Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши (арх) » За прекрасных дам


За прекрасных дам

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

- игровая дата 1077 год, август
- локация Теллин
- действующие лица Эслинн, Бельг, Лейв

- содержание
Даже в самых загаженных гадюшниках материка, порой приходится наводить порядок. Даже если в тебе не горит благородная искра светлоликого полудурка.
И да - все беды от баб, точно говорю.

Отредактировано Бельг (2017-10-14 17:46:02)

0

2

… и не дам – тоже.
Классика жизни Эслинн в последние годы – драить полы и раздавать выпивку, не забывая о лёгком флирте с подвыпившими клиентами, от которых можно ждать чаевых. Обычные забулдыги её, как повелось, не интересовали, а присесть на коленку и похохотать над тупой шуткой, которую она даже не услышала и не слушала – всегда пожалуйста, но услуга платная. Конечно, об этом ни одному из клиентов открыто сказано не было, но всё подразумевалось. Без выгоды для себя тратить время на мужчин? Нет, спасибо. У неё работы и без того по горло, чтобы сутками пахать к верху жопой, и ладно, если только с тряпкой в руках.
Под вечер кого только не было в этом заведении. Не сказать, что таверна пользовалась такой популярностью, и было за что. Эслинн знала, как разбавляется выпивка и как готовится пища, которую она выносит в зал к посетителям, но большинство всё устраивало. В особенно после того, как н-ная по счёту кружка ударяла в голову и можно было дальше обрабатывать клиента, не опасаясь, что он начнёт требовать деньги обратно или хотя бы товар более годный. Не в этом месте. На слитом пойле можно было неплохо зарабатывать, умея вовремя подворовывать, чтобы хозяин не заметил и другие охочие до лёгкой наживы не успели сунуть свои носы.
Эслинн давно привыкла к тому, что её постельная репутация тянулась за ней из борделей во все щели Теллина. Таверна не стала исключением. Даже после рождения сына, которому не так давно стукнул первый десяток лет, постоянные клиенты не перевелись. Ну как тут отказаться? Задорно потрахаться, получить пару звонких монет по старой дружбе, а потом, поправив смятую простецкую юбку, возвращаться в зал, чтобы обслуживать клиентов дальше. Отличный доход, отличная возможность. Однако, не всегда.
- Ваша выпивка, парни, - подмигивая и наклоняясь намеренно ниже, чтобы клиент напротив успел увидеть нужные выпуклости в завязках на груди, Эслинн поставила на стол четыре кружки с элем. Пена от тряски капнула на руку, но была ловко в одно движение слизана, а в руку к потаскухе легли монеты за выпивку и совсем немного за вид от клиента справа и ладонь на ягодицу – от клиента слева. Пожурить для видимости за протянутые руки и под довольный хохот мужчин уйти, чтобы обслужить остальных – стало давней нормой. – А ты чего такой угрюмый? – задаёт она вопрос, ставя выпивку перед очередным клиентом. – Хотя Теллин – самое лучшее место, - фыркнула женщина, но разговор с новым клиентом, увиденным впервые, не сложился. Она даже не успела хорошенького его прощупать, чтобы точно знать, стоит ли уделять ему столько внимания или достаточно молча поставить перед ним очередную кружку и уйти обрабатывать других – отвлекли.
Под очередной хохот и подзывание с вертящейся в толстых пальцах монетой Эслинн подходила к занятому столику, замечая знакомые лица.
- Не знал, что в таверне платят больше, чем в Птице, - хохотнул рыжебородый мужчина. Эслинн отлично его помнила. Мерзкий ублюдок, который часто наведывался к ним в бордель из Гильдии убийц. Девчонки после его визитов неделю рыдали и зализывали раны, уткнувшись лицом в подушки, потому что Лордеру нравилось причинять боль, а самой любимой его игрушкой был нож для разделывания туши. Стоит уточнять, как он его применял? Из страха хозяйка подсовывала ему девиц, которых было не жаль или от которых ждать было больше нечего и Эслинн была рада, что никогда не оказывалась в их числе, а иначе бы шрамов было втрое больше.
- Времена меняются, - с улыбкой, подавляя внутреннее отвращение, Эслинн смотрела на общую компанию. – Вам чего? Эля?
- Сдался нам ваш дрянной эль, - хриплым голосом проворчал спутник Лордера. Его она видела впервые, но он складывал впечатление не менее приятного типа, хотя  внешняя некрасота отталкивала меньше, чем довольно приятное лицо его соратника – за ним крылось слишком много дерьма, к которому Эслинн ни при каких обстоятельствах прикасаться не хотела.
- Еда у нас не лучше.
- Она нас тоже не интересует, - Лордер растянул губы в хамоватой улыбке и, демонстрируя женщине свою любимую игрушку – несомненно, очень острую и вычищенную до блеска, многозначительно посмотрел на неё. – Но это же не всё, что ты нам можешь предложить, верно?
Эслинн усмехнулась.
- Вы перепутали заведение, парни. Если еда и эль вас не устраивают, то тащите свои волосатые задницы в Птицу и ищите развлечение там, - она знала, что нельзя давать слабину, нельзя показывать, что она боится. Они должны думать, что она знает, что её ждёт за отказ, но это её не пугает.

+2

3

В последний год всё реже выдаётся возможность проводить время в стенах Теллина. К счастью.
Честно говоря, Бельг и забыть успел, как тут смердит, каково на вкус дешёвое пойло и какая Тэрика тупая сука. Когда твой работодатель - наркоманка, с улыбкой вурдалака, невольно станешь тем хмурым типом, до которого даже местные бляди делают потугу достучаться, хотя их дело, вроде не заходит дальше того подноса, который они - или она - носят.

Впрочем сегодня это его не особенно раздражает. А девку он даже соизволил разглядеть, особенно тщательно обшарив глазами вырез и грудь с едва различимыми бисеринками пота. И пусть ответом разносчицу не удостоил, проводил её зад взглядом.
В общем-то этот вечер намечался быть спокойным и даже уютным. Работы не предвиделось, деньги водились, в таверне - надышано и тепло, любая баба - руку протяни, пригнет к тебе на колени, а потом и в койку.

Пиво всё равно дрянь - отставив кружку морщится, утирая тыльной стороной ладони пену с губ. И невзначай обращает внимание на посетителя за два стола впереди себя. Ульвов слух достаточно тонок, чтобы разобрать слова, но главное - голос.
Всё хорошее и светлое, нажитое за вечер истаяло в лужицу дёгтя.

Будучи охотником, Бельг не осуждал чужую страсть к азарту погони и, чего уж таить, убийства. Но существует определённый вид коллег, от которых даже у него загривок дыбом становится.
От злости, глухой, рождающейся где-то в зародыше глотки.

Лордер не просто грязно исполняет заказы. Он делает это так, что за ним тянется очень хороший, читаемый след. И этому ублюдку насрать, кто в конечном итоге будет отвечать за его выблядковые игрища. Бельгу не повезло с ним работать единожды и, увы, не так давно. И если бы не везение, то от расправы за чужие грешки, Бельг бы не скрылся.
Именно поэтому он угодил аккурат в ошейник Тэрики. За защиту от баронской дыбы.

Самым разумный сейчас, было бы просто уйти. Плевать он хочет, что там эта поганая гиена тявкает очередному куску мяса, но даже самая крепкая выдержка, порой, даёт трещину. Особенно, если отсутствовала разрядка.
Ох, да. Злость Бельг не срывал давненько.
Ни на ком двуногом.

— Бешеным псинам надо резать горло, а не увещевать, девка. А, Лодер? Хотя я уверен, что потрошить тебя лучше прямо в выгребную яму. Откуда ты вылез.

Наблюдая изменения на лице полудурка, встал из-за стола во весь немалый свой рост и отмерял шаги к столику чужому.

— Съебись отсюда, покуда просят по-хорошему. Я тебя пристрелю попозже, мразь.

Отредактировано Бельг (2017-10-16 22:00:30)

+2

4

Каждый месяц Лейв подходил к одному из столбов конюшни и просил кого-нибудь поставить новую засечку. Каждые несколько недель он прикидывал, достаточно ли растёт и сколько ещё ему, год, два али пять, вставать на фойррову бочку, чтобы мыть страшные и исторгающие пар бока лошади, коль скоро он всё боялся, что во время работы чихнёт, упадёт и кончится. Светить прорезавшимися крыльями просто так мальчику не хотелось, он, несмотря на юный вид, не питал иллюзий о мире, в котором живёт, и знал, что за отличие ото всех, даже такое обыденное, как принадлежность к другой расе, если им парадировать, можно схлопотать. А сосуды их душ хрупкие. Да и мама, если посмотреть, дар их создателя вовсе не использовала. Ну, не по делу. Ей нравилось ходить на двух, вихляя задом, и делала она это хорошо.
Закончив с лошадью и утерев рукавом щиплющий нос (отчего на глаза ещё больше навернулись слёзы), мальчик кинул в почти сухое корыто вонючую тряпку и решил заглянуть внутрь, попроситься гулять. Идти через задний вход через кухню его быстро отучила очень эмоционально кашеварящая там братва, потому как шкет, может, много места и не занимал, но под руку мог попасться. Поэтому Лейв пошёл как белые люди, через переднюю дверь. И в передних дверях нарвался на какого-то плотоядного вида персонажа, который его, хоть и не рассмотрел сразу, сгрёб.
Лейв не знал, что только что неприятный господин сказал находящейся прямо здесь, в зале, маме пару ласковых и прошипел угрозу, когда заступник подавальщиц попросил его на выход. Злое и полное ярости выражение лица мужчины сменилось на самое паскудное.
– О ка, гля! – весело и недобро сказал мужик, втягивая мальчика в дверной проём на обозрение публике, грубой рукой хватая под подбородок, чтобы спрятать глаза, лицо и поднырнуть, пройти мимо, как рекомендуется прислуживающим детям с незнакомцами в Теллине, не было возможности. – Симпатичные глазки!
Лейв посмотрел на мать, понимая, что говорят о нём – о них. Ему казалось, с ним сейчас сделают что-то мерзкое, потому что глазами мужик точно подразумевал что-то мерзкое. Скукожившись лицом и глядя на него сквозь щёлки век, Лейв представил, что ему сейчас лицо оближут – видел раз! – и дёрнулся из хватки.
Пусти!
– Не, пошли, пацан, погуляем.
Ма! – жалобно позвал, вскидывая руку в сторону зала, мальчик – естественная реакция детёныша, чувствующего опасность.

+2

5

Эслинн знала, что разговоры с плохими парнями, как водится, заканчиваются в их пользу. Пока благородные, честные и чистенькие ищут возможность словами замять конфликт, им уже делают чарующую улыбку на лице ножом.  Ей одного шрама вполне хватало, чтобы не нажить себе новых, а даже в таком людном месте никто не решится вставить слово и вступиться за даму. Только не в Теллине. Никто даже носом не повёл – все пили, дымили и ржали, как обычно, словно ничего не произошло, хотя этого наёмника знала если не половина зала, то треть – точно. И вот случилось чудо – в разговор вмешались. Тот самый новенький клиент, которого она прощупать не успела, отвлёкшись на эту сладкую парочку.
Ну кто бы мог подумать.
Она могла бы отшутиться по поводу дельного и грубого совета мужчины, но предпочла воздержаться. Зачем? Если он решил, что его этот разговор интересует и у него возникло желание побыть героем – Фойрр знает с какой целью, то пусть отрабатывает свой хлеб. Эслинн ему мешать не стала. Она, пользуясь ситуацией, оставила столик мужчин и переключила внимание на других клиентов, которые после вмешательства незнакомого мужчины вообще вести себя начали скромнее, даже в вырез ей не пялились и руки, испачканные в жиру и залитые пивом, к её заду не тянули.
Как интересно!
Это кто ж такой к ним в заведение пожаловал, что остальные решили вести себя прилично? Или подумали, что если этот парень угрожает открытым текстом Лордеру, то остальным вообще стоит помалкивать, зная о том, что может натворить этот малый? Интерес Эслинн, впрочем, растаял довольно быстро. Но, стоит отдать должное незнакомцу, изменившееся лицо Лордера и его дружка ей понравились.
От души грязно сплюнув, Лордер показал другу на выход и сам направился прочь из заведения, аргументируя это якобы тем, что внутри им стало слишком скучно и атмосфера – так себе. Уходя, он даже не догадывался, что у выхода получит возможность отыграться на старой знакомой. Навряд ли Бельгу вновь захочется вступиться за обоих и продолжить свои игры, а уж ему всё равно – девушка или мальчишка.
– Пусти!
- Лейв? – она обернулась на голос сына и осознала, в какую передрягу они оба попали. Не будь у неё мальчишки – спасибо Эйтану, что удружил ей так в прошлом – она бы сейчас спокойно заканчивала свой рабочий день в компании других клиентов, но теперь же была вынуждена забыть о том, что несла клиенту очередной кувшин с вином. Даже если бы Лейв не вскинул руку в её сторону и не пискнул своё испуганное «ма», догадаться, чей он сын – свершено не сложно. - Убери свой поганый язык от мальчишки или я сама тебя разукрашу! – Эслинн рыкнула и, не стесняясь, швырнула кувшин в сторону Лордера. Разумеется, он прилетела не в него – а жаль – а в стену рядом с ним, алым пятном растекаясь по дереву и стекая на пол. – За счёт заведения.
Не то что бы у неё заиграл материнский инстинкт – бездумно рвать и метать, когда кто-то покусился на жизнь её отпрыска, но свою территорию Эслинн всегда умела защищать и показывать другим, что это её – тоже. Лейв принадлежал ей от кончика волосков на голове, до грязных ногтей на ногах, и никто не имел права прикасаться к нему в отместку ей.
- Совсем рёхнулась, стерва?! – рыкнул мужчина, у которого рядом с ухом просвистело. Осколки посыпались на него, а брызги запачкали одежду. – Я сейчас сверну ему шею, как цыплёнку! – он сжал горло мальчика настолько сильно, что даже у Эслинн не осталось сомнений – синяки уже останутся, а продлись так несколько минут и её сын задохнётся, если никто не вмешается.

+2

6

— Блядь.

Вместе с тем играет здоровый азарт хищника. В самом деле, есть такая штука, когда хочется почуять крови, даже если не ощутить её на зубах, как и податливую плоть, но пустить ручьём. И бахвалящийся выродок вполне оправдал ожидания Бельга.
Урод, казалось в первые мгновения, ушёл спокойно, немало тем разочаровав готового рвать шкуры следопыта.

Бельг глубоко втянул запахи носом, ловя слухом крики, возню и угрозы. Яркой вспышкой резанул перепонки звук бьющегося стекла и капель красного кислого вина на пол.

Тяжёлая длиннопалая ладонь ложится на рукоять кинжала у пояса.

Бельг, словно равнодушный к гомону и разборке со щенком, даже не оборачивается.

Рано.

Пальцы смыкаются на шероховатом дереве.

Лодер рыгает дешёвыми издёвками. Легко представить ощеренную харю, смард изо рта, откуда явственно слышен аромат дрянной браги и жареного лука.

Кисть, едва напрягаясь, тянется к груди, неслышно высвобождая острое лезвие.

Сместить вес тела на левую ногу, едва отведя плечо, будто садится на освободившееся место - недурное к слову и с хорошим обзором всего помещения. Взгляд падает на початую пузатую бутылку на соседнем столе.
Внимание к деталям - бесценная наука.

Размытый ореол входа, две неясные фигуры - направление. Хорошо.

Губы кривятся в очень недоброй ухмылке, когда Бельг замечает выражение лица одного из постояльцев.

— Только заверещи, паскуда и подохнешь.

Не верещит, падая глазами обратно в тарелку.

Взвизгнула зато, вдруг, зазевавшаяся служанка, когда левой пятернёй следопыт отвесил ей ощутимый шлепок по ягодицам и на крик, как ожидал, невольно, в тянущей тишине представления, все обернулись к ней.

Лево - право.

— Ты моя умница.

Перехватить кинжал за лезвие так быстро, как возможно.

Разворот, резкий, в сторону, противоположную визгу.
Он точно должен успеть. И - точно попасть - когда заточенный кинжал слетел с выкинутой ладони.
Потому, что Лодер тоже отвлёкся. Открылся.

— Мудак.

ОФФтоп

Так, обрисую то, что хотел сказать, Упоротый Гениальный План, крч: Бельг шлёпнул служанку (другую, мало ли рядов встало истуканов, чтобы поглазеть), так что она заорала (да, автору жалко, но девушка жить будет). Служанка слева. Бельг развернулся вправо и с левого плеча метнул нож в нашего террориста. Попал ли - прописывать не буду, негоже распоряжаться чужими неписями). Если что приношу извинения за каламбур, я в боёвки очень плох : с
ЗЫ
И если это совсем дно, говорите - перепишу (х

Отредактировано Бельг (2017-10-20 01:19:03)

+2

7

Шериан написал(а):

Бельг 43 (+10) - удача с большим трудом
Лейв 83 - удача, с легкими ранениями


Лейв дёргался, пытаясь вырваться из хватки незнакомого мужика, на глаза от боли и страха наворачивались предательские слёзы. Он был дитя улицы, даром что с матерью – он знал, он знал, что быть может! И его блевать тянуло прям сейчас от такой перспективы!
Мужик, может, и выволок бы его на улицу уже за горло, не попавшись даже под кувшин, но час был людный и сзади образовалась затычка из других гостей, возмущающихся на крыльце лишь чуть менее громко, чем заорали внутри, начиная с девицы.
В воздухе свистнул кинжал.
– А-а-а, ру-уки-и! – заорала деваха и – о ужас! – хапнула с соседнего стола поднос и треснула им по скуле обидчика. То была то ли дочка, то ли племяша хозяина. Неприкосновенная щёлка, считай. Герой напоролся на принцессу не с той стороны.
– Нож, нож!
– Давай, Линн, ёбни ему!
– Никаких драк в моей жральне, с-суки!
Ма-а-аха-ха! – задыхался мальчик и, пока мужик отвлёкся материться на попавший в его плечо и ослабил хватку, вывернул себя с горлом из его хватки, заехал локтем ему между ног, и рванул в сторону таверны, спотыкаясь о чью-то ногу. Чьи-то руки перехватили его, и он запаниковал, не видя через слёзы ничего, но, удивительно, не стали душить или возвращать. Вокруг улюлюкали и одновременно возмущались: одни требовали крови, другие – в основном персонал, которому после разбитых носов и посуды и стульев всё убирать – поддерживали ревущего "на улицу, с-суки!" владельца. До сих пор визжала и всё пыталась избить в кровавую кашу подносом мужика вдвое больше себя обиженная девка.
Мама-а! – стонал перепуганный ребёнок, растерявший всю свою раннюю и наносную взрослость от ужаса. Он не видел, как его обидчика втолкнули внутрь и теперь люди формировали вокруг прохода и ближайших столов круг, требуя продолжения драки с Эслинн, её сыном, заступником и обидчиком в главных ролях.

+2

8

– Ма-а-аха-ха!
- Заткнись, ты мешаешь мне сосредоточиться! – Эслинн не ждала помощи, поэтому думала, как ей самой решить возникшую проблему. Она слишком слаба физически, чтобы справиться с двумя мужчинами, и почти уже согласилась дать им то, зачем он пришли, когда в толпе взвизгнула племянница хозяина, а все отвлеклись на крик, включая Лордера.
Эслинн сделала шаг к нему с сыном, когда мимо просвистел нож и попал в цель, вызывая ещё один крик, но уже мужской и с другой стороны. Лейв ринулся через толпу, а она – к нему, чтобы перехватить в свои руки и прижать к себе одной рукой, неотрывно смотря на гостей. Она подозревала, что после этого им не захочется продолжать начатое, а её защитник, тот же самый, что удивительно, сейчас был занят другой проблемой. Эслинн видела, как щедро ему съездили по лицу.
- Живой? – бросила она Бельгу через плечо, слыша, с каким наслаждением племянница хозяина дубасит своего обидчика. – Заканчивай, Иви.
- Он меня облапал!
Эслинн вздохнула.
- Тебя уже охотник за прошедшую ночь до рассвета облапать успел. Орала так, что у меня стены в комнате тряслись.
Девушка зарделась, подавилась рвущимся возмущением, но крыть ей было нечем. Она послала ненавистный взгляд Эслинн, потому её заступнику, которого причислила к длинному спинку ебарей их поломойки, а потом снова, сжимая плотно губы, замахнулась на него подносом. Эслинн отлично знала, что вмешательство и заступничество, когда по одну сторону незнакомец, которому она должна была отплатить за сына, а с другой – родня хозяина, то ей в случае неправильного выбора грозит пинок под зад. И всё ж таки…
Прижимая к себе сына, Эслинн перехватила руку Иви, занесённую вместе с подносом, грубо дёрнула её на себя, вынуждая девицу податься вперёд и от неожиданности выпустить поднос со звонким дзынь к себе под ноги. Освободившаяся рука тут же отвесила пощёчину по холёной щеке, но Бельга в это время благополучно оставили в покое, ощупывать нос и лицо, которому успело знатно прилететь  от взбешённой девки.
- ВЫМЕТАЙТЕСЬ ИЗ МОЕЙ ТАВЕРНЫ! ВСЕ! – заорал по всю глотку хозяин таверны. – ТЫ И ТВОЙ УБЛЮДЫШ! – сосисочный палец ткнул в сторону алиферов, мужчина разбрызгивал слюну. -  ВЫМЕТАЙТЕСЬ! И ЧТОБЫ Я ВАШЕЙ НОГИ ЗДЕСЬ БОЛЬШЕ НЕ ВИДЕЛ!
Эслинн знала, что этим всё закончится, но об одном она подумала слишком поздно. Лордер улыбался от уха до уха, несмотря на полученное ранение. Раз девушка окажется на улице вместе с её щенком, то ему даже не придётся особо напрягаться, они сами шли к нему в руки. Здесь-то понятие закона весьма отдалённое, иначе бы толпа так яро не ждала продолжение, а что уж говорить про улицу.
- Я их у тебя забираю, - с самодовольной ухмылкой Лордер смотрел на женщину, которая крепче прижимала к себе напуганного ребёнка.
- Забирай и проваливай! – орал хозяин, смотрят на учинённый погром и считающий убытки.

+2

9

...Если бы давешняя жертва лордерова стояка не вмешалась, то Бельг бы сам завершил скандал сучонки, решившей что он не способен ударить женщину. Пока Бельг принимает оборону, жёлтыми глазами неотрывно следит за движениями девицы. Много сил прилагать ему не надо, чтобы, например, сломать ей нос или кисти, перехватив руки. Хотя куда действеннее было бы эту щепку оттрахать на заднем дворе - это куда более продуктивно и явно приятнее, чем выбивать овце зубы.
Впрочем, на счастье последней, следопыт не успел принять окончательного решения.

Он почти равнодушно пронаблюдал за развязкой, на ощупь обследуя собственное лицо. Ничего, конечно, чего не способен залечить простейший отвар.

— Ты лучше щенка уводи, — запоздало отреагировал на формальный, в общем-то, вопрос. Успел получше разглядеть свою нежданную заступницу. Яркая метка - шрам, но это не самое плохое, что можно увидеть на лицах местных баб.

На хозяина таверны он оглянулся спустя секунду после крика, с удовольствием смакуя следующее:

— Хотел передать, что Тэрика ждёт должок, сисястый. В следующий раз я буду не клиентом, — снова на пунцовую драчунью. — Потолстей к моем приходу, щепка.

А вот теперь... Как минимум нужно вернуть нож. И, разумеется, он не хренов спаситель детёнышей и их мамаш - мамаша, ведь так? - но вечер явно не подошёл к концу. Лордеру следовало бы дать дёру, вместе со своими шавками.

— Да пожалуйста, подавись. Только...
В два широких шага он оказался рядом с противниками, хватая приятеля Лодера за ухо и выворачивая. Последняя истерика полового захлебнулась в новом оре.
— Сначала кое-что решим между собой. Ага? На улице, а то сисястый волнуется.

Хорошо, если у девки с пацаном окажутся мозги и они уберутся отсюда сами.
За пределами таверны Бельг плевал на полумеры. И первым шагнул за порог, с силой выталкивая перед собой гавкалку неприятеля. Отморозку-Лордеру, наверняка, хватит дури вытащить нож из плеча, чтобы и им воспользоватся.

Отредактировано Бельг (2017-10-20 21:28:44)

+2

10

Лейв мало что мог понять в хаосе и панике обыкновенной для таверны драки, но мамкины руки (и сиськи) всегда значат относительную безопасность. Зачем мама защищала какого-то небритого ссаноглазого от вреднючей Иви, он не знал, но когда всех возмутителей спокойствия (вместе с подстрекалами по краям круга) попросили на выход, они вылетели из таверны вместе. Вместе с мерзким дядькой один и мерзким дядькой два, да.
Мам, он что?.. – спросил, очутившись на крыльце и тут же будучи выпнутым за круг драки мальчик, ощущая реальное пожелание больше их не видеть со стороны трактирщика. – Из-за меня?
Драка два на одного – нечестно, но кто в Теллине хотел что слышать о честности? Треть зевак – хотела, остальная же просто улюлюкала и поддакивала. Лейв задержался, протискиваясь, чтобы узреть судьбу их с мамкой своеобразного, но всё же спасителя.
Его же изобьют! – громким шёпотом шикнул маме он и наклонился за камушком, чтобы хоть как-то поддержать героя, но тут его взяли за ухо.

+2

11

Эта таверна долгое время кормила её и Лейва, но стоило давно покинуть это место и уехать из Теллина. Одна из её самых больших ошибок в том, что Эслинн после того, как её благополучно выпнули из борделя, - не уехала из Теллина, искать новое место в другом городке. На тот момент она думала, что нигде нормально пристроиться не сможет, а уже готовая репутация закрепляла за ней несколько клиентов и, как следствие, прибыль. Перестраиваться под новые обязанности было сложно, а теперь ей прошлое-нынешнее аукалось серьёзными проблемами и, в конце концов, всё шло к тому, что ей вместе с отпрыском придётся убраться из города.
Вещей у них толком не было, но и того, что было, собрать не дали. Благо, все вырученные деньги Эслинн по привычке всегда носила с собой, да и выручку за вечер в общий котёл хозяина кинуть не успела, а оставила у себя. После взмаха рукой в сторону двери – она тем более возвращать его не собиралась. Компенсация. Просьбы оставить их двоих и не выгонять на улицу всё равно ничего не дадут, а общество такого ублюдка, как Лордер, может аукнуться им в будущем.
Но сейчас надо разобраться как-то с защитником и компанией, которой зудело почесать кулаки. Эслинн поймала сына за ухо, не позволяя ему вмешаться в процесс. Под создавшийся шум они могли благополучно уйти, свиснуть лошадь из конюшни и поскакать до первой переправы, пока не хватятся. Прочь  из города. С чистой совестью именно это она и собиралась сделать, когда взяла сына за руку и потянула его за собой. За спинами медленно смыкалась толпа, которая жаждала зрелища.
Лордер, взбешённый полученным ножом в плечо, гневно взревел, вынимая из плоти окровавленное оружие и свободной рукой, здоровой и вполне дееспособной, собрался закончить начатое. Его друг, правда, помогал ему в этом весьма неохотно. Ситуация с тем, что кому-то взбрело в голову защищать шлюху и её выблядка, выглядела в его глазах странно, а тип, который это делал, повёрнутым на голову. Кому ещё взбредёт в голову в Теллине вступаться за них? Только типу, который не боится смерти или настолько уверен в своих силах, что без колебаний нарывался на драку, решив преподать урок сразу двоим убийцам. Он услышал знакомое имя в таверне, с обещание в адрес хозяина заведения, и всё пытался прикинуть, с кем имеет дело, но располосанную шрамами морду и подукрашенную подносом с кровавой подписью от племянницы хозяина, не узнавал.
Лорден не собирался оставаться в долгу у ульва, а потому нанёс ему удар тем же самым ножом, но намеренно делал атаку не смертельной, а максимально болезненной, чтобы подольше поиграть с волком. В пылу драки, под улюлюканье заведённой толпы, он сам начинал пьянеть от азарта убить противника, и какое же было удовольствие на его лице, когда нож попал в мягкую плоть, а воздух наполнил запах свежей крови!
Лейв был прав. Двое против одного – нечестно, но в Теллине никогда никакие дела не проворачивались честно. Ввязавшись в спор за даму, Бельг должен был это знать. Он повёл себя глупо в понимании Эслинн, когда решил им помочь, зная, что может не сносить собственной головы, и всё же.. она тащила сына в конюшню, насильно заставляла его лезть в седло и туда же усаживала свою задницу, чтобы после направить лошадь в сторону толпы и разогнать её страхом оказаться под копытами лошади, а сама остановилась перед своим спасителем, не протягивая руку помощи, но нетерпением показывая, что даёт ему шанс убраться отсюда вместе с ними.
- Шевели жопой!

Шериан написал(а):

63 на атаку Лордера - удача, с легкими ранениями. Ранение на усмотрение игрока, т.е. Бельга.

+2

12

Нож, придурок, всё-таки вытащил. Впрочем долго довольствоваться тем, как кровь толчками вытекает из чужого плеча, не успевается - Лордер нападает. И, сука, успешно!

Боль резанула вдоль левой руки, вынуждая резко изменить направление и прервать направленный удар.
И боль же позвала наружу то, что до этого момента лишь сонно ворочалось в сознании Бельга.
Зверь издал глухой рык через едва изменившуюся гортань. Жёлтые глаза, теперь явственно нечеловеческие, взглядом впились в противника, не отпуская ни на секунду. Дыхание стало чаще, будто в лихорадке.
О нет, Бельгу не подурнело! Он чувствует себя как нельзя хорошо!
К счастью, в темноте сложно разобрать, пока что, неуловимые изменения в облике следопыта. Только движения стали резче, будто вывереннее.
Бельг чувствует кровь. Её запах так хорошо, так чётко указывает путь. Кровь, пот, толика того самого, неповторимого окраса одного из.

И как же не вовремя в единение с добычей ворвался лошадиный дух и чужой, сейчас кажущийся какофонией, громкой до раздражения, голос. Женский.
Конь, закусив удила, загоревал на месте, будто силясь показать всаднице своё отношение к приглашению в седло зверя.
Ответа на явный призыв не последовало, вместо этого следопыт с силой - но гася удар, чтобы не сломать скотине таз - ударил лошадь по крупу, отскочив, сразу, в сторону. На случай, если тварь решит ответить копытами.

На сегодня хватит кобыл - а был ли под девкой мерин - не суть.

Последняя атака, уже на, на мгновение замешкавшегося*, Лордера - нырнуть под руку с зажатым клинком, ударить, что есть мочи, по локтеквой кости, в место на сгибе, что угадывается под одеждой.
Сломать.
Зверь хочет насладиться процессом. В конечном счёте - теперь он может прибить бешеную собаку от имени Тэрики.

прим.

* позволил себе прописать таки момент реакции непися.
2. Заявка на атаку, чтобы сломать руку Лордеру.

ЗЫ
Приношу извинения за задержку) И за лошадь (х

+1

13

Лейв шикал "ай-ай-ай-ай-ай", смиряясь перед волей и железной хваткой мамки, что геройствовать сегодня ему неча. Он мало различал события, но, покуда драка была в самом разгаре, думать мозгу недоросля было нечего. В какой-то момент они вырвались из кольца зевак и погнали на конюшню, мальчик сразу споро нашлёпнул на одну из наиболее крепких лошадей седло с крюков и помог маме затянуть ремни, чтобы оно не ездило под весом тела в одном стремени. Так они выехали вдвоём, Лейв спереди, мать с поводьями – сзади, впрочем, скоро их перехватил он, пока они сажали ещё и мужика третьим в этот бутерброд.
Лошадь всхрапнула от натуги, и им пришлось с ней изрядно полягаться, разгоняя уродов с дороги, но вскоре, показывая улюлюкающей толпе язык и оттопыренный палец, Лейв, Эслинн и незнакомец потрусили прочь по улице с говорящим названием "Делёжная". В былые времена, пока в высоком доме с флигелем с видом на порт в одну сторону и плавучий рынок за скалистым утёсом в другую не поселился какой-то знаменитый инквизиторский дознаватель, тут постоянно били морды и лили кровь наёмники разных гильдий и прочая шелупонь. С тех пор размытая грунтовка оказалась замощена более-менее приличным камнем, а на улице появились приличные лавки и стали селиться приличные люди, но память о месте осталась.
Они проехали вплоть до юго-западных ворот города, благо было верхом даже тихо от их таверны немного до них ходу. Тогда-то Лейв остановил храпящую тварь и, хлюпнув носом и зыркнув краснеющими глазами назад, на взрослых, сказал:
Слезай, эта лошадь теперь наша, я её гробить не могу.
Благо, мужик, хоть и грозный на вид, послушал, фыркнул, да свалил, будто сам чуял себя гадко в слишком тесном для троих большом седле и верхом.
И… спасибо? – мальчик глянул ещё раз на мать. На дворе был последний месяц лета, они были одеты легко, а ночи становились холоднее, но что они будут делать теперь? Погонят прочь в ночь, подальше отсюда, чтобы не пришли за деньгами и наделать им проблем ещё какие друзья?

+1

14

Эслинн знала, что когда-нибудь ей придётся убраться из города. По Теллину она не грустила и не собиралась оборачиваться, чтобы адресовать ему последний прощальный взгляд и прокрутить в голове сладкие воспоминания – их не было. Всё, что когда-либо случилось с ней и каким-то чудом попадало в список того, что действительно хотелось бы вспоминать, уезжало вместе с ней в эту самую треклятую ночь. Для многих матерей, конечно, сам момент рождения их дитяток на свет – чудесен и прекрасен, чтобы вспоминать о нём и трепать ребятёнка за пухлую щёчку, но у Эслинн он стойко связался с примерзким процессом родов, который она бы ни при каких условиях больше не повторила. Вспоминать о нём тоже не хотелось, а мелкий и тощий довесок был с ней. Второй раз мамку работы лишил, ну.
Впрочем, винить его она в этом не собиралась. Не его вина, что мать долгое время была и оставалась шлюхой и по доброй воле не оставляла Теллин, когда таких возможностей было море. Судьбе надо было столкнуть её нос к носу с новыми проблемами, чтобы задуматься о переменах, а ещё оставить её фактически без выбора, ибо какой она имела сейчас? Вернуться, чтобы Лордер и его шавки задорно трахнули её сына и её за компанию, а потом прихлопнули, когда наскучит развлекаться? Нет, спасибо. Приключения мы найдём себе как-нибудь сами.
Хотя всё-таки, будем честны, у неё была одна причина здесь задержаться.
- Найдёт или нет?
Долго думать и вспоминать ей не позволили. Лейв поинтересовался о планах и вновь привлёк внимание к неожиданному спасителю. Без участия незнакомца, несмотря на всю его грубость и неотёсанность в манерах (можно подумать, что в Теллине что-то другое водилось), они бы вряд ли выбрались из этой заварушки, а так и долг выплачен и жопы целы. Буквально.
- Береги задницу! – Эслинн посмеялась и, удобнее перехватив поводья, направила лошадь вперёд. Сын уже поблагодарил перевёртыша за них обоих, да и она своим поступком, когда силком втянула мужика в седло третьим, - тоже. Она могла этого не делать, но по-своему, хоть и криво, отплатила ему за доброту. Ну или что он там проявил к ним обоим и почему вообще ввязался в эту драку ради шлюхи и её бастарда. В любом случае, женщина знала, что их пути больше не пересекутся, а им с Лейвом придётся искать себе новый дом, так почему бы не выбрать для него городишко получше?

эпизод завершён

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши (арх) » За прекрасных дам