Легенда Рейлана

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [15.03.1082] Гостеприимство со вкусом стрел


[15.03.1082] Гостеприимство со вкусом стрел

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

- Локация
Сильмарил. г. Деворел. Центральная площадь
- Действующие лица
Анариэль, Каэрос

Прошлое – загадка, настоящее – тоска и скука, будущее – еще не писано на камне. К такой  неутешительной мысли пришла Эглерис. Нет. Эльфийка не жаловалась, просто сухо констатировала факт. Она не помнит ничего, что было до той ночи, когда девушка проснулась в гостеприимном домике Тиль. Пустота, озаряемая лишь редкими вспышками воспоминаний, не имеющий ни внятного начала, ни логического конца. Обрывки, по которым сложно судить о том, как жила Рис до того, как кто-то одним небрежным движением стер все это, перечеркнув судьбу эльфийки. И самое обидное, что девушка даже не знает, почему это произошло.
В настоящем тоже нет ничего примечательного, кроме скитаний, пыльного тракта под сапогами или копытами Бабочки да деревенек, куда Эглерис заходила, чтобы подработать. Почему-то эльфийка избегала городов. Отчасти потому, что после потери памяти в ней поселился какой-то безотчетный страх, что это может повториться (как произошедшее связано с городами – загадка). Отчасти – из-за того, что девушке было попросту душно среди всех этих каменных строений, узких улочек и множества прохожих.
Эглерис брела по улицам Деворела, безучастно смотря на прохожих, провожающих фигурку странной девушки, прижимавшей к себе внушительных размеров рыжего кота, несколько недоуменными взглядами. Ей было все равно. Как-то неожиданно покатила хандра и тоска. Сколько, сколько она уже таскается по землям эльфов в поисках своих воспоминаний? Неужели никто не ищет пропавшую девушку? Вздохнув, Рис поправила выбившуюся из-под капюшона темную прядку.
Откуда-то со спины налетел озорной ветерок, взъерошивший волосы и вытянувший из косы еще пару прядей. Наверное, со стороны Эглерис смотрится уже совсем растрепанной и какой-то несчастной, но эльфийка слишком устала, чтобы думать об этом.
Мощеная камнем улочка привела девушку на центральную площадь Деворела. Рис остановилась, осматриваясь. Внимание эльфийки привлекла какая-то оживленная толпа на противоположном конце площади. Минуту помедлив, она все же решила подойти поближе.
Живоглот, до этого совершенно не возражавший против того, чтобы его несли на руках, прижимая к себе, словно игрушку, недовольно мяукнул и выпустил-втянул когти.
- Повозмущайся мне еще! – фыркнула девушка, поудобнее перехватывая питомца. Наверное, все же стоило оставить его в таверне, как и Бабочку, но эльфийка справедливо опасалась, что неугомонный кот там что-нибудь порушит. А так это вечно чем-то недовольное создание хотя бы под присмотром.

0

2

Карета неспешно ехала вдоль улиц города, время от времени подскакивая на ухабах. Красивая и дорогая, обитая бархатом изнутри и отделанная в фамильные цвета снаружи, она раздражала Эллу своей пышностью. Словно она выбрасывала красный флаг, заявляя всему городу "Я здесь и продолжу борьбу". Так-то оно так, вот только подобного рода заявления Лиса делать не любила. Да и к тому же в карете, равно как и в трех слугах, присланных отцом, не было никакой необходимости - девушка прекрасно бы доехала до дома самостоятельно. И в этом нехитром и вроде бы не вызывающем опасений поступке Лиса подозревала не заботу отца, но его желание заставить дочь... подчиниться? Или заблаговременная подготовка? Знать бы к чему...
Все бы хорошо в этих клановых войнах, но им явно не хватало безопасности для главных действующих лиц.  Элениэль чувствовала себя будто бы сидящей на пороховой бочке.  Никогда не знаешь, выйдешь ли живым из очередной потасовки или нет. Никогда не знаешь, кто и с какой стороны поднесет зажженную спичку...
Подложить солому везде, разумеется, невозможно, но это вовсе не значит, что Эл собиралась пускать все на самотек. Слишком уж дорога была ей собственная жизнь чтобы проявлять непозволительную халатность. А потому за планом "А" шел план "В", за ним "С", и так далее и так далее, перебирая все буквы алфавита, но не ограничиваясь им.
Карета, судя по ее траектории, угодила колесом в небольшую яму. Остановка. Какая уже по счету за этот непродолжительный отрезок времени, что они едут?
-Эрнани, достань из моего чемодана накидку с капюшоном.  - велела Эль.
-Да, госпожа. - кивнула девушка и принялась до беспокойности суетливо искать нужную вещь.
Лиса только вздохнула. Похоже отец отрядил трех самых бестолковых слуг на ее встречу. Ну спасибо.
Словно почувствовав настроение хозяйки, Фрир перебрался с соседнего сиденья Эль на плечо, лишь легко взмахнув крыльями. Ему тоже было тесно в этой карете. Они сейчас уже подъезжали бы к замку, и Элениэль, верхом на Джарвисе, и Фрир, обыкновенно летящий рядом, радовались бы быстрой езде и относительной свободе, и ветер бы бил им в лицо. И уж точно никаких ухабов и ям.
Девушка протянула руку, чтобы погладить любимца, и понятливая птица устроилась уже у Эль на коленях. Что-то тем не менее тревожило ее, не давало расслабиться, постоянно держало в напряжении. Наконец до нее дошло - охрана! Отец не послал ей на встречу ни одного эльфа, даже мало-мальски похожего на охранника. С ней ехала сейчас служанка и два лакея, но как они смогут защитить свою госпожу в случае чего? Ответ прост - никак. Вечно приходится брать все в свои руки... Наконец карета вновь тронулась.
Эль накинула на себя плащ и собрала волосы так, чтобы из-под капюшона не было видно ни одного локона, выдающего ее происхождение. Но что толку от этого, пока она сидит в карете с фамильным гербом на ней? И дураку  понятно что в такой сидит немаловажное для Дома лицо.
-Знаешь что, достань-ка еще лук со стрелами. - бросила Эль недоумевающей служанке. Вот уж кому в голову не могла прийти мысль об опасности.
Но бы что-то еще, что-то еще, что она упустила из виду... Фрир несильно прихватил ее палец клювом, обращая на себя внимание.
Он тоже чувствует опасность. Так же как то, что нам придется разделиться.
Элениэль выглянула в окно, пытаясь определить, где именно сейчас они едут. Несмотря на то, что ее не было здесь без малого четверть века, она все еще могла что-то вспомнить. Например, центральную площадь, к которой они вот-вот должны были подъехать.
Эльфийка вскочила, точно ужаленная, секундой раньше взлетел с ее колен феникс. Эль со всей силы забарабанила вознице, тот остановился.
-Куда ты меня везешь, остолоп? - негромко, но гневно вопрошала она, выглянув в окно.
Слуга, явно не ожидавший такого вопроса, растерялся.
-Так это... В замок.
У девушки внутри все похолодело. Соваться на центральную площадь в фамильной карете, да еще и без охраны - это даже не опасность, это самоубийство.
-Почему мы едем через центральную площадь? - сказала Эль, и в голосе ее все больше проскальзывали нотки стали.
-Так эээ... Приказ его светлости.
Ну ясно. Угробить дочь захотел, да? Впрочем, Лиса прекрасно понимала, что отец просто ждет ее хода - что выкинет она, Элениэль, и от того, что она сможет придумать, зависит если не жизнь девушки, ведь она в любой момент могла перенестись в столицу, где была бы в относительной безопасности, то уж точно - ее честь. В самом деле - что за позор, капитулировать в первый же день приезда!
В голове Эль бешено носились мысли, и первым порывом было отдать приказ повернуть назад и добираться до дома переулками, но Лиса уже видела небольшую толпу на другом конце площади, а кто-то из толпы наверняка увидел ее...
-Возничий, отстегни Джарвиса от кареты, быстро. - как-то он называл девушке свое имя, но Эль не давала себе труда и стараться запомнить его - зачем?...
-Так, а ты снимай юбку. - велела она служанке.
-Ч..что? - почти что ошалело спросила Эрнани.
-Юбку отстегивай давай! - зарычала Эль, едва удерживаясь от того чтоб отвесить неумехе полновесную оплеуху. Жаль, времени на это не было, глядишь, поумнела бы...
Не дожидаясь пока до служанки дойдет смысл ее приказа, Элениэль подала ей пример, шустро расстегивая пуговицы и крючки, хитроумно спрятанные у талии. Десять секунд - и пышная атласная юбка, отделанная кружевом, уже существовала отдельно от Эль. Затем она почти уже сорвала с Эрнани ее юбку и стала прилаживать к своему корсету. В собственной и ходить-то было непросто - только и леди, как бы не споткнуться, а уж верхом ездить так и вовсе было почти невозможно, в то время как более простая юбка служанки почти не стесняла движений. Не зря, ох не зря я заставила служанку одеть специальное платье еще до въезда в город. Хотя, откровенно говоря, времени это даст мне не так уж много...
Возница тем временем закончил седлать Джарвиса и заглянул в окно, намереваясь сообщить о законченной работе, и тут же залился краской. Все-таки не каждому слуге удается увидеть свою госпожу не совсем одетой... Эллу это практически не волновала - не ровен час и труп возницы будет лежать на этой площади, а посему ей было уже все равно, что тот увидит практически перед смертью.
-Конь, эээ... Готов. - наконец выговорил он.
Элениэль кивнула, заканчивая выполнять свой обманный маневр. Наконец она достала запасную накидку, неотличимую от ее собственной - и, вуаля, перед вами не то чтобы два двойника, но спутать, где госпожа, а где служанка можно было запросто, учитывая, что их лица были практически полностью прикрыты капюшонами.
-Так, сиди смирно. - велела она служанке и обернулась к фениксу, - как только карету откроют, сей же секунд лети прочь, к дворцу, там и встретимся. И постарайся не схватить стрелу. - она любовно провела по невероятной красоты перьям. Фрир негромко заклекотал, как если бы полностью понял, что именно сказала ему хозяйка.
Наконец она закрепила за спиной колчан со стрелами, взяла лук и вышла из кареты.
-Езжайте тем же маршрутом, через площадь. - небрежно бросила она, запрыгивая в седло.
-Но госпожа, как же...
-Я сказала - езжай, значит - езжай.
Тот торопливо кивнул и кинулся исполнять приказ. Хорошо что большая часть вещей будет перевезена только завтра, и уж я распоряжусь чтобы их перевезли не через центральную площадь...
Карета тронулась и поехала на другой конец площади, и, если ее не остановят, она проедет чуть справа от толпы, не задев ее. Но ведь карету остановят, да еще как...
Элениэль развернула коня и хотела было уже пустить его в галоп, когда путь ей преградила "команда встречающих", состоящая, может, из пяти или шести эльфов, явно из других Домов. Те смотрели на девушку как-то... недобро. Пользуясь секундной заминкой, Лиса перехватила лук по удобнее, вытащила из колчана одну стрелу и наложила ее на тетеву. Узнали они меня или нет?...
-Ну, кто хочет умереть первым?

+1

3

Бал в отцовской усадьбе закончился так же быстро, как и начался. Обычные подготовки к «Вечерам на выданье» занимали добрых три дня, последние уложились всего за сутки. Разойтись пришлось еще быстрее, когда тот, на чьи плечи было взвалено знакомство со всеми дочерьми гостей, «сбежал» сначала за столик к какой-то незнакомке, а потом и вовсе сбежал из усадьбы, решив, что здесь он больше не нужен. Он выполнил свою работу – поприветствовал всех гостей, познакомился с каждой, но не стал задерживаться возле кого-то дольше, чем хотел того сам.
Такого в уговоре не было.
Как и не было того, что ему в конечном итоге должен был кто-то приглянуться. И по законам жанра должна была быть назначена точная дата торжества.
Слабо усмехнувшись проплывающим над головой облаками, Каэрос не торопился уходить с насиженного места. Лежать на крыше храма и наблюдать за тем, как время сказывается на небе, ему нравилось куда больше. Здесь нет ни надоедливых слуг, ни отца, который постоянно твердит о том, что годы идут, а некоторые не торопятся воспользоваться своей юношеской красотой и шармом. Зеленоглазый прекрасно понимал, что все эти заморочками с балом только из-за того, что отец печется не о благе собственного чада, а думает, что внукам достанется эта тяга к борьбе. Согласись парень на такую авантюру с собственными детьми, с точностью мог бы сказать, что и здесь отца будет ожидать разочарование. У его детей будет свой путь, отличный от его, отличный и от их деда, но об этом думать еще рано.
Священное место всегда навевает какие-то странные мысли. Может, и не странные, а свойственные именно ему, просто в окружении думать об этом не удается. Не тайные мысли, но и не общественные. Кай прикрыл глаза.

- Каэрос!
- Да, отец, - Кай вернулся домой только ближе к полуночи, но и этого времени было недостаточно для того, чтобы глава Дома Бурерожденных перестал сердиться на своего сына. Парень обернулся для того, чтобы снова с присущим ему спокойствием посмотреть на рассерженного отца, следом за которым чуть ли не бежала и мать.
- Ты еще до окончания бала, снова оставив всех гостей без твоего внимания. Они пришли к тебе! Из-за таких твоих выходок, ты не только выставляешь свою семью, как не…
- …слаженный механизм, где все работает, как часы и каждый может положиться на другого. По отдельности мы ничто, но вместе мы можем сделать многое, - завершив реплику отца, парень слабо улыбнулся.
- Ты показываешь им то, что глава Дома не может справиться со своим сыном!
- …а соответственно и с правлением во всем городе, - эльф ответ взгляд в сторону, показывая этим не проснувшуюся совесть или повинность, а то, что подобные разговоры уже успели надоесть не за первый десяток лет. – Я все это знаю, отец. Они пришли всего лишь развлечься и вряд ли сильно расстроились из-за того, что их почтил своим вниманием сам глава Дома, а не его приемник, который натянуто, улыбается почтенным гостям и их дочерям.
- Я пригласил их не для развлечения, а для того, чтобы ты наконец-то образумился и женился на достойной!
- Достойной чего, отец? Разделяющей с тобой это желание борьбы за власть? Ты знаешь мой ответ. Все они похожи одна на другую, как куклы, собранные у разных мастеров, но думающие и ведущиеся себя так, как и выучил только один кукловод. Подсовывая мне одних и тех же, ты только тратишь свое время и силы, - одна и та же песня, к которой уже давно было привыкнуть, но глава дома не собирался сдаваться, с каждый разом думая, что его гнев, обрушивающийся на голову сына, может что-то изменить, в чем он сильно ошибался. Глава Дома едва заметно покраснел, уже собираясь продолжить свою тираду, но…
- Морохир! – мать снова вмешалась, спасая голову сына от отцовского гнева. Шумный выдох и еще один взмах рукой в сторону сына, выражающий только свой временный проигрыш.
- Он не понимает, - зеленоглазый натянуто усмехнулся, прикрывая глаза.
- Кай… - плеча коснулась материнская рука. – Тебе, правда, никто не понравился на балу? -  в отличие от отца она всегда старалась смотреть на ситуацию здраво, наверное, именно от нее парню и досталось это хладнокровное спокойствие, а все остальное уже примешалось от отца, делая его характер только тверже. И если отец выступал в роли камня, то Кай в роли меча, который способен с огромным усилием прорубить его, оставив несколько зазубрин на себе. Когда-нибудь встретиться и такой камень, который будет не под силу ему.
- Если мне кто-то понравится, матушка, ты узнаешь об этом первой, - обратив свой взгляд к матери, опустив свою ладонь поверх ее руки на своем плече, эльф мягко улыбнулся, после чего отправился прочь из усадьбы.

И все же в разговоре с отцом он кое-что утаил от него. Он не мог не согласиться с тем, что на этом балу он разговаривал с одной из девушек не просто из-за того, что хотел угодить своему отцу и избежать новых отцовских наставлений, чьи речи он знал от самого начала и до конца, он и сам не был против такого общения. Незнакомка показалась ему необычной, противоречащей самой себе, но и в этих противоречиях был какой-то тонкий смысл.
А имени и не спросил…
Хотела узнать о том, кто хозяева этого бала для того, чтобы поблагодарить и в этот же миг сказать о том, что она не видит ничего хорошего в таких мероприятиях. Сидеть вдали от происходящего и говорить, что скучно, не желая присоединиться. Его последние слова в ее адрес могли показать грубостью или обвинением, но не было, ни того, ни другого. Ему просто хотелось распутать этот клубок, который позволяя снять всего одну нить, набрасывал сверху еще три. Это вызывало любопытство, а вместе с ним и интерес, но уподобляться принцу из золушки и искать «даму сердца» по жемчужной маске, он не будет, как и не будет говорить об этом отцу.
Ему не нужно этого знать.
Открыв глаза, возвращая их небу, парень повернул голову в сторону, прислушиваясь к окружающим звукам, где-то внизу снова разыгралась ссора. Ничего необычного для «Города Интриг». Можно было и не обращать на это внимание, но…
Кай приподнялся, давая себе возможность посмотреть на центральную площадь с высоты птичьего полета.
- Опять они за своё, - начавшаяся ругань между слугами разных домов медленно начинала разрастаться, вплетая в происходящее все больше людей, возможно, даже тех, кто не имеет к этому никакого отношения и не виноват в том, что у многих на почве жажды власти в голове начали плодиться золотые паразиты. Золото это хорошо, не в таком виде.
Пока разборки шли только на словах, парень не торопился уходить со своего места, только издалека наблюдал за этими событиями. Смог за это время понять, кто именно оказался в центре всех событий:  его Дом Бурерожденных и Дом Сизогривых.
- Не хватало еще, чтобы здесь оказались Их'Дрим… - хотел бы он сказать, что эта сварка была неожиданной, но нет, политая уже столетней выдержкой, именно поэтому так удивительным показалось то, что оба Дома перестали ругаться, стихнув одновременно. Кай не слышал их разговоров, только однообразный шум и пропитывающие его эмоции. Этого было достаточно для того, чтобы понять, что из-за «глупости» слуги сами бы не успокоились, значит, появилась ценная причина для обоих.
- Вспомнишь беду, вот и она, - негромко произнес эльф, увидев появляющуюся на площади карету с гербом Дома Их'Дрим. Продолжать свой путь карета не стала, будто бы предчувствуя грядущую беду. Их без принужденного вмешательства не пропустят в «свою часть города». Спустя какое-то время из кареты показалась девушка, предпочевшая ехать верхом, сам транспорт развернулся и поехал другой дорогой, не натыкаясь на центр событий.
- Отвлекательный маневр? Как бы тебе хуже от этого не стало, - решив, что настало время вмешиваться в ход событий, Кай встал с насиженного места и потянулся. – Пойдем Аран. Нам пора, - бросив взгляд через плечо на снежно-белого барса, который успел придремать за все то время, что хозяин размышлял. Животинка смачно зевнула и, потянувшись, отправилась следом за своим хозяином, не обгоняя его, но и не отставая, выступая неким аналогом его тени.
Эльф подоспел к месту событий еще до того, как из холодной войны они превратились в настоящее кровавое месиво. До такого доходило редко, но и малейшей пролитой крови не должно было быть. За кровь расплачиваются кровью, а от этого недалеко и до настоящего военного положения в городе из-за какой-то ерунды. Ерунда могла быть разной. В последний раз это произошло из-за того, что у кого-то хлеб черствее. Глупость? А они только и ищут повода сцепиться друг с другом.
Поближе рассмотрев наездницу, отмечая то, что и она не из робкого десятка, Кай быстро осмотрел все участников торжества: двое слуг из его дома, остальные из Дома Сизогривых. Можно было предположить, что наездница имела какое-то отношение к дому Их'Дрим, но насколько помнил зеленоглазый, наследник был всего один – сын. Карета с фамильным гербом говорила о том, что гость в ней достаточно ценный.
Не теряя времени, эльф стал плести заклинание, которое с этой войной стало у него «коронным». К сожалению, самого мага, за раз его сил не хватило бы на полчища враждующих, но на этих все, же хватит, даже если и придется изрядно потратиться для достижения своей цели. Страхуя себя, на тот случай если время на сотворение заклинания затянется, зеленоглазый высвободил из ножен эспадон, чтобы в случае чего здесь точно не было никаких заминок.
- Разве его светлость Айнон не должен сам беспокоиться о сохранности его невесты? – направившись в сторону девушки, без страха отхватить стрелу, эльф остановился в нескольких метрах от нее. - Стрелковое оружие имеет ценность только на расстоянии, миледи. Как минимум, один из присутствующих успеет добраться до Вас и не отхватить стрелы.
- Молодой господин! – послышался голос одного из слуг и Каю пришлось отвести взгляд от незнакомки, чтобы удостоить своим вниманием мужчину, который не оказался под магическим влиянием мага.
- Да, Джарвис? Я тоже раз тебя видеть, жаль только, что не на господской кухне, а здесь, - эльф легко улыбнулся. Ругать слуг он не собирался, как и применять на них влияние заклинания, достаточно было и  того влияния, что оказывал живой фамильный герб в виде снежного барса, стоящего между хозяином с девушкой и «веселой компанией».
- Но, господин… - мужчина попытался что-то возразить, но одного взгляда со стороны зеленоглазого, как и рыка со стороны барса было достаточно для того, что бы эти двое действующих лиц Дома Бурерожденных повинно опустили головы. – Простите, господин. Такого больше не повторится.
Хотел бы я на это не только надеяться, но и действительно знать, что такого больше не будет.

Использовано: "Умиротворение"
Цель: успокоить людей Дома Сизогривых (4 чел.)
Остаток: 110 МгМ + 75 МгМ

+2 МгМ

+1

4

Эльфы, погруженные ли в оцепенение или просто не решавшиеся ступить и шагу вперед, стояли, не шелохнувшись. Элениэль тем временем все никак не могла сосредоточиться на поиске выхода из этой ситуации, ее мучила неопределенность - что с Фриром? Что, если кто-то обидит его или покалечит? Или, не дай Ангаррадх, убьет. Феникс был рядом с ней с самого рождения и казался девушке продолжением ее собственной души, ее неотделимой, лучшей  ее частью.
Ситуация, тем временем мало-помалу превращалась в патовую. Слуги из других Домов не хотели умирать, а Эль не хотела начинать потасовки. Эль, считавшая терпение одной из немногих своих добродетелей, почувствовала, что напряжена до предела несмотря даже на то что прошло всего несколько секунд, и вот-вот она спустит тетиву просто потому что ее выводило из себя собственное бессилие.
Наконец тишине пришел конец - послышались сначала чьи-то неторопливые шаги.
Незнакомец тем временем, похоже не боялся получить стрелу. Ха, ну конечно! Он-то явно видит, что эльфийка сейчас подобна запертой в клетке птице, и деваться ей, в общем-то, некуда. Нет, конечно, не все еще потеряно, но если и этот собирается меня  убить, то, пожалуй, дела наши плохи...
Эльф тем временем начал плести заклинание, а вытащив из ножен эспадон, он, похоже, собирался подстраховать себя.
Лиса решила воспользоваться этой секундной заминкой и рассмотреть незнакомца получше.
Барс, стоящий в тени эльфа, однозначно указывает на принадлежность его к Дому Бурерожденных. Осанка, выражение лица, опять же владение магией - все указывало на то, что перед ней наследник. Каэрос... Так, кажется, его зовут?
Заклинание тем временем сработало, причем, похоже, только на слуг Дома Сизогривых. Лиса тщательно пригляделась к ним, пытаясь понять, что это было за заклинание. Впрочем, скоро ей надоело гадать и она вернулась к разглядыванию Каэроса.
Эль могла бы убить его, но тогда и сама не ушла бы с этой площади живой. Может, обмен и равнозначный, но я жить хочу. Отметаем этот вариант. К тому же он меня почти... Спасает.
- Разве его светлость Айнон не должен сам беспокоиться о сохранности его невесты? - Бурерожденный стоял всего в нескольких метрах от нее, и в голосе его Элле почудилась... Насмешка? Сарказм? -  Стрелковое оружие имеет ценность только на расстоянии, миледи. Как минимум, один из присутствующих успеет добраться до Вас и не отхватить стрелы.
Опасность для нее, между тем, похоже, миновала - заклинание завершено, слуги Дома Бурерожденных пристыжены и не собираются нападать не нее, а потому Эль уже безбоязненно сняла стрелу с тетивы и отправила обратно в колчан. Придержав юбку, она спрыгнула с коня и сделала еще шаг по направлению к Каэросу.
- Да, кто-то бы и добрался, но кому охота отдавать жизнь за убийство леди, статус которой неизвестен? К тому же, откуда вам знать, что я умею помимо стрельбы из лука... - Лиса улыбнулась почти торжествующе. Она-то, конечно, понимала, что не появись Каэрос здесь вовремя, ей пришлось бы туго, но ему об этом знать совсем не обязательно.
-Будь у Айнона невеста, она была бы в полнейшей безопасности, я уверена.  - внутреннее торжество как-то сразу стихло. Уж не ревность ли это? А ну как брат в самом деле женится, да и забудет о сестре, оставит ее одну. Элениэль пришлось почти заставлять себя забыть об этом.  - Но милорд, вы обижаете меня. Меня не было здесь всего двадцать лет, а про меня все забыли. - слегка обиженный тон
Легким движением она откинула капюшон и встряхнула головой, заставив волосы рассыпаться по плечам. Почему-то ей сразу вспомнился портрет двоюродной бабушки по линии отца Налии. Такая же огненно-рыжая как и она сама, с фениксом на плече и в платье, будто сшитом из самого огня, она казалась объятой пламенем.  Гордая, своенравная, она никогда никого не слушала. Хотела бы Эль быть на нее похожей. С другой стороны, повторить ее судьбу Лису не прельщало, а потому... Но это уже другая история.
-Милорд, что если нам покинуть площадь? Здесь прекрасно справятся и без нас. - она пристально вглядывалась в Каэроса, словно стараясь понять всю его суть.
Он похож на благородного рыцаря из сказочной книги. А какой он на самом деле?...

Отредактировано Элениэль (2012-06-03 14:26:06)

+1

5

Опрометчивых поступков со стороны слуг не последовало, что дало возможность не только ввести в действие заклинание, но и не прибегать к помощи стали. В любом случае убирать эспадон Каэрос не спешил, кто знает, сколько еще действующих лиц может нагрянуть на их скромный огонек. Хотелось быть готовым к любым неожиданным поворотам.
Тем временем заклинание вступило в силу, «охладив» тех, кто попал под его влияние, эльфы успокоились и этого было достаточно для того, чтобы спокойно переключиться на предмет их раздражения.
Эльф не стал тратить дополнительные силы еще и на незнакомку, она, кажется, и сама понимала, что в ее положении будет выгодно воспользоваться навязанным перемирием и выйти сухой из воды, чем проливать реки крови из-за глупостей. Слуги Дома Бурерожденных неохотно разошлись в разные стороны, как и успокоившиеся Сизогривые. Пока на площади не появились остальные наследники Домов, беспокоиться было нечего.
Получив намек на свободу, незнакомка не пренебрегла воспользоваться им. Разумеется, теперь она могла пуститься в голоп и не размениваться медными монетами на разговоры с зеленооким, но отчего-то склонилась все же ко второму. Она покинула седло и сделала всего один смелый шаг по направлению к нему, завязывая диалог. Аран расценил такой жест по своему, отозвавшись в адрес девушки недоверчивым рычанием.
В отличие от него Кай выглядел довольно спокойно и доброжелательно, он улыбнулся в ответ на ее слова и убрал эспадон обратно в ножны.
- Вижу, что знатная леди не знает слов благодарности, - из личного желания не заметив торжествующих нот в голосе незнакомки, парень продолжил. – Как и представлять свою не скромную персону, - он говорил с легкой мальчишеской улыбкой, будто бы позабыв о том, что произошло всего несколько мгновений назад. – Когда Вы сосредотачиваетесь на одном поле сражения, забываете о том, что становитесь уязвимыми и для других. Ваша тонкая шея и гордо выставленная грудь, миледи, были открытыми для хорошего лучника. Вы в городе не понаслышке называемом Городом Интриг.
Отрекшись от звания невесты, девушка не натолкнула его на нужное русло. Как не старался Каэрос, отчего-то припомнить еще кого-то из Дома Солнцеликих он не мог.
- Пренебрегать сохранностью своих гостей можно только зная, что покусившийся пострадает куда больше, чем сам достопочтенный гость, - ответ на необычно заданный вопрос последовал без замедления, вылившись в сосуд такой формы из которого, по мнению Каэроса, давно уже должно было излиться все его содержимое. Но он сохранял каждую драгоценную каплю в себе, не желая с ней расставаться.
Огненно-рыжие волосы говорили только об одном – девушка была из Дома Солнцеликих. В этом не было никаких сомнений. Только сейчас эльф припомнил уроки истории, где упоминалась так же и младшая дочь, которая уже давно не объявлялась здесь.
- Между глупостью и ложью тонкая грань, миледи Элениэль, - он не одобрил того, что девушка с гордостью открыла свой лик для всех. Особенно сейчас, когда временно миновала угроза возобновления стычки. Ее удалось избежать не только оттого, что в нее вмешался Кай. Но и потому, что никто не знал о том, кто, же скрывает свою личину за материей плаща. Одежда прислуги, как и вероятность простого обмана, сделали свое дело, но теперь это не имело никакого значения.
- Если миледи не желает сплетен. То ей лучше снова скрыть свое лицо, от какой бы красоты не отказывался этот мир и как сильно бы он не померк без нее, - скрывая истинную причину за второстепенной, которая для парня не стоила бы и гроша, он направился к краю площади, направляясь к улице, ведущей в противоположную часть города, как если бы он согласился устроить для необычной гостьи личный проводы в сторону ее обители.

+1

6

На другом конце площади воинственно настроенные слуги несколько поутихли, а потасовка распалась на несколько локальных драк, все больше перемещаясь вдаль от площади, вглубь города.
Элениэль уже едва ли могла разглядеть карету с фамильным гербом, но ярко-алую точку в небе она видела прекрасно. Еле слышно облегченно вздохнув, она не смогла, тем не менее, сдержать улыбки.
- Вижу, что знатная леди не знает слов благодарности, как и представлять свою не скромную персону.
Приложив некоторое усилие, Лиса подавила внутренний голос, так и жаждущий сказать наследнику Дома Бурерожденных, все что думалось о нем девушке, и скромно промолчала. Каэрос, тем временем, продолжал.
-Когда Вы сосредотачиваетесь на одном поле сражения, забываете о том, что становитесь уязвимыми и для других. Ваша тонкая шея и гордо выставленная грудь, миледи, были открытыми для хорошего лучника. Вы в городе не понаслышке называемом Городом Интриг.
А он прав, теряю хватку. Лиса хмыкнула и слегка покачала головой. Ну и дура, будешь так себя вести, головы и лишишься. Если уж Каэрос заметил, увидевший тебя едва ли впервые... Хороша, что сказать.
-Что ж, в свое оправдание могу лишь сказать, что последние два десятилетия никто особенно и не жаждал моей смерти. Но я быстро привыкну, милорд. - иронично заметила она, стараясь не встречаться взглядом с эльфом.
Она прекрасно заметила недоверие барса, стоящего позади Каэроса, и последовавшее сразу за этим недовольное фырканье Джарвиса. Не желая, чтобы пресловутая война Домов перешла еще и на животных, она ласково погладила коня, успокаивая и поддерживая одновременно.
- Пренебрегать сохранностью своих гостей можно только зная, что покусившийся пострадает куда больше, чем сам достопочтенный гость. Между глупостью и ложью тонкая грань, миледи Элениэль.
Бросив на Каэроса удивленно-тревожный взгляд, она наконец поняла, в чем дело - тот боялся, как бы не случилось еще чего, а она, дурочка, еще и свои рыжие волосы всем продемонстрировала. Кляня себя за такое неблагоразумие, Эль поняла, что медленно, но верно заливается краской.
- Если миледи не желает сплетен. То ей лучше снова скрыть свое лицо, от какой бы красоты не отказывался этот мир и как сильно бы он не померк без нее.
Торопливо кивнув, Эль поняла, что чувствует себя уже почти пунцовой. Лиса поспешила накинуть капюшон, скорее не скрывая свою отличительную черту от возможных неблагожелателей, но желая не выдать своего смущения.
Каэрос тем временем направился к краю площади. Взяв коня под уздцы, она поспешила вслед за ним. Барс следовал за своим хозяином, и потому старалась идти так, чтобы Каэрос стоял между ней и прекрасным своенравным животным.
-Простите, милорд Каэрос, это один из моих недостатков – стоит только рядом появиться кому-то, кто способен защитить меня,… - и кому я хоть сколько-то доверяю, - …как я тут же расслабляюсь и начинаю делать глупости.  – Лиса усмехнулась. Брат-то уже давно привык к этому, а потому всегда нес ответственность за нас обоих… Не раз и не два они попадали в переделки и почти всякий раз брату удавалось спасти Элениэль от наказания.
-И еще, милорд… Не думайте, что я не умею быть благодарной. Пусть даже Солнцеликие едва ли говорят «спасибо» даже тем, кто не раз спасал им жизнь. Это…издержки воспитания. Так или иначе, я благодарна вам. Спасибо. Я у вас в долгу. – сказала она, стараясь не показывать, сколь трудно даются ей даже самые простые слова благодарности. И в самом деле, отец с самого детства внушал им с братом, что испытывать благодарность - слабость.  Все еще не поднимая глаз, Элениэль шла вслед за Каэросом в сторону родного замка, где все должно было стать также, как и прежде.

+1

7

Шутки эльфийки по поводу покушения на ее жизнь шутками, а ее отцу было бы потом не до них, когда бы пришлось вместо торжественной встречи устраивать проводы в забвенье, но это было ее дело и лезть сюда со своими советами и нравоучениями Каэрос не стал. Она уже далеко не в том возрасте, чтобы кто-то наставил на правильный путь, а может выбирать сама. Есть, разумеется, и такие, кому до конца его дней или глубокой старости приходится указывать на нелепые ошибки и направлять, но здесь, по мнению Кая, был иной случай. Будь она его сестрой, он мог бы добавить что-то вроде: «Тебе разве не говорили, не ездить через центральную площадь или захотелось понаблюдать за местными красотами, вися на шпиле одной из башен?», но все сошлось к легкой ухмылке синеглазого.
На замечание по поводу открывшегося лика девушки, Элениэль отреагировала несколько неожиданно – она покраснела, поняв видимо суть слов эльфа, и поскорее вернула капюшон плаща на его место, сходя со стороны на таинственную незнакомку. Такая реакция девушки, а именно ее румянец, показались Каю чем-то забавным, но вгонять ее в краску и дальне он не стал. Поучения с его стороны закончились, а делать это ради смущения в связи со спрятанным лицом было уже не интересно.
Последующие слова девушки его несколько удивили и в первую очередь вызвали на его лице ухмылку, а уже после ее словесное объяснение:
- Необычно слышать что-то подобное. Враг нашел защитника во враге? – этот эльф не походил на всю свою родословную и многих других членов правящих Домов, которые были опьянены этой властью. Он не стремился занять бразды правления и сохранял нейтралитет по отношению к другим, но, тем не менее, его всегда расценивали как возможную угрозу, которая дремлет до определенного момента и ждет своего часа для того, чтобы пробудиться. – Боюсь, что так Вы могли напороться на меч или стрелу от своего же защитника, - парень говорил спокойно, практически как о погоде, но уже не усмехался, а только легко улыбался.
Ему и самому было непривычно это спокойное отношение девушки к нему и обычные разговоры, а не попытки вонзить ему нож в грудь.
- Держи друзей близко, а врагов еще ближе, - вспомнив всего одну старую пословицу, которая пришлась к месту, синеглазый остановился. – На этом мой путь заканчивается. Думаю, что теперь Вы находитесь в надежных руках. Да, и…Боюсь, что Ваш отец не одобрит излишнего внимания наследника Дома Бурерожденных к своей единственной дочери, - Кай усмехнулся. Он не боялся гнева ее отца по отношению к себе и своей семье или же его последователей и сына, но лишнего шума в виде сплетен ему не хотелось. К тому же, буря поутихла только в центре города, но это не значит, что она затихла везде. – Прошу меня простить, миледи, но я вынужден Вас покинуть, - учтиво поклонившись, как того подобают манеры, парень улыбнулся и направился в противоположную сторону. – До встречи…Элен.
Он не считал, что это их встреча будет последней. Возможно, что их судьбы пересекутся еще не один десяток раз и каждая из них будет неожиданной и яркой.
Мы в Городе Интриг, а здесь никогда не бывает спокойно.

эпизод завершен

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [15.03.1082] Гостеприимство со вкусом стрел