Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [12-13.02.1082] Клинок в холодной ночи


[12-13.02.1082] Клинок в холодной ночи

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

- Локация Остебен, предместья Вильсбурга, небольшой трактир в нескольких часах пути от столицы
- Действующие лица Эйтан и Шайлер ван Ален, ГМ
- Описание
предыдущий эпизод - [25.01.1082] Всегда плати по долгам
Подозрительные события последних дней, вместе с начавшей шевелиться на границах Остебена нежитью, заставили брата и сестру сняться с насиженного места и отправиться в путешествие. Может быть, им и не нужно было продолжение кровавого банкета, на который уже раз пригласили Эйтана, да только он сам их нашёл. Кто-то охотится на крылатых, и не на одного наёмника. И, видя на стене, месте сорвавшегося покушения пронзённый череп, никто уже не может закрыть глаза на напрашивающийся вопрос: кто? И, конечно же, почему?

0

2

Фойрр… как он устал от общества женщин. Серьёзно. Время, вынужденно проведённое в доме бывшей пассии, вымотало его настолько, что под конец он сам был готов положить хрен на рационализм и погнать куда подальше от этого замкнутого круга старых обид. Он мог бы стерпеть отношение целительницы к себе с привычной лёгкостью и холодностью в общении, но младшая сестра, которая неумело впитывала в себя чужие эмоции и чувства, как губка, досаждала этим ему значительно больше, чем нежеланные гости из круга наёмников.
Дождавшись, когда состояние сестры устроит его и не будет угрожать её жизни, Ален собрал вещи и вместе с Шайлер двинул в сторону столицы. Дома в глуши и на границе с ульвами всегда устраивали его больше, чем шумная и густонаселённая столица или ближайшие к ней города и деревни. Меньше суеты и пытливых носов. Он понял, что допустил огромную ошибку с сестрой, когда ограничил её общение с другими людьми. Из-за этого она не могла учиться контролировать свои способности. На ком, если все живые существа находились на отдалённом от неё расстоянии, а он постоянно замыкался и отгораживался щитом, чтобы не позволить ей прочесть что-то лишнее.
Вариант с окраиной пришлось отмести, когда до него на рынке дошли слухи о нежити, нападающей на деревни. В Остебене и на границах с Лунным краем – это обычное явление со времён войн и вмешательства некромантов в природу владений ульвов. С редкими немёртвыми гостями справиться нетрудно. Эйтан привык к подобной работе и предпочитал её больше, чем заказы на живые и разумные (не всегда) существа. Но ситуация за последние полгода сильно изменилась. Рисковать жизнью сестры, которая не готова к реальным трудностям, он не мог. Пришлось изменить планы и выбрать место, отдалённое от границ и пунктов, где была замечена нежить или куда она могла направиться после опустошения очередной деревни – Ален просматривал все возможные варианты, чтобы не просчитаться.
Столица – самый безопасный вариант, как бы он не старался держаться от неё подальше из вечного надуманного страха, что люди дяди найдут его и Шайлер. Есть проблемы серьёзнее этого. Включая тот непонятный хвост, который какое-то время преследовал его и Шайлер, чтобы довершить начатое. Ему так и не удалось узнать детали, а лезть в это дело снова, пока он не оставит где-то сестру, он не стал.
- Остановимся здесь.
Притормозив коня, алифер глянул через плечо на сестру. Ему удалось пригнать двух лошадей к дому Эйиры. Благодаря ним они могли не демонстрировать крылья и не выставлять на обозрение других свою принадлежность к крылатой расе. Как обычно, сходя за эльфов. Лететь исключительно ночью или тащить всё время сестру на себе – не тот вариант, который бы устроил Эйтана при наличии более простого и менее затратного в исполнении.
Отдав поводья конюху при трактире, Ален помог сестре слезть со спины кобылы. У них осталось несколько пузырьков с целительским зельем, но они могут пригодиться в любой момент, чтобы тратить их на пустяки. Путешествие с сестрой  вышло сложным. Эйтан не привык так скакать вокруг своих спутников, оберегая их покой и стараясь сделать, чтобы на земле спалось теплее и мягче. Все женщины, которые до этого сопровождали Алена, не нуждались в такой заботе, но Шайлер была комнатным цветком, который не привык к таким путешествиям. За долгое время они остановились в трактире, чтобы не спать под открытым небом и не мёрзнуть у погасшего костра.
- Скажи хозяину, чтобы подал горячий обед на двоих, - бросил алифер заходящему внутрь конюху. Ален не любил, когда кто-то другой прикасался к его коню, но в этот раз сделал исключение. – Пошли внутрь. Там теплее.
Третий месяц зимы не радовал теплом. Несмотря на то, что в скором времени на земли Остебена ступит весна, холода отступят ещё не скоро. Снег редкими хлопьями валил с серого неба, укрывая почву тонким слоем белого ковра, пока его не втаптывали в грязь сапогами и копытами лошадей.
После холодной поездки помещение трактира с насыщенным запахом еды, выпивки и табака показалось райским уголком. Ален провёл сестру за стол, расположенный максимально близко к огню, а сам махнул рукой трактирщику, дополняя заказ. Одной еды, чтобы согреться, им будет мало.

Отредактировано Эйтан (2017-07-23 16:11:25)

+1

3

Находится в обществе целительницы, для Шайлер было очень тяжело. Алифер с трудом могла контролировать эмоции, которые захватывали её целиком и полностью. Слабое тело в первое время играло злую шутку, чем она сводила с ума себя и брата. Девушка понимала, что так долго продолжаться не сможет, и она будет просто вынуждена научиться контролировать способности, которые не беспокоили в глуши лесов.
Самой большой радостью для Шай стало получение возможности покинуть жилье целительницы. Её рана уже не причиняла такого сильного вреда, и хотя светловолосая очень старалась научиться контролировать свои чувства и желания, удавалось ей такое с большим трудом. Так что стоило покинуть ненавистное место, как на душе возникло чувство спокойствия. После первых дней, Шайлер ещё пару раз просила брата уехать, но вскоре поняла, что так и правда было лучше. В голове по прежнему мелькали мысли о ненависти к нему, но любовь к родному существу была сильнее и ярче всего того, что она принимала от женщины  питавшей ненависть к Эйтану.
Этот путь оказался тоже немного тяжёлым. Шайлер почувствовала лёгкую усталость, а потому хотела скорее где-нибудь остановится, но не так, как это происходило обычно. Зима не собиралась радовать хоть каким-то потеплением и находится ночью у костра, пытаясь согреться в этот раз не хотелось. Тело не привыкшей, к таким неожиданным путешествиям и переменам, девушки давало ей ощутить усталость и желание отдохнуть хоть в каком – то тепле и уюте.
«Как же я хочу домой, но теперь нам туда дорога закрыта», - от горьких воспоминаний Шайлер тяжело вздохнула. Их дом был потерян, и возвращаться туда не было смысла и возможностей. Теперь им предстояло искать нечто новое, но с другой стороны, светловолосая испытывала некую радость от произошедшего. Раньше она ждала брата сидя дома и смотря в окно. Переживала и волновалась, не знала, когда он вернётся и вернётся ли вообще, но теперь она делила этот путь с ним, хотя прекрасно понимала, что доставляла ему больше проблем. Неожиданно сердце как-то больно кольнуло, а в груди сжался маленький комочек ревности. Она прекрасно помнила разговор, который услышала и, хотя не поднимала этой темы, но понимала, что Эйтан жил и своей жизнью в какой-то мере.
-А? Хорошо, - Шайлер отвлеклась от своих мыслей на голос брата и только сейчас смогла понять, что они и правда остановились возле трактира, в котором их ждали еда и тепло. Улыбнувшись Эйтану, Шай перевела взгляд на здание и довольно поморщилась, но слегка вздрогнула. Усталость давала о себе знать, но при этом они могли отдохнуть не у простого костра.
С лошади Шайлер спустилась благодаря помощи брата и кивнув на его слова, вошла вместе с ним в трактир. Стоило переступить порог, как девушка тут же ощутила разницу. В помещении было тепло, и пахло чем-то. Поручение Эйтана было исполнено, и хозяин уже занимался горячим обедом для двоих посетителей.  Алифер невольно прижалась к брату осматривая помещение, пока её взгляд не упал свободный стол, но даже тогда светловолосая не спешила отходить от Эйтана. С ним она чувствовала себя в безопасности, но прекрасно понимала, что придётся привыкать ко многому и по новой. В пути она старалась, как могла, но всякий раз забывала о своих собственных мыслях и в тот или иной момент искала защиты у брата.
-Мы здесь надолго задержимся? - поинтересовалась Шайлер, не спеша отходить куда - то.

+1

4

- Мы пробудем здесь до утра.
Усадив сестру за стол, Ален небрежным жестом расстегнул фибулу на плаще и скинул его на спинку стула – прогреться и просохнуть у костра. В заснеженный вечер им щедро насыпало за воротник. Плащ сестры он забирать не спешил, давая ей свыкнуться с мыслью, что вокруг них полно народа. Для Эйтана, чем больше, тем лучше. В суматохе и пьянстве никто не обращал внимания на путников. Редких пьяниц, которым захотелось почесать языками, руками и другими частями тела, выпроводить несложно.
Шайлер меняла привычный уклад жизни наёмника. У него не было необходимости печься в вылазках о ком-то, кроме себя. Девушки, которые попадали к нему в напарницы, свободно обходились без его услуг и помощи. Он никогда не думал, что кто-то из посетителей может пристать к сопровождавшей его девушке и ему придётся вмешиваться в этот процесса раньше, чем мужчина подойдёт на три шага ближе. Даже такая немноголюдная таверна могла доставить им проблем. Из-за опасения Эйтана, что их кто-то узнает, он никуда не брал Шай с собой. Он своими руками лишил её возможности постепенно привыкать к обществу и учиться контролировать свои способности. Фактически он бросил её в воду, как щенка, и наблюдал, что будет дальше. Поплывёт или утонет, не сумев отделить свои эмоции от чужих. На Эйире он убедился, что его сестре это не под силу. Следить за всем Ален в силу физического несовершенства не умел.
Алифер сел за стол напротив сестры.
- Ночь сегодня будет холодной. Нам лучше переждать её здесь. Днём двинемся по тракту дальше.
Присматриваясь к Шайлер, он замечал, как она почти всё время испуганно жмётся к нему в поисках поддержки и защиты, поэтому намеренно концентрировал её внимание на себе, чтобы она смогла зацепиться за него и сузить своё восприятие мира до такого эмоционально закрытого бревна, как он.
Выпивка оказалась на их столе раньше, чем еда. Обслуживавшая их девушка получила звонкую монету и, кокетливо размахивая бёдрами, направилась за другой порцией для посетителей.
- Пока не пей, - предвидя, что сестра может ухватиться за напиток, алифер накрыл ближайшую к ней кружку ладонью. Она же не пила раньше ничего из этого. Он не приносил в дом выпивку, её с собой никуда не водил, но это один из хороших и проверенных годами способов согреться, чтобы не заболеть, промёрзнув до костей в дороге. Пить впервые и на пустой желудок – затея дрянная. Каждый переносит первый опыт по-своему, поэтому, помня, как сам надрался в первый раз, перестраховался. – Мы остановимся в небольшом городе, ближе к столице. На окраине участились нападения нежити со стороны Лунного края. Жить в городе будет тяжело, но в глуши сейчас опаснее, чем там.
Из-за лезущей со всех щелей нежити. Алену нужна гарантия того, что Шайлер не подвергнется нападению немёртвых в его отсутствие. Запас кошеля не безграничный, а каждая остановка в заведениях стоит звонкой монеты. Им нужно пополнить провизию и накормить уставших лошадей, прикупить ещё кое-какие вещи, которые им тоже скоро понадобятся.
Между ними поставили две плошки с похлёбкой. Выглядело не очень.
Бывало и хуже.
Плетёная корзинка с хлебом, который запекался вечером прошлого дня и успел немного зачерстветь. Скудное рагу – зимние запасы не так велики, чтобы баловать жителей Остебена овощами круглый год.
- Ешь, а потом пей.
Раскрошив хлебную булку пополам над плошкой с похлёбкой, часть он сунул себе в рот, вторую – вручил сестре. Размякший в жидкости хлеб для голодного парня шёл вприкуску отлично. Эль, в отличие от еды, качеством оказался лучше. Для таверны такого типа сносно, поэтому Ален не жаловался на содержание, набивал желудок, пока мог, и периодически посматривал по сторонам, чтобы вовремя поймать косые взгляды в их сторону.

+2

5

Путешествие с братом, подобное этому было первым для юной алифер. Шайлер чувствовала себя неуверенно, и казалось, сомневалась в каждом своём шаге. Войдя в помещение вместе с Эйтаном, девушка пряталась за ним осознавая сколько людей было в трактире. Брат был надёжной опорой, за кого можно было спрятаться сейчас. За дни проведённые в обществе целительницы, светловолосая осознала, что не может управлять своими способностями. Она чувствовала много странного по отношению к Эйтану, но поняла для себя одно – брат был важен. Родной человек, с которым связана её жизнь и ненависти к нему она не испытывала и никогда не испытает. Такое решение в один из дней приняла для себя Шай.
Отстранится от чувств и эмоций женщины, было очень тяжело, хотя Шайлер и старалась. Сейчас ей предстояло бороться не только с собственным страхом, но и большим количеством чужих эмоций. Стараясь сосредоточиться на брате, девушка кивнула на его слова и устроилась за столом, пытаясь не оглядываться по сторонам.
Чужой смех, слова или выкрикивания официантке, то и дело привлекали внимание светловолосой, но она упорно боролась с желанием посмотреть хоть на кого-то из присутствующих. Она не спешила снимать и плащ с себя, боясь остаться беззащитной. Потому и смотрела только на брата, дававшего объяснения по поводу их присутствия в этом месте.  Шайлер внимательно слушала, пока не подошла официантка с напитками. Взглянув не неё, алифер сразу же отвела взгляд и постаралась сосредоточиться на собственных мыслях. Так случилось, что ей пришлось оказаться и не раз среди большого, в её понимании просто огромного количества людей, а это значило, что нужно бороться с собственными способностями. Пытаться научиться контролировать их.
«Теперь всё это тяжелее, чем даже с ней…», - светловолосая старалась не произносить имя целительницы даже в мыслях. Не то, чтобы она не была благодарна ей за помощь, просто услышанное и то, что столько времени ощущалось, не давало покоя.  Это немного угнетало, но как только официантка ушла, Шай хотела взять напиток, но брат резко остановил, так что руки снова вернулись на колени.
-Я понимаю, Эйтан, - светловолосая снова посмотрела на брата и взяла из его рук хлеб, после приступая к еде. На еду, дорогу, место.. Шай совсем не жаловалась, хотя и было трудно. Ей хотелось вернуться к прошлому. Дому, в котором они жили вместе с Эйтаном, но это так же означало, что ей снова предстояло вернуться к одиночеству: «Зато сейчас он рядом со мной и мне не приходится ждать у окна или на улице, и беспокоиться намного сильнее».  Она всё ещё чувствовала холод, но начинала потихоньку согреваться в стенах помещения, упорно борясь с чужими эмоциями. Стараясь, всё внимание сосредоточить на брате, делать это было проще. – А что будет, если они доберутся до города? Куда нам тогда идти?
Девушка приступила к еде, но пока совершенно не спешила притрагиваться к напитку. Внутри всё медленно переворачивалось и боролось. Она спорила с чувствами и чужими эмоциями, а новая порция смеха, заставила – таки светловолосую повернуться в одному из столов, откуда и послышался смех. Взгляд голубых глаз задержался на мужчинах лишь на пару мгновений. Шай быстро отвернулась и ухватившись за кружку с напитком сделала первый глоток. Он оказался слишком резким, от чего алифер не сильно закашлялась, прикрывая рот рукой. В этот момент, девушке стало далеко не до всех окружающих, ведь она постаралась хоть как-то унять кашель.

+2

6

Зал этой таверны мог бы быть ещё полнее, только люди старались набиться в города пораньше и разобрать в пределах стен всё возможное жилье. Дурные вести, пришедшие с первыми оттепелями после середины зимы, не облагонадёживали их. Даже странно, что в такое время по трактам могла путешествовать одинокая девка в бедных одеждах. Впрочем, и высокий мужчина, возможно нелюдь, передавший ей в нагрузку к её весьма бедному скрабу небольшую торбу из мягкой, дорогой кожи, был не менее странным зрелищем. Несколько дней назад.
Теперь же девушка была подавальщицей, прачкой и поломойкой, заместо исчезнувшей накануне, как будто бы за своим певуном, с которым на всю округу громко трахалась, другой такой же безымянной. Эта была лучше, думали владельцы, ведь меж послушным выполнением рутины она не бегала, вертела жопой, а тихо сидела в полной пара кухне и смотрела из неё через зал в окно на иссиня-чёрное небо, сыпавшее то и дело белым пухом, так, что не проглядеть за ним было ни бледных звёзд, ни желтушной луны в чёрном чаду.
На голове у чернявенькой простушки была косынка с камешками и стилизованными под монетки ракушками, на поясе, на манер второй юбки повязан платок того же толка, на руках – по паре браслетов не то из меди, не то из плохонького золота с медью. В общем, каждый шаг работницы самой нужной в мире инфраструктуры – жральной, конечно же – отдавался лёгким негулким перезвоном и заставлял думать только о лёгкости и изяществе его хозяйки. А также не выдавал плеском или звеньком наличие колбочки семян сизой полыни, которые она изящно и потихоньку, как ходила ветерком, подмешивала в травы-приправы гостей, которых подозревала нужными, особенно последних, и выкладывала им на заготовленное бельё, стоит только хозяину показать, в которую дверь нести и стелить эту смену. Коска знала, у неё есть две цели, было б три, знай она, где третья шляется. Коска знала, что для неё, не слишком сильной физически, чтобы поставить кровавую роспись на последних наследниках Небесного города, нужно, чтобы наследники спали. Чернокрылый алифер принёс ей особенно редкий, не распростронённый к северу от Пределов, а потому редко встречающий к себе устойчивость, растительный токсин, нагоняющий самые крепкие сновидения и при этом почти незаметный в тех дозах, в каких он нужен. Коска ждала, глядя на небо, стараясь сильно не слушать, о чём говорят постояльцы, хотя у неё был отменный слух.

[ava]http://i.imgur.com/27aUSSG.png[/ava]

Отредактировано Изувер (2017-09-01 00:45:15)

+2

7

Если доберутся до города – дела дерьмо.
Делиться своими соображениями в истинном виде Ален не стал.
- Об этом говорить рано, - алифер не поднял головы, продолжая спокойно есть.
Вспышки нападения нежити не похожи на те, что были раньше. Лунные земли после вмешательства некромантов кишели тварями. Периодически нежить забредала на территорию, прилегающую к владениям ульвов, но не в таком количестве. Массовые нападения начались относительно недавно. Ален слышал, что нечто подобное произошло в Акропосе, где от лап нежити передохла добрая часть горожан и призванных из соседнего города отрядов некромантов. Конфликт замяли, нежить вычистили. Всей правды о случившееся в Альянсе Эйтане не знал, но предполагал, что нежить идёт из одного места, поэтому, перекрыв ей проход в Альянс, некроманты непреднамеренно направили орду в Остебен. За этими нападениями мог кто-то стоять, потому что сама по себе нежить ведёт себя неорганизованно, в отличие от этой. Кому и зачем понадобилось уничтожать поселения городов и опустошать деревни – никто не знает.
Или знают, но молчат.
Самое безопасное место, в том случае, если нежить прорвётся за остебенский гарнизон, - перебраться на Силву, к эльфам. Ален рассматривал такой вариант, но думал воспользоваться им в случае крайней необходимости. С его талантами найти работу в Остебене значительно легче, чем в миролюбивом и светлом мире эльфов, у которых свои проблемы, не связанные с наплывами нежити.
Эйтан усмехнулся, наблюдая за первой попыткой Шайлер попробовать эль.
- Во второй раз пойдёт легче, - добрый старший брат всегда научит плохому.

Ощущение усталости и сонливости начало приходить, когда еда болтыхалась в желудке, смешавшись с элем. Ален не придал этому особого значения. Хочется спать – и хочется. Он сослался на то, что вымотался в дороге, пока плясал вокруг сестры. В другом сопровождении алифер удивился бы, что его так рано клонит в сон.
Расплатившись с хозяином таверны за комнату, алифер подождал, пока сестра закончит с приёмом пищи, забрал их вещи и вместе с ней направился в снятую комнату. Он не стал брать две комнаты по нескольким причинам. Оплачивать вторую комнату – дополнительные траты. Вторая причина – он понятия не имел, насколько безприключеньевская ночь их ждёт, поэтому решил держать сестру поблизости и постоянно у себя на виду, чтобы в случае опасности оказаться рядом.
Предоставив сестре в пользование кровать, алифер не торопился ложиться сам. Он сел под дверью, бросив на пол походный плащ, положил меч к себе на колени и пролил часть воды из фляги на пол, чтобы применить интересующее его заклинание. Ален наблюдал за посетителями таверны и просматривал пространство в коридоре перед их комнатой, чтобы заранее знать, если кто-то решит к ним наведаться. Он не учёл одного, что в самый неподходящий момент – уснёт, не заметив, когда его глаза закроются, а он погрузится в крепкий сон.

Зеркало реальности, 35 маны

+2

8

Выпить эль оказалось сложнее, но Шайлер понравилась улыбка брата. Немного откашлявшись, девушка улыбнулась в ответ немного краснея от собственной неопытности. Сколько времени она провела в доме наедине со своими мыслями и скрытая от мира. Сейчас, она ощущала себя не знающей почти ничего. Мир был открыт Эйтану, а для неё открывались собственные страхи. Одна мысль, заставила задуматься о будущем и том, что же ждёт их дальше. Быть обузой светловолосой совсем не хотелось, а значит, предстоял трудный путь перемен.
Замечание о втором разе заставило светловолосую поморщиться и отставить кружку с элем в сторону. Алифер смогла отвлечься и теперь не беспокоилась о посторонних. Пробовать напиток ещё раз не очень то и хотелось, но слова брата заставили задуматься о новой попытке. Она тоже не особо удалась.
-Как ты пьёшь эту гадость…, - продолжая улыбаться, не сводя взгляда с брата светловолосая решила просто продолжить есть. Согреться она немного успела, но теперь в животе урчало, требуя заморить этого червячка.
После долгого пути, холода и эмоциональных ощущений, как своих так и чужих, Шай чувствовала себя очень разбитой и усталой, а взгляд на брата лишь подтверждал, что им нужен отдых. Решив не задерживаться с едой, ведь Эйтан сказал, что им придётся остановится на ночлег в этом месте, алифер быстро доела свою порцию и поднялась из-за стола. Девушка всё время держалась рядом с братом иногда посматривая по сторонам на находившихся в зале, и когда они вошли в одну комнату обрадовалась. Расставаться даже на ночь не хотелось. Весь путь до этого места, они были вместе. Даже в доме той женщины, Шайлер не хотела оставаться одна.
«Братик очень уставший.. почему мы не можем вернуться домой, или перестать скрываться», - тяжело вздохнув, светловолосая опустилась на кровать и посмотрела на стену. Она чувствовала усталость. Глаза закрывались. Потерев глаза, пытаясь не заснуть сразу же, как только голова коснётся подушки, Шайлер стянула с себя плащ и посмотрела на брата. Молчание напрягало, но заговорить с Эйтаном она не решилась.
Алифер беспокоилась за него всегда, но из головы не выходило то, что она успела услышать и узнать в доме целительницы. Прятать её от мира брату стоило многих вещей. Не будь её, то ему не пришлось бы возвращаться в их скрытый в лесу дом. Вздохнув, Шайлер устроилась на постели, посматривая на Эйтана. Усталость и сонливость брали верх. Сопротивляться им было просто невозможно и вскоре глаза светловолосой закрылись запечатлев образ Эйтана устроившегося у двери снимаемой ими комнаты.

+2

9

Daniel Licht - Opener (Dex`s Story)
Коска передохнула, глядя в окно (на деле – краем глаза и ушами следуя за парочкой), после чего же, когда двое поднялись наверх, продолжила рутину, даже не думая думать о них. У неё не было магических способностей и ауры, как и методов сокрытия и защиты разума, но ей доходчиво объяснил наставник, как обмануть магию и чужую интуицию, изменив сам способ своего восприятия работы и мыслей. Коска была не убийцей, а уборщицей. Она убирала.
По её расчётам девушка должна заснуть раньше, парень – позже, и если он довольно стойкий, ждать следовало не менее часа. Поломойка вышла на улицу выплеснуть помои, после чего, вернувшись в коморку за лестницей, не выходила оттуда, пока зал не опустел и, уходя, её наниматели не притушили почти все свечи. Коска глотнула из одного из двух флакончиков и посмотрела в узкое выходящее во двор слуховое окно. От простяцкого платья не осталось и следа: на ней были мягкие сапоги, прохладные для зимы, но идеальные для бесшумного перемещения, кожаные бриджи, жилет из хорошей дублёной кожи с протупеей с ножнами кинжала и нескольких метательных ножей, смазанных ядом. Волосы, сняв косынку, она стянула шнурком в хвост на затылке и открыла окно. Некрупная и гибкая, девушка почти бесшумно выбралась в узкое отверстие во двор и подтянулась на руках на карниз под деревянным вторым этажом. Зимний холод пронизал тонкую суконную рубашку, которая была одета под жилет, но убийца привыкла. Она забралась на узкий карниз, который был не больше ширины её стопы, и, ловко перехватывая выступы оконных рам и заглядывая в тёмные глаза ставней и огибая ещё горящие, полезла проверять комнату.
Отблески факелов патруля в стороне форпоста казались ей новой зарёй после зелья, а её собственные глаза превратились в невероятно чувствительные чёрные диски с выдавленной в ниточку радужкой, как у разбуженной совы. Из домов напротив не лился свет. Было уже за полночь, и в Остебене это считалось временем мерзавцев и чудовищ. Время клинка в переулке и пропавших без вести выпивох. Время уборки.
Она узнала нужную комнату сразу: настолько узкая, что дверь (как, впрочем, и во многих в не слишком фешенебельных постоялых дворах как этот) выходила в не менее узкий коридор, с одной кроватью – парень спал, привалившись к косяку, его закрытые глаза не было бы разглядеть во тьме, но Коска была готова. Девушка тоже, судя по всему, спала, очертания её лица, которые только можно ухватить бесцветным алхимическим зрением хищника, были расслаблены. Убийца, несмотря на то, что на таком холоде не следовало оставаться долго, немного понаблюдала и постепенно обрисовала план действий. Да, она подложила им специи в еду и душистой травки в простыни, но на то, что они будут спать отдельно, не рассчитывала. Нанести два быстрых удара по лежащим близко телам (в идеале – меж рёбрами в спину одного и в горло, если спит на боку в закрытой позе, второму) проще, чем тихо зарезать обоих, а платили за каждого, и контрактор грозился, что эти нелюди могут быть весьма опасны для неё, небоевой убийцы. Как ни смотри, а парня надо убирать первым. Она зябко выдохнула и полезла назад.
Ещё спустя четверть часа отогревшаяся Коска без единого звенящего элемента на экипировке, тихо и пружиняще, что кошка, шла от лестницы, считая двери.
"Эта", – не прозвучала – лишь чуть шелестнула в голове сосредоточенной уборщицы мысль. Она вынула из ножен тонкий и узкий нож – глазокол для рыцарей с опущенным забралом. Металл, достаточно прочный, чтобы не гнуться под тяжестью затвора или замка, открыл для неё дверь с глухим "клац". Она отворила тьму густую в тьму чуть менее густую: её послюнявленными пальчиками на всём этаже были безжалостно удушены и без того захлёбывающиеся в себе свечи.
Он лежал здесь, всё так же обнимая меч, судя по информации контакта – уже очень и очень опытный наёмник. Но они все беззащитны как дети, когда спят. Когда она нарисует их кровью на стене знак, все в этом ещё раз убедятся. Решая, что в горло, вонзая под ключицу под крутым углом, разрезая при этом по пути артерии, которые должны там проходить, с его позой метить удобнее, убийца подняла руку с кинжалом и опустила в одном движении.

[AVA]https://i.imgur.com/qIfG1TV.png[/AVA]
офф: решайте с бросками сами

Отредактировано Изувер (2017-09-30 22:56:08)

+2

10

Шериан написал(а):

9 на атаку Коски - неудача, тяжелые травмы. Убийце не удаётся выполнить задуманное, более того – она оказалась настолько неудачлива, что разбудила алифера в самый неподходящий момент.
75 (+10) на отражение атаки Эйтаном - удача, с легкими ранениями. Бывалому наёмнику везёт больше. Алену удаётся отразить атаку Коски, отделавшись неглубоким порезом.
78 (+10) на атаку Эйтана – удача, с легкими ранениями. Алиферу удаётся задуманное, но нападающий не лыком шит и награждает наёмника ответкой (на усмотрение игрока).


Эйтан заподозрил неладное, когда проснулся среди ночи, а голова осталась наполненной туманом. Заплывшим взглядом он с трудом разобрал в темноте силуэт, не относя его ни к женскому, ни к мужскому. Блеска оружия рядом с его лицом оказалось достаточно, чтобы алифер рефлекторно перехватил руку нападающего за запястье, отводя удар от себя. Лезвие вскользь полоснуло по ключице, проливая первую кровь. Ален не успел почувствовать, как горячая кровь тонкой алой нитью стекает под рубашку, оставляя на ней кровавое пятно. Он отдалённо понимал, что действует медленнее, чем нужно, или воспринимает происходящее с запозданием. Опоили? Подмешали что-то в еду? Резкое пробуждение должно было подействовать на него отрезвляюще, но маска сонливости осталась, препятствуя пробуждению. Тело отказывалось подчиняться алиферу; все привычные движения выходили скованными и ватными, а мир выглядел замыленным.
Алифера не интересовало, кто пожаловал к ним в комнату и с какой целью решил убить их, пока они спали, предварительно опоив чем-то.  В своём состоянии, что могло значительно сыграть на руку убийце, Ален не мог свободно мыслить и действовать, как привык. Все действия выходили чисто на рефлексах, а те – притуплёно из-за сильнодействующего снотворного, чей эффект плохо проходил. В таком состоянии алифер не рискнул выбрасывать заклинания, чтобы ненароком не поджарить собственную задницу, а подался вбок и вперёд, толкая противника грудью, и постарался опрокинуть его на пол и пригвоздить весом собственного тела, не выпуская запястья с вооружённой рукой.
Убивать или намеренно наносить смертельные и опасные раны он не собирался. Издержки профессии – выяснить, кому и зачем понадобилось приставить ему нож к горлу, а потом избавляться от наёмника. Ален успел пожалеть о том, что не сделал этого с теми наёмниками, которые пришли в их дом с Шайлер, но получил ещё одну прекрасную возможность исправиться, если за всеми нападениями скрывается один и тот же заказчик.
И если я не сдохну в процессе борьбы.
Что не менее маловероятно, учитывая степень удачливости алифера и опьянения от непонятной травы.
Меч при движении слетел с колен и со звоном упал на пол, предположительно переполошив съемщиков в соседних комнатах и потревожив сон спящей сестры. За потерю оружия Эйтан не переживал, имея на такой случай припрятанный нож.
До которого в выбранном положении хер дотянешься.
Оружия никогда много не бывает, но тянуться за ним он пока что не стал, выбрав не самое удобное положение. Права рука, согнутая в локте, надавила убийце на горло, болезненно пришпоривая его к грязному полу таверны. Левая – прижала задранную вверх руку с зажатым в ней кинжалом, а сам алифер навис тяжелой тучей над…
- Женщина?
Поистине любимейшее положение – быть сверху в любой ситуации!

+2

11

Сопротивляться сну было почти не возможно. Горячая еда, тёплое не продуваемое промозглым ветром помещение и усталость: всё это добавляло силы только одному желанию – спать. Шайлер не хотела так быстро засыпать, но кто-то другой желал им с Эйтаном именно этого.
Их преследовали, именно поэтому приходилось прятаться, но всё изменилось, когда не осталось иного выбора, как покинуть дом в лесу и выйти туда, где слишком много людей. Много чужих чувств и эмоций, с которыми трудно бороться, но учиться этому следовало и как можно скорее. Взгляд на брата, его вид последнее, что смогла разглядеть алифер, прежде чем тяжелые веки сомкнулись и сон увлёк её за собой  в темноту.
Отдых в тёплом помещении, в кровати, то о чём можно было мечтать за последние дни путешествия. Вот только Шай больше мечтала об их старом домике, что о городе или придорожной таверне. И всё же она была большой девочкой, чтобы понимать их с Эйтаном жизнь сильно меняется и возможно, она больше не станет такой как раньше. Новые знания, ощущения и жизненный опыт, уже давали свои плоды, медленно прорастая в сознании светловолосой. Начало ночи было хорошим, вот только кто же мог знать, что им не дадут спокойно отдохнуть и хоть немного поспать.
Новые ощущения заставили девушку недовольно поморщиться. Они будто непрошенные гости потихоньку пробирались в сознание сквозь вязкую пелену сна, пытаясь разбудить спящую на кровати особу. Вот только Шайлер видела такой хороший сон с их домиком в лесу, что вставать не хотелось совсем. Только достаточно громкий звон резко прорвался в сознание. Хочешь не хочешь заставляя проснуться и с трудом открыть глаза.
-Брат?! – стоило только силуэтам перестать расплываться, давая светловолосой понять что происходит, как Шайлер вскочила с кровати. В их комнате находилась женщина прижатая к полу, а над ней Эйтан с кинжалом в руке. Именно его меч оказался с грохотом на полу, что и разбудило светловолосую.  – Что происходит?
Растерявшись, не сразу понимая ситуацию, девушка быстро подошла к мечу брата стараясь держаться немного дальше. Беглый взгляд туда – сюда ходил по всей этой картине, как и новые ощущения подаренные незнакомкой давали понять.
-Такая же как и те люди? – голос Шайлер даже не дрогнул, и всё – таки, где-то в глубине души так хотелось надеяться, что эта женщина просто ошиблась комнатой, а не пришла по их души. Тогда мужчины хотели убить Эйтана и его поведение, снова увидеть брата в таком стоянии совсем не хотелось. Хотя и страха к нему не было: «Если бы ему не пришлось прятаться, был бы он счастлив сейчас?» - сколько раз вопрос «если» задавался девушкой себе в мыслях, с тех самых пор множество раз, что можно было сбиться со счёта. Только теперь Шай совсем не хотелось отсиживаться в стороне, а хотелось защитить брата так же, как он защищал её все эти годы.

+2

12

Хуенщина! – огрызнулась Коска, изо всех сил, фырча от натуги, пытаясь вывернуться из хватки. Она задирала ногу – жаль без каблука – вслепую пытаясь заехать везунчику по причинному месту, шипела проклятья, кидала очень косые взгляды, насколько позволяло положение и не желала отпускать из сжатой кисти кинжал, какой бы боли ей это не стоило. Когда с кровати сорвалась девица, Коска и вовсе остервенела, как запуганная шлепками палки по траве гадюка. В иной раз она бы спросила в мыслях на этот нелепый вопрос, мол, ты дебилка что ли, сегодня же просто одарила таким колючим взглядом, что если бы у неё вместо стали в нём была сталь в руках, крылатая давно бы уже превратилась в кровавого ежа. Изменённые зельем расширенные зрачки отливали то изумрудно-зелёным, то охристо-жёлтым, как у кошки или совы, точно освещая пространство вместо неимоверно слабого света с нижнего этажа.
Вы покойники, – пообещала уже осипшим и грубым от сдавленного дыхания и борьбы голосом девушка, – оба.

[AVA]https://i.imgur.com/qIfG1TV.png[/AVA]

+2

13

Шериан написал(а):

9 на атаку Коски и попытку высвободиться - неудача, тяжелые травмы. Коске не удаётся нанести Эйтану болезненный удар; яйца целы, алифер доволен.
75 на атаку Коски и попытку высвободиться - удача, с легкими ранениями. Коске удаётся извернуться, пользуясь моментом, и нанести подлый и болезненный удар алиферу.
2 (+10) на попытку Эйтана вновь пришпорить Коску к полу - неудача, тяжелые травмы. Удача отвернулась от алифера. Женщина получает в пользование больше власти.

- Э, не, красавица, - с нажимом на горло, Эйтан сильнее налёг на девушку, мешая ей извернуться и щедро съездить ему всем важным частям. Одна из причин, почему он ненавидел иметь дело с женщинами-убийцами, все, как одна, метили вдарить по яйцам. Он уже за годы практики наработал навык защищать их в первую очередь больше, чем горло и грудь. Манёвр незнакомки не удался, а за него она поплатилась кратковременным удушением от руки, которая продолжала оставаться на её горле. Недолго, потому что придушить девушку в его планы не входило. Позже, сначала ответы на вопросы, потом всё остальное.
- Брат?!
- Стой там! – не просьба – приказ. Слова прозвучали резче и грубее, чем стоило, но он был занят, простите! Под ним ёрзала и рычала женщина и совершенно не от удовольствия оказаться в тесном пространстве между ним и полом. Ален надеялся, что младшая сестра не решит ему помочь магией, потому что в сложившейся ситуации попасть по убийце будет сложно, а по нему – запросто. Он пока держал ситуацию под контролем, как думал, пока, отвлёкшись на сестру, не вручил в руки бестии возможность себя атаковать. – Ш-ш! – Эйтан перевёл взгляд на наёмницу, забывая о сестре. Эта стерва извернулась и укусила его. Большой палец запульсировал болью. Он бы стерпел укус, если бы не эффект неожиданности, который сыграл Коске на руку.
Давление на горло убийцы ослабло, потому что Эйтан рефлекторно попытался отнять руку от источника боли, что давало ей возможность попытаться приподняться и оттолкнуть от себя противника или ослабить давление на ней. За свои укусы девушка заплатила дополнительной болью в руке, которой она сжимала кинжал, потому что алифер сжал его сильнее. Он попытался перехватить вторую руку девушки, но потерпел неудачу.
- Рви простынь на верёвки! – он успел крикнуть сестре, чтобы та не стояла без дела и не наблюдала за процессом. Он не будет вечно нависать, лежать или сидеть на наёмнице, чтобы та не рыпалась в его с сестрой сторону с кинжалом или к окну – бежать из комнаты, пока сама не оказалась в дерьмовом положении. Сейчас к ней в руки упал прекрасный шанс выкрутиться и поменяться с Эйтаном местами, раз неудачливый алифер отвлёкся на сестру и подарил ей возможность оттолкнуть его с себя или смачно съездить по лицу вдобавок к укусу, а там на что хватит её чудесной фантазии.

+2

14

Ей бы вывернуть, ей бы вывернуть из хватки шею, прежде чем мир из идущего цветными пятнами по темени сделается полностью чёрным и непроглядным – навсегда!
"Есть!"
Боль в руке ошеломила противника, а Коске только то и было надо: она высвободила наливающееся огнём (и, наверняка, синяками) горло и, невзирая на адскую боль в руке с оружием, крутануться волчком и врезать парню искоса, снизу-вверх по челюсти своим весьма болезненным левым апперкотом. Если он не прикусил себе язык или хотя бы не надкусил щёку, то звон в голове должен был почувствовать – костяшки у Коски резонировали от удара болью, как и высвобожденная правая рука с кинжалом. Она пнула его обеими руками по груди, чтобы он поцеловался затылком со стеной, которой было не видно в темноте, но она была где-то там – в этой ёбаной таверне везде было не пространство, а одни ёбаные стены! – и рванула за ворот одежды на пол, садясь на плечи и пытаясь прижать ногами руки, а к горлу приставляя кинжал. Убить. Надо убить. Или обсудить условия ускользнуть? Коска не была отчаянной кровожадной психопаткой, нет, она просто хотела жить, неплохо зарабатывая тем, что умеет, а не дёшево продавая своё тело, случайным ли мужчинам или одному бедняку пожизненно, в браке. Для неё вступление в гильдию было честью и знаком отличия, ведь приглашали только мастеров её дела, но готова ли она была рискнуть ради выполнения контракта своей жизнью? Впервые в жизни, она не знала. И потому она колебалась, предпочитая взять с пола меч.
Даже не думай двигаться! – хрипло рявкнула она в темноту, где находилась разбуженная девица. Да, даже Коске было сложно видеть, со слезами боли и борьбы из её глаз преждевременно вымылось зелье. Она поняла, что зря выдала своё местоположение и поспешила вслепую резануть кинжалом по первой цели, надеясь, опять же, попасть куда-то по шее.
[AVA]https://i.imgur.com/qIfG1TV.png[/AVA]

+2

15

41 (+10) на магическую атаку Шайлер - удача с большим трудом и возможными тяжелыми увечьями. Алифер удаётся применить заклинание и пленить Коску, но убийца успевает нанести её удар кинжалом.


В действиях была растерянность. В очередной раз, оказываясь в подобной ситуации, Шайлер понятия не имела как себя вести. В прошлый раз не обошлось без ранений, а снова возвращаться к той женщине не хотелось. Глупо и по детски, так что пора было взрослеть, но не так резко, как это происходило на данный момент.
От приказа брата, алифер резко замерла, боясь даже вздрогнуть. Растерянность проходить не спешила, а темнота только мешала и судя по всему всем находившимся в этом помещении. В который раз за этот день, светловолосой снова захотелось оказаться в родном и таком привычном доме, скрытом в лесу. Только теперь о нём знали и возвращаться туда опасно, да и зачем, когда можно было больше времени проводить с братом, чем ждать его, думая и гадая, где он и жив ли.
Шаг в сторону, от очередного крика брата:
«Простынь», - нужно было сорвать с кровати эту вещь, чтобы дать Эйтану что нужно, помочь, но очередная возня и шум заставили снова замереть.
«Брат», - теперь эта женщина отдавала распоряжения. Эйтан оказался в опасности, а сама светловолосая уже не могла ничего сделать. Был шанс, надежда на брата, но  Шай никак не могла осознать, что она сама может сделать: «Что делать? Что я могу… чем…», - слишком часто она позволяла себе быть ребёнком и даже в такой ситуации послушно остановилась, пока не осознала небольшую деталь. Способности, которые она считала вредом для себя, сейчас неплохо помогали, подсказывая, где женщина в добавление к её собственным словам, но и чужие эмоции вкрадывались в сознание.
«Я ведь могу и не двигаться», - собравшись с мыслями, Шайлер была готова начать заклинание, но резкая боль в горле заставила на секунду остановиться: «Эйтан?! Почему нас нельзя оставить в покое», - желание помочь брату и злость на эту женщину позволили быстрее вернуться к действиям и алифер всё же начала плести заклинание, способное хоть немного помочь и возможно не причинить вреда Эйтану. Чувства и услышанный голос подсказывали, где находится убийца. В темноте, несколько чёрных сгустков энергии начали обретать форму от плетущегося заклинания, медленно становясь нитями оков, удачно подобрались к своей цели. Вот только та успела метнуть кинжал в сторону светловолосой, холодная сталь уже второй раз, но в иной ситуации, коснулась тела. Боль пронзила бедро, но нити всё-таки сделали своё дело. 

Игра кукловода (90 ед. маны).

+2

16

Шериан написал(а):

95 на атаку Коски - удача  без единой травмы или увечья. Коска находится в выгодном положении. Наёмник не успевает ничего предпринять в ответ и женщине без труда удаётся вскрыть алиферу горло.
88 (+10) на остановку кровотечения Эйтану - удача  без единой травмы или увечья. Целительные способности пришлись весьма кстати. Алиферу удаётся остановить кровотечение в ране.
90 (+10) на исцеление Эйтану - удача  без единой травмы или увечья. Фортуна снова на стороне алифера, пока что он не умрёт.

Драться в темноте, кувыркаясь на полу и отвлекаясь на сестру, - Боги, за что? Ладно,  список «за что» достаточно велик, чтобы не тратить на него время. Алифер предпочитал работать в паре с умелыми напарниками, которые могут ему помочь или хотя бы не мешать и не вынуждать отвлекаться на их безопасность. Причина проста, как день. Он отвлёкся, убийца получила возможность вырваться, чем незамедлительно воспользовалась.
Удар был неплох. Весьма. Но ему бы сейчас одобрять чужие таланты бить и убивать, когда сам же на себе этот удар испытал. Челюсть болела. Эйтану повезло не откусить себе язык, учитывая, что он невовремя решил поболтать с сестрой. Повезло мало, потому что за звоном и ослабленной хваткой на руке с кинжалом он поменялся местами с женщиной и оказался сам на полу, разменивая дыхание на столкновение спиной со стеной. Он не успел перегруппироваться, как Коска уже уселась на него сверху. Чудесный вид, если бы ещё было видно, а не вырвиглазно темно в этом чёртовом помещение, которое помогало и мешало одновременно с отсутствием видимости.
Эйтан почувствовал вес женского тела, которое мог бы, при желании, скинуть с себя, если бы не ощущение холодной стали на горле. Его не убили сразу – почему? Промедление может стоить наёмнику жизни и сорванного, как следствие, заказа. Коска рисковала, но ради чего? Думала, что сможет заработать больше, если поторгуется с ним, или опасалась, что вторая крылатая атакует её в темноте, пытаясь помочь брату?
Промедление оказалось недолгим, а Ален не успел им воспользоваться, как и перехватить руку с кинжалом, потому что свои руки высвободить не успел. Темнота не помешала наёмнице нанести свой решающий смертельный удар, съездив алиферу кинжалом по горлу. Он много раз перерезал горло сам и чувствовал, как горячая кровь щедро оседает на руках и лице, если не поторопился уйти в сторону, но чтобы кровь лилась из собственного горла, пока он, булькая, пытается сбросить с себя девушку и не захлебнуться кровью раньше? Впервые. Сейчас он мог думать исключительно о себе и том, как остановить кровотечение, а не о сестре, которая после его ранения оставалась один на один с убийцей. У неё в понимании Эйтана было ещё меньше шансов на выживание, а он не успел удивиться, когда груз с его тела исчез, и он смог обрести свободу, вжимаясь плечами в стену и зажимая освобождённой рукой горло. Наспех выпущенная целительная магия оплела его горло спасительным исцеляющим светом, но Эйтан не отнимал ладони от горла, продолжая закрывать порез. Липкие и скользкие от крови руки мешали ему понять, в каком состоянии пребывает рана. Ему понадобилось время, чтобы понять, что кровь на шее и рубашке холодеет, но не бьёт ему ключом в ладонь из открытой раны.
Всё ещё жив.
Переводя дыхание, алифер попытался нашарить в темноте оброненный меч, в чём не преуспел, и найти взглядом наёмницу и сестру. Блядская темнота. Блядская баба. Осталось крикнуть в темноту: «ты меня чуть не убила, дура!», но ему ни говорить, ни те более кричать не хотелось, а сил и концентрации на простой светоч, чтобы в комнате стало светлее и яснее, у него не хватало. Надо как-то заставить себя сконцентрироваться на исцеляющем заклинании, чтобы не ходить с улыбкой на горле от уха до уха. И баба… чёртова баба.. Где она?
Эйтан пытался сфокусировать зрение, но слабо угадывал в темноте два силуэта. Он слышал крик сестры, кажется, и недовольное и злое шипение Коски, но не понимал почему. Пока он пытался что-то сделать со своим горлом, он выпал из реальности и осведомился о происходящем, когда смог нашарить на полу меч, подняться, опираясь на него и на стену, не отнимая второй руки от горла. Превосходно, его сестре удалось применить заклинание и поймать в ловушку наёмницу, чего за н-ное количество попыток не удавалось ему.
Зудело желание с разворота съездить женщине по лицу, которое алифер с трудом подавил в себе. Он не бьёт женщин. Пока.
Хорошо, что он не тратил ману попусту, а, по привычке, экономил её на крайний случай, иначе бы дырку на горле пришлось латать вручную нитками с иголкой, а так был шанс подождать, пока с этим справится магия и регенерация.


Остановка кровотечения (70)
Исцеление (80)
Остаток (145)

+2

17

Шериан написал(а):

87 на силу воли Коске - удача с легкими ранениями. Убийца вырывается из хватки заклинания довольно быстро, но открыта для удара
29 на атаку мечом Коске - неудача, персонаж зарабатывает легкие ушибы. Коска потеряла равновесие и инициативу окончательно, неудачно извернувшись


Коске везло, она позлорадствовала, слыша мягкий звук рассекаемой плоти, и швырнула тут же смоченный кровью одного крылатого кинжал во вторую. И на том её удача кончилась. Она гневно зашипела во тьму, обнаружив, что не в силах опустить руку из той позиции, в которой метнула оружие:
- Ах ты с-сука!
Коска попыталась дёрнуть другой рукой с мечом. Ничего. Подняться с колен. Ничего. Кошмар-кошмар-кошмар! Какой ужас! Её словили в заклинание!
Убийца бессильно видела краем глаза, как её хороший удар и пролитая кровь обращаются в ничто, не в силах ничего изменить, и уже прокручивала сценарии в мыслях, при этом остервенело прикладывая каждую унцию силы воли, чтобы разбить захват. Она закусила щеку изнутри, и в рот брызнула кровь. Казалось, ничто ей не поможет, но внезапно её пальцы свободной руки сомкнулись в кулак, а рука с мечом двинулась.
- Р-рах! – гортанно рыкнула Коска, опуская клинок чуть позади себя в торс мужчине, но ответом её действию был лишь глухой шелчок расщеплённой сталью древесины. Она хотела встать, поднявшись на обратной инерции от удара, но в итоге неловко завалилась, чертя плечом по стене и всё ещё не чувствуя ног. Дерьмо, дерьмо, дермище!

[AVA]https://i.imgur.com/qIfG1TV.png[/AVA]

+2

18

Короткий миг радости. Заклинание сработало, но беспокойство за брата не проходило. Шайлер почувствовала ту боль в горле и не могла перестать беспокоится. Даже когда была тоже ранена. Сначала бок, теперь бедро. За короткое время алифер начинала обретать всё новые и новые ранения, словно шаг в новую жизнь.
Голос этой женщины и её высказывания ничего хорошего не обещали, как и рана, что ныла и так пыталась привлечь к себе внимания, но больше всего хотелось защитить брата.  Для этого нужно было попытаться удержать убийцу как можно дольше, но столько всего сейчас происходило, что казалось мир тает в этой тёмной комнате. Оставалось удивляться, как эта потасовка не привлекла к себе лишнего внимания, но оно и к лучшему.
«Как же с этим справится?» - было бесполезно задавать вопрос самой себе, бесполезно пытаться ответить на него сейчас. Когда ощущения и эмоции, боль отвлекали от желания как можно крепче связать попавшуюся в ловушку куклу. И вот ответ. Заклинание слишком быстро потеряло силу, их незадачливая убийца высвободилась, но кажется не слишком удачно.
Алифер перестала полагаться на зрение, зато пробовала, снова доверится своим чувствам. Брат был жив, но хотелось всё бросить и найти его, только нельзя. Женщина вот она, её эмоции и ощущения такие яркие, что не возможно не заметить. А вот злость самой светловолосой теперь набирала силу. Решив попробовать ещё раз, пытаясь не обращать внимания на боль в бедре. Кровь что медленно стекала вниз по ноге и впитывалась в одежду: «Всё равно в такой тьме ничего не разберёшь», - Шай вновь начала плести тоже самое заклинание. Поймать и обездвижить, понять, что нужно этой женщине от них, кто хочет убить, что идёт на такие меры, как и те люди. Тьма снова начала собираться в тонкие нити, готовые схватить свою жертву, но Шайлер не знала, получится ли у неё второй раз так же поступить или нет.

Игра кукловода (90 ед. маны).

+1

19

Шериан написал(а):

38 (+10) на заклинание Шайлер – неудача, но без увечий и травм. Удача была близка. Алифер слишком поторопилась, а давящая на глаза темнота в сумме с полученным ранением мешают ей сконцентрироваться на создании заклинании и, как следствие, создать его. В качестве утешения девушка не причиняет себе дополнительно вреда сверх того, что уже есть.
36 (+10) на действия Эйтана - неудача, но без увечий и травм. Брату Шайлер тоже не везёт на поимку убийцы. К его счастью, попытки не приносят ему новых травм, а оставляют в темноте ни с чем. А вот Коске везёт значительно больше, потому что у неё появился шанс убежать или атаковать алиферов.
64 на побег Коски - удача, с легкими ранениями. Убийце надоело испытывать удачу. Получив отличную возможность в руки – спасти шкуру, она торопится оставить алиферов, в чём преуспевает, отделавшись незначительными ранениями – Эйтан успевает вскользь задеть её мечом.
87 (+10) на расчистку дороги – абсолютная удача без увечий и травм.


Треск дерева.
Или не поймала…
С прискорбием подумал Эйтан, когда волею случая не попал под меч убийцы. Ему показалось, что Шайлер удалось заклинание, поэтому он не торопился с ответной атакой. Его значительно притормаживала необходимость залатать дыры на себе, чтобы не умереть раньше, чем ему удастся довести дело до допроса, но оказалось, что допроса такими темпами и стараниями не будет. Наспех сплетённое заклинание отпускало наёмницу, возвращая ей возможность действовать.
Херово.
Ален видел в темноте не лучше остальных, но приблизительно понимал, где находится убийца после их плясок на полу, и ориентировался на грохот и ругань тела, которое рухнуло на пол без дополнительной помощи. Он двинулся к ней, намереваясь нанести не смертельный - кто его в темноте разберёт? - удар мечом. Наконечник меча угодил в пол; старая доска треснула, оставив алифера с щепками в качестве утешительного приза. Темнота начинала подбешивать, но тратить время на светоч не было, а отвлекаться на просьбу сестре – он уже получил раз кинжалом по горлу. Хватит. Сама сообразит – хорошо, нет – в этом плюсы равносильны минусам.
Мужчина напрягся, выжидая ответной атаки, но её не последовало. Убийца передумала играть в игры и решила улизнуть, пока не сыграла в ящик. Хорошая мысль. Он бы тоже ей предпочёл воспользоваться, когда жертве удалось не сдохнуть с распоротым горлом.
Отпускать её живой и не раненной он не собирался, но успел ударить наотмашь, предположительно попадая по спине убийцы. Недостаточно удачливо, чтобы остановить её или причинить достаточно боли и неудобств, чтобы она не смогла выскользнуть из комнаты в коридор.
- Оставайся здесь, - бросив сестре, не имея понятия о её ране, Эйтан побежал в коридор следом за наёмницей, собираясь догнать её уже там, если получится. Внизу могли сидеть её напарники, но, судя по тому, что никто из них ещё не додумался подняться наверх и проверить, как обстоят дела с выполнением заказа, работала она одна.
Шум из комнаты среди ночи привлёк внимание постояльцев. Народ, предпочитающий заночевать в заведениях подобного рода, много раз слышал всего интересного, чтобы не удивляться, слыша попеременно мужские и женские ругательства, но если слова о верёвке ещё могли принять за весёлые и интересные игры, то звон мечей – навряд ли. Часть постояльцев предпочла оставаться у себя в комнатах, чтобы не попасть под горячую руку и нажить себе приключений. Другие вышли поглазеть, что случилось, а третьи – вмешаться и помешать одной из сторон. Одной конкретной стороне.
Алену пришлось разбираться сначала с мужчиной, который решил встать на сторону беззащитной - серьёзно? - дамы, чтобы убрать его с дороги без дополнительно пролитой крови. Одного удара, чтобы из глаз посыпались искры, а желание преследовать алифера возросло до небесного надела, когда они исчезнут, вполне достаточно. Потратив время на преграду, алифер дал наёмнице больше времени на побег и увеличил между ними расстояние. Он выскочил на улицу, в темноту, следом, и резко остановился, потому что определить сразу, куда побежала женщина, не смог.
Алифер рыкнул от досады.
Ушла. Чёртова баба ушла.

+2

20

[ava]https://i.imgur.com/qIfG1TV.png[/ava]
Это больше не могло продолжаться.
Она не могла драться с двоими в темноте, пусть даже ей везло и инициатива была на её стороне, пока. Коска хватилась второй рукой за ушибленное плечо, выпуская меч, и вся на миг внутренне сжалась: заклятие мазнуло по её телу липкими чёрными силками, но не захватило. Зрение. Ни у неё, ни, тем более, у них больше не было ночного зрения.
Такая же ты… жалкая, – несмотря на тяжесть своей ситуации, Коска умудрилась бросить невидимой в темноте девушке полный яда и презрения плевок. Владей она магией, она бы научилась делать очень, очень много полезных вещей – и делать их хорошо, чтобы не пугаться противостояний один на два и тем более не бежать…
– Да вы заебали шуметь! – крикнул кто-то с другой стороны от лестницы.
– Что происходит?.. – голос обывателя. Коска собралась и напрягла голосовые связки.
Помоги мне!
Испуганный, девичий голосок – кому скажешь и не поверят, что эта дамочка только что материлась и хрипло ругалась, катаясь в драке по полу.
– Салли?
Да! Он… Он…
И она выбежала из комнаты прежде, чем зрители увидели реальную экспозицию при очень качественной игре голосом и перевязь с ножнами на своей милой и прилежной поломойке. Коска бежала, зная, что инстинкт и темент не позволят недоразумению уладиться быстро, а ей нужна была всего минута, чтобы в своей каморке под лестницей распахнуть окно, выкинуть свои вещи на улицу и самой вылезти в холодную ночь.

+2

21

Боль и темнота отвлекают. Сложно собраться с мыслями и сотворить новое заклинание, когда даже не можешь сосредоточиться. Брат был жив, это главное, ведь то, что почувствовала светловолосая не давало никакого покоя. Сейчас всё было более менее в порядке, но оставалась ещё женщина, угрожавшая их жизням.
«Как же больно», - стоило отвлечься на такую короткую мысль и всё, заклинание распалось, почти сработав, а убийца решила быстро скрыться. Держаться на ногах становилось только труднее, не говоря уже о темноте, которая начинала действовать на нервы: «Ничего не вижу, словно слепая», - ещё одна мысль, когда брат выбежал в коридор, велев оставаться в комнате.
-Эйтан! – только вот тот уже скрылся в коридоре, оставив одну. Шайлер слышала шум и крики, но выйти сейчас просто не могла. Беспокоясь о брате, девушка злилась на себя и свою беспомощность. Не смотря на все знания и умения, что она приобрела, прячась в лесу, алифер забылась. И вот расплата, в момент, когда их жизням угрожала опасность, девушка растерялась и ничем не смогла помочь Эйтану. Закусив губу, Шай опустилась на пол недалеко от кровати. Вздох сорвался с её губ. Беглец в данный момент из неё был никакой и догнать напавшую на них женщину не могла, как и чем-то помочь брату: «Только проблем добавлю».
Кинжал попал действительно удачно, нанеся тяжелую рану. Оставалось только надеяться, что затянется она быстрее, чем бок, но прежде, чем что-то делать дальше, светловолосая всё-таки догадалась  воспользоваться самым простым заклинанием, которое давно могло облегчить им жизнь в сложившейся ситуации:
«Даже сейчас ничем не помогла, будет ругаться», - хотелось расплакаться от собственного бессилья, и чувства вины.
Небольшой шарик ярко осветил помещение светло – синим светом. Теперь было видно гораздо лучше, вот только глаза немного резало, от чего Шайлер ненадолго зажмурилась, после взглянув на ногу.
Кровь из раны пропитала штанину вокруг: «Ещё одна вещь, чуть больше и можно прямо комплект будет собирать рубашка и штаны в кровавом цвете», - глупо конечно, но эмоциональное состояние алифер так колебалось, что она путалась в ощущениях и не понимала плакать ей или смеяться над собой. Взяв оставшийся от Коски подарок, Шай немного разрезала ткань штанов в области раны, а после оторвала кусок от простыни. По хорошему, девушка понимала, что нужно позаботиться о ране, но хотелось как можно скорее узнать как там Эйтан. Кое-как перевязав рану немного перетянув ту, чтобы остановить кровь, Шайлер поднялась на ноги так быстро, что закружилась голова. Она постаралась не потерять хотя бы огонёк, что освещал комнату, и подошла к двери, выглянув в коридор: «Не выходить?»
-Братик, - тихо проговорила светловолосая, держась за косяк и надеясь, что брат вот-вот вернётся и с ним будет всё в порядке.

+1

22

Он её упустил, а вместе с ней шанс узнать, кто решил их заказать. Это не последний убийца, который пожаловал к ним ночью, чтобы прирезать по-тихому, пока они спят. Будут другие. Оставаться в таверне небезопасно. Для него срываться и уходить в ночь – обычное дело, но как ко всему происходящему отнесётся его сестра – Ален подозревал. Мнение сестры здесь его волновало мало. Он лучше знал, как в этой ситуации должен поступить, чтобы у них выросли шансы выжить.
Если убийца не решит, что именно так мы и поступим, и не подождёт, пока мы переместимся в другое место или отправимся в ночь на его поиски.
Оба шанса были рискованными. Эйтан прикидывал, что можно сделать и куда податься в том случае, если он решит оставить таверну и отправиться с сестрой дальше. Ночью лететь сложнее, но проще уйти от стрелы или не привлечь внимание к  двум фигурам алиферов в небе.
Посетители таверны, которые не успели разбрестись по комнатам, встречали его вопросительными взглядами, на которые Эйтан не имел ни малейшего желания давать пояснение. Нападения в тавернах – обычное дело, и акцентировать на них внимание, если ты не хозяин заведения, бессмысленно.
- Слыш? Я ночь доспать смогу или ты ещё одну бабу в комнату притянешь помахаться?
Ален поднял голову, потом взгляд, потом бровь, смотря на недовольного постояльца, выглядывающего в коридоре, светя голым торсом и наспех надетыми штанами. Он ничего ему не ответил и отвлёкся на новую тушу, вставшую перед ним. Как выяснилось, уже знакомую и с расквашенным носом.
- Раз ты пришёл в себя и осознал, что был неправ, может, проветришь свою задницу до лекаря? – Эйтан не опасался, что может следом получить по лицу сам, а подвинул свободной рукой, не обременённой мечом, мужчину в сторону и прошёл в коридор, ведущий в комнату, где он оставил сестру.
Шайлер нашлась у порога, выглядывающей, как кот, который ждёт возвращения хозяина с рыбой в корзине. Он надеялся, что сестра останется в комнате и запрёт её изнутри, чтобы внутрь не успел войти кто-то ещё и докончить начатое, пока его нет, но сестринское беспокойство стояло выше здравого смысла. Откуда ей всё это знать? Она прожила в резервации много времени и не видела существенных угроз своей жизни до того дня, пока он непреднамеренно не привёл убийц в их дом.
Из комнаты лился мягкий магический свет. Ален не сразу обратил внимание на ногу сестры. Он заметил, что что-то не так, когда попытался подтолкнуть её в комнату и войти следом. Девушка неловко обернулась, а он опустил взгляд. Он был настолько занят тем, чтобы не сдохнуть, что упустил момент, когда кинжал прилетел в его сестру. Бедро – хреновое место для раны и смертельное, если попасть в артерию. Кровь пропитала штанину и лоскут, который Шайлер использовала, как перевязочный материал, но не лилась. Артерия не задета, значит, ранение не настолько серьёзное, как могло быть. Она могла истечь кровью, пока он гонялся за убийцей – осознание этого давило на него.
Закрыв дверь, Эйтан поднял девушку на руки и пронёс её к постели, скомканной сном и незапланированным пробуждением. Он ничего не говорил – молча усадил её, развязал наложенную повязку, чтобы осмотреть свежую рану и решить, что делать с ней дальше. Перевязки недостаточно, чтобы оставить всё на волю природной регенерации. Ален накрыл рану ладонью и выпустил ману, тратя магический резерв на остановку кровотечения и исцеление. Он был посредственным целителем, но на первое время – сойдёт.
- Здесь небезопасно, поэтому мы не останемся на ночь, - он говорил, пока действовало заклинание, но не смотрел на сестру – следил за тем, как накладывается эффект на рану. – У меня есть друзья в Весвольде. Мы можем остановиться у них на первое время, а дальше – посмотрим.
Эйтан умолчал о том, что друг специфический, но ночевать под открытым небом не лучше, чем в таверне. Оставаться на постоялом дворе, где есть свои глаза и уши, способные указать на новых гостей заведения, нетипичных для него – лучший вариант, который он мог придумать в сложившейся ситуации. Он сам получил ножом по горлу. В следующий раз может так не повезти.
Странная закономерность: во второй раз, когда его сестра получает ранение, он стучится в двери своей бывшей.
Насколько шлюху можно назвать «своей».

+1

23

Беспокойство за брата, родное существо, было сильнее, чем о себе самой. Как можно понять и осознать что делать, или сидеть и прятаться, зная что он где-то там пытается догнать убийцу. Даже используя свои способности, Шайлер не смогла помочь брату и задержать её, но по крайней мере знала, что Эйтан жив. И всё рано, боль в ноге растворялась, стоило вернуться к воспоминаниям о тех секундах… ощущении. Алифер не вольно прикоснулась к горлу. Боль была не её, но девушка не успела ничего спросить.
«Почему ты никогда не остаешься? Почему сразу убегаешь неважно куда? Та женщина была права в своих словах?» - тяжёлый вздох сорвался с губ, когда светловолосая опустила взгляд на пол, пытаясь выкинуть из головы те воспоминания. Рана помогла открыть глаза в некоторых моментах. Возможно, именно тех людей, Шайлер должна была благодарить. Если бы не рана, Эйтан не принёс её в дом лекарши: «Ненавижу», - только понять кого, светловолосая сейчас не могла.
Звук шагов привлёк внимание, в голубых глазах на короткий миг отразилась радость. Брат цел и возвращался к ней. Только настроение быстро изменилось. Ни слова, только подтолкнул в комнату, но идти нормально не было возможности.
«Брат», - снова оказаться на руках из-за раны. Стыдно, неловко, отведя взгляд в сторону так же молча светловолосая пыталась не смотреть на действия Эйтана, но не всё так просто.  Медленно взгляд вернулся к его шее. Испачканный в крови, он всё равно сейчас исцелял её рану.
-У тебя много друзей, - тихо проговорила Шай в ответ. Спорить с ним не хотелось, да и что она могла сказать. Теперь куда бы они не пошли, вернуться в свой маленький уютный дом они не смогут, а если и смогли бы, то он никогда не останется надолго. Всегда будет уходить, и возможно, однажды просто не вернётся. Думать о причинах совсем не хотелось, но если раньше Шайлер боялась только его гибели, то теперь видела, что у него была другая жизнь. Пусть не спокойная, в странствиях и сражениях, но с другими: «Если он найдёт другое место, то я буду только мешать ему жить», -светловолосая постаралась быстрее отогнать от себя непрошеные мысли. Сейчас она была рядом с ним, брат не бросал и не ругался, но молчание убивало больше и сильнее травило.
-Прости, - пальцы аккуратно и мягко коснулись шеи Эйтана там, где  была рана. – Из меня плохой помощник, я не успела ничего сделать и не смогла удержать во второй раз.  Если бы ты погиб, что бы я делала дальше?
Задаваясь вопросами, Шай смотрела прямо на брата, но была уверена, что не пережила бы эту ночь не стань Эйтана. Хотя, даже если каким – то чудом она смогла бы выжить, то куда идти? Оставалось только попытаться вернуться домой, только и в этом случае конец истории был бы не самым весёлым. Ведь все раны на теле сейчас залечатся, но те что в душе могут толкнуть в отчаянии на не обдуманные поступки. Алифер едва не потеряла брата, она не хотела почувствовать подобное снова.

+1

24

Много друзей.
Эйтан усмехнулся. Она не знала, о каком друге идёт речь. Некоторые вещи лучше не знать. Алифер помнил, какое впечатление после себя оставила целительница и время, проведённое в её доме. Способности сестры доставляли ему дополнительные проблемы, с которыми он сам был справиться не в состоянии. Дар Шайлер – их общее проклятие, которые из многих лет жизни, проведённых в четырёх стенах, обернулись для крылатых настоящей проблемой. Он не знал, как эмпаты и телепаты воспринимают окружающий мир, но подозревал, что находиться в окружении большого количества людей ей должно быть сложно. Ален чувствовал себя отцом, который бросил сына в воду и ждал, пока тот, захлёбываясь и гребя из страха умереть, ждал, когда мальчишка самостоятельно научится плавать. Это дрянной урок, но действенный.
Отношения с Эслинн были проще, чем Эйирой, насколько он знал. Отчасти этим она ему нравилась, что он мог не заморачиваться дополнительными рассказами и объяснениями. Сложнее могло стать с Шайлер, но Ален с почти юношеской наивностью полагал, что чужие желания Шайлер без проблем сможет отличить от своих собственных. После того, как она неумело разделяла ненависть целительницы и своё желание сбежать от давления чужих проблем и ненависти, Эйтан должен был догадаться о будущих проблемах.
Выхода не было. Им нужна другая таверна, где можно заночевать. Максимально безопасная и просматриваемая, пока он не выяснит, кто приходил к ним сегодня ночью и кому он служит. До этого времени им обоим надо набираться сил и зализывать старые раны, которых стало слишком много.
- Жила бы спокойнее и искала себе другого целителя, - алифер ответил настолько спокойно, как не ему десять минут назад благополучно перерезали горло. След от кинжала наёмницы полумесяцем огибал кожу на шее уродливым и примечательным шрамом. Успешное заклинание и регенерация исправят это со временем, но, увы, не до конца.
Закончив с ранением сестры, алифер наложил новую свежую повязку, потрепав хозяйские простыни ещё больше. Он наспех собрал их с Шайлер вещи и скрыл шрам у себя на горле, чтобы не привлекать внимание ни к себе, ни к сестре заметными отличительными чертами. Кто-то уже знал их в лицо, поэтому скрываться будет проблематично. Думая, кто мог стоять за всем этим и как его выследить, Эйтан тянул сестру за собой вниз. Меч пришлось убрать в ножны, а Шайлер постоянно поддерживать, чтобы она смогла вместе с ним покинуть комнату и выбраться через окно на узкий выступ. Ему с его ногами переступать было тяжелее, чем девушке с узкой и маленькой ножкой, но сестра в отличие от него была ранена в ногу и лишалась своего преимущества, получив несколько дополнительных антибонусов. Спускаться вместе с ней по главной лестнице и пользоваться выходом, Ален не рискнул. Он кое-как помог Шайлер спуститься и потянул её за собой в конюшню, не будя конюха, а тихо, как вор, забирая то, что им двоим принадлежало – кобылу и жеребца. Заседлав лошадей, он помог сестре вскарабкаться в седло и вместе с ней направился в сторону столицы.
Поспали.

+1

25

«Бесчувственный болван ты братец с такими ответами», - тихий вздох сорвался с губ Шайлер. Как она могла понять, как брат относится, к ней после всего что было. Нет скорее не так, она знала что Эйтан переживает и заботится, но чем дальше они уходили тем холоднее и отстранённей он казался.
Даже сейчас залечивая рану, мужчина молчал и не смотрел в её сторону, а на слова ответил так, что можно подумать они и вовсе были чужими людьми друг другу. Толи обида, толи злость взяла, от чего светловолосая просто хотела дать Эйтану звонкую пощёчину и высказаться вновь. Только тогда дома он ничего не сделал, не почувствовал и вновь ушёл на поиски тех, кто нашёл их раньше.
Алифер не знала сейчас, как ей поступать с братом и вытрясти из него хоть какой-то ответ. Он закрывался всё больше и больше, но видя это, девушка чувствовала вину больше за собой. Вывести Эйтана на разговор, можно было попробовать и так поступить, но явно не сейчас, когда он так быстро собирался покинуть это место.  Рана на бедре ныла немного, но уже не причиняла той боли, что была прежде. Молча и послушно, словно кукла. Будто хрупкая игрушка, не понятно зачем следовавшая за сильным воином, алифер с помощью брата выбралась в окно. Не задавая вопросов, Шай с трудом прошлась по узкому уступу, покидая таверну, на которую были достаточно большие надежды в их положении.
«Поспать в тепле и уюте снова не получилось», - подняв взгляд голубых глаз на здание, девушка снова тихо вздохнула пробираясь тайком с братом в конюшни. Вот она настоящая жизнь родного существа, которая представлялась с трудом. Да, сидя у окна в ожидании возвращения Эйтана, Шайлер много всего себе представляла и придумывала. Были страшные картины и не очень, но реальность сильно отличалась даже от близких к ней представлений.  Забраться в седло и продолжить снова путь, почти без отдыха и с новыми ранами. «Не так давно он сам вернулся с раной, но дома всегда мог отдохнуть. Теперь эта женщина и возможно ещё кто-то придёт», - стоило начать задумываться о некоторых деталях, и жизнь уже не казалась прежней, не говоря уже о тех чувствах, что ощущала алифер. Сильные чужие чувства, как же легко их перепутать со своими, если забыться.
«Рано или поздно, но ты мне расскажешь, что чувствуешь, братик», - обернувшись, Шай ещё раз взглянула на таверну, где они так и не смогли отдохнуть, зато молодая крылатая могла тренировать свои способности и была рядом с братом, а это большие плюсы. На губах алифер появилась лёгкая счастливая улыбка.

Эпизод завершён.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [12-13.02.1082] Клинок в холодной ночи