Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [2.06.1082] Вода без дна


[2.06.1082] Вода без дна

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

В панике за собственную жизнь и с трудом полученной способностью снова дышать, Даниэль забыла о Моргане. Она лежала на берегу, жадно глотала воздух, не выбираясь полностью из воды и не открывая глаз. Фалмари пыталась продышаться. Нагрузка на дыхательную систему была слишком большой в последнее время, а первые вдохи выходили с судорожным вздрагиванием. Эгоизм просыпается, когда находишься слишком близко к смерти. Она вспомнила о Моргане, когда дыхание стало тише, а у неё исчез страх задохнуться.
Фалмари перевела взгляд на спутника. Он был рядом и жив, несмотря на то, что последнее купание вышло тяжёлым и болезненным для двоих. Им удалось добраться до нового воздушного пузыря, но они не выбрались из сети подводных пещер, тогда где же? Даниэль приподнялась и осмотрелась. Здесь было больше места, чем в их прошлой клетке, но оно по-прежнему оставалось для них клеткой. Без воды и еды, без намёка на новый подводных ход или расщелину в стене, которая смогла бы провести их на поверхность. Ничего.
Даниэль выбралась на берег, с плеском воды и сильно болящей после плаванья ногой. Осторожно ощупав повреждение, фалмари решила, что пока её лучше оставить в покое. Скоро снова придётся нырнуть в воду и искать ещё один проход. Тоннель был узким для змей с той стороны, откуда они приплыли, но может быть другой лаз или змея меньшего размера, которая протиснется сюда. Ланкре не чувствовала жизни в воде – это немного успокаивало. После погони и суток, если не больше, проведённых в таких условиях, хотелось есть и пить, хотелось не сидеть голой жопой на сочном мхе и отмораживать себе тело. Она на грибы под стеной смотрела, как на еду и думала, можно ли их съесть, но понимала, что светящееся грибовидной тело – плохая закуска.
- Мне же не одной кажется, что они светятся..? – может, за разговорами не будет так голодно и холодно?

+1

32

Полукровка перевернулся на спину как жучок и подтянул тело из воды выше, заползая на мох и при этом стараясь скинуть вещи прежде, чем все их поломал под своим обессиленным телом. Свод этой пещеры был гораздо выше предыдущей, ему, наверное, в два-два с половиной роста выпрямившись, иначе у Мора просто не было идей, почему он тонул в темноте при всей яркости подсветки здесь. А, может, это он становился подземной тварью и воспринимал как восход солнце самую слабую люминесценцию.
У него болела грудь, жгло горло и ныла нога. Нет, стоп, это точно не его боль.
Не кажется, – прохрипел парень, сплёвывая глоток воды. Нормальной, к слову, уже знакомого вкуса воды. Если он ещё не сходил с ума. Как и с этими грибами. – Кто знает, что с ними сделала тут магия и темнота, что они начали лучиться, но, по крайней мере, мы не вынуждены бродить в одиночестве слепыми, как кроты.
Он полежал, отдыхая, ещё немного, прежде чем подняться сначала в сидячее положение, а потом и встать на колени, разминая мох в очередное безумно окрашенное сладко пахнущее безумие.
Иди сюда, надо отойти от воды, там теплее.
Он поднял девушку не просто в вертикальное положение, но и удосужился не поставить её на топкую поросль больной ногой, поддерживая за талию, чтобы ей было легче, опираясь на него, прыгать. Правда, до талии он нашёл другую более интересную часть тела, но откупился от этого позора сдавленным "извини".
Они двинулись вглубь пещеры. Потолка, как он прикинул верно, над головой даже близко не чувствовалось, что заставило его призадуматься, а не залезли ли они под отрог гор, везучие, и не бродили ли где-то к северу под Гилларом. Несколько крупных грибов со светящимися жилками в их стволах и узорчатых шляпках минуло мимо, когда они наткнулись в густой темноте на какую-то не покрытую мхом белую чашу, подобно горным ступенчатым прудам. От неё, прямо им в лица, поднимался пахнущий солью пар. Морган посадил Даниэль рядом и наклонился, чтобы потрогать воду, ну или по крайней мере убедиться, что это вода, когда наткнулся на что-то крупное, округлое, покатое, очень похожее на отполированный богатой солями водой камень, но живое, откликающееся на близость тела внутри. Его обуял страх.
Дан, здесь есть...
Они.
Кладка.
Поспевающие яйца чудовищ.

+1

33

Больше странностей богу странностей. Даниэль жаждала приключений и познания чего-то нового, но сейчас хотелось упереться руками и ногами и кричать: «Хватит!». Через чур много всего. Наличие какой-никакой устойчивой поверхности над водой и возможность дышать без принятия истинного облика лучше, чем продолжать плыть по тоннелям в поисках выхода. Отдых звучал почти хорошо, потому что без еды и здорового сна он не придёт. Они спали в прошлом «кармане», но Ланкре чувствовала себя всё такой же разбитой, а желудок отзывался возмущённым урчанием и лёгкой тошнотой. И эти грибы.. Манящие своим светом. «Нет, жрать светящиеся грибы мы не будем» Ур-р-р! «Пока что…»
Опираясь на Моргана, фалмари похромала в сторону более сухого и тёплого места. От вымокшей одежды приятного мало, но Даниэль давно уже жалела о том, что не забрала свои вещи вместе с походной сумкой, когда решила нырнуть за луком полукровки. Нагота и связанное с ней смущение её не тревожили совсем. В первую очередь фалмари думала о холоде, потом о голоде, потом о болящей ноге. Смущение на фоне этого растаяло, как снег по весне. На прикосновение Энгвиша, как результат, она не отреагировала.
Девушка тяжело села, когда её костыль отвлёкся на новую находку, растёрла область возле повреждённой стопы, чтобы немного разогнать кровь и отвлечься от ощущений. Она перевела взгляд на Моргана, когда услышала в его голосе страх, а потом осмотрелась, потому что в темноте не видела лица полукровки – глаза ламаров не настолько хорошо видели в темноте, а привыкнуть к ней, когда имеются скудные источники света, сложно.
- Яйца? – удивилась фалмари, рассматривая находку. Она впервые видела что-то подобное и не знала, как вообще болотные змеи воспроизводят себе подобных. – Если здесь гнездо, то где-то должна быть мать, которая их стережёт… - кто-то же их здесь отложил, не сами же они возникли? Тогда сюда для большой и взрослой змеи должен быть другой лаз, более широкий, а не тот, которым они воспользовались. Или же их самки небольшого размера, поэтому ей не трудно было пробраться сюда, и место было выбрано преднамеренно, чтобы другие не пожрали яйца. – Надо их разбить.
Сильно ситуацию в Гилларе это не изменит, но хотя бы часть убить ещё до рождения – уже хорошо. Даниэль попыталась перебраться ближе, подобрав с земли камень, и замахнулась. У неё не было жалости к новой жизни. Не к этой. Это не птичье гнездо, хотя съесть на утро пару яиц она бы не отказалась никогда. Особенно сейчас. Да и от мяса дикой птицы – тоже. От любой еды, а перед ней был потенциальный враг, которому хотелось мстить за повреждённую ногу, за холод и голод, за то, что они здесь застряли. Ланкре не заметила, как выпустила из руки камень и как до этого трижды от души ударила по скорлупе, пока она не треснула.
«Остаётся надеяться, что у змей нет плотной связи с кладками, иначе я своими действами призову взбешённую мамашу»
Содержимое яйца неприятно прилипло к руке и Даниэль, преклонившись через чашу, попыталась её смыть в воде.
- Горячая.. – с удивлением отметила девушка. – Если здесь источник греет кладку, то, может быть, матери здесь не будет… Или она погибла в излучении источника.. как думаешь?

+1

34

Как называется это чувство: кадык застревает на полхода вверх, ком тугой горкой слюны – вниз, а душа растворяется где-то на пути из пустого желудка в пятки? Морган не знал, но был уверен, что из гоубого и пустого общего языка, равно как и не слишком разнообразного на оттенки ужаса эльфийского подходило понятие "паника".
Мать? Да он не был уверен, что змеи эти бывают разных полов, и боялся представить как Даниэль могла себе представить, что такая раскормленная тварь заберётся на другую раскормленную тварь и что-нибудь ей… присунет куда-нибудь. Если Даниэль вобще была знакома с идеей присовывания, в чём, купаясь в её слепом вожделении неделями, Мор уже очень слабо сомневался. По крайней мере его тело просило вполне очевидных вещей, и уже болело от постоянных упражнений с силой воли при наличии такого положительно настроенного существа поблизости. Неужели она не могла хотя бы фантазировать о ком-то третьем, Элиоре, например?!
Аве холод и страх в их текущей ситуации.
Да… эти твари опасны, но… – он замялся, ощупывая широкие бока яиц. – Некоторые ещё даже не сформировались. Яйца полны питательных веществ. Думаешь, мы могли бы их выпить… или сварить, например?
С этими словами он начал выкатывать одну за одной махину из кладки, ожидая приступ рвоты со стороны фалмари и предварительно сжимая зубы. Вода в небольшом гнезде была тёплая и чуть ни пузырилась, источая пахнущий солями и чем-то пряным пар. Тепло этого маленького бассейна было одурманивающим по сравнению с часами стучания челюстей и тщетных попыток согреться о синеющие тела друг друга и ещё более бездушный и холодный камень. В конце концов, столкнувшись с тем, что задубевшие суставы локтей отказывались сгибаться и тащить наружу третье яйцо, Мор разкидал все свои вещи прочь и влез, чтобы вытолкнуть его ногами, как кукушонок. Он всё равно не чувствовал опасности или кого-либо, кроме невылупившихся тварей, сейчас.
Заползай сюда, – сказал он девушке, по пояс сидя в чуть тёплой, но кажущейся горячей, воде.
Думаешь, нас обратит в лёд, если колдовать здесь?

+1

35

- Выпить..? – Даниэль посмотрела на одно из разбитых яиц. В сколах повреждённой скорлупки едва угадывались очертания несформированной до конца змеи. Морган говорил про другие яйца, там, где была склизкая жижа, но не было ещё зарождённой видимой жизни. Это были яйца, которые едва ли имели что-то общее с куриными или утиными. Яйца чудовищ и рождались из них чудовища. Съесть это..? Она понимала, почему у Моргана появилось такое желание – они оба ничего не ели довольно давно и оба хотели заглушить звенящую и ноющую пустоту внутри желудков. Она сама присматривалась к грибам, но на фоне яиц змей светящиеся грибы казались более привлекательными, и мысль их съесть не была такой мерзопакостной.
Фалмари не тошнило. Она отделяла яйца с сюрпризами от несформированных яиц по содержанию, но понимала, что, пересилив себя и съев содержимое, может вернуть его обратно в любой момент, как вспомнит, кому они принадлежали. Ланкре неуверенно посмотрела на грибы, потом на яйца. Она не знала, что в их случае съесть будет безопаснее и с наименьшими последствиями, а есть хотелось. Сильно. До одури.
- Д-да.. – отдалённо отозвалась она на просьбу полукровки влезть в воду и помочь ему с последним яйцом. Вода в сравнении с той, что наполняла тоннели, была значительно теплее, а для ламарского тела, которое не привыкло к низким температурам, подошла на ура. Даниэль погрузилась в воду и вытянула больную ногу, насколько позволяло пространство в чаше, закрывая глаза и с облегчением выдыхая. Она замёрзла, несмотря на то, что Морган, как мог, делился с ней своим теплом, его всё равно было недостаточно, чтобы она смогла согреться хотя бы на время до очередного погружения.
На сытый желудок согреться было бы значительно проще, как и уснуть, если у них всё же получится здесь отдохнуть.
- Думаю, что нам не стоит рисковать, - она предполагала, что Морган интересуется её мнением относительно магии, чтобы попытаться приготовить себе яйца, а не жрать их сырыми – не так противно, хотя термическая обработка навряд ли сделает их более пригодными для употребления в пищу. – Ты ведь замёрз не меньше меня.
Даниэль попыталась растереть плечи, чтобы немного согреть их озябшими руками, и снова посмотрела на яйца, которые они нагло вытеснили из их гнезда, чтобы занять его собой.
- Давай… - она запнулась, зная, что сейчас собирается предложить, и от этого сводило живот. – Давай попробуем.
Голод пересилил отвращение.
А как их есть? Разбить скорлупу и взболтать? Это не маленькие яйца, которые легко помещаются в руке. «Не в шапки грибов же эту смесь заливать и есть вприкуску или использовать, как посуду..»

+1

36

Не меньше. Больше. Если чувствовать холод и крадущееся медленное умирание за два живых существа считается, что больше, потому что больше драматичной некромантской синевы на губы всё равно не добавляло. Мор даже возражать не хотел, блаженно вслушиваясь в невообразимо яркие посте окоченения и онемения сигналы, которые ему посылала собственная кожа – кололо стопы и расслабляло после болезненных судорог стопы, сглаживалась гусиная кожа, колотилось, получив сигнал, что можно больше не так сильно экономить тепло, сердце. Это могло бы стать одним из самых ярких воспоминаний об острых ощущениях в его жизни, не тони его сознание в стрессе выживания последних дней.
Дней…
Руки уже начавшего изучать в полумраке подсвеченной люминесцентными грибами и магической водой пещеры внутренности разбитого яйца с недоразвитым змеем. Существо умерло у него прямо в руках, даже не осознавая смерти, боли, разбитого комфорта слишком тонкой для кладки такого огромного чудовища скорлупы. Полукровка сбросил похожего на червя с тремя парами недоразвитых отростков не то крыльев, не то лап, не то плавников, зародыша назад в жидкость внутри яйца и поднёс руку к лицу, принюхиваясь. Запах был странным, чем-то навевающим кожей и тиной, слабым, но не отталкивающим.
Гадость, конечно, но, помнится, мы с мамой от голода в Лунных землях были готовы не только змей жрать, – пробормотал Морган, так беззаботно выдавая откровение о своей жизни, которое, конечно, для фалмари ничего не значило. Она там не была.
Он пошарил в сумке склизкой, покрывающейся тонкой стягивающей белковой плёнкой рукой в сумке, но ни ножа (последний сгинул с сапогами), ни еды (последние сухари развалились окончательно), чтобы скрасить горькую пилюлю, не нашлись. Скорлупа других яиц оказалась куда толще, и её пробивать, в отсутсвие чего либо тяжёлого и твёрдого, пришлось, обдирая костяшки, кулаком. И пить прямо так: посадив себе на колени и обливаясь между попытками глотнуть белковой жижи, давя рвотные позывы. Желудок отчаянно не понимал, что в него такое вливают, но хвала небесам, всё было не настолько мерзко. Хотя как они смогут на этом прокормиться хоть сколько-то дней, Мор не представлял.
Дней.
Наверное, сейчас наверху уже ночь. Змеи же выплывают на поверхность в основном ночью, верно?
Он откинулся, но вскоре начал умываться и стирать с себя следы, не особо смущаясь тем, что сидит в грязи, рядом девица с голой задницей, и вообще, пора бы уже вылезти из водяной бани, потому что его начинало клонить в сон.
Будет хорошо, если у нас есть хотя бы пара часов на обследование пещеры и прилегающих мест, до возвращения стражей сюда. Видишь, вот там стёрт мох, как будто что-то ползло волоком? – он указал рукой в сторону светящегося отсветами голубого берега перед куда более глубокой и широкой заводью. – Посматривай туда, хорошо?
Он ещё немного посидел, грея ноги в воде, но вытащив зад, чтобы просохнуть, и оставил девушку с её больной ногой, чтобы пройтись по отдалённым углам пещеры.
Она оказалась ещё больше, чем представлялась на первый взгляд.

+1

37

«С мамой…» Даниэль не помнила своей матери. Элиор показывал ей портрет в тайном штабе Ордена, но фалмари не знала, насколько он далёк от правды. Навряд ли кто-то вообще сможет сказать, кто был её родителями. Единственный родственник, которого девушка знала, был её дедушка. Вместе с ним она росла и жила в старом доме, пока не пришли Мэтерленсы и не забрали её с собой. Многим девочкам, лишённым материнской ласки, хотелось бы ощутить её на себе. Понять, какого это, но Ланкре сильно скучала по деду и не помнила уже, когда в последний раз была в старом заброшенном домике.
- А мы с дедушкой рыбу ловили. Река рядом была, а он, хоть и был стар, но ловко управлялся с сетью и удочками. Мне в детстве казалось, что рыба сама к нему в руки плыла, - Огонёк улыбнулась от нахлынувших воспоминаний. Как давно это было. Столько лет прошло, а память до сих пор вызывает улыбку и тепло в груди. Прошлое было счастливым и беззаботным, пока жизнь не оставила старика, а Мэтерленсы не пришли в их дом. Потом всё изменилось. Время, проведённое в старой хижине у реки, осталось в прошлом и походило на короткий сон.
Фалмари утёрла лицу от слёз. «Нельзя раскисать». Они находились под землёй, в холоде и голоде, с опасными хозяевами болот по соседству. Сейчас даже ближе, чем раньше. Эмоциональные бунты сделают хуже и помешают собраться. За хорошими воспоминаниями всегда приходят те, которые их оборвали и привели к тому, что она имеет сейчас. Даниэлле не хотелось думать о том, что они застрянут под землёй, сгниют здесь, окоченеют до смерти или будут долго и мучительно умирать от голода и обезвоживания. «Если змеи не доберутся до нас раньше»
Фалмари наблюдала за Морганом, как он пробует содержимое змеиного яйца. Она сталась не подавать виду, как относится к самому процессу, и не представлять, как сама поглощает эту гадость. Даниэль подозревала, что желудок скрутит, а выплёвывать ему нечего. Вся еда уже давно переварилась и всосалась.
Получив яйцевую эстафету от полукровки, Огонёк разместила склизкое яйцо у себя на коленях, частично топя его в воде, и попыталась сделать первый глоток, не морщась и не отплёвываясь. «Это просто яйцо. Большое. Склизкое… НЕ ДУМАЙ!!!» Зажмурившись, Даниэль разом сделала несколько быстрых глотков подряд, чтобы не успеть распробовать вкус, но уже отправить содержимое скорлупы в желудок и создать видимость его наполненности. Морган облегчил яйцо после снятия пробы, поэтому ей поднимать его было проще, но часть всё равно пролилась, размазываясь по лицу и падая на открытое тело.
«Боже-боже-боже». Орал внутренний голос, но Даниэль ничего не могла с этим поделать. Отставив яйцо, она постаралась удержать всё содержимое в себе и не вернуть его обратно из-за осознания того, что проглотила. Морган заговорил, отвлекая её разговором. От этого напряжение начало спадать и фалмари смогла выдохнуть и открыть глаза.
- Ты пойдёшь? – риторический вопрос. Ланкре посмотрела на повреждённую ногу. Она будет его тормозить и помешает, если в дополнительных тоннелях встретится какая-то опасности. – Будь осторожен.
Огонёк не хотела оставаться одна в чужом гнезде, как кукушонок, которому точно не обрадуются хозяева гнезда, но понимала, что это необходимость. Проводив Моргана взглядом, насколько позволяло освещение, она ещё какое-то время смотрела ему вслед, пока слышала звуки его шагов, а потом отставила от себя яйцо и спешно начала смывать следы с тела. Выбираться из воды ей не хотелось, но нахождение в ней вызывало сонливость. Пересилив себя, Даниэль самостоятельно выбралась из чаши и в отсутствие Моргана разместилась на мхе, обсыхать, растирая воду по телу руками, и смотреть по сторонам, прислушиваясь к тишине.
Змеи могут вернуться.
эпизод завершен

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [2.06.1082] Вода без дна