Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре май — июль 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Алекто Сэлтэйл Гренталь Лиерго Джем Перл Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [1.05.1082] Благодарность со вкусом грязи


[1.05.1082] Благодарность со вкусом грязи

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

- Локация
Северные земли, г. Мирдан, дворец и окрестности
- Действующие лица
Элениэль, принцесса Северных земель
Ясмин, наложница императора Северных земель
Харука, левая рука и Каратель Его Величества (нпс)
- Описание
предыдущий эпизод - [29.04.1082] В сизой гриве
Слухи о наложнице, которая осталась на ночь в покоях императора, подтвердились. Элениэль, несмотря на данное обещание Авелю, решает не оставаться в стороне. Предчувствуя, во что может вылиться этот инцидент, принцесса приглашает Ясмин на личный разговор. В стенах дворца это чревато созданием новых слухов, поэтому принцесса приняла решение отправиться на конную прогулку в сопровождении Харуки и пары его людей. Позже к ним присоединяется Ясмин, которую вынудили тайно покинуть дворец по приказанию Элениэль. Свидетелями разговор по душам, затеянный принцессой, стали рудокопы. Голодные вампиры, обозлённые на Виззариона, решили спустить злость и обиду на верхушку, так любезно пожаловавшую к ним в руки.

https://pp.userapi.com/c638217/v638217954/3a63b/Fv1qovOZjN8.jpg

0

2

- Брат не перестаёт меня удивлять, - именно с такими словами и с улыбкой на лице Элениэль восприняла новость о наложнице, которая провела ночь в покоях императора. Принцесса не стала докучать служанкам с приказами любыми способами выяснить, что происходит за закрытыми дверями. Дочь Мирры и Эльдара отличалась терпением, которого никогда не хватало их сыну. Во дворце хватало паники и шума, которые Камэль старалась пресекать, чтобы не усугубить ситуацию.
В отсутствие императрицы, которой так некстати захотелось наведаться в старое родовое поместье Виззарионов, её дражайший супруг нашёл себе неплохую компанию. Насколько серьёзно обстоят дела, никто наверняка не знал. Да и мудрено ли? Эта ночь была первой, а её итог они узнали лишь утром, когда служанка вынесла из покоев императора грязное постельное бельё – тогда сомнений ни у кого не осталось. Элениэль приказала девушке молчать, что сохранить этот неприятный инцидент в тайне, пока это возможно. Пусть себе пускают слухи и гадают, чем наложница и император занимались прошедшей ночью. если сам Шейн не пожелает даровать наложнице новый ранг, то это можно не без усилий замять.
Виззарион ненавидела слухи. Она прекрасно знала, что в любой момент их тайна с Авелем может всплыть на поверхность или один из их взглядов или едва уловимых прикосновений может привлечь внимание прислуги и стать почвой для разговоров. В нынешней ситуации по поводу их с Арратсом секрета Элениэль чувствовала себя спокойно. Дворец дышал новой новостью, которую передавали из уст в уста. Элениэль не знала, как на это событие отреагирует Мередит, и старалась не пытаться представить себя на месте императрицы. У них с Мередит были разные взгляды и интересы. В то время как Элениэль интересовал сам Шейн, императрица беспокоилась о своём собственном благополучии – о месте у трона Повелителя. Конкурентка могла ей подпортить планы на богатую и лёгкую жизнь, если её таковой можно назвать во дворце. Насколько знала Элен, лекари ещё не заикнулись о беременности Мередит, а сам император был редким гостем в покоях жены, если вообще там бывал после первого злополучного случая.
У принцессы прибавилось головной боли. Она недостаточно хорошо знала Мередит, чтобы делать какие-то выводы, но прекрасно понимала, что с этого дня начнётся борьба за место под солнцем. Если Шейн не откажется от затеи развлекаться с наложницей дальше. В любом случае Элениэль собиралась наведаться в покои императрицы и лично поговорить с ней на эту тему. Слоило подобрать нужные слова заранее. Императрица могла лгать и лукавить, чтобы казаться в свете событий сторонницей мирного решения ситуации, но кто в это при здравом уме поверит? Оскорблённая женщина готова на многое, чтобы отомстить своему обидчику, а уж женщина, которая рискует потерять власть…
Первым делом Элениэль решила разузнать, что за наложница провела ночь в покоях императора, а также, какие у неё отношения с Виззарионом. Всплыли некоторые моменты, включая тот инцидент с изгнание наложницы из гарема. Теперь она вспомнила ту девушку, что посмела просить за другую. Ловко. Каким-то образом ей удалось привлечь внимание императора. Возможно, это просто кратковременный интерес к ней, как к женщине, и после одной ночи всё завершится, но Элениэль собиралась лично узнать как можно больше от самой наложницы.
Говорить с ней в стенах дворца, где полно ушей, Виззарион посчитала плохой затеей, поэтому обставила всё, как обычную конную прогулку. В сопровождении Харуки и двух его людей, Элениэль отправилась за пределы дворца, пожальше от жилой и рабочей части города, чтобы их разговору никто не помешал. Она также отдала приказ привезти к ней наложницу, как только она покинет покои императора. Один из людей Харуки должен был привезти её к принцессе. Элениэль тем временем остановила лошадь в оговоренном месте. Думая о том, что будет говорить наложнице, она смотрела на горизонт. Горы казались бесконечными титанами, которые острыми отрогами прорезали землю и впирались в облака. Лёгкий ветер развевал накидку. Камэль сняла капюшон, позволяя ветру играть с волосами. Служанки собрали их в толстую косу, но короткие пряди выбивались под воздействием стихии, но ничуть не мешали девушке.
Услышав приближение лошади, Элениэль развернула кобылу лицом к гостям.
- А вот и любимица императора, - вампирша улыбнулась, но что значила эта улыбка – знала одна Виззарион.

+1

3

Бывает  в жизни так что удача улыбается. Только нельзя полностью ей доверяться и бросать все на произвол. Если не стараться ради чего – то, то ничего и не получишь. Не важно какие у тебя намерения. Злой ты или добрый. Хочешь причинить боль или подарить счастье. Если ты не будешь стараться ради этого и ради других, то никогда ничего не получишь. Кроме одного возможного намека. Только и старания бывают разными. Если ты сдался, то это навсегда и уже ничего не поможет. Росток пытающийся взойти завянет и рассыплется в земле.
Ночь с правителем прошла как в сладком сне. Нежность Шейнира только укрепила чувства к нему. Наложница его величества была счастлива от внимания императора, но при этом хорошо знала возможно это было первый и последний раз. Ясмин была одной из многих, не более. Но она хотела бы быть рядом с Виззарионом всегда, но не из-за титула или власти. Богатства или дорогих вещей. Ей нужно было только внимание и возможность видеть Шейна хотя бы изредко.
Пересуды в гареме и шепот за спиной. Это было платой за проведенную ночь в спальне императора. Ясмина не хотела говорить об этом. Не хотела что-то подтверждать или отрицать. Поэтому отводила взгляд ни говоря ни слова.
Мимолетная боль, которую пришлось пережить в объятьях мужчины была сглажена и воспринималась как первый опыт. В душе девушки не было сомнений, злобы и ненависти. Она принимала это как шаг к чему-то новому.
Прошло не так много времени после ухода их покоев его величества Виззариона, когда наложницу не просто отозвали в сторону, а вынудили покинуть стены дворца. Это произошло так быстро и делалось незаметно. Девушка успела только удивленно осмотреться, когда покинула стены гарема и уже куда-то ехала на лошади в сопровождении.
“Что происходит? – мысленный вопрос. Ответ на который можно получить лишь в конце пути. – Я разгневала императора чем-то или же это решение” – заканчивать мысль не было нужды.
Одетая в платье принесенное служанкой еще вечером, с распущенными волосами. Ясмина немного сдвинула капюшон закрывавший лицо от ветра и посторонних взглядов.
Совсем скоро вид сменился. Лошадь остановилась и наложница без труда узнала принцессу Элениель. Она улыбнулась, произнеся слова, заставившие Анийлру смущенно отвести взгляд. О ночи проведенной в покоях императора уже знали все, но спокойно относится к этому было тяжело.
Склонив голову в приветственном поклоне, наложница сняла капюшон открываясь перед взором госпожи Элен. О принцессе она знала многое, в основном то, что говорили в гареме. Личные встречи или разговоры с ней всегда оставались вне досягаемости.   
-Ваше высочество – короткая фраза приветствия.
Девушка терялась. Элениель выглядела прекрасно и по-своему величественно. Так как должна выглядеть настоящая принцесса. Только такая встреча с ней пугала. Девушка не знала что еще сказать. Она не понимала, почему сейчас оказалась за пределами дворца и рядом с принцессой.
Взгляд опустился на кобылу. Анийла без труда узнала животное, о котором рассказывал Шейнир. Такая встреча могла обернуться не известно чем и можно было лишь гадать о желании Элен и той улыбке подаренной наложнице.
“Матушка, я кажется не знаю что происходит. Возможно, мне придется расплачиваться за те нежные мгновения с императором.”

+1

4

Растерянность на лице наложницы была очевидна. Элениэль обставила всё так, что Ясмин до последнего не знала, кто и зачем решил вывезти её из дворца – так было нужно. Теперь же, когда они остались в окружении верных людей Харуки, которые не будут судачить на каждом шагу, словно болтливые служанки, они могли спокойно поговорить.
- Думаю, тебе интересна причина, по которой ты оказалась здесь, - Камэль говорила спокойно и по-доброму улыбалась, обращаясь к девушке. Она не знала, насколько честна в своих словах и намерениях наложница из гарема; какие у неё цели и чего она желает добиться при дворце, именно по этой причине состоялась эта встреча. – Помогите ей слезть с лошади, - Элениэль удивительным образом удавалось при хорошем расположении духа отдавать приказы так, что они звучали, как вежливые просьбы. Невзирая на щепетильность ситуации в целом, ей удавалось с достоинством принимать факт похождения брата и внешне не выказывать своих истинных чувств. Чему-то всё же учила жизнь во дворце.
Харука кивнул, и один из его людей, поняв бессловесный приказ, помог наложнице спуститься. Элениэль, несмотря на попытки Карателя помочь ей, справилась сама. Управляться с лошадью её учили с детства, а подобающая одежда позволяла легко справиться с подобным пустяком. Принцесса стояла на земле и, поглаживая шею любимицы, терпеливо ждала, пока наложница окажется с ней на одной плоскости. Говорить, сидя верхом, Элен не хотела.
- Мне говорили, что вчера ты упала с лошади, но, надеюсь, что небольшая прогулка пешком не доставит тебе неудобств.
Вечерний Мирдан выглядел по-особенному. Элениэль выпадала редкая возможность прокатиться верхом за высокими стенами дворца, которые защищали их от напасти. С каждым разом проблем становилось всё больше, а безопаснее передвигаться, кажется, можно было только днём. С восходом солнца большая часть вампиров, которая не могла позволить себе лишние траты крови, спешила запереться дома. Элениэль могла себе позволить восполнить жажду, но предпочла выехать в максимально удобное для вампиров время. К тому же, Его Величество благородно спал до заката и выпустил наложницу из своих покоев только после совместного завтрака. Уже уезжая, Элениэль узнала, что Мередит вернулась во дворец, но не было времени расспрашивать о состоянии императрицы и, тем более, наведываться к ней в покои. Этот разговор принцесса оставила на потом.
Элениэль направилась вперёд, мягким и неторопливым шагом. Отойдя на достаточное расстояние, чтобы Харука и его люди не слышали разговора, она перешла к делу:
- Мой брат проявил к тебе особый интерес, - Камэль тактично умолчала о том, что это за интерес, надеясь, что наложница прекрасно поймёт её без лишних слов. – Во дворце неизменно пойдёт слухи и, несмотря на все мои старания, рано или поздно каждая служанка будет знать об этом инциденте. Об этом же узнает императрица.
Императору не запрещалось использовать наложниц для удовлетворения определённых потребностей, но до этого дня за Виззарионом никто подобной охоты не замечал. Разве что раз Элениэль сама чуть не стала жертвой повышенного внимания императора. Камэль остановилась и перевела взгляд на свою спутницу.
- Я не знаю, как к этому отнесётся императрица, но склок во дворце из-за мужчины я не потерплю. Если ты претендуешь на трон, то я советую отказаться от этой затеи заранее. Я не исключаю возможности, что эта ночь могла быть первой и последней, если, конечно, она не… - принцесса запнулась, отвела взгляд, смотря на горизонт. Вопросы, касающиеся детей, с недавнего времени для Элен были острыми, как осколки стекла. Они резали и глубоко ранили. Им с Авелем из-за предрассудков Шейна и Совета приходилось прятаться и пресекать любую возможность раскрыть себя. Включая беременность, но другим это знать совершенно не обязательно. – Пока у императрицы нет наследника, всё может измениться, но я надеюсь, ты помнишь, чем обернулось династии рождение Авеля? Я не думаю, что ты хочешь такой судьбы своему ребёнку.
У Ясмин была другая ситуация, и Элен не знала, как здесь поступит её брат, если эти встречи продолжатся, а наложница понесёт от него. Что будет, если она родит раньше, чем Мередит – законная жена Виззариона. Какой бы холодной ни была эта вампирша, ценившая власть, а не мужа, Элениэль не желала ей такой участи.

+1

5

Мир странная вещь. С одной стороны он не следует нашим желаниям, с другой выполняет их стоит только отказаться. Пытаешься использовать этот закон себе в помощь, ничего не выходит. Не пытаешься – получаешь все. Вот и Ясмин оказалась в такой ситуации.
Наложница сдалась и пыталась забыть обо всем, но получила внимание императора. Провела ночь в его объятьях и даже разделила с ним завтрак. В те минуты время казалось прекрасным, но стоило покинуть покои его величества. Жизнь вернулась на свои места.  Так казалось в тот момент. Но стоило думать о последствиях. Слухи вещь такая. Их не остановить и не пресечь на долго. Теперь наложница находилась в обществе принцессы за пределами дворца и не могла понять  что все это значит.
Приняв помощь одного из людей сопровождавших ее высочество, наложница спустилась с лошади. Девушка кивнула на слова собеседницы. Она хотела узнать причину своего неожиданного пребывания в этом месте и поэтому с готовностью шла на разговор с принцессой.
-Ваша высочество,  благодарю за беспокойство. Я буду рада прогуляться с вами, госпожа – все еще немного смущенная наложница улыбнулась принцессе.
Ясмина была рада тому, что так может сейчас видеть ее высочество. Красивая, умная. Она была идеалом девушки, но при этом складывавшаяся ситуация немного пугала наложницу. 
Оказавшись на ногах девушка следовала за ее высочеством на почтительном расстоянии.  Разговор обещал быть серьезным, а потому Ясмин внутренне была напряжена. Она боялась и волновалась. Встреча с Элениэль за пределами дворца при малом количестве свидетелей будила множество разных мыслей.
И как только принцесса начала говорить, наложница все поняла. Сердце больно кольнуло, но Ясмина старалась сохранять внешнее спокойствие. Только многое отражалось в глазах девушки.
“Я не могу сомневаться в том, что эта ночь могла быть единственной. Чем я могла бы заинтересовать императора?  - подняв неловкий взгляд на принцессу наложница внимательно осмотрела ее. – С вами мне никогда не сравниться и с императрицей”
Наложница молчала пока ее высочество говорила. Перебивать представительницу правящей семьи было глупо и не правильно. К счастью манеры и воспитание не покинули Ясмин. К тому же, что могла сказать обычная жительница гарема. А сказать ей было что на все слова Элен.
-Ваше высочество, вам не стоит тревожиться на мой счет.  Я не хочу власти, и даже чего-то большего в гареме – осмелившись Ясмина заговорила. Она не смотрела на принцессу. Взгляд наложницы был опущен на землю.  Она замялась на несколько минут, собираясь с силами и мыслями чтобы продолжить.
-Я люблю его величество и не хочу причинять ему проблем. Уверена император может не захотеть меня больше видеть, но я счастлива уже тому что он уделил мне немного своего внимания.  Я прекрасно понимаю ваше беспокойство госпожа. Не знаю, позволите ли вы мне осмелится просить о дерзости, но прошу вас ваше высочество. Помогите мне сохранить мое положение таким какое есть, чтобы не причинить вреда императору.
Ясмина готова была понести любое наказание за свою дерзость, поэтому после сказанных слов наложница опустила взгляд. Она чувствовала печаль. На сердце тревогу и печаль.  Какое бы решение не приняла принцесса Ясмина собиралась быть предельно честной и серьезной в разговоре.
-Я приму любое решение, какое вы посчитаете верным.

+1

6

Шейн своей очередной выходкой поставил семью в неудобное положение. Элениэль не надеялась, что её старший брат сам возьмёт ситуацию в свои руки и поступит правильно по отношению к обеим девушкам. Мередит в этой ситуации она видела жертвой, какой до недавнего времени считала себя, когда брат взглянул на другую девушку. Конечно, сравнивать ситуацию с Арникой и между двумя наложницами гарема, которые имели одно и то же происхождение и положение до недавнего времени, не совсем правильно, но чисто с женской стороны… Некоторые изъяны Эльдара благополучно передались его второму сыну и, как надеялась Виззарион, миновали первого. Элениэль знала, что чувствует любящая девушка, когда её предают, но что могла в этом случае почувствовать Мередит? Камэль надеялась, что вся эта ситуация не обернётся смертями, отравлениями и играми под носом у императора.
Почему Шейн решил обратить внимание на одну из наложниц, когда рядом с его покоями находилась жена – женщина, которая должна родить ему наследника, понятно. Ущемлённая мужская гордость, более лёгкий вариант. Любовью здесь и не пахло. Откуда взяться этому чувству, если эти двое от силы виделись несколько раз? Элениэль не отрицала возможности, что когда-нибудь Виззарион выбросит из головы свою любовь к покойной обращённой и пропитается чувствами к другой девушке, но всё же надеялась, что ей станет императрица, а не другая девушка из гарема.
- Остаётся надеяться, что число наложниц, посетивших покои императора, не увеличится, - Камэль мысленно вздохнула. Если Шейн руководствовался лишь похотью, то вполне возможно, что на одной Ясмин эта история не закончится. Такими темпами у них будет полный гарем любовниц и, в лучшем случае, хотя бы один наследник, рождённый от них. Что в этой ситуации останется Мередит? Повторно выдать замуж её никто уже не сможет, разве что лишить титула и сослать куда подальше, как неугодную императору женщину, если не родит ему сына. А как родить, если дорога в её покои скорее покроется мхом, чем император вспомнит о своих обязанностях. Тем более теперь, когда у него прямо под боком находится отличная возможность развлечься в любое время суток.
Элениэль внимательно слушала речи наложницы. Говорила она сладко. Слишком сладко. Поверить в то, что девушки из гарема, получив в руки маленький рычаг давления на императора, не захотят этим воспользоваться, сложно. Это Элениэль не нуждалась в большем, потому как, по сути, имела от рождения всё, что могла пожелать. Девушка же из гарема, на которую обратил свой взор император, становилась его любовницей и теряла возможность покинуть дворец по достижению определённого возраста. Никто не станет искать ей супруга, если вскроется правда о том, что девушка уже принадлежит другому мужчине. Тем более императору!
- Любишь? – на этих словах Виззарион остановилась и внимательно посмотрела на спутницу. – И что же породило такое чувство?
В понимании Элениэль невозможно полюбить вампира, не зная его. Чувства не могут вспыхнуть на пустом месте – что-то их порождает и меняет со временем, но для этого необходимо общение. За пару встреч влюбиться невозможно. С Шейном и Авелем она росла, знала их со всех сторон, но даже так слепая детская влюблённость не позволяла ей годами увидеть безразличие одного брата и тепло другого. Как можно полюбить того, кого не знаешь? Слухи о Виззарионе, которыми кормят в пределах дворца, едва ли тому способствуют.
Просьба удивила Элен. Она могла поступить, как оскорблённая особа королевской крови и указать наложнице на своё место, не позволив ей договорить, но принцессе стало интересно, что такого желает получить от неё вампирша. Камэль легко усмехнулась – она пригласила Ясмин на разговор, а в итоге её хотели использовать. Лицо Виззарион изменилось от нескрываемого удивления.
- Сохранить положение? – не веря ушам, Элениэль переспросила.
Сохранить положение, означало, что Ясмин останется в гареме, на тех же правах, какие были у неё до ночи с императором. С одной стороны, при таком раскладе у неё всё ещё оставался шанс выйти замуж, если Шейн больше не взглянёт на неё, а с другой, если Виззарион будет настаивать на изменении статуса наложницы, всё повернётся золотой клеткой.
- А ты не глупа, - девушка усмехнулась.
Скрыть всё сложно, но возможно. В таком случае Ясмин практически ничего не потеряет. Прикрываясь любовью и беспокойством об императоре, она могла добиться своего, если Шейн не передумает. Избавиться от наложницы сейчас, не выяснив даже: понесёт она после этой ночи или нет, слишком рискованно, но подержать её пока в гареме и обставить всё так, что ничего не было, можно. Вот только зачем?
- Ваше Высочество.
Разговор прервал своим появлением Харука. Верный гвардеец оказался рядом с двумя девушками. На лице спокойного и рассудительного мужчины пролегла хмурая складка над переносицей. Он держал руку на эфесе меча, порождая у принцессы дурные предположения.
- Нам стоит перенести этот разговор в другое место, чтобы не сделать его достоянием общественности.
Проследив за взглядом мужчины, Элениэль заметила группу вампиров – рудокопы. Виззарион совершенно забыла о том, что здесь поблизости находятся шахты и рабочие могли стать свидетелями их разговора. Мужчины иногда худшие сплетники, чем женщины. Слабо кивнув гвардейцу, давая добро на то, чтобы выбрать другое место, Элениэль собралась проследовать за вампиром к лошади, когда случилось невообразимое.
Увидев воинов из императорского дворца, холёных и сытых, измождённые тяжёлым трудом вампиры кинулись к ним. Рыча и что-то разъярённо выкрикивая, они напали на гвардейцев короны. Харука не позволил принцессе сдвинуться с места и неотрывно следил за происходящим.
- Оставайтесь здесь.
Поначалу он, кажется, собирался словом уладить конфликт, но вампиры, как обезумели, первый воин упал замертво, получив киркой в затылок. Харука попятился назад и выставил руку, вынуждая девушек за ним делать то же самое. Пока рудокопы их не заметили и довольствовались первой пролитой кровью. Войдя в кураж, она окружали второго воина. Не стоило сомневаться в том, что и он погибнет вслед а своим товарищем. Харука не мог рисковать жизнью принцессы, чтобы помочь своим людям. Лошади находились слишком далеко, чтобы воспользоваться ими и спешно вернуться во дворец, пришлось ориентироваться в ситуации, выбирая максимально безопасный и верный путь.
- В лес. Бегом!
Как только Харука оголил меч и Элен почувствовала выплеск чужой магии, она резко развернулась в сторону леса и побежала, в последний момент схватив наложницу за руку  потащив её за собой.

+2

7

Мир вещь непонятная и сложная. Кажется что все в нем легко и просто, но оказывается наоборот. Там где все должно быть просто, оборачивается трудностями, а где трудно – все до безобразия просто.
И как не стараешься, ты просто не можешь выйти на правильный путь. Кто-то скажет можешь, но не хочешь. Другие - это просто не возможно. Третьи промолчат.  Запутаться легко и тут ничего уже не сделаешь. Ступать по тонкому льду веря в добро и праведность поступков. Надежда – такая глупость. Вера в лучшее – опасность. Можно откинуть их и идти как хочешь, а можно пренебрегая всем верить в лучшее и идти с надеждой на будущее.
Свой путь нужно выбирать самому и не смотреть на кого-то. Наложница выбрала свой путь. Теперь шли последствия. Их предстояло принимать стойко и возможно придется выпить горький яд чтобы дать другим желаемое. Сделать подобное будет не сложно, если у тебя доброе сердце. Но повернется ли доброта мира и вера в лучшее в этот момент к тебе.
Принцесса не верила словам. Сделать тут что-то было сложно. Путь оставался один, следовать своим путем и пусть говорят и думают что хотят. Власть – она ни к чему. Единственная власть живет в сердце. Она пересилит и переживет все невзгоды. Тебя потеряют, но однажды вспомнят и скажут доброе слово. Ты же начнешь новую жизнь на этом свете или на ином.
-Вы не поверите, но сам император. Жест, взгляд, доброе слово. Разве этого не бывает достаточно?  - наложница подняла взгляд на принцессу и говорила открыто, но без грубости и лести. Решение принимать только ее высочеству.
Женщины чаще опасней мужчин и интриги которые они сплетут позапутанней любой паутины. Ни один мужчина не сможет справится если не талантлив в этом. Ясмин плести интриги не умела и не хотела. Все что было ей нужно, у нее во многом уже было.
Остальные слова Элен остались без ответа. Лишь на вопрос наложница молча кивнула подтверждая свою просьбу. Какого будет решение императора. Захочет ли он снова увидеть ее или сама принцесса переубедит брата. Эти подробности касались Ясмины в первую очередь, но девушка боялась запутаться в темной стороне этой жизни.
Взгляд был переведен на открывшийся вид. Как вдруг покой и тишина их мирной беседы были нарушены. Не известно чего можно было бояться больше принцессы или появившихся голодных вампиров убивших одного из сопровождающих.
Страх сковал тело. Наложница испуганно смотрела на происходящее и не могла поверить тому что видела сейчас своими собственными глазами.  Ясмин едва слышала что говорили рядом и не могла даже толком сдвинуться с места. Первое впечатление было слишком сильным и пугающим. Опомнилась наложница, только когда ее высочество хватила за руку и они бросились бежать в сторону леса. Подальше от рудокопов. Те в свою очередь не просто разобрались со вторым охранником, но и сообразили что от них спешат поскорее скрыться.
Не думая сейчас сопротивляться Ясмин придерживая подол платья бежала следом за принцессой в открывший им свои объятья лес. Холодный страх начинал проходить давая возможность мыслить более трезво и здраво. Взгляд упал на принцессу, а позади слышались звуки не обещавшие им ничего хорошего.

+2

8

Один против разъярённой толпы – так погиб Ричард? Вампиры, которых он взял с собой в сопровождение принцессы, были молоды, но их не готовили к нечестным схваткам. Впервые они столкнулись с бесчинствами во время кровавого бунта, но рядом были более опытные и крепкие собратья, чтобы пережить тот день. Сейчас их командир вынужденно охранял другую цель и с запозданием пришёл им на помощь. Из раскроенного черепа вытекала бесформенная жижа, мешаясь с волосами на затылке и кровью. Второму солдату повезло продержаться дольше, но, попав в окружение и сумев убить только одного, он получил первый удар в спину. Второй прилетел ему в грудь, выбивая из горла вампира кровь. Третий стал мучительным последним, а потом его бросили умирать, проливая на земли Севера ещё больше крови.
Харука встал перед рудокопами, преграждая им путь к девушкам. Те поначалу остановились, глядя на Карателя.
- Именем императора… - начал, как положено, вампир, но стоило толпе вновь прийти в действие, как он вздохнул – разговоры бесполезны. Жест вампира выглядел, как «Ай, ладно!». Все высокопарные речи пролетят мимо разъярённой толпы. Они уже доказали, что способны на убийство и не боятся последствий. Какая разница, как подыхать, когда злоба подступает к горлу и не даёт покоя.
Первого подобравшегося слишком близко Камэль разрубил пополам. Показательно для других. Вампир знал, что минутный страх за свою жизнь и взгляд на мёртвое изуродованное тело товарища, не отобьёт у них желание убивать и вымещать злобу, но сейчас дорога каждая секунда, которую он сможет выиграть для принцессы. Они должны убежать как можно дальше, пока он пытается задержать рудокопов.

Дайсы на действия Харуки

Харуке на создание магического щита – 65 (+15) - удача, с легкими ранениями.

Дайсы на действия рудокопов

Атака рудокопа 1 – 6 - неудача, тяжелые травмы
Атака рудокопа 2 – 56 - удача с большим трудом и возможными тяжелыми увечьями
Атака рудокопа 3 – 9 - неудача, тяжелые травмы

Дайсы на действия Харуки

Уворот Харуки от атаки – 73 (+10) - удача, с легкими ранениями.
Атака рудокопа 1 – 10 (+15) - неудача, персонаж зарабатывает легкие ушибы
Атака рудокопа 2 – 98 (+15) - удача без единой травмы или увечья

Магический щит служил вампиру защитой от незапланированных ударов в спину. У него было время обезопасить себя от этого, у его собратьев – нет. Право на ошибку обернётся для него смертью, вне зависимости от того, убьёт ли он каждого здесь и выживет ли. Жизнь принцессы стояла выше его собственной. Какими бы ни были отношения между Элениэль и Шейном за её упавший волос полетят головы. Он это отлично знал. По опыту с Бойером, который не мог вылезти из немилости императора.
Отойдя от секундного ступора, первый из рудокопов рванул вперёд, занеся кирку. На подходе, не рассчитав силы и мешающих рядом собратьев, получил удар от стоящего перед ним вампира, когда тот при сильном замахе, несильно съездил ему по боку молотом. Второму рудокопу повезло больше. Находясь в первых рядах, он взмахнул киркой, целясь в грудь вампиру. Харука вильнул в сторону, выигрывая для себя больше места для ответной атаки. Ушёл от удара. Второй слабый задел магический щит, вырезая у вампира ману. Не давая опомниться второму рудокопу, который мог бы умыть кирку в крови Карателя, он рубящим ударом ударил вампиру в шею. Кровь брызнула и полилась по коже и клинку. Рудокоп, выронив своё оружие, отчаянно пытался зажать рану, захлёбывая собственной кровью. Харука чувствовал, как его щит дрогнул от двух несильных ударов, истощая ману.
Слишком много противников на него одного. Несмотря на то, что среди рудокопов навряд ли найдётся хоть один бывалый вояка, они сообразили, что атаковать лучше по двое-трое, рассеивая внимание Карателя.


Королева сердец (20)
Штрафы за удары (10х3)
Остаток маны: 343

+3

9

Любовь и милосердие не водятся в той голове, чей желудок голоден, а жажда и раздражение выдержаны, как хороший бренди: жгучие, отнимающие всякую чувствительность у языка и здравого смысла, который так хорошо бьёт по затылку пугливым холопам всякий иной раз. Бунт был спланирован, давно, и именно поэтому они не спешили на работу, хотя солнце уже село за высокие гиганты гор, нависающих с юга над Мирданом. Никто не представлял себе хорошо детали, как они будут требовать прибавки жалования, но жён и семьи, у кого были, предупредили и шли без страха. Потому что больше так жить решительно было невозможно. Работа на каменоломнях и в шахтах гористого Мирдана была немногим лучше каторги, которая просто проходила в более опасных отрогах и на более низких и душных уровнях, где часто происходили обвалы и взрывались испарения. Вампирский день начинался на закате, и потому горняки никогда не успевали за подачками на площадях, а их семьям выдавали дополнительные порции лишь пару раз, в первые дни щедрого жеста, а дальше пошли отказы. Когда принцесса с наложницей расставляли точки над i, горняки, дюжины две, если не больше, ругались между собой, выясняя, кто понесёт чёрную весть и требования. Раздражение на жизнь выливалось в раздражение друг на друга, а оно, в свою очередь, легко обратилось на аристократиков, с чистыми лицами и белыми одеждами. Кирки, молоты и лопаты оторвались от земли и легли на плечи.
“Да мы же только поговорить” переросло в атаку на ощерившихся оружием первыми гвардейцев, однако конец толпы трудяг не спешил лезть на мечи.
- Бабы! Давайте возьмём баб и выторгуем.
- Да нас повесят!
- Нас и так могут повесить, но вдруг это принцесса или Императрица… Поторгуемся, а нет – так напьёмся нектаром напоследок.
- Семья Императора же непри…
- ДА ЕБАЛ Я ЭТОГО ИМПЕРАТОРА! – рявкнул один из голодных идейных вдохновителей, и смелое заявление встретило воодушевлённый ор, после чего пятеро горняков, незаметные за спинами головной атаки (больше похожей на свалку, конечно), понеслись за убегающими с развевающимися точно флаги юбками в лес.
Догнать девок было несложно, уж находящемуся на грани голода вампиру ли, даже без родословной и клана, не обладать инстинктами и силой, чтобы настичь домашнюю курочку, в жизни за свой кусок не боровшуюся, в длинной юбке и неудобной обуви? А горняки иной раз даже рубашки, когда весенние ночи становились не такими морозными, дома оставляли, и на работу брали самые удобные, растоптанные, штопаные-перештопаные на подошвах ботинки. И теперь эти горы мышц с голодными глазами, восторженно-безумными оскалами и орудиями труда наперевес, брали девушек в кольцо.
- Ки-ис-кис-кис, девочки, вы кто такие красивые? – прозвучал глумящийся голос одного из горняков.

[AVA]http://i.imgur.com/k6TjFgR.png[/AVA]

+3

10

Бежать так было просто невозможно. Элениэль, будто знала, что эта прогулка выльется в бегство, оделась подобающим образом. Если одежда, предназначенная для конных прогулок члена императорской семьи, могла сгодиться для бега по лесистой местности. Верхом было бы проще, но этой возможности их лишили. На Элениэль, в отличие от Ясмин, были штаны и сапоги – бежать в них было значительно проще, но неподготовленность принцессы к борьбе за жизнь не располагала к быстрому передвижению. Хвост-юбка, которую пришили к штанам, чтобы создать видимость элегантности и прибавить изыска и нежности лику принцессы, превратилась в самый настоящий балласт, а что говорить о наряде наложницы?
Бросив взгляд назад, видя, что никто пока что за ними не бежит и шум драки сконцентрирован на расстоянии от них, Камэль спешно бросила спутнице:
- Рви юбку! Быстро! – сама тем временем попыталась оторвать «хвост», чтобы тот не цеплялся за кустарники и заросли. Делать это на бегу было невозможно, но Элениэль надеялась, что этот шаг им немного окупится. Всё же бежать, когда нет необходимости придерживать подол платья или останавливаться у каждого куста, чтобы отцепить подол, значительно проще.
Бег возобновился, а Элен могла только надеяться на то, что Харука вскоре нагонит их, а сами рудокопы, поняв, с кем имеют дело, не осмелятся преследовать сестру императора. Утешительная мысль билась в голове ровно секунду, потому что следом её вытеснило другое осознание. Горькое и мерзкое, потому что было правдой. Никто не остановится. Никто не испугается. Ничто не помешало голодным вампирам творить бесчинства на свадьбе императора. Почему они должны отступить сейчас? Из-за того, что она пыталась их накормить из личных запасов? Авель говорил об этом. Голодной толпе всегда будет мало, сколько не кидай ей хлеб.
Девушки совершенно не ориентировались в лесу. Виззарион смутно понимала, где находится дворец, но одно знала наверняка – им нужно бежать, не останавливаясь, пока хватит сил. Харука воин, да, но даже он не всесилен. Воины погибают, когда на них нападает безумная толпа, которой не знакомы сострадание и милосердие. Им плевать. А ей… Она хотела выжить. Любой ценой, как тогда, когда незнакомый обращённый вампир похитил её.
Они слышали шаги за спиной. Приняв их изначально за Харуку, Элениэль вскоре разочаровалась. Слишком много шума – Каратель не мог его создать, это понимала даже она. Холёная девочка из дома Виззарионов, которая жизни за стеной, по сути, никогда не знала. Похоже, что часть рудокопов отделилась от основной группы. Принцесса прибавила шаг, вынуждая наложницу бежать следом, но вскоре обе девушки резко обновились. Перед ними выросла стена из мужчин.
Элениэль рефлекторно отступила на шаг назад, неотрывно глядя на ухмыляющиеся лица. Она надеялась, что они смогут убежать, но, развернувшись, заметила, что они окружены.
- Ки-ис-кис-кис, девочки, вы кто такие красивые?
Если бы не одежда, она бы выставила себя, как одну из аристократок какого-то низкого Дома из клана Камэль, но понимала, что уж карателя Его Величества знает едва ли не каждая собака в лицо. Кого ещё он мог сопровождать, если не кого-то из императорской семьи? Не свою же жену и любовницу!
Вместо попытки вступить в переговоры и уладить всё миром, Виззарион решила перейти к активным действиям – обезопасить себя, сохраняя расстояние между ними и мужчинами. Потом уже можно поговорить, если рудокопы настроены на разговор, а их демонстративное убийство говорило об обратном. Элениэль не знала, чего от них ждать и заранее готовилась к худшему.
- Я не смогу держать сразу два заклинания. Если сможешь – бей, как только появится угроза, - быстро шепнула она наложнице, неотрывно смотря на противников.
Принцесса высвободила потоки маны. Она никогда и никого не ранила и, тем более, не убивала, но понимала, что этим мужчинам ничего не стоит использовать их в своих личных целях или убить, если решат, что ничего с этого не получат. Она чувствовала себя зверем, которого загнали в угол и сладкими словами и ухмылками выманивали из норы, не скрывая, что из неё сделают отличный воротник.
- Возвращайтесь к своим семьям, - Элениэль старалась говорить ровно и спокойно, чтобы голос не дрожал от волнения и страха. Она хотела выглядеть решительнее и сильнее, чем было на самом деле. Вопросы «чего вы хотите?» и предложения «император вам щедро за нас заплатит» Камэль решила не использовать. К таким ситуациям их не учили наставники. Вежливое предложение чая – разве что на потеху рудокопам.
Думая, что стоит сказать, Элениэль заметила странное движение в воздухе – чёрное пятно мелькнуло между ветвей деревьев и снова скрылось. Внимание принцессы снова сосредоточилось на пятерых рудокопах. Их было слишком много, чтобы им удалось сбежать.

Кольцо холода (60 маны)

+2

11

Жизнь подкидывает разные испытания и она не спрашивает, готовы ли вы к ним. Она не ждет пока ты сможешь пойти на риск и сделать собственный шаг.  Она просто дает, а выбирать как поступить уже тебе.
Оказавшись в безвыходной ситуации наложнице только и оставалось что бежать следом за принцессой. Они ничего не могли сделать, в лучшем случае попытаться спастись не более того.  Оставлять там. Среди толпы. Одного единственного воина было трудно. Перед глазами все еще были тела убитых воинов и жестокие лица рудокопов напавших на них.
Ясмин старалась не думать о том, что произошло. Она крепко сжимала в руках ткань мешающегося платья и пыталась не упасть. Одежда была не подходящей для таких “прогулок” по лесу. Ситуация снова грозила обернутся испорченной одеждой и возможно потерей собственной жизни.
Ситуация за спиной временно успокоилась, но останавливаться было нельзя. Все естество только и твердило о том, что нужно бежать. Бежать как можно дальше и как можно быстрее чтобы скрыться. Спастись.
Секунды промедления. Треск рвущейся ткани казалось резал уши своей громкостью. Ясмина не стала перечить понимая, что так правильно и легче. Подол был разорван по шву, а края юбки обвязаны вокруг талии непозволительно укорачивая длину той. Стыд и позор, но так легче бежать не цепляясь за ветки и каждый куст.
“Почему все так обернулось?”
От мыслей становилось не по себе и только страшнее. Бег продолжился, пока их не нагнали. К несчастью для обоих девушек это был не сопровождающий принцессы, а пятеро из напавших рудокопов.  Ситуация упорно оборачивалась против них.
- Я не смогу держать сразу два заклинания. Если сможешь – бей, как только появится угроза.
Молча кивнув на слова принцессы, девушка осматривала преследователей. Бежать было не куда. Наложница немного изменила свое положение встав спиной к ее высочеству. Так безопасней.  Сдаваться нельзя. Разговоры вряд ли помогут. В этом вопрос вся надежда была лишь на принцессу, но как говорить с толпой уже не понимающей ничего кроме жажды крови.
Взгляд Ясмин скользил по ним. Медленно переходил с одного рудокопа к другому.  Они были страшнее дикого зверя. И теперь обе девушки являлись добычей загнанной в тупик и борющейся из последних сил.
- Возвращайтесь к своим семьям.
Прозвучали слова Элениэль. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять – они не отступят. Послышались короткие смешки. Внутри все замерло. Нужно было собраться и если потребуется действовать.  Магия - это вся защита, какая только была сейчас у девушек. Сражаться с оружием в руках которого даже нет. Просто нельзя. Волнение и тревога. Они были, но сейчас нужно их подавить.
Глубокий вдох. Собраться и с концентрироваться. Позволить мане высвободиться и получить взамен то чем можно защищаться.  Собравшись. Стоя рядом с принцессой оставалось только ждать и верить в то, что они смогут выйти из этого леса живыми. Целыми и по возможности не вредимыми.
“Ну же уходите. Не поступайте так бездумно”

Кровавый хлыст (45 ед. маны)

+2

12

Итак, на потеху Харуке с двумя уже получившими свой печальный конец гвардейцами осталось не менее пятнадцати голодных, злобных рож. Те, что рвались первыми, все имели при себе кирки, у кого-то были дубины, лопаты, топоры. С горящими жаждой глазами, потомки Клана представляли одновременно жалкое, зловещее, печальное и устрашающее зрелище. Часть набросилась на уже поверженных более чистокровных кузенов, чтобы подкрепить силы, а пятеро окружили и оттеснили Карателя от брошенных лошадей, некоторые из которых уже мчали прочь. Где-то за холмом одну ухватил бежавший ранее смотритель шахты, и, глянув назад и увидев побоище, помчал в сторону дворца.
Каратель был хорош, но недостаточно: он разменивался ударами меча с тяжёлыми орудиями рудокопов, не давая тем приблизиться и жёстко наказывая за ошибки, отчего один вампир получил удар прямо в живот через тонкую рубашку. И всё же другой, его взбешённый товарищ, стоявший прямо перед Харукой и махавший своим орудием до того вхолостую, пока Харука вынимал меч, умудрился выкинуть длинными руками вперёд кирку и ударить ей Ариго по плечу.
В это же время в лесу девушек окружили довольно споро, и страх и ужас, нагоняемые на неготовых к сражениям лебедиц, становился гуще.
- Каким семьям, ляля? – глумливо спросил голый по пояс плечистый заводила, тот самый, который делал непотребства с Императором на словах. – Наши семьи не хотят, чтобы мы вернулись домой и брали долю от их амфор, а за нас, пока мы долбим камень, им не дают.
Злобное шипение, роптание, ненависть эхом отвечали ему со стороны деревьев и разошедшихся по кольцу. Двое из них, предупредив, что девки колдуют – очевидно, и сам дара в магии, помимо крови, несмотря на отсутствие обучения был не чужд – спровоцировал нападение: один кулаком, подпрыгнув, саданул Элен по руке, отчего заклинание сорвалось и взорвалось ледяными брызгами и иглами и в принцессу, и в двоих рудокопов, обмораживая последним руки. На ветвях высоких сосен ворон издал леденящий кровь крик. Ясмин повезло и того меньше: она прямо перед собой, во время того, как старательно плела заклинание, уже почти готовая им взмахнуть и садануть по врагам в своём первом в жизни бою, увидела потерявшую человечные черты рожу Камэля-смеска, который не дожидался от наложницы попытки защитить себя, а решил грызть руками и рвать когтями нежную плоть наживую.

[AVA]http://i.imgur.com/k6TjFgR.png[/AVA]

кубики, обещал же мясо

Элен, заклинание Кольцо холода: 13 (+10)
Ясмин, заклинание Кровавый хлыст: 1 (+5)
Рудокопы у девушек:
Заводила: 64
Второй: 8
Третий: 65
Четвёртый: 23
Пятый: 56
Подмога от мастера: 9 - ну ой. Вот так Авель вступит на этом ходу и примет один из ударов на себя, правда, с учётом модификатора навыков, ждите отпись.
Рудокопы против Харуки:
Первый: 41
Второй: 48
Третий: 90
Четвёртый: 47
Пятый: 6
Остальные заняты другими гвардейцами и пугают лошадей.

Отредактировано Изувер (2017-05-29 16:53:50)

+2

13

Ворон долго наблюдал за прогулкой издали, хотя чаяния у него были вовсе не радужные. Это он посоветовал Элен не выходить в город. А сегодня днём, как назло, его уши тронула весть, что семьи шахтёров с серебряного рудника, прямо за дворцом в северном отроге, собираются куда-то спешно и с шиканьем. В начале вечера они были всё ещё в городи, в очереди голодных с протянутой рукой, но Авеля посетило дурное предчувствие. Быстро передав через Алекто весть о прихнаках бунта, он полетел прямо мимо Золотого квартала и дворцовых садов в предгорья. Там и застал зрелище неизбежно движущихся навстречу друг другу всадников и толпы горняков.
Это было так предсказуемо!
Зная, что ему бы лучше лететь, срывая не предназначенные для соколиных скоростей крылья во дворец, поднимать стражу, но понял, что не успеет. Нужно было придумать, как и где превратиться и быстро вмешаться. Помочь Харуке, или нет, он справится – помочь бегущим в лес девушкам!
Ворон стал маневрировать меж ветвей и стволов, как можно тише следуя в сумраке со своим слабым птичьим зрением за погоней. Ему не попадались хорошие поляны или ветви, чтобы сесть, да и беспокойство разума ведающей лишь свои законы птицы мешало концентрации.
А между тем внизу начинался бой и заискрила магия. Из птичьей глотки раздался предупреждающий клич, Авель понял, что его превращение просто разваливается, что сущность сама толкает его: “иди, защити, это твоё гнездо!”. Его лапы коснулись когтями тонкой ветви на мгновения раньше, прежде чем превратиться в обутые в сапоги стопы, а крылья потеряли, осыпавшись перьями и удлиняясь, силу летать. Не успевая с едва вернувшимся трезвым сознанием и послушным магическим резервом сколдовать, Авель сгруппировался, зажмуриваясь, и с ворохом перьев, коры и щепок ветки упал с высоты в три своих роста на одного из вампиров, нападавшего на смутно знакомую ему девицу.
Приземление не было мягким: колено надсадно хрустнуло и налилось ослепляющей болью, когда соприкоснулось с закорками горняка, но Авель смог ловко перекатиться и с нижней позиции, отхватив по рёбрам сбоку киркой и теряя дыхание, обезглавить одного клинком на вытянутой руке, прежде чем всем телом сжаться, теряя ясность зрения от боли и подставленный ударам.

+2

14

- Проклятье…
Всё развивалось самым паршивейшим образом. С таким количеством противников, которое увеличивалось с каждым убитым, будто перед ним были не вампиры, а гидра, Харуки ни за что не справиться. На радость Ариго часть вампиров отделилась от группы, чтобы набить животы свежей вампирской кровью. Расправа казалась неизбежной. Насытившись, они станут ещё сильнее. В круге из атакующих Харука не рисковал применять атакующие заклинания – нарушенная концентрация и будет потеряно время, за которое он мог при удачном стечении обстоятельств убить одного или двух.
За всё время ему удалось убить лишь двоих, а один из рудокопов, не сообрази Каратель выставить магический щит, удачно провёл удар. Если бы не защита - пришлось бы совсем туго. Кирка ударила по магическому щиту, но унесла с собой вместе со злобой от промаха частицу его магического запаса. Харука никогда не радовался таким поворотам, потому что знал – ошибка стоит жизни.
Своей первой целью для атаки он выбрал рудокопа, который мог бы раскроить ему плечо. Вампир оказался расторопнее и ушёл от удара. В зажатом пространстве махать мечом было неудобно и проблематично, но сдаваться сейчас, когда его могут запросто разобрать на части, а где-то в лесу две напуганные девушки, и, что самое важное – принцесса, он не имел права. Камэль сделал ещё один выпад, но и здесь не добился никакого результата. Подобравшийся ближе к нему рудокоп огрызнулся в ответ лопатой – магический щит спас Харуку от ещё одного увесистого удара.
Сегодня людям короны, как никогда, не везло. Хотя кого он обманывал? Когда им вообще везло?
Боковым зрением Каратель заметил, как часть от группы рудокопов отделяется. Пятеро. Мужчины быстро направились в сторону леса, уменьшая количество противников Ариго, но создавая дополнительные проблемы. Он не сомневался, что вампиры будут преследовать девушек, а те при своей неподготовленности не смогут далеко убежать и, тем более, противостоять мужчинам. Им стоило позаботиться о сохранности Элениэль значительно лучше.
- Пора выбираться отсюда…
Ждать подмогу было бесполезно. На то, чтобы убить всех бунтовщиков не хватит ни времени, ни сил. По этой причине он попытался пробить себе путь из кольца и рубанул ближнего рудокопа, надвигаясь на них. Кто-то успел садануть его кулаком по плечу, но магический щит поглотил удар, а клинок Карателя снова умылся чужой кровью.
- Осталось двенадцать. Всего ничего.

Дайсы на атаку Харуки

Атака третьего рудокопа – 15 (+15) - неудача, но без увечий и травм.
Атака второго рудокопа – 7 (+15) - неудача, персонаж зарабатывает легкие ушибы.
Атака четвёртого рудокопа – 46 (+15) - удача, с легкими ранениями.


Штрафы за удары (10х2)
Остаток маны: 323

+2

15

Проблемы с поставками крови создавали ещё больше проблем. У Элениэль, которая с недавнего времени решила лично интересоваться состоянием народа Мирдана, не было настолько широких познаний. Многого она в силу возраста и происхождения не понимала. Познавать всё сейчас, находясь в опасной близости с теми, с кем вести переговоры невозможно, не тот вариант, на который она рассчитывала. А ведь Авель предупреждал её о последствиях. Несмотря на то, что в эту прогулку она отправилась за пределы города и в сопровождении гвардейцев, ситуация сложилась наихудшим образом.
Элементарный план, который зародился в голове принцессы, лопнул. Вампиры, несмотря на своё происхождение, оказались проворнее. Она уповала на то, что магия им недоступна и чужда, но ошиблась. Те, кто с детства привык к нищете и выгрызать с боем право на существование, больше приспособлен к жизни, чем холёная дворцовая пташка.
Нарушенная концентрация не позволила Камэль создать крепкую защиту. От неожиданного удара Элен охнула и отшатнулась назад, рефлекторно второй рукой накрывая место ушиба. Осколки льда, осыпавшие вампиров, не навредили ей, но от полученного удара саднила рука. Что ещё она могла сделать, чтобы защититься? Надеяться на то, что у Ясмин с удачей дела обстоят лучше и она сможет атаковать вампиров? Попробовать ещё раз сплести заклинание, несмотря на то, что на таком небольшом расстоянии его снова могут сбить? У неё даже оружия не было, чтобы наотмашь ударить, если придётся.
Крик ворона отрезвил её. Виззарион встрепенулась. Ещё не видя, что точно произошло, она почувствовала что-то странно знакомое. В пылу сражения терять из видимости противника, который стоит прямо перед тобой – дурная затея, но она посмотрела через плечо на наложницу, которая стояла с ней спина к спине. У неё тоже ничего не вышло – заклинание, которое она плела, растворилось в воздухе. Вампир, который собирался наказать её за активные действия, лишился своей головы. Как?
Ответ на вопрос, повисший в воздухе, она увидела, когда тело обезглавленного вампира набекренилось и упало, а до неё в насыщенном запахе чужой крови пробился знакомый аромат. Сладкий. Манящий.
- Авель… - имя брата застыло в её сознании. Она не ожидала увидеть его здесь. Поражённая настолько сильно самим фактом, что он оказался с ними, Камэль не сразу поняла, почему он стоит на одном колене и сжимается, не торопясь вновь подняться. Опустив взгляд, она заметила кровоточащую рану на боку вампира. Пахло его кровью. Даже для него это ранение было достаточно серьёзным.
Глаза Камэль распахнулись шире от осознания, что он принял на себя удар, адресованный наложнице, чтобы защитить её. В таком состоянии он не мог сразу продолжить бой, какими бы боевыми навыками ни обладал. Элениэль это понимала. Вампиры, которые опешили от появления нежданного гостя, вот-вот могли вступить в бой с защитником и разодрать его на части, как гвардейцев Харуки. Элениэль нахмурилась и будто на уровне рефлексов выбросила атакующее заклинание на ближайшего к Авелю рудокопа.
Не смей. Его. Трогать.

Поток (60 маны)

+3

16

Попытка защититься. Многие чувствуя страх бегут, но когда уже бежать не куда они пытаются защищаться. Пытаются драться из последних сил. Не хотят погибать. Озлобившаяся толпа против двоих слабых существ. Тут победитель ясен и без лишних слов.  Вера в лучшее еще остается, но такая слабая, что ускользает из рук.
Повисшая в лесу аура чувствовалась на подсознательном уровне. Окружение давило. Начавшаяся столь неожиданно прогулка стала еще более мрачной. Все было против них. Двух девушек оказавшихся в окружении в лесу. Те кто сопровождал принцессу погибли и только один остался где – то там в таком же окружении. Рудокопы жаждущие крови и не желающие уходить пугали только сильнее. Попытка защититься заклинаниями провалилась так быстро. Будто ее вовсе не было никогда. Было только два варианта действий. Готовится к неизбежному и пытаться бороться до конца или сдаться и мысленно прощаться со всем что знаешь. Второй вариант был простым, но следовать ему совсем не хотелось.
Замерев от страха Ясмин не знала куда деваться когда на нее кинулся один из вампиров. Эти чувства были сильнее девушки проведшей почти всю свою жизнь в гареме. Но пара секунд. Крик ворона и все резко изменилось. Вампир лежал с отрубленной головой зато появился иной. Раненый, он сидел спиной к наложнице, но действия рудокопов и принцессы быстро определили его место. Кто-то пришел к ним на помощь. Шанс на спасение появился, но было что-то рискованное во всем этом.
Собравшись. Сделав шаг в направлении появившегося вампира наложница коснулась его, пытаясь помочь подняться. Складывавшаяся ситуация становилась все страшнее.  Все это время наложница пыталась подобрать хоть какое-то заклинание подходящее для этой ситуации. В голову пришло только одно, но Ясмин старалась помочь защитившему вампиру.  Нельзя было терять времени ведь рядом было еще много желавших отведать их крови рудокопов.  Рискнув снова наложница использовала еще одно заклинание.

Жало (45 ед. маны)

+3

17

- Ах ты су… – договорить горняку, пытавшемуся подступиться к наложнице, наступив на хмыря, буквально свалившегося с неба, не удалось. Его потоком воды отнесло на дюжину шагов и впечатало в красивую иссиня-зелёную ёлочку, как маслину на шпажку для деликатесов. В то же время осыпанные искрами льда двое, включая матерщинника-заводилу, имели шанс атаковать, но воспользовался им один, рубанув топоров принцессу в открывшуюся спину. Удар вышел не слишком тяжёлым, хотя сложно ли топором довести до хруста рёбра? Только его товарищи были не столь удачливы: один, ещё живой, но сбитый с ног чёрным ублюдком, не мог встать, не получив в ответ от осевшего под ударом, а другой просто наотмашь долбанул, но попал по магическому копью. Богатые твари, как они бесили их, как им повезло быть достаточно сытыми, чтобы учить магию!
- Бе… бегите! – прохрипел с лесного пола берущийся за древко кирки горняк, и его товарищи, с промедлением и сплёвывая проклятья, поспешили последовать совету. Паре девок не догнать крепких мужчин, а вот если этот с неба с хорошим клинком придёт в себя…
- Да, уходим, парни! – бросая на месте топор крикнул заводила и бросился в сторону чащи. Куда-то в ту же, вырывшись из ёлки, поспешил скрыться и другой, и третий, разбивший жало Ясмин. Бой был окончен. На этот раз, – наверняка, хотелось сказать кому-то из бунтовщиков

В это же время Кречета осаждали со всех сторон. С окровавленными, иногда частично трансформированными мордами, горняки не собирались упускать живую легенду современности Северных земель… в этот раз. Они уже видели, как недоступным чистокровным богам в полном доспехе и с великолепной репутацией пускали кровь и снимали голову, легко и играючи. Один сумасшедший в красной драной накидке и с грохнувшейся оземь театральной маской уже сделал так, на площади, в день кровавого снегопада и гибели императриц. Знание предавало сил, а голод и выпаренная в чистейший яд ненависть гасила страх.
- Хватит жрать!..
- Лови лошадь!
- Убей её!
- Да! – звучало в медленно – но слишком медленно, чтобы воин не прорвал круг и не оторвался – подтягивающейся толпе. Конечно, они видели своих павших. Но это уже не останавливало. Когда вокруг не одно плечо, а жизни и так стоят так мало… Вампиров было не остановить. С кличем, как стая хороших гончих, на ходу подхватывая увлёкшихся кровью и мечи убитых гвардейцев, горняки рванули следом за Харукой в лес, и его могла спасти только сила крови от их дикой охоты до его головы или, ежели желаете некуртуазно – задницы.

В то же время к конюшням дворца, весь в мыле и с загнанной лошадью с женским седлом прискакал управляющий шахтой. Половина лица несчастного труса была синей от хорошо припечатанного в неё кулака, но он не спешил её регенерировать, и лишь задыхаясь и сбивчиво пытался рассказать каждому служке или гвардейцу, что произошло.
[AVA]http://i.imgur.com/k6TjFgR.png[/AVA]

броски

Элен 77 (+10)
Ясмин 31 (+5)

Заводила 66
Ещё один целый (Третий из прошлого листа) 25
Лежачий 9

Харуке на прорыв кольца 80, и на этом ваши боёвки пока кончились, поздравляю, зовите как что понадобится

+3

18

Авель тяжело дышал, а под носком его ноги шевелилось чьё-то тело. Рука – не Элен, чужая.
- Помоги… – грудь защемило резкой болью. Бастард скрипнул зубами, – мне подняться.
Врезавшего ему по рёбрам киркой горняка смыло заклинанием. Слабое, но всё же облегчение пришло с осознанием того, что с ним всё же две колдуньи и они могут, организовавшись, отогнать падальщиков от себя. И всё же от так неудачно вышедшего приземления и прямого удара, который его лёгкая броня под плащом не могла вынести, да редкий бы латник мог, Авель досадовал. Досадовал с налитыми красным глазами.
Он встал и поднял руку с мечом как раз в тот момент, когда последний удар достался Элен и чернь дала клич бежать. Если бы его руки, одна сжимающая меч, не приняли сестру, он бы метнулся следом за ублюдком, который посмел, но Ворон выронил клинок, давясь собственной болью и яростью, и двинул непослушными пальцами, сплетая заклинание. Но спины скрылись, только в ногах было шевеление. Чувствуя остервенелую жестокость и гнев, бастард нацелил заклинание в лежачего, в то же время наступая ему на руку, протянувшуюся за оружием.
- Это делается вот так, – не обращаясь конкретно к Ясмин или к горняку, произнёс Авель, от пальцев которого, сформировавшись невыносимо медленно в растянутые на целую вечность мгновения, слетело кровавое жало в золотистом льду. Шип пробил сквозь тонкую рубашку грубое сердце. На этом было всё. Или, по крайней мере, так казалось.
Бастард вернул вторую руку, чтобы крепче поддерживать на себе Элен, но желание быстро приложить к несвежей шее или зацеловать подавил: они были не одни, а по лесу гуляло эхо клича. Золотые глаза перетекли с взбитых белых волос на испуганную, но целую девушку, за которую он принял удар.
- Нам нужно двигаться, – сказал он, – я следовал за бунтовщиками, их там целая толпа, до конца ночи могут восстать и другие шахты. Где ваши телохранители?
Если подумать, то если в лес за девицами забежал лишь пяток, то остальные достались Кречету. В том, что один Ариго стоил двадцати простолюдинов Арратс не сомневался, но принять решение, как выводить девушек из леса, самому припадая на ногу и задыхаясь под похрустывание рёбер не мог. У него был выбор: регенерировать сейчас же и поделиться с кровью с сестрой и попытаться помочь Карателю, буквально свалившись с неба, а девушек без сопровождения пустить прятаться и медленно идти во дворец – или же поступить как уже поступил раз, плюнуть на всё и заняться спасением Элен. Будь они наедине и не будь в деле замешан самый верный из подданных кретина-Шейна, он бы так и сделал.

бросок от мастера

Жало (45 ед. маны) - 93

+3

19

Хервалисса бы их побрала.
Даже для боя с Виктором Харуке не приходилось прибегать ко второй форме, чтобы спасти жизнь императора и одержать победу, но голодные вампиры, переполненные яростью, - куда более опасный противник. Им терять нечего. Ариго рванул вперёд, прорываясь через толпу и временно смог обрести свободу, выйдя из окружения. Мешкать, чтобы убивать каждого подступающего к нему вампира – времени нет.
Он побежал в лес, в ту сторону, куда отправил девушек, и надеялся, что они не сворачивали с пути и не останавливались. Рудокопы ринулись за ним следом. Харука слышал их крики, тяжёлые шаги и звон оружия, которым они обещали расправиться с ним, если догонят. Он надеялся, что та пятёрка, которая ринулась за девушками, не успела их догнать, а он – не опоздает.
Полагаясь на свою скорость, вампир махнул через поваленное дерево, ловко маневрируя между зарослями и огибая овраги, чтобы добраться до девушек как можно быстрее. Оружие и лёгкий доспех отяжеляли каждый его шаг, но и рудокопы не были настолько натренированными воинами, а оружие их весило ничуть не меньше, чем его меч. Ярость способна даровать силу большую, чем чувство долга, которым руководствовался Каратель.
- Только бы успеть.
Стоило отдать должное упорству рудокопов. В лице Карателя они видели лёгкую жертву на расправу. Двоих гвардейцев они убили, особо не напрягаясь. Кречет заставил их повозиться, но, кажется, только усилил в них желание раскроить ему череп. Первому рудокопу, который успел догнать Харуку, Ариго рубанул голову одним сильным и быстрым движением. Расправляться с ними поодиночке было значительно легче, но даже так, задерживаясь на атаку, он терял время, за которое другие рудокопы, не сбавлявшие темпа, могли добраться до него и вновь оцепить в кольцо. И это не единственная проблема, с которой он столкнулся. Его рвение защитить принцессу могло привести к тому, что он в конечном счёте приведёт к ним вооружённых рудокопов. Что делать? Полагаться на то, что девушкам удалось сбежать, и уводить рудокопов дальше в лес, жертвуя своей жизнью, или подвергать их ещё большей опасности?
Харука пытался определить количество противников. Убегая в лес, он заметил, что не все из числа рудокопов, побежали следом за ним. Небольшая группа, отделившись, предпочла спасать свои жизни. Но преследователей по-прежнему оставалось слишком много, чтобы открыто принимать бой. Второй рудокоп, решивший налететь на него с киркой с бугра наскоком, получил меч в грудную клетку. Избавившись от второго преследователя, Ариго возобновил бег. Он успел пожалеть, что родился не в клане Арис, которым дарована способность делать быстрые скачки и передвигаться с такой скоростью, что безродным с мешаной кровью не угнаться.
Рудокопы окружали с разных сторон, как стая голодных шакалов. Смотря на противников, которые пытались поравняться с ним, Харука высчитывал время, за которое они сократят расстояние для удара. В этот момент деревья начали расступаться перед ним, и он заметил ещё одну группу вампиров прямо перед собой. Увидев мужчину, одетого в чёрное, он не сразу признал в нём Авеля, а заметил угрозу, когда в поле зрения попали две девушки. При приближении он осознал, что девушки по странному стечению обстоятельств были в безопасности, пока он не привёл за собой хвост.
Нахождение Авеля рядом с девушками его удивило. Каким-то образом во второй раз бастард Эльдара оказывался рядом с принцессой, когда ей грозила смертельная опасность. Сейчас не время разбираться, что привело его сюда, и как он узнал о спланированном бунте рудокопов. Харука резко развернулся лицом к бегущим на ним рудокопам и приготовился к новому сражению, готовя для удара меч и плетя заклинание.

Дайсы на действия Харуки

Харуке на атаку рудокопов
82 (+15) - удача  без единой травмы или увечья.
93 (+15) - удача  без единой травмы или увечья.

Дайсы на действия рудокопов

Рудокопам на погоню
72 - удача, с легкими ранениями.

+3

20

- Ваше Величество, останьтесь во дворце!
Это просьбу он слышал на каждом своём шагу. Веймар семенил за ним, пытаясь отговорить от затеи ехать вместе с гвардейцами за сестрой. Виззарион понимал, что в опасных ситуациях в первую очередь спасали императора, а после – других членов династии. Его пытались убедить в том, что гвардейцы справятся сами, что к ним уже послали людей на помощь и в скором времени принцесса окажется во дворце, но Камэль гнал лошадь вперёд и, как привык, не слушал никого кроме себя.
В лесу была его сестра. Во второй раз она подвергается опасности из-за него. Элениэль сделала для народа Мирдана намного больше, чем он. Она не заслужила такой смерти. Камэль надеялся, что рудокопы смекнут, кто перед ними, и решат использовать её для шантажа и переговоров, а не убьют, решив выместить на девушке злость. О наложнице, которая по желанию Элениэль оказалась там же, Шейн ничего не знал.
Он видел трупы убитых вампиров. Двух в форме его гвардейцев и рудокопов, которые погибли от меча и сложили головы за заведомо проигрышную идею. Среди них он не нашёл сестры и Карателя – это вселяло надежду, что им обоим удалось сбежать и скрыться от преследователей. Следы лошадей уходили в противоположную от дворца сторону, но часть гвардейцев Шейн послал за ними, чтобы перепроверить. Вряд ли бы Харука повёз принцессу туда, когда мог направить лошадь в сторону дворца. Следы, которых было слишком много, уводили их в лес. Передвигаться по лесу верхом на лошади, когда деревья вырастали на пути высокими столбами, а заросли – плотными стенами, стало невозможно. Виззарион спешился. Вместе с гвардейцами он направился глубже в лес по следам, которые должны были вывести их на рудокопов и бежавших от них девушек и Карателя.
Следы странно путались и менялись, но нарастающий гул привлёк их внимание.
- Элен… - Виззарион прибавил шаг. Следующие за ним по пятам стражники, пытались закрывать его от возможной угрозы.
Харуке удалось убить двоих из девяти преследователей – на их окровавленные тела набрели вампиры, когда шли по следу. Заметив столпотворение впереди, которое не стремилось разбегаться, а стояло к ним спинами, увлечённо целясь чем попало в тех, кто было перед ними, Виззарион заметил в мыле и пене Харуку в первых рядах против и подозрительно большое количество спутников рядом с ним. Камэль увидел Элениэль. Живую и невредимую – от этого он почувствовал себя значительно легче. Увидеть её оказалось достаточно, чтобы  подступиться ближе к рудокопам и атаковать первого отреагировавшего на него вампира. Мужчина развернулся на странный шум за спиной и встретил открывшимся горлом клинок императора. Где в их числе тот, кто больше всех хотел нагнуть его во всех позах и повертеть на себе?
Группа рудокопов обернулась, замечая, что они оказались в западне. С одной стороны Каратель с бастардом, с другой – император в сопровождении гвардейцев. Спеси у рудокопов поубавилось. Побросав оружие, некоторые бросились бежать, спасая шкуры, но гвардейцев было слишком много. Рудокопы допустили ошибку, когда решили побежать за Карателем, а Харуке повезло, что, приведя с собой хвост, он вскоре получил подмогу, чтобы исполнить свой долг.
- Не убивать, - скомандовал Шейн.
Пока.
Быстрая смерть от клинков гвардейцев слишком милосердна для вампиров, которые покусились на жизнь его сестры. Злоба Виззариона вылилась в один удар. Первому рудокопу просто не повезло. Дуракам везёт. Шейн вышел сухим из воды, когда мог с игрой на опережение словить смертельный удар и потесниться на троне по причине глупой кончины. Обогнув Карателя, Камэль собирался подойти к сестре и справиться о её состоянии. За спавшим беспокойством и злобой он увидел больше, чем в первый раз. Виззарион с изумлением уставился на наложницу, а потом на своего брата.
- Что вы оба здесь делаете?
Благодарность Харуке за исправную службу затерялась на подходе к принцессе.

Дайсы на действия Шейна

Шейн атакует рудокопа – 85 (+10) - удача  без единой травмы или увечья.

+3

21

Желание Элениэль обезопасить Авеля оказалось настолько велико, что в этот раз магическое заклинание удалось ей практически легко. Вампира, посмевшего навредить брату, смыло холодной водой, отправив отдыхать в объятиях пушистой ели. Увы, одного удачного заклинания было недостаточно, чтобы расправиться со всеми противниками сразу. Отвлёкшись на Арратса, принцесса не заметила, как подставила спину под удар другого вампира. Впервые в жизни она почувствовала боль и получила ранение. Ей повезло, что у рудокопа не стояла цель убить её (а если стояла, то он не провёл удар, как надо, чтобы добраться до рёбер). Через вспоротую одежду виднелся кровоточащий порез на спине. Элениэль от неожиданности перехватило дыхание, а вспышка боли выбила её из пространства и времени.
Придя немного в себя, за короткие секунды, тянувшиеся с вечность, она осознала, что нашла опору в груди Авеля, который даже в таком состоянии не позволял ей упасть. А ведь ей досталось значительно меньше, чем ему. Спина болела и ныла от свежей раны, а верхняя часть одежды как-то бесформенно повисла на плечах, едва сохраняя приличный вид спереди, пока Элениэль не меняла положения тела. Хорошо, что на ней было не платье. Впрочем, сейчас она совершенно не думала о том, как выглядит. Авель – вот, что её действительно волновало. Ни наложница Шейна, ни Харука, ни рудокопы.
Рудокопы, спасая свои жизни, удирали. Элениэль почувствовала давление чужой магии – Арратс спускал пар, вымещая злость на вампире, который не успел убежать. Ему повезло меньше, чем его собратьям. Он умер от ледяной иглы, пронзившей его тело, но Виззарион не было жаль его. Совсем. В этом сражении она поняла, что выжить могли либо они, либо рудокопы. Сейчас казалось, что всё осталось позади.
- Подожди, - немного придя в себя, отреагировала она на предложение уйти. Чуть сжав рукав брата, Камэль подвела открытую ладонь к его ране на боку. Элениэль не обладала навыками целительства, но кое-что её школе всё же было доступно. Она хотела хоть как-то ему помочь и облегчить боль, если выйдет. В первую очередь принцесса думала подлечить именно его, а не рану, оставленную топором на спине. Камэль отняла руку от бока брата, когда его рана покрылась корочкой льда, а запах крови стал слабее, оставшись на чёрной одежде. – Двух гвардейцев они убили, а Харука остался там, - Элен указала направление. – Он сказал нам бежать сюда, но так и не объявился.
Виззарион боялась, что Каратель, приняв на себя основной удар, погиб, как его соратники. Как она будет смотреть в глаза его жене и детям, если придётся донести до них такую весть? Камэль чувствовала себя виноватой в произошедшем. Она не знала, что в этот день территория близ шахт небезопасна, а рудокопы планируют бунт. Это она, решив вмешаться в сердечные дела брата, вынудила их приехать сюда ради одного несчастного разговора.
- Ты ранен, - это была не констатация факта, а аргумент в пользу того, чтобы они все вместе вернулись во дворец. Элениэль уважала Карателя и не желала его смерти, но состояние брата оставляло желать лучшего. Он не сможет продолжать бой даже после использованного ею заклинания. Пока существовал риск потерять его, Виззарион понимала, что готова пожертвовать кем угодно, но только не им.
Она уже собиралась просить Авеля остаться, плюя на то, что рядом с ними находится Ясмин, которая могла догадаться, что между ними нечто большее, чем отношения между братом и сестрой, когда шум в лесу начал нарастать, а к ним выбежал Харука. Каратель был удивлён увиденным не меньше, чем они. Вопреки всему, он резко повернулся  к ним спиной, и только после этого Элен заметила рудокопов, которых он привёл вместе с собой.
- Нет… - она непроизвольно сильнее сжала рукав брата. Страх, который появился в ней с угрозой жизни Авелю, усилился. Больше всего она боялась, что Авель скажет им бежать, а сам останется вместе с Харукой сдерживать рудокопов, пока они с Ясмин снова бегут, спасаясь от смерти. Элениэль готовилась сплести ещё одно заклинание. Она его здесь не оставит.
Всё в раз как-то переменилось. Толпа рудокопов загалдела, а затем обернулась, отвлекаясь от Кречета.
- Гвардейцы…
Кто-то успел доложить о происходящем во дворец. Им не придётся больше выгрызать свои жизни из лап рудокопов и бояться, что каждый удар может оказаться последним. Теперь на их стороне было численное превосходство. У Виззарион неожиданно пошла кругом голова; её замутило, но не от вида изувеченных тел и насыщенного запаха крови. Она услышала голос Шейна, когда он отдал приказ гвардейцам. Он сам приехал спасать её или узнал, что здесь была наложница?
Сбитые мысли вытеснил вопрос Шейна.
По его взгляду Камэль поняла, что надо объясниться. Это её вина, а пострадать, как всегда, мог Авель, просто потому что у двух сыновей Эльдара с детства были натянутые отношения. Она надеялась, что когда-нибудь это исправится, но, кажется, всё только усугублялось.
- Я пригласила Ясмин на конную прогулку, - Элениэль вмешалась в разговор, не давая возможности ответить другим. – Авель находился поблизости и спас нас.

Дайсы на действия Элениэль

Заморозка крови (90 маны) - 83 (+10) - удача без увечий и травм.

+4

22

Какая же странная все же вещь этот мир. В нем происходит столько всего. Каждый момент так запутан и когда кажется что может предсказать происходящее в итоге не можешь ничего. Одно оборачивается другим. Противоположности одна за другой скользят в этом мире сменяясь и путая следы. Как убегающий от погони и желающий скрыться.
Опасность будто хищный зверь выискивает и появляется перед жертвой. Загоняет в угол и вот кажется уже все, но тут резко все меняется.
Попытки собраться не увенчиваются успехом. Помочь неожиданному спасителю ради которого принцесса рискнула всем. Наложница помогла ему подняться. Заклинание провалилось  и тут новый удар. Страх. Страх не стал отступать. Он с новой силой ухватился за сердце леденя кровь.
“Ваше высочество – она отступила пытаясь помочь подняться мужчине и в попытке защитить того Элен нанесли удар. – Не может быть.”
Они были в лесу. Двое раненых и рудокопы. Одна радость ведь последние решили ретироваться, а гнев вмешавшегося обрушился на голову последнего. Ясмин резко зажмурилась на пару секунд.  Смотреть спокойно на то как льются реки крови. Как вампиры звереют нападая друг на друга. Как хрупкая девушка пытается защититься и страдает. Привычный мир в стенах дворца рушился на глазах.
Сомнения и страх сковали тело. Наложница осталась чуть позади молча наблюдая за происходящим и не зная что делать дальше. Послышавшийся из леса шум вновь привлек внимания. Живой. Их сопровождающий. Последний из них был жив и удивлен увиденным, но вступил снова в бой.
Осознание, что еще не все закончилось острием засело в голове. Сердце замирало от сомнений, страхов и осознания что их могут снова заставить бежать. Ясмин пыталась слушать, но слышать удавалось с трудом. Мысли новым хороводом выбивали почву из-под ног. И в довершение ко всему новый шум. Голос императора.
К ним пришли на помощь, но все не казалось каким –то безоблачным. Мир был сложнее и запутанней, чем этого  хотелось. Пусть говорят, что все просто и живые сами чинят себе препятствия, но как тогда можно говорить о чем – то хорошем и легком.
Страх. Волнение. Злость. Тревога. Сколько чувств в один миг можно было увидеть и ощутить в тяжелом воздухе, если только прислушаться.
Ясмин отступила на шаг назад опуская взгляд. Теперь они были в большей безопасности. Рудокопы пытались бежать. Гвардейцы и сам император были тут.  На вопрос Шейна, поспешила ответить принцесса.
“Прогулка обернувшаяся трагедией. Погибшие, раненые.”
Разговор оставался за представителями правящей семьи. В то время как сама наложница пыталась разобраться в собственных ощущениях. Страх. Она испытывала его. Но не могла понять где хочет оказаться сейчас. Вернуться во дворец. Домой к родителями или. Да. В данный момент одно чувство ощущалось ярче всех. Хотелось сесть прямо тут на землю и не шевелится. Будто от любого движения мир рассыплется на осколки.

+3

23

- Проклятье!
- А, сучьи дети!
- Бежим!
Авель дышал тяжело и прерывисто, стараясь одновременно оторвать от себя Элен, чтобы всё выглядело прилично, и при этом не обидеть её чувства и раны.
- Прошу, не сейчас, позже, когда никто не увидит. Элен… Всё хорошо.
Преследовавшие Харуку рудокопы рассыпались, едва заслыша приход самого Императора, рассеиваясь в малопроходимые заповедные указом Кахелиса леса.
Авель тронул ладонью Элен и отпустил, чтобы ответить. Опять, полуправда, полуложь.
- Я обнаружил, что семьи горняков покидают город ранним вечером. Успел лишь к погоне бунтовщиков, но успел спасти женщин, – кратко отчитался Авель, кланяясь деревянно и едва живо, припадая на больной ноге. – Ваше Величество должен собрать гвардию, до конца ночи или в следующие ночи могут восстать не только серебряные рудники. Позвольте агенту сопроводить женщин в дворец прежде, чем их переживания станут слишком горькими. Я сам получил ранение, чтобы поддерживать бой. Простите, – Авель опустился на колено, причём специально на больное колено, лишь бы избавиться, сжав зубы, от компании горе-императора и его чистокровного слуги. Государство рассыпалось, как песок утекает сквозь пальцы. Ни Северин, ни Авель, никто другой не увпевал. Этот горький катаклизм, эта горькая энтропия уже работала, ускоряясь, сама собой.

+2

24

Он привёл сюда хвост. Отвести опасность от принцессы уже не получится. Он мог только выжечь этот лес, бросив локальное заклинание, чтобы уничтожить всех противников. Пренебречь тем, что собирался оставить одного в живых и допросить, если удача ему улыбнётся. Другого выхода Харука не видел. Ариго чувствовал запах крови и видел рану, которую успела получить принцесса и её чёрный рыцарь. Он обязан вернуть её во дворец живой.
Харука взмахнул мечом, отвлекая внимание, и собрался спустить заклинание, когда услышал тяжёлые шаги латников. Глаза широко распахнулись от удивления, а Кречет поднял голову, смотря чуть поверх толпы. Их окружали гвардейца, а один из рудокопов, не сообразив, что смерть приближается к нему со спины, запоздало обернулся, чтобы получить клинок в тело. Когда первый рудокоп из числа преследователей пал замертво, Ариго увидел лицо его убийцы в поредевшей толпе. Виззарион.
- Почему он не остался во дворце… - Харука непроизвольно сильнее сжал рукоять меча. Вне всяких сомнений ему доложили об инциденте у рудников. Он должен был знать, что здесь опасность. Жизнь принцессы стоит ниже, чем императора, а именно его с радостью бы драли на части, выпади им такая возможность.
Один из ближайших товарищей Ариго подобрался к нему, коснулся плеча – Харука ответил ему так же на не озвученный вопрос – кивком. С ним всё в порядке. Жалко мальчишек, которые поехали вместе с ним сопровождать принцессу и не пережили эту ночь. Домой вернутся лишь их тела, которые вскоре предадут огню, если не найдётся места в родовом склепе. Ему придётся поработать чёрным вестником, а до тех пор…
Камэль развернулся, смотря на императора. Виззарион не замечал его. Всё его внимание было приковано к сестре и её сопровождению. Конная прогулка? Ладно. Кречет смолчал, слыша даже слова Арратса о том, каким образом он здесь оказался. Харука видел чуть больше, чем могли узреть гвардейцы или сам император. Лишь бы это не заметила наложница, случайно ставшая свидетельницей воссоединения тайного союза. В противном случае Северные земли треснут ещё раз, и на этот раз умоются братской кровью. Ариго это предвидел, поэтому смолчал в тот раз, смолчит и в этот.
Харука молча следил за тем, как преклоняет колено бастард. Отвезти девушек во дворец – необходимость. Ранение принцессы, насколько он видел, незначительно, но требует внимания и нуждается в должном уходе. Двум невинным девам хватит на сегодня приключений и смертей с реками крови. В этом он был согласен с Авелем, как и в том, что ему в числе приближённых императора тоже делать нечего.
- Ваше Величество, - проигнорированный Харука выступил вперёд, преклоняя колено, - Вам тоже лучше вернуться во дворец.
Ариго сомневался, что Шейн прислушается к его просьбе. Он слишком часто поступал своевольно, но может быть теперь, когда его сестре больше ничего не угрожает, он соизволит убраться подальше от опасности, пока не успел нажить себе наследника. Харука слабо представлял себе, кто займёт его место, но боялся, что это приведёт к ещё большему кровопролитию.
- Мы с гвардейцами обыщем лес и схватим всех, кто принимал участие в бунте,- он пытался донести до императора, что здесь они могут справиться без его прямого участия. Разве что Шейну взбредёт в голову вымещать злость на рудокопах за попорченное тело сестры и психику наложницы. – Мы займёмся этим.

+1

25

Виззарион посмотрел на наложницу. Повышенное внимание к ней объяснимо. Шейн сам виноват в том, что Ясмин втягивали в неприятности, но он ожидал такого от Мередит, никак не от Элен. Зачем его сестра изъявила желание взять с собой в конную прогулку наложницу? Вампир никогда не лез в дела гарема и позволял сестре верховодить на своё усмотрение, не спрашивая у него разрешения. Его действия могли привести к ещё одной смерти или двум, потому что он не сдержал себя прошлой ночью. Или ко всему приложила руку его дорогая жена и всё случившееся – стечение обстоятельств, в которые впутали две девушки, которых тут быть вообще не должно?
Он был зол. Не сильнее, чем на Виктора, но близок к этому. Причём Шейн не знал точно, что его во всей ситуации взбесило больше. То, что его сестра решила вмешаться в его отношения с наложницей, то, что Авель снова оказался в курсе всего раньше него, или что рудокопы посмели покуситься на жизнь членов династии.
Первой заговорила Элениэль. Холодные глаза переключились на неё. Камэль слушал. Конная прогулка на четырёх лошадях. С кем вместе ехала Ясмин, в платье, после падения. О прошлом инциденте во дворце знали все, но это не помешало его сестре пригласить её проехаться верхом. Если ей было настолько скучно, она могла пригласить Мередит, развеять её скуку и поболтать о государственных делах или на отвлечённые женские темы. Судя по полученной ране, Авель принял на себя удар, адресованный кому-то из них, или сам не справился с нападающим. Камэль услышал только две версии произошедшего, а свидетелей было четверо. Со стороны слова Элен и Авеля казались ему оправданием, но ранение Элениэль смягчило его. Впервые он пытался закрыть глаза на то, что здесь забыл его старший брат. Ему он был благодарен за жизнь сестры.
- Возвращайтесь домой, - он обращался к брату с сестрой. – Пусть лекарь осмотрит ваши раны.
Виззарион мог настоять на том, чтобы Авель помучился ещё – потратить часть крови на восстановление, но не стал этого делать. Он хотел, чтобы Элен сопроводил во дворец кто-то, кому он доверяет, а Харука нужен ему здесь вместе с другими гвардейцами.
- Мы оставили лошадей у леса. Возвращайтесь во дворец верхом. Ясмин поедет с вами и несколько гвардейцев тоже, - договорив, вампир отвлёкся на Ариго. Он понимал, почему Харука и другие пытались вбить ему в голову, что продолжать рисковать своей жизнью глупо, но он уже слишком долго отсиживался за стенами, чтобы прятаться дальше. Дело не только в злости и желании вздёрнуть каждого, кто гнался за его сестрой. – Моё решение не изменилось.
Отправив часть гвардейцев преследовать убегающих в лес рудокопов, он посмотрел на тех, кого удалось схватить.
- Этих в темницы и на допрос. Узнать, что ещё они замышляют и кто за всем этим стоит, - Виззарион поднял взгляд на Карателя, зная, что ему не понравится нахождение императора в числе группы. – Боюсь, что твоя жена увидит тебя ещё не скоро.
Шейн уже не обращал внимания на старшего брата и на сестру с наложницей. Гвардейцы, которым было весело сопровождать троих, повели их через лес к лошадям, чтобы доставить во дворец. Остальные под руководством императора и Кречета отправились преследовать рудокопов и собирать людей для подавления бунтов, пока Мирдан снова не умылся кровью.

эпизод завершён

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [1.05.1082] Благодарность со вкусом грязи