Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [11.02.1082] Рука руку моет


[11.02.1082] Рука руку моет

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

- Локация: Альянс Девяти, пригород Нертана, одно из укрытий Культа в поместье аристократической семьи
- Действующие лица: Мамочка (Роза Килафин), Вермина
- Описание
Незаметно для внешнего мира хватка притаившегося Культа стала сильнее и материальнее. Несмотря на поимку шестёрок, после чисток внутри одна цель наконец-то видится яснее. Там, где раньше сидели по своим владениям важные советники и плели свои собственные интриги, нынче под видом слуг и уже почивших владельцев снуют и готовятся к запланированному захвату территорий придуманные мёртвыми несколько лет назад на свою беду боевики. Работа, впрочем, понемногу стопорится: даже припугнутые расправой над заговорщиками культисты из верхушки беспокоятся, с новобранцами сложности, Кайлеб Ворлак, решив переболеть пневмонией, бесследно пропал, спрятав вещи, по котором можно было отследить его свежий след. Дальнейшее безвестие может обернуться срывом планов по экспансии, а это явно не в интересах ни Мамочке, получившей в свои руки при Гроссмейстре Ворлаке столько влияния, что для её поисков хватит с лишком, ни косе, которой всегда нужно больше жертв.
Дополнительно

- для Мамочки

В хранилище лежат добытые Культом (в основном усилиями Ворлака) Ключи, один из которых позволяет делать нежить не менее искусную и сложную, и при этом призываемую, нежели големы, и именно по этой причине Розе секретно от остальных доверено открывать хранилище: остальные из совета могут отпереть его только совместно при единогласном решении.
Что же до Кайлеба, то он пропал под рейланский Новый Год, дом его сестры, где он обычно отлёживался и жил, не занимаясь чем-то криминальным, пуст и его давно не топили, ни в родном доме, занятом родственниками, ни в каких-либо других местах он не появлялся. У некоторое время живущей в землях вампиров сестры Айрин он тоже пока не появлялся, 17 числа появится, переполошив нескольких культистов, присматривающих за ней, и снова пропадёт в пожаре, отправившись на личную вендетту. Отследить магией его не удаётся: для успешного отслеживания, как и воскрешения, как правило, нужны вещи, которыми человек пользуется часто или хотя бы недавно, которые связаны с его личностью тесно. По иронии обе вещи, заставшие его уход, лежат теперь в хранилище: и коса, и список врагов с вычеркнутыми и побледневшими именами, но, поскольку Кайлеба в этом поместье и пристройках не видели, Роза об этом не знает.

- для Мины

Болел некромант не сильно себя жалея: добивал последних в списке предателей. Последний раз Вермине скормили душу несчастного, который только-то понимал, что у Ворлака совсем крыша едет и связывался с кем-то из ранее устранённых предателей, желая помочь. Только вышла заминка: тот [мёртвый] должен был с кем-то встретиться, что-то сделать, и некромант виртуозно в одном лице на две роли разыграл своё отбытие как Кайлеба, влез, оставив косу в брошенной часовне, в овечьи шкуры друга и хотел было встречаться, только в часовне друг оставил ловушку и она того, загорелась. Косу, конечно, он спас, и даже положил в чехол отдыхать от морального ущерба, но с тем и решил её оставить в хранилище и, после очередного прыжка в пространстве этого Фигаро никто не видел. Мина знает, что он принял личину друга, и умеет играть настолько виртуозно, что ловить Кайлеба в роли как Кайлеба так же просто, как искать Питера Петтигрю на Карте Мародёров в облике крысы: сам часто забывает, кто он на самом деле.

0

2

- Зачем я это делаю?
Сладок вкус безумия, когда вопросы, в недавнем прошлом бывшие бытовыми, враз становятся экзистенциальными. Раньше у неё не было времени думать о том, что она делает – в основном потому, что весь театр действий разворачивался внутри неё и ничего – за пределами.
Её скупое сонарное восприятие и восприятие отзвуков чувств позволяло как-то ощущать и помнить ту обожженную, практически уничтоженную фигуру, которая стояла за её спиной и в каком-то отдаленном смысле и была ею, сжимавшей в руках косу. У Мины никогда не было артефакта, похожего на косу, не было его и у других. Её давно мучали мысли о том, что победить могла не она, не та Вермина, которую она сама представляла в своем воображении. Разве хватило бы у той Вермины сил устроить тиранию чужим душам, куда более крепким и сильным, подмять их и окончательно ассимилировать? Что если победила не она?
Что если кто-то другой пришел потом, нашел переплетение их сущностей и захватил его? Внедрился внутрь или остался снаружи. Дал этому сплетению новую программу, новый вектор, дал ответ на вопрос «что дальше?» и на вопрос «зачем я это делаю?», создал статую…
- Зачем я делаю… что? – демоница ничего не делала долгие годы. Она не знала счет времени, но вскоре научилась слушать природу. Считать было сложно, но движение лет складывалось легко: долгие дожди идут за Жнивенем. Безмолвно и неподвижно она проводила года, пока Кайлеб не нашел её.
А теперь… Говорят, некоторые демоны могли выходить из артефактов в виде фантомов. Ей очень повезло поглотить двоих таких и окончательно усвоить их опыт. Она не помнила их имена – эта часть намеренно стиралась. Нет никаких «их». Теперь есть только она – Вермина.
Но эти лоскуты убегающей в прошлое памяти, разделяющейся… как разделяется одна река на множество притоков и ручьев, как разделяется одна ветвь на множество веточек и листьев, так и память. Она давно хотела собраться с силами и выйти наружу, отправиться в путешествие в духе, но могучее воображение, столь же ненасытное, как и сама демоница, захватывало её и уносило в воображаемые страны и миры. И это было столь феерически приятно, что она уходила надолго туда, обретала там плоть и нужность, проживало жизни, порожденные её фантазиями. Внутри неё сбывались мечты тех, кого она поглотила, и это безумие было неудержимо волшебно. Только вот во всех этих снах было нечто общее – не было пути назад. Нельзя было вернуться, прикоснуться к статуе, увидеть её со стороны. Нельзя было снять косу и взять её с собой. Эта нечеткая граница между сном и явью обретала ровные контуры там, где заканчивалась её материальная сущность.
Вермина понимала, что фантом пока что будет слишком слаб, чтобы видеть мир как есть, слишком слаб, чтобы каким-то воздействием на реальность ощутить обратную связь и понять, что это она, и что она в реальном мире. Ей нужно было больше плотной энергии. Она какое-то время пыталась собираться самостоятельно, но раз за разом сталкивалась с одной неумолимой проблемой.
Её сон слишком глубок, восприятие времени слишком притупленно. Связь с плотным миром слишком слаба. Не боги горшки обжигают. Силы внутри не бурлили, они были обращены слишком высоко, они могли поднять, но не могли опустить. Вывод неизбежен:
Чтобы пройти назад, в «невысокую» реальность, нужно поглотить кого-то еще. Мысли об этом уносили демоницу в небеса: ей искренне хотелось этого, и не только, чтобы «жить», но и ради того, что уже успелось быть прожитым и воспринятым. Узнавать все: детские мечты, ошибки, слабости, самые сокровенные тайны, все то, что личность никогда и никому бы не раскрыла, а что-то даже уже и забыла… Перемалывать внутри себя это жадно, с аппетитом, чувствуя, как взгляд учится скользить по хронике назад и вперед, разделяясь и воспринимая это прошлое целиком. Это ощущалось как чтение книги сразу со многих страниц, со многих глав, находя занятным искать общности и закономерности, видеть ситуацию в целом, пренебрегая очередностью изложения, воспринимать сразу и целиком. Она словно сидела за спиной и читала книгу вместе с тем, чью жизнь отражали строки. Читала, плотно вжимаясь в него сзади, слушая его и общаясь с ним, впитывая его позицию, прививая ему свою. Крылья нежно обнимали его, накрывая одеялом, руки ласкали, но лишь поначалу. Затем перехватывали книгу, когда он уставал держать. А затем её сущность раскрывалась, от подбородка до промежности, высвобождая множество маленьких черных рук, в числе которых были её собственные. Они тянули за параллели, за его собственные и привитые ему выводы, давая почувствовать единство, «все есть каждое». Кожа плавилась, отшелушиваясь за ненадобностью и жадно впитываясь вечноголодной сущностью Вермины, укрепляя её собственные оболочки. И когда жертва становилась целиком неотличимой от хищницы, пир заканчивался. Заканчивалось и чтение. Вера бережно хранила эти книги внутри себя, но их общая сущность рвалась к поглощению новых знаний. А там… чтение со многих листов, скользящие взгляды, узнаваемые ситуации. Слишком четкие рисунки.
Она глотала их целиком, от начала истории до конца, коктейлем из событий, переживаний, лиц, образов и окружения. Узнавая мелодии по пяти нотам, узнавая фразы по девяти буквам, воспринимая истории длиной в недели за считанные мгновения. Чуткое чудовище со множеством глаз. Вера хотела получить больше книг, Мина – написать свою собственную. В одном они сходились наверняка – в том, что нужно двигаться и поглощать.
Воплощением этого и была Вермина. Каждая пожранная книга была «её» книгой, но, увы, в них не было ничего нового. Ей просто хотелось бороться со скукой, открывать новые горизонты, узнавать и переосмысливать. И, чтобы понять, как будет ощущать себя такая объединенная сущность, и для того, чтобы её собственная новая книга начала вырисовываться, демоница искала пути к воплощению.
Первые успехи возникли, когда Потрошитель отставил косу. Пожирательница довольно быстро усвоила до конца всех убитых и нехотя смирилась с тем, что пир закончен. Мир, где она была, оказался полон духов, знакомых с ним куда лучше, нежели она сама. Они не были столь безобидными и умели договариваться, и демоница-из-косы скоро осознала, что выйти она сможет не раньше, чем сможет диктовать им условия. «Если ты не уберешься с дороги, я тебя сожру. Если вы решите дать отпор мне вместе – я сожру вас всех».
Возможно, именно провидение заставило тогда Ворлака остановиться и отложить инструмент, перестав кормить Вермину незадолго до того, как она стала бы способна вырваться. Тогда она поначалу ощущала себя преданной, но вскоре смирилась вновь. И принялась создавать свои фантомы снова и снова, формируя их все более удобными.
Плотность неуклонно таяла: высокие думы уносили сущность Вермины вверх, и пожираемые души «снизу» взмывали вместе с ней, лишь поначалу стаскивая её. Подобно тому, как все травы, кусты и деревья росли вверх, стремясь к свету, души также стремились вверх. Когда-то, сращивая души с собой, Вера заставила своих собратьев переполюсоваться и также устремиться к высокому, и теперь баланс был нарушен. Демоница не знала иного выхода, кроме как продолжать питаться и благодарить судьбу за материальную косу, которую та не может увлечь с собой никаким образом.
Фантом, способный только воспринимать, был слаб отсутствием обратной связи. Это не раз и не два увлекало Вермину в миры её собственных фантазий. «Сгущение» и перекачка силы, наделение духа возможностями для коммуникаций оказались работой нескорой и чертовски кропотливой. В конце концов, все было готово к запуску. Оставалась незначительная деталь – свежая жертва.
По удивительному стечению обстоятельств, вскоре Вермина получила её и даже больше. Однако раскрыть карты Ворлаку она смогла гораздо позже. Его захлестывал ураган чистки, вихрь репрессий, направленных на отсечение ненужных направлений у Культа, на обрезание личных интересов его как казалось извечных участников, позволяющих, в конце концов, направить все силы на экспансию и на поиск ключей. Сама демоница так и не могла себе ответить, нужны ли ей эти ключи или нет, есть ли вообще какой-то смысл домогаться до Безымянного, и была готова принять любую позицию, лишь бы эта позиция способствовала её собственному росту. Она не считала Безымянного богом, хотя Кай, видимо, мыслил иначе, а потому расценивала свою возможность стать кем-то большим, чем этот идол. А значит, более полезным Культу и Каю. И значит, нет никакого смысла гнаться за этой эфемерной и неуправляемой фигурой.
Впрочем, Кай охладевал к ней. Он боялся, он начинал обвинять её в изменениях, которые происходили с ним – и, положив руку на сердце, отчасти он был прав. Но только отчасти. Раз за разом переживая ушедшие мгновения, Мина с грустью смотрела в прошлое. Им было весело вместе, и она хотела бы, чтобы это продолжалось. Но болезнь душила мальчишку, а он не мог остановиться и не мог довериться. И, в конце концов, просто ушел, снова оставив её одну.
Но теперь она могла вырваться, могла обрести плоть! И это меняло все. Голод не был настойчив, а единства внутри пока не хватало. Мина знала, что она будет охотиться, это слишком плотно заложено в её сущность, а значит, ей нужно полностью ассимилировать души тех, кто были пойманы – души в основном сильные, но чертовски непокорные и воспринимающие её как врага. Пока что. Она справится, и довольно скоро, это будет сильнейшим толчком в её развитии – и, как всегда, она не станет останавливаться на достигнутом.
Со стороны могло показаться, что коса просто лежала в хранилище, ничего не делая. Но на более тонком уровне она была занята, как никто другой, долгой и столь же страстной, сколь утомительной работой переваривания пожранных душ.
- Зачем я это делаю? - этот вопрос отходил на второй план. Сегодня - из уважения к Каю и его работе, из желания жить, из низменных желаний и возвеличенного осознания того, что она объединяет убивая, помогает вознесению тех, кто тонет от тяжести своих пороков. Вопрос только в том, хватит ли ей сил оставить след в истории, о котором тщеславно мечтала каждая из душ. Сохранит ли она бессмертие и, самое главное, почему духовных сил всех этих людей, всех этих магов, в сумме оказывается так ничтожно мало? Так мало... она не может и сотой доли того, что могли бы сделать они, собравшись вместе. И это угнетало, это заставляло сомневаться в себе, где-то внутри, в глубине, в тайне от "них". Если сама идея их единства неэффективна - что делать тогда? Найти способ их освободить и умереть, воплотиться и сбросить косу в лаву?
Определенно, должна быть какая-то причина, в силу которой она сама вот так возникла в лаве - а значит, у хранителя этой причины есть ответ. И понимание того, отчего у неё так мало, катастрофически мало отдачи, катастрофически мало эффективности по сравнению с потраченными ресурсами, если можно так говорить о живых душах. Если она - возможно, не она, если она, возможно, чужой проект, чужая идея, чужая реализация... тогда снова встает все тот же вопрос:
- Зачем я это делаю?

+2

3

Вот уже много дней все в Культе знали, что Мамочка не в духе. Это никак не проявлялось внешне, но шипение было постоянным, а крысеныши и змееныши, привыкшие к более ласковой версии, теперь старались без особой необходимости не приближаться к магистру. А причиной тому стал щенок, посмевший проявить своеволие, и удрать, никого не предупредив. Это раздражало неимоверно. И дело не в том, что Розе не хватало влияния, нет. Дело в том, что подобные выходки стопорили весь процесс, который только пошел на лад. Щит, что закрывал интересы, занимаясь важными делами, вдруг пропал, оставив сердцевину без поддержки, без защиты. Ко всему прочему люди, почувствовав отсутствие гроссмейстера, начали расслабляться, возвращаясь к старым привычкам ничегонеделания.
   Даже сейчас, собравшись на совете, они вновь занимались болтологией, пренебрегая поставленными целями. Руки железной, властной, что могла без зазрения совести убрать лишних, уже не было. И все это понимали, больше уделяя времени своему, нежели общему, тому, что так хотела Мамочка. И ладно бы это, но вновь начались копошения под ковром, начали плестись интриги и заговоры, и все это вместо того, чтобы продолжать подготовку к экспансии. Магистры беспокоились и задавали неуместные вопросы, на которые у Розы не было ответов.
   - Вы нашли что-нибудь в доме, где обычно бывал Кайлеб Ворлак? - один из верхушки Культа задавал по истине глупые вопросы. Неужели непонятно, что если бы была хоть призрачная надежда, маленькая ниточка, то Мамочка собственноручно притащила бы щенка за шкирку обратно в Культ.
   - К сожалению, все места, где мог бы находится гроссмейстер давно покинуты, а вещей, по которым его можно было бы отследить - нет, - в голосе говорившего не было и тени того самого сожаления, о котором он говорил. Килафин лишь мысленно поморщилась, щенок оказался умен. С одной стороны это было плюсом, все же не зря в свое время Мамочка уделила юнцу свое время, возлагая большие надежды, готовя его и помогая, пусть и тайно, но он должен был понимать, кому стольким обязан. И вот благодарность: марионетка обрезала нити кукловода и растаяла в воздухе. Как только она найдет его, а она его найдет чего бы это ни стоило, отрежет ему ухо, или палец, чтобы в следующий раз подобного не повторилось. Часть тела будет хорошим артефактом поиска.
   - Что будем делать? - и все, как один, обратили свое внимание на темную фигуру, что сидела в уголке и помалкивала. Мамочка примерно представляла о чем каждый из них думал, от того её раздражение становилось еще больше.
  - Я рассберусссь.
   После этого, с позволения сказать, "совета", Мамочка поняла, что тянуть больше не имеет смысла. По всему Альянсу шныряют соглядатаи, собирая всю возможную информацию о пропавшем гроссмейстере, но его след простыл, растворившись в воздухе. Потому ничего не остается как воплотить в жизнь план, что давно укоренился в её голове, тем более для финальной стадии остается всего ничего. Именно по этой причине она направилась в хранилище, собираясь взять необходимые ингредиенты для создания куклы Варлока. А затем можно будет подумать и о наказании непослушного мальчишки.
   Именно этими мыслями руководствовалась Мамочка, проникая в хранилище. Не как вор, но она все же озаботилась тем, чтобы её никто не видел. Не стоило людям знать о том, что готовилось. Войдя в помещение, Роза огляделась, мысленно прикидывая где может находится то, что ей требовалось.
   - Ты мне са вссе заплатишшь, щшенок, - приступив к поискам, Мамочка, по давней привычке, начала разговаривать сама с собой. - А потом я усснаю, чшем ты ссанималсся вссе это время и ты пошжалеешь...
   Магическое чуть сбоило, не позволяя выявить необходимые ингредиенты, больно много успел собрать Ворлак за время своего властвования. Гримуары, свитки, редкие вещества, артефакты - все было заперто здесь, пропитывая магией помещение. Искать приходилось на ощупь, беря в руки то одно, то другое.
[AVA]http://i.imgur.com/CmTDnfp.png[/AVA]

Отредактировано Мамочка (2016-11-13 13:13:18)

+1

4

Прошло несколько дней, может быть, сложившихся в недели. Часы текли слишком занято, впечатлений было неизменно много, книги читались взахлеб. В отсутствие каких-либо потребностей понятие времени становилось все тоньше, все жиже, все менее и менее ясным. В сущности, какая была разница? Что именно все это меняло?
Появление в хранилище кого-то постороннего, с одной стороны, настораживало. Подобно дракону, охраняющему сокровища, Вермина была против любых посягательств на собственность Кайлеба и была готова когтями и зубами защищать его имущество. С другой стороны, подобный визит открывал Вермине двери, и это не могло её не обрадовать.
Чувственная сторона снова выдавала присутствие существа, на первый взгляд характеризуемого как живое, но не совсем идеально живое, повязанное с темными силами и манипуляциями с душой теснее, чем просто обыватель, даже пусть трижды дипломированный чароплет. Конечно, Мина уже была знакома с такой породой существ, среди Культа подобное присутствие создавали некоторые, и все же дружелюбия внутри это как-то не прибавляло.
Складывая два и два, Вермина сошлась на мнении, что этим существом вполне может быть неоднократно упоминаемая Кайлебом "Мамочка", а это уже давало какую-то надежду на лучшее. К лучшему относилось, во-первых, ощущение правоты вошедшего: он не будет пытаться убежать, замести следы, уничтожить свидетелей. Во-вторых, судя по мыслям некроманта, он не считал эту даму кем-то, действующим категорически вразрез с его собственными интересами, она не проявляла алчности буржуа и коррумпированности власть имущих в той мере, чтобы казалось бы преданной Каю демонице имело смысл её бояться.
Мина выбрала неплотный призрачный облик Веры, дополненный всеми прочими стилистическими качествами: медноволосая рогатая девушка в аккуратных круглых очках и множественными веснушками на лице, приталенной робой заклинателя, чем-то похожей на махровый халат, чуть-чуть висящая над землей, так, что внимательный взгляд мог бы уловить отблеск ухоженных копыт на ногах. Улыбаясь довольно мило гостье, призрачная фигура держала перед собой столь же призрачную книгу, по которой бежали страницы биографии одного из культистов и от которой крайне не хотелось отрываться. В конце концов, она успеет и там, и там. Подняв взгляд, воплотившаяся где-то на краю периферийного зрения демоница услужливо осведомилась:
- Уважаемая Роза, я могу вам как-то помочь?

Отредактировано Вермина (2016-11-19 22:04:09)

+1

5

Сбитое чутье для Мамочки похоже на отсутствия глаз у любого разумного, или отсутствие обоняния для ульва. Она была своеобразной калекой, находясь в этом помещении, но выбор был незначителен: либо она сейчас претворяет свой план в жизнь, либо же можно спокойно паковать вещи и отправляться на поиски щенка, потому что без него все планы, все великие цели летели в бездну к Фойрру. Поглощенная своими мыслями, ослепленная и оглушенная своим же шепотом, Роза не заметила появление нового действующего лица, но когда её назвали по имени, тело среагировало само.
   Самое главное правило любого некроманта - это иметь длинные ноги и не сбитую дыхалку, потому что проще убежать с поля боя, чтобы потом вернуться и отомстить, а не сложить свою голову там, среди поднятых, и быть поднятым самому. Но, в сложившихся условия, правило номер один не работало - помещение маленькое, бежать некуда, а привлекать внимание своими трепыханиями не соответствовало поставленным целям. Потому в ход вступил пункт второй неписанного закона, которым Мамочка в своей первой жизни руководствовалась - сначала бей, потом беги. Молниеносно активировав артефакт, дарующий щит, с пальцев тут же слетело "Изгнание", направленное в сторону незваного гостя. Применять что-то более серьезное Роза не решилась, закономерно рассудив, что не знает как отреагируют собранные ценности на волшбу. Уничтожать с таким трудом добытые экземпляры не хотелось, а уж объясняться потом перед магистрами - тем более. К тому же, она прекрасно знала, что в хранилище не может проникнуть никто посторонний, так что единственным предположением было то, что один из "коллег" поставил сторожа, а лишние уши и глаза Мамочке тоже ни к чему.
   - Сссстранно, ушшш не думала, чшто кто-то догадаетсся поссставить сюда такого ссстранного сссоглядатая, - раздраженно пробормотала Килафин себе под нос, теперь уже анализируя только что произошедшее. Кто бы ни был тот сумасшедший, посмевший оставить существо внутри хранилища, он был глуп. Никогда нельзя оставлять следов своего присутствия, магического ли, физического - это ведет к крайне неприятным последствиям. Второе, что неприятно поразило Килафин, это знание существом её имени. О, Мамочка не обманывалась призрачным обликом, уж кому, как не ей знать, что внешность бывает обманчива - она яркий тому пример. Потому, она все еще стояла на том самом месте, где вопрос застал её врасплох - тут действовало правило номер три - никогда не показывай никому свою спину, пока не убедишься в том, что оппонент мертв. Просто потому, что бывший друг вполне может быть прекрасным врагом, что не побоится вонзить клинок тебе в лопатку. А это тело, пусть и одряхлевшее со временем, Мамочка ценила, да и подходящей замены она пока не нашла, потому была очень трепетна в отношении своей оболочки.
   - Единственное, чшто можшет мне помочшь, так это тело Кайлеба Ворлака в прямой досступности, а ешще лучшше, ессли оно будет заковано в кандалы, чштобы дернутсся не ссссмел без разресшения, - пробормотала Мамочка, отвечая на вопрос. Побывав личем, она не могла не ответить, потому что в той "не жизни" загадок было слишком много, а ответов слишком мало. Раздражение накапливалось.
[AVA]http://i.imgur.com/CmTDnfp.png[/AVA]

+1

6

Вообще говоря, Мина была бы весьма наивна, если бы всерьез предполагала, что застигнутый врасплох человек в гордом одиночестве не попытается защититься. Может быть, будучи предельно в своей тарелке в толпе своих сподвижников человек и мог бы оставаться в покое, когда кто-то появляется за его спиной и обращается к нему, но уж явно не колдунья, прокравшаяся одна в старый чулан. Да, пускай ей можно сюда заходить, пускай у неё есть ключи, все-таки она не тот гость, который был бы рад публичной огласке, да и не тот гость, которого нельзя было аккуратно закопать прямо здесь за излишне длинный нос. Все-таки эти странные существа, составляющие "элиту", всегда были недостаточно мотивированы двигаться к чему-то высокому, зато отлично умели наживаться на чем-то высоком, легко кооперируясь друг с другом и столь же легко устраняя конкурентов. Это они, птицы, казалось бы, высокого полета, постоянно цапались друг с другом и параноили насчет друг друга, что безумно, безумно раздражало. Ведь, в сущности, это такие люди, как они с Ворлаком, двигают мир, заставляют шарик крутиться, откуда эта оголтелая неприязнь, эти попытки подсидеть и подставить, разменять друг друга как можно дороже?
Ошеломленная заклинанием, демоница отстранилась, начав на мгновение терять контроль над собой, но вскоре кое-как собралась с мыслями и сосредоточилась на поддержанием своего образа на весу. Выглядело это весьма странно, словно легкие разводы побежали по её образу, наподобие марева, однако тут же прекратились. Восстановив контроль, Вермина дослушала то, что говорила Мамочка, про себя считая, что хотя бы в этом они с ней сходятся: им обоим кровь из носу нужен Кайлеб.
- Уважаемая Роза, как вы сами можете видеть, мессира здесь не наблюдается, - отдала честь капитану демоница, вместе с тем справедливо рассудив, что, если ей нужен только Кай, то ловить здесь нечего, - и мне тоже здесь весьма, весьма одиноко без него. Приходится торчать здесь целыми днями без дела... А что, "они" совсем от рук отбились?
Вермина говорила не со знанием дела, нет, ей неведомы были тонкости и нюансы всего, что происходило в высших кругах Культа, однако, она все же надеялась тем самым создать некоторые свойские отношения с Мамочкой на уровне "вот есть мы - а вот они". И слово "они", исчерпывающее, одновременно и точное как указатель, и расплывчатое как определение, было, по мнению Веры, лучшим выбором.

+1

7

Чем дольше Мамочка жила на свете, тем больше понимала, что даже её жизни, в теории - вечной, не хватит на то, чтобы изучить все выверты мира. И это печалило. Роза Килафин видела, что "Изгнание" не причинило соглядатаю особого вреда, но и он не стремился нападать в ответ. Это радовало. Не хотелось бы Мамочке выпускать свои клыки, ведь в данном помещении слишком много ценных ингредиентов. Да и игнорировать тоже не получится - слишком мало информации, чтобы судить о целях и возможностях фантома. Отвернешься - и ты уже без головы, без тела, и без возможности обрести его в ближайшем будущем. Такого магистр для себя не желала, потому и не спускала глаз с призрачной девочки, что была довольно осведомлена о некоторых моментах.
   - "Мессира" нигде не набладетссся, - будто выплюнула почетное звание из своего рта. Для Розы мальчишка навсегда останется щенком, что беспардонно гадит в чистом доме, мало задумываясь о том, что делает. С одной стороны, это хорошо: чем меньше у щита мозгов, тем лучше он будет защищать, не отвлекаясь на пространные размышления "кто?", "почему?", "зачем?", а вот с другой... Если псу не привить должного воспитания, он никогда не сможет стать охотничьей собакой, навсегда оставшись лишь бесполезной дворняжкой, что не жаль пнуть в бок.
   Слишком долго жила Мамочка на свете, чтобы попадаться на различного вида психологические трюки. Она играла жизнями, так же как и разумами, оплетая человека тенетами, будто паук. Одно лишнее слово там, акцент здесь - и вся переданная информация резко меняет колер, окрашиваясь в тот цвет, что тебе нужен. К тому же, профессиональная паранойя никогда не позволит откровенно беседовать даже с коллегой, не то, что с непонятным фантомом. Хотя, стоит признать, Мамочке уже становилось интересно. Вполне может быть, что щенок умудрился в рукаве спрятать козырь да и позабыть о нем. От Ворлака этого вполне можно ожидать.
   - "Они" в порядке, в полном. Такими же, как и были изначально, - пришлось пойти на риск и рассказать чуть более, чем следовало. Фантом был интересен, но время поджимало и Мамочке хотелось уже начать действовать. Не выпуская из виду девочку, магистр стала внимательно оглядываться по сторонам, пытаясь приметить то, что искала, но никак не могла найти. В ближайшем доступе были лишь травы, книги, камни, но это все не то, этого мало для её нового творения, её шедевра, или очередного провала. До селе, никто из её коллег, не только и не столько некромантов, как зачарователей, не пытался создавать куклу, похожую на живого человека, да еще и попытаться вложить в неё характер и привычки, но не личность. Если эксперимент удастся, то он принесет Мамочке выгоду и на время снимет головную боль. Если же нет, то Кайлеб Варлок не досчитается некоторых органов.
   Девочка мешала ровно на столько же, насколько привлекала внимание. Перебирая в голове возможные варианты такого соседства с артефактами, Мамочка лишь больше приходила к выводу, что пусть призрак и мирный, по крайней мере пока, но он слишком мешает. Не дает выполнить желаемое, отвлекает разговорами, пытается что-то выведать. Было бы хорошо, если она была особого вида проклятие, направленное на Кайлеба, желательно еще и с каким-нибудь нехорошим последствием, чтобы этому мальчишке объятия Мамочки раем показались, по сравнению с фантомом. Но информации было мало. Слишком мало.
   - А вы кто?

[AVA]http://i.imgur.com/CmTDnfp.png[/AVA]

+1

8

Поправив очки, призрачная демоница продолжила смотреть на гостью необычайно строго. Что-то внутри подсказывало, что бесполезно говорить ей о совести. Вообще, до чего обидно, практически всем существам вокруг нет никакого дела до совести, особенно тем, кто чего-то достиг. А тем, кому есть, для тех Вермина - скорее всего - будет абсолютно бездушным монстром, недостойным ни понимания, ни существования. Такая выходит диалектика бытия пожинательницей.
Однако, если нужно поставить себя над другими, если нужно надавить на их ошибки, на их вину, здесь нет никакого экстраординарного искусства. Пусть нет совести, есть гордость, есть опыт, есть профессионализм. Цокнув языком в ответ на реплику, Вера тут же ввернула свои пять копеек.
- Такими же, как и были изначально? - переспросила она с назидательным тоном, - мы с мессиром провели неплохую чистку кадров, так что вам должно быть как-то попроще, госпожа Килафин. Все равно не справляетесь?
Где-то внутри демоница довольно сыто вспоминала о чистке и её очевидных последствиях, о череде операций, кровавых операций, в которых она неизменно получала свою долю. Сейчас ей хотелось брать и действовать дальше, только вот к чему это приведет в ближайшей перспективе - оставалось загадкой. Впрочем, вовсе не политические последствия беспокоили Мину, совсем не они. Важен был способ вырваться и, если Роза может ей с этим подсобить, то нужно будет помочь ей чем получится. Это примерно как "подкупить и использовать", только безо всякого злого умысла, без мысленного унижения партнера и внешнего пресмыкания. Без этой мишуры, которую собеседница, наверное, уже должна распознавать. Зато с совестью. Среди прочих духовных качеств, совесть отличается живучестью и аддитивностью между душами, и, наверное, только четкой и разумной идеологической подкованностью Вермина могла сохранять целостность, подавляя это сильное чувство, способное расширять каждую трещинку во внутреннем ансамбле сущностей.
В сухом остатке, сейчас она была готова предложить свои услуги некромантессе, однако, полагая ту довольно расчетливой, знала, что каждый уступленный грош обойдется самой Вермине втридорога. И старалась пока что выставить себя верной приспешницей... а можно даже и силой, стоящей за Каем. Впрочем, для последнего нет на уме подходящего убедительного вранья: что за Главный Злодей, который сидит в чулане и толком-то выйти сам не может?
Разведя руками на последовавший вопрос, демоница сложила ладони и уверенно подалась вперед, настойчиво и убедительно заверяя:
- Меня зовут Вера, и я искренне хочу вам помочь, - в сущности, а что еще тут можно делать? Скука дает о себе знать... беспощадно.

+1

9

Колдунья пожевала оползающую по мере приближения старости щёку изнутри, не выходя из настороженной (боевой) позы. Её заклинание не сработало, как она полагала, и фантом не атаковал, так что первое предположение об угрозе не было верным, однако ж ослаблять бдительность не стоило.
У Розы было множество причин, по которым она поддержала Кайлеба Ворлака, большая часть из них, в отличие от тогдашнего состава магистров вокруг сидящего слишком тепло и долго в кресле прошлого гроссмейстера – в основном не политические, но практические. В ригидности и меркантильности Культа сильно не хватало движущей силы. Хаоса, беззаветной преданности чему-то, готовности сложить голову. Розе, не менее, если не более расчётливой и руководствующейся холодным рациональным разумом, нежели любой другой некромант, нужен был такой фанатик, которому под правильным соусом можно было продать и необходимость продолжать исследования в Лунных землях, и растущие расходы на её нужды, а не на попытки родичей Вольсфордов переподелить свои шахты и шёлковые рощи рэкетом и подкупами, и, конечно, втемяшить влезть на баррикады. С этой точки зрения анархист-самоучка с тоннами покупающих таких же дурачков харизмы, сын прославленного генерала из Пантендора, Ворлак её устраивал. Особенно когда он открыл необычное для такого неразумного и нерадивого по меркам некромантов юнца понимание пространственно-временных манипуляций и начал набирать вместо трусливых, зато живучих, как тараканы, адептов магии иногда магией не одарённых, зато умелых в бою и воровстве налётчиков. Это тоже было хорошо, культистам с их растущими аппетитами нужна была мобильность, а Розе – маг пространства, с которым можно было объединить магические резервы для создания серьёзных стратегических чар. Чего она принимать не желала – излишнюю самостоятельность, с которой действовал новый гроссмейстер. И его паранойя, и чистка интриганов зашла слишком далеко.
Замечание незнакомки чаровница проглотила, внешне даже не морщась, но в воображении сплёвывая в кулачок наворачивающийся на язык яд. Она не знала, кто это. Не знала, что это. В этом состояла большая проблема. Целый комплекс проблем.
Я не это с-с-спрашиваю, – ворчливо процедила Мамочка, обходя фантом по широкой дуге, не касаясь её вместе с куполом пока что обнимающего её зеленоватым сиянием щита не задевая эту "Веру". Она и так была уверена: плоти не было. Ощущения привидения не было. Ощущения живого существа даже не было. Очень странное, ни прохладное, ни тёплое, знакомое, близкое – к чему? Не вспомнить, но в омутах забвения шевельнулось недоверчиво подозрение. – Меня не интерес-сует, как тебя с-с-зовут, каков твой любимый ц-с-свет и чай с какими травами пьёт твоя мама. Меня интересует, кто ты, что ты. Откуда с-с-знаешь моё имя, если его не с-с-знает даже Ворлак.
Глаза с дрябловатыми от недосыпа и неухоженности мешками сузились в две искрящие холодом щёлки, Роза посмотрела глаза в глаза девице, всё ещё пытаясь понять, что это. Ей очень не хватало пространственного магического зрения, как у их "мессира", о да. Но кое-что женщина знала точно. И один переведённый взгляд в сторону решил всё.
То, что она искала, не зная, что оно здесь, было рядом.
Какой с-с-знакомый узор, – пробормотала она, глядя на чехол от ворлаковской косы, выглядывающий чёрной махиной среди обыкновенных заряженных электрическими разрядами посохов павших учеников. Женщина стремительно подошла и выхватила его, как будто поднимала небольшую книгу: в руках пока были силы, а жуткая коса… весила подозрительно легко для её размеров и предполагаемых артефактором заклинаний.
"Любопытно".
Что ещё более любопытно было: почему знаменитое оружие Ворлак оставил позади, ей на радость, а не перепрятал? Вещь в руках буквально лучилась силой и была по ощущениям даже сквозь все ограничители с подписями чародеев знакомой, знакомой, похожей на…
Ты не нежить и не астральная проекция этого балбеса, верно, Вера? – тон был утвердительным, не оставлял даже места для возражения. – Давай начистоту: что ты ещё знаешь о Культе и его членах и что ты знаешь о том, где шляется его глава, когда он мне нужен?

[AVA]http://i.imgur.com/CmTDnfp.png[/AVA]

+1

10

Выражение на лице фантома стало немного обиженным, когда Мамочка в подробностях объяснила, что именно её не интересует. Мина сложила руки и надула губки, сердито глядя перед собой. Возможно, Мина была вполне искренней, но доминировала сейчас Вера, и сейчас создавала напускную эмоциональность, лёгкость, искренность общения, свойственную существу, уверенному в себе.
Вермина не была уверена в себе сейчас.
- Вообще-то Ворлак в курсе, - серьёзно заметила Вера, чуть-чуть приподняв подбородок. И почти сразу оттаяла, расплываясь в жутковатой улыбке, полной неловкости и по-детски беззлобной радости от удавшейся шалости. Гостья увидела косу. Гостья тянется к косе. Гостья берёт косу в руки...
- Верно, госпожа Килафин, - ответила Вера и сотни разных голосов вторили ей, раздаваясь во всех уголках сознания. Мужские, женские, сохранившие остатки уникальности, но потерявшие подлинную индивидуальность. Они сливались в единой, металлический ансамбль, образуя тональности звучания, недоступные ни человеческому голосу, ни связкам иным представителям смертных рас. "Наверное, нынешняя магия уже дошла до того, чтобы создавать такие эффекты с лёгкостью", - предположила про себя Мина, - "вот только некромантесса весьма бдительная и вряд ли бы позволила так себя разыграть".
- Я знаю о Культе больше, чем кто бы то ни было другой, - звенящим многоголосьем произнесла Вера, улыбаясь во весь рот и бесцеремонно сближаясь с некромантессой. Все известные ей принципы защитной магии предполагали также защиту от дурака, от вреда, которую заклинатель может причинить себе и своему обмундированию. И сейчас, когда Роза самолично пропустила истинную Вермину сквозь все барьеры, они не отреагируют и никак не помешают фантому приблизиться.
"Ааа! Как же здорово!" - ментальный голос Мины перекрывал всё. Она просто балдела от возможностей, и от того, как всё удачно складывается, как можно строить диалог не сразу с позиций "ой, добренькая тётя, освободите злого демона из тёмного чулана, обещаю вас за это не есть", а с совсем иных. Вера даже сорвала очки с лица, на ходу слегка преображаясь и уступая ведущую роль облика Мине.
- Значит, ты хочешь знать, где сейчас Кайлеб Ворлак? - вкрадчиво спросила демоница, пытаясь опустить одну руку на рукоять косы, едва касаясь ладони Мамочки, а другую положить той на плечо. О да, она читала о таких сценах в книгах, много читала... Могущественный дух вопрошает смертного, испытывая его решимость и волю. А тот находится с мыслями и отвечает... что она ответит? В то время как воодушевлённая Мина предавалась фантазиям о следующем мгновении, отошедшая на задний план Вера была более прагматичной.
Существовала одна объективная загвоздка - сама Вермина была ни сном ни духом насчёт того, куда делся её недавний господин. И её этот вопрос беспокоил, прямо скажем, ничуть не меньше. И лезущая со своим пафосом Мина, которая могла бы просто сказать "Я не знаю, давай искать вместе?", казалось, намеренно саботирует дело. Ведь одно дело - наслаждаться реакцией какой-либо смертного, и совсем другое - считать, что столь же книжно будет испугана эта немолодая бессмертная.

+1

11

Роза была готова закатить глаза. Безымянный, да ей попалась притворщица и показушница, как и Ворлак, так и хочется взять вот этими руками за горло, было б оно материальное, сжать пальцы, и… приголубить изо всех сил. Но Мамочка умна, мудра, терпелива и крайне снисходительна. И привычна к некоторому градусу непредсказуемого гуано, происходящего периодически с даже самым блестящим испытателем чар, чтобы даже не вздёргивать бровь, если не захочет её вздёрнуть.
Полагаю, ответ на мой вопрос нашёл себя с-сам, – произнесла колдунья, встречая движение фантома сквозь свои читы с незыблемым спокойствием в лице и унынием в мягко подрагивающей от слов щеке, которая по окончанию фразы сложилась в косую не то ухмылку, не то недовольную скобку – не понять. Внутри Роза ставила на своё сознание воображаемые барьеры, ничто для псионика, но хорошее психологическое подспорье от своих нервов и сомнений.
А ты, коса, сможешь его найти? – повернула лицо к фантому женщина. Равнодушие в глазах, равнодушие и немного унылого пренебрежения в лице. Некромант, банальный, типичный, прожжённый в своём бездушии и прагматизме некромант. Удивительно ли, что профильных демонологов среди тёмных магов Альянса было так мало, если большая часть одарённых выбирала стезю трупов и всепоглощающего могильного холода. Ни юмора, ни эмоции, ни витиеватой, пропахшей обманом, вежливости. Или такова была лишь оболочка? – Я слышала много страшных историй про Потрошителя и его косу и видела, как на твоём лезвии исчезает кровь провинившихся раз или два, но верить в твоё всесилие?
Губы Розы дёрнулись в неприятную и невесёлую улыбочку, на миг, будто говоря: "не-а, сомневаюсь". Жилистые руки крутанули косу в чехле, уравнивая весы превосходства в разговоре простым жестом. Роза – живой маг-артефактор. Уж на вещь она точно управу найдёт.
Раз уж ты знаешь про Культ, ты должна понимать, что тот прекрасный механизм, который мы с этим мясником из Пантендора собрали, не работает без него, как центральной шестерни. Я хочу знать хотя бы, где лежит его тело: восстановленные лицо и голосовые связки и я почти довольна. А теперь
В первые годы их знакомства Ворлак нередко делал в руках своей жуткой косой мельницу, чем завораживал наиболее падких на шоу и стиль культистов. Сейчас Мамочка повторила трюк, хотя её руки в локтях были не столь юны, а в плечах – сильны и длинны для трюка. Закончив мельницу, колдунья взяла чехол на две ладони и, подкинув, стремительно выбросила косу за пределы щита, на красивый резной стол в центре комнаты, где толпились связки редких учебных свитков, испорченные ониксовые кубки, отравленные алхимической субстанцией и дающие теперь противоположный выявляющему яды эффект, и прочие сокровища хранилища.
Проверить гипотезу.
Когда и каким образом ты здесь оказалась и где твой добрый друг с тобой расстался, будь добра рассказать.

[AVA]http://i.imgur.com/CmTDnfp.png[/AVA]

Отредактировано Изувер (2017-10-25 21:02:13)

0

12

Вермина отпрянула.
"Ну, я же тебе говорила!" - произнесла на задворках сознания Вера, всё ещё радуясь своей правоте, как ещё один ребёнок. Да, говорила, но толку с того. Женщину закономерно ничего не пронимает.
Сначала демонице захотелось избежать разговора. Как можно скорее вырваться. Уверенно кивнуть, что она знает как его найти, и уйти его искать. Вполне возможно, поисков в ходе её операции будет не так уж и много, но есть вещи куда важнее. Бессмысленно проводить аналогию с шахматами: это игра в одни ворота. Время всегда играет на стороне Вермины, проблема лишь в том, что черепашьим шагом можно многих пропустить вперёд. Демоница знала, что прогресс вокруг неё идёт семимильными шагами и всегда будет набирать обороты. И что в гонке, которую она устроила, она уже дала миру непростительно большую фору.
"Боги рождались и гибли, пока я торчала в скале!" - необычно ясно сказала себе Мина, всматриваясь в собеседницу немигающими глазами и чуть-чуть отступая. Вермина не могла повредить проекции самой себя, но ощущать подобные стремительные соприкосновения было всё равно неприятно.
- Патен... Пантендорский мясник? - Вермина почему-то залипла на эту фразу. "Мясник из Пантендора". Нет, она слышала, и не раз, но никогда не ассоциировала. Не ощущала в этом чего-то, что напоминало бы о Ворлаке. Кай был для неё скорее жертвой, загнанной овечкой, и далеко не главным его кошмаром была она. По сути, ей приходилось пользоваться имеющимся, потому что идти с ним на более честное сосуществование было банально опасно для неё самой.
Когда коса была брошена, фантом уже стоял за пределами щита. Она осторожно подошла к неловко упавшей косе, напряжённо глядя на собеседницу. Вера ещё не успела затребовать контроль, а Мина уже нацепила на себя новую маску.
- Ох, госпожа Килафин, - та развела руками, - толку вам с мертвеца? Неужели культисты не поймут, что перед ними кукла? Рассчитываете успешно изобразить его? Вы его плохо знаете. Всё подчинение Кайлебу держится на балансе и расчётливости и взбалмошности в его характере. Любая неосторожность - и цепные волки сами порвут его на куски.
Вермина деловито жестикулировала, улыбаясь собеседнице. Почему-то она решила, что будет куда безопаснее, если Мамочка не будет знать о смерти Ворлака. Она беспокоилась о его судьбе, о его безопасности, этот заблудший щеночек, хоть и бросил её, но обязательно вернётся. Период злости давно прошёл, его заместила тоска.
- Но мы всё-таки можем эффективно подменить его, - мягко продолжила мысль демоница, осторожно коснувшись кончиком пальцев своих губ, - правда, ни мне без вас, ни вам без меня это не по плечу...
Истошно матерясь на языке демонов, Вера перехватила управление в свои руки. Некогда плавные жесты стали куда более дёргаными, слова - также.
- В общем, Роза, важно тут вот что: у меня есть решение. И в совокупности факторов, поддающихся моим аналитическим способностям, я считаю это решение наиболее оптимальным для спокойного продолжения твоей профессиональной деятельности, но и в избыточной степени устраивающим меня, чтобы мне имело смысл что-то делать за твоей спиной. Кроме того, наша взаимная синергия может оказаться выше в силу высокой степени образованности каждой из нас.
Вера просияла. Действительно, учитывая совокупность всех знаний, так или иначе собранных в ней, она вполне могла бы сойти за маленькую библиотеку, а возможность создавать параллельные ментальные задачи практически гарантировала высокую скорость нахождения нужных знаний.
"Кстати, а почему бы и мне не заняться наукой?" - внезапно серьёзно спросила Вера.
"Потому что я голодна", - вобрав в себя все прочие голоса, ответила единая сущность.
- Если ты не против меня выслушать, достань пожалуйста меня из чехла, - попросила Вермина без какой-либо задней мысли. Этот футляр ограничивал её, мешал воспринимать мир вокруг и поддерживать фантом более стабильным. Во многом это было просьбой проявить жест доверия. Конечно, Мамочка могла бы и отказать, но это бы точно значило, что однажды - причём довольно скоро - её придётся устранить.

+1

13

Роза неприятно ухмыльнулась, как и многие некроманты – ртом и лукавыми складочками на щеках, но эта улыбка никак не доходила до холодных глаз.
Ты же так много знаешь – наверняка знаешь, что мы говорим о необычном экземпляре некроманта, которого из родного города за нехватку святости выставили. Или нет?
У Розы, одной из главных интересантов кампании в Лунных землях, во время которой рыжего с косой (коса появилась чуть позже) рекрутировали, на него в тайнике тайника в битком набитом ящике письменного стола лежало педантично составленное личное дело: весь компромат, все мотиваторы, все достижения, в том числе на поприще в прорубании дороги наверх по трупам "своих". Сегодня его предстояло ещё немного дополнить, а то и завести ещё одну папочку, как делают хорошие бюрократы и пауки вроде Мамочки.
Она сложила руки на груди, хрустя толстыми (и полными каких-то сюрпризов, несомненно) рукавами, и спокойно наблюдала за действиями фантомной сущности косы. В голове Розы неторопливо и чётко, под обычное восприятие разговора, щёлкали мысли, как у казначея большой торговой или наёмной компании щёлкает абак в преддверии большого контракта. Она перебирала известные ей факты о разумных артефактах и душах, прикидывая происхождение косы и пределы могущества. Ей было уже немного жаль, что шесть или семь лет назад она приняла раз и повторяла решение оставить столь символичное оружие в руках боевика, не изучив досконально его свойства. Почему она не смутилась на запрос о чехле? Ах, да, она была, вероятно, слишком занята изучением знакомого Ключа и его великолепных свойств, которые в полной мере этой весной оценят жители западного Остебена. Достать. Бы. Ворлака. Ей нужен мистик для написания свитков телепортации, причём мистик с хорошим знакомством с Лунными землями и южными Степями Безмолвия, личным, а не по карте. То есть Ворлак, чума и холера и будь он трижды неладен!
Я бы предпочла его в живом состоянии и с магическими способностями, но при неимении лучшего хорошо поющая в его манере марионетка – тоже пойдёт, – сказала Роза, чуть наклоняя голову, как выглядывающая что-то в темноте (еду) сова. Она слышала лукавство в голосе заточённой в артефакте девицы, чувствовала, что та действительно знает, но не торопилась вскрывать свою руку. Мало ли, может, Кайлеб на свою косу упал, когда она сменила лояльность в пользу третьей стороны. Разумные артефакты были именно оттого редки, что обладали своей волей и индивидуальностью: их создавали обладатели недюжинного ума, который часто ходит рука об руку с минимальной сознательностью поступков, и использовали осторожно. Взять хотя бы филактерию лича…
Я слышу термины из фолиантов по магии, которые Ворлак несколько лет назад читал, – хмыкнула Мамочка, как будто принимала экзамен у студента в Лейдерской школе и видела минимальный проходной уровень. Допустим, она верила в близкое знакомство разумной вещи с пропавшим хозяином. Что ещё? – И я допускаю тебя полезной как ты есть: в конце концов, ты устрашающий символ той кровавой бани, которую вы устроили в прошлом году.
С этими словами женщина, с уже рассеявшимся щитом, но без сомнений, элегантно от бедра сделала несколько шагов, наклонилась, подняла косу и положила на плечо и обняла локтем. Коса всё ещё была в чехле и Роза чувствовала его, пусть и отчасти истощившуюся, но всё ещё весьма реальную сдерживающую силу.
Если подумать, я могу даже явиться с тобой даже в чехле в руках на Совет и объявить себя новым гроссмейстером, и посмотрим, кто из оставшихся там сопляков и трусливых сибаритов что скажет против моего выдвижения. Но мне не нужен пост и направленные в моё сердце, спину и горло бесчисленные кинжалы во тьме, которые с ним идут как с невестой приданое. Мне нужен Ворлак, на Совете и в поле с его головорезами, ищущий новых сомнительных и неожиданных союзников, о которых они, – она кивнула куда-то назад и вверх, явно имея в виду упомянутых магистров Культа, – или я не можем или не хотим хлопотать. Мне нужны его документы, пароли и явки, которые он использовал, чтобы я могла хотя бы отчасти закрыть эту дыру в нашей организации, хотя от чёрных рубашек и ленивых бюрократов без устращающего как цербер психа над ними всё равно толку будет мало. Расскажи мне, как ты можешь дать мне хоть один пункт из того, что я хочу, и я справедливо вознагражу тебя за каждый.
[AVA]http://i.imgur.com/CmTDnfp.png[/AVA]

Отредактировано Изувер (2017-10-27 02:39:34)

+1

14

"Ты бы предпочла, да?" - подумала про себя Вермина, усмехаясь. Она понимала в иерархии людей не то, чтобы всё, но самое важное: у кого есть власть, тот прав. У этой особы не хватит таланта управлять Каем, да и смысла в этом мало. Не она будет его иметь, а скорее всего он её. Хотя, учитывая внешность госпожи Килафин, вряд ли он на такое пойдёт...
Мина улыбнулась, со спокойным лицом слушая некромантессу. Ага, всё понятно - тебя зажали, весь конструктив пропал, всем плевать на твои интересы. И мало того, в любой момент толпа головорезов может вломиться в твою лабораторию. И неважно, насколько ты лучше дюжины, сотня тебя растопчет. Да-да, мышку загнали в угол, вот она и храбрится. Даже нелепое замечание про "объявить себя новым гроссмейстером", по мнению Мины, было не более чем попыткой даже не запугать косу, но приободрить себя. "Я могу, ситуация под контролем..." - "Дорогая, ты же знаешь, что это не так, иначе бы ты так активно сюда не ломилась и не просила помощи у призрака артефакта".
"Переводим с языка снобов: "допускаю полезной" - это "нуждаюсь в помощи"".
Мина бесцеремонно залезла на стол, куда только что было брошено её вместилище. Затем начала извиваться и потягиваться, демонстрируя роскошную фигуру и легкомысленное отношение к происходящему. В конце концов, если госпожа Килафин действительно такой сноб, то лучше казаться глупой, но полезной. Для умудрённой старухи - коей, в сущности, Роза и являлась - беспокойство о внешности, как и излишняя сексуальность, были признаками юности и недалёкого ума.
"В общем-то, она в чём-то права", - съязвила в мыслях Вера, принимая, однако, целесообразность такого кривлянья. И только в самом конце она внезапно включилась в разговор и максимально серьёзно уставилась на Розу.
"Халява. Еда. Еда. Халява. Приключения. Еда!" - раздалось это в её сознании, на мгновение оглушившее саму демоницу и заставившую так вот сидеть и смотреть пустым взглядом перед собой.
- Не выйдет, - серьёзно заметила Вера, взявшая управление над фантомом. Она тут же потеряла часть плавности движений и немного неуклюже развела руками, демонстрируя неловкость от сделанного ей предложения, - в действительности всё наоборот. Пока я не могу добиться большей материальности, - с этими словами она провела ладонью по бедру, едва-едва коснувшись кончиками пальцев промежности, - толку с меня? Допустим, я могла бы исполнить вашу просьбу, принять облик Кая, удачно изображать его и даже не бояться кинжалов в спину в силу очевидных нам с вами обстоятельств. В общем, помочь вам достичь ваших целей не прилагая руку к управлению. Jawohl!
- Но если я не смогу при этом даже поднять кружку, - театрально смеясь, продолжила демоница, - не говоря уж о том, чтобы свернуть шею какому-нибудь зарвавшемуся бандиту, то кто же поверит в реальность такого Кая? Мне не нужна награда за невыполнимую миссию, госпожа Килафин. Если мы хотим чего-то достичь, то вам придётся вложиться первой.
Вермина сначала свесила ноги со стола, затем закинула одну ногу на другую, потянулась совсем по-кошачьи, выпрямилась и облизнула губы в ожидании ответа. Вера внутри брыкалась и рвалась рассказать Розе о том, какая она полезная и почему именно Мина не будет бить ей в спину никак и никогда, но объединённая сущность понимала, что слишком быстрая смена мыслей и моделей поведения может привести некромантессу к в общем-то в какой-то мере справедливой мысли о шизофрении. А шизофреники в мире смертных отличались непредсказуемостью и были опасны. Лучше выглядеть пускай и разносторонней, и склонной к спонтанным перепадам настроения, но хотя бы цельной.

+1

15

Мамочка выгнула бровь ещё круче, сухая кожа на лбу натянулась в тонкие глубокие складки, как присобранные гардины. Представление и сказанные слова прокручивались в её голове медленно, отбивая мерный ритм. И если три столетия назад она, ну, чисто из-за эстетики зрелища, пустила бы тихо на призрачную девицу слюну, то теперь оценивала её так, как оценивают породистых лошадей перед ставкой на скачки. В крайнем случае, если даже затея с Кайлебом не выйдет, можно спустить её как полуматериальную убийцу, хотя тут такой вопрос ещё есть – контроль. Судя по поведению и манерности – демоница, что только следует обыкновенной логике одушевлённых вещей: это демоны разделяют свои тела и душу, чтобы получить больше силы, а продолженное существование в подлунном мире в неживом носителе лучше, чем долгое бестелесное блуждание где-то среди камней и пепельных столбов в Бездне, которой они называют свой загробный мир, из которого их призывают некроманты порой. Демоница – это своевольно, опасно и абсолютно в характере Ворлака, но не Розы Килафин.
Нет, нет, всё лучше, чем ничего.
По крайней мере, с ней так торговцы редкими компонентами с чёрного рынка не торговались, значит, откопанное ей сокровище знает себе цену. Если не переоценивает.
И что же тебе нужно, чтобы обрести эту материальность, хоть на время? Жертвы? С-сколько в с-сотнях и тыс-сячах? – голос Розы не менялся с буднично-делового, но нотка насмешливости снова сменилась призвуком раздражения. Она устала от этого разговора и теряла терпение, начиная чуть тянуть свои "с". – У меня вс-сё ещё ес-сть рес-сурс-сы и время, чтобы обеспечить даже большой проект, но.
Она сняла с плеча начавшую давить своим небольшим для такого предмета, но всё же ощутимым весом косу, поставила её пятой древка на каменную плиту, извлекая через чехол тихий и резонирующий в пространстве "ток". Роза взяла контроль за своим хлёстким языком и сказала почти нежно:
Покажи мне то лицо и тот голос, которые я хочу видеть. В любое другое время, кроме тех, о которых прошу, можешь оставаться собой.

[AVA]http://i.imgur.com/CmTDnfp.png[/AVA]

0

16

Мина бодро спрыгнула и осторожно протянула призрачную ладонь к чехлу.
- Этот барьер в значительной степени ослабляет мои возможности, фрау, - возможно, она бы справилась и в наличии чехла, но не хотела этого делать. Во-первых, это доверие со стороны Мамочки. Во-вторых, её - как и любого другого потенциального сюзерена - кормить следует не текущими возможностями, а перспективами. Иначе кормить перестанут уже её, Вермину.
Вопрос про материальность, как всегда, выбил демоницу из колеи. Её спросили о том, сколько ей нужно. Вермина не могла чётко сформулировать ответ на этот вопрос. Бесспорно, ей нужно всё! Но "всё" - не ответ на вопрос сколько, и фраза про какие-нибудь "сто тысяч" может легко разорвать сотрудничество здесь и сейчас. Можно попробовать поговорить о шести сотнях, чего определённо хватит для формирования материального воплощения вблизи косы, или о девяти сотнях, чего должно хватить для оперативных косметических правок этого самого воплощения.
Технические возможности далее расплывались, становясь нечеткими. Слияние, помимо снижающейся эффективности, что было очевидным с самого начала, несло растущие потери в процессе. Точный характер зависимости было сложно выявить. Требовалось больше данных, когда количество переходит в качество и индивидуальный подход становится более невозможным.
При всем при том, глуповато улыбаясь, демоница продолжала размышлять о сделке. Мамочка напугана, она не станет проверять вплоть до штук прожорливую демоницу. Но некромантесса остаётся личностью как минимум образованной и ограниченной в ресурсах.
- В дополнение к тому, что собрали мы с Ворлаком, потребуется приблизительно две тысячи рядовых душ, в зависимости от их качества может быть больше или меньше. Ожидаемо нужно в 5-7 раз больше, если мы хотим обеспечить возможность незамедлительного возврата в ситуацию в случае гибели. То есть, "бессмертного гроссмейстера".
Мина сложила руки на груди и уставилась в упор на Мамочку. Искренне надеясь, что не потребовала больше, чем та способна предоставить, и не продешевила.
Бессмысленно было говорить о том, какие ресурсы были у Розы недавно: влияние Кая было решающим, и такая операция не прошла бы мимо него. И здесь бы все зависело от его реакции. А он, как бы то ни было, не мыслит о Вермине как о самостоятельной сущности. Все равно он не считает осмысленным вкладывать в Мину, т.к. возможности их дуэта ограничены так или иначе живучестью самого Кайлеба Ворлака. Возводя в абсурд, боевые возможности косы ограничены запасом прочности подставки под косу.

+1

17

Женщина замерла на мгновение, в своей бледности и резной сухости черт напоминая статую, взвешивая сказанное.
А потом холодно ухмыльнулась, обнажая щербатый край плохих желтоватых резцов.
"Звучит как остебенка, но вряд ли остебенка", – в уме пометила ведьма и ответила:
Ты наверка знаешь, что для использующего Ключи Культа – это малая цена.
Рука стала расстёгивать ремни, постепенно обнажая в неверном рыжем свете факела чёрный монолитный металл косы. Мамочка сбросила чехол на пол, как старую кожу змеи. И снова, при этом осознавая, что чуть-чуть, небольшое движение, и её можно было бы придушить этой косой, положила её на плечо.
Она изучит свойства артефакта и сделает ограничители сильнее позже. Нужно показать немного взаимного доверия – и проверить вторую сторону этой сделки на вшивость.
Бессмертный Ворлак звучал бы заманчиво, если бы не имел привычки делать непредсказуемо глупости. Остановимся на правдоподобном подобии, пока.

[AVA]http://i.imgur.com/CmTDnfp.png[/AVA]

эпизод завершён

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [11.02.1082] Рука руку моет