Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [21.06.1082] Прахом и кровью


[21.06.1082] Прахом и кровью

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

- Локация
Северные земли, остров Хериан. Гробница Солнца
- Действующие лица
Кайлеб Ворлак, Глациалис
- Описание
предыдущий эпизод:
[7-8.06.1082] Поведись с некромантом – накопаешь костей
Дата назначена, сокровища ждут терпеливых искателей. Только они всё ещё не знают, что ждёт их в полдень, в день предполагаемого ослабления замков, внутри. Помимо терпкого аромата мертвечины.
А у истории Виан была одна глава интерлюдии между древностью и тем, что лежит в вырезанных залах ледника теперь, заточённым в ледяные образа и кровавые алтари. В отличие от злобствующих из забвения против всех чужаков детей Хервалиссы, это ископаемое бессильно жаждет мести много лет и готова на милость, сделки и дары для кого угодно, кто выпустит её из плена забвения.

0

2

Приехали, – мягко выдохнул Кайлеб. Солнце вползало в самую высокую точку своей дуги по северному небу и слепило глаза прямо сквозь тонкие длинные пряди волос и ресницы. Он любил солнечный свет, вообще-то. Но нет. Чаще не любил. Что в детстве кажется прекрасным и приятным с возрастом превращается в хмурый прищур и “всё не так”. Слишком ярко, слишком жарко, слишком тускло, слишком холодно. И так в принципе со всеми условиями внешнего пространства, не только с пригревающим самую малость макушку солнечным днём. Одному медведю было хорошо, он хрюках от натуги, но его морда водила по прозрачному воздуху с любопытством существа, давно не видевшего света дня. Его крылатая замена осталась позади, Кайлеб успел ещё ночью обнаружить, что предыдущая поездка, хоть химера и не подавала сигналов боли и, кажется, вообще была абсолютно счастлива выгулу (этим немало напоминая пренебрегающего сигналами собственного тела создателя), оставила опасно продавленные участки на хребте и тонких полых рёбрах, сигнализируя прекратить использовать тварь не по назначению, чтобы она прослужила подольше.
Некромант слез, наклонив завёрнутую от сапог по макушку в плащ и, как он надеялся, дремлющую Глациалис к луке седла, и протянул руки уже снизу, чтобы стянуть её в свою сторону и, если нужно, поставить на ноги в тень одного из монолитов. Носом он откинул край глубокого капюшона, чтобы убедиться, что вампиршу из-под него не украли или ей не стало совсем плохо, пусть даже все меры безопасности (ну, кроме сидения дома за наглухо занавешенными окнами и толстыми стенами) были соблюдены. Некромант бы не тратил время на поездку длинной в часы, но, ночью свалившись прямо на кровать Глациалис с без малого пустым запасом, был вынужден экономить на удобствах для при случае необходимых для защиты трат. И кто знал, хватит ли ему трёх моментов истинного зрения в лучшем сценарии.
Не спишь?
Честно? Лучше бы спала. Это было не её время суток, сидеть в мешке бодрствуя – скучно, а вахтовым методом решать проблемы друг друга – для чего ещё нужны близкие?
Близкие… от одной мысли о любом чуть менее вульгарном слове помимо любовников по хребту пробегали мурашки. Это сложно, в лиге затворников высоких твердынь, доверять кому-либо вообще. Сколько раз он успевает подумать о том, какая скверная идея каждая их встреча в каждую их встречу? По несколько раз, не меньше.
С ещё одним хмурым прищуром на ясное небо он погладил спрятанную в тень вампиршу по плечу сквозь плотный плащ и подошёл к центральному куску скалы. Ярко освещённый полуденным солнцем камень не выдавал ни малейшего признака волшебства и даже не фонил им, что было странно, потому что момент отпирания замков очень легко поймать, если знать, где. Кай произнёс губами заклинание магического зрения, готовясь узреть… что-то. Ему пришлось сощуриться ещё сильнее, потому что к свету дневного светила на гранях породы добавились обычно незримые нити чар, превращая мир в токсичный слив на берег речки из красильни. Золотая, похожая на фольгу плёнка заклинания таяла, и вот уже по швам, сходящимся на пирамидальной вершине, она провалилась в немагический чёрный зазор, как отступившая вода обнажает узоры растрескавшегося озёрного дна. Но красная и голубая паутина, крест-накрест оборачивавшая её поверх, сияла лишь ярче, стервознее, работая прямо сейчас всеми силами, чтобы не дать скале разойтись. Кайлеб, не снимая с руки перчатки, прикоснулся к сплетению даже изогнутых иначе, не набросанной треугольниками, и натянутой дугами магической сети, и тут же отдёрнул, чуть не оставив подушечки пальцев перчатки вместе со своими на ней. Дублёную кожу покрывал хищно блестящий и не желающий пока таять магический иней. Знакомо. Знакомо по леднику и усыпальнице, хищное, наказывающее тянущих грабли чужаков и жаждущее выпить не кровь, а саму их сущность древнее волшебство.
Он стянул продолжающие только сильнее холодеть перчатки с рук, скинув их на пучок травы у ног, и выхватил из-под плаща старый-добрый узорчатый кинжал. Ни его первой хозяйке, ни Айрин, ни её убийце он был больше не нужен, змеистый Наг любил только его и всегда возвращался в эти руки. Ирония.
Змеистая грань прорезала красную линию на коже и сверкнула в лучах солнца, вознесённая над нитями внешнего заклятья, переливающегося по контуру, как лёд. Капли стали размеренно падать, скатываясь по гладкому изгибу режущей кромки и шипеть, шкворчать, точно на раскалённую сковороду с маслом прыснули водой. При этом ощущение холода от защиты лишь наросло. Кайлеб выругался, прикладывая порезанную зазря ладонь к языку и позвал спутницу, опуская кинжал.
Хель, – позвал некромант. – Ларчик снаружи не открывается. Руку на отсечение дам, если это не волшебство на крови, но меня оно хочет сожрать. Набросано вот так, есть письмена, похожие на гимн, но я их не прочитаю.
И она не прочитает, потому что не имеет его глаз, распознающих магические нити в пространстве. Оставалось лишь что-то придумать или угадать, либо уходить от такого-то мероприятия с пустыми руками, что, конечно, было обидно втройне.
Он не хотел её привлекать ни к чему, в идеале, пока бы они не скрылись под землёй, но вот он просил помощи, надеясь, что вампирша может смотреть и сквозь слёзы от яркого отражённого света солнечного дня что-то разглядеть. Мужчина показал пальцами, как лежит засов на скале. В пантомиме Кайлеб был не силён, ему было легче разыгрывать сцены в голосе, но это и не его была сфера экспертизы.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [21.06.1082] Прахом и кровью