Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре май — июль 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Алекто Сэлтэйл Гренталь Лиерго Джем Перл Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [17.04.1082] Замогильный душок


[17.04.1082] Замогильный душок

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

- Локация
Остебен, замок короля Гренталя, зал совета
- Действующие лица
Иорцелис, король и его свита (нпс)
- Описание
связанные эпизоды - [15.04.1082] Страсти темномаговы
Вернувшись домой, король Гренталь собирает срочный совет. Ситуация на границе Остебена накаляется и вынуждает принять незамедлительные меры, чтобы защитить народ от наплыва нежити и её распространения дальше. Опасная напасть чревата многочисленными смертями, но, как с ней бороться, ещё не решено.

+1

2

Треклятая зараза. Гренталь не оценил свои силы. Мирное время, пророченное заключением мирных договоров, таяло у него на глазах. Народ умирал от болезней и нежити, пополняя её ряды свежими и менее зловонными воинами. Паника сметала здравый смысл, лишала людей крова, хозяйства и будущего. Лорды боялись за собственные шкуры, подтягивали к себе вооружённые скудные отряды, чтобы защитить свои задницы, и отсылали простых людей, не имевших ничего, кроме паршивой жизни, в пекло, на верную смерть. Люди отступали, отдавая врагу, которого не интересовало ничего кроме свежей живой плоти, свои дома, скот и угодья. Королевство теряло пахарей, время, еду, людей – основной слой их общества, на котором держалось всё остальное. Пренебрежение лордов обернётся для них распространением заразы и голодом, если ничего не предпринять.
Король сам стал свидетелем напасти. Стая нежити не позволила им добраться до владений герцога Давона. Гренталь знал цену жизням своих воинов и отступил с пути, проигрывая этот бой немногочисленными жизнями. Отсиживаясь в безопасном месте, Лиерго наблюдал за повадками нежити. Они вели себя как-то иначе, отлично от тупоголовых тварей, восстающих в отравленных землях волков. Они действовали стадом, управляемые кем-то со стороны и достигали определённых целей, когда их отправляли на прогулку по окраинам остебенских владений.
Догадки короля подтвердились, когда он смог переговорить с сыном, вернувшись в замок. По словам лекаря, нежить имела существенное отличие, но как оно отражалось на ней и откуда взялось – неизвестно. Первые меры предосторожности принял кронпринц, распоряжаясь ситуацией на своё усмотрение. Гренталь одобрил методы сына, но на этом не остановился. Он послал гонцов в разные стороны Остебена, созывая верных советников в столицу. Он не мог проигнорировать нападения нежити, нарастающую панику и накопленные проблемы. Слухи быстро дойдут до столицы и разнесутся дальше. Люд может взбунтоваться. Приближаются сроки отправки кораблей в Северные земли, а ему нечем забивать трюмы с многочисленными амфорами для вампиров.
Король занял место во главе стола, осмотрел советников, взгляд его выглядел хмурым и недовольным.
- Неделю назад на границе с ульвами селение подверглось массовому нападению нежити. Нежить гонит людей из домов, вынуждает их бросать поля и скот. С каждым днём ситуация на границе ухудшается. Я сам стал свидетелей того, как нежить действует организованно и целенаправленно, - Гренталь поднял взгляд на сына и жестом подал ему знак – в зал совета впустили мужчину. – Лекарь из герцогства Давона, - пояснил король. Сейлан посчитал уместным привезти мужчину с собой, чтобы он смог рассказать всё, что успел выяснить о новом виде нежити. – Он узнал некоторые особенности.
- С вашего позволения.. – неуверенно заговорил лекарь. – Я взял на себя смелость изучить ту тварь, которая нападала на людей. При вскрытии я нашёл в ней странную аномалию – в грудной клетке проросло образование, имеющее сходство с болезнью, напастью свалившееся на многие роды Рейлана..
- Какое отношение болезнь имеет к нападению нежити? – недовольный голос лорда прервал лекаря.
Король поднял руку, не позволяя нападать на лекаря, и дал ему договорить.
- Это всего лишь моё скромное наблюдение, милорд, - замялся лекарь. – Я смею предположить, что это новый вид нежити, с неизвестными нам способами передачи заразы.
[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon]

+1

3

– Прошу, дорогая, не томи, что там? Это так серьезно? Иорцелис, милая, не молчи, твой взгляд пугает меня… – Лицо нынешней графини Дунготар приобрело весьма обеспокоенное выражение; и глаза ее, светло-зеленые, безупречно оттеняемые драгоценностями и одеянием, казалось бы, стали мокрыми от подступающих слез. Матушка леди Йоггсанаран была в избытке чувственной особой.

– Не беспокойтесь. – Иор аккуратно складывает письмо, присланное гонцом прямиком из королевского дворца; в голосе целительницы звучат упреждающие, холодные нотки. Дракон знает, что если дать матери волю, она поднимет на уши весь дом и прилегающие территории. – Для паники нет поводов, уймите свое любопытство.
Остебен переживает не лучшие свои времена, стоит признаться честно и пусть это не вселяет уверенность в философские умы, но когда видишь проблему – значит, имеешь представление, с чем следует бороться. Так сказать, знаешь своего врага в лицо; и пусть этот оппонент метафоричен и изрядно зыбок в своих опорах, нельзя отрицать того факта, что стоит пустить дело на самотек, как механизм регресса будет запущен, превратив стремящееся к Возрождению королевство в кости и прах.
– Мне следует откланяться, матушка, время не ждет. – Иор присела в сдержанном книксене и так же спешно развернулась на невысоких каблуках своих походных изящных сапог из черненой кожи. Графиня, неравнодушно всхлипывая, покачала головой, в надежде, что холодная нравом дочь заметит ее стенания и в кои-то веке прислушается к гласу разума! Впрочем, с тех пор как ее старший сын покинул отчий дом, единственная надежда оставалась на хрупких плечах Иорцелис. Однако те, кто хоть раз видели младшую из Йоггсанаран, никогда бы не сказали, что плечи ее хоть сколько-нибудь хрупки, если, конечно, не хотели польстить графине.

Путь от Маркхема до столицы – в нескольких днях пути верхом; Иор считает себя превосходным наездником, посему, от сопровождения отказывается намеренно. Мчит на всех порах, но не уверена, что прибудет к сроку.
Во дворце Йоггсанаран ждут, но не то, чтобы в официальном ключе – ведут тайными ходами и тропами, а с вороного коня [грубый тяжеловес с покладистым характером; единственный конь на котором Иорцелис выглядит, как минимум изящно] предлагают спешиться еще не успев добраться до внутреннего двора с конюшней. Нынешний ее спутник, и королевский гид, невысокий – впрочем, для драконицы многие кажутся невысокими – мужчина в летах, носит бежевые чулки и любит парфюм с розами и васильками. Острый нюх Иор чует его за версту.
– Леди, надеюсь, Вы понимаете, что услышанное Вами должно остаться в этих стенах? – Он осторожно пропускает дракона вперед, давая ей пройти, но все так же неустанно сменит следом. Женщина рассеяно кивает в ответ [подобное замечание могло бы вызвать негодование и вопрос о недоверии к Дунгатар, но Иор слишком увлечена своими мыслями], осторожно осматриваясь, а потом, словно бы вспомнив что-то важное – делает несколько пассов руками. В ту же секунду, дорожная пыль и грязь то ли исчезают, то ли осыпаются невидимым пеплом.

…На Его Величестве, короле Остебена, не было лица. Хмурый, мрачный, он рассуждал твердо и здраво, но не нужно было обладать даром прорицания, чтобы понять волнение, отразившееся в резких движениях или даже паузах во время дискуссий и речей.
Слова же лекаря вызвали в Иор смешанные чувства. Доселе ей не приходилось ни знать, ни видеть ничего подобного.
– Вы не могли бы рассказать об этом подробнее? О своих исследованиях, разумеется. – И, обращаясь теперь к владыке Остебена, Йоггсанаран постаралась выказать больше почтения своим жестом. – Могу предположить, что Ваша теория заключается в том, что у нежити есть некто, кому дано направлять эту безумную силу?

+1

4

Лекарь чуть испуганно встрепенулся, когда к нему обратилась женщина; он не привык к такому вниманию, но старался исполнить свой долг, насколько это было возможно полно и преданно своему делу. Неуверенно кивнув, он не осмелился заговорить, пока не получит отмашку от короля. Лука видел, как на лицах некоторых приближённых короля проступает недоверие, пренебрежение и отрицание. Они жили в своих мирах, отдалённых от бедствий бедняков, и не чувствовали реального веса угрозы, нависшей над Остебеном.
Гренталь скривил губы, по выражению его лица стало ясно, что ему неприятна сама мысль признавать, что отголоски трёхсотлетней войны добрались до его владений. Они напоминали о себе каждый раз у заставы замка Дозор-у-моста и не считались чем-то необычным. С годами привыкаешь к любым неудобствам. Его предки мирились с этим, не имея желания лично вторгнуться по владения ульвов и расправиться с источником заражения раз и навсегда. Гренталь сам в этом согрешил, когда, взойдя на престол, не обратил должного внимания на вековую проблему своего народа. Плоды проросли и сочились ядовитым соком, который ему насильно запихнули в рот и заставили проглотить. Он начал иначе смотреть на вещи, когда сам заразился розой. В такой дали от источника заразы, не иронично ли?
- Думаю, что да. Многие годы проклятие некромантов порождало нежить в Лунных землях. Это естественно, что она забредала на границу с Остебеном, но триста лет  число нежити не увеличивалось. Она вела себя хаотично и не проявляла столько агрессии. Сейчас нежить захватывает деревню за деревней и пробирается дальше. Нападения выглядят спланированными и ставят нас в затруднительное положение.
Виконт Вильсбурга занервничал. Он находился ближе всего к очагу растущей напасти. Нежить пожирала селения, гнала люд, переполняя его личный двор в поисках защиты и убежища. Он ждал дня, когда немёртвые явятся к нему на порог и устроят кровавую бойню. Низкорослый мужчина, к своим годам отрастивший приличный шарообразный живот, протёр пот со лба и промокнул капли на рано лысеющей голове. Он не осмеливался заговорить в присутствии короля и выказать свои опасения, потому что знал – его голос задрожит с первых слов от испуга.
Напротив него, сложив руки на груди, сидел граф Эштред. Хмурый мужчина в летах слушал причину сборов, не вставляя слова. Ему не нравилось происходящее, он понимал, чем для Остебена обернётся напасть. Столица находится под ударом нежити; они выбрали не лучшее место для замка короля, но Берсель, в отличие от Вильсбурга, находился достаточно далеко от Лунных земель. Близость с демонами казалась не такой неприятной, как с нежитью, но на плечи цветущего города с признанием поражения ложилась огромная ответственность. Люд не должен голодать.
Внимание вновь вернулось к лекарю. Получив отмашку от короля, Лука постарался передать им то, о чём уже говорил с принцем Сейланом:
- Я предполагаю, что в этот раз возможно заражение иным способом. Не через укусы и царапины, как это происходит с Розой немёртвых. Никто наверняка не знает, каким образом происходит заражение, но воинам стоит принять все меры, чтобы..
Кто-то из зала хмыкнул, немо высказывая мнение, что его мало чем заботит предосторожность солдат и то, каким образом распространяется эта зараза.
Лука растерялся, но, видя ожидание со стороны короля, попытался договорить, не растеряв мыслей:
- Все тела необходимо сжечь и придать земле. Заражённые тоже могут представлять опасность для здоровых людей, поэтому… по приказу принца Сейлана мы разместили их в отдалении от других людей, чтобы проследить за тем, как протекает заражении и развитие болезни. Но… я считаю, что здесь не обошлось без магического вмешательства.
Вне всяких сомнений. Роза не возникла на пустом месте и не могла измениться за такой короткий срок, чтобы наделить нежить мышлением.
- В первую очередь нам стоит эвакуировать жителей северо-западной части Остебена. И… ради всего святого.. уменьшить поставки крови вампирам. Мы не можем требовать большего с людей в такое время.
Гренталь понимал, что это решение чревато неприятными последствиями, но, насколько он помнил, Кодекс предполагал наличие непредвиденных ситуаций и давал ему на это право.
- Ваше величество, вам тоже лучше покинуть столицу.
Король шумно выдохнул, прикрыв глаза. Он не мог отрицать эту необходимость. Его жена и наследник без исключения должны перебраться подальше от столицы.[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon]

+1

5

И каждое слово в черепной коробке леди отдавалось то ли эхом, то ли глухой стучащей болью где-то в районе мозжечка. Иорцелис ощущала нечто подобное каждый раз, когда все норовило выйти из под контроля и порой это могло бы называться «плохим предчувствием», но все, казалось бы, вышедшее из рамок нормы уже покатилось к известным фольклорным матерям, оставалось только верещать или озадачено улюлюкать, причитая, куда катиться мир.
Остановить ход событий в одиночку Йоггсанаран не могла; хотя бы потому, что не была героем. Ведь это им положено превозмогать и делать невозможное, вооружившись клейкой лентой камедью и утиным кряком, чтобы весело поплевать на всевозможные опоры злодейских мировоззрений.

Иор нахмурилась и постучала короткими коготками по столешнице; разноцветные, пугающие глаза пристально изучали то короля, то лекаря, которому впору было свалиться в обморок от столь пристального внимания собравшейся знати.
Драконица закусила губу. Вся эта история с новым видом заболевания дурно пахла… Каким бы каламбуром это не было, и посему, новый копошащийся рой мыслей не заставил себя долго ждать. На выразительном лице появился немой вопрос; еще несколько секунд она ожидала взгляд короля, дабы поймать его внимание, но правитель Остебена был слишком погружен в свои мысли, чтобы увидеть эту не озвученную просьбу.

Женщина кашлянула, и приподнялась со своего места.
– Милорд… Рекомендации логичны и просты для исполнения. Но нельзя отрицать того факта, что в этой истории новая болезнь как-то связанна с Розой…  – Мысли путались; хотелось многое обличить в слова и озвучить их сразу, но во рту от волнения предательски сохло. – Если еще неизвестно, приходит ли заражение только через кровь или же есть вариант, что оно инфицирует воздушно-капельным путем? –
Брюнетка ловила на себе недвусмысленные, слегка испуганные взгляды дворянства; Иор не сомневалась, что некоторые сочли ее предложения таким же безумным, как желание леди копаться в свежих трупах (но ведь это была ее стезя и она не стеснялась сего ни секунды).
– Смею просить Вас, милорд, что так же стоит подключить к работе над безопасными зонами магов, которые бы поработали над чарами, способными очистить воздух от заразы. Даже если природа новой болезни тесно связана с магией, то в любом случае, нам нужно остановить продвижение зловредных миазмов, пока будет идти разработка панацеи от недуга.

«Неизлечимых болезней нет. Главное – найти лекарство. Вот, что первостепенно важно… Но сколько сил на это уйдет? И что сделает вампирское сообщество, как только амфор с кровью станет меньше? Кто вообще стоит за всем этим? Нет ли в этом умысла вампиров? Ослабленный людской род – легкая мишень. Увы, королям свойственно умирать, но во что превратится королевство, если погибнет и наследник? Сколько алчущих аристократов будут резать глотки за право усесться на трон? Только дурак будет сражаться за трон королевства, охваченного огнем.
Но, увы, дураков много. И, как всегда, вопросов больше, чем ответов».

+1

6

Гренталь думал, что может предложить своему народу взамен на разорённые земли, потерянное имущество, скудный запас продовольствия, запасы на год и погибших родных и близких. Он должен пообещать им безопасность и будущее, которое не нависнет над их головами предвестником неминуемой смерти. Им нужны поля и нужны руки, которые их вспашут, нужны новые посевы, чтобы зима выдалась не лютой, безжалостной и голодной. Он должен расселить такое количество беженцев в других городах и деревнях, позаботиться о них, чтобы его народ не обернулся против него ненавистью за бездействие.
Король поднял голову, посмотрел на женщину, которая привлекала его внимание и просила дать ей слово. Он не мешал, слушал, что она скажет, как каждого из собравшихся в зале, кто готов поделиться с ним своими мыслями.
- Маги понадобятся не только для зачистки заражённой территории, но и для её исследования, - согласился Гренталь. – Насколько я понял, лекарь не обладает магическими навыками и не может сказать наверняка, что стало причиной массового заражения.
Лука подтвердил его слова.
- Пошлите лучших магов и лекарей, которые занимались изучением Розы, чтобы они осмотрели тела заражённых и выяснили, чего нам стоит опасаться.
Под «Да, Ваше Величество» Гренталь прикинул, что ещё можно и нужно сделать.
- Соберите воинов, отправьте их на охрану границ столицы, пока последний человек не покинет стены Вильсбурга. Старайтесь не поднимать панику – она наш злейший враг в неспокойное время. Эвакуируйте людей из городов и деревень, которые находятся ближе всего к источнику заражения. Мы должны спасти всех, кто ещё жив и не заражён. Мы дадим отпор нежити, когда узнаем, чем она опасна и как можно избежать заражения.
Гренталь не хотел понапрасну жертвовать своими людьми.
- Скольких людей могут принять храмы в Андериле и Берселе? – Гренталь не видел другого подходящего места для беженцев. – Пошлите письмо Триумвирату. Они должны дать беженцам кров и пищу, - за которые нужно заплатить, когда они поверят в будущее. – Проверьте запасы продовольствия. Приведите в порядок посевочные угодья. Можно расширить поля в Берселе? Рабочей силы, возможно, станет больше, если среди беженцев найдутся пахари. Нужно думать наперёд, пока не наступила зима.
Он услышал одобрение от графа Берселя, но понимал, что для них беженцы и необходимость кормить больше голодных ртов выглядит ярмом на шее, которое хочется сбросить и передать другому. Нельзя положиться на Теллин. Столицу они могут потерять с дня на день, если нежить проберётся за стену.
- Наших текущих военных сил может не хватить на защиту владений, - осмелился высказаться военный советник.
- Пока не будем требовать от народа рекрутов, - Гренталь понимал, что рано или поздно такая необходимость возникнет, но не сейчас. - На их воспитание нет времени, а от зелёных юнцов на поле нет проку.
Только пополнять ряды нежити и лишать матерей сыновей. Он не хотел полагаться на переменчивую удачу.
- Пошлите инквизиторов на зараженную территорию. Они лучше разбираются в нежити.
- А что делать с заражёнными? Что если они распространяют заразу?
Гренталь не знал ответа.
[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon]

0

7

Королева присутствовала молча, как и всегда. Она никогда не перечила своему мужу, так уж ее воспитали,а перечить королю не могло прийти в голову ни кому в королевстве, даже королеве. Слова лекаря напугали Сивилу. Что, если действительно нежить теперь контролируется кем-то или чем-то? Что если действительно это как-то связано с Розой немертвых? Что если ее нежно любимый Грентель теперь является глазами и ушами для этого нечто, что контролирует пришедшую нежить?
Женщина выступила вперед, так, чтобы ее король видел ее именно тогда, когда супруг начал давать приказания и чуть склонила голову перед ним.
— Мой король, позвольте говорить, — Сивила подошла к карте, и продолжила,— Мой король, если основной поток людей пойдет в Берсель, то этим воспользуются жители Теллина. Они будут "общипывать" пришедших людей, как это делают волки, отгоняя телят от стада. Основная доля жителей Теллина, не смотря на плодородность прилегающих земель, бандиты и наемники. Мы не сможем воевать на две стороны. Но сытый враг-ленивый враг. Неизвестно, когда мы победим нежить, а ведь на территории, ею охваченной остались вещи, людские запасы на чёрный день, которые они уже не смогут забрать, там где есть мало-мальски высокая нежить, есть амулеты, камни... Я предлагаю все мужское население Теллина более или менее боеспособного возраста отправить на границу войны с нежитью. Королевство, на время войны с нежетью, берет на обеспечение семьи каждого теллинца, который отправился на фронтир, а также позволяет пользоваться имуществом, оставшемся на территории пораженной нежетью на усмотрение боевых сил. В свою очередь, люди этого города, как наиболее подготовленные к боевым действиям любого вида, должны последовать в пункты призыва имея при себе полную боевую амуницию. Не думаю, что они откажутся, так как если остальное население страны обеднеет на столько, что им будет нечего есть, первым делом пострадает, в том числе, и черный рынок. Это произойдет хотябы потому, что достать продовольствие станет гораздо сложнее, чем отдать свою жизнь или еще хуже, пойти на мясо своре незнакомцев.
Женщина перевела дыхание и скользнула взглядом по присутствующим.
— При всем при этом, предлагаю позволить земледельцам занимать необрабатываемые земли в пригородах Теллина с правом наследования этих земель их семьями, при условии,что 10 процентов урожая будет уходить в амбары королевства на случай голода или, в данном случае, военных действий. Это позволит, в будущем, ассимилировать население самого Теллина, что избавит от необходимости постоянной борьбы внутри страны. В то же время, предлагаю давать дотации непотребным домам Теллина, в том случае, если они "временно" переквалифицируются просто в доходные дома. Дотации будут небольшими для королевства, но огромными для местного населения, привыкшего побираться на морских берегах. Также,должна быть создана комиссия, состоящая на 20 процентов из местных жителей, которая  за хорошую плату будет совершать выборные проверки вышеуказанных заведений. В виду, вышеперечисленного, думаю, было бы, чтобы всю организацию на территории земель Теллина взял на себя Сейлан собственной персоной. Это позволит избежать множества недовольств, как местного населения и знати, так и самих беженцев.
Сивила перевела взгляд полный мольбы на супруга. Ее сердце разрывалось между тем, чтобы оставаться с семьей и пониманием того, что если они останутся все вместе, то она эту семью потеряет. Она продолжала неизменившемся голосом, но неистово желая одним взглядом передать все свое беспокойство о судьбе супруга и надеясь, что потом Гренталь позволит ей объяснить свою позицию наедине. Но только потом.
— Если Вильсбург будет эвакуирован, то это покажет другим расам нашу беззащитность в виду происходящего. Мы не можем себе этого позволить, а простые люди и мелкая знать сами, в ближайшее время покинут город из-за страха. Королевский дом должен стать оплотом спокойствия и помощи нуждающимся в это сложное время. Предлагаю тебе отправиться в Андерил для того, чтобы лично переговорить с местными храмовниками и вывести, в последующем, на передовые паладинов воспитанных там. Упование главы королевской семьи,  на религию в это темное время не просто элементарно польстит храмовникам и те могут расщедриться на нечто большее, чем просто выполнение приказа. Они почувствуют себя более неужными, а это может заставить их двигаться в нужных королевству направлениях гораздо быстрее, - а еще люцианцы смогут в свете храма закрыть от взора тьмы то, что может причинить вред изнутри тебя... А может даже сумеют вылечить это, -но последнего женщина не сказала. А может даже не смогла сказать.
Опустив взгляд в сторону карты, женщина продолжила.
— А я останусь здесь с верными королевскому дому людьми и сделаем все возможное, чтобы те, кто нуждаются в помощи обрели ее в стенах этого замка. Кто-то из королевской семьи обязан остаться здесь для поддержания морального духа тех, кто вынужден страдать от происходящего.
А еще необходимо кому-то поговорить с вампирами о поставках, но это позже...

+1

8

Теллин – рассадник заразы и грязи в лице людей. Они грабили и убивали своих, нарушали законы и угоняли людей и представителей других рас в рабство. Пираты нападали на торговые судна, топили их, вырезали команду, если не считали, что шкуру можно дорого продать на общем рынке работорговцев. Город нужно вычистить от грязи, но воевать на два фланга, разбивая силы на нежить и теллинскую шушеру – у них нет времени и дополнительного резерва. Гренталь не предвидел действия теллинцев, но предполагал, что они могут разграбить караваны с продовольствием, чтобы толкнуть его в три цены или окопаться на своей территории и переждать, пока другие сражаются за землю с нежитью. Они не пойдут воевать за свою страну и рисковать задницей.
«Наёмники», - Гренталь ненавидел прослойку Теллина, но силы инквизиторов может не хватить, а рисковать своими людьми, верными короне, чтобы остаться с волками в овечьих шкурах, которые доставляют больше проблем и ни грамма пользы, он посчитал нецелесообразным. – Наёмники Теллина не пойдут воевать за обещание мира и безопасности для их семей. У большинства их них семья – они сами, но наёмники ценят деньги, - денежные затраты волновали Гренталя мало. Если они проиграют эту войну, деньги ему уже не понадобятся. Править толпой нежити сможет только некромант. – Пошлите весть Слайверу, что он может заработать на этой войне больше, чем рассчитывал.
- Чёрные полозы?..
Советники зашумели. Им не нравилась перспектива доверить свою жизнь группе наёмников со сомнительным кодексом чести. Гренталь понимал их опасения.
Король не доверял наёмникам. Их верность – это соотношение денег к затратам. Они сражаются ради удовольствия и лёгкой наживы, выбивая её мечом и кровью. Они знают своё дело, но переменчивая верность, которая вовсе не верность, в любой момент может изменить ход события в хреновую сторону. Гренталь понимал, что они сражаются с врагом, которого не знают в лицо. Кто-то стоит за нападениями нежити. Живой. С мозгами. Нужно найти его, пока армия немёртвых не возросла до предела, когда они не смогут ей противостоять.
Сивила предложила долгую переорганизацию Теллина. В городе основной пласт занимают обычные жители – отбросы общества, какими их привыкли считать жители не-славной столицы и ближайших городов. Наёмники, контрабандисты, продажные женщины, мужеложцы, пираты – малая часть. Договориться с основной массой людей, обещая им лучшую жизнь после многих лет загнивания, сложно. Они не поверят, что корона желает им помочь, а не получить выгоду в одностороннем порядке, но какой у них выбор?
- Хорошо, - Гренталь давал добро на компанию королевы. Их сыну давно пора взяться за что-то серьёзное и проявить себя. У Гренталя мало времени. Никто не знает, когда болезнь до конца выжрет его изнутри и кронпринц взойдёт на трон.
Вторая просьба супруги не понравилась Гренталю. Советники безропотно поддержали её, считая, что король и наследник престола важнее женщины. Лиерго не стал спорить с Сивилой прилюдно и обратился напрямую к советникам:
- Подготовьте всё к отъезду принца и королевы.
Гренталь умирал. Он признавал, что долго не продержится при власти, а последние его дни будут полны мучительной боли от заразы, которую невозможно вылечить. Их сын молод и горяч. Он нуждается в крепкой и умудрённой опытом и годами опоре. Вокруг полно врагов, которые могут устроить бойню за престол в смутные времена, игнорируя проблемы простого народа. Гренталь был воином и не хотел умирать в постели.

[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]Король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon]

0

9

У Сивиллы была теория на счет теллийцев. Делая поправку на их среду обитания, она не забывала того, что они люди, а подавляющее большинство, с которым придется взаимодействовать государственным силам, мужчины. На территории Осебена ходят одни и те же сказки, легенды, все дети впитывают одни и те же истории, конечно с поправкой на местность, но тем не менее одни и те же. А значит эти выросшие дети определенно мечтают, надеются. Кто-то мечтает о славе и богатстве, кто-то о надежде на то, что они могут покинуть земли где они родились и обрести новую судьбу без упоминания нелицеприятного прошлого. Все это с лихвой обеспечивает война и деньги королевства. А есть те, которые до сих пор верят в сказки. Верят, что они смогут построить семьи, чтобы долго и счастливо, как в тех самых сказках. Не все, всего лишь часть. Но именно эта часть позволит приезжим стать вскоре своими, а местным жителям частично укротить свой характер. Но на это действительно требовалось время. Но если все получится, то все действительно может измениться радикально и принести королевству благо. А что касается денег… Все ценят комфорт. А люди, которые всю свою жизнь были на задворках общества, просто верят в то, что деньги его обеспечат. Это их право.

Женщина чуть склонила голову, когда Гренталь отдал первый приказ. От второго приказа Сивила непроизвольно задержала дыхание, но все же так же безропотно склонила голову. Собранные вещи можно и разобрать, если воля короля изменится.

Женщина была в смятении. К тому же Гренталь не уточнил, куда именно он отправляет непосредственно Сивилу. С одной стороны, если она поедет с Сейланом, то спокойнее за сына станет прежде всего ей, но даже она понимала, что материнским чувствам нельзя застилать ее глаза. Их сын практически в том возрасте, в котором Грентель взял ее саму в жены, а вскоре стал и полноправным правителем Осебена. Каков будет правитель из Сейлана, если народ будет шептаться о том, что королева-мать не отпускает его от собственной юбки? Да и не будет ли это выглядеть побегом? С другой стороны, при подобном раскладе, они вместе с кронпринцем смогут посетить Андерил, что несомненно польстит храмовникам, если же она приедет туда одна, то это будет воспринято ими, как пренебрежение, хотя это очень хорошо будет воспринято народом, так как в умах людей картинка о коленопреклоненной и молящейся за их благо королеве умещается, как нельзя лучше. Но больше всего, иррационально, хотелось остаться с мужем. Он решил остаться не смотря на свою болезнь, а значит, ее долг, как супруги и королевы, быть подле него. До конца. До конца этой проклятой войны. Иного исхода Сивила для себя не рассматривала.

Женщина более не поднимала головы, ожидая, когда все приказы будут отданы, совет отпущен к исполнению и она наконец-таки сможет переговорить с Грентелем наедине.

+1

10

- Подготовьте королеве и принцу достойные апартаменты в Берселе к их приезду.
Гренталь считал, что в Берселе безопаснее, чем в городе, подконтрольном Триумвирату. Они должны переговорить с представителями Андерила, но оставаться под их присмотром – нет. Храм не защитит королеву и кронпринца от нежити, а в свете последних союзов и взглядов Триумвирата на положение Остебена в мире ничем хорошим это не кончится. Гренталь опасался, что отправит семью в лапы врага, который прикрывается маской добродетели. Он собирался направить всех беженцев в Андерил, под опеку храмов – пусть это станет их заботой. В целях безопасности он подошлёт к принцу и королеве членов Огненного братства – они лучше разбираются в нежити и заметят угрозу быстрее, чем королевские стражники. Инквизиция нужна на границах больше, чем в безопасных стенах города, но ситуация может в корень измениться и то, что казалось безопасным, станет скотобойней, в которой он потеряет единственного наследника.
Король встал с кресла, советники торопливо поднялись следом, чтобы склонить головы и подождать, пока король покинет зал совета. На сегодня он закончил с разговорами. С одним из. Гренталь не сомневался, что супруга захочет переговорить с ним наедине без посторонних ушей и ему тоже есть, что сказать ей.
Он отправился в свои покои, где занялся написанием письма от своего имени. Он не поедет с супругой и с сыном из столицы, но понимает, насколько весомо его слово на бумаге. Когда слуги известили короля о приходе королевы, он разрешил её впустить, выгнал всех из покоев и заговорил первым, пока Сивила не нашла причину, по которой все его намеченные планы могут измениться.
- Я знаю, что тебе не нравится, - он говорил спокойно и открыто, - но мы оба знаем, что принц ценнее больного короля. Кто-то должен остаться, чтобы наш отъезд не выглядел бегством, и не показали себя слабыми в лице врага.
Сивила должна это понимать.
- Триумвират своеволен. Нам необходима их поддержка, чтобы удержать людей и предоставить им кров и пищу, пока они не смогут отработать её на полях. Им нужна надежда на прежнюю жизнь, безопасность и будущее, которое у них отняли вместе с домами и погибшими родственниками.
Гренталь поставил на пергаменте свою печать, встал и подошёл к супруге.
- Здесь моё обращение к Триумвирату с приказом предоставить беженцам пристанище. Они не ослушаются моей воли, но проявят больше участия, если его доставишь ты или Сейлан. Вы оба, - мужчина говорил вкрадчиво, надеясь, что супруга поймёт его и примет решение в это трудное для них время. – Нам нужны новые поля и поддержка людей, чтобы выстоять. Главная война наступает, когда все сражения окончены. Мы не должны проиграть её ещё до наступления боя.
Он знал, что Сивила умна и не лишена женской хитрости и очарования. Она может расположить к себе народ и воодушевить его на ратные подвиги, но для воинов мало слов. Им нужны действия, а король, который бежит из столицы, чтобы спасти свою шкуру, - дрянной король, за которым народ никогда не пойдёт.
- Займитесь беженцами и нашим будущим, а я позабочусь, чтобы оно было у нас. Возможно, нам придётся обратиться за помощью к сильвийцам. В годы Северной войны они помогли нам продовольствием и военной поддержкой.
[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]Король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon]

0

11

Значит Берсель. Сивиле, сначала, титанических усилий стоило сначала выждать время в которое люди метались по ее собственным апартаментам и уточняли, что именно она намерена взять с собой, будто это было сколь-нибудь важно, затем, не меньших усилий стоило степенно пересекать галерею, ведущую в покои ее супруга. Выштудированная в ней, когда-то, извечная сдержанность на людях, в такие моменты словно свинцом наливала каждую частицу тела женщины. Сказать, что ей не нравилось то, что она услышала, это просто промолчать. Отправлять ее на другой край страны, тогда, когда он сам находится здесь, при чем в таком состоянии. Ручка двери легла в руку и подалась, отвечая на жест Сивилы, который грозил скорее испепелить ее одной силой мысли, чем отпустить, но отпустить ее все же пришлось. Рука самопроизвольно разжалась, когда сквозь помещение приемных покоев короля, женщина увидела склоненную над столом фигуру супруга.
После позволения короля, Сивила прошла внутрь и замерла в центре комнаты, выпуская присутствующих и давая возможность Грентелю дописать бумагу, которая на данный момент владела его вниманием.
Женщина аккуратно приняла бумагу из рук супруга и склонила голову.
- Ты совершенно прав, - Сивила прекрасно понимала к чему все идет и, если муж хочет, чтобы она действовала определенным образом, то ей необходимо знать некоторые рамки как минимум, - Грентель, - женщина говорила спокойно, стараясь одновременно с этим, просчитать чем все это может грозить впоследствии, - Скажи, могу ли я вернуться к тебе, когда буду определенно уверена в том, что все идет так, как полагается?
Вопрос был животрепещущим для нее, как для женщины и супруги, но, как жена правителя, она должна была заботиться об исполнении его воли сильнее, чем о его здравии.
- И ты уверен, что Берсель? Сложно быть в спокойствии, когда находишься рядом с землями, жители которых имеют, пусть и условную, но все же возможность управления той самой угрозой, которая, уже не просто скалится, а полноценно грызет твою страну. Теллин, хоть и менее спокойный изначально, но все же находится дальше от опасных границ. Тем более, что, половина королевского двора, личная охрана, личная охрана знати, которая решит, что находится в одном городе с кронпринцем и королевой им безопаснее будут в том же городе. Это спасет от местных посягательств в Тиллене, но не сможет спасти от какой-либо большой опасности.

Сивила вовсе не хотела давить на супруга. Больше всего ей хотелось, чтобы все решилось как можно более быстро и безболезненно для страны, а значит и для ее короля, это могло бы дать время и возможность вплотную заняться его здоровьем. Теперь же ей предстояло в ближайшее время придумать, как сделать это дистанционно. Но это была уже исключительно ее забота.

+1

12

Гренталь не собирался становиться смертником. Он знал о проблемах со здоровьем и ценил жизнь супруги и сына выше своей, но в его планы входила борьба с нежитью и поддержание народа. Если ему повезёт, то им удастся удержать город и он не погибнет вместе с другими воинами, пока будет пытаться очистить его от нежити, и сможет спасти напуганный народ своей страны, но он не знал, чем всё закончится. Он приложит все усилия, чтобы выжить, потому что на самом деле никогда не хотел умирать, но парадоксально – никто не был трусом, чтобы смириться с участью и сбежать из столицы вместе с испуганными аристократами и прятаться где-то вдали, пока другие сражаются за их землю.
- Когда мы перебьём нежить, очистим наш город от последствий тёмной магии и найдём того, кто ей управляет, будь спокойна, вы с Сейланом вернётесь в столицу.
Он не собирался насильно удерживать супругу и сына вдали от столицы, но мужчина не хотел рисковать их жизнями понапрасну. Конечно, Сивилла могла нарушить его приказ и приехать, оставив сына, ещё до того, как исчезнет дым отшумевшего последнего сражения, но он надеялся, что этого не произойдёт. Они должны победить в этом сражении и вернуть себе свои земли.
- Теллин – город разбойников. Тебе с Сейланом там нечего делать, - он удивился, когда супруга посчитала, что жизнь в городе убийц безопаснее, чем светлый Берсель. Да, он находился по соседству с землями Альянса, но между ними пролегла природная стена Пределов и широкая река. Это нападение не будет незамеченным, если кто-то из светлого города Пантендора вообще решит напасть на них. Они никогда не ладили с Магистром. – Я не уверен, что это дело рук Магистра, - он сомневался, но не имел существенных доказательств кроме толпы нежити, которая убивает их народ. – Не вижу смысла нападать на нас таким образом и тратить ресурсы. Он мог бы получить намного больше, если бы поставил нам ультиматум, а не уничтожал наш народ. Конечно, если ему не нужна огромная армия мертвецов.
Тогда в этом есть определённый смысл.
- Я бы отправил вас в Весвольд, но он находится на границе двух земель. С Лунного края может повалить нежить. Я не уверен, что теперь эта территория безопасна, а с другого бока – демоны. Ничего не помешает им воспользоваться ситуацией, если они захотят развязать войну с вампирами.
А они хотели – Гренталь не сомневался, но искали подходящий повод.
- Если ты боишься, что это дело рук Магистра, то вам с Сейланом лучше остаться в Андериле под покровительством Триумвирата. Мне не очень нравится эта затея, но если ты будешь чувствовать себя в безопасности – оставайтесь там, склоняй Триумвират к сотрудничеству, присматривай за беженцами. Когда всё уляжется, мы сможем рассмотреть другие варианты.
Он не говорил, какие варианты имелись в виду, потому что их будущее ещё не предопределено.
[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]Король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon]

+1

13

Нет, Гренталь не просто родился в королевской семье и, в последствии, принял трон по праву наследования. Его послал в этот тяжелый для Остебена период Творец. Прежде, полная решимости переубедить короля, Сивила отступила. Она всегда знала,что ей повезло с супругом и вовсе не потому, что он являлся монархом, а потому что он всегда был так пугающе прав. Женщина с самого первого дня чувствовала это и не могла объяснить даже самой себе. Да, Гренталь доверял ей, да её учили логически мыслить, читать по малейшим изменениям жестов, интонаций и даже ширины зрачков собеседника о настоящих намерениях, учили выявлять не лежащее на поверхности, да, супруг прислушивался, но только для того, чтобы расширить границы видимого и принять верное решение. Верное же решение было всегда только его и это не то что не обсуждалось, просто оно так и было. Вот и сейчас королева в каждой интонации, в каждом жесте чувствовала эту правоту.
- Ты же знаешь, я не хочу уезжать, - женщина в волнении перебирала лист исписанного пергамента тонкими пальцами, - ни на месяц, ни на день, ни на минуту.
При всей её прямолинейности и открытости мужу, Сивиле подобные разговоры всегда давались очень тяжело. Разговоры, когда нельзя полностью отпускать свои чувства, но непременно нужно одеть их в слова, чтобы они стали наиболее понятны супругу.
- Я не волнуюсь, я верю тебе каждой частицей своей души и всё же я не хочу уезжать, тем более на долго. Но я уеду, так как знаю, что так нужно.
Женщина оторвала взгляд от пергамента и робко посмотрела на Гренталя.
- Я хотела бы просить тебя... - встретившись глазами с супругом, женщина вновь опустила взгляд и, кажется, еще яростнее начала перебирать пергамент в пальцах, - Я боюсь за Сейлана. Я не уверенна, что он готов. Если быть точнее, то он конечно же готов, но, боюсь, что он не чувствует себя полностью уверенным в своих действиях, так как рядом всегда находимся мы или кто-то из нас. К тому же, он иногда слишком полагается на мои советы и ему не хватает твоей решительности. Возможно в этом отчасти виновата я, слишком опекая.
Королева вдохнула побольше воздуха, подняла глаза и пергамент вращавшийся в руках до этого замер, словно по магическому велению.
- Позволь ему остаться на месяц с тобой. Только на месяц. Ему нужно научиться принимать решения. Он - прекрасный сын своего отца, так пусть же научится быть твердым, как ты. Месяца хватит, в нем есть это, просто он не знает где и как этим правильно пользоваться. Охраны хватит, чтобы защитить кронпринца, да и нам с тобой нужно помнить, что мы не сможем оберегать его вечно. Когда-нибудь ему придется править без нас. Хотя, конечно, лучше пусть это произойдет не скоро.
Взгляд королевы снова упал на руки, не в силах смотреть на супруга и одновременно принимать тот факт, что она может еще долгое время не увидеть его. Казалось бы смотри, впитывай взглядом, но она чувствовала себя сейчас беззащитной девочкой, которая, если не будет смотреть, то не получит той боли, которую, непременно, приносит даже недолгая разлука. Тем не менее, голос стал тверже.
- А я тем временем отправлюсь в Андерил. Если я приеду и останусь там сразу,то Триумвират, для которого он является домом, может посчитать это посягательством на власть в городе и не пойдет на встречу, но если я приеду, как посол, даже пусть и внутри собственной страны, -она кивнула на пергамент, - поговорю, подготовлю почву для того, чтобы приехать туда уже с львиной долей беженцев, которые будут нуждаться в крове и покровительстве Люциана, то, возможно, чаша весов качнется в нашу сторону немного быстрее. Тогда я бы вернулась через месяц, рассказала бы об успехах или сомнениях и, мы с Сейланом смогли бы отправиться в путь, как и планировалось. Тогда это бы выглядело, как дополнительная забота о нуждающемся народе.
И меньше походило бы на бегство.
Но последнее королева не стала проговаривать вслух.

+1

14

Гренталь разделял желание супруги. Ему несказанным образом повезло жениться на женщине, которая ещё в юношестве запала ему в сердце и оставалась такой же милой душе и глазу спустя годы после рождения первенца. Иногда Лиерго жалел, что боги не подарили им ещё детей, но сейчас он должен был позаботиться и о народе Остебена, и о своей семье. В решении этого вопроса мужчине с трудом удавалось держать ум холодным.
Он не удивился, что Сивила желала подготовить их сына к будущему, когда ему придётся самому править страной и доверять лишь себе или советникам, тщательно выбирая в их числе сторонников и вычленять умные мысли, которые не навредят ни ему, ни люду Остебена. Это время приближалось и с каждым разом напоминало о неизбежном, когда здоровье Гренталь вновь подводило, а теперь у них на пороге поселилась смертоносная проказа, которая не желала отступать без боя.
От мужчины не укрылось волнение женщины. Королева так сжимала несчастный лист, что вот-вот могла порвать его на части, пытаясь сдержать эмоции и не уронить лицо в присутствии короля.
- Ты королева, Сивила, - Гренталь подошёл к супруге, положил ладони на её плечи и заглянул в глаза. – Ты мать наследника. Будущего короля Остебена. Триумвират должен тебе подчиняться. Монарх стоит выше Триумвирата, чтобы они себе ни думали в своих храмах.
Мужчине давно не нравились многие действия Триумвирата. Что-то он сам делал наперекор Триумвирату, когда храмовые жрецы наперебой пытались убедить его, что нежить и зараза – это наказание Всеотца за непокорность монарха, за распутство народа, за пособничество отродьям Фойрра – Огненному Братству, который поклонялся демиургу демонов, а не Всеотцу, и тем подрывал их веру. Гренталь верил в силу холодной стали, а не богов.
Король понимал, что скоропостижный отъезд супруги и кронпринца выглядит как бегство из столицы, что неприемлемо для монарха, но он не хотел подвергать опасности ни сына, ни супругу. Кто-то должен остаться в столице, чтобы проконтролировать ситуацию на приграничных к заразе территориях и удержать люд в столице, чтобы он не побежал в панике в другие города. Пока что зараза не дошла до столицы, но с полей сражения доходили не обнадёживающие известия.
- Сейлану представилась возможность самому договориться с Триумвиратом и позаботиться о беженцах в Берселе, - мужчина приободряюще улыбнулся супруге. – В столице спокойно. И, дай Всеотец, так будет дальше. Мне тяжело даётся разлука с вами, но я не хочу подвергать вас опасности. Мы должны быть уверены в будущем своего народа. Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы приблизить день вашего возвращения.
В этот день, давая обещание супруге, Гренталь не догадывался, что меньше чем через две недели столицу охватит пламя, заражённые розой восстанут, переродившись, и учинят хаос в стенах города. Ночь кровопролития обернётся утром всесожжения и перемен, которые многое изменит. А через месяц и сам король Гренталь познает тяготы от ухудшенного здоровья, которые попытаются всеми силами скрыть от народа, экстренно возвратив в столицу королеву вместе с принцем.
[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]Король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [17.04.1082] Замогильный душок