Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Несчастный случай на производстве


Несчастный случай на производстве

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

- действующие лица
Эйтан, Эслинн, по желанию присоединение Лейва
- содержание
Несколько совместных историй из прошлого разного содержания, даты и места.

0

2

Страдник, 1014 год

Место новое, работа – старая! Не поймите неправильно, Эслинн нисколько не комплексовала (если у такой особы вообще могут быть какие-либо комплексы) по поводу своей работы и способов, как заработать себе на хлебушек. Она вполне себе была довольна наличием крыши над головой и постоянной прибыли, которая аукалась ей звонкой монетой. К тому же, за особые старания клиенты всегда накидывали сверху, если не были скупы, как старые и морщинистые скупердяи, у которых денег валом, а желаниями ими делиться – пересчитывать монеты в толстом кошеле, как бедняк, которые не знает, на что ему заработанную копеечку потратить: то ли пожрать раз, то ли потрахаться и голодать недели две, пока новую монету не получится для нужд.
За годы практики она научилась уже на глаз определять, каков человек. Стоит ли обращать на него внимание и пытаться утянуть в свои сети Венеры или же пусть другие им занимаются. Эслинн, как любой торгаш, стремилась потратиться поменьше, а получить побольше. Чаевые, которые набрасывали сверх основной суммы, она не берегла, но оставляла себе. Смысл беречь и откладывать, когда живёшь в борделе? Здесь любая потаскуха могла позариться на твоё добро, сколько его не прячь в занюханный и не менее затраханный, чем его персонал, матрас. Поэтому Эслинн предпочитала их выгодно вкладывать в то, что приносит достаток – то есть, в себя. О будущем она не думала. Да и о каком будущем может идти речь, когда ты промышляешь п.. такой работой? Она жила одним днём и не заглядывала в будущее. А что там может быть? Семья? Дети? Муж? Смехотворная ересь.
Всё самое интересное в Теллине свершалось под ночь. То пиратский корабль причалит к их бухте разврата и заразы, то кто-то из гильдии убийц заглянёт на огонёк, снять напряжение после трудного, но прибыльного заказа. А они трудились во имя общего блага и своего собственного, разумеется. Хозяйка их не баловала, но девочкам, которые приносили хорошую и стабильную прибыль, всегда доставались лучшие вещи, спальни и украшения. Всё, чтобы они цвели и пахли, завлекая ещё больше и больше мужчин к себе под юбку.
Как ни странно, но даже в такой дыре, как теллинский бордель мадам Памфри, был свой график проставления услуг. Днём девочки спали и отдыхали после трудной ночной и вечерней работы. Впрочем, кто как. Некоторые рыдали в подушку, потому что у них уже неделю не было клиента. Казалось бы, лежи и отдыхай. Впервые никто не пыхтит над тобой и не требует извиваться в наигранном экстазе, но здесь – это твой хлеб. Шлюху, которая не работает, долго держать не будут. Мадам давала всего два шанса исправиться, если за это время ничего не менялось, то девчонка быстро оказывалась на улице.
Эслинн знала таких. Видела, как они, смердящие и грязные, запрокидывают юбки платья, светя голыми задами в переулках Теллина, чтобы хоть кто-то обратил на них внимание и отодрал прямо там, не смущаясь компании таких же пьяных и дрянных, как она сама. Оказаться в их числе алифер не хотела. К тому же, она за годы практики набила себе руку (да и не только её), чтобы завлекать клиентов словами, а не только телом. Вы удивитесь, сколько мужчин ищут возможности просто поговорить с женщиной или высказаться ей! Снять напряжение можно не только близостью, но и задушевными разговорами под вино и фрукты. О, таких клиентов Эслинн любила больше всего. Платили хорошо, а от неё всего и требовалось – слушать, слышать и быть участной, своевременно вставляя слово, улыбаясь, сочувственно вздыхая и подливая вино, чтобы мужчина поскорее расслабился и забылся, а после оставил ей добротный мешочек с монетами.
Пока будут мужчины, неудовлетворённые своими жёнами, - бордели не исчезнут, а шлюхи не лишатся своей работы.
- Эй, продажные! – с весёлым смехом в общую комнату ворвалась женщина уже средних лет, но всё ещё пользующаяся популярностью у мужчин. – Там прибыл капитан Груфар. Его парни голодны, как кабальские демоны. Ну-ка задницы пудрой присыпали и пошли в работу!
Работа, милая работа.
Они никогда не знали точно, когда корабль причалит к берегу, а к ним повалит клиентура, но всегда были готовы. Писку-визгу, бой за пудру. Каждая пыталась придать себе желанный вид, чтобы с первых секунд утянуть морячка за ремень в свою спальню. Кто-то, не придавая особого значения внешности, уже бежал впереди всех в главный зал или на улицу – встречать гостей, да первой их обслужить, чтобы быстро закончить с одним и приступить к другому. Эслинн не торопилась. Она ждала рыбку крупнее и вкуснее, зная, какой нрав у капитана корабля. Он всегда щедро платил своим женщинам и вдобавок оставлял украшение из той огромной части награбленного с товарных суден. Она пошла к чёрному входу, через кухню, не переживая, что за такой короткий проход к ней успеет прицепиться запах пищи с кухни. Еда и женщина – отличное сочетание!
Выглядывая из тени, в приоткрытю дверь, она видела, как её коллеги труда уже хохотали и шли в обнимку с пиратами, направляя их в сторону их чудесной обители. Эслинн посматривала в сторону причала, ожидая, когда же на нём появится капитан судна. Ждать пришлось недолго. Рыжебородый мужчина ступил на помост, соединяющий палубу корабля с берегом, отдавая последние приказания по работе на корабле матросам и рабам, а Эслинн выпрямилась, поправила юбку, собираясь выйти из тени и лично поприветствовать капитана, когда заметила что-то странное на берегу.
Странное, но до жути интересное. Капитан Груфар уже удалялся, а она махнула на него рукой вместе с прибылью, за которой так стремилась угнаться. Теллин – дыра, которую нужно ещё поискать. Здесь в любо время года и суток собирается вся самая прославленная и не очень нечисть в лице воров, убийц, контрабандистов и прочего-прочего, но увидеть в их числе молодого парня, который, к тому же, является представителем её расы – это что-то удивительное.
Услышав, как переговариваются пираты, Эслинн ненадолго отвлеклась на них – она ещё могла прошвырнуться с одним из них до комнаты, но..
- Эй, парень! – Эслинн улыбнулась, смотря на мальчишку. Зелёный, молодой, совсем ещё ребёнок в сравнении с ней. И что ей так приглянулось в нём? Наверняка же у него нет денег, чтобы заплатить ей за услуги. Впрочем, это будет недолго. Её губы растянулись в улыбке, а она, уперев руку в бок и похабно выставив бедро, наблюдала за ним из тени.
Парень обернулся, кажется, не веря в то, что она звала именно его. Черноволосый, синеглазый, с остроконечными ушами, которые обманчиво выдают его за эльфа, но она прекрасно знала, что за этим смазливым личиком прячется алифер. Эслинн, как и многие алиферы, скрывала свою принадлежность к крылатой расе, выдавая себя за эльфов. Этот мальчишка делал то же самое. Жители Алира редко появлялись в таком месте, а если и были, то давно уже избрали путь тьмы и хаоса, но со своим умением читать людей Эслинн не видела в нём ничего такого, разве что… да, что-то было в этих синих и глубоких глазах молодого алифера.
- Иди сюда, - она поманила его за собой, развернулась и пошла за угол, не дожидаясь, когда он сделает шаг за ней. Она отлично знала, как это работает. Сначала он стоит и растерянно смотрит ей в след, думая, не ошибся ли он, действительно ли его приглашают и хотят обслужить, а потом всё же решится и пойдёт проверить. Так и произошло.
Никогда не поздно передумать, но Эслинн уже сделала свой выбор. Тащить его в общий зал и, тем более, комнату, она нес тала. Ни хозяйка, ни другие девчонки, которые менее заняты делом, но всегда не прочь сунуть свой пытливый нос в чужие дела, не поймут такого порыва. Ясно как день, что этот вариант совершенно бесприбыльный, а смазливое лицо в комплекте с неопытностью не оправдывает такого стремления уединиться.
Кто бы мог подумать, что она потянет его к кузнецу, пока хозяин отдыхает от работы! Кузнец мог в любое время вернуться, но им много и не надо было. Внутри было тепло и сухо, горн давно остыл после тяжёлой работы. Множество инструментов, которые были сделаны или исправлены рукой мастера, выстроились в ряд вдоль стены, а в углу, прикрытой стёганным одеялом, лежала куча сена, которую хозяин, не находя в себе сил идти в дом после тяжёлого дня, использовал вместо постели.
Здесь же работал, здесь же спал, сюда же девок таскал. Эслинн многое знала о хозяине, поэтому, мысленно прикинув, сколько у них времени, перешла сразу к делу, как только подросток оказался внутри. Она умела убеждать и была достаточно настойчива и опытна, чтобы быстро заткнуть ему рот и увлечь, пока растерянный и сбитый с толку мальчишка не решил бежать. Пусть попробует со спущенными штанами.

+1

3

Теллин – отличное место, чтобы закончить свою жизнь бесславно, с ножом под рёбра и обворованным. О дурной репутации этого города Эйтана знал достаточно, чтобы при наличии инстинкта самосохранения обходить его стороной и не совать свой нос в чужие дела, но он был подростком, который рос без отцовской руки, и с дерьмовым характером, свойственным мальчишкам в его весёлом пубертатном периоде. У него был дом, где он мог остаться и жить, отплачивая женщине, которая пыталась стать матерью для него и сестры, но делал всё, чтобы не оправдать её надежды и ответить зубами в кормящую руку. Он из кожи вон лез, чтобы соответствовать клейму убийцы и подонка, которое сам же себе поставил, как свинье на скотобойне. Выжженная старая метка. У него была возможность с благодарностью принять помощь Кэтрины, пойти в подмастерье к плотнику и зарабатывать на хлеб честным и добросовестным путём, проводя свою жизнь вместе с сестрой в цветущем Берселе, забыв о родине и матери с отцом, как об ужасном и старом кошмаре, но он тяготил его. Эйтан много раз жалел о том, что вступился за сестру, когда мог продолжать жить с родителями дальше, не торчать сейчас на материке без возможности расправить крылья или прокатиться верхом с отцом, потому что он его своими руками убил.
Ален выбрал свой путь, как водится у подростков, - неправильный. Он вложил себе в голову мысль, что сможет убить, если ему за это заплатят, что такая работа больше подходит алиферу, который пошёл против собственной семьи. Он сам опускал себя на дно и считал, что поступает правильно. Идиотское подростковое мышление, которое легло основой для дальнейшего макания в грязь по самое горло и выше на всю остальную его жизнь. Он был эгоистом, который прикрывался сестрой и тихо вечерами винил её в том, что его жизнь настолько дерьмово сложилась после её рождения. Без неё было бы лучше. Не умерла бы в тяжёлых родах и в одиночестве мать, не умер бы отец, которого он убил, защищая её, а ему не пришлось бы скрываться от закона в страхе, что его найдут и казнят за убийство.
Теллин казался ему отличной возможностью начать всё заново. Он покинул дом приёмной матери ночью после неудачного сна и видения, напомнившего ему о его настоящем доме, и летел в ночь сюда, чтобы добраться под утро голодным и уставшим от продолжительного перелёта. Он пытался найти тех, кто может взять его под крыло и научить, как управляться с удавкой, как брать заказы и их выполнять. Он серьёзно думал, что его навыков окажется достаточно для начала, а дальше он точно сможет и точно сумеет, но судьба окликнула его, и он не сразу понял, насколько сильно и глубоко в неё влип.
- Эй, парень!
Алифер обернулся на голос, и увидел в тени заведения, смутно похожего на бордель, взрослую зрелую женщину, которая улыбалась. Ему? Ален покрутил головой, пытаясь заметить кого-то, к кому она обращалась, но мимо давно прошли пираты с корабля, а они на улице остались один на один. Ему так и зудело ткнуть себя пальцем в грудь и с искренним удивлением и неверием на лице спросить: я-я? Откликнуться на зов, когда звали не его, было бы унизительно и неприятно, а потому он проверял и осторожничал, пытаясь понять, зачем взрослой женщине сдался подросток. Он мало что смыслил в женщинах – если вобще смыслил, но где-то внутри что-то звучало на уровне инстинктов и кричало, что демонстративно выпяченное бедро – это вкусно. Не в смысле жрать, а тянуть руки и тискать, пока дают. Дают же..?
- Иди сюда.
«Иду», - хотелось ему сказать и пойти, как телёнок за титькой, но он, сделав неуверенный шаг, остановился. А… а платить чем? Бесплатно девицы только глазами хлопают и хихикают, обсуждая то уши, то походку, то ещё хрен знает, что они там обсуждаются, так улыбаясь и гадко хихикая. Шлюхи водились везде, включая светленький и чистенький на первый взгляд Берсель, но его неумелые попытки соблазнения выпроваживались с развесёлым смехом потаскуний и его красными от стыда ушами, когда он уходил, сжимая кулаки, потому что не дали все, как одна – недоросль.
Здесь ему предлагали.
В чём подвох?
В этом мире ничего бесплатно не бывает. Навряд ли такая особа по доброте душевной решила приложить его к сиське из жалости и в память обо всех своих не рождённых детях. Как и то, что она могла ошибочно решить, что у него есть деньги расплатиться с ней за услуги. Зачем ещё ей мог сдаться подросток? Сбагрить его в рабы какому-то работорговцу, которых в Теллине, хоть жопой жуй? Вариант. Эйтан вопреки здравому смыслу – ну а вдруг правда что обломится? – пошёл за ней. Женщина повела его не в бордель, а за угол и завела в другое строение.
Кузница?
Ален удивлённо осмотрелся, сжимая в руке охотничий нож. Подвох, где-то должен быть подвох. Не могла ему взрослая женщина с опытом и недурной наружностью предлагать себя за спасибо и просто так. Он осматривал кузницу и в каждом углу высматривал опасность и объяснение женскому рвению затащить его в постель.
Ахтыжблядь!
Эйтан не успел среагировать, потому что женщина с такой ловкостью и быстротой расстегнула ему ремень и поднырнула к нему, прижимая спиной к стене, что он прям растерялся и засмущался. Серьёзно? Она это серьёзно?! Ален выронил нож, на что она посмеялась, заметив оружие, лежащее на полу у ног, а он стоял перед ней беззащитный и обескураженный, глаза беспокойно бегали, а он не знал, что вообще делать. Зато она знала и, не промахиваясь, быстро спустила ему штаны. Не дала рефлекторно прикрыть всё, что важно, а тут же накрыла рукой и..
Чтотыделаешь!!!
Что она делала – понятно, а он застыл, как истукан, теряя дыхание на вдохе и боясь пошелохнуться – вдруг она остановится? Он вообще ни о чём не думал. Ни о женской руке, которая ходит туда-сюда, разгоняя в нём кровь и выветривая все мыли. Ни о том, что подозревал её в сговоре с контрабандистами и торговцами рабами, а хрипло дышал и с полуприкрытыми глазами наблюдал, что там вытворяли эти ловкие ручки, пока она не начала учить его целовать. Глубоко, мокро, но не противно, а потом она отстранилась, а он потянулся за ней, как ведомый, хотя руки с его тела ушли, лишая тепла, но оставив воспоминание о наслаждении.
Эта женщина удивляла его каждым своим движением и решением. Она улыбалась и ухмылялась, смотря на него с искрящимися и хитро прищуренными глазами, когда властно толкала его в грудь и опрокидывала спиной на чужое подобие постели, чтобы под его растерянный выдох и скомканные попытки приподняться на локтях, задирая юбку платья, сесть ему на бёдра, в два лёгких движения сбросить с плеч платье и дать потаращиться на грудь, даже взять его руку и устроить ладонь с забавным и смеющимся: не стесняйся! Какое стеснение? Он охреневал от происходящего и не успевал отойти, воспринять, принять одно и подстроиться, как она снова бросала его в горячую воды, а ты греби и плыви, как можешь.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Несчастный случай на производстве