Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [14.05.1082] Сломленное небо


[14.05.1082] Сломленное небо

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- Локация
Сильмарил, г. Деворел, усадьба Коренаэ
- Действующие лица
Аяна, Руфио
- Описание
предыдущий эпизод - [6.05.1082] Последняя гарпия, [13.05.1082] Тolo dan na ngalad
Прошло много времени с тех пор, как Руфио предложил Аяне встретиться у храма Алиллель и сбежать из города, пока столица не отреагировала на разбои в городе. Эльф не явился на назначенное место, но на то была весомая причина. Он вновь переступает порог её дома, но на этот раз не тайно, пренебрегая традицией, а с официальным визитом. У него осталось здесь одно незавершённое дело.

0

2

Руфио верил, что поступил правильно, приняв участие в избавлении Деворела от глав-интриганов. С их смертью беспорядков стало больше. Город, как большой муравейник, кишел эльфами. Они пытались отомстить за смерть хозяина, пытались выбить себе место лучше прежнего, но никто не был в безопасности. Любой наследник Дома окажется в немилости горожан, если покажется на улице и покинет безопасные стены. Просить Аяну встретиться с ним в храме, было глупостью. Он подвергал её опасности, зная, что её состояние духа нестабильно. Сейчас она беспомощна и слаба, а у него ноги вросли в землю, когда он увидел её у храма. Эльф мог покинуть город, как этого хотел его дядя, но дал Серокрылой надежду, которую сам же предал. Он виноват, что она последняя в своём роде. Он принимал в этом участие и хотел ей не солгать – не сказать о своей причастности, но понял, что это бесчестно. Лучше вообще не появляться. Он так и стоял, смотрел, как она его ждёт, как отчаивается и принимает действительность – его не будет. Он был там, наблюдал всё это время, оставаясь в тени, но и носа не сунул. Некстати вспомнились слова Каэроса и последняя встреча с ним.
Он много думал о последствиях своего поступка. Взвешивал решение, и чувствовал себя кисейной барышней, которая не в состоянии решить свою судьбу. Он никогда ни в чём не сомневался, не чувствовал себя виноватым и не искал себе оправдание, но Аяне удалось сделать невозможное. Разозлившись на себя и ситуацию, Руфио вернулся в лагерь убийц-освободителей, чувствуя себя одним из них. На шутливый вопрос друга-приятеля отреагировал кулаками, выпустив пар на невиновном эльфе. Легче не стало. Ни от драки, ни от выпивки, ни от удара по лицу и разбитого носа, которые должны были его отрезвить.
Через неделю ноги привели его к Аяне. Он решил для себя, что придёт официально и даст ей самой решить – хочет она его видеть или нет. Ей могли рассказать о его участии в убийстве глав. Он думал, что от ненависти в её глазах сможет оставить всё и покинуть город вслед за сестрой и женой дяди или взять вину за случившееся на себя и понести наказание – что угодно, чтобы чувство вины заглохло и перестало давить ему на мозги.
Аяна позволила ему войти. Стражники сопровождали его по коридору, пока перед ним не выросла знакомая тень.
- Что? Снова не положено? – он попытался придать своему голосу небрежности, подняв взгляд на Масиафа. Мужчина не ответил, ухмыльнулся, скрестив руки на груди, и отступил – дальше он сопровождал Регенлейфа до комнаты эльфийки. Их оставили одних. Смотря на Аяну, Руфио думал, что должен что-то сказать и как-то объяснить своё отсутствие.
Фойрр. Почему так сложно выдавить из себя пару слов? Он с ней бегал по рынку от торговца, стараясь не попасть под летящий фаербол, дважды утащил её из-под чужого венца, трижды и более раз перешёл дорогу её отцу и обвёл вокруг пальца отца Каэроса, притащив дочь врага в его дом под видом арфистки, но сказать, что хотел ещё в храме, не смог.
- А у тебя здесь просторно, - с привычной небрежностью бросил эльф, свободно проходя по покоям аристократки, - но слишком серо и скучно.. – он посмотрел на неё, избегая взгляда в глаза. - Ты всегда так выглядишь? Не пойми меня неправильно, - он вскинул руки перед собой, - ты прекрасна в любом виде, но мне больше нравилась музыкантка Бурерождённых.

+1

3

Как бы ни хотела себе признаваться Аяна, но встреча с Анариэль и их пьяные посиделки что-то изменили. Наследница Дома – последняя из своего рода, перестала быть бесцветной тенью, которая кажется больше мёртвой, чем живой. Её видение ситуации нисколько не изменилось. Эльфийка по-прежнему не желала мести и не собиралась вникать в происходящее в городе. Слуги доносили ей разные слухи, словно думали, что так смогут расшевелить свою хозяйку и побудить её к действиям, но они ошибались. Каждый раз, когда стучались в её дверь, рассказывали на эмоциях всё, что узнали, а затем в нетерпении ждали, когда же их госпожа сбросит с себя оковы и выступит против системы. Никогда. Этого никогда не произойдёт, потому что ей не за что больше бороться. Увы, но именно так Аяна видела ситуацию и своё положение. Сейчас в этой борьбе больше шансов у Каэроса выиграть что-то для себя и своего Дома, добиться мира, которого он так хотел, если королева позволит ему это сделать, а в остальном… в остальном Аяна просто не мешалась.
В комнате было темно. Аяна намеренно не позволила служанкам отодвинуть шторы и распахнуть окно, чтобы впустить немного света в это серое царство. Она покрывалась здесь паутиной и пылью и пряталась в тени, словно боялась, что её заметят и осудят за бесхребетность. Клетка с птицей стояла возле кровати. Птенец спал, изредка распушивая перья во сне или перебирая лапами на жерди, занимая более удобное для него положение. Его дни не пестрили разнообразием, а превратились в сплошное кормление и сон; он так ни разу и не покинул своей клетки и не расправил крылья, чтобы попытаться взлететь.
- Госпожа, - Аяну окликнула служанка, несмело войдя в её покои. – К вам пришёл гость. - Эльфийка не отреагировала, продолжая касаться прутьев клетки. – Он представился Руфио. Сказал, что вы его знаете.
Услышав имя, Аяна выпрямилась, отняла руку от клетки.
- Повтори.
Служанка растерялась.
- К вам гость..
- Нет, не это. Кем он представился? – эльфийка обернулась, слабо веря тому, что услышала.
- Он сказал, что его зовут Руфио.
Руфио.. Аяна неосознанно улыбнулась. Она не ожидала, что он явится в её дом спустя столько времени. Неужели она не ослышалась и это действительно он? Но почему?
- Проведите его ко мне.
- Да, госпожа.
Служанка ушла, оставив её наедине с собственными мыслями. Стоило двери закрыться, как Аяна не в духе леди приседа на край стола в поисках опоры, потому что почему-то силы покинули её, и держаться на ногах самостоятельно стало слишком сложно. Ей казалось, что она уже перестала его ждать, но вот, услышав, что он сам к ней пришёл, вновь почувствовала, как сердце тяжелее в груди. И всё же она не ходила по комнате в нетерпении, не пыталась придать себе более подобающий вид или хотя бы проверить, как она выглядит. В иное время она бы бегала по комнате в поисках лучшего платья или заколки для волос, а во что превратилась подготовка к их первому свиданию – ух! Сейчас же ничего этого не было.
Он вошёл в её комнату тихо, неуверенно – это не укрылось с глаз эльфийки. Она видела, что эльф ощущает вину, но нарочно ведёт себя так, словно ничего не произошло. Пытается. Руфио ничего не объяснял и не пытался как-то себя оправдать. Он пытался отвлечь их обоих, словно окунуться в старую и привычную им среду беззаботности и радости – было единственным спасением от того кошмара, что они оба пережили, возможно, это действительно был лучший вариант для них двоих, но…
Аяна хотела спросить, почему он не пришёл, но в тот самый момент, когда только приоткрыла рот, поняла, что не может об этом спросить. Что мешает – страх. Она боялась услышать ответ, который её напугает и оттолкнёт от единственного эльфа, который был ей дорог во всём этом проклятом городе.

+1

4

Не ответила.
Ла-адно. Руфио осмотрелся, почесал затылок в поисках чего-то, что может сдвинуть ситуацию с мёртвой точки. Выход нашёлся; эльф улыбнулся. Он уверенной походкой дошёл до шкафа, распахнул дверцы и уставился на содержимое. Парень понимал в женских вещах в рамках «хорошо сидит на заднице» и «отлично открывает вид, когда она бежит». Он понятия не имел, что искал, а потом в многоцветной радуге из горы вещей усмотрел то, что его заинтересовало.
- А! – он вытащил из шкафа платье и показал его Аяне. – Чем тебе не вариант? Лучше того, что на тебе сейчас.
Эльфийка не изменилась в лице, но хотя бы заговорила:
- Это платье мне сшили на свадьбу с Накилоном.
Лучше бы молчала. У Руфио от этого уточнения внутри завязался тугой ком. Он с остервенением запихал платье обратно в шкаф, надеясь, что успел его измять и испортить. Для свадьбы с Накилоном, ха!
- У твоего бывшего жениха дрянной вкус, - Руфио опустил момент, что сам показывал ей платье и до этого открытия считал его красивым и подходящим для Аяны по всем знакомым ему параметрам с чисто мужской точки зрения. У Регенлейфа с Солнцеликим отношения не заладились давно, но после его связи с Аяной превратились в сильную взаимную неприязнь. Из-за Руфио Накилон по двум причинам оказался в списке «бывших», что эльфа полностью устраивало. Меньше конкурентов.
Вариант с переодеванием не удался. Эльф решил оставить затею, чтобы не достать ещё десяток других платьев, которые Аяне пошили на другие несостоявшиеся свадьбы. Он спас её от двух из них, и точно не хотел знать, скольких женихов её успел подыскать Сулмердир. Руфио плохо справлялся со злостью, но посмотрев на безжизненную девушку, вспомнил, почему полез в шкаф.
- Сонное царство, - он прошёл мимо эльфийки, раздвинул шторы и впустил в комнату солнечный свет. Не останавливаясь на этом – широко распахнул окно. Свежий воздух ворвался в помещение и сквозняком заиграл со шторами и балдахином на кровати Аяны. Птенец, мирно спавший в клетке, испуганно забил крыльями и закричал.
Руфио поморщился от крика. Он недолюбливал гарпий, но готов был купить такую птичку для своей возлюбленной. Из-за шалости Аяны не купил, но видел именно того птенца, - Сулмердир напоминал о себе даже после смерти. Внутри сжался ком и слова застряли. Он не будет жалеть о том, что сделал! Не будет чувствовать себя виноватым! Он поступил правильно, чёрт подери.
- Твой питомец засиделся.
С решительными намерениями, эльф взял клетку с птицей, открыл дверцу и поднёс её к открытому окну. Птица продолжала кричать и биться, не желая выпрыгивать из своего дома и пробовать размять крылья.

+1

5

Аяна наблюдала за действиями эльфа и ничего не говорила. Она вообще выглядела со стороны, как нелепое дополнение своей же комнаты. Руфио так легко маневрировал в пространстве в поисках чего-то, что могло бы её отвлечь, что при ином раскладе она бы, наверное, улыбнулась и порадовалась, что ей достался именно такой эльф. В другой, но не этой. Эльфийка чувствовала себя скверно. Ну невозможно пропасть на неделю,  не явиться на важную встречу, а потом вести себя так, словно ничего не изменилось!
Руфио долго копошился в шкафу – одной Алиллель известно, что он там искал, а эльфийка молча наблюдала за его манипуляциями, пока он не достал из шкафа яркое зелёное платье, с ручной росписью золотой нитью. Оно было восхитительным, идеальным и настолько лёгким, что почти воздушным. Платье даже в такой темноте светилось жизненным светом и выглядело, как начало чего-то счастливого и нового, но…
- Это платье мне сшили на свадьбу с Накилоном.
Которая не состоялась по причине его смерти. Аяна не чувствовала себя в этом виноватой, пока не распила пару кувшинов с вином на пару с Анариэль. Эльфийка не сделала ничего, чтобы подтолкнуть Солнцеликого к смерти, но это сделал Руфио. Может быть, это была всего лишь случайность или жест в качестве самообороны, а в самых смелых представлениях эльфийки – злость и желание избавить её от этого нежеланного брака даже ценой чужой жизни.
Аяна ничего не сказала по поводу небрежного обращения с платьем. Это всего лишь ещё одно воспоминание, которое она предпочла бы забыть.
Первая попытка Руфио растормошить её не удалась. Она лишь проводила его взглядом, когда он прошёл мимо и решил распахнуть окно. Контраст тепла и свежей прохлады заиграл на открытой шее, но Аяна едва ли почувствовала себя живой и переменилась в лице, пока Руфио не тронул клетку.
- Что ты делаешь? – Аяна видела в этом птенце отражение себя – такой же беспомощный, с крыльями, но слишком слабыми, чтобы полететь. Птенец был нежеланным подарком отца и стал напоминанием. Видя, как эльф пытается вытрясти птицу из клетки, девушка поспешила к нему и попыталась вырвать её из его рук. – Он разобьётся! – она настолько испугалась за сохранность птицы, что неосознанно для себя отмерла и ожила. У неё в глазах отражался страх перед ещё одной смертью. Смертью чего-то дорогого, а Руфио так бесчестно отнимал его у неё, что она не могла оставаться в стороне от происходящего и позволить птенцу разбиться.

+1

6

Насильственная свобода закончилась вмешательством Аяны. Девушка испугалась за птицу. За чёртову птицу и на неё отреагировала, а на него, нет? Ему стало обидно, но Аяна так отчаянно пыталась ухватиться пальцами за прутья, что он на вытянутой руке выставил клетку из комнаты на улицу, опасно преклоняясь через подоконник. Пока девушка на него налегала, пытаясь спасти подарок отца, бывший лейтенант Дома Бурерождённых имел все шансы разбиться вместе с птицей. У гарпии был шанс полететь и спастись от мучительной смерти, а у Руфио нет.
Эльф так, на всякий случай, посмотрел в окно и оценил расстояние до земли. Почему Аяне не могли подобрать комнату на первом этаже или Сулмердир построить поместье скромнее, чтобы не смущать простой люд Деворела роскошью и Руфио вероятностью проломить себе череп в попытке растормошить девушку? Вот радости будет, если он вниз загремит под ласковыми и любящими ручками своей невесты.
Его спонтанные действия возымели результат. Эльф, чувствуя задницей, что начинает соскальзывать, начал менять тактику. Ему нравилось, что Аяна, не стесняясь и забывая о приличии, прижималась к нему и активно тянула руки, но она это делала не от прилива страстных чувств и радости от встречи, а из-за птицы. Перехватив девушку под талию, продолжая дразнить её клеткой с испуганным до смерти птенцом, Руфио, как подросток, второй рукой оттаскивал девушку от себя, а сам отклонялся ещё больше назад. «Не отдам я тебе твою птицу, не тяни руки!»
- Поцелуешь – отдам, - Регенлейф усмехнулся, смотря на пыхтящую девушку. Она уже устала с ним бороться, но не шла на попятную. Какая упрямица ему достанется в жёны. Не получив желаемого добровольно, Руфио взял ситуацию под свой контроль. Они доигрались – он не удержал клетку в руке и та выскользнула из его пальцев. Руф подловил девушку, которая могла вместе с ним полететь вниз за клеткой, и под хлопот расправленных крыльев поцеловал эльфийку. Сам не понял зачем и почему. Наверное, испугался, что она упадёт, но не признается же.
Клетка упала в саду и, приземлившись на камень, сломалась. Птицы в ней было; птенец гарпии парил в небе, напротив окна, чувствуя ветер в окрепших крыльях. Он изменился и нашёл в себе силы, почувствовав ценность жизни, но насколько эта ситуация стала поучительной для Аяны? Несколько секунд Регенлейф простоял с ней у распахнутого окна, крепко прижимая к себе эльфийку и мешая ей дышать от внезапного поцелуя. Он почувствовал, как его груз, который он волочил неделю, упал с него.
Руфио отстранился и посмотрел на эльфийку с пунцовыми губами. Он усмехнулся, смотря на результат своих трудов. Из идеальной причёски эльфийки выбились непослушные рыжие пряди. На щеках выступил румянец. Её грудь, спрятанная в корсетном платье, вздымалась от глубоко дыхания, а губы были чуть приоткрыты и влажные после поцелуя. Это была Аяна – та самая девчонка со скверным характером, которая купала его в реке.
- Не хочешь расправить свои крылья?

+1

7

Это было не смешно. По крайней мере, в понимании Аяны. Она тянула руки, чтобы спасти хоть что-то от своей прошлой и такой дорогой жизни, а он играл с ней. Несмотря на то, что отец мало считался с мнением своих детей, эльфийка никогда не желала ему смерти. А брат? Чем провинился её брат? Энтрос всегда держался в стороне от городской свалки и выяснения, кто прав, а кто виноват. Он столько времени прожил вдали от Деворела, что город выветрился их него, но, стоило ему вернуться, как он пал от меча одного из борцов за чистоту и справедливость. Сейчас, смотря на перепуганного птенца, она тянула к нему руки, но никак не могла даже пальцами коснуться прутьев. Аяна непроизвольно игнорировала эльфа, которому всё происходящее, несомненно, доставляло удовольствие.
- Отдай мне клетку! – эльфийка начинала злиться. Руфио своим шантажом удалось вывести её на новую эмоцию и потеснить страх. Что ж, ему удалось добиться того, чего не удалось даже Анариэль вместе с выпивкой.
Борьба отнимала силы. Девушка столько прикладывала усилий, чтобы дотянуться до клетки, даже опасно привстала на носочки, рискуя потерять равновесие и просто выпасть из окна вслед за клеткой от одного неосторожного движения эльфа перед ней, но ничего не менялось. Руфио, кажется, всё это шло в какое-то странное удовольствие. И только когда он сам вильнул в сторону, заключив её в объятия, птенец обрёл свободу.
Аяна опешила от поцелуя. Она успела протянуть руку с расставленными пальцами в пустоту, где только что была клетка с птицей, как Руфио решил притянуть её к себе и поцеловать. Это было настолько неожиданно и почти неуместно, что она могла бы на него разозлиться и отправить полетать из окна вслед за клеткой. Её секундный страх растаял под хлопот птичьих крыльев. Птенец гарпии, несмотря на все её страхи, нашёл в себе силы взлететь. Его крылья достаточно окрепли для самостоятельного полёта, и теперь эльфийка видела, как он парит перед окном её спальни. Свободно и легко, словно воздух всегда был ему подвластен.
Спонтанный поцелуй был необычным. Аяна растерялась и в раз утратила всю свою решимость дать эльфу по шее за его проделки. Дыхание сбилось, потому что на несколько секунд она забыла, что нужно дышать, а теперь же, стоило парню от неё отстраниться, жадно дышала, пытаясь восстановить сбитое дыхание. Или же это из-за их детской борьбы у окна? Сейчас она могла упрямо вспыхнуть и начать обвинять Руфио в бездумности его поступка, что им повезло, но она не стала этого делать. Смотря в карие тёплые глаза эльфа, девушка видела в них то же самое тепло, с которым он смотрел на неё раньше. Это было постоянство, светлое, тёплое, искренне, которого она так хотела всё это время.
Крылья… Аяна перевела взгляд на гарпию. Птенца не тревожили чужие заботы. Он свободно парил в небе, не обращая внимания на мир вокруг него. Он был свободен от всех этих тягот, а что до неё… Серокрылая не знала. Руфио был перед ней. Живой, невредимый, настоящий. Если забыть, что он пропал в тот день, когда она больше всего в нём нуждалась, то сейчас у неё в руках был шанс начать всё сначала.
- Знать бы только как…

+1

8

Опять молчание.
Женщина!
Руфио нахмурился. Он перед ней выплясывал на одной ноге, картинно размахивал руками, жонглировал клеткой с живым ассистентом, а она стоит и молчит! Пустить стрелу мимо цели не так унизительно, как не получить в ответ на поцелуй (эльф не сомневался, что он был хорош!) хоть что-то. В глазах Аяны что-то изменилось, но этой слабой искры недостаточно, чтобы разжечь в ней огонь. Нужно на него подуть, пока не погас, чтобы распалить сильнее. Лейтенант (ладно, уже бывший) думал, как ему использовать ситуацию с максимальной выгодой.
Выпустив девушку из объятий, он снова вернулся к шкафу и возобновил поиски. Под руку попалось платье со свадьбы Аяны. Хмурясь и ругаясь, что оно продолжает мозолить ему глаза, эльф выбросил его из шкафа и сбросил на пол, как грязную тряпку. После минуты поисков Регенлейф вернулся к девушке, накинул на её плечи мантию, скрыл рыжие пряди волос под капюшоном и придирчиво осмотрел эльфийку, покрутив её, как товар.
- Сойдёт.
Игнорируя вопросы Аяны, которая начала просыпаться и приобретать человеческий вид, Руфио потянул её за руку из комнаты, на лестнице встретил встревоженную служанку – подумала, что он пытается её украсть? Мыслит в верном направлении! Спровадив служанку наверх, убираться, и обязательно выбросить мусор, который он оставил на полу, он быстрым шагом направился к выходу.
Масиаф вырос перед ним стеной, препятствуя.
- Что опять? – лучник вздохнул, поднимая взгляд на телохранителя. – Не видишь, что госпожа твоя чахнет? К рассвету верну!
Не верну – подумал Руфио, но телохранителю знать об это мне обязательно.
Масиаф усмехнулся, но в сторону отошёл. Поразительная сообразительность! Регенлейф воспользовался возможностью и вместе с Аяной убежал в закат. Практически. Солнце поднялось высоко над городом, часы отбивали полдень – плохое время для прогулок по неспокойному городу, но эльф знал хорошие места и вёл в них девушку. Они долго ехали верхом, обходили людные улицы и объезжали всех подозрительных лиц, у которых с прошлого зуделось пролить больше крови и растерзать членов Домов. Немногие улицы из тех, что он знал, были пустыми или наполненными эльфами, которые сами искали покой в сумасшествии города. Лавки, несмотря на рабочий день, у многих не открылись с дня кровопролития в честь траура по павшим близким или дорогим господам.
- Ни одной живой? – Руфио с разочарованием смотрел на все знакомые лавки, но продолжал спокойно вести Аврана. Стук копыт по камню звучал ужасающе, потому что путники его слышали.
Одна лавка в конце улицы, неприметная на вид, оказалась открытой.
Руфио направил жеребца туда, привязал его и помог Аяне спуститься. Он вошёл в лавку первым, положив ладонь на рукоять кинжала, чтобы визит не обернулся выносом тела. Желательно не его и не девушки. Внутри грудой лежал товар, но хозяина нигде не было видно.
- Как вымерли все.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [14.05.1082] Сломленное небо