Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре апрель — июнь 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Элиор Лангре Гренталь Лиерго Игнис character4 name
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек | Кай

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [14.05.1082] Сломленное небо


[14.05.1082] Сломленное небо

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

- Локация
Сильмарил, г. Деворел, усадьба Коренаэ
- Действующие лица
Аяна, Руфио
- Описание
предыдущий эпизод - [6.05.1082] Последняя гарпия, [13.05.1082] Тolo dan na ngalad
Прошло много времени с тех пор, как Руфио предложил Аяне встретиться у храма Алиллель и сбежать из города, пока столица не отреагировала на разбои в городе. Эльф не явился на назначенное место, но на то была весомая причина. Он вновь переступает порог её дома, но на этот раз не тайно, пренебрегая традицией, а с официальным визитом. У него осталось здесь одно незавершённое дело.

0

2

Руфио верил, что поступил правильно, приняв участие в избавлении Деворела от глав-интриганов. С их смертью беспорядков стало больше. Город, как большой муравейник, кишел эльфами. Они пытались отомстить за смерть хозяина, пытались выбить себе место лучше прежнего, но никто не был в безопасности. Любой наследник Дома окажется в немилости горожан, если покажется на улице и покинет безопасные стены. Просить Аяну встретиться с ним в храме, было глупостью. Он подвергал её опасности, зная, что её состояние духа нестабильно. Сейчас она беспомощна и слаба, а у него ноги вросли в землю, когда он увидел её у храма. Эльф мог покинуть город, как этого хотел его дядя, но дал Серокрылой надежду, которую сам же предал. Он виноват, что она последняя в своём роде. Он принимал в этом участие и хотел ей не солгать – не сказать о своей причастности, но понял, что это бесчестно. Лучше вообще не появляться. Он так и стоял, смотрел, как она его ждёт, как отчаивается и принимает действительность – его не будет. Он был там, наблюдал всё это время, оставаясь в тени, но и носа не сунул. Некстати вспомнились слова Каэроса и последняя встреча с ним.
Он много думал о последствиях своего поступка. Взвешивал решение, и чувствовал себя кисейной барышней, которая не в состоянии решить свою судьбу. Он никогда ни в чём не сомневался, не чувствовал себя виноватым и не искал себе оправдание, но Аяне удалось сделать невозможное. Разозлившись на себя и ситуацию, Руфио вернулся в лагерь убийц-освободителей, чувствуя себя одним из них. На шутливый вопрос друга-приятеля отреагировал кулаками, выпустив пар на невиновном эльфе. Легче не стало. Ни от драки, ни от выпивки, ни от удара по лицу и разбитого носа, которые должны были его отрезвить.
Через неделю ноги привели его к Аяне. Он решил для себя, что придёт официально и даст ей самой решить – хочет она его видеть или нет. Ей могли рассказать о его участии в убийстве глав. Он думал, что от ненависти в её глазах сможет оставить всё и покинуть город вслед за сестрой и женой дяди или взять вину за случившееся на себя и понести наказание – что угодно, чтобы чувство вины заглохло и перестало давить ему на мозги.
Аяна позволила ему войти. Стражники сопровождали его по коридору, пока перед ним не выросла знакомая тень.
- Что? Снова не положено? – он попытался придать своему голосу небрежности, подняв взгляд на Масиафа. Мужчина не ответил, ухмыльнулся, скрестив руки на груди, и отступил – дальше он сопровождал Регенлейфа до комнаты эльфийки. Их оставили одних. Смотря на Аяну, Руфио думал, что должен что-то сказать и как-то объяснить своё отсутствие.
Фойрр. Почему так сложно выдавить из себя пару слов? Он с ней бегал по рынку от торговца, стараясь не попасть под летящий фаербол, дважды утащил её из-под чужого венца, трижды и более раз перешёл дорогу её отцу и обвёл вокруг пальца отца Каэроса, притащив дочь врага в его дом под видом арфистки, но сказать, что хотел ещё в храме, не смог.
- А у тебя здесь просторно, - с привычной небрежностью бросил эльф, свободно проходя по покоям аристократки, - но слишком серо и скучно.. – он посмотрел на неё, избегая взгляда в глаза. - Ты всегда так выглядишь? Не пойми меня неправильно, - он вскинул руки перед собой, - ты прекрасна в любом виде, но мне больше нравилась музыкантка Бурерождённых.

+1

3

Как бы ни хотела себе признаваться Аяна, но встреча с Анариэль и их пьяные посиделки что-то изменили. Наследница Дома – последняя из своего рода, перестала быть бесцветной тенью, которая кажется больше мёртвой, чем живой. Её видение ситуации нисколько не изменилось. Эльфийка по-прежнему не желала мести и не собиралась вникать в происходящее в городе. Слуги доносили ей разные слухи, словно думали, что так смогут расшевелить свою хозяйку и побудить её к действиям, но они ошибались. Каждый раз, когда стучались в её дверь, рассказывали на эмоциях всё, что узнали, а затем в нетерпении ждали, когда же их госпожа сбросит с себя оковы и выступит против системы. Никогда. Этого никогда не произойдёт, потому что ей не за что больше бороться. Увы, но именно так Аяна видела ситуацию и своё положение. Сейчас в этой борьбе больше шансов у Каэроса выиграть что-то для себя и своего Дома, добиться мира, которого он так хотел, если королева позволит ему это сделать, а в остальном… в остальном Аяна просто не мешалась.
В комнате было темно. Аяна намеренно не позволила служанкам отодвинуть шторы и распахнуть окно, чтобы впустить немного света в это серое царство. Она покрывалась здесь паутиной и пылью и пряталась в тени, словно боялась, что её заметят и осудят за бесхребетность. Клетка с птицей стояла возле кровати. Птенец спал, изредка распушивая перья во сне или перебирая лапами на жерди, занимая более удобное для него положение. Его дни не пестрили разнообразием, а превратились в сплошное кормление и сон; он так ни разу и не покинул своей клетки и не расправил крылья, чтобы попытаться взлететь.
- Госпожа, - Аяну окликнула служанка, несмело войдя в её покои. – К вам пришёл гость. - Эльфийка не отреагировала, продолжая касаться прутьев клетки. – Он представился Руфио. Сказал, что вы его знаете.
Услышав имя, Аяна выпрямилась, отняла руку от клетки.
- Повтори.
Служанка растерялась.
- К вам гость..
- Нет, не это. Кем он представился? – эльфийка обернулась, слабо веря тому, что услышала.
- Он сказал, что его зовут Руфио.
Руфио.. Аяна неосознанно улыбнулась. Она не ожидала, что он явится в её дом спустя столько времени. Неужели она не ослышалась и это действительно он? Но почему?
- Проведите его ко мне.
- Да, госпожа.
Служанка ушла, оставив её наедине с собственными мыслями. Стоило двери закрыться, как Аяна не в духе леди приседа на край стола в поисках опоры, потому что почему-то силы покинули её, и держаться на ногах самостоятельно стало слишком сложно. Ей казалось, что она уже перестала его ждать, но вот, услышав, что он сам к ней пришёл, вновь почувствовала, как сердце тяжелее в груди. И всё же она не ходила по комнате в нетерпении, не пыталась придать себе более подобающий вид или хотя бы проверить, как она выглядит. В иное время она бы бегала по комнате в поисках лучшего платья или заколки для волос, а во что превратилась подготовка к их первому свиданию – ух! Сейчас же ничего этого не было.
Он вошёл в её комнату тихо, неуверенно – это не укрылось с глаз эльфийки. Она видела, что эльф ощущает вину, но нарочно ведёт себя так, словно ничего не произошло. Пытается. Руфио ничего не объяснял и не пытался как-то себя оправдать. Он пытался отвлечь их обоих, словно окунуться в старую и привычную им среду беззаботности и радости – было единственным спасением от того кошмара, что они оба пережили, возможно, это действительно был лучший вариант для них двоих, но…
Аяна хотела спросить, почему он не пришёл, но в тот самый момент, когда только приоткрыла рот, поняла, что не может об этом спросить. Что мешает – страх. Она боялась услышать ответ, который её напугает и оттолкнёт от единственного эльфа, который был ей дорог во всём этом проклятом городе.

+1

4

Не ответила.
Ла-адно. Руфио осмотрелся, почесал затылок в поисках чего-то, что может сдвинуть ситуацию с мёртвой точки. Выход нашёлся; эльф улыбнулся. Он уверенной походкой дошёл до шкафа, распахнул дверцы и уставился на содержимое. Парень понимал в женских вещах в рамках «хорошо сидит на заднице» и «отлично открывает вид, когда она бежит». Он понятия не имел, что искал, а потом в многоцветной радуге из горы вещей усмотрел то, что его заинтересовало.
- А! – он вытащил из шкафа платье и показал его Аяне. – Чем тебе не вариант? Лучше того, что на тебе сейчас.
Эльфийка не изменилась в лице, но хотя бы заговорила:
- Это платье мне сшили на свадьбу с Накилоном.
Лучше бы молчала. У Руфио от этого уточнения внутри завязался тугой ком. Он с остервенением запихал платье обратно в шкаф, надеясь, что успел его измять и испортить. Для свадьбы с Накилоном, ха!
- У твоего бывшего жениха дрянной вкус, - Руфио опустил момент, что сам показывал ей платье и до этого открытия считал его красивым и подходящим для Аяны по всем знакомым ему параметрам с чисто мужской точки зрения. У Регенлейфа с Солнцеликим отношения не заладились давно, но после его связи с Аяной превратились в сильную взаимную неприязнь. Из-за Руфио Накилон по двум причинам оказался в списке «бывших», что эльфа полностью устраивало. Меньше конкурентов.
Вариант с переодеванием не удался. Эльф решил оставить затею, чтобы не достать ещё десяток других платьев, которые Аяне пошили на другие несостоявшиеся свадьбы. Он спас её от двух из них, и точно не хотел знать, скольких женихов её успел подыскать Сулмердир. Руфио плохо справлялся со злостью, но посмотрев на безжизненную девушку, вспомнил, почему полез в шкаф.
- Сонное царство, - он прошёл мимо эльфийки, раздвинул шторы и впустил в комнату солнечный свет. Не останавливаясь на этом – широко распахнул окно. Свежий воздух ворвался в помещение и сквозняком заиграл со шторами и балдахином на кровати Аяны. Птенец, мирно спавший в клетке, испуганно забил крыльями и закричал.
Руфио поморщился от крика. Он недолюбливал гарпий, но готов был купить такую птичку для своей возлюбленной. Из-за шалости Аяны не купил, но видел именно того птенца, - Сулмердир напоминал о себе даже после смерти. Внутри сжался ком и слова застряли. Он не будет жалеть о том, что сделал! Не будет чувствовать себя виноватым! Он поступил правильно, чёрт подери.
- Твой питомец засиделся.
С решительными намерениями, эльф взял клетку с птицей, открыл дверцу и поднёс её к открытому окну. Птица продолжала кричать и биться, не желая выпрыгивать из своего дома и пробовать размять крылья.

+1

5

Аяна наблюдала за действиями эльфа и ничего не говорила. Она вообще выглядела со стороны, как нелепое дополнение своей же комнаты. Руфио так легко маневрировал в пространстве в поисках чего-то, что могло бы её отвлечь, что при ином раскладе она бы, наверное, улыбнулась и порадовалась, что ей достался именно такой эльф. В другой, но не этой. Эльфийка чувствовала себя скверно. Ну невозможно пропасть на неделю,  не явиться на важную встречу, а потом вести себя так, словно ничего не изменилось!
Руфио долго копошился в шкафу – одной Алиллель известно, что он там искал, а эльфийка молча наблюдала за его манипуляциями, пока он не достал из шкафа яркое зелёное платье, с ручной росписью золотой нитью. Оно было восхитительным, идеальным и настолько лёгким, что почти воздушным. Платье даже в такой темноте светилось жизненным светом и выглядело, как начало чего-то счастливого и нового, но…
- Это платье мне сшили на свадьбу с Накилоном.
Которая не состоялась по причине его смерти. Аяна не чувствовала себя в этом виноватой, пока не распила пару кувшинов с вином на пару с Анариэль. Эльфийка не сделала ничего, чтобы подтолкнуть Солнцеликого к смерти, но это сделал Руфио. Может быть, это была всего лишь случайность или жест в качестве самообороны, а в самых смелых представлениях эльфийки – злость и желание избавить её от этого нежеланного брака даже ценой чужой жизни.
Аяна ничего не сказала по поводу небрежного обращения с платьем. Это всего лишь ещё одно воспоминание, которое она предпочла бы забыть.
Первая попытка Руфио растормошить её не удалась. Она лишь проводила его взглядом, когда он прошёл мимо и решил распахнуть окно. Контраст тепла и свежей прохлады заиграл на открытой шее, но Аяна едва ли почувствовала себя живой и переменилась в лице, пока Руфио не тронул клетку.
- Что ты делаешь? – Аяна видела в этом птенце отражение себя – такой же беспомощный, с крыльями, но слишком слабыми, чтобы полететь. Птенец был нежеланным подарком отца и стал напоминанием. Видя, как эльф пытается вытрясти птицу из клетки, девушка поспешила к нему и попыталась вырвать её из его рук. – Он разобьётся! – она настолько испугалась за сохранность птицы, что неосознанно для себя отмерла и ожила. У неё в глазах отражался страх перед ещё одной смертью. Смертью чего-то дорогого, а Руфио так бесчестно отнимал его у неё, что она не могла оставаться в стороне от происходящего и позволить птенцу разбиться.

+1

6

Насильственная свобода закончилась вмешательством Аяны. Девушка испугалась за птицу. За чёртову птицу и на неё отреагировала, а на него, нет? Ему стало обидно, но Аяна так отчаянно пыталась ухватиться пальцами за прутья, что он на вытянутой руке выставил клетку из комнаты на улицу, опасно преклоняясь через подоконник. Пока девушка на него налегала, пытаясь спасти подарок отца, бывший лейтенант Дома Бурерождённых имел все шансы разбиться вместе с птицей. У гарпии был шанс полететь и спастись от мучительной смерти, а у Руфио нет.
Эльф так, на всякий случай, посмотрел в окно и оценил расстояние до земли. Почему Аяне не могли подобрать комнату на первом этаже или Сулмердир построить поместье скромнее, чтобы не смущать простой люд Деворела роскошью и Руфио вероятностью проломить себе череп в попытке растормошить девушку? Вот радости будет, если он вниз загремит под ласковыми и любящими ручками своей невесты.
Его спонтанные действия возымели результат. Эльф, чувствуя задницей, что начинает соскальзывать, начал менять тактику. Ему нравилось, что Аяна, не стесняясь и забывая о приличии, прижималась к нему и активно тянула руки, но она это делала не от прилива страстных чувств и радости от встречи, а из-за птицы. Перехватив девушку под талию, продолжая дразнить её клеткой с испуганным до смерти птенцом, Руфио, как подросток, второй рукой оттаскивал девушку от себя, а сам отклонялся ещё больше назад. «Не отдам я тебе твою птицу, не тяни руки!»
- Поцелуешь – отдам, - Регенлейф усмехнулся, смотря на пыхтящую девушку. Она уже устала с ним бороться, но не шла на попятную. Какая упрямица ему достанется в жёны. Не получив желаемого добровольно, Руфио взял ситуацию под свой контроль. Они доигрались – он не удержал клетку в руке и та выскользнула из его пальцев. Руф подловил девушку, которая могла вместе с ним полететь вниз за клеткой, и под хлопот расправленных крыльев поцеловал эльфийку. Сам не понял зачем и почему. Наверное, испугался, что она упадёт, но не признается же.
Клетка упала в саду и, приземлившись на камень, сломалась. Птицы в ней было; птенец гарпии парил в небе, напротив окна, чувствуя ветер в окрепших крыльях. Он изменился и нашёл в себе силы, почувствовав ценность жизни, но насколько эта ситуация стала поучительной для Аяны? Несколько секунд Регенлейф простоял с ней у распахнутого окна, крепко прижимая к себе эльфийку и мешая ей дышать от внезапного поцелуя. Он почувствовал, как его груз, который он волочил неделю, упал с него.
Руфио отстранился и посмотрел на эльфийку с пунцовыми губами. Он усмехнулся, смотря на результат своих трудов. Из идеальной причёски эльфийки выбились непослушные рыжие пряди. На щеках выступил румянец. Её грудь, спрятанная в корсетном платье, вздымалась от глубоко дыхания, а губы были чуть приоткрыты и влажные после поцелуя. Это была Аяна – та самая девчонка со скверным характером, которая купала его в реке.
- Не хочешь расправить свои крылья?

+1

7

Это было не смешно. По крайней мере, в понимании Аяны. Она тянула руки, чтобы спасти хоть что-то от своей прошлой и такой дорогой жизни, а он играл с ней. Несмотря на то, что отец мало считался с мнением своих детей, эльфийка никогда не желала ему смерти. А брат? Чем провинился её брат? Энтрос всегда держался в стороне от городской свалки и выяснения, кто прав, а кто виноват. Он столько времени прожил вдали от Деворела, что город выветрился их него, но, стоило ему вернуться, как он пал от меча одного из борцов за чистоту и справедливость. Сейчас, смотря на перепуганного птенца, она тянула к нему руки, но никак не могла даже пальцами коснуться прутьев. Аяна непроизвольно игнорировала эльфа, которому всё происходящее, несомненно, доставляло удовольствие.
- Отдай мне клетку! – эльфийка начинала злиться. Руфио своим шантажом удалось вывести её на новую эмоцию и потеснить страх. Что ж, ему удалось добиться того, чего не удалось даже Анариэль вместе с выпивкой.
Борьба отнимала силы. Девушка столько прикладывала усилий, чтобы дотянуться до клетки, даже опасно привстала на носочки, рискуя потерять равновесие и просто выпасть из окна вслед за клеткой от одного неосторожного движения эльфа перед ней, но ничего не менялось. Руфио, кажется, всё это шло в какое-то странное удовольствие. И только когда он сам вильнул в сторону, заключив её в объятия, птенец обрёл свободу.
Аяна опешила от поцелуя. Она успела протянуть руку с расставленными пальцами в пустоту, где только что была клетка с птицей, как Руфио решил притянуть её к себе и поцеловать. Это было настолько неожиданно и почти неуместно, что она могла бы на него разозлиться и отправить полетать из окна вслед за клеткой. Её секундный страх растаял под хлопот птичьих крыльев. Птенец гарпии, несмотря на все её страхи, нашёл в себе силы взлететь. Его крылья достаточно окрепли для самостоятельного полёта, и теперь эльфийка видела, как он парит перед окном её спальни. Свободно и легко, словно воздух всегда был ему подвластен.
Спонтанный поцелуй был необычным. Аяна растерялась и в раз утратила всю свою решимость дать эльфу по шее за его проделки. Дыхание сбилось, потому что на несколько секунд она забыла, что нужно дышать, а теперь же, стоило парню от неё отстраниться, жадно дышала, пытаясь восстановить сбитое дыхание. Или же это из-за их детской борьбы у окна? Сейчас она могла упрямо вспыхнуть и начать обвинять Руфио в бездумности его поступка, что им повезло, но она не стала этого делать. Смотря в карие тёплые глаза эльфа, девушка видела в них то же самое тепло, с которым он смотрел на неё раньше. Это было постоянство, светлое, тёплое, искренне, которого она так хотела всё это время.
Крылья… Аяна перевела взгляд на гарпию. Птенца не тревожили чужие заботы. Он свободно парил в небе, не обращая внимания на мир вокруг него. Он был свободен от всех этих тягот, а что до неё… Серокрылая не знала. Руфио был перед ней. Живой, невредимый, настоящий. Если забыть, что он пропал в тот день, когда она больше всего в нём нуждалась, то сейчас у неё в руках был шанс начать всё сначала.
- Знать бы только как…

+1

8

Опять молчание.
Женщина!
Руфио нахмурился. Он перед ней выплясывал на одной ноге, картинно размахивал руками, жонглировал клеткой с живым ассистентом, а она стоит и молчит! Пустить стрелу мимо цели не так унизительно, как не получить в ответ на поцелуй (эльф не сомневался, что он был хорош!) хоть что-то. В глазах Аяны что-то изменилось, но этой слабой искры недостаточно, чтобы разжечь в ней огонь. Нужно на него подуть, пока не погас, чтобы распалить сильнее. Лейтенант (ладно, уже бывший) думал, как ему использовать ситуацию с максимальной выгодой.
Выпустив девушку из объятий, он снова вернулся к шкафу и возобновил поиски. Под руку попалось платье со свадьбы Аяны. Хмурясь и ругаясь, что оно продолжает мозолить ему глаза, эльф выбросил его из шкафа и сбросил на пол, как грязную тряпку. После минуты поисков Регенлейф вернулся к девушке, накинул на её плечи мантию, скрыл рыжие пряди волос под капюшоном и придирчиво осмотрел эльфийку, покрутив её, как товар.
- Сойдёт.
Игнорируя вопросы Аяны, которая начала просыпаться и приобретать человеческий вид, Руфио потянул её за руку из комнаты, на лестнице встретил встревоженную служанку – подумала, что он пытается её украсть? Мыслит в верном направлении! Спровадив служанку наверх, убираться, и обязательно выбросить мусор, который он оставил на полу, он быстрым шагом направился к выходу.
Масиаф вырос перед ним стеной, препятствуя.
- Что опять? – лучник вздохнул, поднимая взгляд на телохранителя. – Не видишь, что госпожа твоя чахнет? К рассвету верну!
Не верну – подумал Руфио, но телохранителю знать об это мне обязательно.
Масиаф усмехнулся, но в сторону отошёл. Поразительная сообразительность! Регенлейф воспользовался возможностью и вместе с Аяной убежал в закат. Практически. Солнце поднялось высоко над городом, часы отбивали полдень – плохое время для прогулок по неспокойному городу, но эльф знал хорошие места и вёл в них девушку. Они долго ехали верхом, обходили людные улицы и объезжали всех подозрительных лиц, у которых с прошлого зуделось пролить больше крови и растерзать членов Домов. Немногие улицы из тех, что он знал, были пустыми или наполненными эльфами, которые сами искали покой в сумасшествии города. Лавки, несмотря на рабочий день, у многих не открылись с дня кровопролития в честь траура по павшим близким или дорогим господам.
- Ни одной живой? – Руфио с разочарованием смотрел на все знакомые лавки, но продолжал спокойно вести Аврана. Стук копыт по камню звучал ужасающе, потому что путники его слышали.
Одна лавка в конце улицы, неприметная на вид, оказалась открытой.
Руфио направил жеребца туда, привязал его и помог Аяне спуститься. Он вошёл в лавку первым, положив ладонь на рукоять кинжала, чтобы визит не обернулся выносом тела. Желательно не его и не девушки. Внутри грудой лежал товар, но хозяина нигде не было видно.
- Как вымерли все.

+1

9

Смотря на то, как Руфио марает её свадебное платье в грязь, Аяна успела открыть рот, чтобы сделать ему замечание, но смолчала. Себе дороже что-то ему сказать. Она помнила, как в ответ на её возмущение Руфио чуть не подпалил ей ухо, пока они радостно купались в реке. Счастливое было время, но платье явно не стоило такого повторения. Не хватало ещё разгрома в комнате. А тем временем эльфийка начинала понимать, что впервые за долгое время чувствует что-то кроме пустоты, вины и примеси из сожаления и разбитого сердца. Последнее, кажется, даже болеть перестало, словно не её у храма бросили.
- Что ты ищешь? – искреннее любопытство эльфийки и её негодование развеялось, когда Руфио вернулся к ней с её походной мантией и закутал её в мягкую светлую ткань, как куколку. Она даже возмутиться не успела, когда эльф начал крутить её, как перед продажей. Что он опять задумал?
Регенлейф так рьяно поспешил к выходу из комнаты, что Аяна чуть не упала через порог, а потом не растянулась на лестнице, пытаясь удержать спадающий капюшон и удивительным образом сохранять равновесие, пока прыгала по ступенькам, как горная коза. Бедная служанка, которая шла наверх, чтобы проверить всё ли в порядке у её госпожи, испуганно вжалась в стену и проводила взглядом госпожу и её гостя, не понимая, что происходит.
- Госпожа! – жалобно пискнула она, пытаясь побежать следом за эльфийкой, но была остановлена сначала Руфио, а потом взмахом руки Аяны, которая давала добро. – Но как же.. – эльфийка терялась и кудахтала на лестнице, как курица в курятнике, которая потеряла своего цыплёнка и не знала, что ей делать, но разве могла она ослушаться приказа?
Даже Масиаф отступил в сторону и позволил Руфио увести её из дома. Ну что за прислуга! Все её продали и никто даже не попытался остановить парня и отнять у него свою госпожу. Такое ощущение, что все от неё благополучно избавились, с облегчением выдохнули, когда Руфио втащил девушку в седло и пришпорил коня, а потом с радостными танцами начали вскрывать хозяйские запасы вина и эля, чтобы отметить это дело.
Первые чувства улеглись и спустя какое-то время молчаливой поездки, Аяна начала осознавать, что Руфио снова рядом с ней. Они вместе, как в старые добрые времена, ещё до того, как отец решил запереть её дома, а эльфа бросить в темницу и удерживать, как пленника, ради достижения собственных целей. До того, как смерть ворвалась в её жизнь.. Серокрылая неосознанно сильнее свела руки на поясе эльфа и спрятала лицо у него между лопаток. Она хотела забыть всё, что произошло в последние две недели, как страшный сон, и не вспоминать. От Руфио шло приятное успокаивающее тепло, с которым не хотелось расставаться, но город был непривычно тихим и пустым. Аяна смотрела на улицы Деворела и не узнавала его. Эльфы боялись.
Спасители навели столько шума, что даже после смерти глав не наступил желанный покой. Кровь продолжали проливать, а обозлённые горожане, чья судьба мало занимала глав домов и их детей, желали смерти всем членам семей, а не только их главам. Выбираться на улицу было опасно, а уж её-то с рыжей копной волос легко могут признать. Аяна сильнее натянула на себя капюшон, чтобы ни одна прядь не выглядывала и не выдавала её.
Визит в лавку был непонятным и настораживающим. Аяна не успела с собой даже лук прихватить. Будем честны, ей и мысль такая в голову не пришла, но сейчас эльфийка пожалела о том, что при ней нет ничего для защиты. Она с опасением прошла внутрь, но удивилась, когда в зале лавки с тканями не увидела хозяина. Убежал и бросил товар, даже не закрыв лавку? Это выглядело странно, но, тем не менее, Аяна осматривалась, проходя по рядам. С выложенным товаром разного цвета, рисунка, материала.
- Что вам здесь нужно? – голос хозяина лавки прозвучал, как гром среди ясного неба. Он был настолько неожиданным, что Аяна от неожиданности отступила назад и непроизвольно задела несколько мотков ткани – те упали на пол к её ногам.
- Простите! Я ненамеренно, - эльфийка виновато опустила глаза и попыталась быстро поднять ткани и положить их на место. – Мы просто зашли посмотреть на товар. Ничего более.

+1

10

"Эй, детка, одевайся, пойдем погуляем. Ничто не бодрит так, как пробежка по городу с озверевшими мародёрами и сорвавшимися с цепи психопатами". Не было дня, когда подобная забава не разогнала бы кровь в жилах капитана Бурерожденных, пусть она и имела другую, неявную форму, смысл был тот же.
"Нет, я не буду жалеть о случившемся."
Происходящее на улицах, всего лишь, как кровь, пущенная из вены больного, должна вытечь вместе с заразой. После обязательно придет выздоровление. 
Но он сомневался, что увиденное могло развеселить его спутницу. Лавочники Деворела оказались смышленее, даже не подумали открыть с утра магазины, чем чуть было не испортили планы эльфа. На одной из улочек им все же улыбнулась удача.
Лавка с тканями пахла лавандой и полынью, защищавшими товар от моли. После шума на улице, было непривычно и приятно тихо. На высоких, достигших потолка стеллажах лежали яркие свертки,  вспыхивавшие в раздробленных ветками деревьев и оконными рамами лучах солнца золотыми и серебряными нитями. 
"Что вы здесь делаете?", - а, вот и хозяин магазинчика.
Довольно странный вопрос для лавочника, к которому наконец зашли клиенты... Первые за сегодня, судя по происходящему в городе. Торговец был явно не рад гостям, а заметив у эльфа на поясе оружие, стал заметно нервничать. Не исключено, что он и не собирался сегодня открываться, а просто был вынужден вернуться за чем-то в лавку. Тем более, что ткани не относится к товарам первой необходимости, который бы раскупали во время природных и политических катаклизмов.
-  Госпожа просто растерялась, милейший, - сказал бывший капитан, не дав владельцу магазина заговорить. Тон его был спокойный, как у отлично вышколенного слуги, которые были на вес золота : готовый сугубо из-за профессионализма не только защищать хозяина ценой собственной жизни, но говорить от его имени, когда хозяин теряет дар речи. Эльф заложил руки за спину, давая понять, что угрозы не входят в его планы.
До тошноты пресытившись насилием последних дней, ему не хотелось снова пускать в ход оружие. Вряд ли такой поворот событий поднял бы его Серокрылой настроение. Выходить с Аяной на улицу он также не спешил. Ее волосы что флаг - сигнал к атаке, поднятый с трубным ревом на вышке командира войска - от внимания не ускользнет.
- Смотреть ходят в музей и галерею - верно?- а мы пришли к вам с конкретной целью. Обнаружилось, что одно из платьев леди полнейшая безвкусица. А когда одна вещь с треском покидает гардероб, на ее место должна прийти новая. Лучше две. И так, нам нужна ткань.
Руфус обернулся к Аяне и задорно улыбнувшись, подмигнул. Как раньше.
Торговец молча смотрел на странных визитеров  и, судя по озадаченному выражению на его лице, не верил собственным ушам.
- Нужно выглядеть неотразимой,  даже во время государственного переворота... - пожал плечами "телохранитель", -  Не "даже", а "тем более". 
Эта фраза подействовала на хозяина лавки, как тайный пароль. Должно быть, ему уже приходилось иметь дело с фанатичными модницам.  Торговец, подскочил к входным дверям и быстро запер их на ключ. После вернулся к прилавку, оправился ненароком сброшенные и уже возвращены девушкой на место свертки.
- Для какой цели вы выбираете платье, госпожа? Для праздника или на каждый день? - уже  совсем другим, более любезным тоном осведомился хозяин магазина. Как будто был обыкновенный, спокойный день...

+1

11

Сейчас действительно не самое лучшее время для выбора ткани и пошива нового платья, но раз уж они сюда заглянули, то стоило доиграть свою роль до конца. Мало ли как отреагирует хозяин? Ему ничего не стоит получше присмотреться к странным клиентам, которые не побоялись шумихи в городе, и своим криком привлечь внимание к лавке, созывая остальных. Вот неприятностей ей точно не хотелось. Достаточно уже всех тех передряг, в которые она влипла в недалёком прошлом.
Аяна быстро сложили всё, что сама же уронила, обратно на прилавок и, словно ребёнок, убрала руки за спину и улыбнулась. Это не она. Оно само упало. Руфио тем временем уже вёл переговоры с торговцем, пытаясь убедить его в том, что они не представляют для него никакой угрозы и вообще оба два – честные эльфы. Ага. Что не удивительно, торговец поверил в сказанное. Ещё бы. Ему сулили деньги и, судя по всему, не малые. Текущее положение в городе настолько плохое, что они с Руфио, возможно, первые и последние клиенты. Когда всё наладится и жизнь закипит в более спокойном и приветливом русле – неизвестно.
- Для праздника, - быстро подхватила Аяна, проходя чуть дальше в лавку уже спокойным и уверенным шагом – подхватила игру Руфио. – Боюсь, что моё свадебное платье было неожиданно и бесповоротно испорчено, так что мне необходимо новое, - после чего девушка лучезарно улыбнулась.
- Свадебное? – торгаш удивился, наверное, не меньше Руфио, который стоял чуть позади эльфийки. Аяне хотелось бы посмотреть на его реакцию, но она понимала, что подобные переглядывания вызовут ещё больше недоверия и подозрений у хозяина лавки, так что она со скрипом души и сердца ожидала, когда начнётся второй акт их представления.
- Астрологи уже назначали дату, и мне бы не хотелось её менять.
- Да.. – запнувшись, выдохнул торговец. – Тогда.. тогда посмотрите вот на эту ткань, - мужчина вышел вперёд и положил перед Аяной и её «телохранителем» (он хоть снял с себя нашивку с гербом Дома Бурерождённых?) несколько свёртков. Для незнающего эльфа, который не разбирался в тканях, все выглядели практически одинаково, но Аяна видела разницу в оттенках, рисунке, ткани, способе передачи цвета и наложении стежков. Каждая из них была по своему красива и приятна на прикосновения, но.. им действительно нужно покупать ткань?
Продавец, видя, как эльфийка придирчиво рассматривает его товар, выхватил один из свёртков.
- Госпожа, вам стоит взглянуть на себя в зеркало, пока я подержу для вас ткань, чтобы вы могли оценить всю свою красоту, которую подчеркнёт этот цвет.
Яркая желтая ткань тут же оказалась перед носом у Аяны и легкой шелковой волной заструилась по её груди поверх накидки.
- Вам лучше снять капюшон, чтобы увидеть, насколько цвет сочетается с вашими глазами и волосами. Я вам помогу.. – торгаш, который очень хотел получить выручку с товара, потянулся свободной рукой к капюшону.
- Не стоит, - Аяна знала, что её слова вызовут подозрения, но она не могла позволить раскрыть себя. Жаль, что при ней не было того чудесного зелья Аргалада, иначе бы не пришлось сейчас опасаться за свою жизнь, но… была ли она собой, пока носила чужое лицо?
Торговец растерялся, но настаивать не стал.
- Думаю, мы возьмём эту ткань, - не давая ему времени на подумать, Аяна отдала мужчине свёрток, а сама подошла ближе к своему сопровождающему и… протянула ему руку в требовательном жесте, шепотом пояснив: - Расплачивайся.
Он не дал ей времени прихватить с собой вещи, тем более – кошель! Не могут же они схватить ткань и убежать вместе с ней, словно воры.

+1

12

(Снял  :yep: )
- Слушаюсь, госпожа, - принял приказ эльф, бросил на эльфийку раболепный взгляд и отвесил низкий поклон. От Аяны не могло скрыться нарочитость в его движениях и улыбке:
"Для тебя все что угодно!".
... Где вы найдете телохранитель,  который за хозяина еще и в магазине расплатится. Хотя, может, госпожа предпочитает прогуливаться налегке, не отягощая себя даже весом собственного кошелька. И правда, зачем, когда он может храниться в безопасности у вооруженного охранника? По крайней мере, лавочника это не удивило. Не обращать внимания на странные привычки "золотого" клиента (быстрый выбор, и никаких вопросов о цене - признаки того заказчика, которому искренне говоришь "приходите к нам еще" ) -  умение, которое должен выработать в себе любой купец, если он хочет хоть что-то зарабатывать.
Телохранитель так же сохранил спокойствие, только при объявлении цены послышался звук, как будто кого-то ударили под дых.
Руфус вдруг остро ощутил, что он безработный.
- А как насчет лент? - лавочника почувствовал себя свободнее. Он окончательно расслабился и происходящее за стенами лавки перестало для него существовать, - Вот этот цвет прекрасно подойдёт к выбранной ткани.
Торговец смотрел на Аяну, а Руфио смотрел на торговца, так как будто тот только что предложил госпоже не ленты купить, а распилить ее слугу пополам.
- Отличная идея, - ответил эльф не без иронии, - метра два-три?.. Нет, шубу не надо! .. Так, посмотрим, пять, еще семь и две медные. Как раз, но... - он демонстративно потряс кошелек в воздухе. Тот издавал глухой звук, будто о дубленую кожу бился всего одна монета. - Мы на мели. Придется возвращаться к вашему жениху за новой дозой.
Его вовсе не удивило, что Аяна выбрала ткань для свадебного платье. Рано или поздно любая девушка выходит замуж, пригодится. Тем более он сам упомянул о том мерзком свадебном платье.
Зачем его вообще держать в шкафу?!. 
Воин отдал лавочнику деньги с любезной улыбкой (может, слегка кривоватой).
Приняв оплату, торговцев ловко отмерил ткань и ленты. Он не переставая поглядывал на таинственную госпожу.
Шум на улице стал отчетливее, вернув всех в одночасье к реальности.
- Лучше бы вам остаться на какое-то время здесь, - сказал вдруг лавочник, - Таким как вы сейчас ходить по городу небезопасно. Я имею ввиду...
"Таким как вы" - значит солдатам и дворянам. Торговец махнул рукой, решив не продолжать объяснения - сами все понимаете. Он начал торопливо собирать деньги из кассы. Догадка эльфа подтвердилась . То, что лавка оказалась открыта, было счастливым стечением обстоятельств, так же как и то, что хозяин магазина оказался добросердечным.
Его слова удивили Руфуса, но в них была истины. Сейчас не лучшее время выходить наружу.
   - Сейчас каждому опасно ходить по городу, - сказал бывший капитан без нотки грусти или тревоги в голосе. Он вопросительно посмотрел на Аяну - Пожалуй, мы воспользуйся вашим предложением?
- Главное,  не забудьте замкнуть двери, - сказал хозяин магазина, пряча толстый кошель за пояс и пытаясь прихватить как можно больше свертки ткани, - И ключ... Ключ под дверь положите.
Он быстро скрылся через черный выход магазина. Руфио озадачено смотрел ему вслед.
- А представь, что это был не Торговец,  а мы стали свидетелями наглой кражи?..
Настала неловко пауза. Чтобы заполнить тишину, эльф взял сверток с покупками с прилавка и протянул его девушки.
- Вот, мой скромный дар к твоей свадьбе. Прости я не принц и даже не лорд... Зато от чистого сердца.
Он хотел сказать это как всегда с мальчишеским задором, но не получилось.

+1

13

Аяна, как доморощенная птичка, у которой в кармане благодаря положению отца всегда водилась звонкая монета, разбиралась в ценах почти никак. Она понимала. что такая ткань, которую им предложил торговец, стоит назначенной цены, но она явно не по размерам лейтенантского жалования. Руфио, к тому же, лишился своей работы, о чём эльфийка ничего не знала. Да и как он ей это объяснит? Решил оставить Каэроса одного, своего лучшего друга, в такое тяжёлое время? Тогда чем он занимался всё то время, что не объявлялся на пороге её дома? Эльфийка сделала скидку на то, что у Бурерождённого было столько проблем и хлопот, что даже Руфио, не разгибая спины, трудился днями и ночами. Коротко о главном: счастье Руфио, что Аяна пока ничего не знала о его буднях.
Пустой звон чужого кошеля ощутился настолько сильно, что Аяне стало стыдно. Почти. Он же сам её сюда привёл! И вообще они могли ничего не покупать, а просто посмотреть, пошутить и нисколько за это не заплатить, но.. теперь у неё есть ткань и ленты для свадебного платья, которое ей, говоря честно, без надобности.
Стоит признаться, что ей нравилось наблюдать за переменами в настроении Руфио. Пусть всё происходящее было не совсем честным по отношению к Регенлейфу, она пару раз, прикрыв губы ладонью, тихо хихикнула из тени капюшона. Да, маленькая месть и компенсация за то, что он размахивал клеткой с её питомцем и испортил одну из дорогих вещей, хотя Аяна давно забыла о её существовании.
Шум за пределами лавки вновь вернул Аяну в реальность. Весёлое настроение быстро улетучилось, а Аяна, хоть это и не было заметно из-за капюшона, перестала светиться и весело улыбаться. Верно. В городе небезопасно, а нарастающий шум отчётливо говорил о неприятностях. В любое время в лавку могут нагрянуть гости. Хорошо, что хозяин лавки оказался достаточно добрым, чтобы за купленный товар не выдать своих клиентов, но даже так, имея возможность остаться внутри и переждать, пока снаружи всё стихнет, Аяна чувствовала беспокойство. Что если их заметят? Что если её узнают? Обозлённая толпа решит свершить очередной самосуд и тогда пострадает не только Аяна, но и Руфио. Ей хватило двух смертей, чтобы бояться стать свидетелем третьей.
- Свидетелями и участниками кражи, - эльфийка слабо улыбнулась, но не почувствовала веселья от этой мысли; она всё посматривала в сторону запертой двери и боялась последствий. – Какой свадьбе? – Аяна удивлённо посмотрела на эльфа, когда ощутила в своих руках тяжесть новообретённой ткани и лент, которые должны были превратиться в красивое платье. И весьма дорогое не только из-за того, что Руфио, кажется, потратил на него все свои сбережения, но и из-за того, что это вышел его.. вынужденный подарок?
Аяна вдруг улыбнулась, бережно переложила подарок на стол, чтобы он не занимал её руки, а сама подошла к эльфу, попутно сбросив капюшон с головы – никто же не заметит, верно? После того, как дверь чёрного входа закрылась за хозяином лавки, они остались вдвоём.
- Принц.. лорд.. граф.. или лейтенант.. не имеет никакого значения, - она обняла эльфа за шею удивительно легко, несмотря на разницу в росте, которую приходилось компенсировать, чуть приподнимаясь на носочки. – А вот то, что мы с тобой женимся – это факт, господин Регенлейф, - эльфийка усмехнулась, не отрывая взгляда от Руфио.
За этими короткими мгновениями жизни она не заметила, как шаги за стенами лавки стали отчётливее и громче, а голоса начали переходить на повышенные ноты. Эльфы, у которых была отличная возможность спрятаться в чужой лавке и запереться, пренебрегли наставлениями хозяина и вот она расплата.
- Вон он! Держи его! – кричал кто-то с улицы, а несколькими мгновениями позже дверь открылась и в лавку забежал молодой эльф. Запыхавшийся перепуганный мальчишка, судя по одежде – из знати, спешно закрыл за собой дверь, прижался к ней спиной, думая, что сыскал здесь спасение от разъярённой толпы, но через пару секунд заметил на себе удивлённый взгляд минимум одной эльфийки.
- Да что б вас… - вздохнул он от досады, подозревая, что сейчас снова получит по шее, и, не разбираясь, кинулся обратно, оставив дверь открытой. А тем временем люд, бежавший за ним, успел добежать до лавки и один из мужчин, размахивающий кузнечным молотом, остановился напротив распахнутой двери, кляня мальчишку, пока не заметил ещё одного не менее интересного эльфа. С огненно рыжей копной.

0

14

Последние слова Аяна произнесла с такой уверенностью, что Руфио невольно усмехнулся. Его уколола досада. Теперь, когда Сул не стоит между ними, все изменилось, и для кольца это было опять не лучший момент. Не сказать Серокрылой правду, было бы ничуть не лучше, чем со стороны ее отца выдать Шепард за незнакомого (сына купца, или кто был первый счастливчик?). Рассказать всю правду... Аяна не захотела бы с ним даже под одной крышей, а выходить на улицу... Смерти ни одного из них он сегодня не планировал. Юмор как всегда помог избежать серьезно разговора и серьезных решений.
Эльф обнял Серокрылую за плечи.
- Вы настолько легкая добыча, госпожа? Достаточно купить пару метров тряпки и удавку?
Ладони скользнули по спине девушки, а взгляд по хорошенькому личику,  гладкой шее, упал ниже.
- Должен признать, буквально пару минут назад я спустил все свои деньги, твои солдаты сожгли мой дом, а начальство выгнало меня с работы... -  он замялся, запоздало подумав, что о последнем говорить не стоило.
- Но у меня есть конь, - быстро продолжал эльф, - мы можем его продать или, на худой конец, съесть.
Шум со стороны дверей заставила обернуться сначала Аяну а потом и его.
"Ну куда вы все лезете?!" - с досадой подумал эльф, и раздраженно вздохнул.
Появление на пороге мужчины с молотом подсказал,  что пора перейти от трагических вдохов к делу.
- Посмотрите-ка, какая тут птица, - усмехнулся напрошенный гость. За его спиной выросли фигуры двух дружок,  - Голубки серокрылые.
Несколько быстрых и решительных шагов, будто для атаки. Стеллажах поддался не без усилий, с грохотом обрушился вниз вниз прямо перед прыткими горожанами. Свертки тканей рухнули им на головы. Слишком легкие, чтобы проломить их горячие головы. Вот досада.
Завтра хозяин лавки пожалеет о своей доброте.
Один оклемался слишком быстро. Застряв между полок, он размахивал рукой, пытаясь серпом дотянуться до эльфа, который с рысь проворством карабкаться по стеллаж наверх к чердаку. Может, на крышах будет меньше разъяренного народу, чем на улицах?
Оказавшись наверху, Руфио подал руку Аяне. Где-то это уже было. Тогда вместо пары-тройки злобных деворельцев их преследовали другие монстры.
Он снова усмехнулся, одевая маску угодливого слуги.
- Госпожа, раз уж вы уже почти замужняя дама, пора пожертвовать красотой во благо практичности... Что скажете на очень короткую стрижку? Говорят на юге это сейчас в моде...

+1

15

- Как выгнало?! – но ответ на вопрос Аяны утонул в очередных приключениях.
Серокрылая не успела высказать всё, что думает о Каэросе и его методах управления и вообще как он обошёлся со своим лучшим другом, потому что пришлось срочно отвлечься на новых посетителей лавки. Весьма недоброжелательных и опасных. Не зря эльфийка чувствовала угрозу и опасалась за их жизни, но Руфио каким-то чудесным способом удалось свести её беспокойство на шутку и отвлечь от городских проблем.
Аяна рефлекторно потянулась к голове, но не нащупала пальцами знакомую материю – она сама же сняла капюшон плаща и выдала себя с головой. И надо же было такому случиться! Они же закрыли дверь, да? Или нет? Судя по всему – нет. И что теперь делать? куда бежать, если через главный вход не получится из-за толпы, которая медленно собиралась у здания, а бежать через задний – тоже неизвестно, что их там ждёт. Лошадь осталась вне зоны их досягаемости.
Полка с дорогим товаром аккурат легла на горожан, у которых чесались руки при виде благородной девицы, и стала преградой на пути у остальных к быстрому проходу в лавку. Аяна пыталась наспех вспомнить подходящее заклинание, чтобы выиграть для них с Руфио немного времени, но лейтенант – теперь бывший лейтенант – оказался более изобретательным и вот уже скрылся из основного помещения, протягивая ей руку.
- Не трогай волосы! – недовольно буркнула эльфийка, вскарабкиваясь наверх. Короткая стрижка не избавит её от повышенного внимания к своей яркой шевелюре. – Но зелье твоего дяди нам бы не помешало, - отряхиваясь, заключила Аяна.
Она же не знала, что Руфио успел лишить не только работы и друга, но и всего семейства разом, которое в тот же злополучный день отправилось подальше от общего городского балагана.
- Мы можем попытаться пройти к дому твоего дяди, но сначала… сначала надо избавиться от них, - эльфийка обернулась, слыша крики внизу – горожане уже подбирались к выходу на крышу и в дыре с полу показалась первая пятерня. – Бежим!
Это что-то напоминало, но почему-то Серокрылой казалось, что бегать от монстров и сражаться с ними было намного проще, чем с собратьями по крови. Эти тоже проглотят и не подавятся. Аяна попыталась со всей прытью, на какую вообще было способно её нетренированное тело, перебраться по скользкой и неустойчивой черепице к краю здания. Она видела привязанного внизу коня Руфио, но рядом с ним осталась часть разъярённой толпы, которая теперь кричала и тыкала в них пальцами, словно другие были слепы и не видели двух эльфов, которые пытались сбежать от правосудия.
Зная, что у них не так много времени, Аяна всё равно остановилась, чтобы выбросить одно из заклинаний, которое по её мнению должно было им помочь. Вот уже первый горожанин по пояс показался на крыше, а те, что находились внизу, догадались бросаться камнями – спасибо, что маленькими и не настолько летающими, чтобы попасть по эльфам. Руфио мог быть не согласен с её методами, но долго ли они смогли бы бегать от толпы? Воздух вокруг них начал белеть, словно молоко, пока пространство вокруг лавки не заполнил густой непроглядный туман.
Пользуясь ситуацией, Аяна потянула эльфа за собой, пытаясь попутно подобраться к более удобному краю крыши и спустить вниз верёвку из плюща. Эльфийка не умела, как её спутник, быстро и ловко бегать по крышам. Опыта слишком мало! Но перестраховавшись, в спешке всё же допустила ошибку. Плющ, по которому они торопливо спускались, не выдержал веса двоих и лопнул, отправив обоих болезненно на мостовую.

98 (+10) на создание заклинания «Туман»
41 (+10) на создание заклинания «Плющ»

+1

16

Удар на камни мостовой выбил из легких воздух. На секунду у эльфа перехватило дыхание, а подруга приземлившаяся сверху, чуть не выбила из него дух. И Аяна умеет дробить кости и ломать ребра,  падая с высоты одного этажа на свою жертву.
"Как пушиночка", - подумал Руфио, подавив кашель.
- Ничего не видно! - крикнул кто-то прямо над ними. В десяти сантиметрах от его руки постучали сапоги уже знакомого им кузнец (хитрец ! Решил не лезть на крышу, а обойти). Руфио, стиснув Аяну, он отклонил от следующего шага преследователя, грозившего поставить сапог ему на плечо. Прошел мимо.
-Умничка, - сообразительность Шепард не осталась без похвалы.
Проблема преследователей, однако была и их проблемой. Эльф ничего не мог рассмотреть и в двух сантиметрах от своего носа. По крайней мере толпе пришлось смерить свой пыл, а у них двоих появилось немного времени прежде чем какой-нибудь умник прочитает противозаклинание.
Руфио поднялся на ноги, помог встать и своей спутницей. Усадьба Регенлейфов, с заклинание Аргалад,  по-прежнему охранявшими дом,  были надежным убежищем, но не настолько безопасным как раньше. Но зелье изменения внешности лишним не будет. Добраться туда пешком не будет миссией быстрой.
Они пробрались сквозь белое молоко тумана к тому месту, где оставили коня. Оставалось надеяться, что верный скакун не подведет.

Авран уже даже не злился, когда его оставляли на каменной мостовой без воды и растительности в поле доступа. Не успевал Руфио сделать и пары шагов прочь, верный скакуна уже смиренно перегрызал поводья и шел, куда его душе было угодно. На этот раз его привлекла грядка с петуньями у соседнего дома.  На улицах было много горожан, все шумели, бегали, кричали, но никто не обращал внимание мирно пасущееся у грядки животное. Авран мерно жевал свой третий обед, спокойным философским взглядом наблюдая, как его хозяин скачет по крыше, уворачиваясь от летящих в него камней.
Конь снова опустил морду в заросли. О, одуванчик!
Не успел он прикончить и половины цветов, как на улицу опустился туман. Животное замерло, лишь напряженно шевеля ушами, нервно махнуло хвостом. Все на улице как будто замерло, толпа горожан притихла. Вдруг кто-то сзади в него врезался, и перепуганное не на шутку животное встало на дыбы, со всех сил лягнуло негодяя в грудь. Мужчина с кузнечным молотом отлетел к противостоящему дому... как голубок серокрылый. Авран пронзительно заржал, побежал прочь - только и было слышно стук копыт. Должен же где-то быть конец этой липкой мгле...     
Знакомый свист, заставил его замереть, прислушаться и повернуть обратно. Идя на настойчивый звук, он нашел и выход из тумана и хозяина с его спутницей. Но на призывной свист явился не только конь.

+1

17

- Ох-х…
Падение в её планы не входило. Руфио благородно подставил ей свою грудь и послужил для неё спасительной подушкой между небом и землёй, но, честно говоря, не такой мягкой и большой, чтобы почувствовать себя хорошо после падения. Она болезненно ударилась коленом, которое к счастью самого Руфио врезалось в мостовую, а не задело такие важные части тела эльфа; ладони содрались, в свежие ранки забилась грязь, но всё это, кончено, не шло ни в какое сравнение с той болью, которую Аяна доставила своему спасителю.
- Прости, - виновато шепнула Серокрылая, но долго извиняться не вышло.
Шаги у самого уха толсто напомнили, что они не на увеселительной прогулке, а туман вокруг них не ради романтической обстановки. Впрочем, можно ли назвать туман, как часть творческой атмосферы – сомнительно. Аяна сделала часть работы – помогла им временно скрыться из видимости и спуститься с крыши. С косяками, но, по крайней мере. Они всё ещё были живы и могли двигаться дальше. Но что дальше делать?
Изобретательность Руфио оказалась ничуть не лучше, чем у его спутницы. Все действия неизменно приводили их к новым проблемам. Лошадь – отлично, у них появился шанс впрыгнуть в седло и ускакать подальше от горожан, пока их не заметили. Проблема состояла в том, что их всё-таки заметили. Свист привлёк внимание и вот уже из тумана вслед за конём показался мужчина. Аяна, чувствуя, что пахнет жаренным, быстро подбежала к Аврану и вцепилась руками в седло, игнорируя боль в ушибленном колене и повреждённых ладонях.
- Едем-едем!
Авран не спешил поддаваться влиянию постороннего ездока, несмотря на то, что уже в прошлом не единожды катал на своей спине эльфийку. Он и с места не сдвинулся и даже ей толком ухватиться не дал, чтобы взобраться в седло, пока не заметил хозяина. Под тяжёлой рукой эльфа конь присмирел и с неохотой впустил в седло ездоков, реагируя недовольным ржанием на дополнительный вес. Его бы воля – он бы скинул со своей спины эльфийку и спасал хозяина, но вынужденно поскакал по мостовой, унося двоих.
Авран заметался и поднялся на дыбы, едва не выкинув из седла ездоков, когда в конце улицы прямо перед ним неожиданно появилась толпа. Эльфам удалось направить жеребца в узкую улочку и нестись вперёд, едва разбирая дорогу. Хозяйка дома, которая вышла во двор с кадкой грязной воды, отшатнулась в сторону, услышав опасный стук копыт, не удержала равновесие и ухнула на мусорную кучу, расплескав всю воду на эльфа, который первым побежал в переулок вслед за беженцами. Быстроногий конь смог оторваться от преследователей и хотя Аяна уже давно не видела, чтобы кто-то за ними гнался, она всё ещё слышала, как в груди бешено колотится напуганное сердце. Городская суета сменилась лесом, а вместо мостовой под копытами Аврана оказалась мягкая почва, местами покрытая свежей зеленью.
- Кажется, оторвались, - с облегчением выдохнула Аяна, оглядываясь. Закрыв глаза, эльфийка на пару секунд решила перевести дух. Авран, пользуясь случаем, остановился для отдыха и не забыл напомнить, что второй ездок ему не шибко нравился. – Эй! – возмущённо прикрикнула эльфийка, почувствовав, как упрямый конь тянет её за край накидки, и попыталась вырвать её из чужих зубов. – Отпусти сейчас же!

+1

18

"Совсем обленился, дружище", - подумал эльф, с усмешкой наблюдая за Авраном. Боевой конь способный выдержать воина в броне, а хрупкая девушка ему, видишь ли, на спине помешала.
Руфио одернул поводья, и конь смиренно отпустил плащ, вгрызся в удилища и фыркнул. Боевой товарищ заставил бывшего лейтенанта понервничать. Где это видано,  чтобы лошадь, кинула своего хозяина и шла по своим делам! Пусть Авран и явился на свист почти сразу, лишний шум и чуть было не стоил им с Шепард жизни. И все равно быстроногий герой получил ободряющее похлопывание по шершавой шее.
"Обленился и обнаглел", -  Руфио посмотрел на два конца изничтоженных конский зубами поводьев.  .
Они поднялись на холм, с которого открывался вид на Деворел. Город изменился настолько, что каждому путнику, приблизившемуся к городу было понятно, что туда лучше не лезть.
Регенлейф не жалел. Аяна была рядом, как прежде легкая и беспечная. Он мог обнять ее, почувствовал тепло ее плеч,  насладиться запахом ее волос и поцеловать. И она ему это позволит.  Ведь она не знает и не узнает никогда, что к бунт в Девореле приложил руку и он. Здесь в роще, за пределами города не было никого, кто бы ей об этом сказал. Сомнения и чувство вины, навязанные Аргаладом и Каэросом испарились, и Руфус был снова решительно и безумен.         
- Итак, - сказал эльф беспечным тоном, будто и не было никакой погони и падения с крыши,- по магазинам мы прошлись, по городу прогулялись, с верными поданных пообщались. Куда прикажете теперь, госпожа? 
- Ах да, ты ведь уже говорила. Мы собираемся жениться.
Он спешился. Он извлек опустевшего кошель. Последней вещицей хранившейся в нем оказалась не монета, а кольцо.   
Не зная всего, Серокрылая и не могла оценить иронии всего происходящего. У ее ног лежал полыхающий город, а на колене перед ней стоял тот, кто этот город ради ее сжег. 
- Аяна Шепард д'Коренаэ, ты согласишься стать моей женой и уехать отсюда навсегда?
"А ведь может и не согласиться" - запоздало подумал эльф, подтрунивая над самим собой. Аяна сидела верхом на рослом жеребце, он стоял на колене, и теперь было наглядно видно насколько велика пропасть между ними. Бывший лейтенант начал волноваться,  будто перед ним была не хрупкая девушка, а лучник, направляющий на него наконечник стрелы. Выстрелит или помилует?

+1

19

Аяна с облегчением выдохнула, когда боевой товарищ эльфа перестал мучить её плащ. Эльфийка придирчиво осмотрела край, который так полюбился Аврану и был пожеван его зубами. Выглядел он теперь так себе, но хотя бы не оторвал – и на том спасибо. А ещё им удалось сбежать от разъярённой толпы. Вдали от шумного города, который теперь казался ей змеиным гнездом, девушка чувствовала слабый весенний ветер, который приносил лёгкую прохладу, свежесть и запах первых цветов. Руфио неожиданно спешился, и эльфийка удивлённо посмотрела на него. Он собиралась слезть следом, чтобы не оставаться на спине жеребца, который больно её не жаловал, но притормозила, чувствуя в словах и действиях спутника что-то неладное.
- Прошвырнулись, ага, - Аяна с досадой подумала, что ткань и ленты, за которые Руфио отдал своё последнее жалование, остались в лавке торговца. У них не было времени схватить свёрток и бежать вместе с ним. Навряд ли хозяин обрадуется погрому от бывших клиентов и вернёт им купленное. Руфио потратил свои сбережения впустую. Даже жаль, хотя Аяна не собиралась всерьёз шить себе свадебное платье. В браке больше не было никакой необходимости и.. – Что он только что сказал..?
Эльфийка оторопела.
Она шутила про свадьбу и уж точно не думала, что под конец увеселительной прогулки Руфио всерьёз решит предложит ей выйти за него замуж. Брак – логичное завершение отношений у эльфов, хотя то, что будет по желанию и без видения личной выгоды для дома – несколько удивительно и непривычно для аристократки, которую дважды пытались выдать замуж, не спрашивая её желания. Сейчас же, после смерти отца, Аяна могла самостоятельно решить, с кем ей быть, но предложение всё равно показалось ей неожиданным, даже несмотря на то, что она предположительно знала на него ответ. Она сама просила его забрать её из этого города, всё равно куда, только бы подальше от Деворела, в котором было слишком много потерь и смертей. И вот она возможность.
- Я… - Аяна только собралась дать ответ на предложение бывшего лейтенанта, как что-то пошло не так. – Куда ты меня повёз?! – эльфийка возмутилась, потому что коню были до винтика все старания его хозяина и конь действительно обнаглел – он решил, что вон тот цветок на поляне намного интереснее и привлекательнее, чем чьи-то сердечные стенания и хозяин, который стоит на колене с протянутым кольцом, пока его предполагаемая невеста уезжает верхом на его же коне. – Авран!
Аяна попыталась крепко и уверенно ухватиться за поводья и натянуть их на себя, чтобы как-то остановить жеребца, но Авран был слишком упрям и совершенно не слушался эльфийку, чтобы так легко остановиться и позволить своему хозяину сделать дело и услышать ответ.
- Да.. Да! Я согласна! Только сними меня с него!
Вот не так должно было выглядеть это уезжающее рыжее счастье, но лошадь подвела. Во второй раз уже!

+1

20

Аяна выглядела удивленно. С чего это, ведь она сама говорила, что они пожениться?  Да с такой уверенность, что Регенлейф на миг почувствовал, что у него нет другого выхода. Мол, ляжки щупал? Щупал. Из дома украл? Даже несколько раз! Вот и женись теперь.
Настал черед эльфа удивляться, когда конь тронулся с места.... Сначала не спеша и несмело, будто пытался удрать незаметно пока все заняты - такое впечатление, что Аяна и правда ничего не весела, и жеребец вовсе не заметил, что кто-то на нем сидит и он уносит прочь ключевую фигуру действа. Потом, когда понял что грубого сопротивление не оказано, перешел на рысь. Лейтенант пытался придержать его за стремятся, но будучи в неустойчиво положении, решил сильно уж не стараться. Еще не хватало шлепнуться носом в дерн. Это было бы незабываемое происшествие, одно из тех, которое в кабаке не расскажешь и сам вспоминать не захочешь.
"Я предложил девушке руку и сердце, а она угнал моего коня и опрокинул меня лицом к грязь."
- Да.. Да! Я согласна! Только сними меня с него!
Руфио засмеялся. Серокрылая могла спокойно расправиться с виверой, но Авран, судя по всему, был более страшный зверь. Бежать за лошадью он не стал - все-таки он уже немного знал Аврана.
- Не бойся, - крикнул он ей в след, - он найдет что пожрать и остановится.
Так и случилось. "Верный" конь остановился на лужайке среди желтых одуванчиков. Он даже не понял, что кому-то испортил момент.
Руфио подошел к наездник и поможешь ей спешить с серого злодея.
- И так, - сказал эльф с кокетливо улыбочкой , - Я задал жизненно важный вопрос, но ответ был невнятный. Повторишь,  пожалуйста? Мне нужно быть уверенным.

+1

21

Добрый жених. Ты не переживай, скачи верхом на коне, пока он не добьётся своей цели. Упадёшь – не страшно, зато быстро спустишься! Аяна фыркнула себе под нос, буркнула и попыталась натянуть поводья, чтобы справиться с лошадью, но, увы, ничего из этого не вышло. Авран соизволил остановиться, когда добрался до своей цели. Пока конь мирно жевал траву и одуванчики, к ним успел подойти его хозяин и помочь девушке спуститься на землю. Она ещё никто так не была рада возможность не сидеть на спине лошади.
Аяна облегчённо выдохнула и подняла взгляд на Руфио.
Не расслышал он. Как же.
Сейчас у неё была прекрасная возможность сослаться на то, что ни о каком согласии на брак речи не шло, и вообще это её так конь напугал, что она с дурру согласилась, но от приземления на устойчивую поверхность решение Серокрылой не изменилось. Она просто не ожидала, что Руфио всерьёз предложит ей руку, сердце и возможность убежать вместе за горизонт, но, кажется, он был вполне серьёзен, несмотря на всю ту весёлость, с которой он делал предложение.
- Дай-ка подумать, - Аяна задумчиво выдохнула и нахмурилась, словно решала очень важный и серьёзный политический ход, а потом неожиданно обвила шею эльфа руками и притянула его к себе. Ради запланированного поцелуя пришлось привстать на носки и чуть не сломать лейтенанту не то ею, не то спину, не то всё вместе взятое, но это почти походило на положительный ответ счастливой невесты. На всякий случай для непонятливых, разорвав поцелуй, Аяна с улыбкой всмотрелась в лицо эльфа, не имея ни малейшего понятия о том, что о сделал с её жизнь и её семьёй, и сказала: - Думаю, мне пойдёт фамилия Регенлейф, - эльфийка усмехнулась. – А начать можем с той самой деревни, где ты познакомился с главой моей семьи.
Несмотря на то, что отец умер, и это событие легло тенью печали на сердце эльфийки, сейчас она помнила тот счастливый отрезок своей жизни, когда они с Руфио вступались друг за друга в своём бесконечном нежелании мириться с навязанной судьбой. Знал бы отец, за кого его дочь выйдет замуж, убил бы эльфа в тот же день и, возможно, остался бы жив.

+1

22

Он крепко обнял девушку и ответил на поцелуй. Эта минута стоила того, чтобы повторить вопрос и стоила всей этой истории. Пройдясь по головам и окунув город в пучину хаоса, бывший лейтенант Бурерожденных, предатель и метежник наконец чувствовал себя счастливым. Вопрос, на как долго? Сколько длится семейное счастье?
Внизу, под из ногами лилась кровь и рушились судьбы. По его вине Анариэль потеряла семью, и лучший друг стал ему врагом. Но разве это было важно когда рядом Она, а кольцо, преодалев немало, наконец нашло место на тонком пальчике Аяны.
Лесное поселение эльфов - прекрасное место. Он помнил его, воспоминания омрачило упоминание о Сулмендире.  По лицу эльфа пробежала тень, но Серокрылой, не знавшей всего, могло показаться, что его задело воспоминание о веревке и балке. Радовало одно : больше глава Дома Коренаэ им надоедать не будет.
- Прекрасная, идея. Не будем терять время.

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [14.05.1082] Сломленное небо