Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре май — июль 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Алекто Сэлтэйл Гренталь Лиерго Джем Перл Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [29.04.1082] Холодный рассвет


[29.04.1082] Холодный рассвет

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

- Локация
Северные земли, г. Мирдан

Старое родовое поместье Виззарионов

http://p1.pichost.me/640/25/1485495.jpg

- Действующие лица
Мередит, императрица Северных земель, первая жена императора
ГМ (Шериан)
- Описание
параллельный эпизод - [29.04.1082] В сизой гриве

http://cdn.obsidianportal.com/assets/181268/175_large.jpg
В то время, как император в своё удовольствие развлекается с наложницей из гарема, Мередит отправляется в старое родовое поместье Виззарионов. Согласно с планами императрица собирается довести дом до ума, дабы облагородить память о погибших в стенах этого странного поместья. В прошлый свой визит она столкнулась с недружелюбными призраками, которые оставили на ней физический и моральный след. Новый визит начался с отдачи распоряжений и их немедленного выполнения, но вместо того, чтобы руководить всем издалека, как того просил Виззарион, императрица решила остаться. Вернуться в это поместье обернулось ошибкой.

0

2

- Приступайте. Я прогуляюсь внутри.
Дело в том, что Мередит в жизни никогда не бросали вызова. Помимо сёкшей девочек по голеням и рукам Наставницы Цесанны, которая подавала всё как желание ученицам добра, помимо пары раздражающе глупых клуш, попытавшихся отомстить и провалившихся, потому что всё было слишком очевидно – нет, ни разу. Ну, пожалуй, ещё игра на арфе не далась, но этим можно было заняться, при желании, с большим рвением.
Словом, теперь, столкнувшись с рядом не только досадных, но и серьёзных, требующих решения проблем, она пыталась сосредоточиться и решить их по одной, начав с наименее сложной на её взгляд. Она не могла вышвырнуть принцессу Элениэль из церемониала, не могла спорить, не вызывая ответной реакции – ожидаемо, какой – с интересом супруга к пополнению в гареме, а раз исполненный супружеский долг оставил противный привкус и никаких видимых плодов – значит, ей следовало подкопаться к Виззариону издали. Из его проклятого дома, который своим видом по скверной памяти кусал её позвоночник холодком.
Сегодня она натравила на заросший участок садовников. Не то чтобы растительность интересовала Мередит больше внутренних помещений, следы крови и борьбы там нужно было ликвидировать как можно скорее – но у неё были сомнения, что это место потерпит больше чужаков. И, несмотря на страх, который она отрицала, но всё равно ощущала – её подстёгивал интерес.
Шейнир никогда не говорил, чем закончились его ухищрения с умершей дворняжкой, зато астролог помог Мередит не только с составлением календаря дней, благоприятных для зачатия, которым она уже собиралась поцеловать муженька в нос, состроив из себя очень серьёзную и суеверную женщину, ответственно подходящую к главной задаче брака несмотря на полное отсутствие взаимопонимания с супругом в столь важных делах, как постельные. На деле она больше опасалась конкуренции. Первую попытку она решила оставить до утра, а лучше до вечера, ночь же потратить на поиски проклятых родственничков.
Сегодня для этого была особенно подходящая ночь. Подходящая, и страшная: в такие дни слабой удачи и сильного хаоса остаточные следы мира за смертью становились заметнее, а живые мертвецы беспокойнее. Мередит перед входом на территорию, выходя из паланкина, впервые за многие дни помолилась, завязала под длинный рукав одну из своих лент, грузик с конца держа как кинжал у запястья.
О Виззарионах ходили разные слухи, но когда-то род имел много детей и, если бы не какое-то происшествие, мог бы лучше рассесться по чинам вокруг своей короны. Говорили, неизвестный чёрный дух, ниоткуда возникший и ушедший в никуда, начал охотиться за ними, сначала убив всех сиблингов первого венценосного поколения, включая самого Императора-основателя, а потом и их наследников, пощадив лишь Эльдара и Мирру. И дворец, говорили, построили именно потому, что всякого спящего в родовом гнезде, стоявшем близ тогда ещё мало напоминающего нынешнюю столицу Мирдана, находил злой дух.
Сберегая магию, Императрица истребовала с садовых рабочих масляную лампу, которой теперь освещала путь, крепко держа за кольцо в левой руке. Внутри дома было холоднее, чем в ночи снаружи, тихо, и очень темно – в нём как были в момент резни, так и остались занавешены все эти весенние дни окна.
Ну, давай, покажись”, – думала, храбрясь, вампирша, осматривая пляску теней в холле. Дверь за ней закрылась плотно с оглушаюшим в тишине "хлоп".

+1

3

Для атмосферы


[AVA]http://sd.uploads.ru/ejAz0.png[/AVA]
Дверь с характерным хлопком захлопнулась за спиной императрицы. Лёгкий сквозняк, будто последнее дыхание живого ветра с улицы, успел ворваться в помещение прежде, чем проём между косяком и дверью успел окончательно исчезнуть. Мередит встретила прогорклая тишина мёртвого поместья. Здесь давно не было никого из живых. Все, кто задерживался в стенах проклятого дома дольше, чем ему дозволяли истинные хозяева, оставался здесь навеки и становился пленником, который никогда не сможет обрести покоя.
Приветственная надпись над входом в поместье Виззарионов оставалась такой же безжизненной, как и стены. Казалось, что в этот раз истинные хозяева особняка дремали и не желали отвлекаться на внезапную гостью. Они оставили ей предупреждение в прошлую встречу-знакомство – синюшными следами от пальцев на нежной светлой коже. Неужели, она так и не поняла преподанного ей урока? Какая глупая. Не боится смерти, но есть вещи хуже неё. Намного хуже, и все они знали. Знали и молчали, потому что помнили – никто и никогда не обращает внимания на предупреждения. Тогда зачем говорить?
Запертые души молчали, слившись с тенями. Из своего убежища они внимательно наблюдали за девушкой, которая без страха бродила по дому. В ней не было крови Виззарионов, а фамилия и титул, полученные после замужества, для них лишь пустой звук. И всё же… она смогла переступить порог, не была отвернута домом, как вор. Украшение, с заключённой в тонкое стекло каплей крови императора, всё ещё служило ей пропуском в мир мёртвых. Обманщица. Почему хозяин допустил это?
В центре дома заворочалось нечто. Сон отступал, а оно просыпалось. Души, разодранные, но уцелевшие в хаосе и вечных страданиях, опасливо отпрянули, только бы их не тронули. Существо было голодно и немо ревело во всю пасть. Оно осмотрелось, чувствуя каждой клеточкой своего тела, как в особняке прячутся все те, кого оно пленило и держало в своей власти, а затем почувствовало её. Живу и бесстрашную.
Мередит позволили пройти основной коридор, но смех застал её около ступеней, ведущих наверх.
- Глупая девчонка вновь пожаловала к нам! – раздался развесёлый голос, принадлежавший не то юной девушке, не то ребёнку, но такой мерзкий и противный, с насмешливыми нотами и попытками высмеять супругу императора. – Смотрите-смотрите! Думает, что сможет усидеть на троне, - насмешливые издевательства невидимого обидчика поддержал нестройный ряд голосов – они хохотали и веселились, но не показывались бывшей наложнице на глаза.
Особняк проснулся и встретил незваную гостью насмешками и холодом.
В шаге от неё на секунду, словно игра воображения, появилось тело вампира. Преданный слуга Шейнира лежал на ступенях, заливая потемневший от времени кремовый мрамор своей кровью. Она сочилась из глубокой раны – меч пронзил его насквозь. Карие глаза мальчишки со страхом перед смертью пусто смотрели в пространство. В руке он сжимал оборванную с цепочки каплю чужой крови – разрешение на убийство и пленение.
- Помогите… - сорвалось с его губ с тонкой нитью алой крови.
Невидимые существа вновь засмеялись.
- Посмотрите, он всё ещё надеется!
Но смотреть было уже некуда. Там, где секунду назад лежал умирающий вампир, осталось лишь старое кровавое пятно, въевшееся в ступени.
- Тебе никогда не покинуть это место, - в голосе чувствуется улыбка и наслаждение. Невидимое существо говорит женским голосом, и обращается не то к умершему вампиру, не то императрице. – Ты заплатишь за то, что пришла сюда.
- Глупой девчонке надо было сидеть дома и лучше следить за троном. Хи-хи! – подхватил её писклявый голосок.
С другой стороны прозвучал третий:
- Мы зна-аем, что было.
- И что будет…
Голоса звучали с разных сторон, будто хотели заставить Мередит крутиться волчком и размахивать светом, чтобы отыскать говоривших. Никто не показывался. Лишь на короткое мгновение из темноты полыхнули красные глаза и вновь исчезли, чтобы посмеяться над гостьей.

+1

4

- Не думаю, а стараюсь, – невозмутимо ответила эфемерному голосу Мередит, удерживаясь от того, чтобы крутануться на пятках и отыскать его источник. Кожу под закрытыми рукавами бархатного платья покалывало от потустороннего холода. Беря себя в руки, Мередит сразу направилась к наиболее заметной аномалии этого странного дома. Служка…
Не слишком брезгуя, сочтя, что ответы важнее чистоты её рукавов и юбки, Императрица осторожно присела рядом с очень материальным на взгляд телом и поднесла свет. Но стоило ей склониться над ним, морок пропал, растаяв в одно лишь пятно крови, на запах стареющее в каждый момент на дни и дни.
Фойрровщина”, – недовольно подумала Мередит.
- Кто вы и что держит этот дом в вашей власти, духи? – решила попытать свою удачу Мери, ожидая, что вряд ли те дадут ей ответ. – Почему не оставите в покое? Здесь давно никто не живёт.
Она коснулась пятна, которое давно уже стало тонкой корочкой давно наспех убранной лужи. Что это. ЧТО ЭТО. Кто они. В голову сквозь ряд вопросов медленно втиснулись заклинания обнаружения, и Мередит зашептала про себя формулу по памяти, не уверенная, что магическая просветка ей поможет

Использовано: Маяк

+1

5

- Не живёт? – вопрос прозвучал с обидой, но ощущалось в нём что-то лишнее – усмешка безумца, который видит в любом слове какой-то свой особый смысл. Понятный исключительно ему. И таким же собратья. На их фоне это Мередит казалась странной и немного умалишённой. Ну кто в здравом уме пожалует в дом, который гнал её призраками и угрозами ещё в первую встречу? – Вы слышали? Она думает, что здесь никто не живёт!
Нестройным смехом по помещению прокатился смех разных голосов. Громких и писклявых, тонких и низких. Гиеноподобных и больше похожих на звериное тявканье, чем на смех человека. Или того, что раньше было человеком. Наверное, ни в одной легенде не говорилось о странных существах, которые населяют покинутые дома, но ведь они жили здесь задолго до смерти первых хозяев. Мужчины, который должен был взойти на трон, став первым императором. Они всё видели. И чувствовали…
Первые два вопроса Мередит остались проигнорированными – настолько глубоко незваных жильцов поместья оскорбили последние слова императрицы! Себя-то существа считали истинными властителями дома. Вот только они ли причина проблем семейства Виззарионов, которые ныне не частые гостьи в старом поместье? Живые, разумеется. Их осталось всего трое или… уже четверо? Какая-то странная сила мешала им видеть, что происходит там, в той части столицы, где по слухам Виззарионы возвели свой роскошный дворец.
Существа почувствовали, как воздух рябит от чужой магии. Тьма ощёрилась невидимыми пастями. Голоса слились в одно предостерегающее низкое шипение. Рядом с Мередит появился бесплотный алый дух ласки. Зверь, поддаваясь заклинанию, коснулся старого пятна на лестнице, обнюхал его, будто живой, и устремился назад, шмыгнув под юбкой императрицы, едва не попадая её под ногу, а потом столкнулся с темнотой и исчез, рассыпавшись магической пыльцой.
Мередит удалось активировать заклинание, но, чтобы ни было в этом доме, Тьма не позволила прожить магическому сгустку и исполнить своё предназначение.
- Она хочет увидеть.
- Хочет знать…
- Мы покажем.
- Но пути обратно не будет.
- Не пожалей! – насмешливо добавил тонкий голосок.
В темноте вновь вспыхнули зелёным бессчетное количество пар глаз. Мир вокруг Мередит закружился, мешая темноту с ярко горящими глазами, пока они не слились в одно слепящее яркое пятно. Мир плясал, а невидимые существа хохотали и издевались. Их голоса звучали у неё в голове, путая мысли и не позволяя различить: что есть реальность, а что – иллюзия. Пространство плясало, мешая девушке сконцентрировать на создании заклинания. Каждый раз, когда она пыталась за что-то ухватиться – оно отдалялось или прогибалось, будто юркая и гибкая змея. Пространство утекало из рук вампирши, пока вслед за нарастающей головной болью и ощущение чего-то постороннего, лезущего в её сознание, не наступила темнота.
С потерей сознаний пришло облегчение. Открыв глаза, Мередит обнаружила себя лежащей на тех самых ступенях. Тела убитого юноши поблизости не было даже в качестве наводящей страх иллюзии и, к своему удивлению, пятна застарелой крови – тоже. Мраморная лестница блестела идеально выбеленным цветом и… новизной? Казалось, что кто-то изрядно потрудился, чтобы придать ей такой вид. Помещение было наполнено светом, под потолком и в канделябрах горело столько свечей, что для тени не осталось ни единого уголка.
- Вам помочь? – приятный мужской голос отвлёк девушку и заставил обратить внимание на себя.
Перед ней стоял высокий молодой мужчина, тридцати лет на вид. Белоснежные длинные волосы собраны в низкий хвост кожаным шнурком. Голубые глаза смотрят с лёгким удивлением на неожиданного гостя. Одежда, соответствующая его положению, дышала дороговизной, но была лишена вычурных украшений. Он протягивал ей руку, предлагая свою помощь. Именно в этом жесте он неосознанно позволил ей заметить печатку на своей руке – один из Двенадцати.

+1

6

Незримые хозяева дома раздражали. Самодовольные. Голоса мерзкие. Мередит бы рационально счесть, что всё это блажь, но боль и унижение от очень материального удара погибшей императрицы-матери — или того, что приняло её форму — напоминала о себе тупым эхом на месте давно принявшей изначальный облик кожи.
Красный отблеск поисковой магии, впервые сформированной Мередит в облик живого животного-хранителя, резанул глаза: так резко он появился и так же резко растаял. Она забеспокоилась, ища вокруг юбки винного цвета следы незримых врагов, но нашла лишь… потусторонний свет из-под её края.
Это всё магия, это не может быть реально, никакие духи места, кроме богов, не способны настолько менять реальность…” — убеждала себя Мери. Тщетно. Она почувствовала, как что-то невыносимо сжимает ей виски, заставляя мир течь перед глазами. Лампа выпала из её руки, зажжённое масло в ней плеснуло о латунную крышку и погасло, грохоча в темноту. Ладони Мередит сомкнулись на голове, которая уже вместе с телом будто плыла в киселе ничего, но не успели вернуть ощущение реальности: девушка вскрикнула и провалилась в никуда.

Когда она вновь осознала себя, дом выглядел совершенно иначе. Ясное суждение о том, что она пришла воевать с призраками Виззарионов или кого бы то ни было, покинуло сознание вампирши на время, и она лишь скромно наскребала себя по обрывкам. Всё было очень светло, и ей не составило труда присесть. Прикосновение ледяных пальцев помогло ей сосредоточиться на происходящем, окончательно разбив никогда не бывшую даже в этом мире головную боль. Воздух пах вином, кровью, и живыми существами. Ну, по крайней мере это говорили Мередит её чувства.
Осторожно.
Мери посмотрела из-под естественных локонов на протягивающего ей руку мужчину задумчиво и, заметив знакомую печатку, но не признав лица с портретов последней эпохи, сделала вид рассеянный вид и улыбнулась, принимая помощь.
Простите, мне на миг стало дурно… — рукой, ещё несущей след от масла на подушечках пальцев, вампирша помассировала висок, а затем запустила пальцы в волосы, как бы наводя порядок, в то же время позволяя кавалеру себя поднять, взяв протянутые ему бескровные пальчики.
О, да этот мужчина был ещё не той измельчавшей породы, что её муж, так что позволять обращаться с собой, как с фарфоровой куклой, было в удовольствие. По крайней мере при взгляде на незнакомца Мередит не посещала мысль “как бы не уронил”. Как корону. Как свою безродную любовницу, как свою мать, как — не насмерть, но всё же — веру своей сестры…
Воспоминание о Шейне Виззарионе ударило обухом топора по затылку.
"Это сон?"
Но лица Императрица не потеряла, решив дать своим видениям провести себя за руку, даже буквально, до ответа на интересные ей вопросы.
Спасибо, господин… ах, я не уверена, что нас представили друг другу? — улыбка Мередит давалась так же естественно, как соблазнительный изгиб тела в танце: когда познаёшь красоту и радость момента исполнения пьесы, эмоцию, которая предназначена твоему персонажу, уже совсем не обязательно испытывать, чтобы передавать хорошо.

Отредактировано Мередит (2017-05-14 02:29:14)

+1

7

А как стало дурно ему, когда он увидел в своём поместью незнакомую девушку! Вампир, впрочем, не подал вида. Лёгкое удивление – всё, что появилось на его лице и стало достояние для общественности. Впрочем, кажется, кроме него и Мередит здесь никого больше не было. Мужчина улыбнулся, почувствовав, как тонкие пальцы девушки ложатся в его ладонь, и учтиво помог ей встать на ноги, не торопясь задавать вопросы. На первых парах Мередит могло показаться, что он знает всё, но даже для него её появление стало неожиданностью.
освобождённая рука убралась за спину, и вампир представился с лёгким поклоном:
- Уильм.
Покойного брата Первого императора Северных земель нисколько не оскорбил тот факт, что девушка его не признала. Мередит оставалось гадать, в какой конкретно год она угодила и что за события ждут её впереди. Один из наследников династии выглядел вполне себе живым и не таким безумным кутилой, каким его представляли другие. Слишком много слухов вертелось вокруг его смерти, но какой из них правда – знали, пожалуй древнейшие из Старейшин и, возможно, некоторые из Советников. Тайна ушла вместе с женой Кахелиса, когда ту признали окончательно сбрендившей. Где сейчас эта старая карга?
Её брат цвёл и пах своей зрелостью.
- Чудное украшение, - вампир обратил внимание девушки на корону. Его улыбка стала чуть шире, говоря о веселье. То, что для Мередит в обычном мире стало в порядке вещей с восхождением на трон, в этом времени вызывало вопросы. К её счастью, хозяин поместья не злился и не счёл это за дерзкий порыв со стороны юной особы. – Могу узнать имя прелестной леди?
Разумеется, он видел её впервые, и не мог предположить, что в будущем эта особа станет женой для его племянника во втором поколении. О существовании двух других поколений он, кажется, тоже не знал, и о своей кончине – тоже.
- Как Вы здесь оказались?
Когда-то этот вопрос должен был прозвучать. От ответа Мередит спасло появление другой девушки. Она была ненамного младшего Уильма, но за счёт своего небольшого роста для вампира её клана, и хрупко сложенной фигуры, казалась на фоне Мередит ещё юной.
- Вот ты где, а я уже обыскалась, - девушка улыбнулась, встречая взгляд вампира на себе, а затем заметила Мередит. На её лице также отразилось удивление от незапланированной гостьи. – Уильм..?
- Всё в порядке, - Камэль не собирался устраивать скандал из-за такого пустяка. – Полагаю, что кто-то из наших гостей пожаловал раньше назначенного часа, - он улыбался так же открыто и искренне. На фоне своего потомка Уильм казался искрящимся солнцем, которое пыталось дарить тепло каждому, кто имел честь с ним встретиться. – Кто Ваш отец, миледи? – вновь мягко обратился он к гостье. – Простите мне мою бестактность, боюсь, что всех дочерей Правителей я сейчас не упомню.
В только-только собравшихся воедино кланах – это не удивительно. Никто не знал точной численности вампиров и не успел перезнакомиться со всеми детьми, которых успели наплодить сытые вампиры, занявшие почётные должности в своих кланах.
Незнакомая девушка встала по левую сторону от вампира и взяла того под локоть, случайно демонстрируя обручальное кольцо на руке и цепочку с огранённой голубой каплей на шее.

+1

8

В голове не позвонило ни единого звоночка. Два поколения, да, но вампиры живут так долго и переживают столь много, что порой просто не записывают важные детали, предпочитая передавать их из уст в уста… либо не передавать вовсе, спасая невинность своих детей. И чем это оборачивается…
Мередит была поставлена в тупик. Пока она, делая вид, что перебирает локоны цвета белого золота, массировала виски (уже прошедшие, но пока она массировала виски, можно было не отвечать), её сознание собирало кусочки мозаики. Это тот же дом, Виззарионы уже очень давно жили в Мирдане, а та территория, которая включала в себя дворец, Золотой квартал и часть парка, некогда была обнесена двумя рядами камня, дерева и стали, переплетёнными с магией крови, и являлась клановой крепостью. Может быть, если она глянет в окно, ей будет проще утвердиться в своём мнении, от которого уже можно было плести легенду и заполнять белые пятна истории. Её же привели сюда духи.
Но она выросла среди жриц, у неё была… идея. Осталось только наврать, мешая правдой ложь, так, что ни у кого язык обличить её не повернётся. А ещё можно тяпнуть имя жриц постарше, которые могли быть собраны в первый гарем из настоящих послушниц, до того, как обязанность ублажать богов перешла стайке запертых во дворце, вместо келий, никому не нужных и ничего не делающих девиц.
Ах, эта диадема… не помогает.
С наигранной сдержанной досадой, в которой наиграной была именно досада, Мередит рванула из волос венец и покачала головой, глядя на неё. Металл жёг холодные пальцы, точно выпил с её лба лихорадочный жар. Хорошо, что её корона не слишком помпезна и ярка, можно выдать её за оберег, потерявший силу. В те годы же не было кругом по свету академий и магических школ, почему бы ей не быть неудачливой немного блаженной жрицей-недоучкой, не получившей благословения и защиты от своих бога и богинь…
Проклятого бога, погубленной им нелюбимой жены и мертворождённой его любви”, — думала вампирша, кланяясь по-старому, туловищем на два часа, девушке, а сама исподволь отвлеклась на её внешность. Точно Виззарионы. Только раньше у них только женщины были ниже ростом и изящнее: бережёные жёны, вспомнить хоть легенду.
М-м… Цесанна, Уильм-даре, — отвечала она, аккуратно танцуя вокруг того, что она знает о временах до Империи. Язык с тех пор сильно олюдел и оэльфел, это с торговцами и послами других государств приплыли титулы, в конце концов. Здесь прокола быть не должно.
Имя моих родителей неизвестно мне, я воспитанница храма, мои духовные искания привели меня к распознаванию и успокоению проклятых мест и враждебных духов… На приём меня сопровождал аристократ, но меня увлекли видения, а он… — она махнула рукой туда, где недавно Шейнир раскладывал и жёг травы, вызывая свою мертвую любовь на разговор, — он словно растворился в воздухе!
Мередит, кривя уголком губ, посмотрела на венец и приподняла рукав, под который намотала ленту, чтобы проверить, там ли её… реквизит. Вот эта история, эта внезапная аналогия, звонила в звоночек. Правильно говорила наставница, что Солнце даже в мыслях всуе не стоит вспоминать, ни в речи, ни в разуме, а Мередит танцевала дихотомию ночи и дня. От неё не укрылась капля — талисман принцессы Элениэль в её дни, и голова лихорадочно стала перебирать возможности. Если это — бабка или прабабка нынешних Виззарионов, то изначально была ли она помолвлена с другим братом? Либо сколько в семье было сестёр и сколько могло продолжиться линий, не случись нечто гадкое? Династические войны — печальный факт в истории многих рас, даже так называемых светлых, хотя эти кровопролития редко называют войнами из-за того, что победители очищают руки от жертв.
Мередит могла попросить мужа пустить её в семейную усыпальницу, почитать и посчитать таблички надгробий, если… если не случится нечто страшное этой ночью в старом доме его семьи.
Уильм-даре, а вы… — посмела обратиться себе после паузы “искательница духов”, теребя как невинная девушка рукав платья цвета вина — цвет, вместе с тёмными цветами других частей спектра, нейтральный и никогда без частей белого или гербового орнамента не указывавший на статус в клане. Как ей повезло, как ей повезло, как ей повезло. Также она посмотрела на его женщину. — Простите мне мою дерзость, но вы не замечали чего-то странного во снах или речах окружающих?
Мередит всегда была очень смелой женщиной. По крайней мере, достаточно смелой, чтобы не играть тающую от амбиций и ложного обожания дурочку, а выполнять сложные трюки в танце с прыжками и магией, даже не глядя на скучающего зрителя; достаточно смелой, чтобы не вешаться на шею, зная, что всё слишком по расчёту, позже; достаточно смелой, чтобы лезть беспокоить родственничков, пока муженёк после неудачной первой ночи топится в вине, встречах с главами Домов и советниками, и разборке с семьёй предателя. Теперь она была достаточно смелой, чтобы не просто позволять себя вести видению, но задавать ему запросы и пороть чепуху про духов.

Отредактировано Мередит (2017-05-16 18:59:06)

+1

9

Рассказ о родителях удивил вампиров. Уильм более сдержанно реагировал на слова Мередит, а вот его спутница не пыталась скрыться за масками. Изумление и недоверие легко читались в её взгляде. Будь она единственной полноправной хозяйкой дома, у императрице могли появиться дополнительные проблемы, даже в этом странном мире, который был не то фрагментом запечатанного прошлого, не то иллюзией, которую создавало это странное место, наполненное недружелюбными духами.
Вампирша перевела взгляд на хозяина поместья. В молчании она обращалась к нему. Мередит легко могла понять, что она хотела сказать – подозрительная девушка, от которой стоит избавиться. Уильм же вёл себя спокойно. Он легко улыбнулся после короткой паузы, погладил руку жены, успокаивая её и внушая, что всё в порядке. Вампирша неуверенно перевела взгляд с супруга на гостью. Она доверяла ему, но не ей и всё ещё сомневалась, что оставить незнакомку в стенах их поместья – хорошая затея.
- Он Вам представился? – с всё той же добротой в голове поинтересовался Камэль. В его понимании девушка, если не глупа, должна была узнать имя своего сопровождающего. Не исключено, что он солгал ей, но… испарился в воздухе? Исчез? Он мог предположить, что девушка не заметила, как он ушёл, а проблемы со здоровьем смазали этот момент. – Странного? – переспросил вампир, впрочем, в ответе он не нуждался. – Боюсь, что я не совсем понимаю, что Вы имеете в виду, - Уильм улыбнулся уголком губ.
http://se.uploads.ru/KnP4G.png
- Уильм!
Вампир отвлёкся от разговора и обернулся. Его супруга глянула через плечо, не выпуская из руки локтя Камэля. На несколько секунд они потеряли интерес к неожиданной гостье, а центром их внимания стал мужчина. Тяжёлым шагом он направлялся к ним. Тёмные волосы, остриженные по лопатки, были зачёсаны назад и открывали вид на заострённые вампирские уши. Неприятные чёрные глаза с узким разрезом холодно смотрели на вампира. Он выглядел значительно старше, чем хозяин поместья, и хотя особенности внешности вампиров не позволяли определить его точного возраста, Мередит могла предположить, что он едва ли младше Виктора. Невзирая на мирное время, о котором писалось в учебниках, вампир был облачён в доспехи; левая рука покоилась на рукояти меча, словно он в любую минуту ожидал нападения. Тяжёлые сапоги отзывались звоном оружейной стали с каждым новым шагом, который приближал его к хозяину дома.
- Приветствую Вас, Вильгельм, - Уильм улыбнулся, но гость не смешил одарить его вежливым поклоном или ответным приветствием.
- Есть разговор, - сухо бросил вампир и бросил взгляд на сопровождение Виззариона.
Уильм прекрасно понял его без слов – разговор предполагал, что его не услышат посторонние уши.
- Касандра.
Вампирша чуть кивнула, улыбнулась и, легко склонив голову в знак приветствия нового гостя, оставила мужчин наедине. Почти наедине. Уильм обернулся к Мередит, когда Вильгельм  скосил на неё недоброжелательный взгляд.
- Цесанна, - вампир с улыбкой обратился к гостье, - Лито сопроводит тебя к лекарю. Пусть он тебя осмотрит. Я подойду к тебе позже, и мы продолжим разговор.
Вампир, названный Лито, оказался слугой, который подошел к девушке и с лёгким поклоном попросил её проследовать за ним.

+1

10

Мередит покачала головой, чувствуя своё бессилие. Ткань сна, или видения, сопротивлялась ей, и она не видела вариантов пристать к хозяевам особняка… сейчас. Она поблагодарила их за заботу, вверяя себя в руки незнакомцев, а сама подмечала нового гостя, из-за которого все Виззарионы так встрепенулись.
А вот это уже интересный персонаж. Лэно? Виан? Арис? Скорее Арис, хотя их порода не славится разнообразием в оттенках стали в глазах и волосах.
Очень интересно”, — подумала Мередит, перебирая имена. Нет, всё ещё ни звоночка. Внезапно ей захотелось вернуться в своё время и добежать до библиотеки Императора, чтобы быстро освежить в голове родословные правящих семей Двенадцати Домов. Уильм, была уже уверена Мередит, был сиблингом Кахелиса Объединителя, но в какой момент от перестал быть наследником и как закончились его дни? Приняв микстуру от мигрени из рук отсутствующего слуги, девушка легла, будучи почти уверенной, что у неё будет возможность обогнать медленный ритм.

Проснулась она, как будто не отдыхала, и за незашторенными окнами ночь была в самом разгаре. В комнате, отведённой ей, не было ни следа ни лекаря, ни обещавшей вернуться за ней хозяйки, но Мередит была уверена, что рядом есть жизнь. Она, смаргивая круги перед глазами и чувствуя себя положительно никак, не хорошо и не плохо, двинулась на звуки музыки где-то слева и внизу. Вероятно, она успела пропустить начало приёма, к которому прибыла раньше прочих, пугая Виззарионов, и теперь ей нужно было наверстать утерянные… наблюдения.

Отредактировано Мередит (2017-05-17 19:50:22)

+1

11

Музыка лилась, наполняя зал. Праздник, устроенный хозяином поместья и будущим властителем Северных земель, был в самом разгаре. Мередит упустила не только приветственное слово Уильма, но и, кажется, несколько лет жизни, пролетевших, как быстрый и незапоминающийся сон.
Мередит смогла беспрепятственно пройти к балкону, выходящему во внутренний зал. Никто не обращал на незваную гостью внимания. Поначалу ему могло показаться, что он – не более чем сторонний наблюдатель и признак, который потерял свою власть влиять на происходящее и вмешиваться. Но причина крылась в другом. Внимание гостей привлекал хозяин поместья. Казалось, что сейчас в центре зала был не у Уильм, а кто-то с его лицом. Вампир неустанно отбивал ритм весёлого танца, смеялся и веселился, проливая вино из бокалов. От собранного и серьёзного мужчины, расточавшего тепло, не осталось ничего. Осталась только некачественная пародия. Его супруга, взволнованная и явно чувствующая себя не на своём месте, сидела на своём месте, рядом с пустующим удобным креслом хозяина поместья. Она не присоединялась к вампиру, а взгляд её то и дело цеплялся то за него, то за гостей. Единицы веселились вместе с ним, другие почти открыто насмехались, а третьи – в числе которых оказался Вильгельм, едва сдерживали себя от гневных высказываний.
Наконец, Уильм, кажется, выдохнулся. Жадно дыша и всё ещё широко улыбаясь, он прошёл к своему креслу. Слуга с подносом быстро отреагировал на жест хозяина и поднёс ему полный кубок вина. Уильм выпил половину одним глотком и собирался выпить ещё, когда к нему из толпы вышел один из гостей. Он что-то говорил, но звуки музыки заглушали его слова.
- УИЛЬМ! – голос Вильгельма прогремел над залом. Музыканты, переполошившись, перестали играть.
Вампир обернулся, но не отреагировал на слова; жестом руки он приказал музыкантам возобновить игру, а сам поднёс кубок к губам, собираясь выпить. Вильгельм, зеленея от злости, в два быстрых шага оказался рядом с ним, грубо развернул к себе за плечо. Вино из кубка пролилось на пол, окрасив белую рубашку вампира в алый.
- Разве так подобает себя вести вампиру, объединившему все кланы? – он пытался говорить, не повышая голоса, но в воцарившейся тишине его слова звучали слишком громко и долетали до слуха каждого гостя. – Если хочешь пить, дебоширить и ссыпать деньгами из казны – уступи место более достойному, чем ты.
- И кто же, по-твоему, достоин? – вампир фыркнул и усмехнулся. – Может быть, ты?
- Пусть место займёт кто-то из братьев.
Уильм не слушал, сбросив с плеча руку вампира, он сделал шаг к креслу, собираясь сесть и продолжить праздник, но следующие слова вампира его остановили:
- Откажись от трона, если не хочешь кровопролития.
Хозяин дома медленно развернулся и посмотрел на гостя.
- Ты мне угрожаешь?
Вильгельм нахмурился. В секундную паузу, в которую в зале напрягся каждый, а Кассандра поднялась с сидения, предчувствуя, что сейчас произойдёт что-то плохое. Вильгельм положил руку на эфес меча и гордо выпрямил спину.
- Я считаю, что ты недостоин стать во главе кланов.
Уильм усмехнулся. Ничего не ответив, вампир развернулся к креслу, зарождая мысль, что на этом, возможно, разговор будет окончен. Вильгельм с достоинством ждал ответа вампира и в тот самый момент, когда собирался добавить что-то ещё, на вдохе захлебнулся собственной кровью – клинок вошёл ему в горло, а убийца стоял напротив него и улыбался.
- Уильм! – крик Кассандры прозвучал с надрывом, она кинулась к мужу и повисла на его руке.[AVA]http://se.uploads.ru/KnP4G.png[/AVA]

+1

12

Странно не описывало даже половины того, что чувствовала Мередит. Она вошла в дверь в одном времени, а проснулась в ином, и дело было вовсе не в нарядах и складочках гнева или веселья на лицах действующих лиц. В воздухе пахло скандалом. В воздухе пахло… ой-ой.
Мередит не торопилась делать своё присутствие известным, а остановилась у резного столба и, шурша юбкой по полированным балясинам, остановилась вот так, на подходе, обозревая происходящее издалека и отстранённо. Вот было пролито вино, и не нужно было эмпатом, чтобы почувствовать предвкушение и агрессию. нарастающие в воздухе зала. Тут было надышано, но не только весельем, а злобой.
Трона, — губами попробовала на вкус гостья, невольно горько улыбаясь. Откажись от трона. Кажется, Шейну уже такое говорили, и ещё скажут, наверное, не раз, зная как плохо обстоят дела с голодом в столице. Щедрый жест Элениэль, которая уже раздражала своим нежеланием подпускать скучающую за гобеленами Мередит даже к дворцовым делам, лишь откладывал неизбежное. Посольство, впрочем… Могло бы быть выходом. Но только не срочным. А кровь нужна была сейчас, пока улицы не умылись кровью сами, опять, с ещё большей яростью.
Всё произошло слишком быстро. Вот галантный Уильм дель Виззарион — или как он звался в своё время — поворачивается, как уверенный в себе сытый зверь, только чтобы развернуться и пронзить клинком бросившего ему вызов вампира.
Руки Мередит вцепились руками в перила и налегла на них. Удар не в сердце, нет, в горло! Вампира с пронзенным сердцем можно спасти быстрым вливанием крови. Со снятой головой — нет. Вздох ужаса прокатился по гостям. Кассандра, обладательница голубой капли, повисла на готовой снять голову Вильгельма руке, растягивая мгновения до исхода. Сколько Мередит, затаившая дыхание так, что у неё стало жечь в груди, читала про силу и дипломатию государей, она знала, что подавлять силой брошенный вызов, подавлять вот так — шаг не самый удачный. Уильм мог быть пьян, но напоказ использовать грязный приём не должен был. Он только что вложил отравленное жало и обсидиановый кинжал в руки каждого из гостей, которые присутствовали на приёме, осквернённом кровью гостя.
"За это ли выжгут твоё имя из книг, Уильм-не-Император?"

+1

13

Вампиры, которые сделали первый шаг в сторону Уильма, замерли. Их немой крик растворился вместе с ними, обратившись в пепел. Одной демонстрации с убийством оказалось недостаточно, чтобы вбить в головы кланов, что он – не шутит. И всё-таки на его лице появилась улыбка. Приглашённые гости на празднество, казалось, остолбенели и не могли поверить в происходящее. Тот, кого они своими руками посадили на Северный трон, убивал каждого, кто сомневался в правильности выбора. Они сгорали в своём неповиновении заживо и обращались в пыль для него. Изменившийся Уильм Шеон, чьё имя было изменено и стёрто, смотрел на них, как на скот, чья жизнь ничего не стоила.
- Что ты творишь?! – прошипел один из братьев и выступил вперёд, не опасаясь за свою жизнь. Вампир, ступивший на пик зрелости, смотрел на старшего брата.
- Убираю грязь, - с той же улыбкой на лице ответил хозяин поместья.
- Грязь… - младший брат закипал от ярости; сжав руку в кулак до несдержанной дрожи, он собирался сделать ещё один шаг, но его остановили – другой вампир из клана Камэль перехватил его за плечо и что-то быстро и взволнованно зашептал на ухо. Хватило секунды, чтобы понять, что вампир не изменит своего решения. Он сделал шаг, и стражники ощёрились оружием.
- Так вот кого Вильгельм хотел видеть на троне, - Уильм чуть наклонил голову на бок; по его довольному и радостному лицу едва ли можно было угадать, что произойдёт. Кассандра тщетно пыталась привлечь его внимание, но лишь горько роняла слёзы, не получая отклика мужа. – Я думал, что это будет Лис, а оказался всего лишь Пёс.. Ты хотел мой трон. Бери же, - щедрый жест руки указал на кресло, а вампир легко подкрутил окровавленный меч и протянул его рукоятью брату.
- Остановись! – молодой вампир – тот, что пытался остановить брата, выступил вперёд, обернувшись лицом к названному Псом. – Мы должны… - слова оборвались; вампир замолчал, отступая на шаг.
Самый младший из них пал жертвой старшего брата. Заклинание добралось до него раньше, чем успели отреагировать слуги.
- Найвель! – Пёс сорвался на крик, ринулся к брату, пытаясь поймать и придержать его; было уже поздно что-то менять.
- Видишь… к чему привела твоя жажда власти, Гарол, - прозвучал голос Уильма.
Плач Кассандры и рычание Гарола утонули в панике толпы. Гости заметались, пытаясь сбежать, но каждый из них, переступая порог праздничного зала, обращался в пыль. Печати-ловушки не позволяли никому из живых пересечь черту. Как они не заметили? Кто их нанёс и зачем?
Обезумев от ярости и боли, Гарол метнулся к брату с мечом наперевес. Мередит могло показаться на секунду, что тень рядом с ней зашевелилась, приобретая очертания человека. Он наблюдал за происходящим со стороны, а потом, развернувшись к ней спиной, исчез, будто его никогда не существовало. События заплясали перед вампиршей, мешая в картине краски и звуки. Она видела, как небольшой группе вампиров удалось снять печати со стен и сбежать. Гарол присоединился на смертном одре к младшему брату, а Уильм шёл по залу, отнимая одну жизнь за другой.
Мередит видела, как он, испачканный в крови и пепле, выходит из поместья. Ступает босыми ногами на снег, а затем падает на колени и увлечённо рисует на снегу. Все собранные им сердца бережно заполняют отведённые им места на рисунке, и последним в нём становится сердце жены – Кассандра была последней, кого он собственноручно убил. Зря она не убежала, а вышла следом за ним этот зимний вечер. Когда рисунок был завершён, а изуродованное тело вампирши лежала в метре от него, Уильм вдруг выпрямился. В создавшейся тишине Мередит услышала голос:
- Ты зашёл слишком далеко…
Он принадлежал мужчине. Уильм медленно поднялся на ноги, повернулся к нему лицом. Улыбка исчезла, а в голубых глазах, которых раньше дарили тепло, а теперь же обезумели, появилось что-то знакомое… Его лицо исказилось от осознания, словно секунду назад он не владел собой и был кем-то другим, но теперь явственно понял, что сотворил своими собственными руками. Он смотрел на окровавленные ладони и отказывался верить. Смотрел на тело жены и не хотел принимать такую действительность.
- Ты… - сказал он, и мужчина обернулся, пытаясь увидеть, к кому обращается его брат, но позади не увидел никого.
Уильм вскрикнул; голубые глаза потемнели, а вампир упал на снег замертво.
Вампир подошёл к хозяину поместья, присел рядом, хотя знал, что Уильм уже мёртв.
- Папа..?
- Иди к матери, Листеру.
- Но дядя…
- Живо!
Крик Кахелиса пробудил Мередит.
Она снова оказалась на ступенях старого поместья, касалась ладонью засохшего кровавого пятна, а в глаза ей смотрел мальчик-служка, который умолял её ему помочь. Мальчик пытался посмотреть себе за плечо. Даже в таком тёмном помещении, где плохо просматривались предметы, казалось, что тень над ними стала гуще, чернее. На Мередит горящими глазами смотрел некто с белоснежными волосами Камэль. Он протягивал к ней руку, желая коснуться костлявыми пальцами лица девушки.
- Цесанна… - услышала она выдуманное имя, и в голосе незнакомца звучало узнавание. [AVA]http://sf.uploads.ru/2bP6F.png[/AVA]

+1

14

Зловещий урок.
Потом Мери подумает ещё, что расправа случилась слишком быстро, что у безумия Уильма был длинный пролог и неторопливое вступление, а у крещендо куда больше оттенков, чем способен уловить даже её взгляд. Живые существо сыпались оземь, мёртвые, точно истаивающие снежинки. Сиблинги, гости. Боевая трансформация, даже частичная, давала Камэль безобразно длинные и сильные руки…
Ей нужно было время, чтобы всё это переварить. Время и бумага с чернилами, больно резво в чехарду играли мысли в её голове.
Твоё место среди праха, — ответила, отшатываясь, “Цесанна” этой… нет, не твари — безжизненной оболочке. Имя нелюбимой наставницы саднило в ушах, кололо в кончиках пальцев, коснувшихся было тени. Кровавая жатва, случившаяся в этих стенах… не лучше ль было б их все сжечь? Придать очищающей стихии, дать дождям умыть под ними больную землю, взрастить на месте особняка сад — и упокоить память о древнем зле. Всё меньше Мередит хотелось этом домом заниммться и больше — из него бежать, прячась в стенах дворца, более обжитых, хоть и тесных из-за всех наложниц, слуг и недобитых Виззарионов.
Листеру. Она точно слышала это имя. До новых корней, старомодное, родом из ныне забытого языка, на котором призывали своего бога ещё дневные племена северных воинов, белокожие, свирепые, но не проклятые — тогда. Откуда — другой вопрос. Мередит попробовала магию в своих жилах, уверенная, что ей нужно бежать с места резни. В сад, все в сад, прочь от лежащих зловещими узорами тел — как сложилось так? Было это похоже сверху на… герб Виззарионов? Мередит осознала одну маленькую истину: её глаза больше не видели. Не видели что-то внятное, по крайней мере, кроме розоватой кровавой пелены. Она рванудась с места в одном времени, спотыкалась в юбке и по ступеням где-то ещё, а очутилась у запертых ею же — на засов?! Где засов?! Снаружи?! — дверей в другом, в доме выстывших очагов и давно не зажигаемых свечей в люстрах.

+1

15

Мередит не видела их, но чувствовала – тени, что собирались за её спиной. То существо – душа Уильма или то, что пыталось быть похожим на него. Тень прошлого. Развернулась в её сторону, остановившись на первой ступени лестницы. Он смотрел на неё и нашептывал её имя. Его голос разносился по стенам усадьбы:
- Цесанна… Цесанна… - он звал её, будто ждал, что в какой-то момент вампирша вернётся. – Цесанна…
- Глупая девчонка нас боится, - вновь услышала она насмешливый тонкий голосок из темноты.
- Мы говорили…
- Мы предупреждали…
Голос снова гиеноподобно рассмеялся, а на фоне него всё ещё отдалённо звучал голос покойного Уильма.
- Цесанна… Цесанна!
- Ихихи.
Теней за спиной наложницы становилось всё больше. Казалось, что посмотреть на смелую и любопытную вампиршу собрались все вампиры, отдавшие свои жизни дому. Где-то там, на самой вершине лестницы, одиноко стояла, прижимаясь к колоне, та девушка. Она выделялась среди всех них несвойственным вампиром цветом глаз и волос. Обращённая девушка, которую Мередит уже доводилось видеть. В своих призрачных руках она сжимала бубенцы – те самые, которые Виззарион при ней предал огню. Они издали тонкий звон. Пять фигур стояло на лестнице, отдельно от всех и облик их был чистейшей тьмой.
- Мередит…
Двери распахнулись, освобождая пленницу призрачного дома. Она ещё слышала, как гнусно хихикают у неё за спиной призраки; чувствовала взгляд, прикованный к ней, угрозу и холод; слышала, как зовёт её Уильм и тихий звон бубенцов первой любви императора.
В глаза вампирше ударил яркий солнечный свет, а через несколько минут, едва давая ей опомниться от слепящего света, к ней спешила служанка, подобрав подол платья.
- Госпожа! Мы вас обыскались! – вздыхала служанка, вертясь после Мередит. – Как хорошо, что с Вами всё в порядке, - ещё бы! это их головы полетят, если они вернутся во дворец без императрицы. – Вы.. Вы всё это время были в поместье? – она удивилась, смотря в сторону распахнутой двери. – Но… Но мы проверяли. Вас там не было…
Искреннее изумление отразилось на лице девушки, которая не могла понять, как в старом поместье они, потратив всю ночь на поиски, не смогли найти жену императора. Если бы она только знала, что всё это время Мередит пролежала на ступенях напротив главного входа. Прямо у них перед носом!
- Мы отправили весть во дворец. Боялись, что в связи с недавними событиями, - она предусмотрительно не стала напоминать позорное приветствие от голодной толпы, на Вас напали.
Есть силы страшнее голодной и разъярённой толпы, которая жаждет крови. Неосязаемый враг, который стоит за столькими смертями в поместье.

+1

16

Отцепитесь от меня! — рявкнула, разворачиваясь в какой-то момент Мередит. — Я хотела знать почему, но это не значит, что я согласна терпеть ваше присутствие бесконечно! Вы принадлежите тени, и я сделаю всё, даже если мне придётся лично плыть до Нертана и обратно с отрядом некромантов, чтобы отправить вас туда! Прошлое — в прошлом!
Это было объявление войны. Мередит редко теряла своё ледяное спокойствие, она в принципе была уединённой и сдержанной девушкой с младых ногтей и наслаждалась пристанищем в библиотеке вместо совместного вышивания с сёстрами или беготни по ночным садам летом. Но её уже порядком раздражал местный затхлый воздух и местное замершее время. Да. Очистить к Фойрру этот проклятый старый дом.
Жгучие прикосновения рассеянного света наполненного зарёй голубого свежего, угрожающие лечь быстрыми ожогами даже без прямого контакта с кожей, казались поцелуями на щеках. Мередит зажмурилась, подставляя лицо туманному с инеистым шлейфом утру щёки, и проигнорировала слуг. Ах, капюшон на платье, да не этом — не рассчитывала Императрица задерживаться до утра.
Всё в порядке, забудьте. Едем во дворец, пока не сгорели.
Нездоровое веселье и нервозные взгляды и излишние движения госпожи, впрочем, не могли укрыться от перебеспокоившейся слуги, как и льдистая корочка зародившегося от маны льда на ногтях, хвост ленты с танцев на смотринах — да много всего в Мередит было не так. Но, главное — мысли. Если уж она собиралась воевать со старыми Виззарионами… У неё была Фойррова куча чтения на ближайшие дни, и где её муженёк прохлаждается в не лучшие для зачатия ночи её интересовало мало. До прибытия в руки шепчущихся комнатных служанок во дворце.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [29.04.1082] Холодный рассвет