Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Змеёныш


Змеёныш

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

- Локация
Хериан, дворец Иль Хресс
- Действующие лица
Эцио, Глациалис
- Описание
дата: 27.03.1082
Переворот не удался. Верноподданные Виззариона рыщут в поисках предателей, в столице летят головы, а Иль Хресс отсиживается в своём дворце, считая, что достаточно качественно избавилась от всех следов, которые могли бы дать в руки мальчишки нужные козыри, чтобы подписать такой желанный для него смертный приговор Ледяной Ведьме. С непочётным визитом к ней приходит её младший сын, узнавший о происшествии в столице и верно считающий, что его драгоценная мать облажалась упустила прекрасную возможность убить императора.

0

2

Хериан - город, которое вызывает леденящий душу ужас не только благодаря своему суровому климату, но и благодаря его жителям, клану Виан - клану чудовищ. И это проклятое место, куда бы Эцио без веской причины ни за что не вернулся, был его родиной. Вампир ненавидел это место, ведь ничего кроме жутких воспоминаний и "любимой" матушки не связывало его с этим местом. Вардререн знал, что за ним следят уже с того момента, как он высадился с корабля, а возможно уже с того момента, как он только сел на него. Он шёл медленным шагом двигался по улице, прилегающей к центральной. Хоть сейчас уже была полночь, но не было слышно, чтобы город хоть немного ожил, а наоборот, словно его все покинули. Но палач был уверен, точнее он даже чувствовал, что из тьмы переулков его сверлят глазами, изучают, раздумывают, но не нападают. Возможно его имя слышали даже здесь, а возможно посчитали, что лучше не совершать лишней глупостей и понаблюдать за чужаком, подождать, когда тот потеряет бдительность и нанести предательский удар в спину. Но похоже дураков, или голодающих хватает везде. Из тени переулка вылетел мальчишка, словно выпущенный из арбалета болт и врезался в чужака.
- Простите, господин, я случай!..
Дальнейшие слова или извинения утонули в крике боли, когда мужчина схватил ребёнка за руку и начала ломать ту. Палач наслаждался криками боли пока присаживался перед пойманным на корточки.
- Разве мамочка тебя не учила, что нельзя воровать? А если сказала, что и можно, то разве не предупреждала, не воровать у тех, кто куда страшнее чем ты?
Вардререн провёл по лбу мальчишки когтем оставляя глубокий порез при этом широко улыбаясь, показывая клыки, которыми так гордиться клан, который вырастил его.
- Ещё раз увижу, отделю твою милую и прекрасную головушку, от твоего мелкого тельца. Я надеюсь, мне повторять лишний раз не придётся и ты всё понял с первого раза.
Рука палача разжалась, и мальчишка не долго думаю побежал в спасительную тьму переулков, откуда выскочил. Мужчина выровнялся, слизнул кровь с когтя, поморщился и тяжело вздохнул. Вардререн продолжил свой путь во дворец, продолжая делать вид, что не знает, что охотницы матушки следят за каждым шагом. В этот раз ему путь никто не преграждал, поэтому добраться до конечной точки получилось достаточно быстро. Осмотрев ненавистный дом, Эцио направился к стражникам, стоявшим у ворот.
- Доброй ночи, господа. Чудесная погодка, вы так не считаете? Передайте, пожалуйста, госпоже Глациалис, что к ней пришёл Эцио Вардререн, с важными вестями из столицы.
- Госпожа сейчас занята.
Но тут за воротами появилась одна из охотниц.
- Пропустите его, госпожа ждёт.
Скрывшись за воротами дворца, Эцио пришлось сдать оружие прежде, чем его проводят к главе клана. Его завели в большую комнату, где обычно матушка принимала своих гостей и сказали ожидать здесь. Гризли отошёл в тёмный угол и решил ожидать здесь главу клана, стоять посреди комнаты ему было как-то неуютно.
"Интересно, как матушка отреагирует на возвращение одного из её блудных сыновей. Ещё особенного того, кто угрожал её счастью."

+1

3

Иль Хресс узнала о появлении младшего сына, когда он ступил на борт вианского судна. Здесь ничего не происходит без её ведома, а Эцио не утруждал себя секретностью, дерзко и нагло напомнив о себе спустя годы после данного ей громкого обещания. Вампирша не удивилась визиту вампира. О событиях в столице успели раззвенеть по всему архипелагу, унося новость дальше от дворца и за пределы владений вампиров. Многие знали, что у Иль Хресс планы на северный трон. Не заподозрить её в причастности к свержению мог только полный дурак, верующий в честность каждого вампира в совете и в особенности этой женщины. Доказательства не нашлись. Мальчишка Виззарионов превратился в разнеженную соплю, размазанную по благородному дворцу, и не представлял угрозы для Виан. Глациалис ожидала от него большего. Он рвал и метал от гнева, когда советники за его спиной попытались убить человеческую девчонку, но после смерти матери и обращённой он превратился в живой труп, которого ничего не интересует. У его сестры яйца оказались крепче.
В столице покатились первые головы, шеи других готовили к железным ошейникам и тяжёлой работе на рудниках, но Глациалис среди них не оказалось. Виан оставалась в своём дворце единоправной хозяйкой и выжидала подходящее время для нового шага. После одного промаха она не отступит от своей цели. Старейшинам на руку флегматичный император, не заинтересованный в правлении. Они вместе с советниками справлялись без него годами регентства Мирры, и прощаться с властью не планировали. Наследников у императора нет, после его кончины на трон с большей вероятностью взойдёт муж его сестры, которого подберут ей старейшины и в меньшей степени участия советники.
Иль Хресс не ждала визита сына. Она просчитывала возможные варианты, как подобраться к трону и когда. Ищейки доложили ей о его визите. Одну из них Виан послала к стражникам, чтобы те впустили её сына во дворец. Дерзость и безрассудство должны поощряться. Вампир приехал в такую даль не с пустыми руками и намерениями. За годы жизни вдали от матери у него накопилось достаточно яда, чтобы поделиться им, но смертельного ли?
Виан прошла в зал уверенной походкой, отчеканивая знакомый Эцио ритм каблуками по мраморному полу. Она прошла мимо него, не взглянув и не обернувшись, пока не села на села на трон. Верная сторонница Глациалис, предупредившая стражников о визите её сына, прошла следом за императрицей и встала возле неё.
Холодная подняла незаинтересованный взгляд на сына. За годы мальчишка вырос и окреп, стал больше походить на своего отца. Белокурая голова стала напоминанием силы крови клана Арис. Эцио ничем не походил на своего старшего брата и выглядел значительно старше. Годы вдали от кормушки пошли ему на пользу и обошлись с бастардом более жестко, чем с признанным бастардом Эльдара.
Иль Хресс отослала от себя охотницу, чтобы они с сыном смогли остаться наедине. Она не нуждалась в дополнительной защите, зная, что её сын никогда не был магически одарённым ребёнком. Смешанная кровь проклинала каждого вампира, даря и отнимая у него что-то от двух родителей. Благосклонность богов закончилась на Лэно, даровав им магию и возможность спокойно ходить под солнцем, но сделала их слабыми физически. Эцио обрёл два проклятия взамен на крепкое тело.
Охотница прошла мимо вампира. Она в отличие от Глациалис не скрывала своего пренебрежительного отношения и ненавистного взгляда к мужчине, и с неохотой оставила их наедине, оставшись за дверями зала, чтобы в любой момент вернуться.
- Удиви меня причиной своего визита, - голос Глациалис звучал хлёстко, как удары бича. Вампирша с чуть скучающе припущенными веками смотрела на сына в ожидании язвительных комментариев и потока концентрированного яда.

+1

4

Ждать пришлось не очень долго, к огромному сожалению или удивлению, ведь он ожидал, что его помучают ожиданием, чтобы побольше указать на отношение к мужчинам, особенно бастардам. В любом другом случаи всё бы это закончилось весьма дерзкими комментариями и неуважительными колкостями, выходящими за все рамки приличия, но в этот раз было принято решение играть совершенно другую роль. Словно он добрый, милый мальчик, который на дух не переносит все эти грубости, всю эту жестокость. Но всё же Эцио не смог сдержаться, чтобы не ответить наглой и вызывающей ухмылкой, на презрительный взгляд охотницы. Эта улыбка означала лишь одно, что гостя не пугает такое отношение, а только забавляет и вызывает жалость.
"Давай, рискни, девочка, и даже без оружия, я растяну твои внутренности по всему залу. Я не запуганный и не забитый мужчина Виан, я получаю огромнейшее наслаждение убивая таких, как ты, да и демонстрация навыков тоже было бы неплохой вещью."
Но как только дверь была закрыта и были произнесены заветные слова, маска вновь была надета на лицо палача. Милая и приветливая улыбка, невинный взгляд, словно он не заметил тона, словно его с кем-то перепутали и ему теперь, как мужчине нужно быстро исправить ситуацию. Палач сделал несколько шагов вперёд, остановившись на безопасном, по его мнению, расстоянии, не слишком близко, но и не далеко. Учтивый и уважительный поклон, всё как по книжке, чтобы не вызывать никаких подозрений.
- Ваше Высочество, наверное, с кем-то путает меня. С Вашего позволения, я бы хотел представиться. Меня зовут Эцио Вардререн, я дознаватель и палач ордена Шейдов, Ваше Высочество. А также мелкий торговец и, не побоюсь этого, охотник за головами.
Очередной вежливый поклон и небольшая пауза, как положено, чтобы собеседник успел переварить информации. Да и просто банальная формальность, которую Вардререн так не любил, но раз решил играть роль, то нужно доиграть до самого конца.
- Ваше Высочество, для меня большая честь, что Вы решили уделить мне немного Вашего драгоценного времени, на такого,
как я. Но боюсь мой визит будет Вам не особо приятен, поскольку мне пришлось Вас побеспокоить в связи с щекотливой ситуацией случившейся в столице.

Игра давалась с большим трудом Эцио, хотя был расчёт, что любая роль, как обычно пройдёт легко, ведь сколько раз уже было пройдено через это. Но тут было совсем по другому и причиной была женщина сидевшая перед ним, ведь тяжело играть роль перед родной матерью. Глубокий вдох, подсчёт до пяти у себя в голове и мысли снова в порядке, можно продолжить игру.
- Я здесь потому что, к моему огромному сожалению, на вас пали подозрение в соучастии по поводу случившейся проблемы в императорской семье. И моя задача либо подтвердить, либо опровергнуть данную информацию. Если это всё окажется неправдивыми слухами, то виновные понесут соответствующее наказание за клевету, Ваше Высочество.
Возможно от него ожидали чего-то другого, но пока эмоции были под контролем, всё шло по плану. Главное, чтобы матушка не сказала или не сделала того из-за чего этот контроль будет потерян, как она всегда умела. Взгляд Эцио постоянно был прикован к матушке, ему не нужно было оборачиваться и рыскать взглядом, чтобы удостовериться, что их подслушивают, чтобы на крайний случай предотвратить не нужных последствий, хоть глава Виан вполне могла сама постоять за себя.
- Ваше Высочество, с Вашего позволения, я бы хотел задать Вам несколько вопросов.

Отредактировано Эцио (2018-02-09 02:05:13)

+1

5

- Ваше.. Высочество, – просмаковала Глациалис, когда голос вампира стих. – Очаровательно, – бесцветно заключила вампирша, без интереса смотря на собственного сына. Она обращалась к нему и к пустоте одновременно, пытаясь уловить смысл разыгранного перед ней представления. От Виан не укрылся взгляд, который бастард направил на уходившую охотницу, но вампир играл масками, натягивая их на лицо, и гнул спину каждый раз, как роболепный представитель-идиот от столицы.
Женщина чувствовала себя спокойно и уверенно, с лёгким налётом разочарованности в сыне. Он вырос, но свою кровь Глациалис с лёгкостью узнавалась в этих чертах. Они оба, беловолосые, как плевок в лицо всему клану Виан.
- И где же послание Его Величества? – спокойный голос. – С печатью, подписью, волей императора.
Иль Хресс нечего бояться. Она знала, что если бы в столице нашли улики, свидетельствующие о её причастности к покушению на Виззариона и содействии сторонникам переворота, сюда явился бы сам Каратель мальчишки. Единственный верный столичный пёс, который рискнёт своей головой бесцельно, считая, что это правильно, но перед ней стоял безродный мальчишка и требовал к себе внимания. К ней могли подослать Тайную канцелярию и издевательски подкинуть собственного сына, ведущего расследование, вместе с псиоником. Притянуть её в столицу и бросить в допросную на растерзание Лэно – это более логичный и приближённый к реальности вариант.
Никто не имеет права явить к ней во дворец и требовать с неё ответов. Она рот не позволит никому открыть в своём присутствии, если не захочет слышать. Сын или нет, плоть от плоти, не имеет значения. Он пришёл к ней во дворец, играет роль, считая, что она поверит в сказки о его верности Виззариону и его прямому приказу придти к Глациалис одному, чтобы допросить её? Это так не делается. Даже Харуку, преданно служившего Виззарионам годами, бросили в допросную комнату и заковали в цепи, подозревая в двойной игре. Его семью допросили из-за родства его жёнушки с Виктором. Мальчика на троне не смилостивился над вампиром, который верно служил ему и исполнял его приказ. На него повесили ложные обвинения, вручили расследование в руки теней, а к ней явился мальчишка, собственный сын из шейдов, которых тоже подозревают в измене после убийства Крусника? Смехотворно.
- Ты мог придумать причину лучше, чтобы явиться в мой дворец спустя годы.
Она не будет отсчитываться перед мальчишкой. Ни сыном, ни Виззарионом, если до этого дойдёт. Эцио должен быть ей благодарен, что его не распотрошили на алтаре и не отдали данью кровавой богине, как поступили с его дядями, едва они появились на свет. Перед уходом он обещал ей, что отнимет всё, что у неё есть, но прошли годы, а обещания не исполнились. Нашёл причину? Такую жалкую и слабую? Глациалис рассчитывала на что-то более продуманное, чем это. В причастности к покушению Холодную не подозревает только ленивый, но крыть нечем.
- Если тебе больше нечего сказать, можешь возвращаться к своим обязанностям в Сеонесе.

+1

6

Дослушав все высказывания матушки, все упрёки и прочую белиберду, а по-другому вампир и не считал, ведь слушал только в пол уха. Да и игра эта была лишь так, ради собственного удовольствия, но, когда надобность в скрывании и игре отпала Вардререн облегчённо вздохнул про себя, а теперь можно начать веселиться, по-крупному не беспокоясь ни о чём. Мужчина схватился за голову сделал болезненный вид лица, словно его все эти слова задели за самое больное, ещё чуть-чуть и расплачется, он согнулся, наклонив голову, словно случилось что-то непоправимое. Но тут тишину нарушил сначала тихий смешок, а следом за ним направился его более громкий собрат. Эцио выпрямился, а его раболепное и милое личико исказило его привычное выражение лица. Губы расплылись в наглой ухмылке и в этот раз был отвешен уже шутливый поклон, словно перед ним и не была вовсе глава клана.
- Браво, браво, матушка, я бы даже сказал брависсимо. Так легко раскусить мою мелкую уловку. Я поражён прямо в сердце твоей невидимой стрелой.
Руки занеслись слева над головой и сделали несколько шутливых хлопков. Ему было без разницы как на них отреагирует мать, хотя если говорить по правде, ему хотелось, хоть немного, но вывести ту из себя. Эцио подошёл поближе, страха не было, даже зная, что матушке стоит только махнуть рукой и её магия разорвёт наглеца на куски, но глупо показывать свой страх зайдя по собственному желанию в логово монстра.
- Для таких как я не нужны никакие бумаги, печати и прочие мелочи, которыми зажравшиеся аристократы любят прикрываться, чтобы скрыть свои делишки или своё безумие. Для таких как я важно, чтобы звонкий мешочек соответствовал заказу, да и чтобы наниматель соблюдал условиям договора, труп конечно обобрать куда проще, но всё же хочется, чтобы к тебе ещё обращались.
Ещё на шаг ближе к трону, а ухмылка всё таже, но глаза выражают совершенно иное. Как бы он не показывал своё неуважение к матери, как бы не старался, в глубине души всё же он её ещё любил. Эцио драматично закатил глаза, а лицо на мгновение исказила наигранная гримаса боли и отчаяния.
- Как ты можешь говорить обо мне такие ужасные вещи, матушка. Разве не может твой нелюбимый сынок просто так приехать и навестить свою мать? Какого же ты обо мне плохого мнения.
И снова в зале разразился хохот, а на лицо вернулась ухмылка, но что-то за ней скрывалось ещё - жалость, усталость или что-то ещё, кто знает.
- Ты ведёшь очень опасную игру, но ведёшь её не аккуратно. Мне не нужны ни доказательства, ни слухи, ни подозрения, я всё и так вижу, иначе я не был бы твоим сыном. Но твои игры вредят и твоему миру, и миру твоего любимчика. Я ещё ладно, я ни к чему не привязан, меня достать сложнее, я ведь и убить могу за малейшую глупость или ошибку, что не вызовет у меня никаких эмоций. Но вот твой любимый старшенький может хорошенько пострадать. Я не могу дать гарантию, что не заберу его голову себе, если поступит такой приказ. Но его жизнь меня волнует меньше всего.
Вардререн скрестил руки на груди и устало посмотрел на свою матушку, укоризненно качая головой и цокая языком.

+1

7

Иль Хресс выдержала представление сына без комментариев, с одним выражением лица. Эцио может отдать ей должное за проявленное терпение и снисхождение. Он знал, что мать не любит тратить своё личное время на чужую тупость и предпочитает проходить сразу к делу. Если собеседнику нечего сказать, то он может отправиться к праотцам за потраченное на него время. Глациалис сидела властно, расслабленно устроив ладони на подлокотниках своего трона, и не заинтересованно смотрела на сына, который продолжал изгаляться пред ней впустую. Ни его слова, ни действия не тронули Холодную.
Виан могла в любой момент прервать его, причинить ему боль магией, приказать слугам вышвырнуть вампира из дворца или уйти из тронного зала, потому что ей стало скучно, а в дальнейшем неконструктивном диалоге она не видела смысла, но Холодная осталась на месте. Не шелохнулась и не изменилась в лице, когда Эцио шаг за шагом начал сокращать между ними расстояние, как пробовал тонкий лёд под ногой, насколько у его матери хватит терпения. Хватит.
- К чему этот фарс, Эцио? – Иль Хресс со скукой смотрела на младшего сына. Упоминая Авеля при любом удобном случае, он ранил себя, а неё её. Виан много лет жила вдали от сна и отказалась от него, когда была дорогой и любимой Айной с неприступного севера, пленницей жестокости своей матери. Отказавшись от сына, она давно вывалялась на осколках, которые оставила в прошлом от себя настоящей, а ныне такой далёкой, как бестелесный дух или выдумка, которая никогда не была правдой. Холодная не пеклась о судьбе своего первенца. Она оставила ему самую сильную защиту в день его рождения в лице отца, а сейчас в лице привязанной к нему принцессы.
Безродный сын проделал такой путь, рискнул своей головой, зная, что охотницы матери могут без отмашки императрицы попытаться его убить или заточить, чтобы сказать ей, что он увидел её хитроумный план и понимает, к чему идёт? Иль Хресс могла воспользоваться выражением сына: «Браво!», но он поздно спохватился. Об этом шумит вся столица, не первый день. О желании Холодной прибрать трон к своим рукам, усадив на него своего признанного бастарда, говорили при правлении Эльдара и регентстве Мирры советники и старейшины, вся надменная аристократия, которая видела личную выгоду в отдалении Виан от гарема императора, созданного, как под неё. С таким же успехом к ней мог придти с визитом любой из подчинённых Виззариона и поставить её перед фактом, бросить пустую угрозу в уличении, пригрозить ей смертью сына и лишением головы, но Иль Хресс не смогла бы добиться такого положения, если бы её хоть сколько-нибудь трогало.
- Раз его жизнь тебя не волнует, то с какой стати ты упоминаешь его каждый раз, когда открываешь свой рот? – слова прозвучали хлестко, но Глациалис не надеялась, что они заденут её сына. Он уже вырос и превратился в безумного молодого вампира, который варится в своём сумасшествии. Внешность от Арис, но содержание – Виан. Безумство воплоти с личиком крепкого брутального мужчины, которые в их малочисленном клане начали вырождаться со времён идолопоклонничества Хервалиссе.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Змеёныш