Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре май — июль 1082 год


«Марш мертвецов»

В Остебене и Лунных землях со сходом основных снегов нежить захватывает как никогда огромные территории, оттесняя людей к самым предместьям столицы, а обитателей дикого края – в стены последнего оплота цивилизации на северном берегу реки Великой, деревни Кхевалий, и дальше, за воды, в Анвалор или же вовсе прочь с севера материка. Многие умирающие от Розы теперь, если не сожжены, восстают "проросшей" жуткой болезнью нечистью и нацеленно нападают на поселения живых.



«Конец Альянса»

Альянс судорожно вдыхает, ожидая бед: сообщения, что глава Культа Безымянного мёртв, оказались неправдой. В новых и новых нападениях нежити и чёрнорубашечных фанатиков по обе стороны гор явственно видится след Культа.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Пока бог ламаров - Аллор, наслаждается жизнью в смертной оболочке, его мир медленно умирает. У королевы эльфов массовые убийства в Девореле и переворот у соседей-ламаров под боком. Орден Крови набирает силу и готовится свергнуть узурпатора с ламарского трона.


✥ Нужны в игру ✥

Алекто Сэлтэйл Гренталь Лиерго Джем Перл Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [15-16.04.1082] Тени прошлого


[15-16.04.1082] Тени прошлого

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

- Локация
Северные земли, г. Мирдан, Дом Белого Лотоса
- Действующие лица
Сара
Ролан
- Описание
предыдущий эпизод Сары - [15.04.1082] Неловкое сватовство
предыдущий эпизод Ролана - [14.04.1082] Touche!
Только-только брат-бастард Виззариона покинул дом своей новоиспечённой невесты, а к ней уже жалует другой. Личные мотивы толкают Ролана Бойера после приватного разговора с императором явиться в дом к своей бывшей пленнице. Тени прошлого дребезжат у Сарэлет за спиной - под угрозой будущее её Дома, и как справиться с напастью, если даже родной брат ни во что её не ставил.

0

2

Решение далось аристократу тяжело и теперь терзало его смутными сомнениями. Что он собирался ей сказать? Что собирался узнать? Выразить соболезнования по поводу Археля? Ну так он не чувствовал горечи. Что уж там говорить, но когда Князь узнал о смерти своего противника, он не испытал сожалений и о Сарэлет тоже не подумал. Не подумал о том, что для девушки это действительно может стать ударом. Осознание пришло многим позже, уже в поместье, когда упали тяжёлые шторы, гася слабый дневной свет. А придя, разбередило старую рану.
   Возможно, Ролан мог понять Сару как никто другой.
   Но он не хотел.
   Так зачем он здесь? Чтобы убедиться в том, что Анри не станет разменной валютой. Что она не позволит вот так вот распоряжаться своей жизнь, не пустит полукровку под свой кров и не назовёт его супругом. Интерес чисто практический, ни о каких душевных терзаниях речи не шло. Ролан не мог, да и не хотел допустить, чтобы Ворон вошёл в Совет. По крайней мере не таким образом. Смутно, очень смутно он чувствовал, что это может кончиться плохо в первую очередь для него самого. Не удосужившись завести тёплые отношения с императором, даже не подумав о том, что этот мальчишка может всерьёз заинтересоваться политикой, он не ставил Шейна ни в грош. И вот теперь пожинает плоды своего бездействия.
   Не стоит думать, что отношение Ролана к монарху изменилось. Отнюдь. Но теперь Виззарион пытался взять бразды правления в свои руки, и Ролан в своё время ему в этом помог. Кто ж знал, что с Элен получится такая засада? Надо было отправить с ней Августуса. Не подумал. В последние два месяца Князь вообще отличился потрясающим скудоумием. Пубертатный период пришёл позже назначенного срока? Или просто кто-то настолько расслабился, что перестал думать наперёд?
   В любом случае, положение нужно было исправлять. И исправлять быстро.

   На подходе к дому Сарэлет Ролан чуть не столкнулся с Авелем, но вовремя успел свернуть за угол, так что бастард, надо надеяться, не успел заметить своего давешнего оппонента. Но Ролан всё равно нахмурился.
   Не успел.
   Опоздал.
   Не предупредил.
   И теперь остаётся только ждать, потому что ещё один шанс повлиять на ситуацию прошёл мимо. Можно, конечно, появиться в разгар их беседы, но почему-то это не кажется таким уж хорошим вариантом.
   Ролан прикрыл глаза и сделал глубокий вдох.
   Наверное, он не был уверен в том, что Сара ему обрадуется. Как и не был уверен, что смог исправить те ошибки, что совершил в самом начале их более близкого знакомства. Безусловно, отношения выправились, мужчина даже чувствовал искреннее тепло, исходящее от Сарэлет, чувствовал, что она ждала его возвращения. Особенно с тех пор, как сменились декорации, и появилась хоть какая-то иллюзия дома. Мужчина чувствовал, что под этим теплом крылось что-то более тонкое. Возможно, он даже понимал, что это, но не мог осознать до конца. Развращённая душа не хотела признавать, что рядом находится чистое создание, которое умеет любить вопреки всему. Потому что она, эта самая душа, уже не умела. Забыла. Боялась. Не хотела.
   Но всё же Сарэлет стала ему по-настоящему дорога. Он привык к ней, воспринимал как нечто своё. Не как Харуку или Шериан, но что-то похожее. А расстались они на весьма невнятной ноте. И с тех пор ни весточки. И пусть прошло совсем немного времени, но Ролан впервые чувствовал какую-то болезненную… вину? Как будто он мог что-то сделать и не сделал. И можно придумать сотни оправданий, но главное остаётся одно: он не дал о  себе знать. Не поинтересовался, как она. И сейчас собирается просто заявиться к ней в дом, чтобы узнать, вступила она в игру или нет. А если бы не эта ситуация, пришёл бы он к ней? Ответ на этот вопрос останется неизвестным, но отчего-то кажется, что скорее нет, чем да.
   И вот Ворон вышел.
   По лицу бастарда Князь не смог точно понять, чем закончился разговор, но, кажется, что-то его шокировало. Что могло его шокировать? Отказ? Было бы хорошо. Но… Если вспомнить вчерашний разговор…
   Ролан напрягся. Впрочем, толку терять время на досужие домыслы?

   - Здравствуй, Сара, - мягко произнёс Ролан, когда они остались наедине. Он внимательно посмотрел в её глаза, но не увидел в них ответов на свои вопросы: в стенах родного дома Сарэлет вновь стала той, кем была от рождения – аристократкой, умеющей менять маски на раз-два. – Прими мои соболезнования, - и хоть всем ясно, что Бойеру не жаль Археля, но сейчас он выказывает участие к Ней. Потому что несмотря ни на что, Сара любила своего брата, и Ролан это знал.

Отредактировано Рейстлин (2016-11-07 15:30:57)

+1

3

Сарэлет упустила тот момент, когда пергамент с помилованием – «даром» самого императора и его доверием, обратился в золу, осев под горящими паленьями в камине. Она всё смотрела на пламя, думала. Возвращение домой добавило ей хлопот. Плевать ей на то, что Виззарион спустя столько времени наконец осознал, что она не причастна к деяниям Виктора и скорее жертва в сложившейся ситуации, чем подельника убийцы и клятвопреступника. У неё был документ с подписью и печатью её покойного отца, в котором она – законная глава их Дома. Даже имея его на руках, Анри прекрасно понимала, что такой своевольный и своенравный монарх, как Шейнир дель Виззарион, может поступить самым непредсказуемым способом. И он сделал свой ход – решил выдать её замуж за своего брата-бастарда.
- Как мило, - Камэль горько усмехнулась. Её не радовала подобная перспектива. Она желала оставаться свободной и получить то, что её по праву. Она слишком долго подчинялась мужчинам и оставалась в их тени, чтобы сейчас позволить кому-то взять над собой верх. Тем более сыну Иль Хресс.
Стремление Арратса сохранить свою свободу – ключ к её собственной. Осталось подкинуть достаточно поводов расторгнуть помолвку, чтобы не стать птицей в клетке – это роль уже успела ей приесться за годы, прожитые бок о бок с Архелем, а после в Доме Утех.
- Госпожа.
Девушка отвлеклась и бросила взгляд на слугу – вампир не желал нарушать её покой, но по его поведению Сара понимала, что это важно.
- Его Величество сосватал мне кого-то ещё? – без усмешек и сарказма в голосе отозвалась вампирша, отходя от камина, чтобы взять со стола бокал с недопитым вином.
За те годы верной службы, что Оротар провёл при её Доме, он уже успел привыкнуть к шуткам вампирши.
- Пожаловал Главный Советник его Величества. Ролан Бойер.
Этот вампир не нуждался в громком представлении – все и так прекрасно знали, какое место он занимает при Виззарионе. После событий с старом родовом поместье место каждого приближённого изменилось. В том числе и его. Могли он всё ещё называть себя правой рукой императора?
- Вот как.. – не заинтересованно протянула вампирша. – Стоило ворону посетить мою обитель, как к нам пожаловал сам главный советник.
- Если вы пожелаете, я могу сказать ему, что вы заняты.
- Нет.. Отчего же? мы примем этого важного гостя. Сопроводи его сюда. Надо же узнать, какая причина привела его сюда.
Вдруг Арратс не рассказал ей всего, что приготовил для неё Виззарион. Вампир поклонился и вышел встречать гостя. Сарэлет не отличалась радушием, казалось, что сам визит был для неё нежеланным и лишним в свете последних новостей. Многое изменилось, и теперь каждое её слово, каждый её поступок, её связи и встречи – то, чем она может протолкнуть себя к желаемой цели. Какое в них место займёт Бойер – ещё окончательно не решено. Она ничего не забыла.
- Добро пожаловать в мой дом, Ролан. Теперь моя очередь принимать тебя у себя, - короткий взгляд в глаза – это всё, что он получил перед тем, как Сарэлет вновь повернула к нему спиной, чтобы наполнить бокал вином. Принимая соболезнования по поводу кончины брата, она усмехнулась – Ролан не мог этого видеть. Секунда и вновь новый глоток. – Никому в столице не жаль моего брата. В сердцах все желали ему смерти. Мы оба это знаем, - Сарэлет не испытывала дискомфорта на этой почве, она повернулась лицом к гостю и посмотрела на него. Анри отличалась от той девушки, какой она попала  к Бойеру в бордель или какой жила в его доме. Казалось, что всё это произошло не с ней, но именно эта череда событий сделала её такой, какой он видел её сейчас. – Какова истинная причина твоего визита?

+1

4

Да, они оба знали, что вряд ли найдётся хоть одно существо, которое и впрямь будет тосковать по ушедшему в пыль аристократу. Сестра не в счёт, она вообще отличалась поразительной нелогичностью в вопросах сердца, что было, впрочем, ей простительно как женщине. Но всё же Ролан ожидал несколько… иного приёма.
     Сарэлет изменилась гораздо сильнее, чем мог бы представить Бойера, а стена, которую девушка воздвигла между ними, была почти физически ощутима.
    Интересно. Очень интересно.
    Не спеша отвечать на последний вопрос, Князь внимательно смотрел на Анри, изучая её, пытаясь взглядом пролезть под эту маску, что, по мнению Бойера, так не шла его недавней подруге. Но маска прилегала плотно, а мысли мужчина читать не умел. Жаль, этот навык мог бы ему пригодиться. Пожалуй, надо будет озаботиться этим вопросом. Позже.
    - Да, не так ты встречала меня ещё несколько дней назад, - усмехнулся Ролан и прошёл вглубь комнаты, так и не дождавшись приглашения составить хозяйке компанию за бокалом вина. – Впрочем, ты права, - легко согласился вампир, подходя ближе. – К Фойрру все эти нелепые слова о соболезновании, пусть даже они и были данью твоей любви к брату. Памятуя о нашей… дружбе, - на губах Князя играла привычная полуулыбка, - я пришёл предупредить тебя о планах Его Величества, но вижу, что опоздал.
    Теперь он стоял совсем близко, нарушая положенную в таких случаях дистанцию, осознано или неосознанно показывая, что, несмотря на новую роль, выбранную Сарой, для него ничего не изменилось.
    - Вид у Арратса, когда он выходил из твоего дома, был тот ещё. Что же ты сделала, Сара? – Бойер осматривал лицо аристократки очень внимательно, точно хотел что-то найти. – Неужели согласилась на это вздорное предложение? – Он пристально посмотрел ей в глаза, и улыбка стала отчётливей. Только глаза не улыбались. – Какого это, снова оказаться в ловушке? Отдать руку вампиру, от которого будет воротить, которому ты будешь вынуждена отдать всё, что имеешь по праву рождения?
    Тыкнул пальцем в небо и надавил на больное. Ролан, Ролан… Пощадил бы он её чувства, не будь этой ледяной маски? Возможно. В конце концов, он умел ценить честность, но сейчас ею и не пахло. Можно было бы расположить к себе Анри посредством магии, но зачем? Сарэлет решила поиграть, так давайте поиграем.
    - Жаль. Я-то думал, что мы перешагнули через беспрекословное повиновение.

+1

5

У всего есть причина. Холодный приём – не исключение. Анри пыталась относиться ко всему с холодным расчётом и деловой хваткой – иначе в патриархальном обществе не выживешь. А ещё без связей и окружения, которое сыграет тебе на руку. Правильно выбрать союзников и заручиться поддержкой – самое главное на первом этапе. А бумажка… Бумажка едва ли ей чем-то поможет, пока Сара не докажет, что достойна занимать место среди Правителей.
Дёрнула плечом – немое выражение слова «пустяк». Его приход не был чем-то особенным в свете последних событий. Сарэлет подозревала, что Бойер явится к ней. Днём ранее или позже, чтобы из первого источника узнать, как прошли эти нелепые смотрины. Он не мог упустить этот момент, даже если с порога заговорил о кончине её брата. Об их отношениях знали мало, но больше расписывали и приукрашивали, пользуясь репутацией Князя. Правда всегда пряталась с глаз посторонних, а сейчас ей приходилось скрывать её от самой себя.
Новый глоток.
- «Предупредить о планах», - по губам аристократки пробежала тень полуусмешки. Решения Виззариона – тот редкий случай, когда знание планов совершенно ничего не меняет, но является поводов для встреч. Жест доброй воли не был оценён вампиршей по достоинству – её мысли занимали другие моменты и они играли на первых планах.
Сарэлет повернулась, чтобы вновь наполнить пустеющий бокал. Присутствие незваного гостья её, кажется, совершенно не беспокоило. Она вела себя так, словно едва замечала его, как надоедливого соседского пса в редкость забегающего на её участок. Бойер оказался слишком близко – она почувствовала слабое тепло от его дыхания, коснувшееся шеи и открытого участка плеча. Бокал вместе с кувшином зависли в воздухе, но не достигли друг друга. Камэль подняла глаза, смотря перед собой. Пару секунд на воспоминания и внутреннюю борьбу, чтобы продолжить игру с новой силой.
Отставив кувшин, вампирша обернулась, чтобы посмотреть гостю прямо в глаза. Её не смущало положение вещей и дистанция, созданная по прихоти Бойера.
- Я приняла его предложение, - холодно, равнодушно, будто так и надо. Анри не надеялась, что увидит на лице Ролана что-то похожее на происки ревности или злости от того, что всё снова идёт по сценарию, написанному Виззарионом. В последнее время их жизни подстраивались под хотелку короны и никто из них не осмеливался пойти против их воли, но не сейчас. Для Сары всё было иначе, и пока Арратс не передумал расторгнуть помолвку при первой удачной возможности – ей ничто не мешает действовать.
Почти ничто.
Одна помеха стояла прямо перед Камэль, и бороться с ней было сложнее всего. Это Ролан мог сколько угодно закрывать глаза на их общее прошлое – ещё до того дня, как она оказалась в стенах его борделя. До того, как оказалась в его власти по желанию брата и стала натирать лестницу до блеска, принимая пыльную работу. Анри ничего не забыла. Дети аристократов находятся под пристальным взглядом взрослой верхушки – они ещё один повод добиться желаемых высот или сбросить на пару ступеней ниже неугодных. Они были детьми Правителей и должны были показать себя образцом воспитания – цветом их нации и будущим, которое непременно будет светлым, как лунная ночь. Именно такой себя подавала в обществе Сарэлет, появившись на балу вместе с отцом, но среди приглашённых гостей ярче всех выделялся непохожий на других её ровесник – чистоту крови прорезал, как белый снег, чей-то тёмный след. В тот день она узнала лишь его имя и сама не осознала, как положила начало их совместной игре.
Верные сторонники императора Эльдара в преддверии заговора часто проводили время друг с другом, решая очередные назревающие проблемы. В тот день глава семейства Бойера пожаловал к её отцу, а вместе с собой привёз своего сына, извинившись за неотложную необходимость держать мальчишку у себя на виду. Брат-близнец проводил время в библиотеке – никто не знал об его истинных увлечениях, но сестра всегда думала хорошо о брате. Слишком хорошо.
Одной личной встречи с наследником Бойер оказалось достаточно. Анри не забыла, что вспомнила в тот самый день, когда спустя столько лет перед ней вновь предстал Ролан Бойер. Тот день выдался для неё особенным. Яркое весеннее солнце высоко светило над головами, а в саду её дома гулял прохладный ветер. Тень дерева скрыла с глаз двоих, лишая обзора того, кто в окна библиотеки наблюдал за происходящим в саду. Сара не видела брата-близнеца, наблюдавшего за ними, потому что сама могла видеть перед собой только тёмно-синие глаза и непривычные для Камэль тёмно-русые волосы, разбросанные по плечам. Очередная забава, сопровождаемая смехом, наполнившим сад, завершилась здесь – когда Анри оказалась в ловушке: позади древо, перед ней – молодой вампир. В память въелось тепло чужих губ и шелест листвы, встревоженной ветром.
Всё это осталось в прошлом. Перед ней, как и в ту ночь, стоял уже не мальчишка, покоривший её сердце и получивший первый поцелуй дочери Правителя, а мужчина, в котором не осталось ничего от прежнего образа.
- С чего ты взял, что меня будет воротить? – Сара немного подалась вперёд, чтобы на его губах появилось ощущение тепла от её дыхания. Если отбросить те формальности, кто и кем кому приходился, то Арратс, несмотря на грязную кровь, был не дурен собой. При отсутствии влюблённости как таковой, разбудить в себе желание, наслаждаясь телом, не такая проблема. А что ещё надо для двоих, которые работают на корону, а не на себя самих. – Говорят, что Ворон неплохо фехтует, - будто не к месту обронила Анри и разрушила близость между ней и Советником. Голос её больше не походил на интимный шепот, оброненный в губы дразнящим жестом, а сама она предпочла обогнуть вампира и пройти к той самой кушетке, на которой десятью минутами раньше вводила бастарда в неловкое положение. Она обернулась, плюхнувшись на кушетку в несоответствующем леди жесте и, раскинув руки на спинку, при этом не выпуская бокал, всё тем же незаинтересованным взглядом смотрела на вампира. – Что-то ещё? – Сара чуть наклонила голову на бок и изогнула бровь.

+1

6

Ролан знал, что будет. Как бы не убеждала себя в обратном аристократка, он знал наперёд, что если всё сложится именно таким образом, то она, лёжа по ночам в уже холодной постели, будет кусать себе губы, чтобы никто не услышал того, как ей больно. Обречённая на внутреннюю пустоту, возможно, когда-нибудь она и смогла бы… не полюбить, но почувствовать уважение к тому, кого навязала ей корона. И если позволит Бэлатор, родит этому навязанному ребёнка. И этот ребёнок будет обречён, потому что если Виззарион и впрямь настроен серьёзно, то… Впрочем, что можно ожидать от императора, готового испортить свой род нечистокровным наследником. Только ещё одного мезальянса. Все знали, как страдали полукровки, но отчего-то не всех это останавливало. Эгоистичное желание иллюзорно счастливого брака или «вынужденная необходимость» порождали детей, ущербных от природы. Чудесная судьба, ничего не скажешь.
    Ролан улыбнулся в ответ на реплику Сарэлет, чувствуя дразнящее дыхание на губах. Время, проведённое в борделе, определённо пошло девушке на пользу: она наконец-то научилась пользоваться собой. Ещё недостаточно искусно, но это было намного лучше, чем то бревенчатое создание, что так упорно и порой вполне успешно пыталось вывести Бойера из себя.
На мимолётную фразу о Вороне Ролан лишь хмыкнул, не прекращая улыбаться, внимательно следя за каждым движением Сары. Привыкший видеть её открытой и настоящей, мужчине казалось, что он видит плохую пародию на ту девушку, что должна была сидеть сейчас на этой кушетке.
    - Да нет, - задумчиво поджав губы, через мгновение отозвался Князь. – Пожалуй, я узнал и увидел всё, что хотел. А жаль... - мужчина усмехнулся каким-то своим мыслям и посмотрел на женщину. - Не забудьте прислать старому другу приглашение на свадьбу, Сарэлет-сине, - улыбнулся он и точно в насмешку над всем этим фарсом с преувеличенным уважением поклонился, прощаясь.

Отредактировано Рейстлин (2017-02-19 09:36:53)

+1

7

- В таком случае, не смею тебя задерживать, - улыбнулась Сарэлет натянутой улыбкой – сейчас она, как никогда, была похожа на своего брата-близнеца. будто после смерти Архель воссоединился с сестрой, разделив с ней одно тело на двоих, но переплетя два духа. Анри играла, но намеренно неумело и неуклюже – не заморачивалась. Кому из них двоих нужна игра по правилам? В их речах столько фальши, что от неё воротит больше, чем от того количества вина, которое аристократка опрокинула в себя, только бы выветрить мысли из головы и напустить немного тумана на все воспоминания и чувства – пусть тонут в вине.
Сара усмехнулась, услышав о жалости. Кто в ней нуждался сейчас больше? Она или всё-таки он. У Анри была цель, к которой она стремилась – сохранить свой Дом, а для этого требуется время. Пока дочери Виззариона к ней не окрепнет, нет смысла противиться его воле. К браку не стремилась ни она, ни Арратс – это более чем достаточно, чтобы не отказывать в предложении Ворону. Второй сосватанный вампир может оказаться не таким сговорчивым, а в том, что он непременно будет – аристократка нисколько не сомневалась. Виззарион пытался заполнить Совет своими приближёнными, даже если в их числе окажется его брат-близнец, по слухам недолюбливаемый им.
Чего своим визитом добился Бойер? В очередной раз показал перед ней лишь свою натуру – махнуть рукой и пожалеть, не видя того, что находится у него под самым носом. Она достаточно подбросила подсказок, но, раз Советник Его Величества не смог рассмотреть ни одну из них, так будет лучше. И для него, и для неё. Пусть все думают, что их ничего не связывает, а Сарэлет выставила за дверь первого Советника, стоило ему явиться на порог следом за Арратсом.
- Эту девушку есть кому защищать, - небольшая отсылка к Ворону, лёгкая улыбка. Пусть бросается словами, как ветками в костёр. Она вытерпит – ей не в первый раз играть, угождая другим в их желаниях и соответствуя надуманному мнению и представлению о происходящем. – Оротар, - окликнула слугу – вампир покорно ждал у дверей, дожидаясь распоряжения хозяйки, - проводи нашего гостя. Господин Бойер уже уходит.
Всё так же ласкова и непринуждённа, будто визит Ролана шел ей в радость, а прощание – лишь жест необходимости перед новой скорой встречей. Сара подозревала, что этот разговор станет последним, а остальной состоится только в том случае, если она попадёт в зал Совета в качестве Правителя. Она намеренно выстроила стену, а вампир и не пытался как-то пробиться через неё, лишь лишний раз отталкивал словами, потому что иначе говорить не умел и не стремился. всё ему надо подавать на блюдечке и с золотой каёмочкой. Иначе не вкусно и не интересно.
- Лунной ночи, господин Советник.
Ни попыток объясниться, ни опровергнуть оброненные им с улыбкой слова. Пусть расценивает её жест, как пожелает.

0

8

Размеренная жизнь на всех парусах неслась в Фойррову Кабалу, вынуждая Советника остановиться, как бы противоречиво это ни звучало. Всё было не так и всё не то. Мальчишка-император, набравшийся ума на трупах своих близких, не делался более удобным. Скорее наоборот – опасным. Ролану предстояло сделать выбор: обойти решение монарха и навлечь на себя ещё большую немилость, или оставить всё как есть и в очередной раз рискнуть всем, что мужчина имел. В первом случае его может раздавить корона, которую Ролан помог сохранить Виззариону, во втором случае – его раздавит оголодавший люд. И в том и другом случае риск велик. Впрочем… Наверное, это было необходимо. Слишком расслабился Бойер.
    Рано.
    На выходе из дома Анри к Ролану присоединилась тень – Августус. Он ни о чём не спрашивал, лишь смотрел на своего Хозяина с привычным ожиданием. Князь едва заметно качнул головой, показывая, что разговор окончился ничем, и двинулся вперёд, в канцелярию.
    Первой мыслью обо всей этой ситуации было: легко пришло – легко ушло. Ролан не имел привычки держать кого бы то ни было, и в другой ситуации он непременно бы забыл о девушке уже через час, если не через несколько минут, но сегодня что-то было не так. И мужчина не мог понять, где крылся подвох. Конечно, он не был радушным хозяином, когда аристократка только появилась в его владениях, но ситуацию удалось исправить. По крайней мере, ему так казалось. Там, в его собственном доме, Сара расцвела: была мила и предупредительна. Ни дерзости обиженной невинности, ни ссор, ни скандалов. Настоящая идиллия. Что изменилось между ними с тех пор, как они виделись в последний раз? Почему она отталкивает самого очевидного союзника в сложившейся ситуации? Ролан задумался. Привычная стратегия, выработанная в общении с Сарой-деревом ещё в борделе, не сработала, а воздействовать на чувства вампир не стал. Как не вовремя всплыло это глупое уважение! Только ту, кого он уважал, мужчина в гостиной сегодня не встретил.
    - Слушай, - обернулся Князь к дампиру. С секунду думал, а потом на языке жестов быстро объяснил Августусу, что от того требуется. Дождавшись кивка со стороны друга, Ролан развернулся и направился дальше.
    Один.

    Уже почти совсем рассвело, когда Ролан, замотанный в какие-то светлые тряпки, скользил по задам, ведомый Августусом. По пути они никого не встретили – честные горожане уже легли спать или просто сидели по домам, задвинув тяжёлые шторы. От рассветного солнца глаза немного покалывало, но пока ещё было терпимо. Ролан посмотрел на небесное светило и попросил Бэлатора лишь о том, чтобы Саралэт не мурыжила вампира слишком долго и он успел вернуться к себе до того, как Солнце целиком вступит в свои права.
    У поместья Анри мужчины притормозили. Дампир пошёл на разведку, а Ролан постарался слиться со стеной воедино, дабы ни один случайный прохожий не смог заметить странную фигуру, притаившуюся у владений аристократки. Лишнее внимание сейчас было ни к чему.
    Когда Августус вновь оказался рядом с Бойером, мужчина тихо выдохнул и ещё больше сосредоточился. Дампир обнаружил Сару в саду, стражи рядом не наблюдалось. Действовать следовало быстро.
    Они пробрались на территорию поместья и максимально бесшумно, насколько это было возможно для Бойера, бросились к саду. По дороге им встретился какой-то старик, который с удивлением воззрился на фигуру Ролана, но предпринять ничего не успел, в следующее мгновение вырубленный Августусом. Советник цыкнул, но продолжил движение вперёд, пока дампир аккуратно укладывал старика под тень дерева.
    Больше на их пути никто не появился.
    Ролан не сразу заметил Сару. С заката она успела переодеться, собрать волосы, и сейчас как будто что-то читала, стоя к вампиру спиной. Воспользовавшись моментом, Князь подкрался к девушке со спины и резко обхватил её, закрыв рот ладонью.
    - Ш-ш-ш, - шелестом ей на ухо. – Это я, Ролан. Нам надо поговорить.

+1

9

16.04.1082, раннее утро.
Сара ненавидела свою жизнь. В патриархальном обществе было слишком много проблем, с которыми женщина едва могла справиться. Если бы её брат-близнец не подорвал доверием императора, а Ролан его не приумножил на свой глупый поступок с помощью принцессе за спиной у Виззариона, всё могло бы сложиться куда проще. Анри не пришлось бы доказывать свою верность и полезность. Не пришлось бы разрывать все связи в поисках новых и более угодных Его Величеству. Шейнир с его взглядами на жизнь и уже порушенными правилами и традициями вполне мог бы позволить ещё одной женщине занять место в Совете. Тем более, когда её собственный отец был самым преданным последователем его отца и лично рекомендовал из двух близнецов свою дочь вместо сына.
- «Интересно, когда отец начал сомневаться в Археле?».
Они никогда не говорили о наследовании с отцом. Его решение оставалось тайной до того дня, как не всплыло уже из уст самого Археля. Брат узнал о намерениях отца задолго до того, как решил помочь Виктору отправить его на тот свет и устроить этот маленький бунт с унижением Сары. Аристократка понимала, что толкнуло брата на скверное отношение к Бойеру, и почему она в итоге оказалась в стенах именно этого борделя, а не оказалась в мешке и на дне холодного моря. Существовало множество способов избавиться от неё, не рискуя и не оставляя следом, но ревность затмевала брату разум.
- «Возможно, не встреть я Бойера раньше, ничего бы этого не было».
Анри иногда чувствовала на себе вину за то, что случилось с её братом, но ничего не могла изменить. Всё сложилось так, как сложилось, но известия о его кончине и приход Ролана разбудили в ней станы воспоминания. Не вовремя. Сейчас у неё нет времени на проявление слабостей. Нужно бороться за своё место, пока её с него не подвинули, выдав замуж за кого-то из низших Домов или за того же Ворона – он сам был не особо рад этой перспективе.
Оставшееся время до рассвета Сарэлет провела в саду. Облачившись в ночное лёгкое платье и позволив белым волосам свободно струиться по её спине, она стояла напротив того самого дерева. Думала.
Она не ожидала, что её единение будет прервано. Тем более появлением Ролана.
Ему повезло, что она обернулась в его «объятиях» раньше, чем успела применить любое из известных ей заклинаний. На выходку вампирша настолько разозлилась, то использовала бы первое и максимальным уроном, чтобы всыпать незнакомцу, посмевшему оказаться в саду её дома и нарушить покой. Сначала она с изумлением смотрела на вампира, не понимая, что он забыл в её саду. Пожалела, что всё же не применила заклинание сразу.
Додумался же! Явиться к ней в сад! Ближе к рассвету! Да ещё и затеять разговор в том месте, где их могут увидеть и услышать!
Не размениваясь на лишние слова – не время и не место, Сара одарила лишь искромётным взглядом вампира, а затем спешно направилась в дом, надеясь, что у вампира хватит ума последовать за ней. Слуги были преданы её дому на протяжении многих лет, но после предательства брата и сомнительного отношения к ней Виззариона даже в их числе могли оказаться те, кто станет докладывать о каждом шаге аристократки. Сара надеялась перестраховаться, поэтому комнатой для разговоров была выбрана самая отдалённая спальня для гостей, а не её собственные покои. Как только двери за ними плотно закрылись, а из коридора перестали доноситься звуки, она первой нарушила тишину.
- Ты в своём уме?! – прошипела аристократка, обернувшись к Бойеру, когда они оказались наедине.

Отредактировано Сара (2017-03-05 19:45:31)

+1

10

Он не стал мешать ей высвободиться, когда девушке захотелось взглянуть на своего внезапного визитёра, - главное было произнесено. Впрочем, если Саралэт приспичит поднять крик, Бойер быстро закроет ей рот, в этом сомневаться не стоило – решительность, читающаяся в глубине спокойных тёмно-синих глаз, единственном, что не скрывалось тканью, говорила сама за себя. Вампир был собран, готовый к любому повороту сюжета.
    Но что бы там ни было в голове Анри, она выбрала лучшую из моделей поведения, быстро направившись к дому. Князь оглянулся, но не увидел Августуса: дампир слился с местностью, следя, чтобы ничто не помешало его Хозяину выполнить задуманное. Что ж, это к лучшему.
    Ролан последовал за Сарой.
    Запоминая дорогу, Князь автоматически отмечал про себя обустройство дома – так далеко он заходил впервые. Все предыдущие визиты Бойера в это поместье ограничивались кабинетом, гостиной, садом. Один раз обеденной комнатой, но это было слишком давно и не имело уже никакого значения.
    Стараясь ступать как можно тише, так, как учил его Августус, Ролан почти скользил за Саралэт, подумав мимоходом, что та в бешенстве – её спина очень красноречиво говорила об этом. Ему бы как-нибудь на это среагировать, но мысль не вызвала никаких эмоций – просто констатация факта. Впрочем, Саралэт в данной ситуации понять можно.
    Оказавшись с ней наедине, Ролан мысленно усмехнулся, поняв, что угодил в чью-то спальню. Лучшего места для разговоров было не найти – это точно.
    Какое-то время они стояли, не двигаясь, прислушиваясь к затихающему шуму отходящего ко сну дома, а потом Анри повернулась к мужчине, рассерженной змеёй накинувшись на свою «жертву».
    - Тише, - осаждая пыл, спокойно произнёс Бойер и, подойдя к окну, плотно задвинул шторы. – Ты же не хочешь, чтобы нас ненароком услышали.
    Сара изумлённо посмотрела на вампира.
    - Ты явился ко мне. Под рассвет. В сад. И говоришь, что это я веду себя неосмотрительно? – зло спросила она.
    - Мне следовало влезть в твою комнату? - бросил он ей в ответ, спокойно посмотрев в глаза, и тут же добавил: - Не беспокойся, я позаботился о том, чтобы меня никто не видел, - и по тому, как это было сказано, чувствовалось, что Бойер говорит не о маскараде.
    - Просто превосходно! Где-то в моём дворе лежит оглушённый или убитый вампир?
    Пальцем в небо? Но Ролан не ответил, продолжая пристально смотреть на девчонку.
    - Да! Лучше бы ты ворвался в мою спальню!
    Что за чёрт… Если она не уймётся, ничего не выйдет. Вот же ж, взрывная, а! А я на закате была сама мерзлота.
    Ролан тут же оказался рядом с девушкой, преодолевая разделяющее их расстояние в пару шагов. Крепко сжав плечи Сары, он заговорил на пониженных нотах:
    - Успокойся, - надавил он голосом, напряжённо глядя ей в глаза. – Я пришёл поговорить.
    - Я уже всё сказала, - отвернулась она.
    - Бред. Меня не интересует тот цирк, что ты устроила мне на закате, - отмахнулся Ролан, нахмурив брови. – Сара, - проникновенно позвал он, прося тем самым девушку посмотреть на него. И когда она повернулась, Ролан спросил, внимательно глядя на неё: - Что происходит?
    - Тебя это не касается. Ты зря пришёл.
    Серьёзно? Зря?
    Мгновение, и Князь как будто осатанел.
    - Да, ёб! – Ролан рывком разорвал маску, даже не поморщившись, когда рвущаяся тряпка резанула скулу. – Не касается? – глухо переспросил он, бешено горящими глазами глядя на девушку. Сделал шаг вперёд, заставляя отступить. Отступать до тех пор, пока бежать уже будет некуда. – Ошибаешься. Ещё как касается, - и впился в её губы, вырывая поцелуй.

+1

11

Сара изумлённо посмотрела на вампира - она-то тише? В этот самый момент ей хотелось от души приложить Бойера чем-то увесистым. В голове уже крутились разные вариации на тему применения магии, но все они утонули в гневном шепоте вампирши.
- Ты явился ко мне. Под рассвет. В сад. И говоришь, что это я веду себя неосмотрительно? - Анри злилась и, хотя говорила негромко, её злость прекрасно чувствовалась в словах.
У него хватало вариантов, как поговорить с ней без лишних свидетелей. Он устроил самый настоящий маскарад и явился под рассвет, но если бы хотя бы пробрался в дом, а не оказался на виду у остальных в саду! И мало ей этого, так он ещё и наследил! Если бы им никто не встретился на пути, она могла бы как-то обставить всю ситуацию, чтобы оставить визит Ролана инкогнито. Но теперь кто-то из служащих её Дома получил по голове и непременно об этом расскажет. Хорошо, если ей и он больше не станет трепать своим длинным языком направо и налево.
- Просто превосходно!
В сравнении с Роланом Сара была эпицентром неспокойствия. Как там недавно её назвал Авель? Как буря в море?
- Где-то в моём дворе лежит оглушённый или убитый вампир? - аристократка помассировала переносицу, пытаясь сохранить спокойствие, но не вышло. - Да! Лучше бы ты ворвался в мою спальню! - голубые глаза, пышущие гневом, посмотрели на вампира.
Ей стоило огромных усилий вытерпеть две встречи, но эта оказалась последней каплей её надменному спокойствию. Сара при всём желании не могла успокоиться. Она пытается сохранить свой Дом, а одна из угроз стоит прямо перед ней и просит её успокоиться. От ощущения рук на плечах легче не стало.
- Я уже всё сказала, - Анри отвела глаза, чуть отвернув лицо, но даже не попыталась сбросить его руки с плеч и как-то высвободиться.
У неё не было ни малейшего желания продолжать этот разговор. В любую минуту могли узнать о том, кто находится в её доме. Сара не сомневалась, что об этом непременно доложат в Тайную канцелярию или напрямую Виззариону. Конечно, связь с Бойером могла бы непременно отбить желание у императора женить его брата на ней и дало бы Ворону вескую причину отказаться от такого нежеланного для него брака, но Анри не успела продумать, что будет делать со всем этим дальше. Слишком рано.
По просьбе Ролана, аристократка подняла на него взгляд, но лишь для того, чтобы озвучить то, что он уже достаточно раз услышал за сегодня:
- Тебя это не касается. Ты зря пришёл.
Чтобы она там ни говорила и ни делала, Бойер не собирался отступать от своего, а её последняя реплика подействовала, как осиный укус в то самое место. Мягко говоря, Сара опешила. Кажется, в пылу эмоций она ещё хотела что-то сказать, но все слова закончились слабым выдохом - Ролан накрыл её губы, лишая возможности говорить вообще. Аристократка сжала руку в дрожащий кулак, которым, кажется, собиралась от души съездить вампиру за наглость. Рука поднялась и так же легко опустилась, когда Камэль сама подалась навстречу вампиру, жадно отвечая на поцелуй. Ладонь легла ему на грудь и сжала в кулаке одежду, натягивая до врезания складок в кожу.
- Снимай эти Фойрровы вещи, Бойер...
Это всё, что он услышал в ответ вместе с её взволнованно-отяжелённым дыханием.

+1

12

- Снимай эти Фойрровы вещи, Бойер...
   Вот и всё. И не надо больше никаких танцев с бубнами. Всё довольно прозаично и закономерно.
   Ролан снимает вещи, но не с себя, а с неё, неосознанно всё равно всё делая по-своему. В этом весь он. Она это знает.
   Князь смотрит на её обнажённое тело, но смотрит недолго. Здесь нечего медлить. Только не сейчас, когда кровь бурлит, когда от злости хочется сделать этой женщине больно. Ну что за цирк? Зачем? Почему вновь нужно было довести Бойера до белого каления?
   Наверное, иначе было бы просто скучно. Ей. Или им обоим. А тут такой адреналин. Дрожь в напряжённых руках. Сила, еле сдерживаемая. Кровь, просачивающаяся сквозь порез на щеке. Огонь глаз.
   Нравится?
   Короткое движение рукой, отделяющее эту комнату от остального мира, - последнее, что успевает подсказать здравый смысл. А дальше всем знакомый сценарий. Фойрр мог бы быть доволен.
   
   Она лежала на его груди. Тёплая, спокойная, отчего-то именно сейчас беззащитная. А Ролан смотрел в потолок, безотчётно перебирая меж пальцев прядь её волос. «Беззащитная…». А ещё полчаса назад вилась пламенем в его руках, опаляя, сжигая своей страстью. Забирая всё, что могла забрать. Отдавая всё, что могла отдать.
   Опустошённый эмоционально, Ролан понимал, что им нужно поговорить. Как понимал и то, что ему нельзя здесь задерживаться. И так пробыл дольше намеченного, но с этим уже ничего не поделаешь.
   Нужно что-то делать.
   - Ты действительно приняла его предложение? – тихо и спокойно спросил Князь, не отрывая взгляд от потолка.

+1

13

Круг тишины – такое знакомое заклинание, спасающее от ненужных сплетен, но минус его в том, как впрочем, и любого другого заклинания, в том, что оно нуждается в поддержании, а потеря концентрации нисколько тому не способствует. За своими играми с дикими правилами они совершенно забыли о секретности. Заклинание было нарушено, а сам факт того, кажется, благополучно прошёл мимо двоих.
Это было… А стоит ли об этом говорить, когда всем известно, что в её постели находится бордельщик? Здесь самими Бэлатором писано умение сделать так, как хотелось бы ещё. На секунду Сара позволила себе лёгкую усмешку. По этой причине Виззарион так стремился вверить Ролану важное задание для короны – вытрясти нужные сведения через постель жён советников? Анри поймала себя на том, что совершенно точно не ревнует Бойера ни к одной из тех «счастливиц», даже зная о том, что многие советники даже будучи в возрасте успели обзавестись молоденькими и красивыми жёнушками. Ревновать к другим женщинам тут нечего. Если у них всё ограничивалось пределами постели, то здесь… А было ли что-то большее? Сара об этом думала, прислушивалась к себе. Навряд ли за столько лет ей захотелось что-то серьёзно поменять в своей жизни и поставить всё на кон одной ночь, проведённой с Бойером. В её понимании дело не ограничивалось исключительно постелью и желанием согреться. Дело было в конкретном мужчине, к которому спустя столько лет и событий у неё всё ещё оставались чувства. Долгое время подавляемые ею, но неизменно приводившие к эмоциональным взбучкам каждый раз, когда он слишком долго находился рядом, а её каменная и спокойная маска безразличной ко всему девушки рушилась. И вот что из этого вышло - она ещё окончательно не пришла в себя. И хотя дыхание было уже не таким горячим и жадным, а постепенно приходило в норму, а тело, хранившее запах его кожи и помнившее прикосновение рук и губ, расслабленно отдыхало, Анри не торопилась отстраняться и разрывать связь с вампиром. Ещё немного.
- Приняла.
Говорить об этом так спокойно и равнодушно в нынешнем положении дел и тем было… странно. Сара это осознавала, но ничего по этому поводу не испытывала. Совершенно ничего. После накопленного эмоционального напряжения в мозгах и теле, она окончательно расслабилась, превратившись скорее в разнеженную на солнце змею, чем в мурчащую ласковую кошку, которая устроилась под боком у хозяина. Да, Анри позволяла себе лежать на груди у вампира, накрывать её ладонью свободной руки и даже по-хозяйски закинуть на советника ногу, выпячивая бедро, но при этом не жалась и не выпрашивала ласку. Кажется, что эта женщина на такое не способна и ей больше по душе устраивать вампиру эмоциональную взбучку, чтобы живо и энергично доказывать друг другу, кто здесь прав, а кто виноват, а после отлёживаться, пусто смотря перед собой, пока не возникнет желание заговорить. Это лишь отчасти правда. Поначалу, стоило первой волне напряжения начать спадать, как она льнула к боку вампира, юлила и жалась, прогибаясь под легчайшее прикосновение пальцев к влажной и разгоряченной коже. Она помнила, как зудели её клыки и просились прикоснуться к шее вампира, но потом... потом она вспомнила, что всё это - происходящее в комнате, может остаться здесь. Если их с Авелем затея выгорит, то Виззарион добьётся своего - подожмёт Дом Анри под своё императорское кресло, а она лишится всего. Включая одного не безызвестного советника. От этого сладкая нега отходила слишком быстро, и заигрывающая девица, которая могла позволить себе шутки и дерзости осталась где-то позади.
Анри не врала. Несмотря на возможность это сделать.
- Император решил, что из нас выйдет отличная партия, - эту реплику она должна была сопроводить смешком или львиной долей иронии, но все эмоции остались там, в недалёком прошлом, о котором напоминало приятное опустошение и небрежно разбросанные вещи. И порез на щеке вампира, который она, будучи ещё в возбуждении, слизнула, собирая проступившую кровь. Это Бойер успел себе позволить впиться в её шею клыками. Она же себе такого не позволяла ни раньше, ни сейчас.
Даже если предположить, что их брак с Авелем состоится, то ничто не мешает ей продолжать видеться с вампиром (ей хотелось в это верить), сколько она того пожелает, но, прежде чем открыть некоторые карты, Анри предпочла выслушать мнение вампира.

+1

14

«Приняла…». Ролан глубоко вздохнул и шумно выдохнул. Не то чтобы он действительно надеялся на другой ответ, нет, когда тебе что-то диктует корона, противостоять ей довольно затруднительно. Особенно в той ситуации, в которой оказались они, когда монарх не знает, кому можно доверять, а кому нет, а потому пытается обезопасить себя всеми возможными способами. Сара действительно не имела выбора, ему ли не знать. Ещё совсем недавно (а казалось, что прошла целая вечность) он был в схожей ситуации, только ему удалось из неё выбраться, даже почти благополучно, если не считать некоторых непредвиденных последствий. Сможет ли выбраться Сара – это вопрос. И захочет ли? При всех минусах Авеля этот брак и впрямь был хорошей партией. В первую очередь для бастарда, конечно, но Дом Саралэт получил бы свои привилегии – он стал бы как никогда близок к короне.
   - Да, я знаю, - тихо ответил Ролан и чуть приподнялся, чтобы мягко коснуться губами белоснежной макушки в лёгком поцелуе, будто желая показать, что чтобы ни случилось, Сара не одна. – Впрочем, насколько я успел понять, у Авеля есть причины не желать этого брака. По крайней мере, «милость» императора не вызвала в нём восторгов.
   Ролан перестал перебирать волосы Саралэт, выпустил их из пальцев и приобнял девушку. Прикрыв глаза, мужчина на некоторое время погрузился в молчание.
   Он снова и снова проигрывал в памяти тот момент, когда Его Величество решил разыграть очередную свою карту. Козырь. Вальта. И не побоялся ведь, поскольку знал, что старшие карты все в его руке. Единственное, что может спасти Сару – это джокер. Но где его найти? Только подскажите, и ловкие руки тут же завладеют им, не побоясь смухливать.
   - У Авеля есть какой-то секрет, - наконец произнёс Князь. – Ему совершенно не нужно место в Совете, он не рвётся в него – это ясно. Но дело не в этом. Тогда в чём?..
   Ролан открыл глаза и медленно сел, давая тем самым Саралэт возможность неторопливо сменить положение.
   - Ты же не хочешь этого брака, так? – вопрос чисто риторический, ответ на который и так понятен, иначе бы Бойер сейчас не находился в этой постели. – Я могу помочь тебе выбраться из этой удавки, но тогда нам нужно действовать сообща. Я понимаю, что после того, как вскрылось, что ты долгое время гостила в моём доме, слухи о нашей связи подпортили тебе репутацию. С этим, увы, уже ничего не поделаешь. Но мы всё ещё можем выиграть эту партию. – «Только не беси меня, умоляю». – Главное, играть на одной стороне.
   Ролан не любил копаться в грязном белье, но на войне любые средства хороши. Если это поможет не дать вампиру войти в Совет, а ещё лучше, если это дискредитирует его в глазах собственного брата, который вдруг стал так сильно на него полагаться, это будет на руку всем. По крайней мере, Ролану точно. Ему не нравилось, что этот выродок, пусть и официально признанный Эльдаром, вдруг вышел из своих катакомб и начал заявлять о себе. Сидел бы в своей тени, не отсвечивая, а то теперь в каждой бочке затычка. С этим было необходимо что-то делать.

+2

15

Выбор есть всегда. Стремление императора подсунуть своего незаконнорождённого брата ей в мужья могли разбиться об нежелание Сары с ними примириться. Фактически так и случилось. Ни Анри, ни Арратс не планировали заключать этот брак. Оба заинтересованы в том, чтобы избавить себя от подобной участи любыми способами. Если бы Камэль точно знала, что распущенный по Мирдану слух о её связи с Бойером избавит её от перспективы любого незапланированного брака, но при этом оставит ей необходимую репутацию, чтобы дальше управлять Домом – она бы это сделала. Выставила бы на показ, даже если бы ничего не было. Но это не выход, который бы её устроил. В этом случае она рискует потерять свой Дом и место в Совете. Одной женщине уже удалось пробиться в него. Даже Элениэль – этому нежному цветку Виззарионов, нашлось место, где император, убитый горем потери, отошёл от дел. При желании она могла бы перенять на себя полномочия императрицы по праву рождения, но не возжелала того. Сара же стремилась использовать любую возможность. Если б тогда она отказала Авелю, то, возможно, в следующий раз ей попался бы кто-то менее сговорчивый.
Лёгкий, почти отцовский поцелуй в макушку. В голову даже не закрадывается мысль о том, сколько женщин до неё получило такие поцелуи. В этот момент ей всё равно. Сара слушала, молчала, словно не знала, стоит ли говорить Ролану обо всём, что случилось в ту встречу с Арратсом. Она могла дать Бойеру возможность побыть мужчиной и решить все проблемы за неё, но такой ход вещей не поможет ей выжить в патриархальном обществе, если когда-либо их пути с Роланом разойдутся.
Разговаривать в такой непривычной спокойной обстановке было бы проще всего. Для опустошенной Сары, у которой, казалось, не оставалось сил на продолжение борьбы, это мог быть последний шанс выяснить, что она значит для этого мужчины. И что он значит для неё – тоже. Она не торопилась подниматься, когда он сел. Молча смотрела на спину, слушала дальше, не перебивая. Думала. Осознавал ли вампир, что пытается сделать? И чем может закончиться эта связь. Он находится в её постели, а она не торопится бежать смывать с себя следы их близости. На кого в первую очередь подумают, если через несколько недель она пошлёт слугу за зельем или приведёт в свой дом повитуху? Анри не озвучила свои мысли. Она села в постели, за спиной Бойера, шурша сползающим покрывалом, приобняла его за плечи и оставила лёгкий, казалось бы, совершенно неуместный после таких речей поцелуй над левой лопаткой. Какая-то секунда действия, после чего Анри отстранилась, выпрямившись, левая ладонь соскользнула с плеча и сползла по спине лёгким уходящим прикосновением, а взгляд вампирши был направлен в спину советника, но оставался пустым и отсутствующим.
Она взмахнула рукой, обновляя заклинание Круга тишины, которое они успели разрушить своим эмоциональным выбросом, а потом заговорила:
- Авель не желает этого брака. Мы заключили это соглашение только для того, чтобы у нас было время придумать, как от него избавиться. Существует множество вариантов того, как избавиться от необходимости выходить за него, но все они лишат меня моего места. Я хочу сохранить свой Дом. И не стремлюсь заключать брак с кем бы то ни было, - в кой-то веке Сара говорила спокойно и почти отстранёно. Она снова пыталась придумать, как выйти из этой ситуации и остаться в выигрыше. В нынешнем положении с Виззарионом сложно вести какой-либо диалог. – Пока у императора была его личная игрушка с сиськами, он был заметно добрее и более охотно шёл на уступки, - Анри вздохнула, откинувшись на подушки.

+2

16

Ролан почти автоматически накрыл её ладони своими, впрочем, не сковывая девушку в движении.
   Такая мягкая, такая непривычная. Или просто он раньше не замечал? В борделе она систематически выводила его из себя, когда же была перевезена в его дом… Да, тогда она была тише, спокойнее, внимательнее. Не раздражала выжатого как лимон Князя, не мучала разговорами, если видела, что он валится с ног, не провоцировала на конфликт. Он старался уделять ей внимание, но голова гудела почти беспрерывно. Мысли, мысли, мысли. Планы, планы, планы. Визит к той, визит к этой, с этой вести себя так, а с той иначе. Миллион комбинаций того, как достигнуть поставленной цели, а также заручиться поддержкой одной не без вести пропавшей женщины. Рассказать ей анекдот, поделиться новостями, крепко зажмурить глаза, справляясь с болью. Усталость разливалась по телу. И Сара была рядом. Именно в тот момент она стала ему поддержкой, осознанно или нет. И Ролан был благодарен. В одно утро он позволил себе обнять её, и она не отстранилась. Уткнувшись носом ей в волосы, мужчина что-то шептал, почти бессвязно. И тогда она тоже была мягкой. Но совершенно иначе.
   Лёгкий поцелуй, щекочущий кожу, движение рукой, заставившее мышцы напрячься. Медленно выдохнув, Ролан расслабился и повернулся к Саре, чей взор был обращён внутрь себя.
   «Нет, не все», - подумал Князь, сосредоточенно глядя на вампирессу.
   Она может претендовать на кресло в Совете согласно последней воле своего отца; история, конечно, беспрецедентная, но вполне имеющая место быть. Проблемы две: жених и внебрачные дети бывших глав Дома. И если отец Саралэт ещё мог похвастаться супружней верностью (хотя и это нужно проверить), то вот сыночек, будь он неладен, мог наломать дров. Впрочем, даже если у Археля, не дай Бэлатор, родил сын, он ещё слишком мал для каких-либо действий. Доверят ли в таком случае опекунство и временные права главы дома самой Саралэт? Всё зависит от настроения императора. Впрочем, будем честны, её не устроит такой расклад. Значит, надо избавиться от всех возможных претендентов.
   «Их сначала надо найти. В любом случае, сейчас она имеет право на присутствие в Совете как единственный наследник. Таким образом, основная угроза – бастард. И сосредоточиться надо на нём».
   А про сисястую игрушку – это она хорошо сказала. Вампир ухмыльнулся.
   - Об этом стоит подумать. Во дворце ходят слухи, что императрица... – Ролан сделал жест рукой, точно подыскивал слово. Нашёл. - Не возбуждает бедного монарха. – «Какая жалость». – Можно было бы подослать к нему какую-нибудь девчонку из гарема, чтобы Шейн действительно перестал совать свой нос в чужие дела. Ты умница, Сара! – улыбнулся Князь и, взяв девушку за подбородок, крепко поцеловал её. – Что бы я без тебя делал…

   Августус ждал снаружи, и складывалось такое ощущение, будто дампир вообще не двигался всё это время. Живая, мать его, статуя. Покачав головой, Ролан пошёл к другу и жестом сообщил, что они возвращаются домой.
   День был в самом разгаре, вампиру необходимо было подготовить некоторые документы, написать пару-тройку писем и, если получится, то хоть немного поспать: он знал, что бодрость, которую он испытывал в данный момент, очень скоро сойдёт на нет. А на закате ему необходимо было наведаться в канцелярию.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [15-16.04.1082] Тени прошлого