Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [16.03.1082] Прозрачной тенью


[16.03.1082] Прозрачной тенью

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

- примерная локация
Фалмарил, г. Эрдан
- действующие лица
Кристофер, Тэйер
- описание
предыдущие эпизоды: [14.03.1082] Потерявшийся в себе, [16.03.1082] Будь хорошей девочкой

0

2

- Кристэль? – он непонимающим и обеспокоенным взглядом встречает встревоженную девушку. Игнорируя его приветствие, сопровождённое весёлой улыбкой, она спешно собирает свои вещи в их комнате, отделываясь от него общими несвязанными фразами.
- Прости.. Мне нужно уйти.
- Что случилось?
- Я сделала одну большую глупость.
- Какую..? – он окончательно теряется в своих догадках, но снова не получает ни взгляда, ни должного ответа, который мог бы ему всё пояснить. Он готов был принять любую глупость и сослаться на то, что она не желает путешествовать с незнакомцем или подумала, что её затея лишена всякого смысла, но..
- Не важно. Я должна всё исправить.
- Крис, - он преградил ей дорогу, вырос перед ней, будто каменная стена, не пускающая к чему-то заветному. Пронзительно смотрел, пытаясь найти в выражении её лица хоть намёк на то, что её встревожило, но не находил. Что изменилось за то время, пока его не было? Когда он уходил, она ещё спала, и парень полагал, что успеет вернуться к её пробуждению и продолжить путь к Комавита. Много думал об этом, но столкнулся с тем, чего не понимал. Он не знал, как реагировать на её резкий порыв всё изменить и отказаться, будто в раз её идея потеряла всякую ценность. Он стал для неё чем-то неважным, чем-то, через что можно переступить.
Это он заслужил своим поступком? Своим бездействием…
Она ничего не объяснила; оставила парить в воздухе немой вопрос и сбежала, едва попрощавшись. Их путешествие закончилось на третий день, а он даже не успел понять, чем был так важен девчонке. Зачем кому-то нужно было идти к древнему источнику жизни, чтобы убедиться, что с ним всё в порядке, потому что когда-то увидел в глазах неразделённую печаль. В какой-то момент Кристофер поймал себя на мысли, что возможно именно она научит его заново смотреть на мир, но каким же он был наивным! Девушек невозможно понять, невозможно предугадать природу их поступков. Два дня назад она яро отстаивала свою позицию и рвалась в приключения, а теперь сдавала назад и скрывала причину резкого изменения планов. Что изменилось?
Он знал её плохо. Да что там.. Совсем не знал! Случайное знакомство в лесу и несколько дней, проведённых вместе, ровным счётом ничего ему о ней не сказали. И вот сейчас он вынужден бесполезно смотреть в захлопнувшуюся за ней дверь снятой комнаты, не зная, что делать дальше. Вернуться обратно на пантеон или продолжить скитаться по миру, который он перестал понимать?
- Или с женщинами не везёт или я совсем перестал понимать смертных.. – негромко выдохнул Аллор, откинувшись спиной на постель. Он бесцельно рассматривал потолок, всё пытаясь понять, что заставило девушку покинуть его и изменить своё решение.
- Тебе не стоит здесь задерживаться, - из мыслей выдернул знакомый голос.
Ламар перевёл взгляд на вход в комнату и медленно сел в постели, не отрывая взгляда от нежданного гостя.
- Лестат… - выдохнул он и в ответ получил короткий утвердительный кивок. Этого вампира сложно было не узнать даже в облике смертного. Он едва ли имел что-то общее с собой настоящим и той оболочкой, в которой обосновался, скакнув из мира богов к смертным. Но аура этого тёмного, как и сокрытая внутри него магическая энергия, говорила о том, что догадки Кристофера верны. Перед ним был один из его братьев. – Ты..
Он не успел завершить вопрос – вампир его перебил:
- Один, - Лестат оставался таким же холодным и сдержанным в общении, - но он может вернуться в любой момент.
Не нужно уточнять имена, чтобы понять, что речь идёт о Рандоне. Как и спрашивать о том, как старший брат отнёсся к исчезновению младшего – он в ярости.
- Ясно, - Кристофер вяло усмехнулся и откинулся на спину, свесив одну ногу с постели. Он впервые поймал себя на мысли, что ему всё равно, что произойдёт с ним, когда здесь появится перевёртыш. Они вернутся обратно, в мир богов, и на этом его вылазки закончатся, а перед тем брат не откажется от возможности устроить ему знатную взбучку, не жалея смертного тела.
- Что ты собираешься делать? – нарушил тишину вампир; по его голосу не поймёшь: удивлён он поведением младшего или он сам желает поскорее закончить с этой историей и вернуться на пантеон – у него больше поводов быть там, а не здесь. Его возлюбленная жива и никогда не покидала пределы небосвода, это он, идиот ламарский, влюбился в смертную и потерял её.
Ответа не было.
- Уходи.
Кристофер удивлённо посмотрел на брата, не понимая, почему он даёт ему возможность уйти.
- Рандон скоро вернётся, - Лестат смотрел в сторону, минуя прямого взгляда с братом. Ламар ничего не предпринял, казалось, он собирался стоять (или лежать) на своём, и дождаться старшего, чтобы вместе с остальными вернуться домой. – Другого шанса у тебя не будет. Если мы встретимся снова, я не позволю тебе уйти, - теперь его пронзительные глаза смотрели прямо на него; внутри стало холодно.

- И кому я что пытаюсь доказать?
Пенка на эле осела, давая ламару едва уловимо различить на мутной поверхности напитка своё отражение. Пальцы слабо сжимают кружку, будто он с неохотой пропустил в себя несколько глотков, чтобы забыться, но совершенно не знал, как это делать. Минусы в том, чтобы быть представителем светлой расы и богом по совместительству.
Кристофер шумно выдохнул через нос. Их пути с Лестатом разошлись в той же таверне. Зачем он принял предложение брата воспользоваться последней возможностью провести ещё какое-то время в мире смертных, если и сам не знал, что его держит здесь? Холодная насыпь над могилой возлюбленной не согреет, а храм, возведённый в её честь, так же пуст, как и его разбитое сердце. Он не мог найти объяснение тому, что сподвигло его ещё раз пройтись по улицам незнакомого города, в поисках ответов на вопросы, мучившие его последние годы.
Его мир умирал, но он, кажется, не замечал того, что своим бездействием губит жизни.

+1

3

Колокольчик на двери легко звякнул, оповещая о прибытии нового клиента.
   Тэйэрлеена оглянулась, слегка щуря глаза точно от солнечного света, а потом радостно улыбнулась, увидев хозяйку заведения. Высокая, сухощавая женщина, давшая кров путешественнице, в этот момент как раз протирала один из дубовых столиков, а её муж, плотный русоволосый ламар, наливал эль в высокую глиняную кружку. Девушка улыбнулась и, подойдя к барной стойке, присела на краешек высокого стула. Положив локти на стойку, фалмари слегка подалась вперёд и перекинулась парой свежих новостей с хозяином заведения. Мужчина сделал несколько весьма едких, но точных замечаний, Тэйэр хохотнула и перевела тему в более для неё существенное русло.
   - Я уже собрала вещи и через пару часов тронусь в путь. Большое спасибо вам за гостеприимство, - душевно улыбаясь, говорила Мэрдок, - вы меня очень выручили. Надеюсь, я не доставила вам неудобств, а если да, то простите меня, пожалуйста.
   Она чуть склонила голову влево, чтобы заглянуть мужчине в глаза, и губы её изогнулись в мягкой улыбке.
   Девушка провела в этом городишке чуть меньше двух недель, облазила леса и водоёмы, насобирала трав и теперь готова была двинуться дальше: здесь, к сожалению, ей делать было больше нечего. Специалист по ядам требовался не так часто, как могло показаться на первый взгляд, а заниматься врачевательством… для этого есть местные целители. Нехорошо отнимать кусок хлеба у своих коллег.
   - Что ж, - кивнул мужчина, - удачной дороги тебе. Будешь в наших краях, заглядывай обязательно.
   - Спасибо, - расцвела  Тэй. – Можно мне кружку эля на дорожку?
   - Конечно.
   Тэйэрлеена Мэрдок, не смотря на свою… необычную для ламара внешность, умела нравиться окружающим. Её открытая улыбка, лёгкий нрав и доброжелательность прокладывали девушке дорогу везде, где бы она ни оказалась. Всегда находились те, кто проявлял к Тэй участие, и она всегда отвечала взаимностью. Это как принцип равноценного обмена: как ты к миру, так и мир к тебе.
   Покидать этот уютный дом было не грустно: фалмари вообще редко когда привязывалась к какому-то конкретному месту, не имела большого багажа, а потому в любой момент могла сорваться с места и пуститься в путь. Это… привычка.
   Перед ней опустилась кружка, и девушка достала пару монет, но ламар остановил Тэйэр коротким жестом руки и слегка насупил брови.
   - За счёт заведения.
   - Спасибо, - искромётная улыбка и маленький глоток. – Ммм… - блаженно протянуло дитя волн. – Всё-таки у вас лучший эль, который мне доводилось пробовать, - подмигнула она мужчине и вновь положила руки на барную стойку.
   Торопиться не хотелось. Тэй сидела, впитывая в себя запахи и атмосферу этого места. Она точно знала, что будет скучать по этим душевным ламарам. Пусть недолго, но всё-таки будет.
   К ней подошла хозяйка таверны. Улыбнулась, но немного печально, поговорила с ней чуть-чуть, но тут же вернулась к работе: клиенты не спали.
   Мэрдок оглянулась по сторонам, с интересом разглядывая посетителей, и вдруг остановила взгляд на парне, который сидел в дальнем углу. Судя по всему, он никого не ждал, а если и ждал, то тот ламар не пришёл. Какой-то подавленностью и предопределённостью веяло от этого светловолосого юноши. Тэй хмыкнула и отвернулась, делая новый глоток. А после, не долго думая, встала, взяла свою кружку и направилась к его столику.
   - Привет, - жизнерадостно обратилась она к нему, привычно открыто улыбаясь. – Тут не занято? – она многозначительно посмотрела на пустующий стул. – Я Тэйэрлеена. Тэйэрлеена Мэрдок.

Отредактировано Тэйэр (2016-02-19 09:55:16)

+1

4

Ломать голову, пытаясь понять представительниц прекрасного пола, та ещё задачка. Аллор потратил на это несколько часов своей жизни и всё, чего добился, это пришёл к выводу, что он ни аруха не понимает в этих женщинах. Удивительно, как ему ещё удалось сойтись с одной из смертных и пробыть с ней в отношениях продолжительное время, несмотря на то, что являлся он в мир за пределами небесного надела крайне редко. Впрочем, может именно в этом и было дело, что видел он ей редко, а потому не имел возможности каждый день удивляться новым нелогичным шагам женщин? Будь на его месте Фойрр, тот бы уже высмеял ситуацию, рассказывал бы её с охотой своим братьям с иронией и десятой кружкой эля, Кристофер же… Погрузился в абсолютно бесполезные размышления, которые ничего ему не давали.
- Привет.
Ламар поднял голову. Мысли выветрились из головы; несколько секунд потребовалось на то, чтобы сфокусироваться на новой цели. И дело не в выпитом эле. Перед ним была очередная представительница прекрасных. Тоже из его народа, но… несколько необычная, учитывая некоторые особенности её внешности. Взгляд Кристофера задержался на её белоснежных волосах – такое у ламаров он раньше никогда не встречал, а уж если ей удалось удивить своего творца… Как такое вообще могло случиться? Ответ нашёлся быстро, несмотря на некоторое количество выпитого с непривычки эля. Вита. Этот источник сказывался на его мире с тех самых пор, как его нестабильность изуродовала почву Фалмарила. Не удивительно, что его воздействие и сейчас сказывается на жителях острова. Он так и не смог очистить источник от сильной магии, только уменьшил её влияние и зародил новое древо, но и оно в силу возраста не имело столько сил, чтобы сдерживать взбесившуюся магию и держать мир народа волн в равновесии. И вот результат его слабости, стоит перед ним и красуется неприродным для ламаров цветом волос.
- Ты как морская пена…
И зачем только сказал?
- Прости, - спохватился парень. – Я не хотел тебя оскорбить, - он чуть виновато улыбнулся и указал девушке взглядом на стул. – Я раньше никогда не встречал ламаров с подобным цветом волос.. Необычный, - попытался он сгладить конфликт. Стоило бы ответить приветствием на приветствие, но после подобного монолога Кристофер посчитал, что смотреться это будет ещё глупее, чем его попытки оправдаться, а он не в том моральном расположении духа, чтобы распыляться красивыми эпитетами. К тому же, он никогда не был падок на красивые слова. И как он только вызвал интерес Фильер к себе? – Кристофер, - запоздало представился он. – Ламиран, - припомнить земную фамилию оказалось сложнее. Он уже давно не испытывал надобности в её использовании, а вынудить что-то из недр памяти своего носителя несколько проблематично. Впрочем, придумать фамилию оказалось куда проще, чем придумать, как завязать разговор с девушкой.
- Что привело тебя в такую глушь? – самый бесполезный, пожалуй, вопрос, но отчего-то в сложившейся ситуации Кристофер почувствовал себя стремительно тупеющим парнем, который не может выдавить из себя и пары разумных слов в компании симпатичной девушки.

+1

5

С губ девушки сорвалось короткое междометие, выражающее крайнее удивление, и брови поползли вверх. Её улыбка выдала некоторую растерянность, что испытала фалмари, но она тут же пришла в себя, просто... Ещё никто не сравнивал её с морской пеной. Комплимент, пожалуй, весьма сомнительный, но с другой стороны...
   - Ничего, - коротко рассмеялась Тэй и махнула рукой, принимая извинение и показывая, что совершенно не сердится. - Но это было... неожиданно.
   В её глазах, точно солнечные зайчики, искрятся смешинки. Девушка отодвигает стол, садится напротив незнакомца и делает маленький глоток.
   Тэйэрлеена не спешит поддерживать разговор о своей необычной внешности - за пятьдесят с лишним лет для неё эта тема стала обыденной. Ей куда более интересно было бы что-нибудь узнать о нём, о Кристофере. Красивое имя.
   - Приятно познакомиться, - искренне говорит она, посылая ламару солнечную улыбку. Впрочем, и вся девушка была какая-то... солнечная. Тёплая и яркая, не слепящая, но приятная. По ней сразу было видно, что фалмари очень душевное существо.
   - С каких пор столица стала глушью? - смеётся девчонка и, чуть склонив голову, смотрит на молодого человека. - Впрочем, ты прав, пригороды и области не такие шумные, как центр, но оно даже к лучшему. Порой.
   Я путешествую. Изучаю различные травы, яды и противоядия. У меня уже довольно большой багаж,
- доверительно сообщает она, по-детски приподняв брови, дабы добавить весомости своим словам. - Сейчас вот хочу попробовать добраться до Комавита. Знаю, что звучит довольно утопически, но хочется хоть раз увидеть это легендарное место. К тому же, мне очень нужна вода из источника, а достать её крайне проблематично, как и "слёзы Фильер", в общем-то. Встретишь не на каждом рынке, а когда встречаешь, то оно стоит целое состояние. - говорит она и чуть подаётся вперёд, положив локти на стол. - Ну, а ты? У тебя здесь родственники или просто проездом? Здесь, кстати, лучший эль во всей округе, - Тэйэр приподнимает кружку, делая на ней акцент, а после делает глоток и прикрывает глаза, наслаждаясь послевкусием. Но после вновь с интересом смотрит на Кристофера.

Отредактировано Тэйэр (2016-02-20 14:13:41)

+1

6

Девушка не стала акцентировать внимание на его странной оценке её внешности. Спасибо, что не обиделась, а снисходительно отнеслась к его словесному неосознанному выпаду. Отлично, что дальше?
- Взаимно, - Кристофер улыбнулся в ответ. От новой знакомой исходили сильные потоки тепла. Будь он в другом расположении духа, наверняка бы заразился её искренностью, теплом и открытостью, поскольку и сам был подобным ламаром, но подрастерял это за последние годы, проведённые в одиночестве.
Они находились в пригороде столицы. В преддверии праздника, даже в отдалённых уголках Фалмарила царил шум и гам, но праздник прошёл, и не так весело и радостно, как в прошлый годы, когда он сам являлся на праздник и был его главным долгожданным гостем. От него здесь ничего не осталось.
- Кто знает, - пожал плечами парень. – После праздника все как-то притихли, - он сделал глоток эля, в очередной раз приходя к выводу, что не его это напиток. Лучше бы выпил что-то другое. Любимый берёзовый сок или прохладной воды, а не уподоблялся тёмному брату, который за время, что провёл среди смертных, успел познать многие людские слабости, включая выпивку и женщин. Кстати, куда подался Фойрр, раз не помогает Рандону отыскать его? Нянчится с Флэйком или нашёл себе другую забаву?
Услышав о знакомом месте, Аллор уж думал, что ещё одна девушка из его народа решила отправиться искать божество, но это уже что-то новенькое.
- Зачем тебе вода из источника? – удивился ламар и отставил кружку, внимательно посмотрев на девушку.
Это правда, что некоторые ламары добывают воду из источника, а потом её перепродают. Она обладает магическими свойствами, но таких поставщиков крайне мало. Древо может само выбирать, кого подпускать к себе, а кого нет. И карт, которые могли показаться безопасный путь, не существует. Кристофер сам об этом позаботился. Если бы каждый желающий мог подобраться к источнику, то тот бы погиб в скором времени. Воды питают древо, они его кровь, а что произойдёт с организмом, если из него выкачать слишком много крови? Он погибнет.
- Проездом, - он бросил взгляд на окно, где виделся клочок открытого неба. Как всегда, солнечно. – Боюсь, что эль – не мой напиток, - слабо улыбнулся ламар. Если это, действительно, лучший эль во всей округе, то стоит подобрать себе что-то другое.

+1

7

- Да, согласна, - кивнула Тэй и на секунду посмотрела в окно.
   Великий Бог не спустился с Пантеона и никто не знал, что думать по этому поводу. Кто-то говорил, что они разгневали своего создателя, кто-то считал, что с богом случилась какая-то беда, а некоторые считали, что Бога просто больше нет. И такое случается в нашем тленном мире. Тэйэрлеена предпочитала не вдаваться в теории по данному вопросу, когда оставалась наедине с собой, но ей было грустно от того, что праздник прошёл в этот раз иначе. В конце концов, появление Бога каждый раз было как подарок на её собственный день рождения, пусть он об этом и не знал, конечно.
   - Хочу найти лекарство от розы немёртвых, - улыбнулась Тэйэр и тут же коротко рассмеялась, понимая, как наивно это звучит. - Нет, серьёзно. Сейчас она встречается гораздо чаще, чем нежели после войны. Я, конечно, не столько обычный лекарь, сколько травник, повёрнутый на ядах, но... - она легко пожала плечами, глядя на Кристофера. - Да и просто вода из Вита является отличным дополнением ко многим противоядиям, а в некоторых она просто незаменима.
   Её затея была обречена на провал, но Тэйэр об этом не знала или не хотела знать, а потому она могла творить великие дела, не задумываясь о своих ограниченных возможностях. К тому же, казалось, если с розой немёртвых не справится вода, питающая дерево жизни, то не справится уже ничто. Впрочем, можно было поставить руку на отсечение, что Тэйэр не сдалась бы и после столь сокрушительного поражения. Если только не нашла бы себе другую цель жизни.
   Мэрдок с интересом смотрит на своего собеседника, но тот, казалось, не собирался отвечать откровенностью на откровенность, и Тэй не была в обиде. Это она у нас болтушка, каких поискать, открытое создание. Ждать подобного от других было бы глупо, не правда ли?
   - Тогда не стоит себя мучить, - мягко говорит она, откидываясь на спинку стула. - Хозяин не обидится, - доверительно сообщает она и весело улыбается. Потом, вновь посмотрев в окно, девушка вздохнула, сделала последний глоток и, отодвинув стул, вышла из-за стола.
   - Мне уже пора выдвигаться. Было приятно познакомиться, Кристофер. Удачи тебе в пути, - улыбнулась она ему напоследок, а после повернулась к хозяевам и громко попрощалась: - До свидания! И спасибо за всё.
   Надо было зайти за своей небольшой поклажей и двинуться в сторону, где предположительно находился Комавита.
   Настроение было замечательным.

Отредактировано Тэйэр (2016-03-11 19:58:48)

+1

8

Роза немёртвых распространялась всё дальше, перебираясь с материка на остров, поцелованный солнцем. Здесь у светлого народа, нетерпимого к проискам тёмной магии, не было иммунитета к болезни. Она сжигала их изнутри. Их смерть была мучительной, но протекала медленно. Употребление крови вампира светлым сущностям сводилось к единицам тех, кто мог себе это позволить, да и те, кто мог – не всегда могли пересилить своё естество и заставить кровь тёмного течь внутри себя. Они отторгали её, словно яд, который приносил больше беды, чем помогал. Он не желал такой судьбы для своего народа, но ничего не мог изменить. Болезнь, порождённая магией, имела другую природу, отличную от его. Не в его это власти вбирать тёмную материю, а Оливер, чьи дети породили розу, ничего не предпринимал уже долгие столетия.
Если она действительно искала воду из Виты для того, чтобы помочь остальным, то это благое дело. Он видел за свою жизнь много людей (и не людей тоже), которые пытались добраться до вод источника, наполнить ими свои бочонки и увезти на материк, чтобы так хорошенько наживиться на горе других. Но в итоге Комавита и Аллор играли с ними злую шутку, и по прибытию в бочонках оказывался песок. Никто из тех, чьи помыслы были корыстными, не ступал на землю источника. Все они попадали в сотворённую богом иллюзию, и уходить в итоге ни с чем, опьянённые своей золотой лихорадкой.
Он видел насквозь всех этих лжецов и мог бы легко распознать такого же, прикрывающегося благим делом, заяви он божеству о своих помыслах. Тэйер не была одной из них. Её желания были искренними; Аллор это видел. Если ей повезёт добраться до Комавита, древо подпустит её к себе и позволит набрать воды из источника, если за время путешествия её желания и стремления не превратятся в наживу личной выгоды. Аллор помог ей осуществить её желания ещё до того, как они встретились, наложенным на источник заклинанием.
- Думаю, что Бог будет на твоей стороне, - мягко улыбнулся Кристофер. Ещё бы не был. Сам за себя же ответил. Если так подумать, то эта фалмари станет последней смертной, с которой он говорит до того, как пойдёт искать Рандона, чтобы вместе с братьями вернуться домой. Пока не закрылся портал, у них ещё есть время.
Отставив напиток на середину стола, чтобы ненароком не смахнуть тот на пол, Аллор обвёл взглядом посетителей заведения. В последний раз он смотрел на своих детищ так близко.
- «Пора уже забыть».
После смерти Фильер прошло много времени. Глупо искать её дух среди живых. Она так и не переродилась, сколько бы он того ни ждал. Всё это тщетно. Неоправданные надежды причиняли ему ещё больше боли.
- Мне уже пора выдвигаться.
Он отвлёкся, вернув внимание собеседнице. Она уже вставала из-за стола, собираясь покинуть его. Непродолжительный разговор закончился вместе с недостающими темами для беседы с тем, кто не искал диалога.
- Прощай, Тэйэрлеена, - он легко кивнул ей на прощание. Кристофер был уверен в том, что они больше не встретятся. Их судьбы разные. Она уйдёт на поиски Комавита, а он – братьев.
Какое-то время Кристофер после ухода девушки провёл в заведении, взвешивая своё решение, но ничего не изменилось. Он так же собирался отыскать братьев и вместе с ними, сдавшись на радость Рандону, возвратиться домой, на Пантеон.
Расплатившись с трактирщиком, оставив недопитый эль на столе, парень покинул заведение.

+1

9

Летящей походкой ты вышла за вод… Кхм. Так. Не туда.
   Попробуем ещё раз.
   Летящей походкой вышла Тэйэрлеена из дома, в котором занимала комнату, закинула котомку за плечо, вдохнула полные лёгкие душистого воздуха и отправилась прочь, ни разу не оглянувшись.
   Эту формулу она вывела ещё несколько лет назад, когда чуть не осталась в одном из городков, обзаведясь кое-каким имуществом и привязанностями. А один синеглазый ламар вообще чуть не испортил всю её “экспедицию”, когда Тэй по глупости обернулась напоследок, чтобы посмотреть, смотрит он ей вслед или нет. Ну знаете… это как в той самой песне: “Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я”. Оглянулся. И Тэй чуть не послала всю свою идею в Фойррову Кабалу - так отчаянно ей захотелось вернуться. Но Аллилель отвела от неё эту беду, так как парень оказался не самым надёжным, и где-то через год наша любительница ядов узнала о том что этот синеглазый красавец является отцом трёх детей, и все трое имели разных матерей. Не самая радужная перспектива, не правда ли? В общем, с тех пор уходя Тэйэр больше никогда не оборачивалась. И багаж её был минимальным. Таким, что десяти минут на сборы - более чем достаточно.
   Напевая какую-то задорную песню, фалмари подставила лицо тёплым солнечным лучам, казавшимся сейчас удивительно мягкими, и бодренько шагала вперёд. Всего раз за этот день она остановилась у какого-то ручья чтобы перекусить, нашла местечко, где мох был точно перина, откинулась на спину и вслушалась в тишину окружающей её природы.
   А тишины тут не было и в помине. Кузнечики стрекотали, птички пели, ветер листьями шептал о чём-то нашей Тэй, но Тэй его не понимала. Медленно кушая какой-то диковинный фрукт, девушка отдыхала. А отдохнув, напилась холодной воды из ручья и отправилась дальше.
   Долго ли, коротко ли, но наконец повстречались ей на пути какие-то путники. Тэйэр не собиралась заводить компанию, несмотря на то, что вместе, конечно, безопасней, чем поодиночке-то ходить, но Мэрдок была твёрдо уверена, что мир оранжевый и с ней ничего не случится. Ну как может с ней случиться что-то плохое? Посмотрите - у неё ведь ничего нет. И к тому же она - сама доброта. А с самой добротой никогда ничего не случается (а если и случается, то эта самая доброта говорит, мол, это всего лишь исключение! исключение, подтверждающее правило! - и вот что с ней прикажете делать?), но вопреки всему путешествовать одной Тэйэрлеене было комфортней.
   Вот и сейчас она собиралась пройти мимо, но что-то в этот день явно пошло не так, потому что увидев её, двое парней изогнули свои брови (ну, в целом понятно - не каждый день седого ламара встретишь) и решили что никуда Тэй без них не пойдёт. Не будем исключать вероятности того, что она вообще НИКУДА больше не пошла бы, но об этом позже. Сейчас же мы можем наблюдать картину, как два здоровых лба пытаются задержать девушку, но та не хочет быть задержанной и пускается наутёк. Прыти ей было не занимать, но и парни были не лыком шиты. Они довольно быстро догнали фалмари, зажали ей рот ладонью и потащили в неизвестном направлении.
   Воспользоваться магией Тэй отчего-то сходу не додумалась: видимо, была в шоке от того, что впервые в жизни с ней случалась подобная оказия.

Отредактировано Тэйэр (2016-06-23 10:26:19)

+1

10

Кристофер не замечал очевидного. Его мир преобразился. Претерпев изменения, он медленно загибался, не получая должного внимания со стороны своего Создателя. Аллор давно перестал наполнять реки водой, и отсутствие долгожданного сезона дождей сказывалось на жизни Фалмарила. Божество, которое не в состоянии уследить за малыми переменами и предотвратить нарастающий хаос в спокойном и дружелюбном мирке морского народа, не заслуживает права называться Отцом и Родителем.
Он нарушил все запреты Отца, когда позволил себе воспылать чувствами к смертной, к своему творению, и за то был будто бы проклят на долгие годы одиночества и поисков её перерождения. У него не было сил возродить Фильер ни в старом теле, ни в новом, и оттого его поиски который год подряд оставались безрезультатными, а сам Бог ламаров безутешным.
Слишком много несбывшихся ожиданий и неутолённого нарастающего одиночества, давившего на него сильнее в кругу его детей, чем на вышине Пантеона. Кристофер потерял себя и не стремился обрести новый покой. В компании Кристэль ему на миг показалось, что он воспылал новой надеждой, но это ему лишь показалось. Ничего не изменилось. Зря он подумал, что его возлюбленная могла бы переродиться в этой девушке. Как и вообще переродиться – она ушла в древесные корни Комавита, став его частью, и никогда уже к нему не вернётся.
Жизнь в прошлом уничтожала настоящий мир. И хуже того – Кристофер этого не замечал. Будто слепец, он был не от рождения проклят на незрячесть. Казалось, что старик, лишившийся зрения многие годы назад, видел куда больше, чем Бог ламаров, в чьей власти было изменить пусть и не целый мир, но судьбу одного большого и доброго народа. Никто из этих ламаров не заслужил такого отношения их бога. Дети будто бы в раз стали ему неугодны и лишились внимания вместе с теми Дарами, что руками творил сам Аллор. Справятся ли они без него или их мир обречён на исчезновение, пока Бог добровольно придаётся не отпускающей его тоске?
Иногда он завидовал Лестату. Луна… Солнце… Каким бы не было сильным его проклятие, он оставался с любимой и только сейчас, вынужденный искать его, оставил её одну, оказавшись далеко-далеко от дома. Кристофер не мог подарить своей избраннице бессмертия и вознести её до ранга полубога – это не в его власти. А был ли на то способен Люциан? У Кристофера не было ответа.
Он брёл в одиночестве по улицам родного города, пока не оказался в его окрестностях. Парень не знал наверняка, где сейчас его братья, но подозревал, что рано или поздно Рандон всё же решит вернуться в ту самую таверну, где его оставила Кристэль, чтобы всё ещё раз тщательно проверить. А если нет… Братья всё равно его найдут, ведь теперь он и не пытается скрываться.
Слишком много драмы на одного ламара.
Крис короткой усмехнулся. Затянулся его траур по давно ушедшей подруге, а он и не попытался жить дальше. Или у смертных – это нормально? Но он не был смертным. По крайней мере, не в своё мире.
- Отпустите!
Услышав женский голос, ламар не придал ему значения сразу. По голову девушка была достаточно бойкой и разозлённой, чтобы нуждаться в помощи. Такие обычно и сами нехило могут заехать обидчику, не испытывая и толики необходимости во вмешательстве со стороны.
- Заткнись, дура! Или я тебе быстро улыбку выкрою на лице! – выплюнул мужчина в ответ, а после звука отчётливого удара всё стихло.
Кристофер остановился, прислушиваясь. Ничего. Он больше не слышал ни голоса девушки, ни мужчины, будто тех и не было никогда. Божествам запрещено вмешиваться в проблемы смертных. Выживут они или погибнут – на то воля баланса и не в его праве влиять на него.
Ламар возобновил шаг – у него осталось одно неоконченное дело, которое без его вмешательства не пройдёт так, как надо. Он шёл дальше, смотря себе под ноги и размышляя над своими ошибками и тем, как будет жить дальше. От размышлений отвлёк звук шагов. Двое крепких мужчин шли ему навстречу. Кристофер не сразу придал значение грузу, который один из них тянул на своём плече. В тусклом вечернем свете безвольно свисающая с его плеча девушка выглядела будто мешок, завёрнутый в ворох лёгких тканей. И всё же.. он прошёл мимо, не вмешиваясь, будто боялся того молчаливого, но многообещающего взгляда, адресованного ему амбалом.
Несколько шагов вперёд, компания отдаляет от него. Кристофер остановился и сдал руку в кулак. Он помнил эту девочку. С ней он сидел в таверне и беседовал о её планах на Комавита. а что ждало её теперь? рабский рынок? Или смерть?
- Оставьте девушку.
Голос бога прорезал тишину, редко разряжаемую трелью ночной птицы и вышедшими в темноту сверчками.
- Иди, куда шёл, - гневно шикнул в его адрес второй мужчина, надеясь, что у ламара хватит мозгов не связывать с ними двумя ради какой-то девчонки. – Или у тебя жизней много?
- Много…
Но Кристофер не озвучил своих мыслей. Он терпеливо стоял и ждал, когда двое отреагируют на его просьбу. Ламары никогда не вмешиваются в драки, если те можно избежать, но эти двое были настолько уверены в своей победе, что и не думали отступать от намеченного курса, как и Кристофер.
- Проваливай, парень, - сквозь стиснутые зубы рыкнул в его адрес первый, и так крепко перехватил лежавшую у него на плече девушку, что, будь она в сознании, застонала бы от причинённой боли.
Аллор не сдвинулся с места.

+1

11

Сюда бы музыку поэпичней, дабы нагнать атмосферы, но не было музыкантов, как не было и зрителей, чтобы наблюдать данную картину, а участникам событий хватало и того малого, что они имели, чтобы разыграть нешуточную драму. Воздух не трещал между людьми и ламаром, нет (хотя мог бы), но Большой Бен шагнул вперёд, выпятив тяжёлую челюсть, грозно хрустнул мощной шеей, разминая её и показывая тем самым своему противнику, с кем тот собрался иметь дело (а выглядел Большой Бен и впрямь внушительно), резко дёрнул плечом и набычился. Второй его дружок гадко ухмыльнулся, неосознанно повторив за товарищем движение плечом, а после поудобней перехватил девчонку, тряпкой висевшей на его плече, и сжал кулак.
   - Ты глянь, Бен, какой храбрец, - зло и в то же время как будто весело произнёс человек, сузив глаза.
   - Нам же лучше, - отозвался Большой Бен и двинулся в сторону Кристофера. – Одной глупой вошкой будет меньше.
   Движения Большого Бена, несмотря на всю его грузность, были стремительны. Он преодолел расстояние до Аллора за долю секунды, а его кулак, больше похожий на молот, уже занёсся над внезапно возникшей проблемой, готовый уже в следующее мгновение обрушиться на заступничка. И не стоило сомневаться в том, что «заступничек» вряд ли бы когда-нибудь ещё за кого-нибудь заступился, попади он под удар. Но кулак пронзил лишь воздух. Это не удивило и даже не расстроило Большого Бена. Громила двигался решительно, как человек, которому не привыкать пускать в ход силу подобным образом, поэтому он развернулся, тут же выискивая выскочку взглядом, готовый нанести серию ударов на опережение. Большой Бен не любил танцевать со своими противниками и привык укладывать их если не с первого, то со второго удара.
   Время пошло.
   Рука вновь отошла назад, ноги согнулись в коленях, готовые сорваться пружиной. И они сорвались, посылая своего хозяина вперёд.

Отредактировано Тэйэр (2016-08-07 11:10:26)

+1

12

Ламар хмуро посмотрел на мужчин. Назревающая драка привлекала его едва ли. Громовержец привык не доводить дело до крайности, но раз уж так вышло.. Аллор вильнул в сторону, уходя от удара мужчины. Природная ловкость и лёгкость в противовес габаритам и скорости человека. Парень переключил всё своё внимание на вступившего в драку человека. Второй вместе с девочкой стоял в стороне и не вмешивался, полагая, что его товарищ справится с мелкой проблемой сам. Не получилось ни с первого удара, ни со второго.
Уйдя от очередного удара, будто бы играя в салочки и намеренно изматывая противника пустыми ударами по воздуху, ламар остановился, встав таким образом, что смотрел на бок противника, с рукой, ушедшей в очередной бесполезный замах.
- Не надо, - предостережение. Кристофер не желал принимать участие в драке, но ему нужна была девушка, а эти двое не воспринимали его как противника. Переоценка своих возможностей на руку неоценённому, но самооценку бога это почесало едва ли. Для миролюбивого ламара любое проявление агрессии – бесполезная трата сил и времени, но разговоры здесь не помогали.
- Съезди ему, Бен! – поддакнул заведённый напарник. У него у самого уже руки чесались, но не мог бросить девчонку и помочь соратнику. Оставленный наблюдать в стороне за происходящим, он, будто мелкая собачонка, подавал голос и чуть подпрыгивал на пружинистых ногах, то и дело слабо размахивая рукой, будто бы представлял, как сам ввязывается в драку и попадает крепким кулаком по прыткому ламару.
Бен не собирался оставаться в долгу. Попадания мимо цели злили его, а злость усиливала желание добиться желаемого и сметала все рамки.
- Ах ты, гадёныш! – прорычал сквозь стиснутые зубы мужчина и ринулся в новую атаку, собираясь смести ламара. Кулак встретился с челюстью ламара, отдаваясь приятной болью на костяшках пальцев. – Ха! – мужчина порадовался своей первой победе. – Допрыгался?!
Он был настолько опьянён своей короткой победой и видом парня, который от сильного удара оказался на земле, что сделал небольшой круг почёта, будто бы требуя похвалы в свой адрес от невидимых зрителей. Удар был действительно сильным. Большой Бен отличался сильным ударом и крепким кулаком ещё с юношеских лет и к своим годам набрал достаточно сил и опыта в уличных драках, чтобы отправить легконогого полежать с одного удара. Челюсть болела, саднила разбитая губа и Кристоферу, познавающему все прелести минусы смертного тела, вставать совершенно не хотелось. Большой Бен, закончив короткое представление, направился закончить начатое. Защитник больше не представлял для него угрозы, а что он мог? Наглотаться собственной крови. Мужчина замахнулся ногой, собирая заехать под живот, подбирающемуся ламару, как неожиданного для себя сам оказался на земле, громко пухнув о твердыню спиной. Кристоферу удалось вовремя перегруппироваться и сбить ногу, на которую мужчина перенёс весь свой вес. Но сбить противника с ног – мало, чтобы одержать победу и высвободить девушку.
Несколько секунд на то, чтобы подняться и прочувствовать потоки воды в воздухе, собрать её быстрыми и резкими движениями рук, направляя два ледяных змея: одного к большому Бену, другого к его подельнику. Кристофер старался не задеть девушку, но при этом заковать обоих мужчин в ледяные острые клетки-пики. Этого вполне было достаточно, чтобы ограничить их в движении, забрать девушку и спокойно уйти.
Большой Бен против воли прирос к земле ледяной паутиной, а его подельник остался стоять в странной позе. Всё, что им осталось – голосить и пытаться высвободиться из прочного и толстого льда.
Избегая высокопарных комментариев, Кристофер подобрал своё тело, немного помятое, но всё ещё способное двигаться и действовать. Давно он не магичил и не дрался в теле смертного. Нужды не было. Спасибо этой фалмари за то, что нашла себе приключения на две головы сразу. Кристофер осторожно поддел девушку, взял её бережно на руки и вместе с ней отправился прочь из этого места. Его заклинание долго не продержится без магической подпитки, а бежать с бессознательной девушкой на руках ему хотелось меньше всего.
уйдя на безопасное расстояние, Ламиран осмотрелся. Хвоста не было, как и кого-либо поблизости.
- Хорошо, - подумал Громовержец и опустился на одно колено вместе с девушкой на руках. Он окинул взглядом тело фалмари. Она всё ещё была без сознания, но серьёзных ран на её теле Кристофер не заметил. Несколько проступающих синяков на руках, незначительный красновато-багровый след на скуле. – Поправимо..
Он провёл ладонью над рукой, а после скулой фалмари, не касаясь кожи напрямую. Сплетения маны, цвета морской волны с нитями-вкраплениями пасмурного грозового неба, «лизнула» свежестью и лёгкой прохладой морской воды по синякам и ссадинам, стирая следы неприятной встречи.

Ледяная клетка (70х2 маны)
Исцеление (20х2 маны)

+1

13

«Бойтесь своих желаний!» - сказал однажды один умный житель Рейлана, и был абсолютно прав.
   Тэйэр всегда было интересно, что происходит с человеком, когда он отключается. Вот так вот сразу. Не проваливается в крепкий сон, нет, а просто лишается сознания по какой-то причине извне. И вот, узнала.
   Будучи ребёнком с очень крепкой нервной системой, что бы ни случилось, Тэй никогда не падала в обморок. Даже когда было особенно страшно. Просто, видимо, ей никогда в таких ситуациях не приходило в голову, что можно поступить подобным образом. А что? Очень удобно: упала в обморок, а храбрые мужчины тебя спасают. И плевать, что при этом они сквернословят, как последние морские волки, нарвавшиеся на пиратов, но спасают же! И чувствуют себя настоящими героями. Постфактумом, правда. Хотя, если до смерти испугаться большого паука размером с ладонь, но… Он же такой милаха! Гляньте, какие у него очаровательные лапки! Ой, эй, парни, что с вами? Почему вы так взбледнули?
   В общем, да, история с обмороками была не про нас. И в драки Тэйэрлеена, как правило, не ввязывалась, так как была достаточно миролюбива. Ну а если ввязывалась, то её никогда не вырубали. Ни разу. За исключением сегодня.
   Что ни говори, а её случайному спасителю, можно сказать, выпала небывалая удача стать у Тэй первым. Первым спасителем, разумеется. Поводов для гордости хоть отбавляй, но что-то нам подсказывает, что Кристофер не из того типа людей, которые от подобной ситуации выпячивают грудь колесом. И спасибо ему за это.
   Но мы отвлеклись.
   В бессознательном оказалось… неинтересно. Просто бесконечная непроглядная тьма и всё. Даже осознания себя нет. Колышешься как лист на ветру и ждёшь того мгновенья, когда ты наконец очнёшься. Правда, о том, что ты этого мгновенья ждёшь, ты тоже не знаешь. Тебя нет. Ты ничто. Пылинка в бесконечности мироздания.
   А время течёт, и жизнь проходит мимо. Грустно, не так ли? Но Аллор, видимо, сжалился в тот день над своим горемычным созданием и позволил Мэрдок проваляться в бессознанке всего-навсего час. Ну… Плюс-минус, разумеется. И когда Тэй пришла в себя, она не сразу смогла сложить картинку в своей голове.
   Итак. Последнее, что она помнила, это злых страшных парней, которые поволокли её куда-то, сделали больно, а после отключили. Ага. Это было в лесу. Сейчас она тоже находилась в лесу, но её никуда не несли, она мирно покоилась на земле и смотрела в небо. Хорошо. То есть, велика вероятность того, что она всё ещё находится в компании двух амбалов, а это значит, что пока она недвижна, она в относительной безопасности. Закрываем глаза.
   Вообще-то, сердце забилось как бешенное, но фалмари хватило мозгов «притвориться мёртвой». Даже не застонала, вы посмотрите на неё! А уж до чего тело должно было занеметь! Стоп. Подождите. А почему оно, собственно, не занемело?
   Чувство собственного сохранения резко отключилось, и целительница пошевелила пальцами. Почти тут же поняла, что её не связали (большая удача!), а ещё… А ещё вокруг почему-то было тихо. Это… Это, конечно, прекрасно, но как-то слишком хорошо. Попробовать сбежать можно и даже, пожалуй, нужно. Только как это сделать? Ммм… Напрягай извилины, Тэйэрлеена. На своих двоих от таких мужиков не убежать, НО У НАС ВЕДЬ ЕСТЬ МАГИЯ! Почему сразу о ней не вспомнила – это вопрос десятый, но сейчас… сейчас…
   Она вспомнила одно универсальное заклинание, которое как-то показал ей отец. «Сфера рос». Дёшево и сердито, как говорила одна её знакомая девушка человеческой расы.
   Хорошо. Сосредоточься.
   Магия потекла по жилам, концентрируясь на кончиках пальцев. Пусть это всего лишь поэтическое сравнение, но Тэй нравилось думать именно так. Магия концентрировалась для того, чтобы сделать защитный купол, а когда он готов был сформироваться, Тэй резко поднялась и тут же пожалела о том, что так сделала: голова закружилась, а перед глазами вспыхнула яркая вспышка. Но защитную сферу Мэрдок всё-таки создала.
   Когда солнечные зайчики перестали прыгать в её глазах, Тэй вскочила и тут же с удивлением обнаружила, что защищаться ей как будто ни от кого и не надо. То есть, не было рядом ни Большого Бена, ни его не менее большого друга, а был только недавний знакомый.
   Будто не доверяя себе, девушка поворачивала голову из стороны в сторону, пытаясь убедиться, что опасность миновала, потом внимательно посмотрела на молодого человека, прищурив глаза, а после, немного подумав и поджав при этом процессе губы, убрала-таки защитный купол и как-то неожиданно весело посмотрела на своего спасителя.
   - Ты меня спас. – И не вопрос как будто, а утверждение. – Спас, - повторила она, точно пробуя этот факт на вкус. Ей даже не пришла в голову мысль, что он мог быть с этими парнями заодно. – Не знаю, как ты это сделал, но огромное тебе спасибо! – широко улыбнувшись, Тэйэр сделала два шага навстречу блондину и бодро опустилась на землю, поджав под себя ноги. – И спасибо Аллору за то, что он послал мне тебя, иначе бы я точно пропала! Спасибо! – от всей души произнесла она, глядя на небо.
   А потом искоса посмотрела на Криса и непринуждённо рассмеялась.
   - Я, наверное, кажусь тебе странной, да? На самом деле, я просто очень сильно испугалась и сейчас постепенно отхожу от пережитого стресса. Ты не пугайся, это скоро пройдёт. Наверное. – Улыбка приобрела какое-то неуверенное и вместе с тем виноватое выражение. Но фалмари мотнула головой, прогоняя эти мысли. -  Я, кстати, долго пролежала без сознания?

Сфера рос - 20ед.

Отредактировано Тэйэр (2016-08-31 15:12:20)

+1

14

Свернутый текст

http://sf.co.ua/12/08/wallpaper-2176474.jpg

- Уже лучше, - негромко шепнул Аллор, оценивая результат своих действий. С водной стихией он управлялся легко и непринуждённо с самого своего появления на свет. С тех пор, как Отец подарил ему жизнь в том виде, в каком он её знал по нынешний день. Смертное тело в физическом плане заметно проигрывало истинной форме Бога, но в магическом не ограничивало его силы так.. сильно.
Ламар ещё раз окинул взглядом девушку – ничего не упустил? Нет. Всё исправлено. Никаких царапин и ссадин, никакого уродского и грубого кровоподтёка на скуле. С несколько мгновений Ламиран смотрел на путешественницу, но сам себе не мог ответить, что пытался найти в ней. Её состояние было стабильным. Удар оказался достаточно сильным, чтобы отправить её в бессознательное путешествие в темноту, но это пройдёт со временем. В истинной форме Кристофер попытался бы применить магию и в этом случае, но не хотел рисковать – узнавать на практике, где предел твоих сил, не лучшая затея. Он прекрасно знал о последствиях.
Оглянувшись и прислушавшись – нет ли хвоста, ламар перестраховался. Подхватив девушку на руки, он прошёл с ней ещё немного, пока человеческое тело не начало подводить. Усталость, не существующая в мире Богов, давила на плечи и спину грузом ответственности, что он нёс в своих руках продолжительное время. До ближайшей деревни далеко. Встретить старых знакомых или кого-то ещё хуже Аллор хотел меньше всего. Давно на его голову не выпадали подобные приключения.
Опустив девушку на землю, ламар собрал немного хвоста и развёл костёр. С огненной стихией он ладил плохо – простое действие далось ему не с первого раза и без магии не обошлось. Фойрр бы сейчас смеялся и шутил, потешаясь над младшим братом. Научиться управлять хотя бы на базовом уровне противоположной тебе стихией сложно простому смертному, а что говорить Богу, который всесилен лишь в своей стихие и был соткан из воды. Откуда тут взяться пламени? Утонет. Потухнет. В худшем случае – иссушит и обратит воду в пар.
Разводить костёр, когда по лесу рыщут недоброжелатели, - плохая затея, но на дворе не жаркое лето, когда солнце припекает и согревает. Ночью холода начала весны давали знать о себе даже в землях, где течение времён года было отлично от Остебена или соседнего – Сильмарила. Аллор хотел чем-то занять руки. Он уложил девушку на плащ, чтобы не на голой и холодной земле проводила она своё беспамятство. Посчитав, что этого мало, он снял свой походный плащ и накрыл её.
Оставшееся время до пробуждения девушки Аллор сидел у костра и пусто всматривался в пламя. В голове всплывали обрывки разговоров с братьями. Он должен вернуться домой, пока его пребывание в мире смертных не сделало хуже, с другой стороны… он уже вмешался в ход судьбы и спас эту девушку. ламар всегда верил в то, что любой шаг сделанный им в смертном облике, был прописан в истории миром и главным Создателем, а сам он лишь пленник этой Судьбы и в будущем столкнётся в её Роком. С годами после смерти Фильер он перестал так думать. Всё произошедшее он записал на счёт личной прихоти и в том бесконечно винил себя. Возможно, что даже сейчас он поступил неправильно, когда решил спасти это девушку. Мог же пройти мимо.
Погружённый в собственные мысли. Аллор не сразу заметил, что девушка пришла в себя. Он обернулся, глядя на напуганную и сбитую с толка фалмари через плечо.
- Уже пришла в себя? – ответ не требовался – и так понятно, что это так. Мэрдок смотрела на него затуманенным взглядом, а он чувствовал всколохи магии – пыталась защититься от опасности. Аллор не торопился что-то предпринимать. Он дал девушке немного времени свыкнуться с мыслью, что она в безопасности и ей больше ничего не угрожает. Лучше, если она придёт к этому сама, чем он выдвинет несколько тирад и приведёт кучу аргументов в свою пользу – это всегда смотрелось глупо.
- Ты меня спас.
- Да.. наверное.. – легко улыбнулся Кристофер, смотря на девушку. Его заслуга была в дом, но он не возгордился и не собирался перетягивать на себя одеяло, требуя похвалы и признания. Достаточно того, что она в безопасности.
Аллор послал.. Вот тут хотелось посмеяться. Сам Аллор пришёл! А кто уж послал – известно Верховному Богу. Иногда Громовержцу казалось, что Люциан следит за ними и тайно влияет на ход событий, но то были лишь предположения младшего сына, не имеющие даже косвенного подтверждения.
- Значит, кому-то было угодно, чтобы я услышал и не прошёл мимо.
Самому себе. Наверное.
- Я, наверное, кажусь тебе странной, да?
Ты говоришь с Богом, своим создателем, что может быть страннее? Ах да. Разве то, что Бог спас тебя, размахивая кулаками, как смертный юнец, а не решил проблему шевелением малого пальца.
- Не страннее, чем те два человека, - улыбнулся Аллор, пытаясь разбавить обстановку. Откровенно получалось плохо. Он уже не помнил, как общаться со смертными и, тем более, девушками. – Не особо долго.
Ламар поднял взгляд на небо – на тёмном небосводе горели яркие звёзды, освещая путь путникам. Луна пряталась за тёмным облаком, будто смущалась под взглядами. Ветра не было, но в воздухе чувствовалась прохлада.
- Ты себя как чувствуешь? – вернув взгляд девушке, Кристофер окинул её быстрым взглядом и вновь вернулся к глазам. – Недалеко отсюда есть деревня. Если хочешь, утром я отведу тебя туда, а оттуда доберёшься до города.
Идти сейчас опасно. Дороги не видно, а магией дело особо не исправишь. К тому же, они наверняка оба устали после пережитого приключения. Ламиран не жаловался, а вот истинный хозяин тела – да. О ранах и ссадинах девушки он побеспокоился, а о своих думать не стал.

+1

15

Тэйэрлеена картинно надулась, стоило ей услышать, как Кристофер сравнил её с этими двумя бандитами. Но почти тут же с губ сорвался смешок, и девушка улыбнулась.
На душе было спокойно; первый всплеск бурной деятельности прошёл, оставив после себя лишь слабый отголосок, почти незаметный на фоне наступающего умиротворения: лес действовал на фалмари точно успокоительное, что было странно, ведь она не была ни ульвом, ни эльфом. Впрочем, все они дети природы, а что там по стихиям – дело десятое.
- Ты как себя чувствуешь?
- На удивление хорошо, - откликнулась Тэй, посмотрев на своего спасителя, а после перевела взгляд на небосвод. Начинало темнеть, и уже можно было увидеть первые звёзды. На мгновенье взгляд фалмари стал мечтательным.
- Не стоит, - возразила девушка, не отводя от неба глаз. – Я действительно чувствую себя отлично, как будто и не было этой встречи. – Тут до неё как будто что-то дошло, и Тэй внимательно посмотрела на молодого человека. Казалось, она хочет что-то уточнить, но промолчала. Лишь хмыкнула каким-то своим мыслям и произнесла: - Я перед тобой в неоплатном долгу. Мне не хотелось бы утруждать тебя ещё больше этим походом в деревню, да и к тому же это без надобности. Вот тут… - Тэйэр быстро обернулась, на секунду её лицо стало озабоченным, но почти тут же разгладилось, и на губах вновь появилась лёгкая улыбка: - Вот тут, - она кивком головы указала на свой дорожный мешок, который лежал неподалёку от того места, где она очнулась, - есть всё необходимое. Но спасибо тебе.
Здесь темнело очень быстро, и совсем скоро небо окрасилось в иссиня-чёрный цвет, какой можно было встретить только в этой части Рейлана.
Тэйэрлеена пододвинулась поближе к костру и села поудобнее, обняв колени. Пламя отбрасывало весёлые тени на лицо девушки, отражалось в зрачках.
- На три вещи можно смотреть бесконечно, - тихо произнесла она, не отрывая взгляд от огня. – И хоть огонь – не моя стихия, но он неизменно завораживает.
Хотелось спросить, что стало с теми бандитами, что пытались её похитить, но Тэй не стала. Осознание того, что могло случиться на самом деле, постепенно приходило к ней, и девушке становилось страшно. Её могли продать в рабство (она знала, что так бывает) в какой-нибудь притон или другое злачное место, могли сделать с ней всё, что заблагорассудится, и она ничего не могла бы изменить. Вообще ничего. Если бы рядом в тот момент не оказался Крис, на её жизни вполне можно было бы поставить крест.
И по телу пробежала мелкая дрожь.
Тэйэрлеена нахмурилась, прогоняя это чувство. Она знала, что не сможет бояться долго. Это надо пережить, просто пережить и всё. Завтра будет легче – это точно.
- Если я могу для тебя что-нибудь сделать, - вдруг сказала она, повернувшись к ламару, - ты только скажи.
Впервые с момента их знакомства девушка была абсолютно серьёзна. Ни тени улыбки, ни весёлой искорки в глубине глаз. Да и как тут смеяться… Нет, можно, конечно, но всё же как-то не совсем нормально. Даже для неё.
Тэйэрлеена знала цену жизни, и своей рисковала часто, порой даже не задумываясь, но вот в такие моменты… Да, в такие моменты начинаешь смотреть на всё совершенно иначе.
- Не хочешь перекусить?

+1

16

Аллор проследил за взглядом девушки.
- Сумка? – он удивлённо вздёрнул брови и перевёз взгляд на обладательницу вещи. – Твоя встреча с теми ребята заставляет меня сомневаться в твоих словах.
«Всё необходимое» оказалось не совсем «всем», учитывая тот факт, как девушка попала в приключения и не смогла из них выпутаться. Кристофер боялся предположить, в какие бы дебри её занесло это приключение, если бы он не вмешался. Думать об этом не хотелось – этого не произошло, у них есть более положительное настоящее и жизнь в их распоряжение, которой они могут повелевать на своё усмотрение.
- Или у тебя там есть рог, который призывает на помощь? – усмехнулся ламар, сводя разговор к безобидной шутке. В конце концов, скорей всего ни ему, ни Тэйер не хотелось вспоминать об этом неприятном инциденте с бандитами. Они уже пережили это и пора двигаться дальше.
Ламиран не планировал навязываться и до этого инцидента собирался вернуться к братьям, чтобы на этом завершить свою прогулку по миру смертных. Тэйер своими приключениями задержала его, и теперь Громовержец не знал, как расценить случившееся: как знак, что ему стоит задержаться, или же очередную свою надежду на то, что ещё не всё кончено?
- Я слишком много уделяю внимания абсолютно ненужным вещам, - согласился он с этим в мыслях и перевёл взгляд на девушку.
Ночь в Фалмариле не была такой холодной, как в других уголках Рейлана. Даже в Сильмариле, делящим с ними один остров с давних времён, значительно холоднее в это время года. Но и ламары сами по себе привыкли к другому климату и для них ночи были прохладными, вынуждающими искать тепло у противоположной им стихии.
- Смертным всегда нравится то, что им не подчиняется, - бросил ламар, не задумывая о формулировке своих слов. Он сам не мог подчинить себе эту чуждую стихию и иногда восхищался тем, как его братья – Фойрр и Абсолют, ловко подчиняют себе пламя. В его власти породить огонь разве что попаданием молнии в дерево.
Ни он, ни его неожиданная спутница не отличались болтовсвом. В повисшей тишине каждый думал о своём. На лице фалмари отражалось беспокойство – Аллор смотрел на неё, но не  стал узнавать, что тяготит её. Это дело лично каждого, если ей понадобится выговориться – она это сделает и без его помощи.
- Если я могу для тебя что-нибудь сделать, ты только скажи.
Неожиданно выдала она, и он начал понимать, что за мысли посещали светлую голову девушки.
- Всё в порядке. Ты ничего мне не должна, - улыбнулся ламар. В конечном счёте, в его понимании Тэйер нечего дать ему. Всё, что он желал, осталось в мире мёртвых, а всё остальное он мог получить самостоятельно. – Впрочем… - вдруг нарушил он секундное молчание, - кое-что ты всё же можешь для меня сделать, - убедившись в том, что фалмари обратила на него внимание, он продолжил: - Не рисковать своей жизнью понапрасну.
Он прекрасно понимал, что девушка даже после инцидента с бандитами навряд ли решит отказаться от своей затеи, но стоило попытаться.
- Не хочешь перекусить?
- Было бы неплохо, - согласился Громовержец. Еда – отличный способ снять стресс. Правда, эту еду ещё надо раздобыть – при нём не было даже намёка на походную сумку, битую хоть чем-то полезным. В общей суматохе никто этому особого значения не придал, но сейчас Кристофер осознал, какую глупую оплошность допустил в мире смертных.

+1

17

Рога у неё, конечно, не было, а зря – полезная должна быть штука для такого отчаянного путешественника, каким была фалмари. Девушка даже слегка улыбнулась этой мысли и вдохнула запах костра.
С Кристофером было спокойно, а его манера речи звучала немного диковинно. «Сметным всегда нравится то, что им не подчиняется», - повторила Тэй про себя, и задумчиво поджала губы, обдумывая эту мысль. Смертным… Да, пожалуй. А боги? Что нравилось им? Нравилось ли им управлять? Нравилось ли то, что их творения так хрупки и недолговечны? Что чувствовал Аллор, спускаясь к своему народу, развлекая их фантастическими зрелищами, которые никто больше не мог повторить? Единственный Бог, который баловал своих созданий таким вниманием. В этом году он не пришёл, и остаётся только гадать, что случилось с Громовержцем. Мнения ходили совершенно разные: от того, что ламары разочаровали своего создателя, до того, что он умер. И впору было заволноваться, но Мэрдок предпочитала обходить панику стороной. Ей неведомо, что происходит на Пантеоне, она не знает, что творится в душе её бога. Но раз она всё ещё жива, значит надо идти дальше. И достигнуть своей цели, пока ещё есть на это время.
Её предложение было абсолютно серьёзным, хоть, наверное, и находилось в разряде тех возможностей, которыми никогда не воспользуются. У Кристофера наверняка есть свои дела, не сегодня – завтра он уйдёт, оставив после себя лишь чувство глубокой признательности. И сейчас, сидя рядом с ним у костра, Тэйэр отчётливо понимала, что расставание будет иметь привкус горечи, как всякое несбывшееся, ушедшее слишком рано. Но это будет завтра, а пока…
-… кое-что ты всё же можешь для меня сделать, - Тэй внимательно посмотрела на Криса, готовая услышать что угодно, кроме…: -  Не рисковать своей жизнью понапрасну.
Сначала фалмари показалось, что она ослышалась, но потом уголки губы медленно приподнялись в улыбке. В глазах появились искры, и девушка покачала головой. Оба знали, что в дальних путешествиях нельзя быть точно уверенным в завтрашнем дне.  Но всё же Тэйэр кивнула, давая тем самым обещание, что постарается вести себя более осмотрительно.
И на душе сразу стало легче.
Поднявшись с земли, Мэрдок направилась к своему мешку, а после вернулась с ним обратно к костру.
- У меня, правда, нет ничего, кроме фруктов и овощей, но для ужина – самое то. В странствиях я обычно обхожусь без мяса, - пояснила девушка, доставая продукты. – Не то, чтобы я придерживалась каких-то особых взглядов на счёт наших четвероногих друзей, но… - Тэй внимательно посмотрела на молодого человека, точно решая: открывать ему свой секрет или нет. – На самом деле, - начала она доверительным шёпотом и чуть приподняла брови для большей убедительности, -  я просто так и не научилась вялить мясо.
Глупость, конечно, но что поделать.
- С рыбой гораздо проще, - продолжила она, разглядывая продукты. Какие-то из них побились, какие-то сохранили презентабельный вид. Эти последние она и протянула Кристоферу, оставив побитые себе. – Вот, держи.
Порывшись в мешке ещё чуть-чуть, Мэрдок вдруг внимательно посмотрела в темноту, но спустя мгновение уже затянула свой мешок и села спокойно.
- Кажется, мы остались без травяного чая, так как я потеряла свой бурдюк с водой. Ну… Будет на будущее наука, не прицеплять ничего на пояс. Чудо, что вообще хоть что-то осталось, не так ли? – улыбнулась фалмари и приступила к ужину. – Приятного аппетита.
Но… Оказалось, что есть Тэй совсем не хочет. Поэтому сделав два укуса, девушка отложила всё в сторону, и вновь посмотрела на небо.
- Как думаешь, - задумчиво спросила она через некоторое время, - почему он не появился?

+1

18

За годы, проведённые в разлуке с возлюбленной и вдали от своих детей, Аллор практически забыл – какого общаться со смертными. Тем более девушками – эта часть народа всегда была для него загадкой. Большей, чем дети или старики, которые медленно погружаются в причуды своего возраста. Фильер была другой и искать в этой девочке, которая ринулась на поиски возможного лекарства от неизлечимой болезни, что-то знакомое и понятное – глупость.
Кивок означает согласие. Просить беречь себя бессмысленно – Кристофер знал, в какое путешествие собралась эта фалмари. Она не испугалась и после встречи с неприятностями не собиралась поворачивать назад – он это чувствовал.
- Я так понимаю, что пытаться переубедить тебя бесполезно, - улыбнулся он без упрёка.
У каждого своя судьба. Выбор этой девушки – помогать другим, рискуя своей собственной жизнь. Возможно, именно ей удастся найти лекарство от неизлечимой болезни и помочь всем, кого коснулась Чёрная метка. Это было не в его власти – подчинить себе влияние тёмной магии или хотя бы ослабить его. Аллор не был уверен, что это под силу даже его брату – Оливеру. Многое, что делали смертные в жажде большей власти, ломало все рамки, которые они создавали, и перечило многим законам мироздания. Даже Боги не всесильны.
- Давненько я не ел… - чуть не сказал «пищу смертных», но вовремя прикусил язык. – В смысле… фрукты.
Выкрутился.
Ничего удивительного в том, что некоторые ламары неумело обращаются с мясом. Их удел – морепродукты. Всё, что связано с Дарами Альвийских вод, обычная пища, которая всегда была в изобилии. Аллор думал, что ему скорее перепадёт какая-то сушенная рыбёшка, но всё оказалось значительно проще.
- На такой провизии далеко не уйдёшь… - заключил Аллор, подбрасывая сухофрукт, на манер мячика. Только сморщенного, как лицо вредной старушки с захудалого базара в пятницу утром. – Ты первый раз путешествуешь?
Путь был тяжёлым, а его новая знакомая не знала дороги. Её вообще никто не знал, потому что давным-давно Аллор об этом побеспокоился. Он любил своих детей, но не контрабандистов и любопытные носы всех, кто мог пожаловать к Древу. Пришлось обезопасить ламаров от самих себя. Громовержец не хотел, чтобы в его землях произошло что-то подобное, как в Лунном краю – Таэрион и Рандон до сих пор не могли разгрести проблемы, созданные некромантами. В последнее время похожая участь постигла людей, но Праотец не озаботился сохранностью своих людей. Он никогда не вмешивался в их дела. Возможно, это было к лучшему.
- Спасибо, - поблагодарил Аллор за угощение и присоединился к их скромной трапезе.
Он не заметил, что успел проголодаться. В пище не было острой необходимости – в мир людей он приходил ненадолго и вскоре его покидал. До повторной встречи с Тэйэр Кристофер собирался вернуться домой, но планы изменились. Прямо сейчас он мог развернуться и отправиться к порталу, ведущему в его мир, но, глядя на беззаботную фалмари, видел в ней беззаботного и наивного ребёнка, который следует за своей мечтой. Как её оставишь одну? Где-то в лесу ещё могли ходить их общие неприятели в поисках дороги домой или двух ламарских шей, которые зудело свернуть.
- «Ладно. Останусь с ней до утра».
Проверить, что ей ничего не угрожает, а потом вернуться домой.
Остаться без воды – плохо. Особенно для ламара. Аллор не сказал это вслух – Тэйэр и сама должна была это прекрасно понимать, а что касалось него… ламар пытался вспомнить, где поблизости находится источник с питьевой водой. Ей не помешало бы восполнить запасы и..
- А бурдюк где взять?
Тоже загадка. Как ни крути, а придётся возвращаться в город, если другой вариант не подвернётся по пути. Только где его в лесу сыскать? Наколдовать?
Укусить Аллор не успел. Фалмари прервала его трапезу вопросом. ламар перевёл на неё взгляд – девушка не смотрела на него, её взгляд был обращён к небу, словно там она могла найти ответы на свои вопросы или заглянуть в Пантеон через небесное зеркало. Если бы это было возможным. Ламиран знал ответ на этот вопрос, но озвучить его не стремился.
- Думаю, у него была причина.
И всё? Это всё, что ты скажешь? А с другой стороны… что ещё он мог ей сказать? Что является Богом и сам не до конца понимает, что творит со своей жизнью и со своим народом? Единственный Бог, который заботился о своих детях. Впрочем, Аллор знал, что его сестрица тоже не прочь являться эльфам в облике зверушек или по праздникам.
- Может, решил взять пример со своих братьев.
Это тоже не ответ, но другого у него не было.
Кристофер откинулся на спину, убрав руку за голову. Ночь вступила в полные права, накрыв небо Фалмарила плащом, глубоко-синего цвета. Оно мерцало мириадами звёзд и отбрасывало лунный свет на землю. Пламя в костре отдавало тепло, согревая путников.

+1

19

Тэйэр путешествовала далеко не в первый раз, в чём и заверила Кристофера. Просто… Просто самой девушке требовалось не так много, чтобы не умереть с голоду. К тому же на её пути частенько встречались деревушки, а если не деревушки, то водоёмы. Помимо этого Мэрдок знала множество трав, коренья которых вполне могли утолить голод и дать возможность найти что-то более существенное. А некоторые из них имели весьма специфический запах, который мог приманить добычу. Но это совсем на крайний случай. Впрочем… Кого она обманывает? Дальние путешествия не раз знакомили девушку с дядькой по имени Голод. Порой у него был довольно лёгкий нрав, а иногда настолько лютый, что Тэй клялась себе: если она останется жива, то где-нибудь непременно осядет и начнёт вести нормальный образ жизни. Клялась. И каждый раз нарушала свою клятву, не в силах противостоять зову дальней дороги. Столько ещё не увидено, столько ещё не сделано…
Риторический вопрос, обращённый к собеседнику, не требовал определённого ответа. По сути, Крис вообще мог не отвечать, но Тэй кивнула в знак согласия. Безусловно, у него были причины, иначе он бы не бросил своих детей в самый ожидаемый праздник года.
- Все так переполошились… - между делом заметила Мэрдок, задумчиво поджав нижнюю губу.
- Может, решил взять пример со своих братьев.
Фалмари удивлённо повернулась к молодому человеку, явно не сразу сообразив, что он имеет ввиду.
- А-а-а… Хочешь сказать, что он устал каждый год развлекать нас и ушёл на покой, наблюдая за нами с Пантеона? – понимающе улыбнулась Мэрдок и вновь посмотрела на небо. – Если так, то очень жаль, ведь многие из нас ждали этих встреч, как… Ну, не как глотка свежего воздуха, но, думаю, ты понимаешь, - вновь посмотрела на Кристофера, ища подтверждения в его глазах, что он понимает, что он видел Аллора воочию. – Это невозможно описать. – Взгляд обратно к небу. – Помню, когда я его впервые увидела, я была ещё совсем малышкой. Мне тогда исполнилось десять, моя семья переехала ближе к столице, и нам посчастливилось попасть на праздник. Это было лучшим подарком на день рождения, - мечтательно протянула она, сама не понимая, зачем всё это рассказывает. Просто, видимо, ночь – это время тех самых историй. Особенно когда слушатель благодарный. Особенно когда слушатель незнакомый. – Одно время мы с сестрой были безоглядно влюблены в Аллора, - тихо смеётся Тэй, а в глазах появляется особая мягкость, которая возникает только тогда, когда говоришь о самом сокровенном. – Сестрёнка, впрочем, до сих пор… Будет безмерно жаль, если Аллор больше никогда не вернётся. Многим он давал силы идти дальше. Мне давал силы, - совсем тихо уточнила Тэй и тряхнула головой, прогоняя ностальгию. – Прости, что-то глупостей наговорила, - немного смущённо смеётся девушка и неловко чешет в затылке.
Тэй никому не рассказывала, как важны для неё эти редкие встречи с Богом, потому что они были важны для всех. И Тэй ничем не отличалась от тех, кого Аллор вдохновлял на подвиги, заряжал своим светом, исцелял душевные раны одним своим присутствием. Всё проходило, стоило только увидеть божество. Самое чудесное и самое доброе из всех. И Тэйэрлеена, в тайне надеясь, что отец ламаров всё же действительно наблюдает за ними, очень старалась нести добро, чтобы он, Бог, мог ею гордиться. Смешная девчонка.

+1

20

Волчий дождь – Всю ночь
Какого вести разговор о себе, но делать вид, что вы говорите о ком-то другом? Аллор чувствовал себя не в своей тарелке. Точнее чувствовал сразу две и обе не с ним. Странное ощущение. Он бы подумал, что не в ладах с головой, если бы был смертным, но, примерив на себя чужую оболочку с личиной Кристофера Ламирана, не имел права кому-то рассказывать о том, кем он является. Аллор был единственным Богом с Пантеона, который не только являлся в мир смертных, но и не пытался скрыться за личиной. Он приходил в истинном облике – это одна из причин, почему для других он оставался всего лишь ламаром, которому посчастливилось родиться с глазами, подобными Громовержцу.
Нет, не понимал. Аллор не понимал, что такого особенного в его визитах в мир смертных. Раньше ему было интересно, чем живут его дети. Он своими руками пытался прикоснуться к тому, что они создавала. Пытался примерить на себя шкуру смертного, забывая о том, что является божеством. Именно таким он встретил её… Девушку, которая навсегда изменила его жизнь. Вместе с ней он чувствовал, что жил по-настоящему. Она стала его глотком жизни. Именно с ней он творил и создавал всё новое, но игра в смертных закончилась, когда её жизнь оборвалась, а он продолжил жить дальше. Он бессмертен, как любой житель Пантеона. Смертность – лишь игра, в которую он проиграл. С её смертью Аллор почувствовал себя бессильным – его возможностей не хватило, чтобы вернуть её к жизни.
Но что его визиты принесли им? Кроме того, что одна девушка погибла, храня в сердце любовь к нему. Он видел любовь в глазах девушек Фалмарила, но не мог дать им ничего взамен на неё. Пустые ожидания, которые никогда не оправдаются. Не лучше ли лишить их этого раз и навсегда?
- Влюбиться в того, кого даже не знаешь… - негромко шепнул Кристофер, усмехнувшись.
– Прости, что-то глупостей наговорила.
А глупость ли? Вот он полюбил смертную. И кто из них больший идиот?
- Всё в порядке, - мягко улыбнулся ламар. Он не собирался осуждать выбор девушки. В конце концов, они все имеют право на ошибку.
Имели ли её я?
Насыщенный день и разговоры у костра сморили двух путников. Тэйэр уснула первой. Свернувшись, она спала у костра. Пламя отбрасывало золотые блики, играя на её лице. Ночи не были настолько холодными, но Кристофер накрыл девушку своим плащом. Он, несмотря ан то, что находился в оболочке смертного, мог себе позволить спать так. Он лёг с другой стороны костра и, подложив руку под голову, устремил взгляд к нему. Между густеющих крон фалмарилских деревьев играли звёзды, настолько ярко горя, что, казалось, небо было близко.
- Влюбилась в Теурга, - тихо вздохнул ламар. – Ну, ты, Аллор, даёшь.. – Кристофер легко усмехнулся, закрывая глаза.

эпизод завершён

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [16.03.1082] Прозрачной тенью