Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Элиор Лангре Гренталь Лиерго Игнис character4 name
game of a week

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » И что ей не понравилось?


И что ей не понравилось?

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

- Локация
Остебен, где-то в глуши Весвольда
- Действующие лица
Шайлер, Эйтан
- Описание
Дата: знойное лето 1034 год
Практика и ещё раз практика. Эйтан решил устроить скучающей сестре тренировку на живой мишени. Уроки с ним в качестве учителя не приносят нужный результат. Перерыв в учении с прогулкой по лесу по мнению алифера должен пройти продуктивно. Он решил сделать сестре подарок. Все девушки любят котиков, но Эйтан не говорил, что у этого котика голова льва, а задница с хвостом скорпиона.

0

2

В книгах всё начинается так: «Это был обычный день, и ничто не предвещало беды...»
Книг в доме водилось маловато, и ни одна из них не имела такого начала, но тем не менее: для Шайлер день был совершенно обыкновенный. Подъем, коварный пропуск разминки, призванной поддерживать её физическую форму если в хорошем, то хотя бы в приемлемом состоянии, домашние дела.
Последствия она знала. Сама себе делает хуже и всё в том духе. Собственные успехи на поприще ратного дела не впечатляли даже её, что уж говорить про брата? Наверное, он многажды проклял своё решение чему-то её обучить. Впрочем, за шесть лет она вполне сносно выучилась держать меч, махать мечом и по мелочи всякие стойки. Шайлер имела смутное ощущение, что всё это в итоге было призвано просто укрепить её тело и лёгкие, потому что если взглянуть правде в глаза, то её брат был не самым лучшим воином, пусть и обладал практическим опытом. И – она ничего, совершенно ничего не могла ему сделать. Даже задеть.
Брата, к слову, дома не было, но с ним случалось, можно было чуть-чуть потерпеть. В конце концов, он не уходил надолго, значит, поводов для беспокойства нет. Ну разве что – успею ли со всем управиться до его возвращения?
Наверное, хотелось, чтобы оценил, заметил старания – с другой стороны, живя у Кэтрины, много ценили её труды, м? Может быть, конечно, старший ценил – как более сознательный и разумный, способный к этому. Она вряд ли. Хотя, безусловно, то, что всё просто было как данность, радовало. Вызывало привыкание. Будьте осторожны, заводя домохозяйку, убранный дом, выстиранная одежда и приготовленная еда вызывают привыкание. Морали нет.
Есть руки, верёвка, гвозди и молоток – стоя на табуретке, Шайлер устраивала угол для сушки выстиранного белья. Казусов с попаданием молотком по пальцам не случалось: размах брала небольшой, действовала медленно и выверено. Это не полуторником от шустрого братца отбиваться, тут не нужно быстро соображать и демонстрировать рефлексы. Всё гораздо проще. Гвоздь попробовали расшатать, удовлетворились невозможностью.
С установкой нехитрой конструкции в виде натянутой от дома до конюшни веревки справилась быстро. У входа обнадеживающе стояли лопата и метла, древние обереги от житейских проблем, там же обреталась корзина свежевыстиранного. Денёк погожий, почему бы и не посушить на улице? Развешиванием и занялась – со стороны тропинки только босые ноги из-под белоснежных простыней и видно.
Итак, это был обыкновенный погожий летний денёк с палящим солнцем и ясным небом, и ничто не предвещало беды…

Отредактировано Шайлер ван Ален (2018-03-10 02:13:28)

+1

3

…пока на горизонте не появилась тень заботливого брата. Жизнь диктовала условия, а Ален привык под них подстраиваться. Алифер считал своим основным долгом защищать сестру от внешнего мира и себя самой, но по многим причинам не мог и не хотел всегда оставаться рядом с ней. В своё отсутствие кто-то должен был заботиться о Шайлер. При идеальном раскладе – она сама. Уроки самообороны шли туго. Самокритичный брат относится к своей ученице требовательно, и с циничностью сволочи в кубе смотрел на любые промахи, допущенные девушкой. Он набивал шишки в настоящих боях, с реальными противниками, которые пытались его покалечить и убить. В диком поле учишься быстрее – к этому выводу пришёл Эйтан, когда занятия с сестрой, несмотря на его грубость и требовательность, не принесли желаемых плодов. Он как забыл, что сам долго учился интуитивно подстраиваться под манеру противника, и начинал выходить из себя, потому что сестра не могла подстроиться под него. Одного противника, с одной тактикой боя, который не желал ей смерти. Открыто не желал.
Ален решил взять быка за рога. Вытаскивать сестру в город ради упражнений на другой живой мишени не целесообразно. Тащить к ней местного разбойника, чтобы помериться длиной кинжалов и умением делать дыры в не предназначенных для них местах– аналогично. Вариант новой темы урока Эйтану подсказала матушка природа, которая закинула в их чащу диво дивное и чудо чудное с кошачьей головой. Местный старик, подгонявший худую кобылу, бухтел про чудовище в лесу, от которого он едва унёс ноги. Алифер решил проверить, что так напугало старика и не угрожает ли оно спокойной жизни его сестры. Выследив чудище, Ален хотел его убить, но передумал – загнал меч в ножны и пошёл домой с подарком для сестрицы.
Девушку он застал на улице, всю в работе.
- Собирайся, - вместо приветствия он подгонял её на дело. – Прогуляемся.
Шайлер могла с ходу заподозрить неладное в поведении брата. От него никогда не поступало предложение совместных прогулок. Эйтан был настойчив, не терпел возражений и ничего не рассказывал о целях. Торопился, как на пожар. Один раз сказал, что у него есть для сестры подарок и напомнил ей, чтобы взяла с собой меч. На увеселительные прогулки не ходят с оружием.
Ален вёл сестру в лесную чащу, свернул с дороги, на которой встретился с испуганным стариком, и вильнул по бездорожью, раздвигая заросли. Шайлер могла подумать, что он устал о жизни с сестрой и решил от неё избавиться, заведя в густую чащу. Близко к реальности, но чаща нужна ему для другой цели. Он видел здесь мантикору. Дойдя до места, он отодвинул последнюю ветку, густо усеянную листьями, мотнул сестре головой, чтобы она взглянула, и жестом попросил её не шуметь. Мантикоры опасны в любое время суток, но для двух крылатых алиферов она не представляет существенной угрозы. Тварь недавно поела, выглядела неповоротливой и ленивой. Ален не умел точно определять возраст, но прикинул, что тварь уже не молода.
- Это твоё развлечение на сегодня.
Старший брат знает толк в первых свиданиях и подарках. Какая девушка не мечтает о муфте из мантикоры?

0

4

Если бы молодость знала, если бы старость могла, то сволочь под маской брата убила бы к Фойрру сестра. Если ей доведется когда-то его хоронить (в ближайшее время, сегодня, сейчас – как вариант), то это будет его эпитафией. С высокой вероятностью.
Однажды она достигнет успехов в благородном искусстве владения лопатой и припрет его к стенке – за всё. Просто за всё. Возможно, после воспитательного процесса он не вспомнит, что у него есть сестра. Если вообще вспомнит себя – чудо будет.
Кровожадные мысли блуждали под белокурыми локонами не первый день. Они жили бок о бок в мире и согласии, но однажды алифер развязал войну… Воевать он решил против неё – и её физических несовершенств. Шесть, мать его, лет безостановочных издевательств над организмом, который со временем Шайлер возненавидела лютой ненавистью. Если раньше она просто не обращала внимания на себя, то теперь обращала. С самой негативной стороны.
После призыва взять меч она поняла, что случилось худшее, мельком пожалела, что не подготовилась, сунула ноги в сапоги и прихватила ножны. Она могла бы встать в позу и упереться рогом, но тогда, скорее всего, её бы отнесли на место и бросили прямо… в куда-то. Признаться, Шайлер не отличалась любопытством. Никогда. Особенно, если что-то узнать предлагал брат. Возможно, она предвзято к нему относилась, но он сам виноват.
Свою репутацию Эйтан успешно закрепил, продемонстрировав монстрика. Шайлер в ответ, не будь она сестра и почти дочь своего брата, продемонстрировала потрясающую выдержку. То бишь отсутствие дрожи в коленях и отсутствие желания убежать. Даже не закричала. Потому что, откровенно говоря, от перспективы сражаться с этим её попросту парализовало от леденящего душу ужаса.
- Ты в своём уме?! – зашипела, оскалившись не хуже мантикоры, когда способность к речи вернулась. – Не отвечай…
Вздох.
- Вопрос риторический.
И без того понятно, что не в своём, но так распирает от идеи, что того и гляди гордяк из задницы вывалится. Ладно, хорошо, утешь себя мыслью, что при худших раскладах тебя похоронят в живописном лесу. При лучших – Эйтан среагирует раньше.
- Идея воспитывать из меня охотника на монстров – говно, - припечатала Шайлер. – Что я должна знать об этом существе?
Кроме реакции. Когтей. Зубов. Изгиб хвоста, например, бьёт ли он сзади? Какого рода яд? Может быть, жопа – это самая безопасная кошачья сторона. Насколько функциональны крылья?.. Как оно действует во время охоты? Тысяча вопросов. Начав рассуждать, Шайлер поймала себя на мысли, что словно действительно собирается убить несчастное существо.
Стало мерзко от самой себя.

+1

5

В своём ли он уме..
Эйтан пожал плечами.
- Берегись жала на хвосте. Мантикора бьёт быстро, только жертву, стоящую впереди себя. Одно попадание и ты умрёшь от яда.
Хорошо, возможно, отправлять сестру на пробный бой с настолько ядовитым противником – хреновая затея. Ален подумал, что ему стоило самому вступить в бой с нежитью, лишить её основного оружия – обрубить хвост с жалом, а потом выставлять против неё сестру. Ослабленный монстр лучше подходит для неподготовленной девушки, но Эйтан не озаботился сохранностью сестры.
- Мантикора быстрая. Они нападают на жертву с воздуха или из засады, быстро и бесповоротно, пока жертва не опомнилась.
Небольшого экскурса достаточно. Алифер воздержался от стремления пнуть сестру под зад к нежити и наблюдать за её потугами из кустов, ядовито комментируя весь бой. Он заглянул в найденное убежище мантикоры, чтобы проверить, насколько удачно её расположение, и где лучше всего выбросить сестру. Мантикоры на месте не оказалось. Огромный зверь беззвучно переместился куда-то.
В процессе выяснилось, что Ален не научился отличать сытую мантикору от голодной. Существо почуяло запах алиферов – не такой любимой пищи, как человеческое мясо, но не отказала себе в удовольствии полакомиться двумя курицами. Курицей и петухом, который всё это затеял. Эйтан забыл, что мантикоры – существа безжалостные и свирепые. Они убивают всех без исключения, вне зависимости от сытости. Ветер сменил направление, выгодность текущего положения во время разговора обернулась в пользу врага. Лекция превратилась в практическое занятие раньше, чем Эйтан успел дать отмашку.
Алифер напрягся. Оголил меч, надеясь, что ему не придётся им воспользоваться. Урок пошёл не по плану. Эйтан осознал это, когда кожистые крылья твари задели листья деревьев и создали шум. Задрав голову, парень оттолкнул сестру в сторону. Мантикора, летевшая прямо на них, тяжело приземлилась на пустое место, где раньше стояли крылатые. Минус подвида нежити сыграл им на руку. Неповоротливая мантикора развернулась, взревела и ударила хвостом, метя в жертву.
- Жало! – рявкнул алифер, напоминая сестре, чему стоит уделить внимание в первую очередь.
Он вильнул в сторону. Хвост с ядовитым жалом ударил впустую по земле, не зацепив алиферов. От промаха мантикора пришла в бешенство. С этого ракурса львиная башка не выглядела милой. Из зубастой пасти дыхнуло запахом крови и гнили. Грязные опасные когти расцарапали сухую почву. Мантикора примерялась к прыжку и новой атаке. Эйтан выставил меч перед собой, закрывая голову и грудь. Быстро глянул на сестру, проверяя её состояние и готовность.
- Сначала хвост, потом голову.
Мантикоры одиночки, но если рядом находится гнездо, то где-то неподалёку может оказаться вторая мантикора из пары. Одной громадной твари, полтора метра в холке, с комплектом из мощной челюсти, острых клыков, ядовитого жала и крепких когтей, достаточно.
Мантикора взмахнула крыльями, собираясь взлететь.

+1

6

Лекция была восхитительной, потому что из неё Шайлер вынесла одно: Эйтан хотел полюбоваться, как её максимально неприглядно, жестоко и кроваво разорвут на куски, обглодают и поковыряются косточками в зубах.
Информативна ли? Очень частично. Шайлер поняла, что тварь безумно опасна, а как она должна её нейтрализовать при всей этой опасности – не поняла. Потому что не была быстрой. Потому что кроме жала у мантикоры имелась куча разных вещей: клыки там, когти, крылья, на худой конец. Потому что Шайлер при всём старании брата за шесть лет подготовки отлично выучилась только бегать.
Впрочем, она уже выяснила, что он спятил…
Она выбралась за ним, осторожно, пугливо, не вытащив из ножен оттягивающий рук меч. Тому только порадовалась, когда Эйтан её толкнул прочь, потому что запуталась в ногах и едва не упала. В гробу она видала эти тренировки и эту вонючую мантикору! Шайлер подбирала юбку, обвязывая её узлом, пока плясала подальше от досягаемости твари.
Вытащила наконец клинок.
- Не отвлекайся, - сердито – а хотелось грубо – бросила ему обиженным тоном, сдвинув брови и сосредоточившись на нежити. Двинулась осторожно полукругом, стремясь обойти.
Хвост раскачивался, гипнотизировал. Насколько глупо будет подпрыгнуть и рубануть в момент толчка, успеет ли? Стоило поторопиться. Или не Топтаться вокруг твари можно было бесконечно, разве нет?
А Шайлер всегда сосредотачивалась либо на атаке, либо на защите – переключение давалось сложно. И, как это всегда бывает, слишком много мыслей и вопросов. «Меньше думай», – тварь махнула крыльями, белая от страха и решительности Шайлер махнула мечом, подскакивая к хвосту сбоку.
Подумать? Не к ней. Её брат воспитывал, в конце концов. А брат у неё не про интеллектуальную работу вообще ни разу.

Отредактировано Шайлер ван Ален (2018-03-15 02:39:38)

+1

7

- Юбка?!
Голые лодыжки сестры потрясли алифера не так сильно, как выбор одежды. Он помнил, что его любимая и дорогая младшая сестра одевалась, как мальчишка неброско и практично, влезала в вещи не по размеру, но юбка.. почему не платье с рюшками? Может, мантикора, дожирая кости, подавится красивой отделкой или смутится при виде юной прелестницы, извинится за свой неподобающий вид голодного монстра и улетит от стыда и смущения. Ален ругнулся про себя о практичности одежды, которая в бою мешала и отнимала время. Он не присматривался к сестре, обратил внимание на меч, чтобы она обязательно его взяла, но не придал значения выбору одежды. Шайлер действительно думала, что они отправятся в увеселительную прогулку, а меч он попросил взять для красоты?
Сам виноват.
Не отвлекайся, а сама светит голыми коленками и всем. Он видел!
- Люциан.. – выдохнул Эйтан, создавая лишний шум и преднамеренно провоцируя мантикору, чтобы она отвлеклась на него и дала Шайлер достаточно времени и места, чтобы подвязать свои чулки и взяться за оружие.
Мантикоре не нравилось положение зверя, который не способен пожрать. Она ревела, крутилась, пытаясь нападать и защищаться. Раз-другой она ударила хвостом по земле рядом с Эйтаном, потому что бравый брат герой отдувался за свою инициативу и постоянно маячил у мантикоры перед носом. Он заметил манёвр сестры, подкрутил меч, меняя траекторию удара, и попал в пасть твари, не причинив ей вреда. Острые клыки впились в сталь мёртвой хваткой. Эйтан не смог вырвать меч и увидел, как взвился хвост мантикоры перед ударом. У него оставался вариант бросить меч, но Шайлер повезло – она срезала с хвоста мантикоры опасное жало. Тварь взревела от боли и злости, Эйтан высвободил меч и отошёл в сторону.
Мантикора забила хвостом по воздуху. Из обрубка сочилась молочно-белая жидкость. Ален предположил, что яд. Может кровь мантикоры, он никогда не видел, какого она цвета и что у монстра вместо неё. Тварь разозлилась, переключила внимание с алифера на девушку и развернулась к ней мордой, собираясь ударить когтями девушку, причинившую ей боль и лишившую одного из преимуществ.

+1

8

И чего ему не нравится?!
Отличная юбка, сама шила из старой простыни, чтоб ветерок обдувал в особо жаркие дни… Ну не в сорочке же скакать перед мантикорой (хотя не то что бы ей слабо было выкинуть такой фокус). И уж тем более не в штанах с не менее любимым свитером – хотя свариться было лучше, наверное?
- Что – юбка?! – огрызнулась озлобленно. Голос звенел от нервов и, пожалуй, страха, изламывался, становился визгливым. – Предлагаешь снять?!
Она подумает об этом после. Сцепила зубы до боли в скулах – переодеваться не посчитала нужным, тем более, что он так ворвался и подгонял её. А то не видел, во что одета. А если действительно не видел, значит, посчитал нормальным. Не выёживался бы и объяснил бы словами через рот, что именно её ожидает, она бы спланировала свой наряд попрактичнее. На войну в такой прекрасный день Шайлер не собиралась, но война не спрашивает о планах на вечер, верно?
Что же, хвост она отрубила. Всё?..
- …мама, - пискнула Шайлер, щуря слезящиеся от смрада глаза и отшатываясь, отпрыгивая, путаясь в собственных ногах. Натолкнулась спиной на что-то – дерево? Кусты? – кольнуло неприкрытую кожу спины.
Дальше – голову? Почему-то это совершенно вылетело из головы Шайлер – и вообще, разве спереди не Эйтан был? Вот и рубил бы! Посмотреть, где он там возится, она не могла – всё внимание против воли было приковано к монстру.
Соберись, ну. Шайлер прянула в сторону, борясь с искушением бросить меч на землю, чтобы не оттягивал руку и не мешал маневрировать. Только таких когтей, как у мантикоры, у девушки не было – голову будет проблематично рубить. С фантазией в этом отношении у алифера были проблемы – она вообще в принципе не представляла, как отвлечь тварь так, чтобы удачно рубануть. Совать меч в пасть было идеей хреновой изначально, потому что… потому что, например, она не была уверена в том, что сможет выдернуть обратно – а у твари ещё были когти, которыми она могла неплохо так располосовать, толкнув грудью и смяв под себя. Как вариант. Определённо, стратегии охоты за мантикору Шайлер продумывала лучше, чем план по впихиванию метра стали в черепушку.
Главное, не останавливаться. Кружить, хрустя ветками, костями, всем, чем угодно. Может быть, удастся всунуть дорогого братца между зверем и добычей его.
А не удастся – будет импровизировать.

+1

9

- Не зевай! – вместо едкого «папа».
Шайлер выполнила первое задание. Избавилась от ядовитого жала, но этого мало, чтобы одержать победу над мантикорой. Живая тварь злая как арух и опасна. Она родилась с неконтролируемой жаждой убийства, которую никогда не могла утолить. Порождение тёмной магии, эксперимент некромантов, который сослужил хреновую службу создателям, сбежал, расплодился и продолжил одиночный образ жизни, питаясь людьми. Алиферы сделают большое одолжение жителям деревни и себе, если убьют её, но Эйтан начинал понимать, насколько хренова идея выступить против мантикоры вместе с младшей неопытной сестрой.
Сестра не спешила с атакой. Медлила. Эйтан ждал, надеясь, что Шайлер сможет выкрутиться и увернуться от опасных когтей и зубов, но видел на лице сестры полное непонимание, что нужно делать. Долго не выдержит. Он заметил, как один раз Шайлер почти загнали в угол, а большего мантикоре не надо. Немного промедления и она вцепится в сочную манящую плоть, чтобы убить. Ален не мог больше ждать. Он подловил момент, ранил мантикору в обрезанный хвост. Тварь разозлилась, на что он рассчитывал, и выбрала своей целью его.
Эйтан выкрикнул заклинание, но ошибся в расчётах. Мантикора оказалась проворнее, а расстояние между ними недостаточно большим, чтобы заклинание успело достигнуть цель. Он прорвал грудь под гривой, но сам оказался на лопатках под тварью. Мантикора замахнулась, попала когтями по выставленной руке, не достав до горла и лица. На когтях нет яда, но в них много грязи, чтобы занести заразу. Из рваных борозд полилась горячая кровь, но Эйтан думал не о ране и последствиях, а о мантикоре, которая лишала его возможности атаковать.
Мантикора, почуяв запах крови и близость пищи, забыла о второй угрозе в лице девушки. Для Шайлер открылась прекрасная возможность атаковать отвлечённую и ослабленную нежить и спасти брата или подождать, пока мантикора начнёт его жрать, а потом убить. Могла в страхе убежать, спасая себя, потому что брат дурак и сам виноват в положении, в которое загремел по своей инициативе.

+1

10

Неопытная младшая сестра обладала неплохо развитой заботливым братом дыхательной системой и бегать могла… ну, ещё с десяток минут точно. А если бы выбросила меч, то и того дольше. Знай себе уворачивайся от атак – когти то и дело свистели мимо, тварь злилась ещё больше, того и гляди разорвёт от злобы.
Только скакать ей не позволили.
Мантикора резко отвернулась, бросая тощую несговорчивую девку. Махнула крыльями для удобства совершения манёвра, мелькнул бок твари, калечный хвост – она и впрямь очень быстрая! Шайлер с удивлением поняла, что под тварью каким-то образом оказался Эйтан. В уши гулко ударила кровь. Стало безумно холодно. Безумно горячо и нервно. Пальцы сами собой вцепились в рукоять мёртвой хваткой. Всё окружающее пространство сузилось до двух фигур.
Что было дальше – она не запомнила.
Очнулась потом, в трёх шагах от мёртвой твари, уже без меча. Не смогла бы сказать, когда бросила, - вообще ничего не смогла бы сказать. Била дрожь – не то что бы зуб на зуб не попадал, челюсти были сжаты до боли. Видела плохо. Отметила равнодушно – слёзы. Не плачет, просто выступили сами собой, то ли от нервов, то ли от облегчения.

+1

11

Эйтан никогда не причислял себя к силачам. Он подумал, что потратил мало времени на развитие мышц. Вес взрослой мантикоры с набитым брюхом оказался для него тяжёлым. Разозлённая тварь клацала зубами у носа алифера, брызгала на него слюной и изрыгала зловонное дыхание. Ален, осознавая хреновость своего положения, подумал, что быстрее сдохнет от «свежего» дыхания мантикоры, чем от её зубов и когтей. Эта перспектива начала казаться ему не такой плохой в сравнении с другой – почувствовать, как мантикора разрывает его на куски живым и здравомыслящим. Насколько хватит болевого порога? Он прочувствует всё или потеряет сознание от первой серьёзной раны? Идиотские мысли не помогали бороться с мантикорой.
Алифер пытался вырваться, но не преуспел. Меч не помогал, до ножа не дотянуться. Мантикора ударила ещё раз, добавила новых ран на пострадавшей руке, вонзила когти глубже. Эйтан стиснул зубы, попытался подняться и оттолкнуть тварь от себя, упёршись ей под подбородком, и убрать жадно клацающие клыки. Он заметил движение Шайлер. Сестра подобралась к ним с мечом наперевес. Эйтан выждал момент и отпустил мантикору. Тварь, почувствовав, как сопротивление исчезло, устремилась к жертве, но вместо мяса выкусила сталь. Зловонная липкая кровь закапала Эйтану на лицо. Он вздрогнул от первых капель, вытер их рукой, поморщился от боли, потому что забыл о ране. Тело убитой мантикоры навалилось на него сверху, придавило.
Приятно почувствовать себя живым. С поправкой на раны и тело, давящее на грудь, что больно вздохнуть. Ален поморщился, надавил на тело и с трудом откатил мантикору в сторону, освобождая себя от её веса, но не вони. Он успел пропахнуть смертью, кровью и гнилью. Эйтан откинулся на спину, растянулся на земле, переводя дух, закрыл глаза. Несколько минут, чтобы понять, что он жив, дышит и всё тело болит.
Шайлер..
Вспомнив о сестре, парень тяжело поднялся, перевалился на бок, нашёл взглядом сестру. Цела. Жива. Не ранена. Отлично. О себе он был худшего мнения.
- Поздравляю. Ты справилась, - он усмехнулся, не отмечая в памяти, что Шайлер взаимно спасла его жизнь.
Ален поднялся на ноги, осмотрел раненную руку. Из глубоких царапин сочилась кровь. Наспех перевязав рану, Эйтан поднял свой меч, управлять им одной рукой было неудобно и сложно, но он смог отделить голову мантикоры от тела, чтобы забрать её с собой. За убийство мантикоры можно выручить деньги, а потом пустить их на лекарство, чтобы рана не загноилась и рука осталась при нём.
- Пошли домой, - убрав меч в ножны, Эйтан потянул за собой голову мантикоры за косматую гриву.

+1

12

Кажется, ещё немного знобило – чуж… действия брата Шайлер воспринимала замедленно, отстранённо, хотя в целом ощущала себя на подъёме. И всё же не до конца. Тонус мышц как-то странно противоречил внутренней опустошенности после пережитого леденящего душу ужаса, что брат тоже мог умереть.
Шаг-другой вперёд спиной, пропуская его мимо, ещё глядя на мёртвую обезглавленную тварь с каким-то тупым осознанием, что это, по факту, её первое убийство. И – она растянула губы в усмешке – даже сколь-нибудь осознанным убийством это в принципе не назвать, впала в странное помутнение рассудка и нанесла удар.
Неразумные монстры считаются ли за жертв?..
Где-то за спиной шуршала голова монстра, волочась по земле. Нужно было перед уходом забрать меч. Нужно заставить себя пошевелиться, ну же, ты же умеешь ходить, брат учил – давай, поднимай правую ногу. Вперёд. Шайлер покачнулась, как старый механизм, шагнула вперёд, снова, медленно, словно вспоминая, как это. Нагнулась, подобрала клинок, перемазанный в крови, попыталась неловко отереть о тушу, но в итоге только размазала по всему лезвию. Дома почистит.
Поковыляла медленно и неловко, пытаясь взять прежний ритм. Собраться. Да, нужно было собраться – Шайлер пыталась, честно пыталась, с ужасом понимая, что произошедшее как-то ударило по ней. Она как будто… как будто впервые столкнулась с осознанием смертности, со смертью, в конце концов.
– Можно было сцедить яд, - заметила отстранённо, - наверное, он был бы кому-нибудь полезен. Или тебе в твоей работе.
В конце концов, Эйтан тоже убивал. Не огороды же он старичкам вскапывал своим мечом. Меч вообще исполнен для единственной простой задачи: убивать.
Ещё яд, вероятно, мог бы пригодиться ей. Зачем? Она сама не знала, но разве настоящая хозяйка не найдёт, куда приладить что угодно, создать что-либо из дерьма и палок? Наверное, самым неловким моментом было то, что склянку для теоретического сцеживания никто не захватил. Как и что-нибудь ещё для вырезания ядовитых желез… вряд ли Эйтан вообще знал их местонахождение в организме нежити. Она не знала тем более. Возвращаться и разделывать мантикору, чтобы по локоть в её кишках определять, ядовит этот мешочек или нет, почему-то желания не возникло.

Отредактировано Шайлер ван Ален (2018-03-21 22:38:18)

+1

13

Эйтан посмотрел на обезглавленный труп мантикоры. Яд ценен, но алифер не подумал об этом.
- Нечем собрать, – он пожал плечами, поморщился, когда заболела повреждённая рука. Подняв её на уровень груди в неудобное положение – ему казалось, что так она болит меньше – алифер перевёл взгляд на дорогу. – Никогда не сцеживал яд мантикоры. Начнём копаться – отравимся. Оно того не стоит.
По многим причинам, которые Ален не озвучил, чтобы не волновать сестру.
А она волнуется?
Эйтан осознал, что Шайлер не придаёт значения его ране и не вьётся возле него воркочущей голубкой. Повышенная опека сестры, которая всегда пыталась озаботиться его состоянием и быть полезной в любой ситуации, напрягали алифера, но их отсутствие показалось ему подозрительным.
- Ты как?
Он видел, что она не ранена, но Шайлер выглядела погружённой в свои мысли. Он заметил дрожь в её руках.
Дурак.
Испугалась за свою жизнь. Может, за него тоже. Они оба могли погибнуть, а он возложил на её плечи тяжёлый груз – впервые убить кого-то. Мантикора – нежить, а не человек. Беспокоиться о её смерти и своей причастности к ней, бессмысленно. Они сделали одолжение жителям местной деревни, когда избавили их от смертоносной несговорчивой нежити.
По дороге домой Ален думал, как вытянуть сестру из её скорлупы, но ничего годного не придумал. Она должна сама с этим справиться. Он не мешал ей своими заботами, закрывшись в мыслях щитом. Думал только о деньгах, которые получит за голову нежити, когда сможет показать её главе деревни. Оставив голову мантикоры лежать во дворе, сунув её в мешок, чтобы не собирала мух и не напоминала сестре о неприятной прогулке на двоих, Ален вошёл в дом, набросал в печку дров, развёл огонь.
- Помоги, – он показал сестре на котелок и ведро с водой, пытаясь отвлечь её.
Алифер мог обойтись без помощи сестры, но морщился каждый раз, когда по привычке действовал раненной рукой. Закончив с водой, алифер поискал подходящие лоскуты – они остались с прошлой вылазки и не пригодились ему. Как знал, что в будущем встрянет в приключения. Разложив лоскуты на столе, он сел на лавку, развязал повязку. За это время она успела пропитаться кровью. Рана выглядела скверно, продолжала кровоточить. Ален придирчиво рассмотрел глубокие борозды, надавил на край раны, проверяя, насколько всё плохо, шикнул от боли, но не увидел грязи.

+1

14

Справедливо. Его ответ по смыслу напомнил её собственные мысли, почему-то она отметила схожесть. Прицепилась к ней с облегчением и одновременным отвращением. К себе, быть может, к тому, что она может превратиться в него?
Разве это не то, чего Шайлер всегда, сколько себя помнила, страстно желала, искренне жалея о том, что цвет волос у неё не такой, как у брата, что она вообще она, а не он.
Вопрос «как ты?» как будто пришёл с другой стороны; Шайлер рассеяно тронула почему-то горло и посмотрела на руки. Она нормально. У неё ничего не болит, пара ссадин, когда в пылу борьбы стесала нежную кожу на руках и ногах о неудачно подвернувшееся на пути дерево или куст – не в счёт. Пожалуй, отгрызи ей мантикора руку или ногу или даже обе, она бы всё равно не обеспокоилась. И можно было поклясться чем угодно, что Эйтан бы не обеспокоился тоже. Если даже собственным травмам он не придаёт много значения, чего говорить о ней?
- Сойдёт. – Пожала плечами, усмехнулась, поправляя меч в ножнах за спиной.
И больше не проронила ни слова, хотя и думать особо ни о чём не думала – в голове гулял ветер, гоняя одинокое перекати-поле, ценных мыслей чуть меньше, чем нихрена. Не что бы в обычном своём состоянии Шайлер была мыслительницей, но подобная пустота озадачивала.
Очнулась при звучании слова «помоги», встрепенулась, глянула на брата внимательнее, озадаченнее, - право слово, он не так часто это слово вообще произносил, куда чаще были призывы не мешать и, разумеется, традиционные заверения в том, что он так-то мальчик взрослый, не безрукий, не безногий и не слепоглухой инвалид, справится сам. Впрочем, руки уже метким броском отправили меч под лавку, чтобы не мозолил глаза. Она обещала его почистить? Солгала.
Воду поставила, умостившись рядом, чтобы не проворонить момента, когда согреется.
- Ту бутылку ты допил и выбросил? - она подтянула одну ногу к груди, насрав на то, что не удосужилась ни поправить юбку, ни переодеть её (тем более, что сейчас уже поздно). – Можно было бы обработать остатками рану, чтобы обеззаразить.
И, поплевав, приклеить подорожник, да. С такими талантами ей в знахарки. Хотя, технически, борозды можно было заштопать – правда, была ли в том нужда? Вопрос риторический, Эйтан собрался делать перевязку, значит, должно затянуться само. Если не загноится от хренового ухода.

Отредактировано Шайлер ван Ален (2018-04-04 00:50:00)

+1

15

Эйтан подвис, пытаясь вспомнить, какая бутылка, зачем она и чего Шайлер от него хочет.
- Зелье? – переспросил алифер, перебирая в памяти всё, что он успел купить в зельевой лавке, пока был в городе, и что не растратил после последней вылазки. Осталось мало. Оно бы ему пригодилось. Эйтан поднялся, обогнул стол, чтобы добраться до походной сумки, висевшей на кривом гвозде. Покопавшись в её содержимом, алифер нашёл несколько пузырьков. Один пустой и зачем-то хранился. Бросив его обратно, алифер присмотрелся к содержимому второго пузыря. Оставалось на раз. Прикинув, что другого раза может не быть, если зараза распространится, алифер большим пальцем откупорил пузырь, сел на лавку и, удобно положив руку, чтобы не расплескать дорогую жидкость, вылил её на раны. Порезы зашипели и запенились. Ален ощутил, как рана нагревается и болезненно отзывается на действие зелья. Должно подействовать.
Заканчивая с обработкой раны, Эйтан подумал, что Шайлер говорила не о зельях, а о бутылке с горячительным, которое он брал для согрева и расслабления. Поздно. Он уже махнул на рану остатки зелья.
Ален подождал, пока зелье схватит рану и перестанет пениться и шипеть. Вода начала закипать в котелке. Показав на печь, чтобы сестра занялась работой, алифер присмотрелся к ране, снимая с неё первый слой пенной шапки. Рана выглядела лучше. Из порезов несло насыщенным травяным настоем. Прикинув, что можно обойтись без сшивания, Эйтан подождал, пока получит в пользование воду, чтобы промыть кожу вокруг раны и избежать повторного попадания заразы.
- Посмотрим, что она скажет мне завтра.
Зелье могло не подействовать. Ален не знал, насколько оно хорошо против яда мантикоры и был ли он на её когтях, когда она разодрала ему руку.
- Завтра нужно сходить в город, пока голова выглядит как голова мантикоры, - алифер подозревал, что глава города начнёт припираться и говорить, что никакая это не мантикора и вообще на неё не похожа, чтобы не платить деньги какому-то наёмнику, а деньги понадобятся Эйтану на новые зелья и снадобья.

+1

16

«Зелье?»
Положим, можно и зелье; как правило, оно эффективнее алкоголя или чистого спирта. Особенно если он имел ввиду какое-нибудь противоядие, - он же противоядие имеет ввиду? Пронаблюдав за действиями брата, Шайлер решила, что нет. Противоядие, кажется, эффективнее было принимать внутрь, то есть выпить, а вот обеззараживающее зелье явно нет.
Мантикора вряд ли мыла лапки, посему на когтях яд, безусловно, был. Остатки гнилья предыдущих неудачливых приключенцев или скота, потому что вряд ли она наводила жалом с хвоста маникюр. Успела ли зараза разойтись? Скорее всего да, у неё было достаточно времени, прежде чем Эйтан обработал рану, кроме того, перевязывая её, он вроде бы не старался перекрыть кровоток? Шайлер не помнила, спрашивать не стала: если заражение действительно случилось, то об этом в скором времени даст понять сам организм. Жар, пот… что там ещё? Ах да, холод. Ей остаётся только немного подождать… с интересом экспериментатора наблюдая состояние братика.
Она перелила воду в миску, выложила ворох чистых тряпок. Постепенно приходила в себя. Выразилось это дежурным, суховатым:
- Помочь?
Дежурным и суховатым, в общем-то, потому что помощь он, скорее всего, в очередной раз не примет; Шайлер подготовила себя к этому заранее, чтобы не дуть обиженно губы (отвернувшись и проследив, чтобы не было заметно). Ей хотелось как-то продемонстрировать свою любовь и заботу, раз уж высказывать нормально их она толком не умела (и, пожалуй, даже стеснялась – в присутствии-то такого братца), но она боялась их демонстрировать.
Как-то нездорово и странно, но уж как есть.
Предлагать помощь в переносе головы мантикоры она не стала. Тут ответ был ещё более однозначен и определен ещё до того, как вопрос прозвучит даже мысленно. И ответ этот – нет. Потому что опасно, потому что охота, потому что даже спустя многие годы гвардейцам зудит в одном месте от пощечины, которую им отвесил молокосос, убив своего знатного папашку и умыкнув потенциально опасную шестикрылую тварь.
Тут стоило, в принципе, задуматься, что мантикора, по-своему, была тоже потенциально опасной тварью, которая просто хотела жить. В силу своего разумения и вложенных в неё инстинктов и прочего. Но они мантикору убили. А завтра Эйтан потащит её голову в город правителю.
Ирония? Дайте две.

Отредактировано Шайлер ван Ален (2018-04-09 20:02:04)

+1

17

Он привык справляться собственными силами. Кейл много раз пытался вбить в голову алифера, что иногда не мешает перекладывать часть груза на другие плечи и позволять другим людям помогать, потому что сам он не мастер на все руки и не способен сделать всё качественно. В его понимании Эйтан ходил дальней дорогой, когда мог сократить, доверившись в знакомые и проверенные руки. Шайлер могла обижаться на него и строить мелкие каверзы в отместку брату за его хреновый характер, но шанс умереть от её рук значительно меньше, чем от заражения из-за собственной твердолобости.
Некоторые вещи не меняются. У него не появилась мысль попросить Шайлер помогать ему в промывании раны и перевязке. Получив в своё пользование нужные материалы, он сам смочил в воде чистый лоскут и с педантичностью и придирчивостью начал промывать края раны. Толку от его стараний немного, если зараза успела попасть в рану и разойтись по его телу со скоростью циркуляции крови, пока они добирались до дома. Он пренебрёг простыми правилами предосторожности, но плакаться о них нет смысла. Или он закончит всё правильно сейчас или в ближайшем будущем у Шайлер выпадет прекрасная возможность лично позаботиться о брате-идиоте.
- Нет, - поговорили.
Отмыв следы засохшей крови и налипшей грязи, алифер ещё раз придирчиво осмотрел рану и поднял взгляд на сестру. О неподобающем виде Шайлер он промолчал, но его взгляд на открытые женские колени и выглядывающее бедро сказал за него всё, что он думает по поводу внешности сестры. В округе нет никого, кто может пялиться на коленки Шайлер и примеряться к её заднице, но Эйтан пытался как-то привить сестре – с огромным запозданием – понимание, что она девушка и должна вести себя скромнее. А не щеголять, как её старший брат-недоумок по пояс голой.
- Ты неплохо справилась для первого раза, - под перевязку разговор шёл с натяжкой. Ален не знал, что чувствует сестра после первого убийства. Он понимал, что из-за эмпатии она страдает от чужих эмоций и путается в них, как в паутине, чтобы отыскать то, что принадлежит ей. Она могла почувствовать его страх, ощущение смерти, боль, жажду жизни, ненависть – что угодно, пока он не закрывался от неё щитом. – С живым противником, который действительно хочет тебя убить, сражаться намного сложнее. Я надеюсь, что тебе никогда не понадобится повторять этот урок. Ни с человеком, ни с нежитью.
Закончив с перевязкой, алифер встал из-за стола, прихватив миску с грязной водой, выплеснул её содержимое в ведро с помоями, а грязные лоскуты отправил к мусору. Лучше их не использовать, если на руку попал яд мантикоры.

+1

18

На нет и суда нет, не будет же она его насильничать, чтобы замотать руку? Во-первых, даже останься Эйтан слепоглухонемым безруким и безногим инвалидом, Шайлер не была слишком уверена в собственной победе, а во-вторых, ей что, больше всех надо?.. То есть да, ей было это явно больше необходимо, чем ему, но какого демона?!
Шайлер закатила глаза и поджала губы, но на этом её недовольство закончилось – или, по крайней мере, перестало демонстрироваться. Перехватила его взгляд на свои ноги, посмотрела туда же. Красных щёк и вообще приступа смущения не случилось, ну а чего такого, брат же?
- Чего? – Юбку одёрнула, а то просверлит пару лишних дырок взглядом. Ну, в целом, она понимала «чего». Упрекать, поди, будет, что попёрлась в юбке (!) в лес (!!) на мантикору (!!!). Ну, на семь бед один ответ: сам виноват. Магическое словосочетание Шайлер не поленилась озвучить, добавив к нему немагическое: - Надо было сразу сказать, что там будет. Я бы переоделась.
Тут пришёл черед задуматься, а почему он ей, собственно, не сказал. И – поставить галочку напротив «ненавидит сюрпризы». Или даже «ненавидит всё, что не может проконтролировать». Своевольного братца и его проклятые сюрпризы, в основном, потому что в остальном быт легко контролировался. Внутри поднялся приступ раздражения.
- То есть мантикора убивать не хотела? – хмыкнула Шайлер, выудив из предложений то, к чему можно было прицепиться. Безжалостно припечатала с непонятной агрессией: – Урок дерьмовый. И всё, что я из него вынесла, так это то, что при атаке мне нужно тело, которое будет отвлекать внимание на себя. Если в этом была суть, то что же, прекрасно. Всё усвоила. – Тело оглядели, возвращая брату его собственный взгляд, нарочито пристально, откровенно оценивающе, словно прикидывая, насколько выносливо и на что вообще годно.
«А если нет, то какого, повторяю, демона?»
Шайлер догнало ощущение того, что она явно вела себя как паникующая курица в бою. То есть действовала и выглядела в высшей степени по-дурацки. Вместе с этой мыслью пришла злость. Мотнула головой. Неплохо справилась. Ну да, ну да, ну да. Впрочем, когда он был в последний раз так к ней благосклонен? На тренировках измывался как только мог, словом и делом. Это его так смягчило то, что она его не бросила в конечном итоге?
А то он не знает, что она бы в любом случае его не бросила.

+1

19

Эйтана подмывало сказать, что можно не мелочиться и раздеться полностью, но он прикусил язвительный язык. Шайлер девушка ершистая и прямолинейная. Она исполнит всё в точности и не постесняется. Ален знал заранее, что проиграет в этом бое и первым покраснеет и отвернётся.
Ньёрай.. Зачем я думаю о голой сестре..
?!
Пора заглянуть в Теллин.

Под Теллином Ален подразумевал бордель и одну конкретную женщину, чтобы сбросить напряжение и не думать о ненужных вещах, которые вызывает у него Шайлер своей открытостью и «ну брат же» - отличный аргумент, но у него на это другие взгляды, когда он голоден до женского тела и ласки. Кусок сочного мяса перед носом голодного, но голодный не питается мясом из соображения «зверушек жалко». Смотря на сестру, Эйтан чувствовал себя дерьмовее некуда и с целью отвлечения занялся подсчётами денег за голову мантикоры и хватит ли их на женщину.
- Я бы тебя туда не затащил, если бы сказал, в чём подвох, - Эйтан пожал плечами. – Я имел в виду не мантикору, а тренировки со мной. У меня не стоит цель тебя убить, поэтому бой – симуляция настоящего сражения и ты не чувствуешь исходящей от меня угрозы. Мантикора дала тебе почувствовать разницу в ситуации, когда ты один на один с реальным противником и я тебе не помощник.
Алифер понял, что допустил много ошибок в обучении сестры. Она сама не готова и ему тоже нужно поработать над собой, чтобы в ситуации, когда рядом есть объект, который необходимо защищать, не пропустить удары по себе или не брать на себя слишком много.
- Если есть возможность пожертвовать кем-то ради спасения себя – да, - Ален следовал пути хаоситов и не учил сестру гнусным поступкам и предательству, но придерживался мнения, что в некоторых ситуация – это единственный возможный шанс спасти свою жизнь. Они могли погибнуть вдвоём, но возможно отделаются его ранением и вернутся к привычному образу жизни.
Эйтан вопросительно посмотрел на сестру, наблюдая за её взглядом.
- Что? – как повторил за ней и намеренно выпятил бедро. – У меня всё в штанах, - алифер усмехнулся. – Не я тут щеголяю и свечу всеми частями тела по очереди.
Частью светил, но по пояс. У него не такая выдающаяся грудь, чтобы прятать её под одеждой. Шайлер… Эйтан радовался, что их приёмная мать успела вбить девочке в голову, что при брате нужно избегать наготы и не демонстрировать, куда её там кусают комары знойным летом.
Эйтан осмотрелся в поисках подобия еды, чтобы занять рот другим процессом. Он уже сказал много лишнего и собирался промолчать остаток вечера до отбоя, если сестре не захочется расспросить его о чём-то или лишний раз напомнить ему, какой он дурак, что потащил её с собой против мантикоры.

+1

20

Сестра его слов явно не оценила: по крайней мере, у неё сперва случилось желание ему треснуть чем-нибудь (от чего его спас здравый смысл и жалость к раненному), а потом уже выражение лица, словно натолкнулась мордой на стену с размаху. Упустить возможность сказать ему, какой он дурак, она не смогла бы.
- Очень. Плохая. Логика, - Шайлер сложила руки на груди, глянув на него исподлобья. – Хуже некуда. Я понимаю, когда нет угрозы, что-то вроде «я отведу тебя на полянку, где много малины, которую ты будешь собирать до глубокой ночи, а потом с отваливающейся поясницей перебирать дома и делать закатки». Тогда можно и не выдавать всю информацию, потому что не критично. Но, знаешь ли, когда ты тащишь из рук вон плохо обученного бойца в бой, который мог стать последним, на минуточку, для нас обоих, потому что если бы она тебя сожрала, то у меня бы совсем шансов не было, - эмоциональность нарастала в голосе, - то это равноценно тому, что тебя попросят забрать у торговца из дома письмо, а по прибытии окажется, что это не торговец, а государственный шпион, не письмо, а важные данные, не дом, а проклятая неприступная крепость, напичканная ловушками, всевозможными тварями и отлично обученной армией в миниатюре!
Под конец речи казалось, что у кипящего чайничка вот-вот сорвёт крышечку. Кажется, из ушей шёл пар, но это неточно, точно было то, что Шайлер вся собралась и сжалась, раскрасневшись, то ли потому, что силилась удержать все эмоции в себе, то ли потому, что силилась уже прикусить язык. И так разошлась – и неизвестно, как Эйтан на это отреагирует.
- Я понимаю, что тебе насрать, но это было нечестно, - обиженно пробурчала наконец, приметила взгляд и, протерев стол на всякий случай и тоже выбросив тряпку, взялась накрывать. Ей самой, как ни странно, от пережитого стресса есть не хотелось совершенно.
Движения предсказуемо были резкими, отрывистыми, снедь на стол буквально пробросала, звякая и стуча посудой. Не хватало только злого взгляда и процеженного сквозь зубы «подавись», но Шайлер, в конце концов, не была зла. Да и сказать что-то вроде этого означало рассориться.
- Потому что щеголять нечем, вот и не щеголяешь, - буркнула себе под нос алифер, бросив взгляд на выпяченное бедро и сморщив нос. – У меня лучше.

+1

21

- Жизнь в принципе нечестная и несправедливая штука, - философски заметил Эйтан, не реагируя на эмоциональный поток взбешённой сестры. Он понимал её волнение и причину праведного гнева и полнейшего негодования, но видел определённый смысл в этой практике. – Люди зачастую выдают минимум информации или ложную, чтобы добиться своих целей. Связываясь с ними условиями договора, я никогда не знаю, что точно ждёт меня на месте и стоит ли это тех денег, которые я заработаю в итоге, - это правда его жизни и способа сколачивать деньги руками и кровью. – Договор наёмника ничем не отличается от общения с другими людьми, которые не всегда хорошие и не всегда говорят напрямую, заранее подготавливая тебя к неприятностям. Я поступил бесчестно, когда не предупредил тебя, и неосмотрительно, когда не оценил твою подготовку, но я продемонстрировал на хреновом и неприятном примере, что любой человек в первую очередь заинтересован личной выгодой, а не состоянием и здоровьем другого.
Скатерть самобранка в исполнении. Плюс жизни с сестрой. Алифер в скорбном молчании наблюдал за полётом еды и столовых приборов, которые магическим образом не разбивались и не портились от злости Шайлер, а в относительной целостности и подобии товарного вида занимали место на обеденном столе.
Ален довольно принялся за еду, игнорируя недовольство сестры. Он отказался от возможности парировать оценку сестры. Рассматривать её грудь и бёдра с ногами с точки зрения мужских вкусов – о вкусах не спорят, а он точно знал, что ему нравятся покатые бёдра, выделенный изгиб талии и пышная грудь. К Шайлер эта характеристика имела отдалённое отношение. Ближе к зрелым годам сестра, если он не измотает её тренировками и не исказит силуэт рельефом натренированных мышц, может сформироваться женственной и привлекательной, но в текущее время голодному волку и рыба – овца.
- Ты теперь будешь по дому скакать голышом? – Эйтан с усмешкой посмотрел на сестру, отвлекаясь от еды. – Против мантикоры и другой нежити это тебе не поможет, но разумных противников может дезориентировать, - зачем-то он представил, как на него несётся молодая девушка с мечем наперевес, а одежды на ней нет. Красивая смерть, но глупая.

+1

22

Неожиданная словоохотливость заставила Шайлер мгновенно притихнуть, растеряв всё желание вцепиться в глотку (кто-то скажет, что после драки кулаками не машут, но не в её случае, пожалуй). Тихонько присела на скамью, задумавшись, сцепила руки в замок. Это был урок из тех, про который можно было фыркнуть, закатив глаза, и посетовать на то, что ничему полезному брат её научить не может.
Или – отнестись к этому иначе.
Если так вдуматься, он не мог научить её ничему сверх того, что знал сам; то есть все навыки и вся информация могли прийтись впору в свой черёд. За примером далеко ходить не надо – бой с мантикорой тому доказательство. Была вводная информация, которую она утвердила на практике. Да, в итоге её рвёт на эмоции, но тем не менее. Ничего бесполезного, даже в запале умудрилась зверушку упокоить окончательно (догнала запоздалая мысль, а не положено ли нежить сжигать во избежание всякого).
Проблема только в том, что этот урок единственный из многих, который рискует оказаться действительно бесполезным, как к нему не отнесись. Ей запрещено контактировать с кем-либо, потому что их ищут. Или это было наглядной демонстрацией, почему запрещено? Любой в первую очередь заинтересован в личной выгоде, значит, с высокой долей вероятности выгоду при встрече попытаются извлечь из неё, а после уже…
Порой перспектива быть сожранной не так уж плоха, по сравнению с фантазией и способностями рода разумных прямоходящих, да?
- Тебе бы очень этого хотелось, да? – вернула не усмешку даже - ухмылку Шайлер, поджав под себя ногу, скрестив руки на груди и глянув на него пристально. Может быть, она бы и поскакала, но смотреть там было откровенно не на что. Не потому что тощая оглобля, но потому что слабая. Можно было похлопать себя по излишне мягкому животу, по бёдрам, совсем непохожим на братские, щупнуть «бицепс». Да и по полянке пару кругов намотала с мечом наперевес и всё, приплыли. Лицо у неё сделалось недовольным, но вперившийся в пол взгляд адресата называть отказался.
- Вряд ли надолго. А пары секунд мне не хватит, ты же знаешь… - «что я медленная, тупая и один Люциан ведает, какая ещё». Пожалуй, доведись ей встретиться один на один с серьёзным противником и выйти победительницей, всё равно будет считать, что не дотягивает. До чего? До каких-то абстрактных или не очень показателей, к которым хотел бы привести её Эйтан.
- Зачем ты меня вообще учишь? – подняла на него взгляд Шайлер, досадуя на себя. – Я же кривая.

+1

23

- Тебе бы очень этого хотелось, да?
Чтобы голая сестра ходила по дому, не стесняясь своей наготы? Прекрасная ситуация. Он промолчал с деланным видом, потому что парировать нечем. Инцест дело тонкое, семейное и богомерзкое. Ален ничего не помнил среди заветов Ньёрая или Люциана, чтобы они запрещали смешение крови и наслаждаться видом родственника, но подобную связь не понимал. Пошутить, что она не в его вкусе? Это правда. Отбросить родство, перед ним окажется полная противоположность того, что он любил. В последние годы Эйтан начал подозревать, что образ женщины, идеальной по внешним данным, укоренился с одним конкретным образом. Внешность – дело вкуса. Характер – тоже. С Шайлер он уживался с трудом и делал большую скидку на родство и необходимость сохранить ей жизнь по разным причинам, которые в последующие годы напомнят ему попытки суицидника уговорить себя не самоубиться. Как любой мужчина – которому нравятся женщины и он не ведёт себя, как ханжа – одобрит минимум одежды или её полное отсутствие на объекте своего вожделения. Ответ на вопрос Шайлер звучал неоднозначно, поэтому Эйтан решил не вдаваться в подробности. Он вверил ей молчание и трактовку молчания по своему усмотрению.
- В это сложно поверить, но я тоже не идеален, - Эйтан усмехнулся, поиграл бровями. Шутки не его конёк. – И я не вечен, - без веселья и попыток в шутки. С выбранным образом жизни алифер мог не вернуться домой после очередного задания или неудачного столкновения с алиферским патрулем, пьяной драки в борделе или таверне. Умереть по дороге домой от лап мантикоры или заражения крови. Шайлер могла сама приготовить ему ядовитые грибы и отправить брата на тот свет магией, когда на эмоциях размажет его по стенке псионикой. – Ты должна научиться защищать себя самостоятельно. Иногда я не помощник, - алифер поднял раненную руку, напоминая о ранении и причине, почему он его получил. – Физические данные играют роль, но ты можешь опираться на свои сильные стороны. Твой главный козырь находится у тебя в голове, - парень тронул свой висок. – Ты маг, псионик. Развивай свой дар и во время боя шум в голове противника, временная слепота или сильная головная боль могут помешать ему убить тебя, и ты получишь нужные несколько секунд на решающий удар.
Ален знал теорию псионики, но на практике не представлял, как она работает и как маги оттачивают навыки.
- Я удивлён, что ты ни разу не попыталась отомстить мне таким образом, - он смешливо усмехнулся и быстро опомнился. – Но это не значит, что нужно практиковаться на мне прямо сейчас.

+1

24

Молчание расценили как полную безоговорочную капитуляцию, а значит, тему можно было оставить. До лучших времен или вообще, тут уж как карта ляжет.
«Не вечен».
Конечно, можно было представить себе любую опасность, можно было представить себе, что он мог погибнуть там, на поляне, можно было представить, что ночью ему станет хреново до крайностей. Только почему-то мозг отказывался это представлять. Словно в эту сторону стоял блок, словно сдохнуть в этом мире мог кто угодно, но только не Эйтан.
«Я должна стать сильнее», - сколько раз на тренировках и позже она говорила себе это? Сколько ещё скажет?
Шайлер плохо представляла границы собственных способностей, и козырь в её случае был камнем на шее. Который она должна была обратить как-то на пользу себе и/или брату, но не могла представить, как именно. Алифер поморщилась: развивай, ну да, ему легко говорить. Белочек с ума сводить или ворон сшибать в полёте ментальными уколами? Любое обучение требовало практики, а копаться в своих мозгах Эйтан не позволял. И к людям не выгуливал на эту самую практику. Как ей научиться?
Это недопустимо, могла бы сказать она. Противодействие должно быть равно действию, могла бы сказать она. Задумчиво потёрла горло пальцами, сжала, размышляя, как лучше сказать, чтобы донести точку зрения.
Нужно ли её доносить вообще? Или Эйтану будет достаточно того, что она никогда в жизни не применит целенаправленно свои «таланты» против него осознанно или нет, потому что есть в этой сучности какие-то принципы и установки, которых необходимо для сохранения себя придерживаться. В конце концов, он не пытался же её избить, когда был зол или расстроен или испытывал что-то ещё, равноценное, хотя физически был значительно сильнее – и эмоции вполне могли требовать выхода. Такого выхода.
Есть границы, которые не переступаются просто потому что.
Впрочем, это не помешало ей подарить братцу оценивающий взгляд, словно прикидывая, сколько он сможет выдержать.
- Не стоит того, - усмехнулась в ответ, отнимая руку от шеи. – Или, может быть, ты недостаточно меня разозлил? Нужно больше стараться.
Как плохо он её знал. Впрочем, ничего удивительного?
- Не имею ни малейшего понятия, как мне этот дар развивать, впрочем, может быть, идея с белочками не так уж и плоха. – «Осталось лишь найти этих самых белочек, ага».

+1

25

Самопожертвование – не его стезя. Ален пытался исполнять братский долг, а мог закончить всё, разбив сосуд души сестры, когда его терпение кончится. Он не знал, как это скажется на шестикрылом алифере, который по преданиям порождение Хаоса. Он тоже хаосит, но ему позволено жить и здравствовать, если он не нарушает закон и не идёт против кровных крылатых братьев. Шайлер нарушила его своим рождением против воли, а как на ней скажется уничтожение сосуда? Эйтан опасался, что этим действием убьёт Шайлер, а не сделает её человеком. Многих преступников алиферы лишали крыльев и изгоняли из Алира в качестве худшей меры наказания, но для неё это могло оказаться единственным выходом жить без страха вдали от дяди, который не знает, что его племянница родилась с небольшим изъяном.
Он может считать, что второй ребёнок давно мёртв.
Вторая причина, почему он не пытался разбить сосуд Шайлер, - алифер допускал мысль, что когда-нибудь их найдут. Алиферы узнают, кого он спасал от смерти, и убьют её, а с ним обойдутся милосерднее, когда он расскажет правду. Эти детские мечты о нормальной жизни и оправдании его поступка угасли с возрастом. Никто не простит ему укрывательство шестикрылого алифера. Он преступник веры.
В его голове столько противоречивых и ужасных мыслей и воспоминаний, что Ален из этого соображения не позволял сестре влезать в его голову, но она могла сделать это сама в приступе ярости или от обиды. Наверное, она подсознательно боялась секретов, которые он хранил, - так думал Эйтан.
- Я могу сказать, что рядом с тем местом, где мы убили мантикору, выше по холму на север, есть дорога, которая ведёт в деревню. По ней часто ездят купцы и жители деревни. Ты могла бы, не выдавая себя, практиковаться на них, но ты же угодишь в приключения, так? – Ален усмехнулся и встал. – Я не настаиваю, но считаю, что это необходимо, - сжав плечо сестры, остановившись рядом с ней, парень помолчал. Он не подобрал других слов и убрал руку. – Ложись раньше и отдыхай.
Усталость занимала его, но на практике Ален избегал разговора, который не нравился им обоим. Он отошёл от сестры и направился к себе.

+1

26

Есть выражение «улыбнуться одними глазами».
Наверное, так можно было охарактеризовать то, как они блеснули из-под чёлки, когда Шайлер на слова о деревне склонила голову и глянула на него быстро, словно проверяя, не передумал ли. Или просто реагируя на движение.
Она и сама поднялась: нужно было убрать со стола, почистить клинок и доделать всё запланированное, прежде чем отправляться спать.
И – вздрогнула, когда он сжал её плечо. Что это? Поддержка? В исполнении брата выглядело не слишком привычно и слишком неожиданно, возникла краткая секунда замешательства.
- Я приму это за разрешение, - чуть вздёрнула подбородок, возвращая себе контроль над эмоциями и мыслями. Судя по полуулыбке, осветившей лицо, и блеску в глазах – идея ей понравилась, даже очень, даже с возможными неприятными последствиями в виде «приключений». Даже мантикора, если вдуматься, была лучше, чем тухнуть в тоске и домашних заботах. Что уж говорить о практике?
Впрочем, это только возможное будущее. Сейчас же приоритетом было состояние Эйтана. Переживёт ночь – можно будет планировать дальше. Впрочем, если не переживёт, то необходимо было распланировать похороны, даже если весь план – взять лопату и пойти на задний двор, закопав тело под «покойся с миром, дурак».
- Дай знать, если что-то понадобится, - бросила в спину, отмерев наконец и собирая со стола посуду.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » И что ей не понравилось?