Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [18.05.1082] Вести из столицы


[18.05.1082] Вести из столицы

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

- Локация
Северные земли, г. Мирдан, дворец Императора, Зал Совета
- Действующие лица
Шейн Виззарион, Харука, Рейстлин, Глациалис, Эдриан, главы клана Лэно (ГМ Кай), остальные Советники (нпс)
- Описание
предыдущие эпизоды - [16.05.1082] Обсидиановый сервиз, [17.05.1082] Кристаллин, [18.05.1082] По тропам из мотыльков
Император вернулся из Остебена с переговоров. Все советники Его Величества получили письмо с приказом незамедлительно прибыть в столицу. Виззарион намерен сообщить о результатах своей поездки и выслушать мнение советников, чтобы наметить дальнейший план действий.

+1

2

Встреча прошла не так, как он запланировал. Истощённость сестры не входила в его планы, но он рад, что за время его отсутствия не случилось ничего серьёзнее непроизвольной голодовки. Заботливая младшая сестра уберегла его от знания истинной причины своего недуга и оставила это на закуску, позволив императору отчасти спокойно исполнить свой долг. В кой-то веке.
Виззарион не торопился в Зал совета. Помимо него быстро пребыть на место мог Харука, который сопровождал его с момента возвращениям императора в столицу. Старший единокровный брат, как ему доложили, не вернулся во дворец. Шейн не настаивал на его прямом участии в собрании, поскольку его поведения на переговорах в Остебене говорило достаточно, чтобы не превращать собрание в скандал между братьями и перепалку на почве расходящихся мнений.
По предположению Шейна вторым прибыть к месту после Харуки должен был Маджере, с которым у императора не сложились отношения в последнее время, а следом остальные главы Домов, включая Эдриана, который недавно занял пост главы Дома Королей Белого Сияния. Два кресла в Совете пустовали со дня разоблачения противников Виззариона. Первое принадлежало Авелю, второе – будущему супругу племянницы Крусника, когда, наконец, будет подобрана наиболее подходящая кандидатура среди глав или их сыновей из младших домов и заключён выгодный для короны брак. До тех пор Шейн пользовался тем, что имел, не рассчитывая на мнение некоторых из Совета – в частности Глациалис, которая сохраняла видимый нейтралитет, но при этом ласково поглаживала отравленный нож, как любимого питомца.
Виззарион занял место во главе стола, дожидаясь, пока зал совета постепенно займут советники. Новостей много, дел – ещё больше. Он подозревал, что многие принятые им решения вызовут недовольство аристократов и простого люда, который уже переступил черту дозволенного, поддаваясь желанию проливать кровь знати, потому что иная оказалась для них недоступной и излишне дорогой. Возможно, ему стоило отправить на переговоры с королём кого-то из своих представителей, более способного в навыках дипломатии, а до того – оговорить все возможные уступки и табу, но Виззарион пошёл самым плохим путём из всех, на которые был способен додуматься сам. Без помощи своих противников. Виктор мог гордиться – Шейн своими руками отломал ещё одну ножку у своего трона.
Опуская высокопарные приветствия и утомительное хождение вокруг темы, Виззарион сразу перешёл к делу, как только все Советники, за исключением его единокровного брата, заняли свои места:
- В связи с тем, что в последнее время земли людей подвергаются массовому нападению нежити, все их силы брошены на борьбу с заразой – это одна из причин снижения количества поставок. Вторая – Роза немёртвых, которая отравляет жизнь людям и уменьшает количество желающих делиться с нами кровью в добровольно-принудительной форме.  К моему неудовольствию, существует ещё третья причина, которая усугубляет положение в стране, - Виззарион нахмурился, вспоминая, какое количество амфор ушло на чёрный рынок. - Из всех кораблей, которые люди поставили к нам в последний раз, прибыли не все. Остальные были разграблены ещё до прихода в Северные земли.
Виззарион испытующе посмотрел на своих Советников – кто-то из них чудесно знал об этом и скрывал.
- Поскольку раньше соблюдением Кодекса заведовал Дом Белого Лотоса, то я могу предположить, с чем связано расхождение в отчётах. Эту разницу необходимо компенсировать. Запасы дворца не бездонные. Пользоваться услугами Чёрного рынка мы не можем ради соблюдения Кодекса, - Шейн посмотрел на Маджере. Да, эти слова относились именно к его неуместному предложению воспользоваться Теллином, чтобы временно улучшить обстановку в Северных землях. – В качестве компромисса люди согласились на взаимовыгодный обмен. Поставки продолжатся в новом уговоренном объёме, который меньше предыдущего, но он увеличится при содействии с нашей стороны, если мы займёмся ответной поставкой вампирской крови для улучшения состояния больных розой и изучения самой болезни, а также предоставим им часть своих войск для борьбы с нежитью.
Пастух обязан защищать своё стадо от волков, если не желает остаться голодным.
- Часть крови будет поставляться мистиками в Мирдан для уменьшения шанса быть разграбленной ещё до прибытия в прибрежную зону Севера. Мы берём на себя охрану кораблей и прибрежных границ. Последняя поставка была в количестве восьми кораблей из шестнадцати, прописанных по Кодексу. Сколько из восьми кораблей поступило в столицу – нам известно.
Виззарион положил на стол бумаги, принесённые ему помощником.
- Здесь сведения лекарей Остебена по количеству больных розой и примерная доза крови, которую они потребляют. Исходя из этого, мы должны предоставить свои ответные услуги. Если люди уверены, что им это чем-то поможет в борьбе с болезнью. Я знаю, что расставаться со своей кровью при голодном желудке захочет разве что идиот или выживший из ума вампир.
В потоке информации Шейн почти упустил один не менее маловажный момент, который так не понравился его единокровному брату.
- В довершение ко всему принцесса Элениэль будет выдана замуж за кронпринца Сейлана.
Занавес.
Виззарион посмотрел на своих советников, ожидая их реакции. Делайте теперь с озвученным всё, что хотите, чтобы спасти собственные задницы.

+5

3

Шейнир был выдающимся вампиром во всех отношениях. Он феерически – не побоимся этого слова, - просрал женщину, которая была рождена, чтобы любить его; он совершенно фантастическим образом отталкивал от себя тех, кто мог помочь ему сохранить государство и укрепиться на троне; он обладал каким-то невероятным чутьём на нахождение худших вариантов из всех возможных. И именно этому вампиру Рейстлин помог сохранить не только положение, но и голову. Жалел ли об этом Маджере? Нет. Он в принципе никогда не жалел о сделанном, но появись у него возможность откатить всё назад и несколько переиграть историю, не стоило сомневаться – он бы непременно воспользовался случаем, и кто знает, чья задница сейчас сидела бы на троне, руководя всем этим безобразием.
   С момента того злополучного разговора, состоявшегося чуть больше месяца назад, отношения между Рейстлином и Шейниром так и не наладились. Впрочем, и не усугубились (и на том спасибо, как говорится). Ослабив поводья и позволив выдающемуся Виззариону творить выдающуюся ересь, Князь наблюдал за происходящим со стороны и укреплял свои позиции, не делая ничего сверх того, что было предписано ему законом. Т.е. курировал свою канцелярию да бережно хранил императорскую печать. Что ни говори, а с бумажками в этот период был абсолютный порядок.
   Пару раз, правда, у Рейстлина ладонь прирастала к лицу и появлялось желание кинуть это всё к фойрру и свалить хоть в тот же Теллин, если не придумает места получше, но дыхательные упражнения творят чудеса, поэтому письмо Шейна застало Князя в Мирдане, в его рабочем кабинете.
   «М-м-м… - Рейстлин повёл носом. - Чем это запахло? Ах, да, очередным провалом».
   Не то чтобы Маджере не верил в чудеса, но… Нет, не верил. Шейн не отличался особыми способностями к дипломатии и то, что из всех возможных кандидатов в помощники ведения переговоров он выбрал именно Арратса, не улучшало ситуации. С таким же успехом он мог взять на переговоры прямолинейного Ариго.
   «Или я чего-то не знаю о нашем бастарде?»
   Рейстлин думал, что придёт в зал совещаний первым, но он не угадал. Вопреки всем правилам, Шейн уже восседал на своём месте, совершенно непоимператорски ожидая остальных. «Ну, жди, жди, - мысленно усмехнулся Князь, так же мысленно закатив глаза. – Император, который приходит раньше всех… Что за бестолочь?..»
   Поприветствовав монарха и своего доброго друга Кречета, Маджере занял своё место по правую руку от Виззариона и приготовился ждать. Ждать… пришлось. И когда началось собрание, не было никаких традиционных открытий, приветствий и прочего. Шейн просто сошёл с корабля на бал, - так не терпелось ему поделиться своими «достижениями» с остальными. И эти остальные слушали. Кто-то подавшись вперёд, кто-то сидел идеально прямо, а Рейст привычно откинулся на спинку стула.
   Настало время охринительных историй.
   Первым на повестку дня – поставки крови, их уменьшение и причины. Упоминание последнего груза, камень в огород Маджере, на который тот даже ухом не повёл, как если бы император посмотрел на него случайно. Про себя, правда, Князь с некоторым равнодушие обозвал Шейна дураком и утомлённо вздохнул. Тоже про себя.
   Условия нового договора вызвали некоторое оживление. Ну как, некоторое… Они вызвали оживление, ибо многие догадались, с кого будут сцеживать драгоценные капли. И этим «с кого» будет явно не голодающий плебс. Рейст позволил себе лёгкую улыбку, тенью в уголках рта.
   Эх… А ведь в кои-то веки всё начиналось так хорошо… Впрочем, ладно, подумал Маджере, пробегая глазами по документам, аристократия в большинстве своём не испытывает проблем с питанием и может позволить себе послужить на благо своего измотанного народа. Если же и им станет очень не хватать крови, они будут знать, где её найти. При должном количестве денег, разумеется.
   В целом, переговоры Шейна можно было назвать даже… удачными. Разумеется, поставок всё равно мало и нужно было выторговать больше, но для совершенного простофили Виззарион справился очень даже хорошо. «Хорошо», - хотел бы сказать Рейстлин, пока не…
   -...принцесса Элениэль будет выдана замуж за кронпринца Сейлана.
   «Полный провал…»
   Император превзошёл самого себя!
   Не будь Князь опытным придворным, его бровь сейчас изумлённо бы взлетела вверх, а глаза выдали полную гамму неподдельного восхищения. Восхищения тем, как можно быть таким беспросветным идиотом.
   «И кому пришла в голову эта светлая мысль? И где, фойрр его дери, был Авель, когда заключался этот договор? Тоже мне, советничек…»
   Рейстлин потёр губы, беря над собой контроль. Нельзя было показывать эмоций. Ему - в первую очередь.
    - Эта свадьба – часть условия? – после небольшой паузы по-деловому осведомился Маджере и вновь пробежался глазами по документам, подготовленным для этого собрания. - Чем люди это аргументировали? - спросил он, услышав положительный ответ и поднимая невозмутимый взгляд на Шейна.
   - Это предложение поступило не от людей. Свадьба - гарант того, что условия будут выполнены.
   «Прости, что?..»
   Рейстлин даже перестал дышать, уставившись на Виззариона так, будто он не расслышал или ослышался.

Отредактировано Рейстлин (2017-10-09 01:08:06)

+4

4

До Зала Совета Харука следом за Виззарионом молчаливой тенью. В его обязанности не входило кормление принцессы и с технической стороны его вины в её плохом состоянии нет. Первые секунды томления вынуждали его ждать вердикта целительницы и про себя вздохнуть, когда нашлось подтверждение того, что его обязанности были выполнены максимально безупречно. Насколько это возможно с учётом того, что Виктора до сих пор не нашли и он гуляет где-то на свободе со своими сторонниками.
По хорошему настроению императора Ариго предположил, что переговоры прошли удачно, но отсутствие Авеля настораживало. Что успело произойти между двумя братьями в столице людских земель, что он испарился сразу, как портал перенёс его на родину? Если бы император узнал о секрете принцессы и своего брата, то в Мирдан, по логике, вернулась бы одна голова бастарда и то не факт.
- Смею предположить, что переговоры прошли не так удачно, как думает император, - другого объяснения он не видел.
Впервые император пожаловал в совет до того, как собрались все советники. Воспринимать это, как дурное предзнаменование или обойдётся? Кречет не знал, во что верить и какого Бога просить о благополучии для себя и всей страны, потому что он хотел вернуться домой к жене и детям, а не вновь пропадать в своём кабинете или в допросной, думая, как выкрутиться из хренового положения. В отсутствие императора не было новых бунтов, как и после того дня, когда рудокопы посмели взять во временный плен принцессу и ту наложницу, но всё могло измениться. Устрашение действует недолго на голодающий народ, а плохие вести из столицы могли ускорить приближение этого чудесного купания в собственной крови.
Харука привык, что в зал совета он почти всегда (если не всегда) приходит первым. Сидеть в пустом и тихом зале, ожидая остальных, - привычное и нормальное для него явление, но сидеть в зале и ждать, когда рядом находится император… Ариго старался не смотреть в сторону Виззариона. Это было странно. Он не помнил, чтобы кто-то из императоров приходил раньше остальных или одновременно с ними. Ариго помнил, как в недалёком прошлом Архель позволил себе опоздать на совет и явиться позже императора – глупый и опрометчивый поступок, но как относиться к этому?
Шейн мог уделить внимание своей семье. Побыть рядом с больной сестрой, справиться о здоровье беременной жены для проформы или пообниматься в покоях с наложницей, которая так ему нравилась, но отложил все дела, чтобы незамедлительно приступить к делу. Харука одобрял рвение заниматься государственными делами, оставляя всё другое и менее важное на потом, но впервые видел подобное от сына Эльдара.
- К добру или к худу?
Он не осмелился спросить у императора, что происходило в Остебене, а потому молча ждал, когда в зале появятся другие советники. Некоторые из них не успевали скрыть своего удивления, когда, входя, видели Виззариона, сидящего за столом. Некоторые, помня, как император обошёлся с Архелем, боязливо склоняли голову и прогибали спины в низком учтивом поклоне, словно опасались, что их за это лишат головы. Увидев на пороге Маджере, Харука пожал плечами, без лишних слов пытаясь объяснять другу положение дел – сам ничего не понимаю.
Харука молчал всё время, пока говорил император, и, чуть наклонив голову, думал. Он понимал, что причины кроются не только в том, что кто-то ворует амфоры с кровью на суднах или со складов, а существует ещё одна – более глобальная и труднорешимая. У людей хватало своих забот, чтобы кормить голодных вампиров, а он прекрасно понимал, что война, даже с нежитью, стоит многих жизней. Жизни – это доноры крови. Чем меньше их, тем меньше крови. Стремление Виззариона выдать часть воинов на защиту людей вполне обосновано. Люди более слабые. Вампирам будет проще справляться с нежитью и с наименьшим ущербом для небольшой армии. Если кто-то погибнет, будем честны, им же лучше – на несколько десятков голодных ртов в будущем будет меньше. Но здесь же были свои существенные минусы. Вампиры из Арис и Камэль отличаются своей силой и способностями к бою, но они потребляют намного больше человеческой крови во время учений и, тем более, практики. Армию будет сложно прокормить, когда у них такие проблемы с кровью, а отнимать у бедняков ещё больше – не вариант, иначе они сами себя сожрут вместе с короной. Можно послать воевать Лэно с их способностями к магии. Вампирам этого клана нет необходимости поглощать человеческую кровь, а поставить им в нужных количествах животную – не доставит особого труда. Тем более у людей после того, как нежить выедает всех живых, остаётся много скота, который можно забить.
Новость не так плоха и с ней вполне можно работать.
С ответными поставками крови.. Ариго видел в них призрачную надежду людей на выздоровление. Вампирская кровь не спасёт их от болезни, но продлит им жизнь на пару лет, то есть тем, что они будут поставлять им регулярно вампирскую кровь, они продлевают этот контракт с больными и увеличивают число желающих пожить дольше и помучиться за счёт вампирской крови. Если кровь пустят исключительно на опыты по воссозданию лечебного снадобья, которое исцелит заразу, - тогда они получат упомянутое число больных в пищу себе, но до этого пройдёт много времени.
- Если у них вообще что-либо получится.
Харука посмотрел на бумаги, привезённые из Остебена. Он подозревал, что число больных будет большим, а в нынешней ситуации делиться собственной кровью придётся верхушке общества. Он также понимал, что на такие условия пойдут далеко не всех, а приказ императора может попортить отношения с аристократией ещё больше. Или же снова взвалить эту ношу на Лэно?
- Тогда взбунтуется один конкретный клан.
Просчитывая в уме варианты, Ариго поднял голову и посмотрел на императора, когда он заговорил о свадьбе принцессы.
- Так вот оно что, - теперь он понял, почему Авель пропал сразу же после того, как они вернулись из Остебена, и почему сейчас его не было в совете. Арратс слышал, что его брат сделал. – Я надеюсь, что он не наделает глупостей.
На это Харука надеялся, но не ждал. Он закрыл глаза и шумно выдохнул через нос. Предложение о браке принцессы – это ошибка. Самая большая, какую мог допустить Виззарион. Ариго не совсем понимал, что выгодного в этом увидел Шейн. Династические браки допустимы лишь тогда, когда они приносят взаимную выгоду, но не межвидовые. Насколько он понимал в сложившейся ситуации, этот пункт уже был прописан в договор и отменить его невозможно, если они не хотят получить дополнительные проблемы. Война с людьми им ни к чему.
Первым высказался Рейстлин, озвучив один из вопросов Харуки, который Кречет, в отличие от друга, задавать не собирался. Ответы Виззариона его нисколько не удивили, и он с привычной ему сдержанностью и собранностью относился к услышанному, никак не выказывая своего истинного отношения к ситуации. Впрочем, нет. Спокойствие и собранность – это именно то, что он испытывал, потому что собирался отталкиваться от того, что есть. Он не стал ничего говорить о принцессе, потому что предполагал, что решением этой проблемы уже занимается Арратс.
- Ваше Величество, в нынешней ситуации будет лучше, чем воины, которых мы предоставим людям, будут не только из клана Арис или Камэль, но и Лэно. Все знают, что они – искусные маги. К тому же, что немаловажно для нас сейчас, обычная армия потребляет намного больше человеческой крови, которая сейчас в Северных землях в ограниченном количестве. Мы могли бы частично уменьшить расходы крови на текущий месяц, пока не решим основные проблемы, - которых слишком много, чтобы ими пренебрегать. – Раз люди убеждены, что вампирская кровь им нужна и может помочь, то аристократия должна её предоставить, - какой бы скандал от этого ни поднялся сейчас.
К охране судов он и его подчинённые не имели никакого отношения, а дела расследования могли поручить либо ему, либо Тайной канцелярии, которая в последнее время активно принимала участие в делах короны. Харука старался коснуться этого вопроса аккуратнее, чем Шейн сообщил о свадьбе сестры.
- Если Вашему Величеству будет угодно, то мой Дом займётся расследованием дела графа Вэлианта Теорского.

+3

5

Три Правителя высоких Домов Лэно сидели анклавом, обмениваясь безмолвными, но крайне красноречивыми взглядами. Ни Авелон Терион Селениус, ни Нивен де'Фарид не были рады вестям о помолвки принцессы с человеком по очевидным причинам. И если де'Фариды могли прожевать этот факт и не подавиться, то сын первых мог воспринять такие вести несколько… ближе к сердцу.
Если Ваше Величество позволит, – первым против белых павлинов из правящего клана улучил возможность говорить Нивен де'Фарид. – Дом Багровой Крови и наш клан в целом выразит недоумение неприятием наших интересов в вашей, несомненно, очень разумной игре.
Тёмно-карие, практически вишнёвого цвета глаза светловолосого вампира обратились поочерёдно к каждому из глав Камэль, затем к единственному присутствующему за два Дому Арис, и, наконец, Глациалис. Руки его были поставлены на локти и сложены в сложный замок перед ртом, мешая видеть движение губ и значительную часть мимики. Селениус по правую руку от негласного главы тройки сидел визуально расслабленнее, но с куда более озабоченным лицом, ковыряясь в складках своих рукавов, что же до обладающего огненной шевелюрой главы Вечного Солнца, он просто остановился глазами на писаре, таящемся за пределами стола, в тени.
Когда в момент раздора и раскола наши кланы требуют больше связей и дружества, вы выбираете использовать наши отнюдь не бездонные ресурсы, не предлагая ничего взамен, правильно ли мы понимаем результаты переговоров с Остебеном?
Лэно были обыкновенно очень туманны и осторожны в выражении недовольства столичной политикой, но в этот раз лаконичность и прямолинейность переходили все смелейшие предположения.
Ваше Величество, однако клан Лэно не сможет сделать ничего сверх того, что уже делает для Северных земель. Не безвозмездно, и не без Вашего всяческого содействия – это уж точно. Чтобы решить проблемы недостачи крови, мы рекомендуем заняться усмирением неких пиратов о чёрных с красным парусах и мобилизаций и наймом сеонесских орденов, обладателей древних и великолепных воинских традиций, чтобы отвлечь оных от их скуки, которая порождает нам всем проблемы. Военная обязанность также никогда не была ни желанной повинностью, ни лучшим применением сил нашего клана, и воевать чужие воины, оставляя кормящие наш общий дом пашни, я, Нивен де'Фарид, усматриваю предельно неразумным. С отплытием с берегов архипелага множества чужеродцев, дневной становится единственным залогом сохранения нашей государственности и цивилизованности. На каждого нуждающегося в крови вампира нам понадобится не менее трёх, благословлённых не испытывать голода. При условии, что все они сыты, живут в мире, спокойствии, процветании и не рискуют быть жертвами ушедших в леса безродных бандитов, как наши торговцы буквально пять дней назад. Это весьма оптимистичные подсчёты, и у нас половины условий нет. Вы уверены, что хотите ввязаться в иностранную авантюру, Ваше Величество, рисковать большим, вместо решения внутренних проблем, нарушать нейтралитет и провоцировать наших давних неприятелей своим активным участием? Нерин был уже разрушен однажды, и наш клан не может рисковать своим домом ради дела империи вновь.

+1

6

Иль Хресс явилась в зал Совета в числе последних. Порталы позволяли быстро пребыть в столицу – быстрее, чем верхом на коне любому из поданных Виззариона, проживающих в столице, но вампирша не торопилась. Она предполагала, что визит к людям не принесёт ничего годного. Понадеяться на то, что её сын, которому выпала великая честь сопровождать императора в столицу земель скота и быть его бравым советником, вывернет дело в пользу Севера - не приходилось. Виан оценила честь по достоинству, но с сомнением. С чего такая милость? У братьев в последние годы отношения натянулись настолько сильно, что любой в Совете чувствовал повисшее напряжение, а тут такая честь. Он даже ему в жёны сосватал Анри, под предлогом пропихнуть старшего брата в Совет.
- Не спасаешь ли ты так свою драгоценную сестру? – Виан усмехнулась. Она помнила лицо Шейна, когда он явился к ней во дворец вместе с мальчишкой из Лэно, чтобы спасти принцессу из лап херианской ведьмы.
Невзирая на прошлое, которое могло аукнуться ей и её клану неприятностями, Глациалис вошла в Совет так, словно была чиста перед Лестатом и Луной во всех возможных смыслах. Она не боялась, что перед началом Совета Виззарион воспользуется возможностью обезглавить её, аргументируя это собственной прихотью, без доказательств, как любил и умел, но даже ему хватало мозгов не связываться с её кланом, а выжидать удобного момента. На её место сядет другая вампирша, а там может не то что бы не сговорчивая вовсе, а желающая свергнуть императора и подчинить себе все кланы, когда наберёт достаточно охотниц и сторонниц.
Она проигнорировала тот факт, что Виззарион занял своё место во главе стола ещё до того, как все собрались. Её, честно говоря, не шибко интересовало, что он узнал о поставках крови и как это дело решил, если вообще что-то решил, но отсутствие сына на Совете насторожило Виан. Начинали без него.
- Интересно…
Проблемы с кровью, говоря честно, задевали в основном столицу и Сеонес, поскольку и те, и другие, нуждались в человеческой крови, а сами её добывать не умели. Лэно жрали зверьё и тем наслаждались, восхваляя Солнце, а её клан доил, не стесняясь, рабов и угонял время от времени новых, чтобы запасы пищи никогда не иссякали. Столица делилась с ними всегда неохотно, а сейчас могла снять с довольствия полностью. Не велика беда для Виан, но Виззариону придётся отсчитываться за нарушение Кодекса, когда голодные вампиры, без разбору, начнут нападать на селения людей. Ей подходило, что мальчишка сам копал себе яму, но она планировала вверить государство в руки своего сына, а не руины, которые после него останутся, когда Виззарионов сметут под корень.
Выслушав все новости, которые молодой император скормил им, как мать птенцам свою полупереваренную пищу, Иль Хресс с трудом удержалась, чтобы до слёз не рассмеяться прямо в зале совета. Она ожидала, что когда-нибудь Виззарион круто поскользнётся на самовольно принятых решениях, но чтобы настолько! Этому идиоту хватило ума предложить свою сестру людям в качестве благородного столетнего подарочка. Какая честь. Лучше бы он выдал принцессу за кого-то из клана Лэно, чем за смертного.
- О, нет, дорогой, этот цветок принадлежит не тебе, не убогому принцу, ни Северу, а первенцу императора, - Иль Хресс не успела ничего сказать и не вмешивалась намеренно, потому что без неё в воцарившейся тишине появился первый желающий. Маджере. Кто бы мог подумать, что он зацепится именно за принцессу, словно сам присматривался к ней и ждал, что станет частью семьи императора. – То есть всё остальное тебя поразило не настолько сильно, как это? – Виан цокнула языком и удобнее откинулась на спинку кресла. В ответе Виззариона она не сомневалась. Бумаги уже скорей всего подписаны, а им надо всё это прожевать и проглотить. Не выйдет. С большей терпимостью, свойственной преданному псу, новости воспринимал Кречет, выдвигая свои отчасти разумные предложения, но, в чём не сомневалась Иль Хресс, эти решения нисколько не устроят Лэно.
В Северных землях одинаково хреново относились к двум кланам. Виан и Лэно. Вторым из-за их происхождения, вероисповеданий и хрен знает чего ещё, что служило извечным аргументом для Камэль в пользу «фе» и «фи» дневному клану. Когда-то их терпение должно было лопнуть. Она бы сказала, что принцессу им не видать как своих ушей из-за соблюдения чистоты крови, но Виззарион подобрал сестре такого жениха, что трижды перемахнул через традицию. Крыть нечем.
- Всем прекрасно известно, что господам Лэно плевать на человеческую кровь и в этой ситуации они чувствуют себя совершенно прекрасно. Разве что немного обижены на Его Величество, что Её Высочество выдают замуж за человека, считая его лучшей кандидатурой ей в мужья, чем сына одного из наших многоуважаемых и обделённых Лэно, я правильно понимаю вас, Нивен? – О, она нисколько не смущалась говорить прямо и грубо. Ей не нужно сохранять нейтралитет. Она от Лэно ничего не получала совершенно. – Как Нерин будет бороться с вампирами других кланов, когда они, голодные, повалят в ваш райский уголок? Покажите им на выход? Но вы же пахари, а не воины, а столица будет слишком занята Остебеном. Или вы думаете, что волна голодных бунтов остановится на Мирдане и вас не заденет? С чего вы взяли, что будет война? Это нежить. Нежить жрёт стада. Или вы позволяете волкам пожирать своих овец? Потому что вы – пахари, а не убийцы? Чтобы не было голодных ртов, избавиться от одних пиратов – недостаточно, если вы ещё не разучились считать.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [18.05.1082] Вести из столицы