло много времени. Он мог зачесаться в сторону Эарлана и сбросить на него исчезновение дважды воскрешенной сестры, но никакого хвоста. Никакого намёка на неприятности с рыжей мордой.
Этот не сдохнет. Он чем-то занят.
Чем-то, что важнее его любимой сестры.
Алек ждал, когда отец закончит с нотациями и перейдёт к делу. Эарлан оставил младшую сестру с вампирами и нашёл этому логичное обоснование, почему ей безопаснее с ними, чем с родным братом и его странной пассией, но смолчал. Перебрасывание оскорблений за годы взаимного молчания надоело и утомило. Проблема отцов и детей в непонимании и непринятии позиции другого поколения. Нам виднее, мы умнее, наши поступки абсолютно верны.
Магистр достал магический порошок, бросил его в пламя, и жаровня перестала действовать.
Допрос окончен?
Быстро. Алек слушал. Отец не сказал ничего нового. Некромант слышал о Культе и его действиях на территории Альянса. Он подозревал, что у Ворлака старые счёты и у него есть склонность нарушать правила в угоду своему видению идеального мира. Алек помнил, как Кайлеб убил командира во время нападения ульвов. Он пошёл против системы, когда хлебнул пенку из дерьма, но всё остальное он выпил за годы войны и лишений в мирное время. После смерти сестры он раскрутил болты, разболтавшиеся в военное время, и разворачивал на полную катушку. Сторона Силентеса – кратчайший путь к достижению цели по очищению мира и созданию нового порядка. Ключи дадут ему силу, которую не имеет ни один некромант Альянса.
Сколько пропало? Два? Три?
Спокойный разговор Магистра с открытием фактов и попыткой в убеждение и аргументацию, а не оскорбление и унижение почти добился должного эффекта. Алек задумался о своём положении в чужой игре, но Итан Эарлан никогда не поступал правильно и не умел подобрать нужный ключ к человеку. Родной сын не исключение.
Мужчина положил на стол наруч, наполненный магией. Алек усмехнулся. Он дал отцу договорить, не рассчитывая услышать в его словах логичное объяснение или сделку на взаимовыгодных условиях. У Итана Эарлана таких не существует. Он привык, что все прогибаются под его условия и должны благодарить за видимость выгодного обмена.
Из наследника в писари.
Алек наклонился к столу в полном молчании, протянул руку к наручу, прикоснулся к нему и высосал магию из предмета на глазах у отца.

+1

13

Лицо магистра искривилось в полной раздражения и уже откровенного презрения гримасе, он сделал круговое движение кожистыми пальцами правой руки, и внезапно всё время и пространство вокруг них пошло морщинками.
В следующий момент, это был тот же момент, в котором Алек Эарлан начинал пить чары из предмета, только его опередила знакомая рука с тремя перстнями, один из которых погас, отдавая накопленный запас маны. И эта рука нацепила на вытянутую сыновью культяпку наруч, защёлкивая не столько физические оковы формованной кости, сколько контур зачарования. Теперь его было не снять.
- Отныне и впредь, - сказал сухо и строго Итан Эарлан. - Надеюсь, что ты не будешь саботировать из ребяческой обиды дела, которые защищают интересы нас обоих. Я не могу представить тебя как внезапно воскресшего своего сына ко двору ключевого союзника так скоро и ты это прекрасно понимаешь, так что пойми ещё и то, что большей меры моего доверия в этой ситуации нет и не может быть.
Он убрал руку, но незримые нити, невидимый след отцовского присутствия холодил руку этим спектральным тёмным цветом и крепкой хваткой. Характер в каждой капле, почти никак не изменённый зачарователем, который не оставил даже внятного следа. Да и мог ли, в такой подавляющей, не терпящей компромиссов обстановке. Магистр иначе и не колдовал.
- Теперь ступай. Тебя ждёт супруга.
[icon]https://i.imgur.com/oNsw3yo.png[/icon][nick]Итан Эарлан[/nick][status]Магистр ничего[/status]
эпизод завершён

Отредактировано Изувер (2018-07-31 01:15:22)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [20.03.1082] Блудный сын