Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.03.1082] Предатель


[18.03.1082] Предатель

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

- Локация
о. Силва, Фалмарил, таверна в окрестностях Фалмарила
- Действующие лица
Тэлл, Рихард, Тиль, Флэйк
- Описание
предыдущий эпизод - [17.03.1082] Лжец
Говорят, что кровные узы - самые крепкие на земле, но не ошиблись ли смертные в суждения, ведь Зов, услышанный всеми братьями, был проигнорирован некоторыми из них. Как поведёт себя Рандон, узнав, что на его стремление встретиться ответили лишь единицы из братьев, да и те едва ли проделали часть возложенной на них работы.

0

2

Пока Лестат посылал зов братьям, сигнализируя где и во сколько всем следует собраться, Рандон таки предпринял попытку связаться с Алиллель. По началу богиня просто не отвечала на его зов, что, в общем-то, не сильно удивило ульва, но Рандон умел быть настойчивым, если не сказать, что назойливым, поэтому через некоторое время эльфийка вышла с ним на связь, не шибко ласково поприветствовала брата, изъявив желание отправить оного в далёкое и не очень эротическое путешествие, рявкнула, что у неё сейчас проблем выше крыши, и исчезла. Рандон присвистнул. И улыбнулся. Не то чтобы проблемы Алиль вызывали у него радость, скорее ульв увидел в этом возможность. Не сейчас, но позже. Если ему действительно понадобится вытащить эльфийку на поиски/отправку брата домой. Амбициозная девочка не захочет, чтобы её труды пропали даром. Пусть даже в этом замешан трижды разлюбимый брат.
   Итак, время и место встречи установлены, и пока есть свободная минутка, почему бы не насладиться радостями земного пребывания? Еда, выпивка, женщины. Последнее пришлось отмести, потому что преданный некогда Рандон не мог похвастаться особым обаянием. Тушка-то, конечно, попалась ему что надо, но холодные глаза и отсутствие ожидаемых в таких случаях манер отпугивали потенциальных спутниц в страну возможного развлечения. Оставалось только пробовать новое, обходясь компанией себя, любимого, ну и брата, пока у того было настроение.
   Почти перед самой встречей изрядно повеселевший ульв изъявил желание немного прогуляться, что он, собственно говоря, и сделал. Дошёл до местного храма Фильер, фыркнул и помотал головой, дивясь сентиментальности ламаров, попытался вспомнить, строили ли его женщине такой храм, но память блокировала плохие воспоминания, поэтому предавшая его волчица в воспоминаниях Тэлла осталась без подобного святилища. Впрочем, с учётом того, сколько всего свалилось на его народ, вынужденный покинуть родные земли, не было ничего удивительного, что храмов у ульвов было раз-два и обчёлся.   
   Уже начинало смеркаться, когда Тэлл вернулся в таверну. Рихард, конечно, был на месте. Остальные, как водится, опаздывали. Впрочем, всё ещё находящийся в благожелательном настроении ульв был готов простить им эту маленькую оплошность, памятуя, что в прошлый раз они ждали его... дольше.
   - Наслаждаешься тем, что Солнце не может со всей силой припечь твою макушку, а? - подмигнул брату Рандон, падая на стул. - Правильно, правильно. Наслаждайся. Эй, хозяйка! Элю!

+3

3

Лестат не был пророком и ясновидящим, но чувствовал, что встреча не состоится так, как запланировал её Тэлл. Многие из братьев впервые спустились на землю и имели чудесную возможность лично посмотреть, как живёт их народ изнутри. Поиски младшего брата могли стать делом второстепенным, если вообще не уйти из списка целей на время пребывания на земле. Рихард один из тех, кто не стремился путать Аллору все карты, потому что ничего не знал о тузах в рукавах брата и что он намерен делать со своей бессмертной жизнью дальше.
Нарушенное равновесие – один из поводов вернуть Аллора на Пантеон, но какой смысл от божка, который перестал интересоваться жизнью своего народа и уже который год, тоскуя по умершей смертной, не следит за своими детьми. Без него все медленно начинало иссыхать и умирать. Лестат никогда не был в землях ламаров до этого случая, но ему хватало глаз и ушей, чтобы видеть и слышать, о чём говорят и о чём беспокоятся ламары. Засуха.
Рандон на удивление пребывал в хорошем расположении духа, несмотря на то, что их с Рихардом личные поиски не увенчались успехом. Лестат не покидал таверны и решил не наведываться в храм Фильер вместе со старшим братом на тот случай, если кто-то из братьев откликнется на зов и явится раньше назначенного часа. Никто не приходил. Бог вампиров сидел за столом и терпеливо ждал, когда выйдет отведённое для всех время. Тэлл, на удивление, явился раньше остальных и сохранял всё то же хорошее настроение.
- Как прогулка? – спросил он больше для проформы, чем их желания действительно узнать, какого мнения ульв о храме возлюбленной Аллора. Он не стал придавать значения словам о ночи и луне, поскольку сам Рандон, как и его народ, был подвержен воздействию луны – проклятие продолжало играть с ними злую шутку.
Эль шёл без особой охоты. Время шло, а на горизонте не мелькнуло ещё ни одного знакомого лица, если не считать посетителей таверны, которые за часы ожидания успели примелькаться вампиру. Кажется, всё ещё хуже, чем он предполагал.
Рихард вздохнул.

+3

4

Густые сумерки опустились на Фалмарил, закрадываясь в каждый дом тенью и растворяясь в свету первых зажженных свечей. В середине зимобора, когда в землях Аллора – Бога Грозы и Грома, царствует ранняя весна, воздух свеж, наполнен запахом первых цветов, но остаётся тёплым. Холода ушли вместе с зимой, которая здесь заканчивалась раньше обычного. Фойрр привык к жарким дням в подземных городах демонов, где пары от подземных источников и рек лавы обжигают кожу и лёгкие, оседают привкусом пепла и серы на языке. Здесь земля, покрытая молодой травой, сохраняла остатки влаги после дождя.
Бес переступил с ноги на ногу, недовольно мотнул головой и фыркнул. Ему надоело ждать, когда всадник спешится и даст ему отдохнуть. Фойрр не замечал знаков, поданных жеребцом, он хмуро смотрел на таверну. В окнах горел свет, а на улице разносились голоса, звук музыки и песен пьяных забулдыг, которых в окрестностях Эрдана значительно меньше, чем на материке.
Фойрр прибыл на место к назначенному часу. Он видел, как к месту встречи подходит Рандон, видел Рихарда, сидящего за столом с хладнокровном ожидании отклика, но больше никого не было. Тиль видел с холма больше, чем мог заметить обычный житель городка. Боги пытались спасти свои миры, но это стремление превратилось в попытку свершить давнюю братскую месть, и Фойрр помогать в этом не собирался. Он увиделся с Аллором на днях, выяснив всё для себя, что хотел. Тэлл созывал их, ждал с новостями и отчётом о поисках, но кто на самом деле из всех братьев за исключением Лестата помогал ему?
Тиль вошёл в пустеющее заведение. Собственные шаги, отдаваясь глухим звучанием от дощатого пола, казались ему слишком громкими под тяжестью факта – никто не пришёл. Он один. У бога демонов, вмещавшем в себя все грехи, почти гармонично уживалось сразу несколько сущностей и сучностей тоже. Он мог вести себя, как весёлый и язвительный мальчишка, который высмеет ситуацию и подтрунит старшего брата, но выбрал другой путь. Холодный, решительный и слишком бесстрашный для того, кто живёт за счёт смертной чужой оболочки.
- Твоя затея не удалась, - демон говорил ровно, спокойно, но не пытался подобрать слова. Он был хмурым, когда без намёка на веселье смотрел на своего старшего брата. Каждый занимался собой. У Фойрра была возможность не явиться на эту встречу, а остаться в таверне, с женщиной, продолжать пить и развлекаться в своё удовольствие, портя чистую демографию своими демоническими выходками, но он всё-таки пришёл. Не ради утешения и помощи, а чтобы посмотреть, кто из их общих братьев пошёл на поводу у ульва и как далеко они продвинулись в своих поисках.

+3

5

Ламары боятся не только засухи. Засуха всего лишь загонит их под воду и лишит контакта с внешним миром. Заставит пить примагиченную воду и сосать водоросли, деградировать их культуру, искусства, торговлю, но они выживут.
Ламарам следовало опасаться войны, потому что сейчас у колодцев, фонтанов и акведуков, в атриумах ратуш, крытых рынков и домов собраний, везде эти разговоры. Княжна вернулась, скоро верные старой династии нанесут Мэтерленсам давно обещанный удар возмездия. Сочувствующие обеих сторон говорили ещё, что, де, когда правые победят (а, что говорить, до узурпатора династия Ланкре уже какое-то время не блистала политическими талантами и волей, что было хорошим основанием для значительной части населения поддерживать текущего князя с его уверенной жёсткой рукой), Аллор перестанет хандрить и вернётся к своему народу.
Местные же шептались, что в таверне при столице засело несколько юнош тёмных рас и аур и ищут кого-то, пугая местных баб. Охотница Нинне в Эрдан пришла уж точно не за такими слухами, а вызнавая, куда двинулась её флейта с тех пор, как пропала, но такие вот вести её заинтересовали. Во-первых, просто так представителя "тёмной расы" не пустили бы даже на берег, понадобился бы телепорт. Во-вторых, один из сплетников владел магическим даром и мог точно сказать, что когда как один – скрытый демон, от него веет тёмной магией хаоса, то второй, судя по внешним признакам, вампир, а такую компанию поди поищи по свету. Портреты в итоге тоже совпали, и хоть бы воплощённой Алиллель было далеко побоку, чем занимались её непутёвые братья – она была озабочена рисками попадания своего артефакта в руки смертных, которые могли применить его не для усмирения войны, но для разжигания, а запрос на войну в обществе был – она решила послушать больше. А накануне она почувствовала это. Зов.
Братья как будто они знали, что она здесь. Не в Нерине, не на континенте, но здесь.
Золотая зайцелопа двигалась меж теней кустов вдоль узорчатых выложенных песчаником дорожек, пока не встала за углом на обе ноги. Вечер клонился к ночи, что нормально, когда дело имеешь с тёмными, и хотя посетителей было Поднимая капюшон, чтобы скрыть опять не желающие прятаться сразу рожки, эльфка вошла в таверну и, пройдя к стойке, ясным звонким голосом попросила медовухи. Играя с маленьким кинжалом, сидя над кружкой, она смотрела в отражении ножа на них. Красавцы. Два вора и один неудачник. А где же сумасшедший учёный и начинающий пиромант? Неужели ищут сбежавшего и желающего быть свободным как ветер Аллора? О, судя по слухам, они не преуспели. Немудрено, если они за тысячу лет не догадались использовать то, что сами посеяли в мире, для управления его судьбами. Ну, может, Рандон может использовать свой нос, но Алиллель была уверена, что не так уж от неё несёт зверьём, чтобы отличать от рядовой путешествующей гостьи с севера.

+3

6

Рандон потянулся и расставил ноги, откинувшись на спинку стула. Голова ульва с презрительным любопытством оглядывала постепенно пустеющую таверну.
   - Отвратительно, - с чувством ответил мужчина, и его довольная ухмылка никак не соответствовала содержанию высказывания. – Сегодня же ночью выдвигаемся. Как они живут в этих каменных клетках? Сдохнуть можно.
   Богу ульвов действительно было некомфортно в застроенной столице ламарского государства, и единственное, что спасало сейчас ситуацию, – это отсутствие ужаса в глазах окружающих его существ. Слишком долго Рандон был чудовищем, слишком долго был в вынужденной изоляции.
   Впрочем, дабы быть откровенными, надо признать, что толпа не могла излечить проклятого бога от одиночества. И уже завтра весь этот смертный сброд начнёт вызывать в Рандоне привычное раздражение, когда он не сможет получить от них то, что ему было так необходимо. К тому же в городе волку было откровенно тесно.
   Принесли эль, и Тэлл сразу сделал большой глоток, осушив чуть ли не половину деревянной кружки, и со стуком опустил посуду на стол.
   - Ха-а-а… - выдохнул Рандон и, вытерев рот предплечьем, чуть дёрнул носом, принюхиваясь. – А вот и Фойрр пожаловал.
   Действительно, в тот же момент открылась дверь, пропуская в помещение хмурого, как грозовая туча, демона.
   - Твоя затея не удалась.
   Какая суровость, вы только посмотрите.
   - Где ты потерял Шрайка? – с лёгкой насмешкой бросил брату Рандон и пинком отодвинул стоящий напротив стул, предлагая Фойрру присесть. – Садись, в ногах правды нет. Хозяйка, ещё элю!
   Он всё ещё был благодушен, но все они знали, что от этого благодушия в одночасье может не остаться и следа.
   - Рано говорить о том, что затея не удалась, или ты хотел управиться за сутки? У нас всё ещё есть время найти Аллора и есть как минимум одна зацепка. Кажется, из всех присутствующих и пока отсутствующих я один добился хоть каких-то результатов.
   Дверь таверны распахнулась, впуская в помещение очередного посетителя. Рандон, сидящий напротив входа, лениво глянул на вошедшую, проводил её взглядом. Носа коснулся специфичный запах, на который мужчина не обратил никакого внимания – меньше всего он ожидал увидеть на этой семейной сходке младшую сестру.
   - Что тебя так гнетёт, братишка? – между делом осведомился волк, качнувшись на ножках стула. – Необходимость искать беглеца? Так это в твоих же интересах. В интересах всех вас, если быть более точным. Вы же не хотите, чтобы этот чудный мир с вашими неповторимыми детишками кончился раньше назначенного срока? А всё идёт именно к тому. – Рандон говорил с напускным безразличием, как бы констатируя факт. В этот момент на их стол опустилась очередная кружка эля, которую хозяйка по кивку головы волка пододвинула ближе к демону. – Мне казалось, что вы все понимаете, чем грозит Рейлану слишком долгое пребывание Ала на земле, - продолжил Ран, когда хозяйка удалилась. – Так отчего ты так хмур? Или тебе не хватает земных благ и развлечений, а?
   В уголках губ тенью затаилась насмешливая улыбка, в глазах обманчивое спокойствие, скрывающее настороженную внимательность.

Отредактировано Тэлл (2017-10-25 00:30:47)

+4

7

- Там же, где ты потерял остальных братьев, - Фойрр прошёл к столу, тяжело опустился на стул, но от предложенной выпивки отказался. Он кутил, сколько в нём играло чревоугодие и требовала похотливая натура, но, выпустив сверх меры, наслаждался другими грехами. Не всё ему мордой в чужих сиськах спать.
Ни Аллора, ни Таэриона, ни Рейлана. Богом смерти здесь не пахло – его Фойрр почувствовал бы задолго до появления. С Аллором он сам лично не так давно разминулся в таверне, где коротал время после исчезновения Флэйка. Дракон потерялся. Зная его выдающиеся умственные способности – буквально. Их брат сейчас где-то в гребенях. Судя по тому, что мир не начал выть и скулить, то ещё живой. Как долго – папа разбери.
- С каких пор тебя интересует судьба мира? – Тиль не сводил взгляда со старшего брата. Им всем известно, чем закончилась история двух братьев с острова. Не поделив силу источника, они разосрались сильнее, чем он с Флэйком по пьяни второго и усталости первого. Проклятие легло на Рандона и обременило его последователей. Большую часть возмездия за алчность, не из своего благородства и любви к народу, перенял на себя бог. Их снесло на земли, названные впоследствии Лунный краем – волчьим, но он загибался все эти годы. Останки девушки, возведённой до ранга полубогини, гнили в ульвийском городе третье столетие. Родной дом его народа стал для них чужим, а они – пищей и материалом для новой нежити. Ничего не менялось годами. Народ загнивал, а Рандону не было до них дела. Отсутствие силы, которую поделили между собой Алиллель и Аллор, не сделало его полностью слабым и беспомощным. Он мог обратиться к своим братьям, мог искать способ снять проклятие, но продолжал усердно пинать хрен с редькой. Что изменилось?
Фойрр сам не отличался участливостью в вопросах жизни демонов, упустил войну, которая разрослась между вампирами и его народом, а ныне грозила новым конфликтом, которым что вековая неприязнь в столетия видимости мира укоренялась и передавалась потомкам с кровью и желанием смерти лунному племени. Бог демонов оставил свой трон в подземельях пустым, но не свободным для другого правителя, которым его могли заменить, как вампиры усадили на трон севера мальчишку-вампира и множество его предшественников до него. Никакой другой народ так не боялся своего бога.
- Мой народ проливает вино и кровь в равной степени, со вкусом сношает женщин в полях и пускает кораблики по лавовым рекам. Он в лучшем состоянии, чем ульвы без моего прямого участия, но ты занят поисками Аллора, плюя на свой собственный народ. Не говори мне о балансе, - Тиль нахмурился. Он не хотел, чтобы весь мир полетел к арухам, потому что при его нарушении ни Кабалы, ни арухов не станет, но видел у старшего брата особый интерес и этот интерес его отталкивал. Не ему - лжецу, развратнику, обжоре, тщеславцу, высокомерному и гневному, унылому и скорбному, алчному в равном степени всех умещаемых в нём грехов, говорить об алчности своего старшего брата, но об этом знали все. Рандон укоренил свою жажду большей силы и величия с желанием видеть обожание в глазах своих последователей в историю.

+4

8

Флэйк очень торопился на встречу с братьями, и все его мысли были сконцентрированы на том, как добраться из пункта А, в который его занесла нелёгкая, в пункт Б, а это, надо заметить, был весьма огромный труд. И дракон с ним справился. Почти. Уже где-то на подлёте к искомому месту вниманием Флэйка завладела молодая олениха, и Пламя, радостно что-то провозгласив, ринулся за четвероногой, разом забыв о том, что держал в голове всю дорогу: надо добраться до братьев. Всё, поздно. Братья забыты.
Выписывая фортели и издавая периодически какие-то боевые кличи, Флэйк преследовал свою испуганную жертву, совершенно игнорируя все правила охоты. Распугал всех, кого мог испугать, почти потерял свою цель, но всё-таки вновь нашёл и даже умудрился в конечном счёте её загнать. Радости дракона не было придела. Вкусно и с чувством покушав, Флэйк почесал лапой за ухом, громко зевнул, чуть не порвав себе пасть, и, причмокнув, озадаченно посмотрел по сторонам. Что-то он должен был сделать.
Ах, да!
Торопливо замахав крыльями, Флэйк вновь взвился в небо, и понеслось.
К назначенному часу он таки опоздал.

Мечась между прохожими и возвышаясь над нами как минимум на голову, а то и две, Шрайк отчаянно пытался найти нужную таверну. «Ну почему, почему всё всегда так сложно?!» - мысленно проскулил всеми покинутый бог, осознав, что забыл название нужного ему заведения. «Т… Д…», - он всматривался в вывески в тщетной попытке вспомнить, что ему там передал Лестат, но ни одно из заведений не вызывало у него ровным счётом никаких ассоциаций. И вдруг, - о чудо! – в окнах одной из таверен он увидел знакомую шевелюру. Воспрянув духом, Шрайк кинулся к дверям, задевая попутно народ, распахнул дверь и, стукнувшись лбом о низкий для него дверной косяк, ураганом ворвался в помещение, буквально подхватил Тила подмышки, отрывая того от стула и от земли, и прижал к себе, как дорогую куклу, не давая возможности вырваться.
- О, брат! – заорал он дурным голосом, качаясь. – Я так долго искал тебя! Как ты мог меня покинуть? Я так страдал! Эти дни длились для меня целую вечность! Ты бы знал, через что мне пришлось пройти!– в горле у Флэйка что-то заклокотало, как если бы там и впрямь начали подбираться слёзы, но тут его взгляд упал на нетронутую кружку с элем. – О, вижу ты обо мне побеспокоился! – вмиг разжав руки уже совсем с иной интонацией воскликну Шрайк, и глаза его заблестели. – Ты прощён! – широко улыбнувшись, возвестил он, наконец, и тут же отхлебнул из кружки, только после этого обратив внимание на Тэлла и Рихарда. – Привет, парни! – сияя как золотой червонец, он торжественно обвёл братьев взглядом и рухнул на ближайший стул. – А чего вы такие невесёлые?
Святая простота.

+4

9

Ситуация ухудшалось с каждым часом ожидания. Лестат опасался, что всё закончится плохо. Разрушение мира каждого из них – плохой конец, но намного сильнее на балансе скажется раздор между братьями, если он перетечёт из мира смертных на пантеон, в их истинные обличия, а там обретёт большую силу, чтобы в дальнейшем смести всё живое, что ещё останется. Отец давно уже жалел о том, что наделил своих сыновей возможностью созидать. Они заигрались и принесли в мир столько бед, что уже не сосчитать, а ведь прошло не так много времени с его создания.
Вампир молча ждал, когда что-то изменится. Он поднял голову и посмотрел на дверь, когда на пороге появился Фойрр. Бог демонов всегда отличался умением умещать в себе несколько смертных пороков, но каждый раз общение с ним сводилось к игре с мишенью и пьяного лучника. Когда-нибудь он должен был промахнуться мимо цели и убить мальчишку, держащего мишень. Этот момент настал слишком быстро.
Во избежание усугубления ситуации Рихард молчал и не вмешивался. Скрестив руки на груди и откинувшись на спинку стула, он закрыл глаза, словно собирался проспать весь этот ужасный разговор. У него не было желания в него вмешиваться. Пока что. Пусть братья выпустят пар. Если этот разговор зайдёт слишком далеко, то он пустит в ход псионику, но пока что это не требовалось.
Обстановка нагнеталась с каждым новым оборотом, который брал Фойрр. Лестат подозревал, что это закончится дракой, но раньше, чем он сам успел что-то предпринять, на пороге таверны показался дракон. Беспардонный и беззаботный Флэйк пробежал по полупустому залу с такой прытью, что ему могла позавидовать любая  сильвийская зайцелопа. Он тут же кинулся к самому любимому из братьев, нахрен руша весь гневный и озлобленный образ Фойрра.
- Первая пропажа нашлась, - вздохнул Рихард и, не меняя положения, опустил голову и прикрыл глаза. Это первое и последнее, что он соизволил сказать за долгое время и их пламенную вторую встречу после пары дней жизни среди смертных.

+4

10

Нинне аж крутанулась на высоком стуле, удивлённая. Может быть у неё и были сильно чувствительные уши – ещё один непредусмотренный подарок Рандона, чей народ довольствовался суровыми и неплодородными лесами и степями вместо общего благодатного дома – но они беседовали слишком громко и слишком просто. На месте хозяев, если только Фойрр или Бэлатор не заморочили их (она не чувствовала магии на них, но то она в смертном теле), она бы давно позвала для сумасшедших всяких добрых усмирителей, а то и магическую коллегию, и то было бы время чудес и сенсаций для всего мира. Сфера Ньёрая удержит баланс своими распределяющими ветрами только до какого-то предела. Даже сиди они все по своим измерением без дела, включая Таэриона, толку было бы больше, пусть реки его мира теней и состоят из памяти мёртвых душ и с вся вода Рейлана, гуляй Аллор и дальше, вскоре превратилась бы в порождающий вечно опьянённое состояние подобие испорченного источника Вита. Мать Леса ценила любую, самую жалкую возможность жить, хотя, конечно, стремилась к лучшему.
"Только лучшего в мире ограниченное количество и некоторые из нас взяли больше, чем следовало брать", – подумала эльфка, слыша голос воплощённого Фойрра. Такой молодой, а в жопе та ещё заноза. Как и все они, все до единого, и погнавшийся в этой всей затее быть капитаном по поискам Аллора Рандон.
"Нет, я не могу, они так ничего не добьются".
Алиллель следовала философии "действуй мудро, но действуй", и когда она увидела новый заход с выпивкой, протянула руку перед выходящей из-за стойки девушкой и остановила её.
Не стоит. Лучше налейте им яблочного компота.
– Никак не можно, заказ…
Подавальщица замялась. Огромная компания чужеземцев её определённо немного напрягала. Нинне воспользовалась этим:
А, ладно, давай тогда сюда – я донесу и попрошу их потише. Не опрокину, честно-честно.
И через десять секунд кружка опустилась на трясущийся от споров стол.
Хорошо гуляется, а, мальчики? – спросила, положив освободившуюся руку Флэйку между лопаток, Нинне, не спеша скидывать капюшон. – Заботы подождут, надо покутить в самой мокрой столице мира и половить всякой… мокренькой… рыбки?

+4

11

Тилю следовало замолчать. Губы Рандона всё ещё хранили форму улыбки, но в глазах появилась жёсткость, свидетельствующая о том, что брат переходит допустимые границы. Не забывайся, Фойрр. Может быть Тэлл и лишился почти всех своих сил, но он всё ещё в состоянии надрать твою тощую задницу, и никакая магия не сможет помешать ему это сделать. Особенно сейчас, когда все они находятся в смертных оболочках.
   Как ни странно, но разгорающийся конфликт потушило Пламя. Неказистый, неуклюжий, Флэйк ворвался в помещение точно огромный свихнувшийся любвеобильный пёс. Он был почти на голову выше всех своих братьев. Самый большой и самый тупой. Поразительное сочетание.
   Глядя на то, как Тиль превращается в мясную куклу в руках дракона, Тэлл злорадно хмыкнул и вновь качнулся на ножках стула. Львиная доля напряжения с появлением несуразного чудовища сошла на нет.
   За всей картиной бурного воссоединения Рандон с Лестатом наблюдали молча, лишь в какой-то момент брат выдал короткий комментарий по поводу потеряшки-находяшки. Осталось только дождаться Оливера, и все будут в сборе.
   - Расстроились от удивительно проникновенной истории Тиля о том, как он горевал с твоей пропажи, - невозмутимо отозвался ульв, продолжая неспешно покачиваться на стуле.
   Подлый приём, но что поделать. Времена былого благородства, если такие когда-либо были, канули в небытие. Зато мстительность никто не отменял.
   - Ещё элю!
   Рандон сегодня был удивительно щедр на выпивку.
   Не к добру.
   - Дай угадаю, у тебя новостей нет, - обратился мужчина к Шрайку, скорее чисто формально, чем реально ожидая от этого недоразумения какой-то дельной информации. Это же Шрайкбл. Оставалось только дивиться тому факту, что оставшись в полном одиночестве он ещё не сжёг ничего и не натворил дел. К сожалению Абсолютное Пламя не отличалось ни умом, ни сообразительностью.
   Заказ принесли довольно быстро, но по обонянию вновь ударило волной того запаха, что появился в таверне с незнакомкой в плаще. Тэлл поднял глаза, и когда девушка заговорила, он вдруг осознал, кто перед ним. Уголок губ дёрнулся, но тут же вернулся на место. Поудобней откинувшись на спинку стула, Рандон сложил руки на животе и, осадив возбудившегося Шрайка, пристально посмотрел на сестрицу.
   - Среди нас мало любителей… рыбы. Если не считать одной конкретной, но у неё довольно скользкий хвост – никак не хочет даваться. Не желаете присоединиться к нашему столу и скрасить сугубо мужскую компанию?
   Как будто не признал вовсе.

+4

12

Внутри что-то хрустнуло, Фойрр почувствовал на языке горький вкус. По предположениям божества – родной селезёнки. Он настолько увлёкся разгорающейся ссорой, поддаваясь гневу, чтобы упустил из виду Флэйка. Его дорогой до глубины души и сердца неказистый брат успел ворваться в таверну и навести в ней шороха с первых секунд. «Как я мог его не заметить..?» Тиля сжали в тисках, которые напоминали ему кандалы вместо объятий. Он чувствовал себя пойманным, а заготовленный слова озлобленного Фойрра стали вынужденным слюнявым выдохом. Со стороны он выглядел уже не таким грозным, каким хотел быть – согнувшийся пополам, как тряпичная кукла в руках ребёнка, с вытаращенными глазами дохлой рыбы и хриплой просьбой отпустить его.
Демон сломался.
- Рей, - Тиль предпринял вторую вразумительную попытку дозваться до брата, но его продолжали качать, как жирного рыжего кота бабушки, и не отпускать из объятий. – Рей...! ШРАЙК ТВОЮ МАТЬ!!!
Любвеобильный брат, чья любовь почему-то распространялась исключительно на Фойрра, возможно, как на чёрное пламя, не думал отпускать его и нихрена не слышал. Теряя драгоценное терпение, Фойрр попытался разжать руки брата и освободиться, но обрёл свободу, когда взгляд Флэйка натолкнулся на выпивку. Тиль с грохотом стула, на который упала его задница, стёк в обратное положение, обретая свободу. Зубы клацнули от столкновения, а демон, морщась, возрадовался, что не прикусил себе язык.
Ругаясь на языке, который могли разобрать демоны или любители изучать чужие древности, Фойрр смотрел на весёлого и беззаботного дракона и потешающегося Рандона. Весело им. Рихард молчал, не вмешивался и оставался верен своему кредо: «Моя хата с краю». Одарив всех взглядом «кругом враги», Тиль шумно выдохнул через нос, пытаясь вернуть себе спокойствие, чтобы к Люциану не спалить тут всё.
– Хорошо гуляется, а, мальчики?
- Лучше некуда, - зло отмахнулся Фойрр. Он всегда был «за» наличие женщин в компании и предпочёл бы с чистой совестью, если она вообще есть у демона, развлекаться в комнате или распивать эль вместо сугубо родственных посиделок, но за злостью на братьев и весь мир, упустил, что в их компании оказалась не простая женщина, а сестра. – Мокренькой рыбки? Ты на себя намекаешь? – Тиль перевёл взгляд на девушку, полагая, что там одна из детищ Аллора, а говорила она завуалировано и двузначно, но смысл демон трактовал неправильно, почему – понял, когда посмотрел на неё.  – Мне стоит спрашивать, что ты здесь делаешь или сделать вид, что всё нормально?
Алиллель не отличалась желанием ввязываться в дела братьев. В последний раз, когда она это сделала, сильный магический источник был уничтожен вместе с пригодной для жизни землёй. Фойрра и его народа это не касалось, но старший брат поселился у него под боком со своим диким волчьи народом и породил там нежить, начиная досаждать наземным городам Кабалы. Не без помощи последователей Таэриона. Зов касался всех без исключения, но появление Лиль с её специфическими взглядами на мироздание поражали Фойрра и вызывали вопросы.

Отредактировано Тиль (2017-11-05 13:21:33)

+4

13

- Правда?! - воодушевился дракон, принимая слова Тэлла за чистую монету и расцветая прямо на глазах. -  Брат, - шмыгнув носом, Флэйк посмотрел на Фойрра влажными и полными взаимной любви глазами. В груди резко стало как будто тесно от нахлынувших чувств, и парень приложил к ней руку. - Прости, я не знал, - проникновенно говорит он. - Но ты не переживай, - уверенно и громко, с интонациями драматического героя продолжает Флэйк, кладя руку брату на предплечье и серьёзно глядя ему в глаза. - Минуты горя позади. Мы с тобой больше НИ-КОГ-ДА не расстанемся!
И кивнул, придавая веса своим словам.
В это время Рандон успел заказать ещё выпивки и задать Шрайку какой-то вопрос. Шрайк, к слову, времени зря не терял, поэтому вместо вразумительного ответа ульв услышал совершенно невразумительные бульки, когда Пламя решило ответить ему, не отрываясь от кружки с элем.
- БГРБГРГРБГР! БГРБГРВГР! - Флэйк стремительно глотал спиртное, попутно что-то отвечая. Как он не подавился при этом, знает, наверное, только Люциан. Да и тот не знает, поскольку дремлет. Или что с ним сейчас там происходит?.. - ХА! - выдохнул он, вылакав всё до последней капли, и облизал губы. - Так что да, как-то так. Сам понимаешь, вообще не до того было. А когда это чучело ещё на меня с кулаками полезло - я форменно обалдел! Представляешь, какая-то козявочка да на меня скачет. Да там по лбу щёлкни - в землю войдёт. Но зачем народ Ала лишний раз изводить. Их и так не то чтобы много. - казалось, Флэйка совершенно не смущает то, что окружающие вряд ли понимают, о чём толкует их брат, даже несмотря на то, что он им всё объяснил, пока глотал. - Но я не дал себя в обиду! Когда терпеть было больше невозможно, я вз...
Договорить бог не успел, так как в этот момент на их стол приземлилась кружка, полная живительной влаги, а вслед за ней раздался чарующий юный голос и чья-то ладошка легла ему между лопаток. Флэйк на секунду завис, не веря, что его, ИМЕННО ЕГО удостоило своим особым вниманием прекрасное создание.
Намёк про рыбку, кстати, дракон не понял.
- О-о-о, - протянул Шрайк, поворачиваясь к девушке и придавая себе вид самого настоящего альфа-самца. Ну как альфа-самца... Примерно так же выглядел бы какой-нибудь прыщавый девственный подросток, пытающийся казаться первым ловеласом на селе. - Рыбка - это хорошо! А рыбалка - так вообще восхитительно. Если хочешь, мы можем прямо сейчас пойти к какому-нибудь водоёму, и я тебе покажу, какой я ловкий рыбак, - и сыграл бровями, поднимаясь.
Но старший брат обломал младшему всю малину своим глупым замечанием.
- Не-не-не! Мы пойдём ловить рыбку! - упрямо, точно ребёнок возразил Тэллу Шрайк, разом потеряв всё напускное альфачество. - Неправда ли, чудесная? - и, взяв в свои руки ладошку девушки, с надеждой посмотрел на неё большими телячьими глазами.

пы.сы. первая реплика Шрайка к Алиль идёт после реплики Тиля, но перед репликой Тэлла. Последняя реплика Тиля идёт после последнего обращения Шрайка к Алиль

Отредактировано Флэйк (2017-11-07 23:00:35)

+4

14

- Флэйк, - в разговор неожиданно вмешался Рихард, который, казалось, большую часть беседы между братьями откровенно проспал, нисколько того не стесняясь. – Это наша сестра, - вот и всё таинство встречи улетело в неизвестность. Хотя, казалось, из всей их честной компании о личности, скрывающейся за милым личиком эльфийки, не догадался лишь дракон. Даже Тиль со своим приступом праведного гнева смог раскусить их гостью. В том, что Тэлл её тоже узнал, - Лестат не сомневался. Брат просто играл свою роль, как и все они здесь.
Вообще странно слышать намёк на упрёк в адрес инцеста от вампира, у которого в одном из ведущих кланов не только разрешается подобная связь, но ещё и ставится в пример. Сам Лестат таких связей не одобрял, а то, что творили его дети, - дело лично их. Он только наблюдал за ними со стороны и старался не вмешиваться, если на то не было крайней необходимости, как сейчас. Они все вынуждены успеть вернуться до закрытия портала. До него ещё хватает времени, но куда заведёт эта дорога Аллора и что он в итоге нашёл на земле – вот это вопрос.
Главное ещё как-то окончательно не переругаться до возвращения на Пантеон. Вампир лениво посмотрел на вспыльчивого брата, который под давлением дракона медленно стухал и выглядел уже не таким опасным. Драка не успела начаться, а конфликт постепенно сходил на нет, пока все братья дружно отвлеклись на появление младшей сестры. Аллора не нашли, зато его сестра-близнец почтила их своим вниманием. Это действительно что-то удивительное, как успел заметить Фойрр.
На этом участие вампира в общем диалоге завершилось. Лестат протянул руку к кружке, которую так любезно им принесла сестра, подтянул её к себе и со спокойным видом начал пить, потому что в этой компании находиться трезвым вампиру совесть не позволяла. Да и язык у молчаливого бога не развязывался. На фоне него даже Безымянный казался болтуном, когда был в своёй бесформенной оболочке из Хаоса и Пустоты. Вот кого в их круге не хватало, так это некроманта. Интересно, где он сейчас и что задержало некроманта в другом месте? Ему оправдание в виде дрянной карты или ночей с женщиной не придумаешь.

+4

15

Алиллель зубасто ухмыльнулась. Даже слишком зубасто, ведь у эльфов редко бывали выраженные резцы или клыки, а у неё – были. Всему, вместе с рожками, виной чужой анимализм.
Я не рыбка, – с игривой ноткой в голосе отбила она. – И не уверена, что в курсе, где она водится: я предпочитаю дичь.
Кажется, все всё поняли, кроме настолько быстрого на слова, что медленного на осознание Рейлана-который-дракон. Это было даже мило.
Спасибо, солнышко, – бросила она буднично вампиру за такой полезный комментарий: она могла поклясться, вот та девочка, считавшая деньги, только что поперхнулась от одной мысли, что странная и стрёмная компания приросла на ещё одну персону. Она же в ответ только сжала в ответ руку дракона и стянула капюшон, являя полностью своё лицо и голову с двумя туго заплетёнными косами. – В нашей коннотации "солнышко".
Все любили дневной свет, кроме вампиров, так или иначе. Она была уверена, что и Фойрр, и Таэрион не были против умеренных доз излучения, иначе как они могли бы терпеть Рейлана и вообще своё родство с ним? К слову о Фойрре и Таэрионе. Нинне обратила глаза к другому брату, предусмотрительно положив палец на губы шумному Флэйку. В призванной ей тишине контраст журчащего тихо, но ясными звонкими нотками голоса девушки сделался ещё ярче.
Никто больше, кроме них, не говорил.
Я занимаюсь своими, как сказал бы наш общий знакомый, очень важными и очень секретными делами! Ещё стригу ушами в воздухе, собираю вести разные, чтобы быть в курсе дел и вовремя вмешаться. И вот дела! Какая-то сорока на хвосте принесла, что в этом гостеприимном месте который день кутят, бузят и чистят морды друг другу и невинным окружающим пять очень странных мужиков! Кого-то ищут, ходют туда-сюда, но всё возвращаются… – она посчитала количество тел пальцем, – о, нет, я вижу, у вас уже потери. Но я с радостью вступлю в команду и помогу найти вам путь! Если вы согласны, что пора бы поднять зады с места, прекратить бухать и только спрашивать и пугать местных, и уже пойти по следам.
Алиль опустилась ладонями в стол, ещё понижая голос и окончательно стирая шутливость из голоса и лица.
Комавита – проверяли? И, надеюсь, кто-то из вас поднаторел в смертной магической мозгомойке?

Отредактировано Нинневиэль (2017-11-13 15:39:27)

+4

16

Рихард, Рихард, совершенно не умел он веселиться, а ведь намечалось такое шоу – всем циркам на зависть. Не спешащая разглашать своего инкогнито Алиллель, беснующийся от прилива восторгов, нежности и прочих дурацких чувств Шрайк, отчаянное стремление последнего всецело завладеть вниманием прекрасной незнакомки, и весьма пошлая в контексте предыдущей реплики Фойрра фраза Пламени про рыбалку. Разумеется шумный дракон никакого двойного дна в свои слова не вкладывал и, будь то реальная представительница прекрасного пола, согласившаяся на столь рьяные ухаживания, в самом деле пошёл бы ловить с ней рыбу.
   Ребёнок. Что с него взять.
   Но, увы, как мы все уже поняли, спектакля не будет, а потому, проигнорировав все возможные всполыхи Флэйка, Тэлл произнёс:
   - Твою сороку следовало пустить на жаркое, чтобы не болтала по чём зря, вводя тебя, любимую, в заблуждение. Не люблю болтунов. Особенно тех, которые дезинформируют.
   Рандон не стал уточнять, в чём именно ошибся шпион дорогой сестрицы, в конечном счёте – это было неважно. Важно другое – Оливера всё ещё не было, и чем дольше его не было, тем вероятнее Алиль была права. Некромант их кинул. Оставалось только гадать, кинул он их потому, что нашёл Кристофера и вдруг решил примкнуть к этому глупому мальчишке, или его застали какие-то дела. Одно было точно – Безликий жив. Случись с ним иная оказия, они бы знали. Впрочем, в глазах Тэлла даже смерть не была бы достойной причиной проигнорировать Зов. Но с этим они разберутся позже.
   - М-м-м… - с насмешливым удивлением протянул ульв, игнорируя вопрос про стирание памяти, так как все знали, что единственным доступным способом совершить подобное действие для него было раскроить смертному голову. – Наши мысли в кои-то веки сходятся, - он позволил себе тень улыбки. – Единственная проблема, мешающая нам поднять зады, состоит в том, что нет достойных провожатых. Но, кажется, она только что решилась.
   Рандон продолжать сидеть в расслабленной позе, но пристальный взгляд, который мужчина не отводил от сестры, говорил об обратном. Ульв собран и готов действовать, но отчего-то продолжает играть роль никуда не торопящегося обывателя.
   - А раз так, мы можем идти.
   Бросив последнюю фразу, волк неторопливо потянулся, как будто давая остальным время задать вопросы, если таковые появились, а заодно решить, кто будет стирать смертным память. Хотя самому Рандону было абсолютно плевать, поняли местные, с кем имею дело, или нет.

Отредактировано Тэлл (2017-11-28 01:31:43)

+4

17

Тиль присоединился к Лестату в позе «что я делаю среди идиотов, мне за вас стыдно» - закрыл глаза и их спрятал в ладони. Он нисколько не соскучился по компании Флэйка, его излишней любвеобильности, которая почему-то всегда доставалась богу демонов в полном объёме. Его любовницы так не обхаживали и не липли, как это делал Флэйк, а его даже в мужеложестве не упрекнёшь!
- Нет… Этого я бы точно не вынес.
Демон молча слушал, как его старший брат пытается проявить все умения и таланты в обольщении. Тилю никогда не было так стыдно за Флэйка. Можете себе представить, чтобы Фойрру было стыдно? Он до этого дня – не мог. Брат-дракон распинался, по своему недалёкому уму и образу мышления, который почему-то оставался на уровне семилетнего ребёнка, не заметив, что усиленно тащит в постель собственную сестру (ладно, может, не в постель, но я - демон, я так вижу). Тиль ожидал такого поворота от Лестата – наслышан о подвигах его детищ, но, Люциан побери их всех, Флэйк? Серьёзно?
- Объясните кто-нибудь этому идиоту, что…
- Это наша сестра.
- Спасибо, Рих.
Фойрр протянул руку к Лестату, когда нашёл в себе силы отнять её от лица; брат понял его без уточнения, протянул свою кружку с элем, за что получил благодарность во взгляде от демона. Делая глотки, чтобы промочить горло и проветрить мысли от гнева, стыда и разочарования, он вполуха слушал, о чём говорили Тэлл с рогатой сестрой. Существует вероятность, что Аллор пойдёт к молодому Источнику, но проблема в том, что новый Источник бог припрятал где-то в землях своего народа, а эта тварь – умнее, чем та нежить, которую поднимает Таэрион и его последователи. Дерево умнее ходячего трупа, у которого чисто гипотетически есть мозги, забавно.
- Ты знаешь дорогу? – Тиль повернулся, устроил локоть на спинке стула и посмотрел на сестру. – Не думал, что брат позволит кому-то прикоснуться к его новому Древу, - он был удивлён, но зачем Алиллель предлагать свою помощь и заикаться о Комавита, если у неё нет никого на примете? – Вам не кажется, что нас слишком много на поимку одного кальмара?
Разношёрстная группа в таком количестве действующих лиц привлекала к себе много внимания. Эльфийка указала им на их же косяк. Тысячелетние боги, а играть в игры смертных не научились. Жить по их законам сложнее, чем создавать на Пантеоне новые игрушки. В повисшей тишине Тиль толсто намекнул на посетителей таверны, которые косились в их сторону, и разносчицу, наблюдавшую за ними с таким интересом, что стол под тряпкой ослепительно сверкал от её усердия в полировке.

+4

18

- В смысле? – не понял Флэйк, не вдупляющими глазами уставившись на Рихарда. Два и два не складывались в голове, и прекрасная незнакомка никак не ассоциировалась с Алиллель, тоже, конечно, прекрасной, но не такой незнакомой.
Тем временем, маски срывались, и после короткого пожатия руки, которое в иных обстоятельствах дракон оценил бы очень высоко, девушка скинула свой капюшон, открывая миру свою смертную оболочку. Несколько секунд Флэйк тупо смотрел на чудесное создание и на торчащие рожки, а потом издал долгое многозначительное междометие, что должно было означать осознание, и отпустил руку сестры. Впрочем, бог драконов не растерялся и тут же лучезарно улыбнулся богине эльфов:
- Привет, Лил! Давно не виделись!
И плюхнулся на прежнее место, даже не додумавшись предложить стул сестре. Этикет смертных не был его коронной фишкой – он банально его не знал.
Стоило только его седалищу опуститься, как рука дракона тут же потянулась к кружке, увы, уже пустой. На секунду бог задумчиво уставился на Тиля, точно соображая, что ему делать, а потом оглушительно крикнул (скорее, гаркнул):
- Элю!
Эта его реплика была где-то в середине повествования Алиль о том, как она стригла ушами (фразеологизм был не знаком Флэйку, но спасибо Люциану, Пламя было слишком озабочено своей пустой кружкой), впрочем, сестрицу это не смутило, и она даже не прервалась.
- Да-да, - вставил свои пять копеек Шрайк, когда Тэлл выдал своё замечание по поводу птицы. – Мы здесь только сегодня собрались.
И не зная, куда деть руки, Флэйк начал теребить воротник своей рубашки, нетерпеливо высматривая девушку с его выпивкой, попутно слушая родственников.
- Э-э-э… - в какой-то момент, пока там что-то опять затирали Тэлл и Тиль, парень перегнулся через стол, подманивая Рихарда, и тихо недоумённо спросил: - Мозгомойка?
Он явно чего-то где-то не догнал.

+2

19

- Чистят морду? – Рихард поднял глаза и посмотрел на Алиллель; янтарные глаза выглянули из-за оседающей пенки эля и выражали флегматичное удивление бога вампиров. Он не припоминал, чтобы кто-то из братьев позволял себе подраться. Вампиру банально лень этим заниматься, Рандон слишком увлечён поисками младшего брата и ещё не успел на ком-то выместить злость за отсутствие какого-нибудь результата, Фойрр развлекался с женщинами и выпивкой, Таэрион слишком мрачен и безучастен, чтобы приписывать ему боевые достижения, разве что Флэйк, который недалеко ушёл по развитию от ребёнка. – Смертным свойственно приукрашать действительность, - вздохнул вампир, прикрыв глаза.
Свою выпивку он не допил, увидев на лице демона глаза мученика; по-братски он предал свою кружку Тилю и в том сыскал благодарность. Эль был приятным на вкус, но слишком дурманил разум бога, который не привык к увеселительным напиткам. Смертное ело, кажется, тоже не особо баловало себя подобными развлечениями.
Рихард перевёл взгляд на старшего брата, который хоть и появился на свет раньше всех них, но вёл себя, пожалуй, как самый младший.
- Сестра имеет в виду массовое изменение памяти смертных, чтобы уменьшить количество слухов, которые витают вокруг нашей чудесной компании, - пояснил вампир и посмотрел на рогатую эльфийку. Алиллель права – им давно пора начать убирать за собой. Слухи без подтверждения по-своему опасны. Кто-то может захотеть их проверить, а в прошлом им уже довелось потерять часть богов и полубогов из пантеона. Так погибла подружка Рандона, став жертвой обряда, так Таэрион потерял своё тело, которое теперь заперто в ледяной темнице.
Способности к псионике позволяли Лестату управлять умами смертных, но он не был уверен в том, что его новая оболочка выдержит настолько сильную магию. И всё же стоило попытаться хотя бы на той части посетителей таверны, которые были здесь и видели эту странную компанию.
- Мы можем вновь рассредоточиться, - ответил он на вопрос Тиля, - но мы уже потеряли так Таэриона. Никто не знает, где он и чем сейчас занимается. Не думаю, что это хорошая идея. И я должен согласиться с Лиль, нам действительно пора отправляться в путь.
Время Аллора вышло. Вампир поднялся из-за стола и перевёл взгляд на заинтересованную разносчицу. Братья и сестра могли ощутить сильный выплеск магической энергии, который начал исходить от Лестатат и невидимыми волнами пробежал по помещению заведения, затрагивая каждого, кто находился внутри.
- Забудь…

Применено Стирание памяти на всех посетителей и персонал заведения.

+1

20

Дезинформируют. Если бы! Вот они, четыре из пяти идиотов, решивших, что воплотиться на острове, куда вход представителям тёмных рас воспрешён – лучшая идея на свете. Насколько её дезинформировали, м?
Я могу не знать точную дорогу, – теребя косу, сказала Нинне Тилю, – но я умею ходить по корням. Мы можем оказаться на месте даже раньше, чем сам Аллор, и подсидеть его там..
Шанс, конечно, был мал. Но их сферы были связаны. Аллор никогда не мог по-настоящему скрыть от неё что-то, ни в этом мире, ни в его собственном. Она чувствовала какую-то… тоску. И она собиралась, не поддаваясь ей, воспользоваться её силой. Бежать по нити, пока она не прохудилась и не оборвалась окончательно. Взять её в свои руки, если он не одумается, забрать очередную часть сил в свои руки, если понадобится.
Таэрион может заниматься всем, чем ему угодно, никогда не верьте в командный дух этого парня, – заметила Алиллель, стягивая в узел руки на груди. – Не трудись так с элем, милый, – сказала она Флэйку. – Им мы займёмся чуть позже. Идея разделиться прекрасна, но нам надо придумать, как нам не потерять никого больше. И как встречаться где-либо кроме этого места.
Она отобрала пинту у брата и, играя по ней пальцами, продолжила со своим планом.
Печаль и дожди идут на северо-запад и запад. Нам стоит разделиться. Фойрр и Бэлатор будут медленно и изяшно продвигаться ночами на запад, проверяя деревни, чащи и топи. Рейлан будет летать днём над горами и находить их ночью. Дракон в этих землях, даже огнешкурый, никого не удивит. А мы с Рандоном на мягких лапах днями и ночами выморочим большой крюк и проверим мою догадку. Встретимся в таверне "Ласточкин перекрёсток" через восемь дней, что на полпути в сторону Вервона.
Она выпила из пойла ровно три глотка, прежде чем приземлить бесплатное угощение ребром на стол и добавить:
Исходя из обстоятельств, выдвигаться нам след прямо в ночь. Милый, – кивнула она вампиру, – позаботься о них. Остальные – допили, барахло собрали, и за мной.

эпизод завершён

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.03.1082] Предатель